Рокировка из-за «вынужденного тупика»: Россия вышла из агрессивной игры США по Донбассу

Переговоры между спецпредставителем США по вопросам Украины Куртом Волкером и помощником президента РФ Владиславом Сурковым изначально должны были дополнить «нормандский формат», но в итоге не привели к значимому результату.
Переговоры Волкер-Сурков на сегодня заморожены
Дело в том, что несмотря на то, что гарантами выполнения обоих вариантов минских соглашения наряду с Россией были Франция и Германия это не привело ни к каким подвижкам Украины в деле реализации своих обязательств. При этом, причину этого часто видели в ориентации Киева на Вашингтон, из-за чего и возник текущий дополнительный переговорный формат Волкера и Суркова.
И сегодня Волкер на этот счет заявил, что Россия приостановила свое участие в данных переговорах, вплоть до прояснения ситуации по вопросу выборов на Украине, которые пройдут 31 марта 2019 года и на которые Москва не хочет оказывать своего практического влияния.
Впрочем, главной причиной заморозки переговорного процесса являются неконструктивные действия современной украинской власти, которые выразились в Керченском инциденте и в нежелании России вести переговоры с командой президента Украины Петра Порошенко.
Соответственно, Волкер здесь не сказал ничего нового, а его заявление является достаточно нейтральным, поэтому возникает вопрос, а стоит ли вообще нам ждать возобновления этого переговорного формата после проведения выборов на Украине, или все-таки нет.
Формат Волкер-Сурков не вписан в минские соглашения
Заместитель директора Института истории и политики МПГУ Владимир Шаповалов в разговоре с ФБА «Экономика сегодня» отметил, что практика показала, что вести эти переговоры с Волкером нет никакого смысла, и на этот счет у нас есть несколько причин.
Например, здесь не надо забывать про то обстоятельство, что сам такой формат появился после того, как к власти в США в 2017 году пришел президент Дональд Трамп. Ведь сама площадка образовалась после первых контактов России с новой американской администрацией.
«Данный формат был бесперспективен изначально в силу той позиции, которую занимают США по украинском кризису. И нужно сделать вывод, что позиция США по Украине не является переговорной позицией, поэтому в рамках переговоров Волкера и Суркова нельзя было добиться каких-либо существенных сдвигов по мирному урегулированию в Донбассе», — констатирует Шаповалов.
Как считает эксперт, позиция США на переговорах по Украине является способом давления на Россию, поэтому, учитывая данные факты и некоторые другие обстоятельства американской внешнеполитической линии, с Волкером Суркову разговаривать не о чем.
Разговаривать с США по Донбассу не имеет смысла
Кроме того, нельзя забывать про то, что переговорная площадка Волкера и Суркова не имеет никакого отношения к минским соглашениям, про которые спецпредставитель США как раз и позволил себе высказаться на Мюнхенской конференции по безопасности. Там он заявил от лица США, что эти соглашения не выполняются, хотя на практике американцы не имеют никакого отношения к данному договорному пакету.
«Естественно, нужно вести переговоры со всеми, и по всем поводам, если существует кризисная ситуация, но все это имеет смысл только в том случае, если стороны хотят о чем-то договориться, но это как раз не про Соединенные Штаты», — резюмирует Шаповалов.
По словам Владимира Леонидовича, современная американская позиция по Украине не является компромиссной и не может быть такой по определению, причем это никак не связано с наличием президента Порошенко и предстоящими украинскими выборами.
«Нет оснований говорить про то, что выборы на Украине могут что-либо изменить по той причине, что данная страна не является на сегодня суверенным государством и не принимает самостоятельных решений по внешней политике», — заключает Шаповалов.
Выборы на Украине не изменят переговорную повестку по Донбассу
Следовательно, невелика разница, кто будет сидеть в Киеве – Порошенко или его главный на сегодня противник в лице Юлии Тимошенко. Более того, можно вспомнить высказывание Юлии Владимировны про будущий формат переговоров по судьбе Донбасса.
«По ее мнению, Францию и Германию в качестве переговорщиков в минском процессе необходимо заменить на США и Великобританию, и это говорит о том, что избрание ее украинским президентом не улучшит ситуацию в Донбассе», — констатирует Шаповалов.
Очевидно, что Россия не пойдет на смену переговорного формата, не говоря уже про то, что после отстранения Франции и Германии от переговоров по Донбассу, минские соглашения будут дезавуированы, а, значит, и вся договорная система в рамках данного кризиса.
«Изменения здесь возможны только в том случае, если на Украине к власти придет партия мира, а это отнюдь не Порошенко с Тимошенко, после чего Киев и начнет предпринимать какие-то реальные усилия по вопросу Донбасса», — резюмирует Шаповалов.
Шаповалов уверен, что рано или поздно позитивные сдвиги на Украине действительно произойдут, но вряд ли это случится после предстоящих выборов, в рамках которых общая ситуация складывается так, что, во-первых, у Порошенко существуют шансы сохранить свою власть, а все остальные реальные претенденты на переговорах с Россией говорят примерно те же вещи, что и украинский президент.
Таким образом, здесь нужно подождать действительно кардинальных изменений на Украине.

