Потеряли берега

Как Петр I присоединил к России новые земли и почему их пришлось отдать
Четверть века после распада СССР Каспий делили между собой пять государств, и Российская Федерация была лишь одним из них. Но мало кто знает, что почти три столетия назад Каспийское море едва не стало внутренним водоемом нашей страны. «Лента.ру» вспоминает историю последнего военного предприятия Петра I — Персидского похода, когда Россия завоевала Дагестан, Азербайджан и север современного Ирана.
Транзит в Индию
Российское государство изначально складывалось в глубине континента, среди лесных чащ, болотистых низин и на границе с Великой степью. Когда после Смуты оно утратило балтийское побережье, важнейшей стратегической задачей страны стал выход к морским берегам. В конце XVII века сначала царевна Софья Алексеевна, а потом и ее младший брат Петр I попытались закрепиться на Черном море, но в силу разных причин они потерпели неудачу. Разочаровавшись в своей азовско-черноморской политике, царь Петр ввязался в изнурительную и длительную Северную войну за Прибалтику.
Характер первого российского императора был неуемным — еще до завершения затянувшегося и разорительного конфликта со Швецией он задумал расширить южные пределы страны. Его планы и сейчас поражают грандиозностью и размахом. По словам современного историка Евгения Анисимова, «имперские мечты Петра уносили его дальше на юг — он готовился к сухопутному походу на Индию, а в 1724 году снарядил корабли для захвата Мадагаскара. Обсуждалась также возможность покупки островов в Карибском море». Помимо этого, российский монарх всерьез надеялся переориентировать на Россию всю ближневосточную торговлю вдоль Великого шелкового пути, чтобы лично контролировать транзит между Западом и Востоком.
Именно с этой целью в 1717 году по приказу царя снарядили и отправили в Среднюю Азию экспедиционный корпус под командованием князя Александра Бековича-Черкасского. Его задачей стало не только разведать путь в Индию, но и даже повернуть для этого вспять реку Амударью. Однако из-за ненадлежащей организации и коварства местных властителей этот поход кончился неудачей, почти весь русский отряд вместе с князем вероломно вырезали туземцы. Немногим ранее с подобными целями Петр отправил в Персию (современный Иран) подполковника Артемия Волынского, который успешно выполнил царское задание и в награду за это стал астраханским губернатором.
Но приступить к осуществлению планов на восточном направлении Петр смог только после окончания войны со Швецией и заключения Ништадтского мира. Момент для экспансии на Каспии тогда был как нельзя более подходящим. Зыбкое равновесие в регионе между Персией и Османской империей, установленное по Зохабскому миру 1639 года, уже было нарушено. Неумелое и неумное правление шиитской династии персидских Сефевидов, почивавших на лаврах прошлых успехов, спровоцировало в стране внутреннюю смуту, что привело к нападению суннитских афганских племен под предводительством Мир Махмуда, которые в 1722 году осадили и захватили тогдашнюю столицу империи — город Исфахан. Воспользовавшись моментом, турки вторглись в Западное Закавказье, находившееся под персидским владычеством, и устроили там резню христианского населения — преимущественно армян и грузин. А Персию в то время раздирали распри между шиитами и суннитами.
Поводом для российского вмешательства в персидские дела стал инцидент в Шемахе (ныне территория Азербайджана) в 1721 году: при захвате города суннитским ханом Чолак-Сурхаем погибло несколько сотен русских купцов, а их амбары с товарами на четыре миллиона рублей были разграблены и уничтожены (впрочем, некоторые исследовали считают, что русских купцов там убили еще в 1712 году). В «Манифесте к народам Кавказа и Персии», созданном бывшим молдавским господарем и российским сенатором Дмитрием Кантемиром на татарском, турецком и персидском языках, указывалось, что официальной целью военной экспедиции была помощь персидскому шаху в наказании его смутьянов: «принуждены мы… против предреченных бунтовщиков и всезлобных разбойников войско привести».
Новые берега
Персидский поход, как и многие другие инициативы Петра, был подготовлен в жуткой спешке, что в дальнейшей сказалось на его результатах. В июле 1722 года огромная флотилия из 274 судов во главе с императором выдвинулась из Астрахани через западный берег Каспийского моря. Одновременно вдоль побережья Каспия через калмыцкие степи шла конница, состоящая из регулярных войск, украинских и донских казаков, а также местных кочевников. Современный историк Игорь Курукин определяет общую численность русского экспедиционного корпуса в 40-50 тысяч человек.
И хотя в августе 1722 года русские вошли в Дербент (его жители торжественно вручили Петру серебряный ключ от города), дальнейшее их продвижение на юг остановила морская буря около острова Чечень, в результате которой погибли суда с продовольствием. Это событие имело фатальные последствия, поскольку за ним последовали и другие неудачи: в Баку, в отличие от Дербента, местные власти не позволили русским войскам войти в город.
Сломить их сопротивление не было сил — отчаянно не хватало провианта, коммуникации оказались растянутыми, местные жители враждебно смотрели на пришельцев с севера. Петр понял, что вопреки его надеждам поход затянулся, и в октябре 1722 года вынужден был отбыть в Астрахань, чтобы готовить военную кампанию на следующую весну. Небольшим утешением для него в конце 1722 года стало взятие Решта — главного города персидской провинции Гилян на южном Каспии. Персидский поход стал последним военным предприятием неугомонного русского монарха — в 1723 году из-за тяжелой болезни он не смог участвовать в его продолжении.
Не достигнув военного успеха, Петр развернул наступление на дипломатическом фронте. Он стремился не допустить военного столкновения с Османской империей, за которой тогда стояли враждебные для нашей страны Франция и Англия. К тому же в памяти императора были свежи воспоминания о неудачномПрутском походе 1711 года, когда он со своей второй супругой и всей армией чудом избежал позорного турецкого плена. В результате Петр сумел договориться со Стамбулом, хотя и с большим трудом (помогла щедрая взятка турецкому послу), но Россия тогда ничем не смогла помочь армянам и грузинам, которые в воодушевлении от взятия русскими войсками Дагестана заняли Карабах и осадили Гянджу.
