Сможет ли уничтожить Америку термоядерный удар по вулкану

Важнейший ракетный договор между Россией и США – ДРСМД – похоже, уходит в историю. Возможно, вместе с ним будет разорван и СНВ-3. Это означает, что перед Россией вновь, как десятилетия назад, встает вопрос, как обеспечить гарантированное уничтожение заокеанского агрессора в случае начала им ядерной войны. Высказываются и экзотические, и весьма реальные варианты.
Недавние заявления американских политиков о возможном выходе США из системы договоров ядерного сдерживания (СНВ-III и ДРСМД) вновь вернули в повестку дня вопрос о возможных ответных мерах России. И действительно, нашей стране необходимо нивелировать угрозы глобального нарушения ракетно-ядерного баланса со стороны США.
Стоит ли при этом вернуться к «далекому прошлому» и вновь достать с полок, казалось бы, забытые разработки второй половины ХХ века?
Вариант №1. Супервулкан или землетрясение
Идея воздействия ядерного оружия на земную кору с целью вызвать ее разрушение или же использование ядерных взрывов для возмущения гидросферы в виде рукотворного цунами возникла практически сразу после того, как на американских и советских полигонах были испытаны первые термоядерные заряды.
Уже к середине 1950-х годов стало ясно: термоядерные бомбы можно делать, в отличие от урановых или плутониевых, практически сколько угодно мощными. Если обычные ядерные бомбы в силу конечности критической массы урана или плутония могли иметь мощность лишь 30 кт (30 тыс. тонн тротилового эквивалента), то испытанная в 1961 году знаменитая «Царь-бомба» (изделие АН602) имела мощность 58,6 Мт тротилового эквивалента: в тысячу раз больше, чем самый мощный обычный ядерный заряд. При этом надо отдельно отметить, что мощность «Царь-бомбы» при ее натурных испытаниях была сознательно уменьшена: оригинальное техническое задание подразумевало создание боезаряда мощностью 100 Мт, и инженерные расчеты показывали, что АН602 при полной загрузке ее термоядерным материалом и оболочкой из урана-238 дала бы мощность взрыва в 101,5 Мт. Проблема была лишь в том, что такая бомба получалась очень «грязной»: уран-238, создающий дополнительную мощность взрыва, делился с массой высокорадиоактивных осколков.
Тем не менее даже такой сознательно «зажатый» по мощности взрыв АН602 оказался чудовищно разрушительным: ударная волна догнала самолет-носитель, сбросивший бомбу, на удалении 115 км, огненный шар воздушного взрыва достиг в диаметре примерно 4,6 км, а волна атмосферного давления, возникшая в результате взрыва, три раза обогнула земной шар.
Впрочем, эффектные явления в атмосфере Земли, инициированные взрывом «Царь-бомбы», отнюдь не выглядят столь значительными, если мы перейдем к рассмотрению гидросферы планеты или же тем более ее коры, на которые должно воздействовать тектоническое оружие.
Сначала разберемся с известной темой: «А давайте-ка мы пробудим нужный супервулкан или тектонический разлом». Обычно спутником таких утверждений почему-то являются Йеллоустонская кальдера, под которой расположена магматическая камера одноименного спящего вулкана, или же известный разлом Сан-Андреас, проходящий с севера на юг через всю Калифорнию. Запасенная в этих объектах тектоническая энергия выглядит ужасающей даже по меркам термоядерного оружия: потенциальное 10-балльное землетрясение, которое может инициировать Сан-Андреас, высвободит энергию в 15 000 Мт (эквивалент 150 «заряженных» оригинальных «Царь-бомб» с оболочкой из урана-238), а энергия Йеллоустонской кальдеры и вовсе запредельна. При «разрядке» ее потенциала в виде извержения супервулкана она высвободит энергию в 75 000 Мт. Практически это наибольшее энерговыделение, которое разово может породить наша планета, – дальнейшего ее накопления просто не выдерживает земная кора.
Однако эти чудовищные цифры разрушительной энергии говорят и об ином: в природе существуют столь же мощные, противодействующие землетрясениям и извержениям механизмы – в частности, указанная прочность земной коры, позволяющая разломам и кальдерам супервулканов копить столь колоссальную потенциальную энергию.
Поэтому очевидно, что для слома таких механизмов надо приложить сравнимую энергию, похожую на ту, которую освобождает мощное землетрясение или супервулкан. Только в этом случае можно надеяться на гарантированное разрушение земной коры «сверху», чтобы ее ослабленный участок уже могли добить и разрушить запасенные «внизу» силы разлома или магматической камеры супервулкана.
Конечно, можно долго рассуждать о «резонансе», «синергии» или же о «нужном воздействии на слабую точку», но реальность гораздо прозаичнее: нам настолько мало известно о реальной тектонике плит и их внутренней структуре, что все эти концепции – лишь чистой воды спекуляции. Да и «натурный эксперимент» с целью подтверждения тех или иных теорий никто проводить не даст, а без него любая математическая модель – лишь абстракция, фантом. Ну и «русская рулетка» в случае желания сыграть наудачу в момент ядерного конфликта. С другой стороны, если у тебя есть минимум 150 «Царь-бомб», каждая из которых может поместить в огненный шар раскаленной плазмы целый город, то зачем мучиться с разломом или же кальдерой Йеллоустона? Бей сразу по нужной цели – и результат явно будет предсказуемым и гарантированным.
Кроме того, понятно, что «вызов демона природы», во-первых, абсолютно непрогнозируем и, во-вторых, неприятную «обратку» от того же супервулкана в виде атмосферной пыли и снижения температур по сценарию «ядерной зимы» на всей планете можно получить уж точно.
Вариант №2. Суперцунами
В отличие от земной коры гидросфера планеты гораздо более подвижна и пластична – это свойство любой жидкости. В силу этого энергия наиболее разрушительных явлений в гидросфере планеты, гигантских волн-цунами, гораздо ближе к возможностям испытанного термоядерного оружия, нежели процессы в земной коре. Так, среднее цунами, которое инициируется сильным подводным землетрясением, создающим возмущение высотой около 0,5 м, имеет энергию около 23 кт тротилового эквивалента, что сравнимо с энергией первой атомной бомбы, сброшенной на Хиросиму. Самые крупные цунами, порождаемые природными факторами, гораздо сильнее: так, знаменитое цунами декабря 2004 года, смывшее прибрежные города Таиланда и Индонезии, обладало энергией около 9 Мт, что означало, что в эпицентре начального возмущения уровня моря достигли небывалой цифры – более 10 м.
Конечно, в ударную волну термоядерного взрыва, которой можно инициировать цунами, уходит лишь половина его энергии (остальное выделяется в виде излучения и проникающей радиации), однако в целом можно констатировать: да, с помощью мощного термоядерного заряда можно породить рукотворное суперцунами, энергия которого будет достаточной, чтобы нанести немалые разрушения прибрежным городам. При этом чем ближе термоядерный заряд будет к цели, тем он эффективнее: энергия цунами очень быстро затухает при движении по поверхности океана.
Именно на такой идее основывался проект «царь-торпеды» Т-15, которую в СССР разрабатывали в 1949–1953 годах для удара по прибрежным городам США. При этом под единственную громадную торпеду Т-15 пришлось отвести практически всю носовую часть проектируемой подлодки «проекта 627», а сам 100-мегатонный термоядерный заряд в свою очередь занимал 70% от полной массы торпеды. Такова была плата за инициацию суперцунами: как впоследствии выяснилось, при проектировании Т-15 конструкторы были даже чересчур оптимистичны. Реальная 58-мегатонная АН602, испытанная позже, весила 26,5 тонны, в то время как на 100-мегатонную головную часть торпеды Т-15 закладывали по проекту лишь 28 тонн. Вписаться в 100-мегатонную мощность при такой массе можно было только в случае, если бы в СССР решили уйти от принципа «чистых» термоядерных зарядов и запустить во внешней оболочке бомбы инициированную быстрыми нейтронами реакцию в ядрах урана-238 – так называемую реакцию Джекила-Хайда, увеличивающую мощность взрыва практически впятеро, но при этом и в пять-десять раз увеличивающую радиационное загрязнение. В таком случае, конечно,
прибрежные города США уничтожило бы не столько суперцунами, как последующее радиоактивное заражение местности, вызванное такой «грязной» бомбой.
Интересно, что к идее Т-15 уже вернулись в России, хотя и на качественно новом уровне. 8 декабря 2016 года американская разведка сообщила о практическом испытании подводного беспилотного аппарата с ядерной силовой установкой, запущенного из подводной лодки «Саров» чуть ранее, 27 ноября. Впоследствии, в марте 2016 года, представители Объединенной судостроительной корпорации подтвердили разработку «беспилотного подводного робота», достаточно крупного, чтобы нести собственные торпеды. В прессе данный объект получил наименование «Статус-6», что было косвенно подтверждено утечками с брифинга Минобороны России, посвященного проблеме европейского ПРО США. Тогда в поле зрения камер попали презентационные материалы в руках одного из присутствовавших, в которых концепция беспилотного подводного робота была снабжена именно таким названием.
Основной задачей аппарата в данных материалах указана доставка ядерного боеприпаса к берегам вероятного противника с целью поражения важных прибрежных элементов экономики противника и нанесения гарантированного неприемлемого ущерба территории страны – путем создания обширных зон радиоактивного загрязнения, цунами и другими разрушительными последствиями ядерного взрыва. Таким образом, его функции во многом повторяют проект торпеды Т-15, причем именно в ее «грязном», начальном варианте, однако реализуются на современном высокотехнологичном уровне.
Преимущество «Статуса-6» перед классическими ракетными средствами доставки (МБР, БРПЛ и стратегическими бомбардировщиками) очевидно и заключается в отсутствии средств противодействия, аналогичных противоракетной обороне. Кроме того, аппараты, подобные «Статус-6», могут не просто размещаться на подводных лодках, но и скрытно находиться на морском дне, вблизи городов и военно-морских баз вероятного противника. Конечно, такие типы вооружений были формально запрещены старыми договорами ОСВ-1 и ОСВ-2 еще в 1971 году, но, если США выходит из преемника договоров ОСВ-1 и ОСВ-2, соглашения СНВ-III, то и у России руки в этом направлении оказываются полностью развязанными.
Американские эксперты, которые были опрошены журналом New Scientist, пришли к общему мнению, что «Статус-6» в первую очередь эффективен как оружие нейтрализации американского ПРО, которое сегодня пригодно исключительно для уничтожения российских баллистических и крылатых ракет. Наличие же в российском ядерном арсенале такого аппарата, как «Статус-6», поддерживает хорошо зарекомендовавшую себя ситуацию гарантированного взаимного уничтожения, что полностью исключало масштабную горячую войну между СССР и США (впоследствии – между Россией и США) всю вторую половину ХХ века и в начале XXI века.
При этом большинство опрошенных американских военных экспертов и даже ряд официальных лиц, работающих в вопросах контроля за вооружениями, высказываются за новые переговоры с Россией в вопросе ПРО. Ситуация очень проста: новый стратегический баланс сил, который включает качественно отличные от классической триады типы ядерных зарядов и их носителей, оказывается намного опаснее предыдущего. И если США разрушат все «договоры старого мира», не исключено, что новая реальность их отнюдь не обрадует.

