Дальний самолет противолодочной обороны

Ту-142, Ту-142М, Ту-142М3 — дальний самолет противолодочной обороны — авиационный противолодочный комплекс (АПЛК) Ту-142М, один из самых больших в мире. Он предназначен для борьбы с подводными лодками-ракетоносцами вероятных противников, создания и контроля в течение продолжительного времени противолодочных рубежей большой протяженности.
Ту-142
Правительственное постановление по Ту-142 появилось 28 февраля 1963 г. ОКБ поручалось спроектировать и построить на основе Ту-95РЦ дальний противолодочный Ту-142 с поисково- прицельной системой и набором средств поражения подводных лодок. С учетом более чем десятилетней эксплуатации первых вариантов Ту-95 для новой машины спроектировали новое крыло с более эффективными профилями, крыльевые мягкие резиновые топливные баки заменили жесткими металлическими кессон-баками. Для улучшения взлетно-посадочных характеристик поставили двухсекционные закрылки. Площадь руля направления увеличили. Значительные доработки провели в системе управления, установив в ее каналы необратимые гидроусилители. Ввели систему автоматического парирования на случай отказа одного из двигателей. Нововведения в системе управления значительно облегчили процесс пилотирования, что подтвердили последующие летные испытания и многолетняя эксплуатация. Анализ эффективности средств ПВО вероятного противника и использования оборонительного вооружения позволил сократить количество пушечных установок до одной кормовой, отказавшись от двух фюзеляжных башенных установок. Одновременно расширили состав бортовых средств РЭП. Первый опытный Ту-142 построили на Куйбышевском авиационном заводе к лету 1968 г. 18 июня экипаж летчика-испытателя И.К Ведерникова совершил первый полет. В мае 1970 г. первые Ту-142 поступили в опытную эксплуатацию в строевые части авиации ВМФ и начали повседневную работу по отслеживанию подлодок вероятного противника. 14 декабря 1972 г. комплекс Ту-142 официально приняли на вооружение авиации ВМФ. В 1986 году восемь самолетов модификации Ту-142М с комплексом. «Коршун-К» под обозначением Ту-142М-Э были поставлены в Индию, где с успехом эксплуатируются до настоящего времени. Самолёты Ту-142 последних модификаций – Ту-142-М, Ту-142М3 — продолжают нести службу в составе Северного и Тихоокенского флотов. Всего в Куйбышеве и Таганроге было построено более сотни самолетов типа Ту-142.
Противолодочный самолет Ту-142 — это моноплан с четырьмя турбовинтовыми двигателями, среднерасположенным крылом и однокилевым хвостовым оперением. Шасси самолета трехопорное с управляемыми передними колесами.Планер самолета состоит из фюзеляжа, крыла, четырех гондол двигателей и оперения. Фюзеляж типа монокок (снабжен продольным набором стрингеров, поперечным набором шпангоутов, с работающей обшивкой). К фюзеляжу крепятся остальные части самолета. В его передней и задней частях размещены кабины экипажа, в хвостовой части находится кормовая пушечная установка. Длина фюзеляжа составляет 46,4 м, максимальный диаметр — 2,9 м. В носовой части установлена штанга системы дозаправки топливом в полете (с использованием системы “Конус”). Для покидания самолета в случае аварийной ситуации служит входной люк, расположенный в нише передней ноги. В нижней части фюзеляжа расположены два грузоотсека. Крыло самолета состоит из пяти частей и почти все оно, за исключением центроплана, представляет собой бак-кессон, состоящий из восьми отсеков (полная заправка самолета топливом, включая два мягких бака, расположенных в центроплане, и один в задней части фюзеляжа). Размах крыла составляет 50 м, угол стреловидности по передней кромке 33,5 град. Силовая установка самолета состоит из четырех турбовинтовых двигателей НК-12М конструкции Н. Д. Кузнецова. Мощность каждого двигателя составляет 15000 эквивалентных л. с., на них установлено по два соосных четырехлопастных тянущих винта.