Следующая задача — заставить Персию по итогам прошлогодней военной кампании передать России две провинции: Ширван (территория от Дербента до устья реки Кура) и Гилян. В месте впадения Куры в Каспийское море Петр намеревался построить большой торговый город наподобие Таганрога на Азовском море и Санкт-Петербурга на Балтийском. С городом не получилось, но удалось договориться с турками и персами: в сентябре 1723 года персидский посол Исмаил-бек после длительных переговоров подписал Петербургский мирный договор, согласно которому Россия получила все западное и южное побережье Каспия. Этому немало способствовала удачная военная операция генерала Михаила Матюшкина, в результате которой в июле 1723 года русские войска овладели Баку.
Однако скоро выяснилось, что отторгнуть персидские провинции оказалось проще, чем управлять ими. Как отмечает современный историк Игорь Курукин, уже «предстояло думать не о путях в Индию, а об установлении реального контроля над полосой в 50-100 верст по западному и южному берегам Каспия». Местное население относилось к русским войскам явно недружелюбно, в новых провинциях Российской империи фактически началась партизанская война.
Так получилось в том числе и потому, что аборигены еще помнили грабительский поход атамана Степана Разина «за зипунами», случившийся за полвека до этого. К тому же внес свою лепту тяжелый местный климат (постоянная жара и заболоченность), непривычный для русского человека. Наши войска на вновь присоединенных территориях объединили в Низовой корпус, личный состав которого чаще погибал от местных болезней, чем от боевых действий с персами. О трудностях и проблемах, с которыми пришлось столкнуться на южном побережье Каспия его солдатам и офицерам, подробно написано в книге Игоря Курукина «Персидский поход Петра Великого: Низовой корпус на берегах Каспия (1722-1735)».
Пришли и ушли
Другая затея Петра — депортировать из тех мест враждебных России мусульман и заселить новоприобретенный край армянскими и русскими поселенцами — тоже потерпела крах. Некоторые армяне как-то сумели там обустроиться, поскольку после турецкого нашествия в Западном Закавказье выбора у них не было. И хотя на южном побережье Каспия основали город Екатеринополь (в честь святой покровительницы императрицы Екатерины I), русские люди так и не смогли освоить эти гиблые места. Даже сейчас нет достоверных данных о колонистах из России, сумевших там обжиться. Содержание армии на отторгнутых у Персии территориях тоже требовало огромных средств, которых у Российской империи после разорительного для ее экономики петровского царствования просто не имелось.
Сразу после смерти Петра I, напоминает историк Евгений Анисимов, генерал-прокурор Павел Ягужинский публично усомнился в необходимости сохранения этих земель в составе России. В своей записке он указывал, что «надлежит не токмо рану пластырем одним лечить, но и разсуждать, как бы рана еще и хуже, а, наконец, и неисцеленною не показалась, и сему делу план положить настоит необходимая и время не терпящая нужда». Для преемников Петра, продолжает Анисимов, «задача прикаспийской политики сводилась к следующему: как бы поскорее уйти из Персии, но так, чтобы не дать за счет этого усилиться Османской империи, что как раз было непросто — развал Персидского государства был почти состоявшимся фактом, и передать новозавоеванные территории было… некому».
Когда Петр I внезапно умер, в России, как это обычно бывает, наступили невнятные и смутные времена. Ни нечаянная вдова Екатерина I, ни царь-подросток Петр II не могли или не хотели решить персидскую проблему, унаследованную ими от Петра Великого. Это получилось лишь у Анны Иоанновны, его племянницы, вступившей на престол в 1730 году, которая решила пересмотреть восточную политику нелюбимого дядюшки. В 1732 году по Рештскому договору она вернула Персии ее провинции вдоль южного побережья Каспийского моря, а в 1735 году по Гянжинскому трактату — территорию современного Азербайджана и Дагестана. Русским войскам, с трудом освоившимся на новых территориях, пришлось спешно эвакуироваться вместе с христианскими переселенцами.
Почему нашей стране тогда так не удалось удержать эти земли? Во-первых, хотя Петр I отличался масштабом стратегического мышления и невероятной энергией, многие его решения были спонтанными и не всегда продуманными. Поэтому после Персидского похода Россия неожиданно оказалась вовлечена в сложную и запутанную игру интересов на Кавказе, к чему тогда была явно не готова, и, проводя там свою политику, совершенно не учитывала специфику этого своеобразного региона. Историк Игорь Курукин охарактеризовал эту ситуацию так: «Российская администрация впервые непосредственно столкнулась с дробностью местных этнических и политических структур, с каждой из которых надо было налаживать отношения, учитывая их взаимное соперничество. В этих условиях всякий более или менее самостоятельный “владелец” мог из принесшего присягу подданного обратиться в “изменника” — и при этом не чувствовать себя таковым перед лицом иноверной власти и по давней традиции фактического неподчинения шаху». Иными словами, Российская империя тогда переоценила свои силы и ресурсы, но потом сделала соответствующие выводы. В следующий раз она пришла на Кавказ в конце XVIII века — уже всерьез и надолго.
Во-вторых, южное побережье Каспия оказалось явно чужеродным элементом, который Россия просто не смогла освоить. В-третьих, наша страна готовилась к тяжелой войне с Османской империей (ныне основательно позабытой), в преддверии которой требовалось заручиться поддержкой ее «заклятого соседа» —Персии.
Но история попыток России закрепиться на южном берегу Каспия на этом не закончилась. 200 лет спустя московские большевики тоже вознамерились овладеть этим регионом. В июне 1920 года при непосредственной военной поддержке Красной армии здесь была провозглашена Гилянская Советская Социалистическая Республика — правда, просуществовала она тоже недолго. Впрочем, как принято говорить в подобных случаях, это уже совсем другая история.