https://vz.ru/society/

«Диванным войскам» должно быть стыдно

Было время, когда наши бойцы информационного фронта активно потешались над волонтерским движением на Украине. Мол, вот она, сильнейшая армия Европы, трусы-носки для них собирают, ха-ха-ха! Затем эта волна как-то стихла – то ли диванные воины, устав от надрыва своих животиков, перенаправили энергию в другое русло, то ли прознали-таки что-то не очень приятное – и им стало стыдно.
На днях известный военкор Александр Сладков – настоящий, окопный, видевший и знающий очень многое – разместил на своем Telegram-канале запись под заголовком: «Донбасс. Несколько ядовитых слов о войне». Начинается она с констатации одного нехорошего факта – Донбасс вновь подвергается атакам с воздуха, только теперь они производятся не штурмовиками и ударными вертолетами, а с применением беспилотных летательных аппаратов (обкатанные в Сирии технологии закономерно пришли и сюда).
Что характерно, в ВСУ имеются штатные аппараты, однако значительную часть БПЛА поставляют волонтеры.
О ситуации в целом Александр пишет так: «В армии Украины волонтерское движение растет и поощряется: гражданские активисты везут в ВСУ и «Правый сектор*», в нацбаты экипировку, дополнительные продукты питания, ночные приборы, тепловизоры и те самые ударные беспилотники».
Что же касается корпусов народной милиции республик Донбасса, там ситуация выглядит следующим образом: «В армии ДНР волонтерское движение давно уже сникло. Не без содействия командования. Жаль. Военные Донбасса далеко еще не обеспечены всем необходимым. Я считаю, надо говорить об этом, не стесняясь».
Действительно, стесняться сложившегося в народной милиции положения дел должны в первую очередь ответственные товарищи, отвечающие за снабжение и материально-техническое обеспечение, потому как положение удручающее. Однако ответственные товарищи стесняются настолько самозабвенно, что реальная картина усиленно маскируется благостно-героическим лубком.
А проблемы… Какие проблемы? Как сказал один мой боевой товарищ, не скрывая грустного сарказма, «у нас все хорошо, мы всем довольны».
Так вот, дорогие сограждане, ни черта там на самом деле не хорошо. Говорю об этом, не стесняясь. Говорю от имени тех ребят, что пятый год работают на переднем крае этой нескончаемой войны, и всех тех неравнодушных людей, которые теми или иными путями стараются этим ребятам помочь.
В боевых подразделениях ощущается серьезная нехватка различных технических средств – биноклей с высокой кратностью, артиллерийских буссолей, качественных оптических прицелов, приборов ночного видения, тепловизоров, дальномеров. Нормальных средств радиосвязи – и тех не хватает, а из-за недостатка полевого кабеля страдает даже проводная армейская связь.
В ряде подразделений, учитывая специфику выполняемых ими задач, требуются апгрейды на индивидуальное оружие. В голове не укладывается, но на боевых позициях хронически не хватает даже маскировочных сетей. А широкое применение БПЛА и вовсе остается несбыточной мечтой.
Да что БПЛА, в холодное время года возникает острая необходимость в термобелье и шерстяных носках, а у бойцов на передовой дефицит нормальных касок и бронежилетов.
Помимо этого, ребята остро нуждаются в таких средствах индивидуальной защиты, как тактические очки и наушники, наколенники и налокотники. Одежда и обувь, выдаваемая военнослужащим по линии корпусного снабжения, не отличается высоким качеством, и износ на передовой идет очень быстро – буквально за два–три месяца в окопах все это хозяйство начинает буквально расползаться, а замены в течение года не предусмотрено.
Выполнение полевых фортификационных работ осложняется нехваткой качественного шанцевого инструмента и бензопил. В большом количестве требуются мешки, в которые бойцы засыпают землю или песок и укрепляют ими блиндажи, брустверы и бойницы, но в корпусном снабжении данная статья вообще не предусмотрена.
С медициной тоже беда. Не все бойцы снабжены индивидуальными перевязочными пакетами. Крайне остро стоит вопрос с кровоостанавливающими. Не хватает обезболивающих. Постоянно требуются препараты от головной боли, простуды, расстройства желудка, дезинфицирующие и заживляющие мази, средства личной гигиены…
Вот такая нерадостная картина широкими мазками. Понимаете, как на самом деле там «все хорошо» и как люди всем этим «довольны»?
Молчу уже про такие «изысканные» солдатские радости, как кофе, шоколад или нормальные сигареты.
Бóльшую часть всех этих проблем необходимо решать за счет корректирования подходов к материально-техническому обеспечению действующих подразделений, исходя из реалий военного времени и ужесточения контроля над расходованием выделяемых на корпуса бюджетных средств. Однако даже в этом случае остались бы участки, на которых волонтерская помощь была бы востребована, поскольку бюджет объективно не в состоянии перекрыть все потребности.
На данный же момент нехватка ощущается буквально во всем, так что волонтерскую деятельность, которая может в определенной степени облегчить ситуацию, необходимо всемерно поощрять – так, как ее поощряют по ту сторону линии соприкосновения. Но в реальности мы имеем прямо противоположную ситуацию.
В самих республиках Донбасса тема проблем со снабжением в официальном информационном поле табуирована. Действующим военнослужащим запрещается публично озвучивать свои нужды и сниматься в сюжетах об оказании гуманитарной помощи.
При этом в республики сложно провезти адресную помощь для действующих подразделений, особенно если речь идет о предметах военного назначения. Люди, которые ухитряются это делать, работают по каналам, согласованным на основе определенных личных договоренностей.
Предполагается, что вся помощь должна поступать в распоряжение соответствующих республиканских структур и централизованно распределяться по их усмотрению. В результате такой централизации распределение всецело зависит от личной порядочности конкретных должностных лиц, при этом ведение независимого мониторинга не представляется возможным.
В то же время тема гуманитарной помощи народной милиции остается вне поля зрения федеральных СМИ. Целенаправленного освещения и популяризации работы российских и местных волонтеров нет, мощнейшие информационные ресурсы попросту не используются.
В итоге у ребят в окопах создается устойчивое впечатление, что «большой земле» нет до них никакого дела.
Необходимо четко осознавать, что проблемы корпусов народной милиции не являются секретом для оппонирующей стороны. Замалчиванием этих проблем мы не вводим противника в заблуждение, а обманываем сами себя. Ситуация даже не «стабильно сложная» – она неуклонно деградирует. Подход в стиле «у нас все хорошо, мы всем довольны» себя не оправдал.
Прав Александр Сладков – «надо говорить об этом, не стесняясь». Честный разговор о фактическом положении дел на передовой даст как моральную поддержку ребятам в окопах, так и толчок к практическому исправлению ситуации, в том числе за счет стимулирования волонтерского движения.
Пока же вместо поддержки людям навязывают массу ненужных ограничений. Волонтеры готовы помогать, но и им самим нужна помощь.
* Организация, в отношении которой судом принято вступившее в законную силу решение о ликвидации или запрете деятельности по основаниям, предусмотренным ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности»

