Что будет, если Россия закроет свое воздушное пространство для западных авиалиний?

Сегодня, когда над Россией нависла угроза новых санкций со стороны Евросоюза, эта страна объявила, что На взлётерассматривает вопрос о запрете на пролет иностранных самолетов через свое воздушное пространство. Российский премьер-министр Дмитрий Медведев говорил о западных авиакомпаниях в общем, но в действительности такие ограничения прежде всего отразятся на европейских авиалиниях, совершающих прямые перелеты в Азию. Необходимость «облетать наше воздушное пространство стороной … может привести многие авиалинии к банкротству». Эти слова Медведева привела в понедельник российская деловая газета «Ведомости».Знак Стоп

Но произойдет ли это с учетом того, что нам известно о значимости российского воздушного пространства?

Запрет на пролеты действительно может создать серьезные проблемы для западных авиалиний, поскольку Россия — это самая большая в мире страна по территории, и находится она между восточной Азией и Европой. Тем не менее, эти санкции могут ударить по России бумерангом. Здесь есть три момента, которые следует иметь в виду.

1. Европейские авиалинии часто пользуются российским воздушным пространством.

Медведев не уточнил, включает ли понятие «западных авиалиний» союзников Запада, таких как Южная Корея. Если предположить, что санкции будут носить ограниченный характер, распространяясь только на европейские авиалинии, мы можем узнать, какие именно рейсы пострадают. Визуальный анализ всех рейсов, находящихся над европейским и в частности над российским воздушным пространством, в сравнении со всеми самолетами 60 крупнейших европейских авиалиний показывает, что с этой проблемой вполне можно справиться, по крайней мере, на первый взгляд.

Однако данные за 1 сентября, предоставленные WorldViews сайтом Flightradar24.com, показывают, что на долю европейских и американских авиалиний приходится большая часть зарубежных рейсов, пролетающих в небе над Россией.

Поэтому мы можем с уверенностью говорить о том, что европейские и американские авиалинии действительно пострадают. Но в какой степени?

2. У европейцев есть альтернативы.

Давайте вернемся к высказыванию Медведева о крахе и банкротстве некоторых западных авиакомпаний в случае введения Россией запрета на их пролет через свое воздушное пространство. Самые важные авиакомпании, летающие в небе над Россией, это крупные предприятия, действующие по всему миру, и в данный момент их положение кажется вполне устойчивым.

Далее, Россия уже не впервые грозит лишить некоторые авиалинии права пролета через свое воздушное пространство. В 2007 году она запретила грузовые рейсы компании Lufthansa над своей территорией в очевидной попытке убедить ее перенести свой транзитный центр в Сибирь. Lufthansa стала летать через Казахстан, однако в итоге сдалась и переехала в Сибирь.

«У европейцев на самом деле имеется опыт изменения маршрутов с прокладкой их через Северный полюс или через юг. Не так давно Россия заставила сажать в Москве все самолеты, летящие над ее воздушным пространством. Многие иностранные авиалинии в ответ выбрали северные или южные маршруты в обход российского воздушного пространства, которые примерно на 20 % длиннее», — рассказывает преподаватель авиационного менеджмента профессор Ханс-Йоахим Эмер (Hansjochen Ehmer), специализирующийся на конкуренции международных авиалиний.

3. Россия сама себя накажет.

Если Россия наложит запрет на пролеты западных авиалиний, она столкнется с прямыми экономическими последствиями. Пока она зарабатывает так называемые «роялти», которые сопоставимы с налогами для иностранных авиалиний, желающих летать над территорией страны. Эти выплаты весьма существенны для авиакомпаний, но все равно дешевле будет платить, чем менять маршруты полетов, выводя их за пределы российского воздушного пространства. Если европейские авиалинии будут вынуждены изменить свои маршруты, Россия лишится платежей за пролеты. Иными словами, если Россия введет санкции против западных авиакомпаний, она одновременно введет санкции и против себя самой.