Автор: Дмитрий Сикорский
https://rueconomics.ru/3

Токио вернулся к проекту «Великая Япония до Урала»

Война за Курилы станет прологом к японской экспансии
Материал комментируют:
Валерий Кистанов
Виктор Алкснис

Токио вынашивает планы возврата «своих» земель силой оружия. При этом план «Великая Япония до Урала» не отменялся. Такое мнение высказал доктор военных наук, генерал-полковник Анатолий Зайцев в своей статье для «Военно-промышленного курьера».
По версии генерал-полковника, возможный сценарий выглядит так:
— Япония, пользуясь многократным превосходством в личном составе и вооружении, наносит внезапный удар по Сахалину и Южным Курилам;
— США будут в стороне, убеждая Россию не применять ядерное оружие, а Китай скорее всего займет нейтральную позицию;
— претензии Страны восходящего солнца на Курилы со ссылкой на Трактат о торговле в границах 1855 года неизменны; понимая, что к этим островам есть интерес у США, Токио пойдет им на уступки, и уже на следующий день там будут стоять американские военные базы.
В доказательство, что сценарий вовсе не фантастический, аналитик привел следующие факты.
Японских детей учат не историческим фактам, а мифам. Во Второй мировой или Великой восточноазиатской войне Япония не проиграла, а по воле императора прекратила ее и осталась непобежденной. В святилищах Ясукуми размещены 14 поминальных табличек военных преступников — это гордость нации, освободившей страны Азии от колонизаторов европейских стран. Япония не уходит от мысли собрать все восемь углов мира под одной крышей, считая это божественным предназначением. Налицо пиетет к довоенному, агрессивному, милитаристскому воспитанию граждан, а отсюда — стремление к наращиванию военной мощи, констатирует Зайцев.
Если проанализировать военные расходы 25 развитых стран за последнее десятилетие в пересчете на человека и квадратный километр, Япония окажется на пятом месте. Причем, если в начале 2000-х военный бюджет страны прибавлял в среднем по 0,8% в год, то в 2014-м он увеличился втрое и продолжает наращиваться.

По оценке Зайцева, экономический потенциал Японии сейчас равен 61% от США, показатель производства на душу населения еще выше, а все предприятия, — как частные, так и государственные, — имеют мобилизационные задания. Это означает, что при населении 126,5 миллиона человек поставить под ружье каждого десятого вполне реально, пишет генерал-полковник. Плюс в Японии постоянно внедряется мысль, что ядерная война страшна, но не так опасна и для государства в целом не смертельна.
По конституции Япония должна иметь только Силы самообороны. Но если посмотреть их структуру, включающую сухопутные войска, ВВС, ВМС и спецслужбы, мы увидим хорошо оснащенную армию, считает аналитик.
В ближайшее время Япония собирается закупить в США истребители пятого поколения F-35 (общим числом до 42 единиц), способные нести ядерное оружие, и в планах еще 1626 истребителей, оснащение эсминцев ЗРК SM-3 с дальностью поражения до тысячи километров, модернизацию и переоснащение зенитно-ракетных комплексов Patriot (PAC-3), создание ПРО из двух эшелонов, закупку конвертоплана V-27 для высадки десанта на отдаленные острова, перечисляет Зайцев.
На Дальневосточном ТВД, считает генерал-полковник, мы можем противопоставить японцам немногое. У России там 25 подлодок, 10 боевых кораблей океанской морской зоны и 32 прибрежной. У Японии — 66 кораблей, в том числе пять эсминцев-вертолетоносцев со сплошной полетной палубой и ангаром для самолетов типа F-35B, 18 подлодок, из них треть — новые. В наличии также 7 ракетных, 8 десантных, 25 минно-тральных катеров, 5 морских танкеров, 2 корабля управления, 2 поисково-спасательных судна, 1 минный заградитель, 3 БДК и 2 малых десантных, 180 самолетов и 140 вертолетов.