Святослав Голиков
ополченец Новороссии
https://vz.ru/

Дневник украинского солдата, воюющего в Донбассе: «Если Путин начнет наступление в зарплату, воевать будет некому — все пьяные»

Когда-то, как теперь кажется — очень давно, я написал письмо в украинский пресс-центр АТО (антитеррористическая операция в Донбассе. — «КП») с простой журналистской просьбой. Сегодня ее бы сочли циничным троллингом.
Но тогда, в конце апреля 2014 года, еще не было ощущения безвозвратно пройденной красной линии. Артиллерия уже начинала постреливать по Славянску, но авиация еще не бомбила мирные города. И мне было любопытно посмотреть на людей, которые окапываются по ту сторону линии фронта. Есть ли у них такая же сильная мотивация, как у людей восставшего Донбасса. Как у них налажен быт. Что думают о них местные жители.
Ответа от пресс-службы не последовало. Спустя некоторое время меня на пять лет объявили персоной нон грата на Украине. А чуть позже — в розыск по статье «терроризм».
Поэтому судить о том, кто воюет против республик Донбасса, я мог только по рассказам пленных либо по сюжетам украинских журналистов. Однако и то и другое вряд ли можно считать 100-процентно объективным источником. А литературное наследие, которое оставляют после себя ветераны-графоманы, — это пафосная смесь героических похождений истинных украинских патриотов и инфернальной русофобии. Поэтому, открыв книгу «То АТО. Дневник добровольца» Дмитрия Якорнова, я не ожидал многого. Но втянулся. Потому что это оказалась та самая неприглядная окопная правда, которой так не хватает в опусах «киборгов» типа «Позывной «Воланд». Вальгалла-Экспресс».
5-летний (на момент начала дневника) автор называет себя этническим русским, противником майдана и махровым эволюционистом. И тем не менее в 2014 году решил отправиться добровольцем на войну в составе одного из подразделений украинской армии — отражать «внешнюю агрессию». Его часть дислоцировалась недалеко от передовой линии. Во время службы в зоне АТО он вел дневник, захватывающий период середины 2015 года. Но, судя по откликам атошников, не потерял актуальности и сегодня.
О БОЕВОЙ ПОДГОТОВКЕ
«…Вчера утром устраивали учения на случай внезапной эвакуации: все машины выгнали на дорогу, чтобы каждый знал, куда ему бежать с криком «Зашибу! Я самый первый!». Всем на каску и бронежилет намотали цветного скотча (полевая система опознавания «свой-чужой». — «КП»). Водители долго ругались между собой за место в колонне и пытались спихнуть соседа в кювет…
Полезная штука эти учения: в следующий раз все пройдет без сучка и задоринки, крики и тычки бамперами уже почти отработаны. Спрашиваю офицера: «А если сепары (сепаратисты. — «КП») наши опознавательные знаки скопируют?» Тот отвечает: «Так мы с сепарами давно договорились: они белые тряпки на рукава цепляют, а мы вот с липучками упражняемся». Второй продолжает: «Все же похожие, как помытые яйца, и говорим одинаково. Нужно ж как-то понимать, в кого стрелять».
Граница между трагедией и фарсом на войне стирается — понять, с какой стати тебе нужно стрелять в таких же людей, как и ты, можно только с помощью ленточек…
…Очень малая часть армии занята военной подготовкой — командиры создают искусственную загрузку, как было в совковой армии. Эта бессмысленная деятельность убивает любые инициативы, патриотичные чувства и желание снова попасть в армию…»
В 2014 году мирное население Донбасса пыталось остановить украинские войска словом. Сегодня мало кто решается открыто высказывать свое отношение к ВСУ. Фото: AFP/EAST NEWS
О БЫТЕ
«…Сходил на ближайший блокпост. Раньше там что-то техническое было, сейчас все завалено мешками, торчит труба буржуйки, внутри — кровати и электричество. Норы рядом тоже есть, и дозорный пункт есть, и рации, и тепловизоры, и вундервафлей (внушительная военная техника. — «КП») хватает, так что это мини-крепость по сути…
…Был на других позициях. Сначала хотел постебаться и подробно прокатиться по каждой мелочи, но потом понял, что получается слезливое «гэ», а жаловаться не люблю. Достаточно сказать, что спят пацаны в сырых низких норах (лежанки — из бревен, буржуйку видел только одну). Некоторые норы больше напоминают шалаши — вырыты в отвалах, получившихся от прокопанных рядом траншей. Туда и заходить не хочется, не то что жить там…
…По отношению к друзьям и знакомым до сих пор чувствую себя попрошайкой. Даже те друзья, которые предлагали помощь после ухода в армию, сейчас как-то подозрительно рассеиваются в тумане… Минобороны не одну нашу роту определило в поля и норы, считая, что там зашибенные условия и начальнику нехрен клянчить. Думаете, чем наши офицеры первую неделю занимались? Пытались что-то выбить (мерзкое совковое слово!) из складов по соседству. Кроме патронов и еды, там, кажись, ничего и нету. Быть может, подразумевается, что, имея в руках автоматы и ломы, недолго найти спонсоров среди жителей зоны АТО?..»
ОБ ОТНОШЕНИИ С МЕСТНЫМИ
«…Заходим в магазин с воплем: «А-а-а, попались, сепары! Млеко-яйки на стол, трус снимай, раком становись!»
Привыкшие к солдатам тетушки: «Дверь не разнеси своей пукалкой, каратель!..»
…В кафешках-магазинах более-менее нормальные цены. Продавщицы разговаривают на суржике, и я не понял, нормально они нам улыбаются или натянуто. Скорее рады: мы за день чуть ли не единственные клиенты. Хотя и местные за столиками были — целый день они там сидят, что ли, мониторят?..
…Потроллили местных бабок во время вылазки в сельмаг. Проходя не в форме, негромко сказали: «Слава ДНР!» Бабки подзывают поближе: «Сынки, тут украинской армии полно!» И дальше — перечисление на 20 минут: какие части, с каким оружием, где секреты, где проходы, где мины, где ближайшие соседи (наши части имеются в виду). Ошалев от такой информированности (это еще кто кого троллит!), спрашиваем: «А наши где?» Те: «Так дальше они, туда-то, туда-то и там-то, там-то, но мы точно не знаем…»
…Народ местный до сих пор не видит, на чьей стороне сила. Куда бы ни приехал, наши пытаются задобрить местных, детям сгущенку суют. Но народ здесь по-прежнему сытый, наших воспринимает как «терпил»…
…В целом в этом городе 50/50 за и против Украины. Это значительно хуже, чем в других освобожденных городах типа Славянска или Краматорска (здесь было поднято вооруженное восстание в апреле 2014 года. — «КП»). Большинство по-прежнему смотрит Раша-ТВ и надеется, что Россия засыпет их деньгами.
Никакого позитива на будущее никто не видит — половина частных предприятий не работает, жители собирают металлолом или пилят имущество оставшихся бесхозными заводов и фабрик. Сейчас в городе заканчивается Битва за Провода и Сеча Вторчермета, начинается ВеликоеКонтрабандное Перемирие — здесь цены выше киевских, а в ЛДНР цены еще выше, и туда каждый водила пытается вывезти все подряд…»
О ВОРОВСТВЕ
«…Все атошники предупреждали: «Следи! Прут!» В Чернигове как-то странно: за 20 дней пропали только котелок, веревка (общая, скидывались ротой), кепка (старшины, вроде он оставил ее на шкафу рядом с туалетом, когда рота получала майки).
Здесь, в АТО, на пропажи жаловалось немало людей: помнится о трех зарядках, кружке, ножницах, двух ножах, шмотье каком-то… Возможно, это потому, что те же зарядки были поломаны-потеряны по дороге, и воришкам проще украсть, чем ждать неделями возможности купить. Обнаружить воришку сложно — все рассредоточены небольшими группами по разнымблокпостам.
У меня таки украли носки: повесил сушиться — вечером нету. Желаю новому владельцу обонятельного экстаза: он же думал, что носки постиранные сушатся. Наивный… У меня логика программиста по отношению к стирке: стирает стиральная машина, я не машина, значит, я не стираю…»
О ПЬЯНСТВЕ
«…Вчера пришла зарплата. Поспорил с одним азартным парнем на пять гривен, кто из людей нашего окружения станет залетчиком. То, что в ближайшие пару дней здесь будет царство уквашенных горбокоників (Конек-Горбунок — укр.), бесспорно. Только как-то не комильфо ставить на молодежь до 35 — именно молодыми были оба предыдущих залетчика.