За спинами переговорщиков

Переворот в ДНР: реальность или провокация?
В прошлую пятницу практически одновременно с известием о заключенном соглашении о прекращении огня из Донецка пришло сообщение о якобы произошедшей попытке переворота. По словам министра госбезопасности ДНР Леонида Баранова, его организатором являлся первый вице-премьер Владимир Антюфеев.
Ополченцы в бою«В то время, когда мы доверили судьбу республики людям доверенным, как нам казалось, конкретно Владимиру Антюфееву. Он, пока нас нет, добрался до власти, узурпировал её. В принципе, речь идёт о перевороте, но он не состоялся, наши люди отказались выполнять его приказы. Осталась только маленькая кучка предателей, которые за это ответят в судебном порядке» — сообщил он.
По его словам, Антюфеев, отвечающий в правительстве за вопросы госбезопасности, отстранил от должностей несколько министров, поставив на их место своих людей. Кроме того, он выписал ордера на арест ряда активистов ДНР.
Позже в сети появилось видеообращение, в котором один из лидеров общественного движения «Донецкая Республика» Александр Матюшин подтвердил информацию о попытке государственного переворота. «Также я объявлен вне закона и государственным преступником, — тот человек, который долгое время шел к победе. Но при этом я не сложу своей борьбы: мы победим, мы слишком долго к этому шли. Репрессии старой власти нас не сломали. И я думаю, что эту попытку государственного путча мы сможем подавить», — заявил Матюшин.
В тот же вечер информацию о попытке государственного переворота в штабе ДНР опровергли. В Верховном совете республики заявили, что ничего не знают об этом. «У нас идет сессия Верховного совета ДНР. Она проходит в обычном режиме. О попытке государственного переворота мы ничего не слышали», — сообщил депутат Мирослав Руденко.
О дальнейшем развитии событий на данный момент ничего не известно. Реакции самого Антюфеева также не последовало.
Напомним, что Владимир Антюфеев, бывший руководителем рижского уголовного розыска, с сентября 1991-го года находится в международном розыске по запросу прокуратуры Латвии за, по его собственным словам, «активно участвовал в сопротивлении зарождающемуся национал-фашизму». С 1992 по 2012 гг. был руководителем им же созданного министерства государственной безопасности ПМР. В июле 2014 года был назначен вице-премьером ДНР, курирующим вопросы государственной безопасности, судопроизводства, органов МВД, юстиции и таможни.
Что может стоять за сведениями о якобы совершенном государственном перевороте? Насколько вообще реально такое в молодой республике, где до сих пор не существует полноценной государственности, а также единого лидера, способного контролировать командиров вооруженных подразделений? И как распри между ними могут сказаться на внутренней ситуации в республике? Об этом рассуждают наши эксперты.
Владимир Ястребчак, бывший руководитель приднестровской дипломатии, не один год проработавший с Антюфеевым в правительстве ПМР, призывает очень взвешенно оценивать информацию, поступающую из Донецка:
— Отсутствие достаточного объема информации требует подходить к любым подобным новостям с особой осторожностью. Следует учитывать и то, что в условиях очень хрупкого перемирия и фактически незавершенных военных действий любые вбросы такого рода прежде всего на руку противнику, который крайне заинтересован в демонстрации раскола в ДНР-овском руководстве, тем более что информация была распространена в достаточно напряженный период ожидания перемирия.
Нельзя отрицать того, что Донецкая народная республика переживает непростой период укрепления государственных институтов. «Закрытость» многих решений и отсутствие полноты информации дает дополнительные поводы для сомнений — к примеру, кто же на самом деле в настоящий момент является Министром госбезопасности ДНР? Скупые строки информационного сообщения Пресс-центра Правительства и Верховного Совета ДНР о заседании ВС ДНР 5 сентября с вопросом о «незаконном задержании некоторых депутатов Верховного Совета» также дают повод для раздумий, как и некоторые недавние комментарии безусловно авторитетного для Донбасса Игоря Стрелкова.
На основе этих обрывочных данных, как представляется, можно сделать вывод о том, что в руководстве ДНР, скорее всего, есть проблемы, которые активно «развивают» и приветствуют из-за пределов ДНР. Очевидно также, что по некоторым вопросам и Владимир Антюфеев вряд ли захочет оставаться статистом, однако многое зависит от его реальных возможностей и понимания им региональных реалий. Если же для всех представителей руководства ДНР определяющими являются интересы региона, то, думаю, до реального раскола с переворотами дело не дойдет, и все заинтересованные субъекты смогут подчинить свои личные интересы интересам общего дела.
Руководитель Единого информационно-аналитического центра «Eurasia Inform» Владимир Букарский также не берется давать однозначных оценок, но считает, что разборки между руководством новообразованных государств — нормальное явление:
— Победители всегда делят «победный пирог». Это вселяет оптимизм: если за власть в ДНР дерутся, значит, ДНР состоялась. Лишь бы кто-либо из противостоящих группировок, подобно иерусалимским зилотам, не открыл врагу двери в осаждённый город.
В то же время главный редактор «Русского обозревателя» Егор Холмогоров относится к фигуре Антюфеева скептически:
— Насколько мне известно, политическая элита ДНР категорически не приняла Антюфеева. Его обвиняют в «пиночетовщине», стремлении к личной диктатуре, жестокости и запугивании. Сами по себе диктаторские методы возможно сейчас и нужны, но непонятно — насколько действия Антюфеева ведут к общественному благу, многие в этом сильно сомневаются. Диктатура и порядок — не обязательно совпадают.
В неприятии своей фигуры Антюфеев сплотил и Стрелкова, и его давних оппонентов. Причем, подчеркну еще раз, это неприятие очень резкое. В этом и состоит главная проблема: Антюфеев воспринимается как назначенец из Москвы и становится своеобразным камнем преткновения, «отталкивая» всех своих противников от лояльности к России.
Этот конфликт — серьезная и опасная проблема, нуждающаяся в том или ином урегулировании. Сейчас Новороссия больше всего нуждается в налаживании мирной жизни в тылу, работы коммунальных служб, формирования налоговой системы, избавления граждан от криминала и стоящего рядом с криминалом произвола некоторых командиров и должностных лиц. Другими словами, нужно серьезное административное и полицейское урегулирование, возможно с прямой помощью Москвы.

