Новая военная доктрина России: противник уже обозначен

Россия меняет военную доктрину. Из-за расширения НАТО, проблемы ПРО и ситуации на Украине и вокруг нее. АнтейДействующая доктрина, положения которой могут уточняться с изменением характера военных опасностей и угроз, была принята в 2010 году. С тех пор военно-политическая обстановка в мире существенно изменилась. Поэтому и возникла необходимость внести поправки в программный документ, над которыми работает межведомственная группа при Совбезе. Новая версия должна появиться к концу года. Эксперты считают, что в действующей редакции доктрины слишком дипломатичные формулировки, которые были продиктованы нашими неоправдавшимися ожиданиями относительно партнерства с США и НАТО. Теперь же, когда отношения с Западом предельно обострились, мы должны четко обозначить, откуда исходят угрозы, что они собой представляют, на каком этапе могут материализоваться и кто их инициатор. А на основании этого прописать – как намерена действовать Россия для нейтрализации военных угроз.
О подготовке новой доктрины в интервью РИА Новости сообщил заместитель секретаря Совета Безопасности РФ Михаил Попов. Примечательно, что информация появилась в преддверии саммита НАТО, который состоится 4-5 сентября в Шотландии и где будет поднят вопрос о повышении боевой готовности вооруженных сил блока и где ожидается ряд решений, направленных на усиление давления на Москву. Тем более, что США и государства-члены НАТО уже обозначали намерения «нарастить свой стратегический наступательный потенциал». В том числе за счет развития системы ПРО, принятия новых стратегических концепций применения войск и сил, разработки новых средств вооруженной борьбы (включая, гиперзвуковое оружие). Поэтому приближение военной инфраструктуры стран-членов НАТО к границам России остается одним из главных вопросов внешней военной угрозы для России, уверен представитель Совбеза РФ.
В своем стремлении на Восток НАТО действует целенаправленно и методично. В скором времени базы Альянса появятся в Польше. Подписано соглашение об особых отношениях с формально независимыми скандинавскими странами — Швецией и Финляндией. А значит, на территории этих государств потенциально тоже могут быть размещены базы блока. Усиливается группировка войск НАТО в странах Прибалтики. «Уже спланирована переброска на территорию Эстонии тяжелого вооружения и военной техники, включая танки и бронетранспортеры. И это непосредственно у границ России», — отметил Попов.
Кстати, накануне саммита прозвучали призывы нескольких стран Альянса отказаться от основополагающего договора Россия-НАТО, который накладывает определенные ограничения на размещения сил, баз и инфраструктуры на территории новых членов блока. И хотя это не вызвало поддержки большинства, вероятно, что по поводу данного вопроса тоже будут дискуссии.
По словам Попова, изменения в доктрину продиктованы возникновением новых военных опасностей и угроз, которые проявились и в событиях «арабской весны», в вооруженном конфликте в Сирии, а также в ситуации на Украине, которая является «очередным этапом политики экспорта «цветных революций». В то время как границы России с Украиной не прикрыты войсками, а их охрану осуществляют пограничные подразделения. Ситуация вокруг Крыма тоже дает повод для беспокойства. Тем более, что украинский президент1 Петр Порошенко неоднократно говорил о том, что полуостров должен снова стать украинским. Но замсекретаря Совбеза предостерег всех желающих вернуть Крым Украине от необдуманных действий и предупредил, что любое вторжение на территорию республики будет расцениваться как атака на всю Россию. При этом группировка войск в Крыму является самодостаточной и способна отразить вторжение потенциального агрессора. А Черноморский флот имеет все ресурсы по обеспечению безопасности и защиты территории РФ в границах своей ответственности.
Главный редактор журнала «Национальная оборона», член Общественного Совета при Минобороны Игорь Коротченко обращает внимание на то, что в существующей доктрине слишком завуалированные и дипломатичные формулировки. «У нас были иллюзии по поводу партнерства с НАТО и США, поэтому и формулировки, принятые 4 года назад, обтекаемые»,- сказал он «Эксперт Online».
Сейчас иллюзий не осталось. Коротченко не сомневается, что на саммите НАТО в Уэльсе будет провозглашено, что Россия является главным противником Альянса, после чего продолжится продвижение военной инфраструктуры к российским границам, появятся базы НАТО в Польше и странах Балтии. «Американские силы специальных операций на постоянной основе обоснуются в Прибалтике. Очевидно, назрела пора в нашей военной доктрине четко прописать, кто для нас противник. Исходя из того, кто считает противником нас. Это будет во многом ответ на решения саммита НАТО в Шотландии», – говорит эксперт.
Зампред комитета Госдумы по обороне Франц Клинцевич тоже считает, что в новой военной доктрине России должен быть четко обозначен реальный противник, чего в нынешнем документе нет. Поэтому с учетом формирующейся ПРО, «которая уже практически построена против нас, а не против иранских ракет», противник будет обозначен. И этот противник – НАТО. «Мы понимаем, что работают спецслужбы, агрессивные намерения могут случиться с разных сторон, и могут быть использованы страны-провокаторы», — добавляет депутат.
Главный редактор журнала «Россия в глобальной политике», председатель президиума Совета по внешней и оборонной политикеФедор Лукьянов полагает, что обозначение противника в доктрине вполне логично. «Очевидно, что отношения между Россией и Западом ментально вернулись к ситуации «холодной войны». И обе стороны рассматривают друг друга в качестве вероятного противника. Из этого вытекают те или иные меры по размещению своих сил и, наверное, стоит ожидать ремилитаризации Европы», — сказал Лукьянов «Эксперт Online».
Франц Клинцевич также считает, что в российской военной доктрине должно быть отражено все, что связано с созданием баз вокруг РФ и вовлечением новых стран в этот процесс. «Сегодня задача одна — Россию поставить на место, обложить, спровоцировать и поделить. Лучше, конечно, было бы, чтобы случилось, как на Украине — через Майдан, через внутренние противоречия, революции, националистов. Но сегодня сделать это в России очень сложно, так как у нас достаточно монолитное, сплоченное и патриотичное гражданское общество».
Коротченко прогнозирует, что в видоизмененной доктрине, которая станет совершенно новым документом, будет четко прописано, откуда исходят угрозы, что они собой представляют, на каком этапе они могут материализоваться, и кто их инициатор. А также то, как в этой обстановке намерена действовать Россия, чтобы эти угрозы нейтрализовать.
В действующей доктрине, кстати, обозначено, что Россия оставляет за собой право на применение ядерного оружия в ответ на использование против нее или ее союзников ядерного и других видов оружия массового уничтожения, а также в ответ на крупномасштабную агрессию с применением обычного оружия, когда под угрозу поставлено само существование российской государственности. Коротченко уверен, что этого недостаточно.
«Альянс, который собирается маршировать на Восток, превосходит нас в 4,5 раза и по живой силе, и в военной технике, — поясняет эксперт. — И мы должны предусмотреть, как можно обеспечить сдерживание НАТО, устранить диспаритет и предотвратить угрозу войны в Европе. В том числе, с помощью наличия тактического ядерного оружия».
Федор Лукьянов сомневается в необходимости грозить тактическими ядерными ударами. Так как наличие ядерного потенциала предусматривает, что в критической ситуации он может быть использован. «Насколько я помню, Россия не брала на себя обязательство первой не применять ядерное оружие, – подчеркивает Лукьянов. – Еще в дополнение к этим положениям записывать, что мы готовы применить ядерное оружие, по-моему, не целесообразно. Одно дело напомнить о том, что Россия обладает потенциалом ядерного сдерживания, из чего вытекает, что оно может быть использовано, и другое — отдельно прописать, что мы его применим. Я не очень понимаю, зачем это надо. Мы и так запугали полмира».
Между тем, исходя из обозначенных угроз, в новом документе с большой долей вероятности будут прописаны также феномен и роль «цветных революций», которые являются инструментом моделирования общественно-политических процессов извне с целью свержения законных органов власти. Может появится и детализация угроз в киберпространстве и их анализ с точки зрения потенциальной опасности для России. «Технологии манипулирование массовым сознанием, в том числе, с помощью социальных сетей, тоже являются угрозой национальной безопасности. Информационные операции – один из элементов ведения современной войны. Важным инструментом будут коммуникации с западным общественным мнением. Мы должны объяснять, что не Россия инициатор нового противостояния», – говорит Коротченко.
Впрочем, уточнения военной доктрины вызваны не только внешними факторами, но и изменениями в составе и организационно-штатной структуре Вооруженных сил России. Это связано и с созданием войск воздушно-космической обороны, и с принятием законодательных поправок в военной отрасли. В новом документе планируется поставить задачу и на импортозамещение в области вооружений. «Жизнь показывает, что надежность наших некоторых западных партнеров — явление временное и связано оно, к сожалению, очень тесно с политической конъюнктурой», — отметил Попов. По его словам, эффективное функционирование оборонно-промышленного комплекса страны является одним из важнейших факторов способности армии обеспечить защиту государства, а возможно это только в условиях технологической независимости в области производства вооружения.
На основании новой доктрины будет корректироваться разработка планов Генштаба, военные получат дополнительные полномочия. Но доктрина еще и важный месседж — как мы видим современный мир через призму военных угроз. «Новый документ должен соответствовать эпохе конфронтации Запада с Россией. Потому что военная доктрина исходит из существующей системы международных отношений. Этим документом мы ориентируем общество, армию, силовые структуры, спецслужбы к тому, что предстоит жить в изменившихся условиях, которые будут во многом неблагоприятны для России. И мы должны четко сказать, как нам действовать», — говорит Коротченко.
Лукьянов же считает, что как бы ни складывались наши отношения с НАТО и США, они уже не будут главным театром потенциальных мировых действий. Мир теперь не управляется отношениями «Москва-Вашингтон», как во время «холодной войны». При этом целый этап взаимодействия действительно закончен и вполне естественно, что концептуальная база отношений пересматривается. «Думаю, что конкретные формулировки доктрины будут во многом зависеть о того, что прозвучит на саммите НАТО, будет ли там адаптироваться стратегическая концепция. Но независимо от решений, которые примет НАТО, военную доктрину России надо пересмотреть. Потому что она должна стать продуктом новой эпохи», — резюмирует Лукьянов.