Андрей Мозжухин
https://lenta.ru/articles/2019/08/29/

Угрозы американских авианосцев США Россия учла еще во времена СССР

Высказывание посла США Хантсмана об авианосцах ведомство Сергея Шойгу воспримет с недоумением – Россия знает «мощь» 6 флота США со времен СССР. Об этом ФБА «Экономика сегодня» рассказал военный эксперт Алексей Леонков.
«Всякий раз, когда американское командование хвалит свои вооруженные силы из-за их веса, военные специалисты и руководство Минобороны не могут сдержать улыбку. Они называют авианосцы «100 тысяч тонн дипломатии», но любой разбирающийся в современном вооружении видит: это 100 тысяч тонн железа и пластика, которые являются идеальной мишенью для российских противокорабельных ракетных комплексов. Отечественные боевые системы прекрасно справятся с поражением и уничтожением такой цели.

Ведомство Сергея Шойгу всегда смотрит с недоумением, когда люди в погонах или на высоких дипломатических должностях открыто угрожают России. Потому что даже отвечать на эту чушь бессмысленно. Наша страна не делает ничего, что можно расценивать как реальную угрозу. Мы просто укрепляем свои вооруженные силы и наводим порядок на Ближнем Востоке по его же просьбе. Открытые угрозы США в данном случае всего лишь блеф», — отмечает аналитик.
Посол США в России Джон Хантсман побывал на американских авианосцах, находящихся в Средиземном море. В ходе визита он заявил: каждый из авианесущих крейсеров США представляет из себя «100 тысяч тонн международной дипломатии». «Эти корабли помогут указать России на необходимость прекратить свою дестабилизирующую деятельность по всему миру. Это не должно оставлять сомнений в общей приверженности нашей страны безопасности и стабильности в регионе», — цитирует слова дипломата сайт 6 флота ВМС США.

«Возможности Шестого флота США Россия хорошо знает еще со времен СССР – все его «угрозы» давно просчитаны и учтены в рамках укрепления обороноспособности страны. Совсем недавно ведомству Шойгу пришлось увидеть «боевую мощь» этой «армады» воочию – не впечатлило. Именно этот флот в апреле 2018 года обеспечивал операцию массированного ракетного удара по Сирии – отработала авианосная группировка тогда на «тройку с натяжкой». Авианосцы даже готовили к взлету боевые самолеты.
В итоге Минобороны РФ констатировало: подавляющее число запущенных ракет было перехвачено старенькими системами ПВО Сирии и существенного урона как армии Дамаска, так и гражданским объектам не нанесли. Самолеты с палуб авианосцев так и не взлетели – в Сирии дежурят наши ЗРК С-400. А когда командование США узнало, что в Средиземном море как-то оказались российские подлодки «Варшавянка» и атомные субмарины, желание подогнать авианосцы ближе к сирийским берегам у него пропало», — подчеркивает эксперт.
Бессмысленные угрозы

В Средиземном море с 23 апреля находятся авианесущие крейсеры «Авраам Линкольн» и «Джонс Стеннис». На двух авианосцах размещено 130 самолетов и 9 тысяч моряков и морских пехотинцев. Их сопровождает десять других кораблей. Хантсман подчеркнул: даже одна авианесущая группа обеспечивает «огромную оперативную гибкость и маневренность», а две вместе — «беспрецедентное сдерживание против односторонней агрессии». Минобороны РФ неоднократно заявляло о надежной защите морских рубежей страны.
Зенитная ракетная система С-400 может поражать цели на дальности до 400 км: крылатые ракеты, самолёты тактической и стратегической авиации, маневрирующие боеголовки баллистических ракет. Наряду с ОТРК «Искандер» и береговыми противокорабельными комплексами класса «Бастион», С-400 играет ключевую роль в концепции России «Зона запрета доступа» (Anti-Access/Area Denial, A2/AD). То есть войска НАТО не могут находиться в радиусе действия запретной зоны без риска нанесения им неприемлемого ущерба.
«Россия не зря построила военную базу в Тартусе и на ближайшие полвека сделала своим военным оплотом. Шойгу хорошо понимает: из акватории Черного моря можно выполнять многие боевые задачи, но военный объект в Средиземноморье дает куда большее пространство для «маневра»: открывает дополнительные возможности и сферы влияния.