Рик Ноак (Rick Noack)

Марионетки

Всеволод Непогодин о политической несамостоятельности Олега Ляшко и Дмитрия Яроша
Марионетки
Я никогда не был поклонником «Машины времени» и Андрея Макаревича. А уж после его недавних реверансов в сторону киевской хунты упоминать Макаревича стало неприличным в кругу русских патриотов. Но мне вот вспомнилась одна старая песенка из репертуара «Машины времени» и многое стало понятно. «До чего порой обидно, что хозяина не видно» пел когда-то Макаревич в песенке «Марионетки». Сегодня лично у меня слово «марионетки» ассоциируется в первую очередь с Олегом Ляшко и Дмитрием Ярошем. Эти два ярких персонажа на украинской политической сцене совершенно несамостоятельны и хозяева их многим не видны.
Олег Ляшко – проект финансово-промышленной группы Сергея Левочкина и Дмитрия Фирташа. Дмитрий Ярош – проект группы «Приват» во главе с Игорем Коломойским. Группа Левочкина Фирташа находится в состоянии экономической войны с группой «Приват», а это значит, что не может быть и речи о согласии и взаимоуважении между подконтрольными им актёрами, с переменным успехом исполняющими роли самостоятельных политиков. Актёрские амплуа у Ляшко и Яроша совсем разные, а вот электоральное поле у них общее. Ляшко – говорливый шут, скоморох, мастер реприз и перформансов. Ярош – образ «супергероя», немногословного бойца. Ляшко старается завоевать симпатии избирателей красивыми речами. Ярош пытается понравиться населению за счет интригующего молчания и ореола таинственности вокруг собственной персоны. На первый взгляд, у них ничего общего, но на самом деле у обоих суть одна – марионетки. Ляшко и Ярош борются за сегмент электората, склонный к агрессивному селянскому национализму. Селяне – народ болтливый и поэтому на майских президентских выборах словоохотливый Ляшко набрал гораздо больше голосов, чем тихоня Ярош. Вполне возможно, что за кулисами из Ляшко и слова не вытянешь, а Ярош балагур и златоуст экстра-класса, но политтехнологи придумали для них роли говоруна и молчуна соответственно. Медийные актёры роли не выбирают. Что прикажут спонсоры то и приходится им играть. Выбора особого у них нет, т.к. на их высокооплачиваемые места исполнителей полно желающих. Молодые и голодные конкуренты дышат в спину. Расслабляться Ляшко и Ярошу некогда.
Если проанализировать ситуацию внимательно, то появление на политической сцене Ляшко и Яроша вполне закономерно. Самостоятельно, опираясь на собственные финансовые ресурсы, в украинскую политику идут обычно бизнесмены и крупные чиновники. Как бы они ни старались, но у них не получится правдоподобно разговаривать на одном языке с сельским электоратом, больным заразой национализма. Сытость и либерализм не скроешь с лиц самостоятельных толстосумов, баллотирующихся в депутаты. Т.е. имеется сформировавшийся электоральный сегмент, но для него нет понятных политиков, с которыми этот сегмент мог бы себя отождествлять. И тогда политтехнологи находят добротных актёров, которые разговаривают с этой частью электората на одном языке, имеют с ним одинаковые ценностно-личностные ориентиры.
Сельский самородок Ляшко, попавший в политику из журналистики, понятен и близок деревенщине во всех уголках Украины. Суровый лик Яроша близок воинственной Галичине. Если звёзды зажигают, то это ведь кому-то нужно. Кто из вас знал о существовании Яроша еще год назад? Кому был известен Ляшко до зимних событий? Мы живем в высокотехнологичный век, когда профессионалы манипуляций общественным мнением могут слепить политика из любого оболтуса, бесцельно шатающегося по Крещатику.
Наверняка Ярош и Ляшко на волне майданного мародёрства отжали «малэньки хатынки» в предместьях Киева у каких-нибудь депутатов из «Партии Регионов». И в этих хатынках под Новый год они скорей всего устроят помпезные корпоративы в честь своих достижений. Возможно, у Ляшко с Ярошем есть чувство юмора, и они пригласят к себе выступить Макаревича с «Машиной времени». И будут политические марионетки подпевать седоватому кулинару: «Лица стерты, краски тусклы – то ли люди, то ли куклы». Подпевать они, конечно, будут на русском языке. Песня «Машины времени» заканчивается такими словами: «И кукол снимут с нитки длинной. И, засыпав нафталином, в виде тряпок сложат в сундуках» — Ляшко и Ярошу следует задуматься над этими строчками. Всех марионеток ведь когда-нибудь навечно прячут в сундуках…

Фото: Олег Ляшко (слева), Дмитрий Ярош /Сергей Старостенко/Коммерсантъ.