Фото ИТАР-ТАСС/ Зураб Джавахадзе.
Дмитрий Родионов
http://svpressa.ru/

Сильная борода. История бездомного бойца

История бездомного бойца, который участвует в любительских турнирах от Сыктывкара до Чечни и высыпается только в поездах
Али
Съехавший набок нос, борода с проседью, нестройные ряды зубов, заметный дефект речи. В руках два пакета, через плечо сумка, в сумке ноутбук, том Тургенева, перчатки для смешанных единоборств, шорты. В свои 41 Вячеслав «Али-Баба» Юровских — главный ММА-путешественник России. Его били в усадьбе Лермонтова, он сходился стенка на стенку в Перми, без паспорта ехал драться в Чечню, падал в жуткий нокаут в городе Кингисепп.
Тут надо бы объяснить, почему Вячеслав носит с собой сумку и два пакета: ему негде оставить вещи. Прошло уже 12 лет с тех пор, как он стал бездомным.
— 12 лет с перерывами, — уточняет он. — Были четыре года, когда я работал сторожем одного магазинчика на «Маяковской». Там и жил.
— Где вы ночевали вчера?
— В подъезде. А позапозавчера — в подземном переходе метро «Аннино».
* * *
До усадьбы Лермонтовых-Столыпиных в Середниково надо ехать с Ленинградского вокзала, выйти на станции Фирсановка, а дальше автобусом номер 40 до конечной остановки «Санаторий «Мцыри» (в усадьбе был противотуберкулезный санаторий). Когда 19 августа 2011 года Али-Баба подъезжал к остановке «Мцыри», у него был еще относительно целый нос.
В усадьбе под присмотром внучатого племянника поэта проводились бои людоедской версии Т-1. Достаточно сказать, что в лицо лежащему сопернику там можно бить и обутой ногой, и лбом. Ровно так Али-Бабе и ударили.
— Когда он ударил головой, я подумал: «Пипец». А потом он встал и нанес обутой ногой топчущий удар в лицо. Все в шоке, у меня нос сломан. Мне говорят: «Вы будете вправлять?» А я так хорошо задышал, так четко начал говорить, что решил отказаться. Зря, конечно: этот эффект быстро прошел. Зато после Т-1 мне уже ничего не страшно.
Вечером того же дня Али направился в Санкт-Петербург на турнир «Стрелка». Там он, запутавшись в правилах, боднул молодого соперника и был дисквалифицирован: «Стрелка» все же несравнимо человеколюбивее, чем Т-1. Но сложно не бить головой в субботу, если тебя били головой в пятницу.
Ворочаясь на верхней полке плацкарта поезда Санкт-Петербург — Анапа, Али-Баба промакивал салфетками кровь из пятничной гематомы, которую ему рассекли в субботу. В Москве надо было выходить около шести утра, проводник забыл разбудить — и Али проснулся, когда поезд уже подкатывал к Рязани. И странно в этой истории только то, что Али-Баба не нашел в утренней Рязани никакого турнира, в котором мог бы принять участие, а принялся устало пробираться в Москву — без денег.
В чеченский город Шали Вячеслав отправился не только без денег, но и без паспорта. В день отъезда он понял, что потерял его. Без паспорта ему предстояло доехать до Петербурга — и уже оттуда вместе с петербургской сборной сесть в поезд до Гудермеса.
— Меня, как правило, два раза в день для проверки документов останавливают, но тут московская полиция помогла: сделали быстро справку об утере, проводили до поезда, все объяснили проводнику. Я в Чечню как решил ехать: узнал, что формируют сборную Петербурга для поездки в Шали, и вписался. Я обычно выступаю в категории до 70 кг, но тут было место только в 65, так что два дня пути я почти не ел, чтобы в вес попасть. Вообще проезд и питание оплачивались, за победу платили 10 000 рублей, за поражение — 5000. Только надо было сначала отдать свои деньги за билет, а у меня их не было. Поехал я чудом: человек, которого я первый раз видел, узнал о том, что я хочу поехать на бой в Чечню, и дал столько денег, сколько у него было в кармане. Просто так, от души.
В поезде Али отсыпался, голодал и привыкал к новой капе, которую там же сварил в крутом кипятке. Надевать ее на бой он очень не хотел.
— Если я капу надеваю, это сразу минус от дыхалки. У меня нос-то не дышит после Т-1. Но судьи часто запрещают выходить без капы. Вот и в Чечне так было.