Намного интереснее предсказать, кто из опытных попадется: я поставил на кухню, соперник — на банщика. Надо предложить идею этого увлекательнейшего реалити-шоу на ТВ: «День получки» или «Не спались!»…
…Пригнали как-то сюда пару машин, а водители не пошли жить в казармы — спали прямо в кабинах. Прожили так шесть дней, тут зарплата — набухались и пошли ночью по посадке (а тут растяжек и прочих сюрпризов столько, что ни наши, ни чужие не заходят). Заблудились, потеряли друг друга и стали орать, к тому же сорвали какую-то сигналку — сирена орет… Все подразделения в ружье, давай ловить диверсантов. Один куда-то пропал, не нашли (сам утром пришел), другой при задержании шизу поймал: «Пацаны, я свой, сепар, не стреляйте!..»
…Двое «синих» мобов (мобилизованные. — «КП») пошли к сепарам. Командиры отчитывались об их наличии, пока из недоуменных сепарских переговоров («Че за двое штырей тут валяются?») не поняли, что можно пропажу оформлять…»
О КОМАНДИРАХ
«…Задолбало: приезжает генерал — обстрелы прекращаются моментально. Только уехал — опять как было. С точки зрения бывалых, это наши генералы сдали Дебальцево со всей кучей техники, в том числе отремонтированной за свой счет. Когда стояли в Краматорске, чуть не сшибли его из «Иглы»: генерал регулярно отправлял вертолет в Харьков за сырокопченой колбаской — в АТО не нашел…»
О ПИТАНИИ
«…Вопрос на миллион: «Что из перечисленного о луке является правильным?»:
— лук своими стрелками пробивает строительный мешок;
— запах гнилого лука еще сутки следует за тем, кто расковырял слизкую шелуху;
— стрелки лука в носу делают человека крайне сексуальным (я нормальный, это все лук — он захватил мой мозг и требует размножаться!).
Сколько бы я ни стебался над этой столовой, но факты нелицеприятные: нормальных условий хранения овощей нет, выкидывать приходится много. Поначалу я обрадовался такому овощному изобилию (люблю овощи, в салатах и свежими), особенно зелено колосящемуся мешку лука, но после заполнения четвертого ведра гнилью… Картошка и капуста — нормальные, морковка — хуже, лук — 50/50, но вишенкой на торте было перебрать сетку петрушки (50/50) и укропа (90% — гниль).
Вероятно, с овощами скверно обстоят дела во всей зоне АТО: атошники из госпиталя вообще не упоминали об овощах, кроме картошки…»
О БОЕВЫХ И НЕБОЕВЫХ ПОТЕРЯХ
«…Нашим кадровикам (кадровые военные. — «КП») поручили отбитые у сепаров два блокпоста на расстоянии 500 м, недалеко от Попасной. Они встали в не очень удачном месте: подсолнечник почти вплотную к дороге, палатки и БРДМ (бронированная разведывательно-дозорная машина. — «КП») поставили прямо на дороге, потому что блоков для перегораживания не было.
Тут идет автоколонна, и непонятно — сепары или свои. Останавливаются в 200 м от поста, рассыпаются и открывают огонь. Наши — в ответ, и так минут 20 стрельба из автоматов. Потом с обеих сторон стали более внимательно осматриваться и по крикам с обеих сторон поняли, что «Донбасс» (украинский добровольческий батальон. — «КП») нарвался на кадровиков. Счет 7:2, у нападавшей стороны — семь раненых, у кадровых — два…
…Здесь на обычный блокпост заехало два «Урала» с правильными знаками идентификации. Внутри куча народу в украинской пиксельке («пиксельная» раскраска камуфляжа. — «КП».), вели себя дружелюбно. Пароли знали. Внезапно открыли огонь — только один парень выжил с тяжелыми ранениями. Больше эти «Уралы» так и не попадались, а в новостях про это ничего не было…
…На блокпосту нашли, как подбодрить: сначала историей про такой же пост в полях, вырезанный после рукопашной (сепары подползли на 20 — 30 м). Выжил один парень, знакомый старшего по блокпосту, — голову разбили прикладом, думали, труп. Потом рассказали историю про заснувшего в карауле — всех вырезали, его оставили. Он сам утром повесился…
…Двое дуэлянтов решили выяснить, чей АК (автомат Калашникова. — «КП») шустрее будет. Медленный — труп, шустрый — в ВСП (войсковая служба правопорядка, аналог военной полиции. — «КП»). Тот сразу всех предупредил, что ему все пофиг, и он повесится. Только все на обед вышли — через две минуты уже висит на каком-то куске проволоки…
…Заходит моб с тремя лимонками в большую палатку, говорит: «У вас пять секунд покинуть помещение», — рвет кольца и раскидывает гранаты по углам палатки. Выскочили все, подрывника — в ВСП…
…Настучали на блудливую жену, муж — герой, боевой офицер — звонит ей, а та признается во всем. Очередь в грудь — минус один… Девушки, лучше врите…»
КТО ЕСТЬ КТО В АТО
Дмитрий Якорнов в своей книге систематизировал участников боевых действий.
«Срочники делятся на рослых молодцев а-ля «Слава нации» и гномов. Что с этими детьми делать, лично мне непонятно — по-моему, армии они не нужны.
Контрактники делятся на тощих улыбчивых грифов 20 — 22 года, вполне боеспособных; 23 — 28, но зеленоватых; повидавших все в армии крутых юзеров — 28 — 35.
Мобы (мобилизованные) делятся на:
— детей, 21 — 25 («послесрочники», вполне боеспособны и амбициозны), — 3%;
— пацанов, 25 — 30 (есть даже очень продвинутые, азарт от оружия), — 10%;
— парней, 30 — 35 (еще круче, но уже без азарта), — 15%;
— мужиков, 35 — 45 (костяк мобов, наиболее дееспособная, активная и сознающая себя часть армии), — 50%;
— мужиков, 45 — 50 (много идейных, но много и уставших), — 15%;
— дедов, 50 — 59 (многие «дедушки» в 100 раз круче меня, но называют их все равно дедами), — 7%.
До 35 лет потенциальных запойных мало, зато если набухиваются — часто в дрова, угроза и себе, и другим.
В 35 — 45 потенциальных запойных уже около 10 — 15%, но эти лучше себя контролируют: бухают несколько дней после зарплаты или когда риск наказания невелик. Если Путин начнет наступление в зарплатные дни, воевать будет некому.
В 45 — 50 потенциальных запойных чуть меньше (где-то 10%).
Деды — позитив армии мобов. Очень часто суперколоритные, з вусами й оселедцями (с усами и чубами — укр.), настоящие патриоты, пьют совсем немного, но болеют.
Штабники — big bosses (большие боссы — англ.), чересчур важные и надутые (в том числе физически)».
ВМЕСТО ПОСЛЕСЛОВИЯ
Непарадный расчет
На Украине сегодня есть две армии.
Одна — парадная, ежегодно марширующая по Крещатику. Здесь вам и современная экипировка, и новинки вооружений, и сошедшая пять минут назад с конвейера техника. Вторая — в засаленном, прокопченном буржуйками камуфляже. Матерящая командование и безмолвно вопрошающая: ну и где все это? Зачем нужен весь этот лоск, если его нельзя применить на войне? «Джавелины» — и те заперли на складах в сотнях километров от зоны АТО.
Одна армия в модной экипировке хвастается успехами на международных учениях — сорвали план маневров, с опережением графика захватив итальянский штаб и позиции американцев. Другая, брошенная своими командирами, — позорно бежит из Дебальцева.
В итоге в виртуальной реальности существует самая сильная армия Европы, а в реальности, по данным украинской военной прокуратуры, каждую неделю в зоне боевых действий — по два-три самоубийства…
Пусть вас не вводит в заблуждение то, что описываемые в дневнике события происходят в 2015 году. В бытовом плане в зоне ООС (операция объединенных сил — так теперь называется АТО) для ее обитателей с автоматами мало что изменилось. Достаточно пройтись по соцсетям участников боевых действий: проблемы с поставками, самодурство больших начальников, военно-полевое разгильдяйство… На фронте по-прежнему больше рассчитывают на помощь волонтеров, чем государства. Именно они снабжают военных и необходимой аппаратурой, и удобной формой, и даже дровами зимой.
Зато «беспримерный» переход двух ржавых суден (кораблями плавмастерскую «Донбасс» и буксир «Корец» назвать язык не поворачивается) из Одессы в Бердянск уже воспринимается как подвиг. О которым восторженно пишет в соцсетях сам президент! И это о состоянии украинской армии на весь мир говорит куда громче, чем дневник Дмитрия Якорнова.