Сын донецкого полка

И что «Ройсу» даже лютый тигр, если у него суровые ополченцы ходят по ниточке!
Фото: Александр КОЦ, Дмитрий СТЕШИН
Ройс

Ополченцев из донецкой бригады «Восток» обучает 15-летний школьник Андрей с позывным «Ройс»
Мы долго думали, что привезти ему в подарок. Ну не бутылку же водки и не блок сигарет! В итоге сошлись на пакете сладостей и лакомстве нашего детства — сушеных бананах.
…Сначала мы не поняли, что это «сын полка». Подумали — просто невысокий солдат. Стройный, подтянутый, камуфляжная футболка, брюки от «горки», форменная кепка, автомат Калашникова за спиной… Солидно беседует с мужиками, видавшими, наверное, и Афган, и Карабах…
А мужики все наше интервью слушали Андрея затаив дыхание. Лишь иногда небритый громила, стоявший рядом, чуть слышно ронял: «Ну, красавчик, как говорит ровно!»
Андрей действительно говорил ровно, то есть не по годам рассудительно. И не стеснялся зрителей: он привык учить военному делу ополченцев, которые ему годятся в отцы и деды. Школьник, три месяца назад окончивший девятый класс.
Сдал экзамены и отправился не к бабушке в деревню, а на войну.

«ДОЛГО УГОВАРИВАЛ МАТЬ…»
— Когда она для тебя началась?
— Ну точно не с майдана, — садится паренек за стол в беседке, отстегивает приклад автомата и ставит его рядом с собой. — Я вообще сначала майдан воспринял положительно. Казалось, что народ восстал против коррумпированной власти. Что придут новые, серьезные люди, которые будут думать о благосостоянии народа, а не о собственном кошельке. А к власти в итоге пришли нацисты. Когда бомбы стали рваться у нас в Моспине, под Донецком, когда была уничтожена моя школа, я понял, что это война.
— Сразу решил взять в руки оружие?
— Нет. Сначала отец записался в ополчение. Он много лет работал милиционером и решил вступить в батальон «Восток». Я пришел позже.
— Как мать-то отпустила?
— Долго уговаривали ее вместе с отцом. Согласилась, когда поняла, что на передовую меня не пустят.
В мирной и уже такой далекой жизни Андрей занимался в военно-патриотическом кружке. И освоиться в мужском, военном коллективе ему не составило труда. Более того, «Ройс» (его позывной) быстро вырос до командира учебной роты. И пока дети киевского олигархата, развязавшего войну, гоняли на спорткарах по Лазурному Берегу, Андрей обучал седоусых новобранцев.
— Поначалу, конечно, неловко было. Приходят взрослые мужики, многие в армии служили, — улыбается Андрей, поглядывая на бывших учеников. — Но если я обладаю определенными знаниями, почему не передать их людям? Меня самого учил настоящий профессионал, с большим боевым опытом, позывной «Чика». И люди видят, что я по делу объясняю. Сам был удивлен: никто не отнесся ко мне, как к ребенку.

«Я ПРЕПОДАЮ ПРОСТЕЙШУЮ ТЕОРИЮ»
— А что скажешь об отношении донбассовцев?
— Ополченцев поддерживает процентов 80 населения. Не все. Есть и те, кто нас ненавидит, — сидят в подвалах, смотрят украинское телевидение, пишут в интернете. Так, пожалуйста, если они так хотят думать — пусть. У нас за инакомыслие не сажают. Не убивают и не мучают.
— А тебе на уроках истории навязывали Бандеру и Шухевича как героев?
— До нас такая украинизация дошла не так явно, — чуть ли не обижается «Ройс». — Мы же особый регион — Донбасс. А вот знакомые из Николаева, например, совсем другие. Сейчас они целиком на стороне Киева. Считают, что Россия всегда желала зла Украине и сейчас пошла на нее войной. С ними по телефону говорить уже невозможно, от них такой злобой и ненавистью тянет… Они уверены, что здесь мирных не осталось, только террористы по лесам шарятся и их бравая армия отлавливает. Но вы же видите, что это не так.