В Чечне Али на заполненном стадионе города Шали проиграл по очкам местному 21-летнему чемпиону по ММА и боевому самбо. После боя Вячеславу вручили 5000 рублей и кинжал.
* * *
— У меня врожденный дефект речи. Когда я родился, маме говорили: «Откажитесь от него, он урод, зачем он вам нужен?» Мама со мной намучилась, конечно, до сих пор имена-отчества врачей помнит. 10 операций было. Родителям очень благодарен, что не отказались от меня. Они потом второго ребенка боялись заводить, но брат родился нормальный. Я девять лет учился в школе-интернате на Урале. Вид из окна: на пригорке тюрьма, рядом кладбище. Я потом думал: а ведь были люди, у которых вся жизнь прошла в этом треугольнике. Интернат — тюрьма — кладбище.
После интерната Вячеслав окончил художест-венное училище в Казахстане, в 1993-м поступил на журфак МГУ (в тот же год поступила, например, Дана Борисова), в 1998-м стал аспирантом.
— Когда учился, всегда был голодный. Стипендию мне не платили, поэтому я собирал бутылки. Они копились в моей комнате и сдавались в черный день. Благодаря этому покупался хлеб и даже какая-то беллетристика. Помню, однажды приехала мама, зашла в мою комнату в общежитии и увидела, сколько там бутылок: «Слава, ты что, пьешь?»
На пятом курсе Али пошел в университетскую секцию самбо — и как-то так вышло, что после
окончания учебы он стал преподавать физкультуру студентам журфака. Уже тогда ему негде было жить.
— Я пошел преподавать в надежде, что мне выделят комнату в общежитии. В первый год работы я ночевал в подвалах, на вокзалах, месяца три спал в машине своего студента — насколько можно уснуть в машине зимой. Дожидался открытия метро, дремал пару часов — и ехал преподавать. В тренерской нельзя было оставаться: она вечером закрывалась. В университете я зарабатывал 2000 рублей в месяц. За четыре года работы я так и не получил комнаты — и пошел сторожем в магазин за 12 000.
Он работал грузчиком, охранником в пивной, курьером, корреспондентом, фотографом, наблюдателем на выборах, официантом на балу олимпийцев, снимался в массовке в трех фильмах: «Мама», «Яды, или Всемирная история отравлений», «Всадник по имени Смерть». Мы говорили в общей сложности около восьми часов — и раз в 10 минут Вяче-слав стабильно припоминал, кем он работал еще.
— Вы в киоске когда-нибудь сидели? Здорово развивает клаустрофобию. А зимой это такой холодильник. На ночь садишься — под утро в стакане плавает лед.
Али-Баба мало спит ночью. Одна из его худших ночевок была незадолго до отъезда на турнир «Дух воина» в Екатеринбург: он провел почти пять часов в подземном переходе при минусовой температуре. Вячеслав был в трех штанах, но все равно довольно быстро околел и разминался, чтобы согреться. Время в таких случаях идет особенно медленно.
— Двери на станцию «Аннино» открываются в 5:35 по четным дням, а по нечетным — в 5:45. Разумеется, я стоял там в нечетный день. Казалось, эти 10 минут никогда не кончатся. Ночью я если и сплю, то урывками. Если в подъезде, то в лучшем случае с двух до пяти. Главное — дотянуть до открытия метро. Потом можно сесть в поезд и подремать на кольцевой. Мне когда-то попался листок отрывного спортивного календаря, где были расписаны фазы сна. То есть можно спать мало, но достаточно, чтобы высыпаться. В Подмосковье я как-то раз ночевал в домике на детской площадке. Я лежал там с поломанными на соревнованиях ребрами. Это был фильм ужасов: жучки, комары, пауки, муравьи. Еле дождался первой электрички.
* * *
Вообще-то у Али-Бабы есть дом: в промышленном городе Н-ске живут его родители и брат. Недавно он ездил туда на пару месяцев восстанавливать паспорт.
— Н-ск высасывает из меня все силы. В Москве я хожу в театр, в кино, на концерты. Только за вчерашний день я встретился с Александром Ширвиндтом, видел Тома Круза, сходил в театр Петра Фоменко. А там я сижу в квартире и неделю коплю силы, чтобы сходить в магазин. Медленная и беспощадная деградация. Плюс постоянные выбросы с заводов — форточку не откроешь. Самое потрясающее, что в Москве я могу ночевать в подъезде, а утром ехать в «Ритц-Карлтон» на пресс-конференцию Шварценеггера.