Ольга Вандышева
http://expert.ru/

Студия для жизни

Каждая третья сделка на вторичном рынке жилья происходит сегодня с использованием ипотечных средств, утверждают специалисты. «Газета.Ru» выяснила, как избежать типичных ошибок, если берешь ипотеку, и как на ней не разориться.
Как выбрать банк
ИпотекаЕсли вы определились с квартирой и решили привлечь ипотечные средства, для начала нужно выбрать банк. При покупке квартиры в новостройке вы, скорее всего, увидите список аккредитованных банков, с которыми работает застройщик. Компания, занимающаяся реализацией объектов, как правило, старается максимально расширить число банков и включить предложения от всех ведущих игроков.
«У покупателей есть возможность прийти со своим банком, однако шансы принятия стороннего банка для сделки не всегда особо велики», — предупреждает руководитель ипотечного центра Est-a-Tet Алексей Новиков.
Специалисты советуют отправить предварительные заявки в несколько банков, чтобы сравнить условия на конкретных примерах. Сделать расчет можно и самостоятельно: многие банки предлагают калькуляторы ипотеки на своих сайтах. Реальные выплаты могут отличаться, но примерную картину получить можно.
Необходимо уточнить все возможные дополнительные расходы, так как за низкой процентной ставкой может скрываться высокая стоимость страховки, комиссии и другие расходы.
Какие документы нужны
Список документов, необходимых для оформления ипотеки, может отличаться в зависимости от банка. Стандартный набор — это паспорт, справка 2-НДФЛ с места работы, ИНН, СНИЛС, справка по форме банка о дополнительных доходах, копия трудовой книжки, военный билет, свидетельства о браке и рождении детей, анкеты по форме банка.
Некоторые банки могут также запросить справки из психоневрологического и наркодиспансера. В отдельных случаях список документов, напротив, может быть уменьшен, например если вы являетесь зарплатным клиентом этого банка.
Если вы состоите в браке, документы придется собирать на двоих. Супруги автоматически становятся созаемщиками. С одной стороны, это преимущество: сумма кредита будет считаться по совокупному доходу, с другой стороны, вы обязаны оформлять имущество в совместную собственность, даже если этого не хотите.
После того как вы подадите все документы, вашу заявку начнут рассматривать. Как правило, это делается в другом регионе, чтобы избежать возможных подтасовок. С вами могут связаться по телефону и задать вопросы, как те, на которые вы уже отвечали в анкете, так и новые. Нужно быть готовым подтвердить указанные данные, рассказать о выбранной квартире.
Когда заявка одобрена, вы снова приходите в банк, на этот раз с документами по квартире. В офисе банка вы подписываете договор о кредитовании, а в офисе продавца недвижимости — договор купли-продажи или участия в долевом строительстве.
Как избежать ошибок
Основная ошибка заемщиков — попытка скрыть свою кредитную историю.
Банки все равно располагают всей необходимой информацией, а попытка обмануть кредитора негативно влияет на ход одобрения сделки. Заполняя часть анкеты о доходах и расходах, помните, что кредитная карточка — это тоже полноценный кредит, даже если вы ею не пользуетесь.
Здраво оцените свои финансовые возможности. Если у вас есть дети или пожилые родственники, при расчете максимальной суммы кредита это будет учитываться. Из вашего дохода будут вычтены расходы не только на вас, но и на всех иждивенцев. Просите только ту сумму, которую вам реально могут дать и которую вы реально можете оплатить.

Потратьте время на изучение информации о банках, не спешите выбирать самый известный.
«Некоторые заемщики довольно узко смотрят на процесс выбора ипотечной программы и не берут в рассмотрение менее известные банки, которые нередко предлагают более выгодные условия, чем лидирующие на рынке банки. Менее крупные банки вызывают у людей недоверие и опасение их банкротства или отзыва лицензии, хотя в большинстве случае это никак не обосновано», — поясняет Алексей Новиков.
Покупая недвижимость на вторичном рынке, не пожалейте денег на юридическую проверку и страхование квартиры.
«На рынке ипотечного кредитования известны случаи, когда, несмотря на проведение проверки, после покупки квартиры в кредит выяснялось, что она является юридически грязной. В результате квартира изымалась у нового собственника по суду, но при этом сохранялось ипотечное обременение. Чтобы не оказаться в такой ситуации, достаточно застраховать квартиру на полную стоимость на период исковой давности», — советует исполнительный директор «Миэль — Сеть офисов недвижимости» Алексей Шленов.
Заранее узнайте о возможности досрочного погашения ипотеки в выбранном банке, как часто можно вносить платежи больше оговоренных, через сколько лет можно закрыть кредит досрочно и нет ли за это штрафа.
Как сэкономить
Если у вас стабильный высокий доход, то самым логичным способом сэкономить будет взять кредит на меньшее количество лет. Размер выплаты будет выше, но стоимость кредита — проценты — в сумме будут меньше.

Можно выбрать дифференцированную форму платежей, благодаря которой при большом сроке кредитования объем переплат получается меньше.
Однако возможность выбора разных видов платежей предусмотрена в ограниченном количестве банков. В основном платежи аннуитетные, то есть равные, но доля выплаты по процентам и основному долгу в них меняется. Первые годы вы будете в основном платить проценты и только после середины срока соотношение изменится в пользу основного долга.
Таким образом, если у вас есть планы по досрочному погашению ипотеки, лучше хотя бы частично осуществить их в первые пару лет.
Для тех, кто оформляет кредит на длительный срок и не планирует его досрочное погашение, выгодным решением станет популярная в последнее время услуга, предполагающая снижение процентной ставки на 0,5–1,5 процентного пункта при внесении единовременного платежа в размере от 1,5 до 4% суммы кредита.
При этом снижение ставки можно также получить, если вы изначально готовы внести около 50% стоимости квартиры.
«При выплате 35–40% стоимости приобретаемой недвижимости клиенту может быть предложена упрощенная схема кредитования, например без справки о доходах и представления двух документов», — отмечает директор департамента вторичного рынка «Инком-недвижимость» Сергей Шлома.
Многие банки предлагают программы с плавающими ставками. Первые два-три года ставка является фиксированной и более низкой по сравнению со стандартными. После завершения этого периода ставка становится плавающей. Это определенный процент плюс ставка MosPrime — средневзвешенная ставка по десяти ключевым банкам. Такие кредиты стоит брать клиентам, которые намерены закрыть ипотеку досрочно.

Екатерина Сахарова

Как выйти из себя и вернуться обратно

Все стали какие-то нервные и агрессивные, не правда ли? «Газета.Ru» попыталась разобраться, почему мы кидаемся на людей и как перестать это делать.
Вышел из себяЧуть что, мы готовы вспылить, взорваться, высказать все, что накипело, потому что сколько можно сдерживаться, надоело! Кто-то склонен выплескивать гнев громко и сразу, кто-то долго сдерживается, а потом вываливает все, кто накопилось. Увы, в любом случае, громко выражая негативные эмоции, мы провоцируем скандалы. Можно ли научиться правильно выражать свои эмоции – так, чтобы не навредить ни себе, ни своим отношениям с окружающими? Да, если освоить искусство управления гневом.
Физиология гнева
Вообще-то гнев – это нормально. Разозлиться перед лицом несправедливости или в ответ на оскорбление – что может быть естественнее? Проблема не в том, что мы испытываем это чувство, вопрос в том, как мы его выражаем. Джудит Орлофф, американский психиатр, автор книг Emotional Freedom («Эмоциональная свобода», 2011) и The Ecstasy of Surrender («Сдавайтесь с радостью», 2014), посвятившая себя изучению того, как эмоции управляют человеком, объясняет, что ярость прежде всего чувство физиологическое.
Что происходит, например, если коллега присвоил себе ваши заслуги? Вы приходите в ярость. В крови поднимается уровень адреналина, кровь приливает к рукам, сердце начинает биться сильнее, давление поднимается, зрачки расширяются.
И вы готовы ответить – накричать, нагрубить, обличить, а то и ударить, то есть показать, что вы сильнее, защитить себя и предотвратить повторение этой ситуации.
Это врожденный механизм самозащиты, и именно поэтому его так сложно контролировать, утверждает Джудит. Однако делать это нужно, иначе наши отношения с окружающими будут безнадежно испорчены. При этом нужно учитывать, что вспышка гнева будет особенно резка в двух случаях. Во-первых, если мы уже в стрессе – вот почему мы легко выходим из себя после тяжелого дня. Во-вторых, если мы долго подавляем раздражение.
Что стоит за вспышкой ярости
Современные западные терапевты давно интересуются тем, что стоит за вспышками ярости и как с ними бороться. Курсы управления гневом – популярный современный вид тренингов, участники которых осваивают искусство контролировать свои реакции и держать себя в узде, когда хочется крушить все подряд.
«Прежде чем выплескивать гнев, досчитайте до десяти» – это первая рекомендация, которую получают на тренингах несдержанные люди.
Совет, казалось бы, банальный, но дельный: взяв паузу перед тем, как раскричаться, можно прислушаться к себе и обнаружить, что именно вызвало желание устроить скандал. А это вовсе не разбитая чашка или испачканный ковер. Доктор Линн Намка, американский психолог, основатель организации под названием Talk, Trust & Feel Therapeutics («Терапия через разговор, доверия, чувство»), которая помогает людям контролировать себя, утверждает, что за гневом стоят совершенно отдельные чувства.
Вот, что, по ее мнению, заставляет нас выходить из себя:
– когда мы не получаем то, в чем особенно нуждались в детстве (ласку, одобрение, сочувствие, похвалу и т.д.);
– когда другие проявляют черты характера, которые мы сами в себе терпеть не можем;
– когда ситуация напоминает нам о старых травмах и разочарованиях;
– когда события текущего момента напоминают нам о не решенных в прошлом проблемах;
– когда мы оказываемся в положении, в котором уже были, и тогда нам было плохо.
Как правильно злиться
Правильно выражать свой гнев нужно по двум причинам. Во-первых, постоянные скандалы портят отношения с людьми: чтобы не остаться без друзей и работы, стоит научиться выплескивать эмоции так, чтобы никого не обидеть. Во-вторых, и это уже подтверждают исследования ученых, гневливые люди больше, чем спокойные, рискуют получить сердечный приступ в раннем возрасте. Особенно это касается мужчин.
Итак, что же делать, когда охватывает ярость?
Принять то, что вы злитесь
Люди, которые осознают то, что находятся в ярости, меньше склонны к агрессии и насилию, чем те, кто все отрицает. «Человек, который способен понять, какого рода эмоции испытывает в данный момент, лучше умеет собой управлять», – утверждает Рики Понд, автор исследования, проведенного в Университете Кентукки.
Спастись бегством
В прямом смысле. Бег – самая естественная реакция человеческого организма на стресс: когда в крови поднимается уровень адреналина и кортизола, человеку имеет смысл сделать то, что предпринимали его далекие предки для самозащиты. Вариантов два – пустить в ход кулаки или сбежать. Что выберет воспитанный человек? Конечно, второе. Заодно смените обстановку и исключите раздражающий фактор из поля зрения.
Оценить свое время
Джудит Орлофф предупреждает: не стоит торопиться выражать свой гнев, если у вас нет на это времени.
Во-первых, есть вероятность, что в спешке вы неправильно оценили ситуацию и разозлились несправедливо, а во-вторых, для экономии времени вы наверняка употребите самые сильные слова и выражения, которые знаете, а это не пойдет на пользу отношениям с людьми.
Пожалеть себя
Если вы устали или хотите спать, не стоит ссориться. В гневе уровень адреналина подскочит до небес, а это вызовет бессонницу. Дайте себе отдохнуть: возможно, когда вы будете бодрее, проблема не покажется столь существенной. А даже если конфликт не будет исчерпан, вы сможете спокойнее все обсудить.
Пять правил доброй ссоры
Выражать свой гнев все-таки нужно, но, чтобы отношения с окружающими от этого не страдали, относитесь к людям с уважением, даже если они не правы. Соблюдайте несколько принципов.
1. Пусть важнее будет сохранить добрые отношения, чем доказать свою правоту.
2. Обсуждайте только текущий вопрос, не припоминайте былое.
3. Оцените, стоит ли предмет спора того, чтобы тратить на него столько сил и энергии.
4. Будьте готовы прощать, в противном случае конфликт не разрешится.
5. Заканчивайте спор вовремя: если чувствуете, что никак не сойдетесь во мнениях, примите то, что не согласны друг с другом.