https://pravdoryb.info/

Киев подготовил реальный план военного разгрома ДНР

Воспользовавшись обстановкой в ДНР, вызванной убийством Захарченко, украинские силовики готовят прорыв на южном участке фронта. Подробный план этой операции получен и озвучен в Донецке, и надо признать, что он выглядит вполне реалистичным. Однако предотвратить наступление ВСУ довольно просто. Что для этого нужно?

«На Мариупольском направлении сформирована наступательная ударная группировка противника в составе 36-й бригады морской пехоты, 79-й десантно-штурмовой бригады, 128-й горно-штурмовой бригады и части подразделений 56-й мотопехотной бригады, полка «Азов», — заявил официальный представитель оперативного командования ДНР Эдуард Басурин.
По его словам, замысел ВСУ следующий:
«В день «Д», после артподготовки… 36-я бригада с рубежа Коминтерново — Широкино в направлении Новоазовска, 79-я бригада с рубежа Набережное — Заиченко в направлении Розы Люксембург начинают наступление».
Параллельно 128-я горно-штурмовая бригада ВСУ создаст отвлекающий маневр в направлении Тельманово и обеспечит прикрытие левого фланга наступающей группировки, насчитывающей порядка 12 тысяч человек.
Басурин добавил, что наступательную операцию планируется осуществить за пять суток. В итоге ВСУ собираются выйти к границе с Россией и зачистить поселения «от нежелательных, по их мнению, „элементов“ и противников украинской оккупации».
Вместе с тем он пообещал, что попытки прорыва «окончатся на стадии подхода к передним рубежам наших подразделений» и что ополчение отобьет атаки даже в случае заброски десанта воздушным и морским способом, который рассматривается в ВСУ как резервный.
Этот План наступательной операции, наглядно продемонстрированный Басуриным с помощью схематичной карты, имеет право на жизнь. Южный фронт «провисал» всегда. На него постоянно оказывается давление, которое не столь ярко освещается за пределами ДНР, как аналогичные позиционные столкновения к северу от Донецка.
Именно на южном направлении расстояние от линии фронта до российской границы минимально, а рельеф местности позволяет планировать передвижение в сжатые сроки. Там сплошная степь, отсутствуют крупные населенные пункты и промзоны. Теоретическим препятствием, как в 2014 году, могут стать только реки, но о готовности украинских инженерных подразделений навести мосты мы ничего не знаем. Четыре года назад вопрос решался вплавь.

Такая операция может быть никак не связана с событиями на других участках фронта, включая традиционно опасные, наподобие светлодарской дуги или промышленной зоны Авдеевки. Переброска резервов ВСУ несущественно ослабит другие направления и ее можно будет осуществить под предлогом обычной ротации.
Прорвать фронт на паре участков, например, в районе Тельманово, теоретически возможно. Главное — какие результаты можно получить после такого прорыва.
Сама идея не нова. В 2016-2017 годах ВСУ практически с той же целью держало у Волновахи несуразно большую группировку. Она угрожала и попыткой броска к границе, и возможным подключением к окружению Донецка с юга через Докучаевск и Еленовку. Новый украинский командующий, генерал Сергей Наев, волновахскую группировку разогнал, а надоевшую всем буйную 56-ую омпбр оставил в резерве, сменив комбрига. Озвученный Басуриным вариант представляет собой практически тот же самый план, но с модификацией: вместо Докучаевска акцент переносится на лобовой удар от берега Азовского моря до степи у Тельманово.
Целью такого удара может быть захват юга ДНР с выходом к границе и дальнейшей фиксацией новой линии фронта. А дальше можно будет опять включить позиционную войну, но в куда более выгодных условиях — как военных, так и политических. Перемога, праздник, переизбрание Петра Порошенко.
Однако и слабых сторон у этого плана предостаточно.
Во-первых, никто не обещал, что прорвать фронт у Широкино, Саханки и Заиченко будет так уж просто, и график передвижения не полетит к чертям в первые же часы. А скорость операции для ВСУ в данном случае критично важна. Пять дней, чтобы добежать до русской границы, — и так слишком долго, так как к востоку от нее тоже не дремлют, а перемещаются куда быстрее, чем ВСУ.
Непонятно, как они вообще насчитали себе пять дней — у них и трех-то в запасе не будет.
Во-вторых, продвижение по степи в направлении Розы Люксембург (она же — село Александровское) грозит котлом из-за остающихся на флангах крупных группировок ВСН в Новоазовске и южнее Донецка. А котел — это очередные потери, брошенная техника, крики и репутационный ущерб вместо обещанной перемоги. ВСУ даже можно специально пропустить в Александровское, чтобы затем насладиться эффектом. Этот поселок расположен в основном на восточном берегу речушки под названием Грузский Еланчик, через которую ведет ровно один мост. Подорвать его — и прощай, 79 одшбр (и не пожила, считай). Зеленополье покажется детским утренником.
В-третьих, не стоит полагать, что Россия все эти три-пять дней будет пребывать в состоянии коматоза и не реагировать на внешние раздражители.
Таким образом, сама возможность осуществления такого (или ему подобного) наступательного плана ВСУ возникает только в трех случаях.
Первый: массовое помешательство в Киеве, усугубленное паленым алкоголем. Теоретически возможная ситуация.
Второй: получение точной информации, что Россия не вступится. После убийства Александра Захарченко такое практически невозможно, если исключить спецоперацию по дезинформации, а исключать ее нельзя.
И, наконец, третий: приказ (распоряжение, директива, прозрачный намек) со стороны США, что которым требуется некая крупная отвлекающая операция на Донбассе. Такое возможно, например, в случае усугубления ситуации вокруг Идлиба. Тогда напряженность будет востребована на всех проблемных для России точках, где такую напряженность вообще можно создать. Локальная операция в Донбассе с перспективой выхода к границе — лучший вариант.
Но справиться с этой угрозой просто. Достаточно даже непубличного заверения в том, что Россия в стороне не останется. В Ростовской области и на юге страны сосредоточено достаточно сил, чтобы вся группировка ВСУ исчезла с лица земли за те же самые пять дней.
Конечно, это неприятно. Новой полномасштабной войны никто не хочет. Потому и требует превентивно донести эту мысль до Киева. Чтобы поняли, несмотря на алкогольную диету.
Другое дело, что Донецку не мешало бы несколько укрепить позиции в районе Тельманово и перестать держать значительные силы в глубоком резерве по политическим соображениям. Подгонять их прямо к линии фронта, видимо, все-таки не следует из-за опасений массированного артиллерийского удара, но полагаться на «минские линии» уже давно неактуально.