Вячеслав добывает пригласительные в театр и кино, аккредитовывается на пресс-конференции (впервые я увидел его вживую пару лет назад, когда он задавал неглупый вопрос Федору Емельяненко), он трезв и опрятен — в нем не опознать бездомного.
— Есть люди, у которых я могу помыться, постирать вещи. На днях я ходил стирать к знакомой, а у нее самой весь балкон завешан бельем. И я сушил вещи в подъезде: на перилах, на батарее.
Наблюдать за перемещениями Али-Бабы интереснее, чем за большинством турниров по ММА в России. Свои заметки он публикует на mmablog.ru, где ему предложил вести блог Николай Бухарин — товарищ Али-Бабы по университетской секции самбо, а сейчас житель Канады и обладатель черного пояса по бразильскому джиу-джитсу.
— Я не смотрю бои, я в них участвую. Но когда меня называют бойцом — это смешно. Я не боец, а пародия. Я драться-то не умею.
Удачный бой Вячеслава в смешанных единоборствах выглядит так: он терпеливо ест удары в голову, потом клинчует, переводит соперника в партер — и там уже выходит на удушающий или болевой. В боях он повреждал плечо, ключицу, поясницу, колени, пальцы, ребра, стопу — и ничего из этого не пролечил: ребро и стопа, скажем, срослись неправильно. Зачем он вообще начал драться, Вячеслав не может объяснить ни своей маме, ни себе самому. Это просто началось.
— Для меня это субботний аттракцион. Я забиваю в «Яндекс»: «Соревнования по борьбе». И вылезает, например, вольная борьба в Орле. Если получается занять денег на билет, еду туда. Я очень боялся первых соревнований, меня так трясло — и когда ехал в поезде, и когда выходил на ковер. Больше всего я опасался, что это запишут на видео и выложат в интернет. Это же так стыдно!
Сейчас сеть забита боями с участием Али-Бабы — от Сыктывкара до Шали. Все чаще его выступления транслируются: 30 марта он был на «Духе воина» в Екатеринбурге (трансляция шла в интернете), а 9 мая подрался на петербургском стадионе «Петровский» в финале турнира уличных боев «Стрелка», который покажет канал «Боец». На соревнованиях помельче бои пишутся на фотоаппарат Вячеслава.
— Я всегда говорил людям: если меня убивать будут, все равно снимайте. Фотоаппарат, если что, себе оставите.
Сделать добровольное пожертвование Али-Бабе можно несколькими способами:
яндекс-деньги: 410011941556229
карта «Сбербанка»: 4276 3800 3721 0726 (Юровских Вячеслав Николаевич).
Реквизиты банка для рублевых переводов:
Банк получателя: ОАО «Сбербанк России», г. Москва
Кор/счет банка: 30101810400000000225
БИК банка: 044525225
Счет получателя N 40817.810.0.3817.0069482
номер карты: 4276 3800 3721 0726

SWIFT-code: SABRRUMM
наименование банка: SBERBANK, MOSCOW
местонахождение банка: Moscow, Russia
счет: N 40817.810.0.3817.0069482

Александр Лютиков

500 первокурсников Военно-воздушной академии приняли присягу

В челябинском филиале Военного учебно-научного центра Военно-воздушных сил состоялась торжественная церемония Присягапринятия Военной присяги. В ней приняли участие около 500 первокурсников — это рекордное число курсантов за последние четверть века. Челябинское училище военных штурманов возвратилось к советским показателям набора курсантов. Курсанты поступили практически из всех субъектов страны, включая Республику Крым.

Они уже начали обучение по трём специальностям: «Штурман», «Офицер боевого управления» и «Оператор беспилотных летательных аппаратов». Профессия военного штурмана продолжает оставаться одной из самых востребованных. По окончании учебы, выпускники гарантировано получают распределение в части ВВС по всей стране.

Филиал Военного учебно-научного центра ВВС в Челябинске — единственное учебное заведение в России, где готовят офицеров-штурманов и офицеров боевого управления для всех родов авиации Министерства обороны РФ, других министерств и ведомств, а также для военной авиации зарубежных стран.

Позывной «Скобарь»

Мы встретили его на вокзале в Пскове. 30-летний Сергей, который попросил не называть его фамилию, сошел с поезда «Псков — Москва — Псков». Еще летом он уехал на Донбасс к ополченцам, а теперь вернулся на Родину раненый, очень худой, с рюкзаком камуфляжной расцветки на плече. «Идите, пожалуйста, вперед, чтоб мне не оборачиваться. Привычка… На ряд вопросов отвечать не смогу», — сказал он, предвосхищая интервью.
Скобарь
— Расскажи немного о себе.

— Мне 30 лет. Родом я из Псковской области, из славного города Остров. Жил до этого 10 лет в Москве, работал риэлтором.

— Служил?

— Да, конечно. Как без этого? Войска 12-го главного управления министерства обороны РФ. Но это вам ни о чем не скажет. Ядерная часть страны в общем.

— Почему решил присоединиться к ополченцам?