Анна Лозинская
http://www.gazeta.ru/

Правда о МиГ-29

Как американские разведслужбы разгадали загадку убийцы времен холодной войны.
Джон Сотэм (John Sotham)
МиГ-29
В носовой части МиГ-29 (Fulcrum по натовской классификации), стоящего возле здания национального военно-воздушного и космического разведывательного центра на авиабазе Райт-Патерсон в Огайо, выросло осиное гнездо. Шины на его приподнятых над землей стойками колесах растрескались и порвались. На обтекателе засох птичий помет. Самолет создает впечатление военного трофея, выставленного напоказ как голова на пике. В определенном смысле это и есть трофей, взятый в результате победы в холодной войне. Это один из семнадцати МиГ-29-х, закупленных американским правительством в бывшей советской республике Молдавии в 1997 году. Приобрели самолеты для того, чтобы их не продали Ирану. Та слабая конфедерация, что пришла на смену Советскому Союзу, не имела возможности остановить эту сделку, что стало еще одним актом унижения после распада СССР. «Любое военное ведомство в любой стране серьезно расстроилось бы, получи противник возможность изучать и испытывать его самое современное оружие, — говорит московский историк авиации Сергей Исаев. — Интересно, порадовались бы Белый дом и Пентагон, если бы, например, Мексика попыталась продать Российской Федерации свои вертолеты UH-60L Blackhawk?»

Такое приобретение также дало западным аналитикам, часть из которых работала в мрачном здании этого национального разведцентра, шанс изучить истребитель, на который они смотрели издали на протяжении 20 лет. Когда МиГ-29 впервые появился в 1977 году, он, как и его далекий предок МиГ-15, стал потрясающим откровением: оказывается, Советы догоняют США в области авиационной техники!

Американская разведка впервые узнала о новом советском самолете по спутниковым фотографиям, сделанным в ноябре 1977 года, примерно тогда же, когда истребитель совершил свой первый полет. «Достаточно было взглянуть на его размеры и форму, чтобы понять: Советы проектируют аналог нашего F-16 и F/A-18, говорит Бенджамин Лэмбет (Benjamin Lambeth), написавший в 1999 году книгу Russia’s Air Power in Crisis (Российская военно-воздушная мощь в кризисный период), а в конце 1970-х годов работавший военным аналитиком в стратегическом исследовательском центре RAND в Санта-Монике, штат Калифорния. — Изо всех многочисленных разведывательных источников и средств сбора электронной и прочей информации американское правительство знало довольно много об этом самолете с самого начала, и нам было ясно, что надо что-то делать». В ВВС начали проектировать стелс-технологии и электронные системы для слежения и нацеливания сразу на несколько самолетов одновременно. В 1981 году руководство военно-воздушных сил выступило с первой официальной заявкой на разработку истребительной техники следующего поколения — перспективного тактического истребителя, который со временем станет самолетом, получившим название F-22 Raptor.

В последующие годы та разрозненная информация, которая была собрана о МиГ-29, сложилась в более понятную картину, потому что появилась возможность изучить 21 молдавский МиГ. С 20 по 27 октября 1997 года эти МиГи (14 фронтовых истребителей модели «С», шесть моделей «А» постарше и один двухместный самолет модификации «Б») были разобраны в Молдавии и по частям отправлены в национальный разведывательный центр в Дейтон, где их внимательно изучили на объекте по эксплуатации иностранной боевой техники. Что случилось потом — об этом Национальный военно-воздушный и космический разведывательный центр не сообщает. Офицер центра по связям с общественностью Джеймс Лансфорд (James Lunsford) говорит: «Мы не хотим, чтобы наши противники знали, что нам известно». Возможно, несколько МиГов, которые были в пригодном для полетов состоянии, были отправлены на испытания на базу ВВС Эдвардс в Калифорнию. По крайней мере, один экземпляр оказался в Неваде на авиабазе Неллис. Там его отправили в учебный центр, который летчики называют «зверинцем для молодняка». В центре есть целая выставка военной техники иностранного производства, которая выставлена там для ознакомления с нею молодых разведчиков. Что касается остальных машин и деталей, то данные о них засекречены, за исключением одной первой модели «А», которая попала в национальный музей ВВС США.

Внутри музея его куратор Джефф Даффорд (Jeff Duford) приглашает меня осмотреть галерею холодной войны, расположившуюся почти на четырех тысячах квадратных метрах выставочного пространства. Для начала он показывает мне экспонат «Чекпойнт Чарли». Этот недавно приобретенный тренажер отсека экипажа космического челнока НАСА занимает всю левую часть ангара, вытолкав самолеты в правую, где они стоят как сборная солянка. Там второй МиГ-29 из Огайо стоит нос к носу с непривлекательным штурмовиком Fairchild Republic A-10 по прозвищу Warthog (бородовочник, уродина, страшилище — прим. перев.).

Даффорд снимает ленту ограждения, и мы подходим поближе, чтобы осмотреть самолет внимательнее. В отличие от Миг-29, гниющего возле разведцентра, этот экземпляр замечательно восстановлен и нежится в комфорте с климат-контролем, наслаждаясь мягким светом ламп и блестя свежей краской, которая на ощупь как атлас.

Давайте признаем: советские истребители были безобразны, и МиГи едва ли не самые мерзкие на вид. Самолеты МиГ-17 и Миг-19 времен Вьетнамской войны это утилитарная труба с крыльями. Вслед за ними пришли смертоносные МиГ-21, представляющие собой рациональную скульптуру из углов и конуса. Но Миг-29 совсем другой. Эта прекрасная в своей обтекаемости машина напоминает своего двухкилевого современника с плоскими боками F-15 Eagle ничуть не больше, чем балерина из Большого театра боксера с уличного ринга. Когда галерея будет готова, эти две иконы воздушного боя будут выставлены вместе, говорит Даффорд. Либо же Fulcrum будет красоваться на пару со своим более прилизанным соперником F-16. Даффорд вместе с коллегами продумывает план размещения экспонатов таким образом, чтобы МиГ-29 выглядел как достойный противник, каким он и является.

«Нам очень повезло, что мы получили этот самолет, — говорит Даффорд, проводя рукой по правому воздухозаборнику МиГ-29. — Когда он поступил к нам, на нем была краска молдавских ВВС. Сделано все было очень грубо. Когда начались ремонтно-восстановительные работы, работники, зачищая поверхность, надеялись найти бортовые номера (эквивалент серийного номера в ВВС). Во время зачистки отчетливо проступил номер 08».

Узнав номер, Даффорд понял, что этот МиГ — не только одна из первых боевых машин данной марки, располагавшихся на базе ВВС в подмосковной Кубинке, но и один из первых самолетов из числа показанных за пределами Советского Союза. «Некоторые детали помогли выяснить его происхождение, — говорит Даффорд, — Пластины для отражения пламени…. Там всего шесть отверстий, и это говорит о том, что наш самолет — одна из первых моделей». Другой подсказкой стал способ нанесения номеров. В отличие от самолетов ВВС США, где правила по размерам очень жесткие, до миллиметра, «на российских самолетах расстояние между цифрами может быть разное», отмечает Даффорд. Он внимательно изучил снимки МиГ-29, сделанные в 1986 году на авиационной выставке в Финляндии в Куопио-Риссала. «Это как отпечатки пальцев. Посмотрев на расстояние между цифрами и на место их расположения, я убедился, что эта машина выставлялась в Финляндии».

В 1986 году Юкка Хоффрен (Jukka Hoffren) был фотографом в финских ВВС, работавшим на авиабазе в Тиккакоски, где находится финская военно-воздушная академия. Очарованный новым МиГом, Хоффрен отправился на авиашоу в Куопио-Риссала, где должен был состояться международный дебют этой машины. До 1986 года иностранцы видели истребитель только на нечетких спутниковых снимках, опубликованных в журнале Aviation Week & Space Technology. «Все это авиашоу строилось вокруг МиГ-29», — сообщил мне Хоффрен по электронной почте. Советы были заинтересованы в продаже своего нового самолеты финским ВВС, у которых был весьма разнообразный парк машин, возникший по причине сложной политики послевоенной Финляндии, регулировавшейся разными договорами. В составе военно-воздушных сил были и советские МиГ-21 бис, и шведские Saab Draken, и британские Hawk производства British Aerospace. По словам Хоффрена, в сравнении с весьма боеспособным МиГ-21, который был построен в грузинском Тбилиси так, что метод строительства можно назвать «доводкой молотком», новый МиГ был потрясающей машиной. «Если МиГ-21 можно назвать ракетой с крыльями, то МиГ-29 был очень маневренным самолетом в воздушном бою, и казалось, что он ничуть не уступает, а может даже превосходит F-16».