Действительно ли Япония видит себя державой XXI века, какие выводы из этого следует сделать России?
— Я во многом согласен с выводами генерал-полковника Зайцева, — говорит депутат Госдумы третьего и четвертого созывов, полковник в отставке Виктор Алкснис. — В Японии всегда были сильны реваншистские настроения. Учитывая менталитет японцев, поражение во Второй мировой для них очень болезненная тема. И действительно, их Силы самообороны на сегодня представляют собой мощную армию, которая превосходит российскую группировку на Дальнем Востоке.
Со времен СССР предполагалось, что вероятных противников на этом направлении у нас нет. Мы исходили из того, что в любом случае Япония будет сохранять нейтралитет, а главная наша угроза — на Западе. Поэтому группировка, которая имелась на Дальнем Востоке на момент распада СССР, все последующие годы деградировала. На сегодня, я считаю, она представляет собой дутую величину, и реально противостоять японским Силам самообороны вряд ли сможет.
Да, у нас есть «последний довод королей» — ядерное оружие. Очевидно, руководство России рассчитывает, что в конце концов именно этот фактор окажется решающим. Но я напомню, что 100 с лишним лет назад в Российской империи тоже все были убеждены, что «жалкую» Японию мы запросто закидаем шапками. Однако русско-японская война 1904−1905 годов наглядно показала, что это не так.
Нужно учитывать, что Япония сегодня в области экономики существенно превосходит Россию, а японское общество проникнуто идеями реваншизма. Это значит, в российско-японских отношениях возможны самые разные варианты.
«СП»: — Что Кремлю делать в такой обстановке?
— Нужно исходить из реальных военных угроз. Сегодня на Западе, за исключением Эстонии и Украины, никто нам территориальных претензий не предъявляет. Да, действия Киева представляют сейчас наибольшую угрозу для России. Но вторая по значимости угроза, я считаю, исходит как раз от Японии.
Японскую угрозу никак нельзя оставлять без внимания под предлогом, что Дальний Восток далеко. Напомню, даже в самые страшные годы Великой Отечественной войны — в 1941-ом и 1942-м — мы все-таки держали там мощную группировку. Часть этой группировки мы отправили на спасение Москвы осенью 1941 года, и это сыграло важнейшую роль в контрнаступлении под столицей. Но всю войну, несмотря на то, что дальневосточные части были крайне необходимы на фронте, мы их не трогали. Потому что, несмотря на соглашение с Японией о нейтралитете, мы ощущали угрозу со стороны Квантунской армии.
Поэтому нам придется усиливать группировку на Дальнем Востоке, поставляться туда новейшую боевую технику, и восстанавливать систему обороны, которая была создана во времена СССР. Замечу, в те времена Токио в голову бы не пришло пытаться решить территориальную проблему военным путем.
«СП»: — Зачем при таком раскладе мы разговариваем с Токио о возможной передаче Курил?
— Руководство России, я считаю, само спровоцировало оживление реваншистских настроений путем необдуманных действий в вопросе Курил и подписании мирного договора с Токио. Мы совершенно спокойно жили без этого договора 70 лет, и никто от нас его не требовал. Но Владимир Путин принял решение реанимировать вопрос — и тем самым совершил, на мой взгляд, очень серьезную ошибку.
— Довоенная Япония хотела создать Восточно-Азиатское сообщество под своей эгидой, и тогдашнее милитаристское руководство страны действительно шло на агрессию на материке, — отмечает руководитель Центра японских исследований Института Дальнего Востока РАН Валерий Кистанов. — Это делалось под лозунгом освобождения братьев-азиатов от колониального ига белых людей. Но этот лозунг не помешал японцам зверствовать на территории Китая и Филиппин так же, как зверствовали гитлеровцы на территории Советского Союза.
У тогдашней Японии были громадные планы: Токио рассчитывал подмять под себя и Индонезию, и Австралию — Австралия тогда жила в страхе перед высадкой японского десанта. Имели японцы и планы захвата советского Дальнего Востока. Все это как раз и было «объединением восьми углом мира под одной крышей».
Но надо понимать: все это рухнуло — в 1945-м Япония подписала акт о безоговорочной капитуляции. Да, нынешний премьер Синдзо Абэ хочет покончить с теми обременениями, которые были наложены на страну после окончания Второй мировой. Плюс в какой-то мере сделать Японию более самостоятельной — в том числе, в отношениях с США, главным своим союзником. Но военный договор между Токио и Вашингтоном никуда не делся, и не денется в обозримом будущем — он будет только укрепляться.
Абэ хочет чувствовать себя свободнее в рамках этого договора, но это ему плохо удается. Премьер также хочет вернуть Японию на международную арену — у него есть лозунг Japan is back, с которым он повторно пришел к власти в 2012 году. Абэ считает, что при прежних администрациях Токио сильно потерял во внешнеполитическом влиянии из-за обременений, наложенных оккупантами — то есть, той же Америкой.
У Абэ были далеко идущие планы: пересмотреть ст. 9 конституции, которая запрещает Японии иметь Вооруженные силы, а также применять угрозу использования военной силы при разрешении международных конфликтов. Абэ хотел пересмотреть статью в корне, но в конце концов понял, что это слишком сложно.
В Японии сейчас нет милитаристских настроений, которые были до войны. Большинство японцев привыкли жить в мире и спокойствии, под американским зонтиком, в том числе военным. Тем не менее, Абэ полностью своих планов не оставил, и теперь хочет внести в 9-ю статью один только параграф: о том, что нынешние Силы самообороны являются легитимными. Потому что в многие Японии считают: поскольку конституция фактически запрещает иметь армию, то и нынешние Силы самообороны не легитимные.
Этот пункт — главная цель, которую Абэ попытается достигнуть за оставшейся период премьерства, до 2021 года. Но я не уверен, что даже это у него получится. Для внесения поправки нужно решения обеих палат японского парламента о созыве референдума. Да, у правящей партии Абэ большинство в обеих палатах, но нет гарантий, что на референдуме японцы проголосуют за поправку. Опросы общественного мнения показывают, что голоса разделятся 50 на 50.
Поэтому говорить о каком-то милитаристском угаре в Японии, или о милитаристской направленности менталитета современных японцев я бы не стал. Скорее, наоборот, они хотят быть как можно менее вовлеченными в зарубежные конфликты, и не участвовать в войнах.
Есть, конечно, определенные политические круги, которые воспевают милитаристское прошлое Японии. Они говорят, что была война за родину и императора. И храм Ясукуми — символ этих кругов. Хочу только уточнить, что в храме никто не захоронен — там почитают души японских солдат и офицеров, которые погибли на всех фронтах Японии за всю ее историю. Таковых насчитывается 2,5 миллиона человек. При этом почти все они погибли за пределами страны — они умирали, когда вели войну с Китаем в конце XIX века, и когда воевали с Россией.
Да, среди этих фамилий — 14 военных преступников, их душам также поклоняются. Этот храм является, повторюсь, символом японского милитаризма — именно так он воспринимается в странах, пострадавших от японской агрессии. И когда этот храм посещают японские руководители — а они это делают регулярно — это вызывает бурю негодования, прежде всего в Китае.
Синдзо Абэ считается в этих странах «ястребом». Замечу, Абэ имел смелось посетить храм Ясукуми в 2013 году, но китайцы быстро дали ему понять, что для японо-китайских отношений это серьезная вещь, и больше в храм Абэ не ходит. Посылает только туда синтоистское подношение — деревце масакаки.
Я был в этом храме — очень красивом, по-японски. При нем есть музей, и там у меня возникли некоторые вопросы. В музее, например, выставлен японский истребитель Mitsubishi A6M Zero — его широко применяли во Второй мировой. Рядом на постаменте стоит памятник камикадзе: летчик в форме. Я плохо себе представляю, чтобы в Германии был выставлен Messerschmitt Bf.109, а рядом — летчик Luftwaffe в нацистской форме. В Европе такой памятник вызвал бы массу протестов, а в Японии — пожалуйста.
Все это, да, есть в Японии. Но какого-то широкого милитаристского захвата дум и менталитета, идей о том, что можно возродить державу — в Японии совершенно точно нет.