https://news.rambler.ru/ukraine/

Армия Донбасса ушла под землю и ждет наступления ВСУ

Военкор КП Дмитрий Стешин провел сутки на одном из самых проблемных участков «линии соприкосновения» – в селе Коминтерново. За три года «окопной войны» донбасские шахтеры превратили свои позиции в «азовское метро»
Смерть Александра Захарченко, на Донбассе логично посчитали прологом к новой фазе «горячей войны». Слухи были подкреплены официальными заявлениями с данными разведки ДНР. На Мариупольском направлении ВСУ перегруппировались и готовятся к наступлению к границе России от Гранитного и вдоль морского побережья на Широкино и Коминтерново. Ориентировочная дата – 14 сентября.
Активных боевых действий на фронтах ЛДНР по сути, не было с 2015 года. Война превратилась в позиционную, которая, в реальности собирает такую же кровавую жатву, только она размазана во времени и не так заметна. Цифры потерь засекречены, но неофициально, только в ДНР за сутки гибнут 1-2-3 бойца. Каждый день. На протяжении многих лет. И не раз и не два я слышал от людей в форме вот эту жуткую фразу – «пусть уж за раз тысяча погибнет, чем ЭТО будет тянуться месяцами». «ЭТО» — самый провальный вариант современной войны, война окопная, не имеющая в своей сути боевого, тактического решения. Эту войну могут остановить только политики, и только политики в ней могут победить. На фронте об этих тонкостях стараются не думать. В мирной жизни тем более. Она течет параллельно, почти не пересекаясь.
Жду у штаба распределения «на передок», до теплого пока Азовского моря – сотни метров. Суеты нет, но в располагу постоянно заезжают машины с близкого фронта – грязные, выкрашенные «заборной» краской старенькие ВАЗы и «Москвичи». Мимо проходит загорелый мужик в шортах и шлепках, в руках у него жареный початок кукурузы в фольге и пакет с пляжным полотенцем. На пыльных военных он не смотрит принципиально, делает «сложное» лицо и отворачивается. Слева от меня, на грани слышимости – бухают редкие разрывы, справа – так же далеко «качает басы» разухабистая курортная музычка. Появляется провожатый – в каске, бронике, камуфляже «пиксель». В другом виде в штаб являться давным-давно запрещено, получишь взыскание. Бросает мне: «Едем в Коминтерново, на позицию «Карелия». Офицер озабоченно рассматривает машину моего товарища – зеленый «Уаз». Машина ему не нравится:
— Беспилотники висят все время, слишком она у вас военная. «Размотают» сразу же, поэтому будем прятать!
Хозяин машины, наверное, первый раз пожалел, что связался со мной, но вида не подал. Что такое «Коминтерново» знают все – достаточно набрать в поисковике «Коминтерново обстрел» и все станет ясно. Утром, на дорожку, я как раз посмотрел обстрел села от 3 сентября, снятый с украинского беспилотника. Били бессистемно – минометными минами и снарядами. Три положили на въезде в Коминтерново. Три — возле главного сельского колодца, еще три у входа в магазин, который еще каким-то чудом работает. Тяжело ранили старуху, выметающую со двора палую листву и ветки сбитые прошлыми обстрелами. Зачем все это сделали – неведомо.
Советник с хвостом
Наш «Уаз» не лезет в низенький деревенский гараж, рассчитанный на легковушку. Нас торопят, хотя мы сами все понимаем. В легкой панике мы спускаем колеса до ободов и протискиваем машину под крышу.
Под ногами катается чушка от осколочно-фугасного снаряда, утром прилетел. Царапины от рикошета об асфальт даже не потемнели – свеженькие. По «минским соглашениям», орудие, из которого этот снаряд выпустили по селу, не должно приближаться к фронту ближе чем на 25 километров…
В сокрытии нашей машины, как могут, участвуют местные собачонки живущие при командном пункте батальона. У черного бобика страшно деформирована нижняя челюсть, зубы торчат наружу. Я спрашиваю немолодого лейтенанта Блэка:
— Что с ним, ранило?
-Нет, мы его спасли из запертого дома, искали хату на постой. Он там три месяца один просидел, хозяйка закрыла его и уехала.
— Как выжил?
— Вода капала из бака на крыше, а ел орехи — там целый мешок стоял, поэтому с зубами у него так… Но мы его любим, зовем Советник. Его можно спросить, а он ответит – «да» или «нет», головой помотает.
На «передке», оказалось множество собак и это еще одна примета «окопной» войны. Собаки сторожат. Собаки греют. Собаки снимают стресс, потому что люди здесь живут и воюют так – одни сутки под землей, в сотне метров от противника, вторые сутки в одной из брошенных хат Коминтерново, которое обстреливают с утра до ночи и неизвестно, где безопаснее.
Любой подход к передовой, обычно это проблема во всех смыслах. Я внутренне настроился на неприятные минуты и изнуряющую беготню в бронежилете. Блэк показал нам противоснайперский щит, не дающий противнику просматривать на всю длину сельскую улицу:
— Укропы бесятся, иногда часами в него стреляют, чтобы развалить. Мы восстанавливаем, тут же еще люди живут. Человек сто осталось…Ну как живут. В шесть вечера ложатся спать в подвалах, в пять утра встают – до начала обстрелов у них есть часов 10-12 на хозяйство.
А потом мы нырнули под землю – уже до следующего утра.
Степная «Карелия»
Я шагал по бесконечным переходам и думал, что в позиционной войне, самый страшный противник – шахтер. Солдаты копать не любят, факт общеизвестный, а вот шахтеров, наоборот, нужно останавливать.
Из очередного ответвления главной траншеи выбрался боец Карел, а следом за ним шмыгнула его собачка Сонька, черная, как смоль. Карел и строил эту позицию «Карелия» три года назад, когда одним ударом освободили Коминтерново и Широкино.
— Я, когда первую траншею начинал, меня минометчики начали обкладывать, прямо головы не поднять. Так Сонька ко мне сразу под живот забралась, поняла, где безопаснее всего!
Карел хохочет, треплет Соньку, она, счастливая, ходит перед ним на задних лапах. Бледный северный человек, так и не загоревший толком под этой раскаленной степной землей. Рос в детдоме, пьющую мать лишили прав, и как многие люди с такой судьбой – убежденный трезвенник и спортсмен. По образованию строитель, и по профессии тоже. Не бедствовал, непьющий строитель – обеспеченный человек по определению. Но, в 2015 году снялся с места, купил снаряжение и приехал на Донбасс – «за своих», так он сказал мне скупо.
— Сонька помогает мне, – объясняет Карел серьезно:
-Перед обстрелом начинает нервничать, суетится, место искать. И мне в глаза заглядывает, как бы говорит – обрати внимание! Я все понимаю, конечно. Ну и охраняет меня. Нас даже ранило вместе. Ее в плечо и меня в плечо.
По рукам идет фото распечатанное на принтере с высохшей краской. На снимке мертвый молодой парень, в раздернутом трупном мешке. Ожоги от сигарет, разбитые губы и главное – отпечаток подошвы ботинка на коже, в районе сердца. Скорее всего, это был последний, смертельный удар.
— С позиции «Курган» утащили два месяца назад. Одного зарезали, а его просто запытали. Вот, раздали по подразделениям, для науки, чтобы не спали на постах, — объясняет мне немолодой шахтер с позывным «Казак». Воюет с первых дней, со Славянска, ранен несколько раз – нет краешка уха и на голове 12 швов и простреленная снайпером нога. Вообще, заметил, как поменялся возрастной состав на фронте. Либо молодые парни, либо деды. А зрелые мужики кормят семьи, на заработках. И это тоже можно понять.
День клонится к вечеру, и постепенно нас начинают обстреливать. Сначала крупнокалиберный пулемет щелкает разрывными пулями по брустверам траншей и стенкам. Не страшно, но можно без глаз остаться. Потом начинают прилетать редкие минометные мины и гранаты выпущенные из СПГ, «сапоги» в просторечии. Эти ухают гулко и страшно, дрожат потолки блиндажей и сыпется сухой суглинок. В моей подземной комнатке, которую мне выделили на постой – огромный Христос, искусно вырезанный на фанере. Он смотрит с недоумением на моргающую от взрывов лампочку. Думаю, что первые христиане, вышли из катакомб и опять вернулись под землю. Здесь верующие все, и это не обсуждается, о вере в окопах не спорят даже атеисты.
Каждый прилет сопровождается радиоперекличкой по позициям. «Два ноля тридцать» — у всех все в порядке. После очередного удара в землю, с позиции «Угол» докладывают – «в село прилетело, горит дом, вызываем пожарных из Новоазовска». Пожарные не любят такие вызовы, потому что загоревшиеся дома начинают обстреливать с удвоенным рвением. Я не могу представить себе, как тушить дом, который обкладывают гранатами из РПГ. Но они приезжают и тушат. И боевые медали пожарным не положены.
СМС от снайпера
В сумерках, штаб вдруг разрешает «прострелять укропские позиции». С Карелом и Сонькой мы идем к его АГС. Ствол гранатомета смотрит в небо почти вертикально – до позиций ВСУ сотня метров, не больше. Вижу, как над головой чиркает красным выхлопом порохового двигателя очередной выстрел из СПГ и опять рвется в селе. Карел прячет меня в «комнате безопасности», как он ее называет, в глубокую нишу отрытую в толще земли. Я сижу в ней, подобрав ноги, и слушаю, как хлопает одиночными гранатомет Карела. «Комната безопасности» похожа на строительную бытовку – на полочках выколотки, какие-то запчасти, машинка для снаряжения лент, бутылки с маслом и щелочью для чистки и ослепительно-белые тряпицы. Закончив свои военные дела, Карел предлагает прогуляться на позицию «Берлога». Там, в открытом минометном окопе сидит колоритнейший персонаж – снайпер с позывным СМС. Седая борода заплетена в двухцветную косицу, а-ля Гребенщиков. СМС лузгает семечки – «от нервов», как мне объяснил, и насыпает мне горсть. Говорить с прессой он не хочет. СМС без каски, и я тогда тоже снимаю каску, хотя это не рекомендуется, но снайперу нравится. Спрашивает: «Чего хочешь поснимать? Войну? Прилеты? Ответку?». Говорю, что снимаю людей, а «взрывчики» мне не интересны, 15 лет их снимаю – одно и то же. «Я тебя услышал», — сказал СМС. И начал монолог:
— С августа 14 на войне. Сначала не пошел – не было мотивации. Думал, к нам придет регулярная армия…18-летние дети. Потом понял, что Родину нужно защищать самому и ушел с шахты сюда. Служил пулеметчиком, а в январе погиб товарищ, снайпер. Взял его винтовку. Войну эту не люди начали, но люди закончат. Не я поехал на западенщину с оружием. Попадал мне как-то в руки учебник по истории Украины за 1964 год, и встретил я в нем аббревиатуру ЗУНР – Западно-украинская народная республика. То есть при СССР это было допустимо. Для них, не для нас. А в 2014 – расцвет гуманизма, ООН, моржовых дитенышей от смерти спасают всей планетой, а здесь людей убивают только за то, что они не так голосовали и никому дела нет. Но у меня все равно отношение к этой войне негативное, не нравится она мне, я тут не наслаждаюсь. Потом убили Захарченко, человека, которого мы выбрали демократически. У меня депрессия, растерянность, непонимание как жить дальше. Я с ним знаком с боев за Шахтерск. И всегда себе «бигуди крутил», мол после войны, сядем с ним за бутылочкой, повспоминаем. Не сядем теперь, получается. Сложно будет найти такого лидера, чтобы люди ему так же поверили. Чтобы воевал так же крепко. Помню, садился к нему в машину, очень грязный. Извинился: «братцы, простите, завонялся на передке». А Владимирыч похлопал меня по плечу, и говорит: «ничего, главное – теплый». Он простой был человек, легко с ним рядом было. Простым и ушел от нас.
В сон клонит неумолимо. Я достаю подарок, большой пакет отличного развесного чая. Бойцы нюхают его и вздыхают:
— Наш суп его только испортит.
Я не понимаю, но мне протягивают баклажку с водой – попробуй! Вода соленая, почти морская, а другой здесь нет.
«Козлы уйдут сами»
Под землей спится удивительно крепко, вот только проснулся я от судорог в ногах. «Обычное дело, земля всю жизненные соки из тебя забирает» — объяснили мне бойцы. С позиций меня выводил Блэк, и на ходу, как морковку, выдернул из земли хвост от выстрела РПГ, свеженький, «ночной». Скрутил с него стальную шайбу-переходник. Оказалось, в село прилетело украинское изобретение – на обычный выстрел от гранатомета, можно прикрутить минометную мину, взрыв мощнее, осколки тяжелее. «Мы им обратно отправим, у нас безотходное производство» — зловеще пообещал лейтенант, и убрал находку в карман. Мы пошли в основные точки, где собираются уцелевшие жители Коминтерново – к колодцу и в магазин. Но местные шарахались от меня с камерой, как от чумного.
— Пенсии в Мариуполе получают, родня там у всех. Таких сразу доборобаты прессовать начинают, на колени ставят. И ты их пойми!
Я понял. Пока пытался поговорить с продавщицей, к Блэку прискакал на костылях мужик, с ногой ампутированной под колено, бывший его боец. Просился обратно. «Возьму, ну о чем ты говоришь. Будешь на блоке стоять». Но, мужик не хотел на блок-пост и Блэк не понимал, как без одной ноги лазать по траншеям? Собеседник обещал, что покажет. На том пока и порешили.
— Как же мне все это надоело, — с чувством сказал мне Блэк на прощание:
— Веришь, если бы договорились, что эти козлы сами уйдут с Донбасса, я бы тут же, с удовольствие положил вот этот любимый АК47 и пошел бы дальше строительством заниматься. Все разбито, работы мне хватит до пенсии. Я строитель.
— Ты командир укрепрайона «Карелия», и у тебя полный порядок на позициях.
— Строитель, — упрямо сказал Блэк и нырнул в свою машину, резко оборвав разговор. Это было невежливо, но я ничуть не обиделся.
Донецк-Коминтерново