Увидеть не фотографию, а реальную машину, что сделал Хоффрен в Финляндии, было гораздо познавательнее; но самолет можно узнать по-настоящему только в полете. И в декабре 1989 года Лэмбет получил такую возможность. 15 декабря на базе в Кубинке в отвратительных погодных условиях он стал первым западным аналитиком, слетавшим на МиГ-29, а также первым после окончания Второй мировой войны представителем Запада, приглашенным подняться в воздух в советском воздушном пространстве на боевом самолете (канадский летчик истребительной авиации летал на МиГе в августе 1989 года на авиашоу в Эбботсфорде).

Спустя два года после дебюта Миг-29 в Куопио-Риссала Советы показали эту машину в Англии на авиасалоне в Фарнборо, а в 1989 году на авиасалоне в Париже. В то время Лэмбет был старшим аналитиком в исследовательском центре RAND. Раньше он работал специалистом по советской военной технике в ЦРУ, а также гражданским летчиком. Работа Лэмбета в RAND со специализацией на боевом применении тактической авиации дала ему возможность полетать на многих реактивных самолетах с великолепными летно-тактическими характеристиками. В Фарнборо он познакомился с главным летчиком-испытателем КБ Микояна Валерием Меницким, который сопровождал группу пилотов, техников и обслуживающего персонала на первой крупной западной выставке, где участвовал МиГ-29. Они подружились.

«Я много лет писал о советских самолетах, — говорит Лэмбет. — Когда я услышал, что в Фарнборо привезут МиГ-29, я не мог в это поверить. Я даже представить себе не мог, что мне настолько повезет, и я смогу полетать на нем. Это была своеобразная драма холодной войны — человек, работавший в ЦРУ, получает шанс подняться в небо в советском истребителе с красной звездой». Лэмбет сказал Меницкому, что он очень хочет полетать на МиГ-29. «Он не упал со стула от смеха, а сказал, что, может быть, это получится». Лэмбет выбрал правильное время: советский руководитель Михаил Горбачев недавно начал проводить политику гласности, а поскольку Советы надеялись на продажу нового истребителя другим странам, они были готовы всячески демонстрировать его возможности и характеристики.

Погода в Кубинке той зимой была отвратительная, поэтому перед вылетом на МиГ-29УБ Меницкий занял переднее кресло, а Лэмбет забрался в заднее. Полет предусматривал совершение ряда маневров, которые Лэмбет за несколько недель до этого выполнял на самолете ВВС национальной гвардии F-15 на авиабазе Хикэм в Гонолулу. Отчет Лэмбета в RAND, опубликованный в 1990 году, стал первым несекретным анализом таинственного прежде истребителя. Лэмбет подчеркнул, что не проходил никакой подготовки в качестве летчика-испытателя или летчика-истребителя, но в своем отчете он подробно описал впечатления от полета в кабине МиГ-29.

Вскоре Запад узнал все о МиГ-29, получив возможность для его эксплуатации. За три месяца до полета Лэмбета в Кубинке в Венгрию по туристическим визам перебрались около 7000 восточных немцев, которые разбили лагерь под Будапештом. 10 сентября 1989 года Венгрия официально открыла свою границу с Австрией, дав беженцам возможность отправиться в Западную Германию. К 1990 году Германия объединилась, а на следующий день после Рождества 1991 года прекратил свое существование Советский Союз.

МиГ-29 был единственным боевым самолетом в вооруженных силах Восточной Германии, который объединенное германское правительство сохранило в составе ВВС. «Немцы оказали неоценимую услугу, — говорит историк из военно-воздушного и космического разведывательного центра Роб Янг (Rob Young). — Они рассказали нам о МиГ-29 больше, чем мы могли узнать где бы то ни было. У нас по программе обмена бывали майоры и подполковники. Это было похоже на МиГ-15 в том, что с ним мы создавали модели и проводили имитационные эксперименты еще задолго до того, как сумели получить эту машину». Во время войны в Корее Центр воздушной технической разведки, ставший предшественником национального военно-воздушного и космического разведывательного центра на авиабазе Райт-Патерсон, получил детали потерпевшего аварию МиГ-15 и исследовал обломки, чтобы как можно больше узнать о характеристиках этого изменившего расклад сил МиГа. Летчики-испытатели ВВС США смогли полетать на таком самолете после того, как в сентябре 1953 года дезертировал один северокорейский летчик.

В 1991 году у бывшей Восточной Германии было 29 машин МиГ-29, базировавшихся в Прешене неподалеку от польской границы. Когда пал Железный занавес, летчики и техники Западной Германии начали проводить оценку своих бывших противников, пытаясь понять, можно ли ввести их в состав новых ВВС Германии. В конечном итоге они начали программу обучения, в которой летчики бывшей Восточной Германии выступали в качестве инструкторов.

Были отобраны лучшие из лучших молодых западногерманских лейтенантов и капитанов для переучивания на МиГи. В последующие годы 73-е крыло истребительной авиации, которое было переброшено в Лааге на балтийское побережье, забросали просьбами ВВС и ВМС западных стран, желавшие полетать в учебном бою против МиГ-29.

Петер Стайнигер (Peter Steiniger) был летчиком-истребителем ВВС Западной Германии и выпускником престижных курсов по совместной подготовке пилотов реактивной авиации Европы-НАТО на базе ВВС Шеппард, штат Техас. Вернувшись в Германию, он летал на F-4F, которые были экспортным вариантом легендарных «Фантомов» компании McDonnell Douglas, находившихся в строю в немецких ВВС вплоть до 2013 года. Когда он в 1986 году был лейтенантом, ему и его товарищам показали спутниковые снимки отрезвляющей новой советской разработки. Но не прошло и пяти лет после объединения, как он оказался в сюрреалистических обстоятельствах, порожденных замысловатыми изгибами истории: Стайнигер не только стал хорошо подготовленным пилотом МиГ-29, но и офицером оперативного отдела 73-го крыла, координирующим программу обменов. «Например, — говорит Стайнигер, — я ставлю молодого, взволнованного и перевозбужденного летчика F-16 в пару с пилотом бывших ВВС ГДР. Они поднимаются в небо и совершают несколько элементарных маневров, принятых в истребительной авиации. У нас были сотни таких вылетов, и тысячи уроков во время разборов полетов с коллегами с западных самолетов, которые слушали нас и смотрели наши видеозаписи…в основном с изумлением».

Летчики с многочисленных самолетов-противников МиГ-29, самоуверенно вызывавшие нас на соревнование и подначивавшие нас словами «а ну-ка, покажите, на что вы способны» (среди них такие самолеты как F-14 Tomcat и F/A-18 Hornet ВМС США), были посрамлены и зачастую фигурально в кровь разбивали свои носы уже после первого столкновения с 29-м. «Имея определенный опыт, ты мог превзойти в маневрировании любой реактивный самолет, даже F-16 и Hornet с большим углом атаки, — говорит Стайнигер. — Прекрасная конструкция в сочетании с одним видом бортового вооружения превращала самолет в настоящего убийцу: речь идет о ракете Archer AA-11 (название ракеты Р-73 в натовской классификации — прим. перев.)». Это ракета с тепловой системой самонаведения, обладающая замечательными характеристиками и большей дальностью, чем американская Sidewinder. «Простой монокулярный объектив перед правым глазом позволял мне наводить самонаводящуюся головку на цель под очень большим углом». Способность МиГ-29 захватывать цель на автоматическое сопровождение даже тогда, когда его нос был повернут в сторону от нее, заставила «прослезиться очень многих», говорит Стайнигер.

Но хотя в ближнем воздушном бою МиГ-29 был хорош, западные летчики вскоре обнаружили в нем несколько недостатков. Бывший пилот F-16 Майк Дженш (Mike Jaensch), учившийся в школе вооружений ВВС и служивший в ПВО, в 1994 году вернулся на действительную военную службу после того, как его уволили из американских авиалиний. Хорошо владеющий немецким языком Дженш получил место в составе группы летчиков, отправившихся в 1998 году по обмену в Лааге в эскадрилью, где были МиГи. Дженш буквально влюбился в этот самолет, в его мощь и маневренность, но испытывал определенные сложности с бортовой РЛС и вспомогательными системами. «Советская система взглядов был такова, что летчик в основе своей это исполнительный механизм ручки управления, — говорит он. — Самолет очень сильно отличался от того, к чему привыкли мы. Бортовой электроники был самый минимум. Такая система взглядов также означала, что Советам не нужно было передавать информацию летчику». Поскольку системы МиГа не могли передавать пилоту информацию о сложном боевом пространстве, боевые полеты на машине были запрещены. В 1998 году силы НАТО думали о том, чтобы направить МиГи из Лааге в Косово, но отказались от этой идеи. Операторам бортовой системы дальнего радиолокационного обнаружения и предупреждения (АВАКС) пришлось бы уделять особое и отдельное внимание МиГам. «АВАКС выдает информацию трем-шести самолетам на боевом патрулировании, но для нас пришлось бы передавать дополнительную информацию, — говорит Дженш. — Мы решили, что в итоге будем больше мешать, нежели помогать». Кроме того, у сербов тоже были МиГ-29, в связи с чем опознавание «свой-чужой» в воздухе было бы затруднено.