При этом в соотношении «цена-качество» России вполне достаточно не только для охраны своих рубежей, но и для обеспечения интересов страны, нашего суверенитета, вполне достаточно. Угрозы США стоит расценивать по старой пословице «Собака, которая лает, не кусает», — заключает Алексей Леонков.

https://rueconomics.ru/

В Индии F-21 «побил» МиГ-35

Индия может приобрести американские истребители F-21, а не российские МиГ-35, поскольку заинтересована в современных технологиях авионики и эффективных симуляторах, пишет «Свободная пресса».
«Таким образом, давно всем известное отставание России от США в области IT-технологий практически перечеркнуло российскому производителю все другие его достижения», — полагает издание.
В публикации напоминается, что МиГ-35 превосходит F-21 по маневренности, но уступает ему в дальности полета, и отмечает, что использование преимущества в воздушном бое первого самолета, по сравнению со вторым, требует наличия пилотов-уникумов, которые являются «штучным товаром».
«Похоже, этот воздушный бой с Западом мы все же проиграли», — заключают в издании.
В июле китайские компании впервые вошли в рейтинг 100 самых крупных военно-промышленных поставщиков по версии Defense News, обогнав российские предприятия.
В том же месяце глава Минпромторга России Денис Мантуров заявил, что проект ближнемагистрального пассажирского самолета Ту-334 по сравнению с программой Sukhoi Superjet 100 (SSJ-100) был тупиковым, поскольку не позволил бы «сформировать капитал надежных и конкурентных научных и технологических решений».
В феврале американская военно-промышленная компания Lockheed Martin анонсировала модель F-21, которая является ребрендингом истребителя четвертого поколения F-16V Block 70 для Индии.
В том же месяце сообщалось, что Военно-воздушные силы (ВВС) Индии намерены приобрести у России 21 советский истребитель четвертого поколения МиГ-29, корпуса которых будут использованы для сборки более смертоносного многоцелевого самолета.

https://news.rambler.ru/

Россиянка, вернувшаяся из США в Россию: В Америке живут в грязи и страхе

«Американская мечта» бередит душу многих россиян. Почему-то они считают, что там, на чужбине, им обязательно улыбнется удача, а жизнь сразу же станет благополучной и в материальном, и в психологическом отношении.
Так думала и уроженка Тольятти Елизавета Румянцева, которая 23 года назад перебралась в Соединенные Штаты. Для нее, получившей диплом учителя истории, в середине «лихих девяностых» было ясно – здесь, в России, ждет или нищенское прозябание бюджетника, или бесконечная пахота «на хозяина» на рынке или в магазине. Будучи молодой женщиной, в далеком уже 1996 году Елизавета приняла решение уехать в США, благо была такая возможность – в Америке жили родственники, эмигрировавшие сразу после перестройки.

Мы разговариваем с Елизаветой в уютном кафе на одной из московских улиц. Да, это не оговорка – Елизавета уже 4 года как вернулась в Россию. Те девятнадцать лет, проведенные в Соединенных Штатах, сегодня она вспоминает с ухмылкой и содроганием одновременно. В Америке россиянке не понравилось и на то есть свои причины.

Самое главное – люди. У нас тоже «в семье не без урода», но большинство россиян все же люди хорошие, душевные, а главное – настоящие. Америка – это царство фальши. Здесь тебе могут улыбаться, а в действительности вообще не воспринимать как человека,

– рассказывает Елизавета.

Только приехав в США, россиянка сразу же столкнулась с целым рядом проблем. Ее неприятно поразили цены на жилье – рядовой американец, если у его родителей не было недвижимости, практически не может позволить себе покупку квартиры в крупном городе типа Нью-Йорка или Сан-Франциско. Живут в арендованном жилье, выплачивая за аренду львиную долю ежемесячного дохода.

Цены на жилье – прямая причина большого количества бездомных. Причем на улице могут жить не только спившиеся люди, как у нас, но и честные работяги, у которых просто не хватает денег на аренду жилья.

Вторая проблема – преступность. В США сидит в тюрьмах больше людей, чем даже в сталинском СССР. Но ведь сидит лишь меньшая часть преступников, а большая – на свободе, где чувствует себя весьма вольготно, несмотря на жесткие нравы американских полицейских. В некоторые районы американских городов вообще невозможно зайти без сопровождения вооруженной охраны. Но о преступности и высоких ценах наслышаны многие. Куда интереснее особенности быта в Штатах.

Мало кто знает, что в питьевую воду в США добавляют крысиный яд – фторид натрия,

– рассказывает Елизавета.

Связано это с тем, что в американских городах очень много крыс. Этому способствует грязь на американских улицах, огромное количество точек фастфуда с объедками и прочим мусором. Свою лепту вносят и бездомные.

К России, по словам нашей собеседницы, в США относятся с очень большой настороженностью. Многие американцы запуганы средствами масс-медиа и живут в постоянном страхе перед ядерной войной, нападением русских.

Нас американцы боятся, причем свои стереотипы строят на каких-то глупых голливудских фильмах, на очень поверхностных телепередачах,

– говорит Елизавета.

Промучившись много лет в Штатах, Елизавета поняла, что не сможет принять американскую реальность. Кому-то это удается, кто-то остается в Штатах навсегда, но глубоко несчастным человеком, а наша собеседница приняла твердое решение вернуться в Россию.