— Готовишь своих рекрутов к партизанской войне?
— Нет, я преподаю простейшую теорию. Объясняю устройство автомата. Многие берут его в руки впервые. Общие тактические вещи отрабатываем. Передвижение в группе, стойки для стрельбы. Это полезнее и нужнее армейских кроссов.
Андрей берет в руки автомат и, как заправский спецназовец, начинает передвигаться по спортивной площадке. Мягко, бесшумно…
— Отучаем от обычной армейской стойки с расставленными локтями, — демонстрирует Андрей отточенные движения. — Видите, я подобрался, площадь поражения стала меньше. Это важно, это война, а не стрельбище…
В какой-то момент один из наших корреспондентов, снимавший мастер-класс, оказался на «линии огня». «Ройс» резко опускает ствол в землю и тут же поднимает его, когда пространство перед ним расчищается.
Профессиональное движение. На уровне инстинкта. Достигается упорными тренировками.

«НАМ НЕКУДА ОТСТУПАТЬ»
— В боевых действиях приходилось участвовать?
— Поначалу мы с отцом возили продукты на позиции, там частенько обстреливали. Но когда об этом узнал «Скиф» (Александр Ходаковский, командир бригады «Восток». — Авт.), он строго-настрого запретил мне любые выезды, связанные с передовой.
Мы долго ждали «сына полка» у ворот части, разглядывали бруствер из мешков с песком — все посечены осколками, видать, прилетают сюда «минометки» с завидной регулярностью. И язык не поворачивается сказать, что здесь тыл. Нет тыла на этой войне — город простреливается насквозь. Нет и воздержавшихся от войны — ты либо воин, либо мишень. Выбирай по уму и характеру, что тебе нравится больше.
Андрей свой выбор сделал.
— А хотел бы повоевать? — задаем вопрос мальчишке. Десять из десяти его сверстников в далеких мирных городах молодецки ответили бы: конечно! Но 15-летний мужчина пристально смотрит нам в глаза и чеканит:
— Здесь никто не хочет воевать! Но если возникнет необходимость, я готов пойти на передовую.
— Ты смелый человек?
— Скорее да. Когда смелость подкреплена уверенностью в своей правоте, места для трусости не остается.
— Что чувствуешь по отношению к украинским военным?
— К солдатам? — Андрей задумывается. — Жалость. Они в большинстве не хотят воевать. Но их гонят на пули нацисты, «Правый сектор», нацгвардия. Там много отребья, наемников.
— А за что воюешь ты?
— Понимаете, у них страна еще большая, им есть куда драпать. А нам некуда отступать. Мы воюем за свои семьи, за свои дома, школы… Это же звучит — «воевать за свой дом». А вот «воевать за деньги», как их наемники, совсем не звучит, правда?

«НА ВОЙНЕ КАК НА ВОЙНЕ»
Иногда хочется ущипнуть себя: не во сне ли мы разговариваем? 15-летний пацан на каникулах. Ему гонять в футбол с друзьями, гулять с девчонками, помогать отцу в огороде… Вместо этого ежедневная канонада, казарма и увольнительная — один день в неделю. Повидать маму.
— Каким видишь будущее Новороссии? Какой хочешь победы?
— Я вижу маленькое, уютное и независимое государство. Справедливое и крепко-крепко связанное с Россией.
— А тебя что с ней связывает?
Снова смотрит на нас удивленно, слишком очевидный вопрос.
— У меня бабушка русская, из России на Донбасс переехала… Да почти вся родня в России живет!
— Кто-то из твоих воевал в Великую Отечественную?
— Прадедушка. Хотя ему всего 11 лет было. Он помогал солдатам. Но про войну не любил рассказывать. Спросишь, а он в ответ одно: «На войне как на войне». Но я знаю, что очень страшно ему там было. Отец рассказывал.
— Что думаешь делать после войны?
— После победы, — строго поправляет нас Андрей. — В октябре придется пойти в школу, надо все-таки окончить 11-й класс. Потом вернусь в армию. Мечтаю поступить в российское военное училище.
P.S. Мы тепло прощаемся. Андрей забирает пакет, заглянув внутрь на секунду. И вдруг в глазах у него проскальзывает что-то новое. Детское.
— Думали, пузырь тебе принести, но открыт был только кондитерский отдел, — мы пытаемся все-таки развеселить пацана.
— А я не пью, — серьезно, на автомате отвечает Андрей. — В ополчении сухой закон.
Он заглянул в пакет еще раз. И вдруг звонко, по-мальчишески рассмеялся.

Александр КОЦ, Дмитрий СТЕШИН
Сын полка
Еженедельник «Красная звезда» №2 , 11 сентября 2014 года
Источник: tvzvezda.ru