В 1996 году Фред Клифтон (Fred Clifton) стал первым в рамках программы обмена пилотом МиГ-29, прикомандированным к 73-му крылу. Этот выпускник школы вооружений ВВС, служивший на F-16, а также налетавший тысячи часов на F-15, F-5 и МиГ-29, подходит к характеристикам русского самолета трезво и холодно, как аналитик. «Это великолепная машина [в плане совершения элементарных маневров], — говори он. — Но из четырех истребителей, на которых я летал, этот самый непослушный и трудный в управлении». До того, как стать пилотом МиГ-29, Клифтон получил свое первое инструкторское назначение, став летчиком «самолета противника» и летая на F-5 по программе интенсивного обучения опытных летчиков, оттачивавших навыки боевых действий против известных угроз, в том числе, против МиГ-29. По прибытии в 73-е крыло он получил уникальную возможность подвергнуть критической проверке учебную программу, по которой занимались летчики в США. «Я получил шанс понять, насколько правильно я вел подготовку пилотов как летчик противника, — говорит он. — Многое из того, что нам дала разведка, оказалось верным». Да, МиГ-29 был исключительно боеспособной машиной в воздушном бою, и впечатляла его способность производить пуск ракет под очень большим углом по отношению к направлению полета (к 2002 году русские утратили это преимущество в наведении, отмечает Фред Клифтон, потому что американцы приняли на вооружение ракету AIM-9X и нашлемную систему целеуказания). Но у самолета была небольшая емкость топливных баков, а, следовательно, малая дальность полета, тесная кабина со множеством кнопок и переключателей на приборной доске, среднего качества РЛС и низкие показатели в плане универсальности. Его возможности ограничивались тем, что он перехватывал и сбивал цели противника на небольшой дальности от собственного аэродрома. Летчиков восточного блока учили послушно следовать указаниям наземных операторов, поэтому системы МиГ-29, включая индикатор на лобовом стекле, были разработаны недостаточно хорошо, и пилоты очень слабо владели ситуацией в воздухе.

Пилот гражданских авиалиний Даг Рассел (Doug Russell) в свое время участвовал в программе обмена и летал в составе 73-го крыла. Он и сегодня периодически летает на зарегистрированном как гражданская машина МиГ-29, приобретенном в Киргизии и принадлежащем соучредителю Microsoft Полу Аллену (Paul Allen, Рассел иногда летает и на других МиГ-29, зарегистрированных в США в Иллинойсе). Ему нравится этот самолет, но он говорит, что полет на нем похож на выходные в Вегасе: жажды наслаждений хоть отбавляй, а дающего удовлетворение результата мало. «Мы находились в высокой степени готовности и летали с бортовым вооружением, однако это ничего нам не давало, — говорит он о времени, проведенном в немецких ВВС. — Парню с Запада было трудно летать на этой машине, потому что у него не было того уровня осведомленности об окружающей обстановке…. Нас никогда не приглашали на танец». Рассел считает, что аналитики НАТО очень интересовались МиГом и настаивали на том, чтобы немцы продолжали летать на нем.

Вскоре после прибытия в 73-е крыло Клифтон узнал, что технические аналитики в США скоро выяснят все оставшиеся секреты МиГ-29. Во время командировки на авиабазу Рамштайн он присутствовал на секретном брифинге, где было сказано, что ВВС США закупают молдавские МиГи. Многие полагали, что ВВС составят эскадрилью из МиГ-29, чтобы они участвовали в подготовке летчиков в качестве самолетов противника. Но к полетам были годны лишь несколько из приобретенных машин. Чтобы поднять в воздух остальные, нужны были большие затраты. Кроме того, было крайне неудобно торговаться с Российской Федерацией из-за запчастей. Поэтому создание эскадрильи «противника» оказалось делом непрактичным.

Питер Стайнигер запустил вебсайт, на котором с энтузиазмом ведет летопись немецких МиГов и делится ощущениями от полетов на них. Там немало поразительных фотографий и хвалебных слов в адрес МиГ-29. Вместе с тем, Стайнигер говорит: «Хотел бы я воевать на таком самолете? Нет. Если отставить в сторону ракету Archer AA-11, работа в кабине летчика очень трудоемкая. Владение ситуацией за пределами прямой видимости ограничивается картой». Иными словами, летчику приходится опускать голову, открывать карту и смотреть, где же он оказался.

Некоторые самолеты МиГ-29 по-прежнему подвергаются дальнейшей модернизации: на польские МиГи ставят новые летные компьютеры, навигационную технику и даже радио диапазона СВЧ/УКВ Rockwell Collins. Но остальные ВВС, если не считать небольшое количество бывших советских союзников, после холодной войны не торопятся встать в очередь за покупкой МиГ-29. «После падения Железного занавеса МиГ-29 был брошен на произвол судьбы, — говорит Клифтон. — Новых поставок за рубеж практически нет. Кто его покупает? Да никто». А по поводу целесообразности модернизации этой машины с целью ее превращения в современный компьютеризированный многоцелевой истребитель Клифтон говорит так: «Покупайте F-16. Он экономичнее и лучше».

Сегодня русские предлагают на экспорт новый МиГ, 35-й. Этот самолет более качественный. «С годами русские модифицировали МиГ-29. Они его усовершенствовали, внесли изменения, — говорит Бен Лэмбет. — МиГ-35 похож на МиГ-29, но у него гораздо больше возможностей». Пока он привлек внимание только одного потенциального покупателя: Индии. Согласно имеющейся информации, на вооружение российских ВВС МиГ-35 поступит в 2016 году. Но внимание западных аналитиков, и наверняка составителей учебных программ в школе вооружений ВВС сегодня привлекает продукция иного авиационного конструкторского бюро.

В 2010 году русские выпустили в небо аналог F-22 Raptor. Это машина КБ Сухого, являющаяся потомком Су-27. Т-50 это многоцелевой истребитель, бортовая электроника у которого может соперничать с F-22. Но Лэмбет отмечает, что он все равно отстает от Raptor лет на десять. «У многих есть подозрение, что он будет не такой уж и малозаметный, — говорит он. — У этого самолета есть много таких черт и особенностей, которые будут выдавать его на экране РЛС». Но с расстояния трудно судить о том, как покажет себя Т-50, и будет ли вообще Россия продолжать его разработку. Это новая загадка, и в ближайшее время русские вряд ли пригласят кого-нибудь с Запада покататься на этой машине, чтобы разгадать ее.