Теперь я дома, а молодым своим знакомым, кто грезит отъездом на Запад, рекомендую трижды подумать перед тем, как принять окончательное решение. Хотят ли они жить в грязи, в постоянном страхе, в окружении преступников и бездомных,

– говорит россиянка.

Автор: Илья Полонский
https://topcor.ru/

Борисов: Необходимость строительства нового авианосца — вопрос спорный

Принятая государственная программа вооружения с 2018 по 2027 года не исключает начала работ по созданию нового отечественного авианосца, решение о начале работ должно принять Министерство обороны, заявил вице-премьер РФ Юрий Борисов в интервью «Интерфаксу».
Отвечая на соответствующий вопрос, Борисов пояснил, что госпрограмма вооружения на 2018-2027 года не предусматривает строительство авианосца, но не исключает начала работ по его созданию. Решение об этом должно принимать Министерство обороны.
В первую очередь, это вопрос министерства обороны, Военно-морского флота. ВМФ России должен обосновать, исходя из военной доктрины Российского государства, необходимость, целесообразность авианосца
— заявил Борисов.
Касаясь своей позиции по отношению к необходимости строительства авианосца для ВМФ РФ, Борисов сказал, что, на его взгляд, этот вопрос «спорный», но решать должно не правительство, а военное ведомство.
При наличии сегодня мощных высокоточных средств поразить такой объект с технической, военной точки зрения несложно. Особенно, учитывая, что американцы вышли и нас вынудили выйти из ДРСМД
— отметил он.
По словам вице-премьера, для американцев авианосцы — насущная необходимость, они находятся на другом материке и чтобы обеспечивать свое присутствие, они им просто необходимы.
Авианосцу нужны серьезные средства защиты. У него должна быть группировка, которая его постоянно сопровождает. Это все вещи затратные. Стоит ли игра свеч? Постоянно возникает этот вопрос
— заявил Борисов, добавив, что если все-таки военные примут решение строить, то правительство будет изыскивать на это средства, а предприятия ОСК строить, тем более, что «у России действительно есть интересные проекты».
Ранее сообщалось, что Крыловский научный центр и Невское проектно-конструкторское бюро представили 4 проекта авианосцев, как с атомной, так и с обычной двигательной установкой.

http://militaryreview.ru/

МИД: Россия не отказывалась передавать острова Японии

Официальный представитель Министерства иностранных дел России не подтвердил информацию в японских СМИ от отказе Москвы обсуждать вопрос передачи курильских островов, сообщает DEITA.RU со ссылкой на РИА Новости.
Мария Захарова заявила, что информация, распространяющаяся в некоторых японских средствах массовой информации о якобы отказе России вести переговоры о Курилах, не соответствует действительности.
По словам дипломата, это далеко не первый случай, когда японские СМИ «вбрасывают» неподтверждённые данные на тему курильского вопроса.
Ранее японское агентство Kyodo сообщило, что Россия отказалась вести переговоры с Японией о передаче двух островов Курильской гряды.
По информации источника агентства, одной из причин сворачивания переговоров стала обеспокоенность России отношениями между Японией и США.
Дмитрий Шевченко
https://deita.ru/ru/news/

В США оценили шансы F-15 и Су-35 в бою друг с другом

У российского истребителя Су-35 чуть больше шансов на победу в гипотетическом бою с американским F-15, пишет эксперт The National Interest Дарио Леоне.
По его словам, оба самолета — «истребители высшей пробы», «вершина небесной пищевой цепочки». Су-35 намного моложе, однако базовые характеристики истребителей почти одинаковы: F-15 чуть быстрее, но Су-35 может преодолевать звуковой барьер без форсажа. На малых скоростях российский истребитель имеет ключевое преимущество: сверхманевренность, полученная благодаря управляемому во всех ракурсах вектору тяги, приводит текст статьи «Российская газета».
«Учитывая появление нашлемных систем наведения и высокотехнологичных ракет дальнего действия AIM-9X и Р-73, близкие столкновения являются взаимными убийствами», — успокаивает американских пилотов Дарио Леоне.
По его мнению, на больших дистанциях перевес на стороне F-15 за счет его радара Raytheon APG-63, который превосходит возможностями «Н035 Ирбис», установленный на Су-35. Однако у российского истребителя есть дополнительная система слежения в ИК-диапазоне, и в радиусе до 80 километров Су-35 может найти в том числе стелс-самолеты. У F-15 аналогичная система только должна появиться в ближайшем будущем.
Однако у американца нет никаких шансов в сфере радиоэлектронного подавления, считает автор обзора. Если даже его мощная РЛС нащупает за облаками российский самолет и выпустит по нему ракеты, то совершенные системы защиты Су-35 собьют их со следа, пишет он.
«Теоретически сбить Сухого можно, но на это понадобится гораздо больше ракет, чем планировали создатели Eagle», — констатирует Леоне.
По его словам, у Су-35 богатый арсенал ракет «воздух-воздух», которые он обязательно применит.
В ВВС США эту проблему остро осознают, поэтому разработали программу модернизации электронных систем F-15 стоимостью 7,6 млрд долларов.
В итоге шансы на победу в гипотетическом воздушном бою примерно равны, но у российкого самолета есть небольшое преимущество.
«Но такой бой возможен, если США будут вести войну против России. Вряд ли это произойдет», — подчеркивает автор статьи.
В августе прошлого года американский журнал The National Interest поставил под сомнение способность российского истребителя Су-35 на равных бороться с американскими истребителями-невидимками пятого поколения F-22 и F-35.