— Долго за всем этим смотрел, с мая, наверно, начиная. Пока искал выходы, пока ждал от людей ответа… Когда сердце говорит, не думаешь, наверно, ни о чем… Наверно, такое обостренное чувство справедливости. Не знаю. Невозможно на все это смотреть, когда убивают женщин, детей. Поначалу даже не верилось, а когда увидел своими глазами это все… Там все по-другому совсем.

— Как родные отнеслись к твоему решению?

— Двоюродные брат, сестра отговаривали, маму обманывал, говорил, что поехал в гуманитарный батальон. Потом сестра позвонила, услышала взрывы… Поддерживали все, друзья поддерживали. Кто деньги на телефон клал, этим в принципе и поддерживали, чтобы постоянно был на связи, чтоб знали, что я живой.

— Когда ты туда попал и где был?

— Попал туда в середине июля. Сначала в Донецк, оттуда на несколько дней в Авдеевку кинули, потом перевели под Снежное. Там первые бои за Степановку, потом держали Первомайск, штурмовали терминал Мариновка. Это даже по телевизору показывали. Потом перевели в бригаду к Мотороле, защищали вместе Миусинск и Иловайск. Служил в бронетанковом подразделении. Там большинство подразделений бронетанковые.

— К боям тебя готовили?

— У меня была подготовка — до этого я работал в отряде милиции особого назначения города Москвы. То есть как стрелять, тактические действия — я все это знал более-менее. Но, само собой, все это надо было вспомнить. Но там, на войне, все совсем другое. Не так, как все себе представляют.

— Как было со снаряжением?

— Я туда приехал в гражданке. Вот брату своему отдал рюкзак, там камуфляж. В Москве оставил все свои снайперские прибамбасы — два костюма «Леший» и «Кикимора», снайперская разгрузка. Это все трофейное.

— А когда приехал в Донецк, тебе ничего не выдали?

— Мне дали СВД. А там уже со всем остальным сам…

— Снайпер?

— Да.

— Значит, и убивать приходилось?

— Это война. Может быть, в какой-то степени если бы не мои действия, то погибли бы от мин, от действий корректировщика другие люди. Я только там это осознал: когда «снял» корректировщика, буквально через минуту-две мины перестали свистеть. Тогда я понял, что, скорее всего, спас жизнь другим людям.

— А у тебя был какой-то позывной?

— Да. Позывной «Скобарь». Я думал, это легкий позывной. А для них он оказался почему-то тяжелым на слух, на восприятие, на произношение. Как только не называли — и кабзарь, и скОбарь.

— А псковичей там встречал?

— Именно я — нет. Искал везде. С друзьями списывался со всеми, спрашивал, знаете, кто поехал, куда. Потом уже, когда созваниваться стал, слышал, что их там воевала часть в Луганской области. А я был в Донецкой области, поэтому и не пересекался. А так воюет контингент со всей России, СНГ.

— А здесь, на Псковщине, ходят слухи, что среди ополченцев действующие контрактники, наши десантники?

— Да бред. Лично я не встречал. Мы все делали своими силами.

— А в целом в ополчении много добровольцев из России?

— Ну смотрите, в диверсионно-разведывательной группе нас было 12 человек, двое были из Москвы. Преимущественно, 80%, воюют сами местные, шахтеры. Есть добровольцы из России, из Крыма.

— Как мирные жители относятся к ополченцам?

— Конечно, эта война никому ненужная. Совершенно бессмысленная. Мирные жители в основном относятся к нам положительно. Мы для них, как партизаны во Вторую мировую войну — помогаем постоянно. После зачистки мы стояли отдыхали — БТР тут, кто оружие чистит, кто что делает, а они просто подходят — женщины, мужчины, дети по подвалам (мало ли что) — расселись вокруг нас, болтают между собой, не с нами. Говорят, мы так раньше постоянно сидели, а когда укры (украинская армия) пришли, мы постоянно в подвалах сидели, не выходили. А с вами, говорят, можем выйти. Продовольствием помогают.

— Еды ополченцам хватает?

— Нам еды хватало. По-спартански жили — кушать готовили на костре преимущественно. Насчет еды не буду жаловаться — кормили хорошо. Если местным не хватало, мы делились. Когда гуманитарка пришла, нам давали соки, «Колу», «Фанту», ну, естественно, мы детям это отдавали.