Оригинал публикации: The Truth About the MiG-29
Опубликовано: 25/08/2014 17:03

Ополченцы повторили Курскую дугу

Контрнаступление ополченцев Новороссии, обстановка на Украине, участие в этом конфликте и общем Ополченцы в боюпротивостоянии на мировой арене Запада и России, возможные варианты развития событий — об этом в прямом эфире видеоканала Pravda.Ru рассказал доктор военных наук, президент Академии геополитических проблем, член бюро Движения за национализацию стратегических ресурсов Константин Сивков.
— Как вы оцениваете произошедший перелом в войне на Украине? Почему это стало возможным?
— Совершенно очевидно, что войска хунты терпят тяжелые поражения оперативного масштаба, которые перерастают в стратегическое поражение. Если оглянуться в прошлое, в небольшую ретроспективу, то можно сказать, что примерно с 18 по 20 августа войска хунты предприняли масштабное наступление с целью разгрома основных группировок сил армии Донецкой народной республики и Луганской народной республики и взятия основных городов — Донецка и Луганска.
Цель этого наступления была создать условия для ликвидации вообще вот этих двух образований к Дню независимости Украины. Однако ни одна из оперативных задач, которые ставились перед войсками хунты, не была решена. Более того, при проведении наступлений все атаки были отбиты, войска хунты понесли тяжелейшие потери в личном составе и боевой технике и фактически полностью утратили ударный потенциал. Находясь в боевых порядках, ориентированных для решения задач наступления, они не были готовы к решению задач оборонительных.
Когда боевой потенциал был исчерпан, создались идеальные условия для нанесения контрудара. Им и воспользовалась армия Донецкой народной республики, которая нанесла решительный удар по этим ослабленным войскам. Они оказались в окружении. В котлах находилось от двух до около семи тысяч человек. Естественно, затем численность этих вооруженных группировок сократилась за счет того, что войска хунты в массовом порядке сдались в плен.
Поэтому естественно, что Донецкая народная республика продолжает наступление. Основное направление удара — южное, с целью выхода к побережью Азовского моря и взятия двух ключевых городов, это Новоазовск и Мариуполь. Новоазовск уже взят, сейчас вопрос падения Мариуполя — дело короткого времени.
То, что сейчас там имеется с оперативной точки зрения, по сути дела, повторяет то, что происходило на Курской дуге. Когда гитлеровские войска в рамках операции «Цитадель» вбросили в бой все свои силы, ввели последние резервы и когда группировки — серверная и южная — увязли в глубокой обороне Советской армии, были нанесены удары по Минскому и Воронежскому направлению, после чего немцам оставалось только бежать, выходя из окружения. Но довольно талантливые полководцы Вермахта Манштейн и фон Клюге смогли вывести свои войска, а командующие войсками киевской хунты не обладают такими талантами, поэтому все те войска, которые решали ударные задачи, попали в котлы.
— То есть ситуация сейчас не как на Курской дуге, а как в Сталинграде?
— Хуже. По сути дела, сейчас там ситуация, действительно, как в Сталинграде. Если говорить в процентном соотношении — то да, это почти что Сталинград, поскольку там окружена основная часть боеспособных войск хунты. Для того чтобы сейчас восполнить ударный боевой потенциал своих войск, им надо проводить как минимум еще одну масштабную мобилизацию, на что сейчас украинская нация не готова.
— Очень многие боялись, что в области радиоэлектронной борьбы поддержка стран НАТО и частными военными компаниями даст преимущество киевской хунте. Можем мы сейчас говорить, что, наоборот, у хунты нарушены управление и связь, а у Новороссии взаимодействие налажено нормально?
— Средства связи и управления не самоцель. Средства связи и управления не управляют войсками, а управляют войсками командиры. Можно взять самый современный великолепный «Мерседес» с самой совершенной электроникой, но если за рулем сидит идиот, он расшибет машину в лепешку. А если профессионала посадить в «Запорожец» (даже тот, кругленький), то он спокойно приедет куда надо, возможно, даже быстрее того «Мерседеса».
Командование сил так называемой АТО демонстрирует полную оперативно-стратегическую некомпетентность, которая граничит даже с оперативным кретинизмом. Нарушаются все самые простейшие, наиболее фундаментальные принципы ведения операций. Командование не оставляет оперативных резервов, вводя все войска полностью. Поэтому не имеет возможности потом отражать контрудары. Не обеспечивается фланговое прикрытие наступающих группировок войск, что создает условия для окружения этих войск. Не рассчитываются оперативные возможности группировок войск по взятию и решению боевых задач, что гарантированно приводит к поражению.
Все это происходит на фоне отсутствия морально-психологического потенциала ведения боевых действий. Хунта вынуждена вести боевые действия путем обстрела, подавления предварительно массированным огневым поражением с последующим введением уже туда войск. Личное огневое столкновение практически исключено или минимизировано. Но и эта задача не решается. У них абсолютно не поставлена система разведки. Ведь стрельба по городским кварталам тяжелой артиллерией свидетельствует не столько о жестокости, сколько о некомпетентности и несостоятельности этих войск. Артиллерии не так много. Нанося удары по жилым кварталам, они оставляют без огневого воздействия ударные и охранительные группировки ополчения. Естественно, все попытки взять тот или иной город, уже встречают мощное огневое сопротивление оборонительных рубежей донецкой народной армии. Поэтому такие попытки проваливаются.
С другой стороны, командование армии Донецкой народной республики демонстрирует более высокий уровень оборонительной подготовки. Они действуют классически. Там хорошо построенная, хорошо отработанная мобильная система обороны, которая сочетает в себе взятие городов с позиционной обороной. Армия ДНР в рамках оборонительных операций хорошо использует методы и тактику огневых мешков. В эти огневые мешки войска украинской хунты попадают регулярно, просто систематически. Блистательно проводятся операции на окружение. Практически непрерывно идут окружения.
Складывается впечатление, что войсками хунты командуют враги хунты, поскольку они целенаправленно громят собственные войска, подставляя их под удар. В итоге в значительной степени людской потенциал войск хунты исчерпан, а по техническому оснащению армия Донецкой народной республики уже сопоставима, если даже не превосходит противника.
— А как у войск хунты поставлена служба тыла, налажено ли снабжение?
— Служба снабжения у них поставлена так же — из рук вон плохо. Ведь не является тайной то, что личный состав войск Украины испытывает огромные трудности с продовольствием, с обмундированием, даже с боеприпасами, если судить по интенсивности обстрела. Например, батарея «Акаций» за минуту выпускает 48 50-килограммовых снарядов. За десять минут она выпустит 480 снарядов. Воронка от такого 50-килограммового снаряда бывает глубиной порядка двух метров, в диаметре — порядка шести метров. Снаряд, попавший в дом, его сотрет с лица земли. Где мы видим стертые с лица земли находящиеся вблизи опорные пункты армии ДНР? Где мы видим хотя бы даже уничтоженные поселки в течение короткого срока? Этого нет. То есть даже поставка боеприпасов в войска хунты организована очень плохо.
— Как русская армия в 1915 году?
— Скорее, в 14-м. Это где-то там, в столице, командуют парадом, а на фронте — безнадега. Все-таки сейчас у хунты еще намного хуже. Я, наверно, не нашел бы в истории случая, который можно сравнить с командованием войск хунты. Это просто беспрецедентная военная история идиотизма.
— Может быть, там действительно главная проблема в морально-политическом и психологическом состоянии?
— Я думаю, важно, как комплектовалось командование. Напомню, что хунта пришла на фоне проамериканского и под контролем американцев путча — государственного переворота. Причем они пришли на волне оплевывания и осквернения всей истории Украины, когда она была в составе Российской империи и Советского Союза. На фоне оплевывания и осквернения всех принципов строения военной организации Украины. Они ставили на колени бойцов «Беркута» — мы все это помним.
Естественно, подготовленные люди, подготовленные по-настоящему, верные присяге офицеры и генералы служить таким выродкам не захотели. Многие настоящие профессионалы перешли на службу к России. Главнокомандующий военно-морскими силами Украины перешел на сторону России. Таких генералов и адмиралов много. А на смену им пришли политиканы, авантюристы, политические и военные. Просто спекулянты, которые к военному искусству никакого отношения не имеют. У них единственное искусство — оказаться в нужном месте в нужное время, кому надо — угодить, кому надо — дать. И все желания таких военачальников, всей этой публики — личная выгода. Естественно, вести сложные боевые действия, особенно связанные с противопартизанской борьбой, взятием городов, решать задачи снабжения, детальной организации разведки они просто не в состоянии.
Кроме того, там играет ключевую роль жадность. И эта жадность особенно усиливается от понимания, что это ненадолго. Они разворовывают все. Венгрия поставила Украине порядка сотни танков Т-72 старых образцов. У них боевые возможности незначительные, но все же их можно было бы там использовать. Они их поставили по стоимости десять процентов от рыночной цены. Но в украинскую армию они были поставлены через промежуточную фирму, по всей видимости, Коломойского или еще кого-нибудь, кто связан с этим делом, по полной рыночной цене. Кто-то 90 процентов цены из украинского бюджета положил себе в карман. А сколько данных приходит о некачественных и неэффективных, недееспособных бронежилетах! Сколько прошло информации о том, что продовольствие не поставляется… Даже в батальоны Коломойского приходит заплесневелый хлеб. Естественно, в таких условиях воевать очень сложно.
— Насколько вероятен стратегический контрудар войск Новороссии? Возможен ли поход на Киев?
— Этого делаться не будет, естественно. Сил для этого сейчас нет. Ближайшая оперативная задача сил Новороссии, судя по сообщениям, — это закрепление большого плацдарма на побережье Азовского моря и взятие двух ключевых городов. Дальнейшей задачей, вероятнее всего, будет деблокада Крыма.
— Запорожская и Херсонская область?
— Да. Но прежде чем идти туда, я не исключаю, что руководство Новороссии после деблокады Луганска примет решение обеспечить выход на границу с Белоруссией. Таким образом будет обеспечена сплошная зона от Белоруссии до Азовского моря и граница с Российской Федерацией, полностью контролируемая Новороссией.
— Сезонный фактор: наступление осени, дожди, распутица, — может повлиять на военную ситуацию?
— Естественно, на характер боевых действий это повлияет, и очень существенно. И в первую очередь это скажется, конечно, на боеспособности войск хунты. Потому что они отличаются исключительно низким моральным потенциалом, в отличие от сил Новороссии. Войска Новороссии выдержат эти проблемы, к тому же гуманитарная помощь со стороны России позволить выдержать эти проблемы и жителям Новороссии.
У Новороссии служба тыла налажена. Если бы у них не было службы тыла и снабжения, не было бы успешных наступлений. У войск хунты в осенне-зимнее время ситуация будет намного тяжелее. Во-первых, начнутся более серьезные и глубокие проблемы с провиантским обеспечением. Вероятнее всего, возникнут проблемы с топливом. Но самое главное — начнутся первые признаки гуманитарной катастрофы центральных и западных регионов Украины. И уже обеспечить мобилизацию личного состава для войны в значительной степени будет невозможно. В этих районах, вероятнее всего, начнутся массовые выступления, переходящие в восстания против действующей власти.
Предпосылки к тому уже есть сейчас. Некоторые батальоны Коломойского, Яроша собираются или уже двинулись на Киев, и там уже возобновляется Майдан. Уже появился и лидер нового Майдана — Тимошенко, которая ждала своего часа. Есть и военный лидер Майдана — Ярош. Он сейчас использует деньги Коломойского для создания своей военной силы. И многие думают, что Ярош безусловно подконтролен Коломойскому. Сейчас он его слушает. Однако когда изменится политическая ситуация, он будет в числе первых, кто этого Коломойского расстреляет, если он не успеет сбежать с Украины, как и другие олигархи. Потому что Ярошу эти олигархи, которые сейчас сидят на Украине и правят бал, мешают. Он хочет взять власть. Тимошенко в значительной степени потеряла свой экономический потенциал, а Ярош никогда его и не имел. Получив политическую власть, они захотят получить и экономическую. Поэтому будет национализация, как минимум, а как максимум — просто захват собственности олигархов. Многие из них поплатятся и жизнью, скорее всего.
— Уже сейчас возникают конфликты между частями правительственной армии и батальонами олигархов?
— Там уже давно имеет место этот конфликт. Ведь среди потерь, которые измеряются многими тысячами убитых, значительная часть убита не в боях с ополчением, а расстреляны батальонами Коломойского, наемниками, которые в значительной части исполняли роль заградотрядов, заставляя этих бойцов идти в бой. Тех, кто отказывался, в массовом порядке расстреливали.
Я встречался со многими людьми из Луганска и Донецка. Они рассказывают, как неоднократно находили захоронения по 80, 100, 120 человек, просто расстрелянных. Там просто выкапывали экскаватором ямы и сваливали их туда. И делали это батальоны Коломойского.
— Когда могут закончиться эти военные действия и самоуничтожение украинцев?
— После того, как в центральных и западных регионах Украины начнется восстание против хунты. А начнется это восстание против Порошенко и олигархата с момента, когда на Украине возникнет ситуация гуманитарной катастрофы. Ориентировочно, это произойдет с конца октября до декабря, когда скажется отсутствие газа, угля. Возникнут проблемы, связанные с ассоциацией с Евросоюзом, когда целый ряд продукции просто нельзя будет выпускать.
Плюс из-за разрушенных связей перестанут поступать средства из России. И не только это. Все это приведет к тому, что на Украине появится огромная армия безработных, которым просто нечего будет есть. Это все взрывной потенциал, который сработает. Порошенко, кстати, это хорошо понимает. Порошенко понимает, что он стал президентом катастрофы и ее черты уже проявились.
— Его расстреляют или повесят?
— Я не знаю, что с ним будет. Все будет определяться конкретной ситуацией. Но диапазон может быть широкий. От судьбы Януковича, если сбежать успеет… Бежать-то ему есть куда — в США. До судьбы Бенито Муссолини и Муаммара Каддафи.
Беседовал Саид Гафуров
http://www.pravda.ru/

Воздушная война на Халхин-Голе

И 153 комэски
И-153 комэска третьей эскадрильи 56 ИАП майора Черкасова.
Реконструкция Владимира Загороднева на основании данных ветерана того же полка И.П.Бакшеева.

Предыстория конфликта

С начала 1939 г. в районе границы между Монгольской Народной Республикой (на территории которой в соответствии с советско-монгольским протоколом 1936 г. находились советские войска) и Манчжоу-Го, фактически управлявшейся Японией, произошло несколько инцидентов между монголами и японо-маньчжурами.