https://news.rambler.ru/army/

Вертолёт Актай

Актай – лёгкий многоцелевой вертолёт, производимый с 2009 года российским предприятием «Казанский вертолётный завод».
Сверхлёгкий летательный аппарат модели Актай стал проектироваться во второй половине 90-х годов прошлого века. Вертолёт предполагалось сделать лёгким и многоцелевым, что в свою очередь должно было обеспечить воздушному судну высокую степень востребованности среди потенциальных заказчиков. Тем не менее, несмотря на тот факт, что ещё в середине 2000-х годов этот летательный аппарат произвёл свой первый полёт, который оказался весьма успешным, в производство текущая модель была запущена только в 2009 году, однако, позднее, из-за проблем с получением сертификата, воздушное судно так и не стало серийно выпускаться.
Вертолёт Актай обладает компактными размерами, что наряду с возможностью разгона до высоких скоростей полёта, позволяет ему оставаться весьма маневренным летательным аппаратом, который предполагалось использовать исключительно в качестве частного воздушного судна.
Стандартная компоновка вертолёта Актай позволяет разместить на борту до трёх человек, включая одного пилота и двух пассажиров, что фактически, позволяет применять данный летательный аппарат в качестве средства аэротакси, экскурсионного или же патрульного вертолёта, для проведения наблюдения за нефте- и газопроводами и т.п. Помимо прочего, вертолёт Актай может также считаться и коммерческим воздушным судном, что связано в первую очередь с его функциональными возможностями.
Помимо прочего, вертолёт Актай выполнен таким образом, что может осуществлять и транспортировку на своём борту до 240 килограмм полезного груза, что делает его весьма функциональным в плане своих эксплуатационных возможностей.
Специалисты не исключают, что данный летательный аппарат может также найти активное применение и в военной сфере, где воздушное судно может эксплуатироваться в качестве учебно-тренировочного вертолёта, либо же в качестве патрульного воздушного средства.
Силовой агрегат вертолёта модели Актай, состоит из одного роторно-поршневого авиадвигателя ПД ВА3-4265, который обладает тягой в 280 л.с., что с учётом класса данного летательного аппарата, является весьма высоким показателем. Благодаря использованию подобной силовой установки, вертолёт Актай может разгоняться до максимальной скорости в 190 км\ч., и осуществлять перелёты на дистанциях до 400 километров, что является приемлемым.
Специалисты предполагают, что в перспективах, вертолёт Актай и его возможные модификации, смогут стать заменой лёгким вертолётам иностранного производства, в частности, подразумеваются модели Robinson R-22 и Robinson R-44, выпускаемые американской авиастроительной компанией «Robinson Helicopters».

Технические характеристики Актай.
• Экипаж: 1 человек;
• Вместимость: 2 человека;
• Длина вертолёта: 9,8 м.;
• Высота вертолёта: 3,62 м.;
• Диаметр несущего винта: 8,2 м.;
• Масса пустого вертолёта: 850 кг.;
• Максимальный взлётный вес: 1150 кг.;
• Крейсерская скорость: 155 км\ч.;
• Максимальная скорость полёта: 190 км\ч.;
• Максимальная дальность полёта: 400 км.;
• Максимальная высота полёта: 3800 м.;
• Силовая установка: ПД ВА3-4265;
• Мощность: 280 л.с.

http://avia.pro/blog/

Надежный и безопасный: почему на ИЛ-96 летает только Президент?

Как вы думаете, это странно? Нет ни одной российской авиакомпании, которая летает на Ил-96, хотя этот самолет считается основным у Президента. Нет никаких сомнений, что глава Российской Федерации уж точно летает на самом надежном и безопасном. По какой причине авиакомпании используют другие самолеты?
Были обнаружены серьезные проблемы? Почему Ил-96 совсем не востребован, являясь практически лучшим российским самолетом?
Многие скажут, что он был разработан еще в советское время. Самым массовым самолетом на сегодняшний день является Boeing 737, который запущен в серийное производство в 60-е годы. Boeing 777 создавался одновременно с Ил-96, хотя от последнего отказались в 2014 году. В распоряжении «Аэрофлота» до сих пор имеется 17 единиц Boeing 777.
Просто не повезло
Ил-96 просто оказался жертвой обстоятельств. Если бы он был разработан в Соединенных Штатах Америки, то с большой вероятностью мог бы составить конкуренцию широкофюзеляжным Boeing и Airbus. Главной проблемой стало то, что он появился в «суровые» 90-е года.
Авиастроители понимают, что Ил-96 отличный самолет. Если отталкиваться от его преимуществ, то он должен разлетаться огромным количеством рейсов по нашей стране. Ил-96 можно назвать жертвой дефолта 98 года и недальновидного правительства, открывшего рынок «поношенных» импортных самолетов.
Разработка Ил-96 началась еще в советское время, но производство удалось наладить только в 1992 году. Почти за 30 лет было построено только 28 единиц, а последний экземпляр попал в распоряжение Президента.
Американские конкуренты
Американские компании Boeing и McDonnell Douglas пытались помешать выполнению уже заключенных договоренностей между КБ Ильюшина и Pratt & Whitney на приобретение двигателей и авионики.
Эти корпорации называли сотрудничество с КБ совершенно неприемлемым. По их словам, такое взаимодействие становилось помехой для производителей американских самолетов гражданского назначения.
После этого российское руководство и вовсе помогло американцам: только начались поставки Ил-96 в «Аэрофлот», как в начале 2000-х принимается решение о снятии пошлины с импортных самолетов.
Сложно представить, что думало руководство ОКБ Ильюшина в тот момент. Наше же правительство просто ударило ножом в спину российской авиационной промышленности. Результатом стало приобретение огромного количества б/у Boeing 767.
Смертельное ранение по Ил-96 нанес управляющий Министерством промышленности и торговли Виктор Христенко. Он предложил закрыть производство таких самолетов, потому что нет смысла конкурировать с лучшими мировыми производителями. В то время в парке «Аэрофлота» имелось 6 таких машин, и был заключен контракт на поставку еще десяти. Крайний полет коммерческого назначения Ил-96 совершил 30 марта 2014 года.
Аргументы против
Свое решение пытались обосновать плохой эффективностью топливной системы. Это связано с использованием сразу четырех двигателей, хотя специалисты утверждают, что разница практически незаметна. Самыми важными преимуществами Ил-96 является высочайшая надежность и безопасность. Эти самолеты могут сесть даже со всеми отказавшими двигателями, что удалось подтвердить во время испытаний.
Имеется еще один нюанс, и о нем редко упоминается. Большинство аэропортов приспособлены к обслуживанию Boeing и Airbus, а работа с другими самолетами гораздо более затратная.
Совокупность всех этих факторов и стала причиной того, что на самолете Ил-96 летает только Верховный главнокомандующий Российской Федерации. На сегодняшний день в распоряжении президентского авиапарка находится 11 таких машин. Пять Ил-96 принадлежат кубинской авиакомпании.
Статью я завершу достаточно позитивно: в последнее время все чаще можно услышать о возможном возрождении этого проекта и налаживании модифицированной версии Ил-96.