https://www.crimea.kp.ru/

РФ уведомила США, что готова ударить по району Сирии, где находятся американские силы

Телеканал CNN утверждает, что Москва в течение последней недели дважды уведомляла Вашингтон о том, что ее силы и сирийские войска готовы наносить удары на территории Сирии, где находятся «десятки американских военных». Соответствующий материал опубликован на сайте телеканала в четверг.
По версии его источников в Пентагоне, российская сторона заявила, что «на территории, находящейся под защитой военных США, находятся боевики». Как отмечает телеканал, в Вашингтоне в связи с этим возникли «опасения, что американские силы окажутся под угрозой, если Россия нанесет удар». С американской стороны якобы последовали «предупреждения Москве не бросать вызов военному присутствию США».
Как говорится в публикации, Вашингтон, в частности, озабочен безопасностью американских военных на базе Эт-Танф в провинции Хомс под командованием США. Согласно данным телеканала, «есть опасения, что россияне могут применить авиацию или свои военные корабли в восточной части Средиземного моря для нанесения ракетного удара по тем, кто, как они заявляют, являются боевиками».
В публикации говорится, что «это может привести к конфронтации, в которую будут непреднамеренно вовлечены американские силы, если российский удар будет неточным».
«Мы, безусловно, рекомендовали им держаться подальше от Эт-Танфа, — приводит телеканал слова военного источника. — Мы готовы к ответным действиям».
CNN также приводит данные источников, сообщивших, что они «в последние дни не наблюдали наращивания российских наземных сил».
В российском Центре по примирению враждующих сторон (входит в Минобороны) на территории Сирии 1 сентября заявили журналистам, что сирийские военные захватили боевиков, которые должны были совершить теракты в Пальмире. Как уточнили военные РФ, один из взятых в плен террористов сообщил, что в подготовке группы принимали участие американские инструкторы с базы Эт-Танф.

https://news.rambler.ru/army/

Выжил в Афганистане: названо имя пропавшего 30 лет назад лётчика СССР…

В «Боевом братстве» сообщили имя советского пилота, который десятки лет считался без вести пропавшим.
В ветеранской организации «Боевое братство» назвали имя советского лётчика, который выжил после удара по его самолёту в Афганистане в 80-е годы. Как сообщает РИА Новости, данная информация ещё требует тщательной проверки.
Предположительно им может быть старший лейтенант Александр Баранов, лётчик второй авиационной эскадрильи штурмового авиаполка Су-25 в Баграме, отметил заместитель руководителя организации Вячеслав Калинин. По его словам, работа по поиску пропавшего пилота активно продолжается.
В начале сентября 1986 года Баранов не вернулся из полёта на «ночную охоту». Дальнейшие поиски лётчика оказались безрезультативными, а самолёт или его фрагменты тоже не были найдены….
На прошлой неделе стало известно, что сбитый в Афганистане военный пилот СССР, который десятки лет считался без вести пропавшим, жив и хочет вернуться в Россию. Об этом рассказал руководитель Союза десантников, Герой Советского Союза генерал-полковник Валерий Востротин.
Скорее всего, лётчику не менее шестидесяти лет. Сейчас перед организацией стоит задача подтвердить его личность. Также не менее интересен вопрос, почему он не выходил на связь на протяжении тридцати лет. Как заявили в российским союзе ветеранов, будет оказана любая помощь по возвращению пропавшего лётчика на родину.

Автор: Роман Аксаков…
Источник: https://inforeactor.ru/

Минобороны получило право забирать частные пекарни и автосервисы

Мобилизованные в случае войны предприятия пищевой и швейной промышленности оденут и накормят резервистов и мирных жителей
Российское военное ведомство сможет в случае введения военного положения мобилизовать вне зависимости от форм собственности предприятия пищевой и швейной промышленности, а также ремонтные организации. Новая система, прошедшая проверку в ходе учений «Кавказ-2016», позволит одеть, накормить и оснастить военной техникой вновь призванных из запаса военнослужащих, а также обеспечит нормальные социально-бытовые условия для мирного населения. Опрошенные эксперты считают, что такие мероприятия создают дополнительную нагрузку на бизнес даже в мирное время.
— Порядок мобилизации предприятий описан в пакете документов «Плана обороны Российской Федерации на 2016–2020 годы» (ПО РФ), — рассказал «Известиям» представитель российского военного ведомства, знакомый с ситуацией. — Новая схема была опробована в ходе учений «Кавказ-2016». В целом эксперимент по мобилизации предприятий в Крыму, Ингушетии и Ставропольского края прошел успешно, хотя были выявленные некоторые юридические проблемы. По итогам «Кавказа» сама процедура мобилизации и ее откорректированные правила включены в ПО РФ.
По данным «Известий», речь не идет об изъятии предприятий у собственников или их национализации. После отмены военного положения собственникам активов будет выплачена компенсация, форма расчета которой уже согласована. Под действие новых правил попадает широкий спектр организаций, начиная от частных пекарен, ателье и гаражных ремонтных мастерских, заканчивая мясо-молочными холдингами, региональными автомобильными ремонтными сервисами (включая дилерские) и крупными логистическими компаниями, располагающими своими частными парками автобусов и грузовиков.
— Идея мобилизации предприятий не нова. Еще в Советском Союзе существовала сложная система мобилизации промышленного фонда, включая те же транспортные, швейные и пищевые активы, — рассказывает «Известиям» военный эксперт Владислав Шурыгин. — Как показывает современный опыт, без таких мероприятий невозможно не только вести боевые действия, но даже обеспечить ликвидацию последствий стихийных бедствий. Но в СССР было проще: не было предприятий и организаций, находящихся в частной собственности. Поэтому в начале 1990-х годов система мобилизации промышленности устарела, а на замену ей никакого нового плана принято не было.
По словам председателя отраслевого отделения по хлебопечению, мукомольному и кондитерскому производству «Деловой России», гендиректора ООО МСЕ «Экспохлеб» Юрия Кацнельсона, сейчас практически вся пищевая промышленность, за редким исключением в виде муниципальных пекарен, является частной.
— В СССР почти вся хлебопекарная промышленность была сосредоточена в руках у государства, — говорит Канцельсон. — Это были крупные заводы, на которых были предусмотрены мобилизационные мощности — дополнительные цеха. Когда наступало время Ч, их расконсервировали. Кроме того, были предусмотрены резервы, где хранилась мука. В обычном состоянии завод мог ежедневно выпекать 150–200 т хлеба. Дополнительные мощности позволяли увеличить этот показатель на 100 и более тонн.
Согласно новым правилам и процедурам, на мобилизованные организации также возлагаются обязанности по выпуску дополнительной продукции и ремонту техники. Планируют работу и назначают норму выпуска продукции штабы обороны, в состав которых входят главы субъектов федерации, представители Минобороны России, а также руководители региональных силовых ведомств.
Полная мобилизация промышленных активов российским военным ведомством может начаться только в случае угрозы глобальной войны. В ходе же локальных конфликтов или стихийных бедствий Минобороны «призовет» на военную службу только ограниченное количество наиболее важных предприятий, располагающих необходимыми для обеспечения мобилизации ресурсами.
Так, по данным «Известий», в ходе учений «Кавказ-2016» для обеспечения перевозки призванных из запаса граждан были мобилизованы несколько транспортных фирм, которые на автобусах и грузовиках отвезли самих резервистов и их имущество к месту назначения. А ряд хлебопекарен и мясо-молочных комбинатов выпускали дополнительную продукцию для снабжения частей и подразделений Российской армии.
Между тем новый мобилизационный порядок вызвал опасения у представителей бизнес-сообщества.
— Если мобилизовывать частные предприятия, то нужно перевести их на государственные рельсы, поскольку это совершенно иная экономика, снабжение, затраты, — говорит Юрий Канцельсон. — На сегодняшний день в стране 700 индустриальных предприятий и 12 тыс. пекарен относятся к малому и среднему бизнесу. Сам бизнес просто не готов содержать мобилизационные мощности, на это нужны большие средства. В 1930-е годы, когда государство готовилось к войне, правительство специально переформатировало хлебопекарную отрасль — вместо кустарных производств появились большие заводы с дополнительными ресурсами. Но тогда это всё делалось по единому плану и государство вкладывало в это значительные средства.
По словам Анастасии Алехнович, руководителя экспертного центра при бизнес-омбудсмене, в экстраординарной ситуациях, в обстоятельствах войны или при стихийном бедствии уже не совсем корректно рассуждать о нарушении прав бизнесменов и их неготовности к мобилизации.
— Сейчас в России уже создан механизм госрезервов и он работает, — говорит Алехнович. — Более того, предприятия борются за то, чтобы работать с этими госрезервами. Новый же механизм мобилизации предусмотрен только для особых и экстраординарных случаев, которые, я уверена, не произойдут. Вряд ли мобилизация будет применяться в мирное время.