Последняя стычка произошла в мае. Обе стороны стали подтягивать силы в спорный район. Монголия — за которой стоял Советский Союз — объявила о прохождении границы близ маленького поселка Номон-Хан-Бурд-Обо, а Манчжоу-Го — за спиной которой стояла Япония — провела границу по реке Халхин-Гол (именно поэтому в западной историографии последующая локальная война получила название «Инцидент у Номонхана», а в советской и российской — «Война на Халхин-Голе»). Формальная причина объяснялась наличием множества содержавших разночтения карт района, которые трактовались каждой из сторон в свою пользу, а также характером пустынной и малолюдной местности с неопределенными пограничными указателями, отстоявшими друг от друга на многие километры. Примечательно, что в начале конфликта стороны рассматривали его как обычный инцидент. Они обменялись несколькими взаимными протестами (первый из них был адресован правительству МНР). В Москве вообще узнали о случившемся лишь спустя несколько дней после его начала. Но вряд ли будет правильным расценивать конфронтацию случайным стечением обстоятельств. Она назревала не только потому, что частые и мелкие пограничные инциденты накапливались и создавали благоприятную почву для противостояния.

Конфликт на Халхин-Голе, помимо военно-силового, имел явное политико-дипломатическое измерение. И Советскому Союзу, и Японии было важно продемонстрировать свою боеспособность перед потенциальными союзниками, поскольку в Европе и в США существовали довольно серьезные сомнения в способности СССР и Японии выступать в качестве надежных и боеспособных партнеров в предстоящих коалициях, состав и конфигурации которых еще не были прояснены.

Именно в эти месяцы японская дипломатия вела ожесточенный торг об условиях сотрудничества с Германией и Британией. С другой стороны, Япония в то время вела тяжелую захватническую войну в Китае, где несла ощутимые потери в живой силе и технике. В 1939 г., в частности, там использовалось около 900 боевых самолетов, из них около половины — армейской авиации. В Китае были сосредоточены лучшие силы японской императорской армии, и, очевидно, что в таких условиях японцы, при всей своей агрессивности, не были заинтересованы в раздувании параллельной крупной войны, отвлекающей их силы от главной цели.

Летом 1939 г. не менее важные переговоры вела и военная делегация СССР с представителями военных миссий Британии и Франции в Москве. Не надо забывать и о политической ситуации вокруг Советского Союза. Осенью 1938 года СССР даже не был приглашен на конференцию в Мюнхене, где решалась судьба Чехословакии, с которой Москва имела договор о взаимопомощи. Это означало одно — падение авторитета Советского Союза в Европе, где весной 1939 года пала Республиканская Испании — последний союзник Москвы. На Западе небезосновательно полагали, что Красная Армия, ослабленная многочисленными чистками, — небоеспособна. К тому же СССР, активно помогавший Китаю оружием и военными специалистами, косвенно был заинтересован в распылении японских сил.

Таким образом, возникший конфликт, который формально был четырехсторонним — МНР и СССР против Манчжоу-го и Японии, — фактически же был выяснением отношений между СССР и Японией. Конфликт был прекрасной возможностью для любой из сторон не только закрепить за собой спорные территории, но и значительно поднять свой военный и политический престиж на международной арене.

Начало воздушной войны

Первый самолет — машину типа Р-5, осуществлявшую связь с шестой кавалерийской дивизией — ВВС РККА потеряли в воздушном бою 22 мая. Этот день стал точкой отсчета воздушным схваткам над границей.

СССР обвинил Японию в агрессии против Монголии и заявил, что будет защищать ее границы «как свои собственные». Из Советского Союза в экстренном порядке стали перебрасываться в район Халхин-Гола дополнительные авиационные и бронетанковые части.

Первые столкновения с японской авиацией в мае вызвали тревогу у военно-политического руководства СССР. Разумеется, потеря даже нескольких десятков самолетов не могла подорвать боеспособности советских ВВС на Дальнем Востоке. Негативное впечатление исходило прежде всего из самого факта, что советская авиация начала действовать неэффективно.

Особенно показателен был в этом отношении воздушный бой 1-ой эскадрильи 22 ИАП, которую лично лидировал исполняющий обязанности командира авиабригады майор Т.Ф.Куцевалов, произошедший 27 мая.

При появлении в воздухе японских самолетов самолет Куцевалова не взлетел из-за неисправности двигателя, а во время боя четыре машины вынуждены были выйти из боя и приземлиться по той же причине (возможно, это произошло из-за некачественного топлива при дозаправке на земле перед вылетом). Из четырех оставшихся пилотов — двое были убиты и один ранен.

На следующий день, 28 мая, практически полностью была уничтожена 4-ая эскадрилья 22 ИАП на И-15. Из десяти пилотов — пять были убиты или пропали без вести, включая помощника командира 22 ИАП майора П.А.Мягкова; не менее трех получили ранения, в том числе — комэск капитан А.И.Балашов.

Роль переброски в МНР опытных авиаторов

Начавших прибывать с начала июня в МНР пилоты прошедшие войну в Испании и в Китае прежде всего необходимо рассматривать как инструкторов и организаторов, а не просто как летное пополнение с отличной подготовкой. Следует также отметить, что возможность поднять уровень имевшимся в Монголии летчикам за сравнительно короткий срок стало возможно благодаря хорошему в целом качеству рядовых пилотов, быстро усвоивших уроки ветеранов. В противном случае, подобная учеба успеха просто бы не имела. Подобное обстоятельство позволяет по иному взглянуть на качество массового летного состава ВВС РККА периода начала второй мировой войны, в отличии от имеющей распространение точки зрения, что рядовые пилоты имели крайне низкий уровень подготовки, а авиация в целом была полностью разложена репрессиями.

Прибывшую в МНР группу из 48 пилотов и технических специалистов возглавлял замначальника ВВС РККА Я.В.Смушкевич; кроме него 11 летчиков имели звание Героев Советского Союза. Все они тут же были рассредоточены по разным подразделениям и приступили к боевой учебе.

Рост численности ВВС РККА в МНР в начале войны
Период Количество самолетов
На 1 мая 84
На 23 мая 147
На 17 июня 267

К началу войны все японские авиасилы в Манчжурии и в Корее насчитывали 274 самолета. Следовательно, уже к середине июня, даже при условии сосредоточения всех вышеуказанных авиасил против МНР, никакого численного превосходства в авиации у японской стороны быть не могло. Реально же, в июне японские авиасилы в районе Халхин-Гола насчитывали всего 129 самолетов, из них 77 истребителей, 24 двухмоторных бомбардировщика, 28 одномоторных самолетов — легких бомбардировщиков и разведчиков. А самым первым формированием, предназначенным для действий в этом районе стало Временное воздушное соединение, созданное 12 мая и насчитывающее 32 самолета, в том числе 20 истребителей и 12 одномоторных машин.

Таким образом, по состоянию на середину июня, советские авиасилы, переброшенные в район боев, по численности вдвое превосходили находившиеся там японские и равнялись всем японским авиасилам, которые находились в Манчжурии и в Корее вообще. Не случайно с конца мая японцы долгое время не проявляли активности в воздухе, что, в общем-то, и предполагалось советской стороной, которая оценивала первоначально могущий быть использованный в боях японский авиапарк в сто с небольшим машин.

Качественная матчасть — главный источник обеспечения успеха ВВС РККА на Халхин-Голе

Если майские неудачи можно было отчасти объяснить недочетами в организации боевых действий и отсутствием боевого опыта у пилотов, то воздушный бой, произошедший 22 июня, не оставил никаких сомнений относительно тревожного состояния матчасти советской истребительной авиации и несоответствия ее уровня самолетам противника. Речь идет о массовом использовании ВВС РККА истребителей-бипланов.

Следует отметить, что потери И-15 бис именно в этом бою отнюдь не были обусловлены плохим управлением боем или малым количеством использованных самолетов. Так, четвертая эскадрилья 22 ИАП находилась под командованием опытного пилота Евгения Степанова, прошедшего бои в Испании, где он летал именно на И-15. Сам Степанов, несмотря на свое искусство, с трудом выдержал бой с японцами и приземлился на своей машине с перебитой тягой управления двигателем.

Процент потерь советских истребителей-монопланов и бипланов от примененных в воздушном бою 22 июня 1939 г.
Тип самолета И-15 И-16
Задействовано 49 56
Потеряно 13 1
Процент потерь от примененных 27 2

Тенденция развития бипланов уходила своими корнями в опыт войны в Испании. Неплохо показавшие себя в боях начального периода этой войны самолеты типа И-15, произвели определенное впечатление на руководство советских ВВС. Если до этого были колебания, относительно применения машин подобной схемы, то надежность в эксплуатации и простота пилотирования этой машины по сравнению с более сложным монопланом И-16 говорили за то, что она имеет право на существование. И хотя из Китая позже поступали совершенно иные отзывы о биплане И-15 бис, который с самого начала столкнулся со скоростными японскими монопланами, ситуацию исправить было уже сложно — машина была запущена в массовую серию на крупнейшем в стране авиазаводе №1. В 1939 г. самыми массовыми истребителями, выпускаемыми в СССР, стали истребители именно бипланной схемы и среди них преобладали по итогам года именно самолеты типа И-15 бис.

Подготовка к вылету
Халкин-Гол, лето 1939 г. Подготовка истребителя И-15 к боевому вылету.

Некоторые советские и российские исследователи полагают, что появление на Халхин-Голе истребителей И-153 «Чайка» позволило советским авиачастям в дополнение к И-16 получить воздушное оружие, которое превосходило японские истребители. Эта точка зрения представляется явно преувеличенной.

Одним из доказательств этому служит показательный воздушный бой, проведенный в начале августа между командиром 22 ИАП Г.К.Кравченко и командиром группы И-153 полковником Кузнецовым. При первом сближении уже на третьем вираже И-16 зашел в хвост «Чайке», при втором — это произошло уже через два виража.

Следует отметить, что «Чайки» действовали в особых условиях — они считались новейшим оружием, через границу им перелетать не разрешалось. То же самое можно сказать и про И-15 бис, которые использовались после июньских боев только для атаки наземных целей под сильным истребительным прикрытием. Несмотря на это, по имеющимся данным, всего за время боев было потеряно не менее 40 бипланов И-15 бис и И-153, что, соответственно, составляет не менее четверти от всех потерянных советских истребителей. Разумеется, потери бипланов в боях не были катастрофическими по абсолютным цифрам, но подобная статистика отражала тревожные тенденции с состоянием матчасти советской истребительной авиации в целом. Основным же и наиболее современным советским истребителем в боях был моноплан И-16. Именно наличием этой машины в строю в массовом количестве и можно объяснить значительную долю успеха ВВС РККА на Халхин-Голе.