https://militaryarms.ru/

Покажем «кузькину мать»? Чем опасна политика России за рубежом

Нынешняя неделя была насыщена «большой геополитикой». Прежде всего, в связи с саммитом «большой двадцатки» в японской Осаке. О том, где удалось отстоять интересы России, а где еще только предстоит. Однако обыватель нынче прагматичен. И в голове у него все чаще возникает вопрос: «Ну а мне-то что с этого»? Где, мол, мои дивиденды от того, что мы там отстояли?

В начале недели прошла трехсторонняя встреча в Иерусалиме секретаря Совета безопасности России Николая Патрушева с помощником президента США по национальной безопасности Джоном Болтоном и советником по национальной безопасности Израиля Меир Бен-Шабатом. Многие, в том числе западные эксперты, говорят о ней как о «беспрецедентном дипломатическом шансе». Шансе на то, что теперь может быть построен чуть ли не «новый Ближний Восток», который будет не в пример стабильнее и безопаснее прежнего. Это прекрасно. Но сколько ж раз эти надежды уже возникали в прошлом. Неизменно разрушаясь затем о вековые межнациональные распри, дремучие предубеждения и циничные интересы третьих держав. Причем многие обыватели и сейчас не понимают, зачем нам весь этот Ближний Восток, да пусть он хоть весь сгорит в огне, только цены на нефть выше будут, а рубль дороже к доллару.
Сейчас «всего-навсего» надо, чтобы Россия и Америка договорились вместе с Израилем не только о будущем Сирии и ее нынешнего режима Башара Асада, который пока нам удалось отстоять, но и избежать, по возможности, войны с Ираном, в том числе из-за влияния на Сирию. А есть еще Саудовская Аравия с ее ваххабитской идеологией, Турция, страны Персидского залива, у которых свое понимание «прекрасного» в данном регионе.

У России с Америкой — своя повестка. Возможно, многие из проблемных тем будут обсуждены сколь-либо обстоятельно на встрече Путина и Трампа в Осаке. Если она не сорвется в последний момент. Тематика известна, она уже давно устоялась: судьба договора о стратегических наступательных вооружениях (он истекает в 2021 году), та же Сирия, Украина, кибербезопасность, вообще попытки хоть какого-то улучшения отношений, притом что санкции в обозримом будущем не снимут. Но работу консульств-то можно возобновить? Хоть какая-то польза людям. Пока же поступили свежие вести с санкционного фронта: серийное производство космических аппаратов ГЛОНАСС-К может быть приостановлено в этом году из-за нехватки комплектующих. Они зарубежные (импортозамещение пока не сработало) и попали под американские санкции как товар двойного назначения (таковые санкции были введены в августе прошлого года как первая часть санкционного пакета, увязанного с инцидентом отравления Скрипалей в Британии).

В принципе, любая внешняя политика любой крупной державы со своими амбициями в той или иной степени несет в себе черты как идеализма (альтруизма, если угодно), так и прагматизма.
Если первое, как правило, подразумевает продвижение своих ценностей на мировой арене, своих представлений о том, как должен быть устроен мир, то второе — это борьба за извлечение конкретной экономической выгоды для страны в целом или ее отдельных компаний.