Алексей Рамм
Анна Каледина
https://iz.ru/news/

Россия вынудила американцев закрыть свою базу в Сирии

США не станут дожидаться национального позора из-за Эт-Танфа
Материал комментируют:
Алексей Леонков
Мы уже писали о том, что скандально известная американская база Эт-Танф в Сирии может быть вскоре закрыта. И дело не в том, что кто-то решился на агрессию против вооруженных сил США в регионе, а в тех условиях, которые создали Дамаск и Россия на юге Сирии.
Изначально эта база создавалась с целью тренировать на ней отряды радикальной сирийской оппозиции. Поначалу тут обучались в основном граждане арабской республики, но потом к обучению стали допускать всех, кто желал с оружием в руках совершить государственный переворот в Сирии. Единственной целью этих людей была ликвидация или, на худой конец, смещение Башара Асада. До поры до времени воспитанные американцами боевики были довольно-таки грозной внутрисирийской силой. Они совершали нападения на правительственные силы, иногда побеждали, а порой не гнушались разбить пару-тройку отрядов своих собратьев по оппозиции, если американцы или непосредственные командиры отдавали соответствующие приказы.
В общем, для Вашингтона было целесообразно содержать Эт-Танф и тратить приличные средства на подготовку с головы до ног проамериканских оппозиционных боевиков. Но вот все изменилось.
В САР доминирующей силой стал Асад, вовремя пригласивший российских военных. Вместе с ними сирийский президент добился фантастических результатов — отвоевал обратно почти все ранее утраченные провинции и сумел закрепиться в каждой из них. Речь в том числе и о мухафазе Хомс, где находится Эт-Танф. По мере того, как власть Дамаска повсеместно укреплялась, американская база постепенно превращалась в некоторое подобие птицефермы, где боевиков взращивали исключительно для того, чтобы потом отправить на убой. Все отряды, абсолютно все, направлявшиеся отсюда на фронт уничтожались полностью. Они ничего не могли противопоставить Сирийской арабской армии, воссозданной при содействии российских специалистов.
Сегодня для американцев ситуация стала еще сложней — Эт-Танф окружена со всех сторон. Различные арабские источники сообщают, что боевики сюда больше не перебрасываются даже через иорданскую и иракскую границы. Те же группировки, что уже с давних пор считаются преданными союзниками США, готовятся к тому, чтобы покинуть Эт-Танф и уйти к курдам, на север. При этом сирийская газета «аль-Уатан» пишет, что лидеры местных формирований участвуют в переговорах с Дамаском и российскими военными о сдаче оружия и создании безопасного коридора до пункта назначения. Из всего этого можно сделать вывод, что база Эт-Танф скоро будет окончательно ликвидирована. Во всяком случае, она уже не может быть базой для подготовки террористов. Тогда зачем американцам содержать ее в этой безжизненной пустыне?
Российский военный эксперт Алексей Леонков полагает, что план США по подготовке террористов полностью провалился, и теперь Эт-Танф действительно вряд ли пригодна для подготовки вооруженной оппозиции. Но ждать полной ликвидации базы пока не стоит.
— Недавно прошел саммит НАТО, по завершению которого участники составили совместное заявление. В этом заявлении есть пункты, в которых отдельно обговаривается роль таких государств, как Ирак, Иордания и Турция. Суть такова, что США продолжат развивать сотрудничество с этими странами в их борьбе с ИГИЛ*, Джебхат ан-Нусрой** и другими террористами, которых в Сирии уже практически не осталось. Это заявление нужно трактовать следующим образом — США обозначили, что они ни при каких обстоятельствах не покинут регион, в том числе и Сирию. Свои силы из САР они не выведут, их военные продолжат здесь вести свою деятельность. Будет ли это база Эт-Танф, база в Хасаке или еще где-нибудь — разницы нет, но главное, что они никуда не исчезнут. История показала, что куда-либо зайдя, американцы уходят только при полном национальном позоре. Например, как в Сомали или во Вьетнаме. Нужен большой провал.
«СП»: — Ну, а что насчет Эт-Танфа? Разве план США не провалился? База перестала снабжать оппозицию подготовленными боевиками, и смысл ее содержания теперь толком неясен. Куда выгоднее для американцев поддерживать проекты на севере, где всем заправляют курды.
— Да, план американцев провалился, во всей Сирии он проваливается, но тут нет того оглушительного провала, как в случае тех кампаний, который я назвал. Да, действительно этот небольшой участок на юге Сирии практически бесполезен, он потерял свое значение. Курдистан — куда более перспективный проект, потому что, во-первых, здесь много нефтяных месторождений, во-вторых, для американцев очень важно его местоположение. Помимо того, что за счет него можно контролировать ближайшие государства, есть возможность разместить определенное ракетное оружие, которое в случае необходимости будет способно поразить цели даже в Китае или Индии.
«СП»: — Не говорит ли все это о том, что США будут вынуждены скоро закрыть свою базу?
— Для этого нужны еще кое-какие условия. Например, Дамаск вместе с Россией могут перекрыть возможности снабжения Эт-Танфа с воздуха. Это сильно осложнит жизнь их военных. Но добровольно американцы, как правило, никогда не закрывают свои базы, если есть возможность продлить их существование.
Новости Сирии: Кремль готов рассмотреть просьбу о льготах для добровольцев в Сирии
________________________________________
*Движение «Исламское государство» (ИГИЛ) — решением Верховного суда РФ от 29 декабря 2014 года было признано террористической организацией, ее деятельность на территории России запрещена.
** «Группировка «Джебхат ан-Нусра»(Фронт ан-Нусра) решением Верховного суда РФ от 29 декабря 2014 года была признана террористической организацией, ее деятельность на территории России запрещена.

Заур Караев

https://svpressa.ru/

Россия получила бесценные сведения об американских F-22 в Сирии

Находящиеся на Ближнем Востоке американские самолеты-невидимки F-22 Raptor лишились многих секретов из-за развернутых в Сирии российских систем радиоэлектронного сканирования воздушного пространства. Об этом сообщает специализированный портал Military Watch.
В ВВС США считают, что развертывание истребителей F-22 рядом со страной, где Россия разместила мощную группировку из самых современных систем ПВО, нанесло серьезный урон жизнеспособности самолета, так как Москва получила ценные разведывательные данных об F-22
Специалисты отмечают, что радиолокационные системы российских ЗРС С-300В и С-400 способны охватить все воздушное пространство Израиля, Ливана, а также самой Сирии.
Замначальника штаба разведки США генерал-лейтенант ВВС Вералинн Джеймисон заявила: «Небо Ирака и особенно Сирии стало для них настоящей сокровищницей, так как там они смогли увидеть, как мы работаем. Наши противники наблюдают за нами, они учатся у нас». По словам генерала, Россия получила бесценную информацию, работая в воздушном пространстве Сирии.
Эксперты полагают, что элитный истребитель пятого поколения теперь потерял свое превосходство перед российскими самолетами. Россия, по их мнению, узнала все основные секреты F-22, которые касаются стелс-технологий, оружия и возможностей силовой установки самолета. Также полученные данные могут быть использованы российскими конструкторами при проектировании собственных истребителей-невидимок.
Издание также указывает на опасность использования в Сирии новых самолетов F-35. «Боевые полеты F-35 над этой областью неизбежно дадут России ценную информацию о возможностях истребителя. Иранские системы ПВО также активны в регионе, и шанс проверить свои радары может стать ценной возможностью для Тегерана», — пишет издание.

Лугаnews.ru