Количественный фактор в боях на Халхин-Голе

Как уже отмечалось выше, советское командование практически с самого начала войны (вопреки утверждениям некоторых авторов) обладала численным превосходством над японскими силами.

Это объясняется в первую очередь советской военной доктриной, которая предусматривала одновременное ведение боев против двух противников — на Западе и на Востоке, и, соответственно насыщение ВВС РККА необходимым для этого количеством материальной части.

Еще год назад подобная схема показала себя — в августе были приведены в боевую готовность советские ВВС на Дальнем Востоке в связи с событиями на Хасане. В то же самое время в европейской части СССР была развернута группировка в 2000 самолетов, предназначенных для боевого использования в случае оказания помощи Чехословакии во время Мюнхенского кризиса.

В 1939 г. ситуация была аналогичной. Практически сразу же после окончания боев на Халхин-Голе мощная группировка ВВС РККА на Западе была задействована против Польши.

Советский авиапром был также ориентирован на то, чтобы не только оснастить эти автономные группировки (эта задача была фактически решена), но и восполнять их потери в случае боевых действий. С этой задачей он справился блестяще. Никакого дефицита техники ВВС РККА не испытывали.

Опираясь на мощный авиапром, советское командование наряду с качественным совершенствованием матчасти проводило также политику наращивания в районе боев количественного уровня авиасил.

В первой половине августа прибыло новое мощное подкрепление — до 200 самолетов. К середине августа советские авиачасти (включая группу монгольских Р-5) насчитывали не менее 558 боевых самолетов, что более чем вдвое превосходило японские авиасилы. Из этого количества 181 машина были бомбардировщиком СБ, которые явились основной ударной силой авиации при прорыве японской обороны во время наступления 20 августа.

Совершенно иное положение было у японской стороны. Армейская авиация могла задействовать незначительное количество двухмоторных бомбардировщиков (часть из них была импортирована из Италии). Потери истребителей поглощали все текущее производство страны. Незначительный количественный рост японских авиасил в конце конфликта (295 с 9 сентября) был достигнут, в том числе за счет переброски около 60 морально устаревших истребителей-бипланов.

Оценка потерей советской и японской сторон в авиации

10 июля 1940 года газета «Известия» — год спустя после событий — привела данные генштаба Красной Армии о потерях сторон за четыре месяца боев, с 15 мая по 15 сентября 1939 года. Согласно им, Япония потеряла 660 самолетов, СССР — 143.

Почти пятьдесят лет спустя, когда настал 1988 год, капитальный труд советский труд «Воздушная мощь Родины» изложил следующие цифры: Япония — 646, СССР — 207 потерянных самолета (в том числе 160 истребителей) и 211 авиаторов. Как видим, советские оценки потерь выросли в полтора раза. Количество японских потерь , соответственно, было несколько сокращено — с 660 до 646.

По причинам, о которых было сказано выше, советское руководство крайне нуждалось в благоприятной картине боевых действий в воздухе. Советская дипломатия активно рекламировала успехи Красной Армии.

«Немедленно, 26 июня 1939 г.
В Кастель Фузано (загородная резиденция итальянского правительства. А.С.) встретился с Чиано (министр иностранных дел Италии. А.С.). В процессе беседы я указал министру, что его заявление на днях мне о приличном поведении итальянской печати в отношении СССР уже не соответствует действительности: в течение последних трех дней газеты систематически печатают фальшивки из Токио, приводя явно смехотворные цифры сбитых советских аэропланов».
(Из телеграммы временного поверенного в делах СССР в Италии Л.В. Гельфанда в Наркомат иностранных дел СССР)

«27 июня 1939 г.
Широко опубликовано и принесло ощутимую пользу заявление ТАСС (от 26 июня). Все же очень важно не оставлять японцам инициативы в освещении событий. Так, воздушный бой 26 июня дается сейчас газетами, в основном, по нашему сообщению, поскольку японская лживая версия поступила позже. Интерес к событиям в правительственных кругах значительный… Как и во время хасанских событий, в американских газетах имеются ссылки на «неясность» границы и сомнение по вопросу об ответственности за ее нарушение».
(Из телеграммы полномочного представителя СССР в США К.А. Уманского в Наркоминдел СССР).

Из-за месячной задержки с освещением боев, советским полпредам приходилось крутиться как на сковородке, но затем сообщения о «победах» стали поступать из Москвы более-менее регулярно. Какова же была реальная цена этих побед?

В воспоминания Н.Н. Воронова «На службе военной» 1991 года (автор в 1937-1940 гг. был начальником артиллерии РККА, принимал участие во многих локальных войнах 30-40 годов)говорится следующее:

«Сразу же после возвращения меня вызвал нарком обороны по итогам работы на Халхин-Голе. …Неожиданно последовал вопрос:
— По донесениям, за время боев наши истребители сбили около 450 японских самолетов. Правда это или нет?
Точных данных в моем распоряжении не было. Ворошилов, видимо, понял мое замешательство и заключил:
— Можно быть удовлетворенными, если наша авиация сбила хотя бы половину».

Если принять оценку наркома обороны К.Е. Ворошилова за основу (вряд ли кто-то располагал более точной информацией), получается, что советская сторона оценивала потери противника в 220 самолетов, то есть в три раза меньше первоначально заявленного официального числа.

Японское агентство Домой Цусин, ссылаясь на отдел печати штаба японской армии, подводя итоги трех лет войны — выделяет: «На границе Манчжоу-Го и Внешней Монголии японские самолеты сбили 1340 советских самолетов и 30 самолетов уничтожили на земле». Собственные потери при этом оценивались в 138 самолетов, что примерно в полтора раза ниже оценки Ворошилова.

Но все же следует отметить, что хотя в политических целях неправдоподобные цифры (завышенные в 4-6 раз) широко использовались обеими сторонами, делать вывод о преднамеренном обмане летчиков собственного руководства вряд ли стоит. Дело в том, что оснащенные в основном пулеметами винтовочного калибра истребители обеих сторон могли обеспечивать значительное количество попаданий в машину противника, которое, однако, не достигало цели. Различные резкие маневры и насыщенность поля боя огромным числом машин не всегда позволяли точно оценить исход борьбы.

Реальные же потери японской армейской авиации составили 164 самолета 12 типов (в это число включены потери манчжурской авиакомпании), в том числе 90 — от боевых причин и 74 — от прочих ( к сожалению, автор не располагает подробной расшифровкой последнего термина, вероятно это были машины разбитые на взлете или посадке, а, возможно, и списанные из-за боевых повреждений). Основная масса потерянных машин пришлась на истребители — 99 машин, из них Nakajima Ki.27 — 96 машин, в том числе 62 — от боевых причин, а также 3 Kawasaki Ki.10 (все потеряны в бою). Сравнительно небольшое количество потерянных двухмоторных бомбардировщиков (Mitsubishi Ki.21-I и Fiat BR-20) — 7 обеих типов от всех причин, говорит, скорее, об общем незначительном их количестве у японской стороны.

Потери японцев в личном составе были достаточно велики и, как отмечают западные авторы, восполнить их было нечем. Так, погибло 17 офицеров рангом от комэска и выше, главным образом в истребительной авиации. Наивысшее звание имел полковник Абе Кацуми (Abe Katsumi), командир 15 Сентая (эквивалент советского полка), убитый 2 августа. Кроме того были тяжело раненые, а также попавшие в плен японские офицеры армейской авиации (в том числе командир 1 Сентая майор Ф.Харада (F.Harada), сбитый 29 июля).

Роль разведки в воздушной войне на Халхин-Голе

Большую роль в обеспечении советского руководства соответствующей информцией сыграла разведывательная сеть Рихарда Зорге.
Агент группы Зорге Иотоку Мияги добывал сведения о новых видах оружия и военного снаряжения, передаваемых в японские сухопутные силы и ВВС. Мияги также разведал обстановку на японских военных базах в Хайларе, Цицикаре, Харбине, Синцине и подсчитал количество самолетов на базе снабжения в Куньчулине близ Мукдена.
Особо ценная информация была получена Бранко Вукеличем — официальным представителем французского агентства печати. Он оказался в числе журналистов, которые были приглашены японским генштабом посетить район боевых действий для наблюдения за успехами японских войск, где и находился в период с 3 по 15 июля. Из поездки он привез важные данные о японских аэродромах, их оборудовании, о количестве и типах базировавшихся на них самолетов, а также о складах военного снаряжения.
Что касается самого Зорге, то он также был в числе приглашенных японцами в район боевых действий. В разговорах с ним германский военный атташе полковник Матцки проговорился, что, по его сведениям, японскому генштабу запрещено использовать сражение у реки для дальнейшего расширения агрессии против СССР.

Общие выводы по итогам воздушной войны на Халхин-Голе
Регулярные советские ВВС впервые столкнулись в Монголии с современными и имеющими богатый боевой опыт авиасилами противника. Бои велись на ограниченном пространстве, а это сопровождалось большой концентрацией сил сторон. Особенно большую роль играла истребительная авиация. Подобного опыта воздушных боев ВВС РККА не имели более вплоть до начала Великой Отечественной войны. О масштабах воздушных боев свидетельствует замечание командующего советской группировкой в Монголии с июня 1939 года Г.К. Жукова, который в беседе с К.Симоновым сказал, что таких сражений в воздухе, как над Халхин-Голом, он не видел даже во время Великой Отечественной войны.

Бои на Халхин-Голе показали важность качественного уровня матчасти истребителей, на примере того, что даже богатый боевой опыт не может компенсировать превосходства противника в технике.
Налицо была также и необходимость в способности воюющей стороны быстро возобновлять свои потери на протяжении довольно длительного отрезка времени.
Что касается подготовки кадров, то опыт боев показал, что при всей своей важности этот фактор может выгодно дополнить, ни в коем случае не подменить ни первый, ни второй.
В заключении можно отметить, что успех советской авиации на Халхин-Голе, вне всякого сомнения, являлся также важнейшим фактором, влиявшим на внешнеполитическую ситуацию вокруг СССР в плане оценки ее потенциальных возможностей как противниками, так и союзниками.

Алексей Степанов
16 сентября 1999 г.