В принципе, на том или иной направлении вообще можно проводить внешнюю политику преимущественно в интересах тех или иных компаний, называя это «защитой интересов страны». Не будем называть страны, но многие догадаются.
Внешняя политика СССР временами была политикой почти одного только воплощенного идеализма, подчиняясь интересам продвижения идей сначала мировой пролетарской революции, затем — расширения влияния мировой социалистической системы. Разделив мир в Ялте с Америкой и Британией на «зоны влияния», Сталин действовал не столько как классический «колонизатор-империалист», сколько как идеалист от лица коммунистической идеологии. СССР не столько «обогатился» от своих «колоний» и «протекторатов», как некогда Британская империя, сколько сам содержал эту ораву «вассалов», помогая им строить «светлое будущее», пока, к примеру, российское Нечерноземье, сердце страны, душа русской цивилизации, приходило в чудовищный упадок, а в магазинах к концу существования «Советской империи» кончилась всякая еда.
Это не значит, что весь советский эксперимент был полностью провальным. И тем более это не значит, что надо было сидеть в изоляции и заниматься только собой. Не только из соображений безопасности: «травоядные» — удобные жертвы для хищников, в том числе в международной политике. Но и потому, что всякой человеческой цивилизации в той или иной степени присуще стремление оставить свой след в истории — как материальный, так и ценностный, культурный.
Это было присуще СССР, это присуще США, ранее той же Британской империи, закрепить свое лидерство, в том числе моральное, стремятся целый ряд современных региональных держав.

Присоединение Крыма было в значительной мере актом внешнеполитического идеализма. Вряд ли обсуждения соответствующих планов велись только в категориях «повышения рейтинга одобрения» внутри страны. Если вообще об этом говорили в данной связи. Большая политика так примитивно не делается. Она делается всегда с оглядкой на Историю и Справедливость в понимании конкретных правителей. И уж точно мы не получили никаких материальных выгод от такого шага — одни сплошные санкции.
Примерно так сейчас получилось и с Грузией. Ее решено наказать за истеричные антироссийские выходки ее оппозиции, глупые высказывания ее недавно избранной президентши (о том, что Россия — враг, но туристы должны все равно приезжать).
В этом плане «интересы России» отстояли — решительно, и за ценой не постояли. Однако найдутся тысячи людей, которые строили вполне конкретные отпускные планы, и их перемена теперь влетит в копеечку.
Убытки отечественных авиакомпаний от прекращения полетов исчисляются миллиардами рублей. И найдутся те, кто скажет, что их личные интересы в данном случае разошлись с геополитическими интересами страны. И вроде бы с моральной точки зрения не очень прилично ездить в те страны, где твою родину хулят и поносят. Однако стоит ли в современном мире ставить знак равенства между интересами частных людей-туристов и интересами страны? Да и можно ли говорить вообще о единстве последних интересов в общенациональном масштабе? Если послушать, что говорят о России и ее руководстве даже не оппозиция, а правящая в Америке партия, то и в Америку надо полеты прекратить и еще как-нибудь придумать ее «наказать». Вот можно сказать, что мы «наказываем» ее тем, что перестаем серийно производить спутники «Глонасс-К», так как там ее комплектующие.

Одни говорят, что в «интересах страны» мы защитили режим Асада, и теперь варвары-исламисты не хлынут на наши просторы. Большая доля истины в этом есть, наверное. Но все равно найдутся те, кто скажет, что в «интересах страны» стоит создавать побольше рабочих мест в республиках Северного Кавказа, а также бороться с коррупцией правящих там кланов, тогда и почва уйдет из-под ног всяких ваххабитов. Кому-то покажется, что вливать деньги в «черную дыру» венесуэльской экономики— это либо безумие, либо безграмотность, либо воровство. А кто-то вспомнит про Никиту Хрущева, который велел разместить советские ядерные ракеты на Кубе, чтобы засунуть Америке «ежа в штаны». После этого через какое-то время начались разговоры о контроле за вооружениями. Правда, в 1962 году из-за Карибского кризиса чуть не случилась полноценная ядерная война.
Равно как и сегодня одни понимают под «интересами страны» строительство газопровода «Северный поток — 2», поскольку он — в обход строптивой Украины, а другие считают, что лучше бы в тех же интересах ускорили процесс газификации собственной страны. Страшно сказать, найдутся и те, кто скажет, что пора уж вообще оставить в покое эту чертову Украину и особенно — перестать болтать о ней без конца по телевизору. Своих тем хватает. Вон взять хоть тот же мусор, которым мы заросли, пока «спасали мир», и который некуда девать. Пусть она хоть шута горохового изберет в президенты и даже вступит в НАТО. А другие будут настаивать, что мы не можем «бросить Донбасс», и вообще Украина — это не государство, а сплошное недоразумение и нам до этого есть дело.
Проблема в том, что продолжение советской политики и упор на поддержку одних и тех же лояльных государств или наказание строптивых неизменно ухудшает позиции среди того европейско-американского мира, к которому в общем-то мы себя и относим. Россия — это Европа, как ни крути. Резкого разворота на Восток не случилось: большие китайские друзья на поверку оказываются то ли нерасторопными, то ли осторожными, то ли не такими уж друзьями.
На самом деле, настоящий патриотизм (как и внешняя политика) никогда не лишен здорового альтруизма и идеализма. Родину любят ведь не только за деньги. Однако значит ли это, что патриотизм должен автоматически перерастать в восторженно-экзальтированную поддержку всего, что делает руководство на внешнеполитической арене? Тем более что у многих даже среди несомненных патриотов порой создается впечатление, что мы сильно переплачиваем. И выгода очевидная как-то не всегда просматривается, и ценности нашей русской цивилизации не продвигаются. Тогда к чему нам такая геополитика?

https://news.rambler.ru/