— Что с ногой?

— Честно говоря, не хочется рассказывать.

— Тяжелое ранение?

— Ранение не очень тяжелое. Так… Неудачно удирал от танка, взрывной волной меня выкинуло.

— Собираешься вернуться в Донецк, когда выздоровеешь?

— Да, обязательно. Там понравилось очень. Даже если война закончится, все равно туда поеду, вернусь. Я понял, что обрел там, среди них, среди тех, кто воевал, вторую семью. Там лучше, чем на гражданке. Лучший друг. Там все честнее, все лучше, без предательства, без лицемерия.

— Есть будущее у Новороссии, как думаешь?

— Я считаю, есть. Я понимаю, что чем быстрее война закончится, тем лучше. Но если эту нечисть бандеровскую на корню не искоренить, сейчас пожалеть, как после Второй мировой, то потом все будет продолжаться, опять начнется.

— Украинцы жестко воюют?

— Они не умеют воевать. Половина не хотят. Они обдолбанные там. К нам в Донецк привезли парнишку-срочника. Молоденький, лет 20, наверно. Он думал, что он находится в Одессе. Мы ему говорим, ты в плену, а он — да быть не может. Еще одного видел обдолбанного — ему коленки две прострелили, а он и звука не издал.

— Наркотики?

— Я считаю, США всю боевую химию свою проверила на украинцах.

— Как стороны выполняют условия протокола о прекращении огня?

— Да нет там никакого перемирия. Вчера звонил в Донецк, разговаривал со своим лечащим врачом. Спрашивал, бомбят или нет. Не помню, какие районы он мне назвал, говорит, фосфорными бомбами… Какое перемирие? Стреляют. Не так, как раньше, но все-таки…

— А сами ополченцы готовы сложить оружие?

— Нет. Минимум — надо освобождать Донецк, Луганск. А так вообще, не помню, 7 или 8 областей в Новороссии, это все нужно отвоевывать. Тогда Новороссия станет полностью автономной республикой, ни от кого не зависящей. Будет выход к морю, торговые пути и так далее. Экономика у них очень хорошая. Они выживут без помощи России, без помощи кого-то.

— Считаешь, есть возможность отбить территории ДНР и ЛНР?

— Обязательно. Иначе эта война бессмысленна будет. Я не пойму людей, политиков. Зачем тогда столько крови пролито?

— А не возникает ли у тебя аналогии с чеченской войной? Только тогда россияне называли сепаратистами чеченцев?

— Для украинцев я тоже сепаратист. В Чечне была война за нефть. Я не был ни в одной чеченской кампании, но мужики, которые там воевали, говорят, что здесь бывают замесы покруче.

— Какие планы на будущее?

— Вылечусь и поеду обратно. По мне, так чем быстрее я буду там, тем лучше. Дай бог, чтоб все кончилось, чтобы Порошенко понял, что он творит.

— Ни о чем не жалеешь?

— А о чем жалеть? О том, что людям помогал? Бред.

Подготовила Светлана Аванесова
Источник: Псковская Лента Новостей

Российские военные летчики осваивают крымское небо

Пилоты палубной авиации Северного флота осваивают крымское небо. Летают на Су-33, Су-25. Истребители особенно чувствительны к боковому ветру, его в крымской степи достаточно. Взлетная полоса, имитирующая палубу авианосца, ожидает проверки и сертификации питерских специалистов, а пока что летчики используют обычную «взлетку», но с коротким разгоном и посадкой.Су 25

Последние 4 года российские пилоты не имели возможностей тренироваться в Крыму из-за позиции украинской стороны, теперь полигон «НИТКА» будет оборудован и подготовлен под тренировки палубной авиации на самом современном уровне.

На сегодняшний день летчики могут тренироваться не только в районах моря, но и над сушей, к тому же, разрешены противозенитные маневры и условное противодействие ПВО — что не разрешалось при украинской власти. Кроме дневных, пилоты отрабатывают и ночные полеты и в условиях плохой видимости.