Андрей Полунин
https://svpressa.ru/

Япония продолжит продвигать перенос американской базы на Окинаве

Правительство Японии продолжит продвижение переноса американской базы вне зависимости от итогов референдума на Окинаве по этому вопросу, заявил на пресс-конференции в Токио генеральный секретарь правительства Японии Ёсихидэ Суга.
На вопрос журналиста о том, продолжит ли правительство работы по переносу американской военной базы Футэмма на Окинаве в район Хэноко в той же префектуре, невзирая на результаты референдума, Суга ответил: «В целом мы думаем так».
В четверг объявлена официальная кампания по подготовке референдума в префектуре Окинава по вопросу о переносе американской военной базы Футэмма на Окинаве в район Хэноко. Референдум назначен на 24 февраля. В бюллетене будет три графы: «за», «против», «ни одно, ни другое». Число избирателей в префектуре составляет 1,15 миллиона человек. Референдум не имеет юридически обязательной к исполнению силы для правительства страны, однако его итоги могут стать причиной раскола как среди населения префектуры, так и обострить противоречия между ней и центральными властями.
Правительство намерено перенести ее в Хэноко, а администрация Окинавы настаивает на переносе ее за пределы префектуры. Базу Футэмма, которая считается самой опасной в мире из-за своего расположения рядом с жилыми домами в городе Гинован на Окинаве, по соглашению Японии и США 2006 года было решено перенести в Хэноко. Для этого необходимо засыпать около 157 гектаров прибрежной морской полосы, от чего пострадают коралловые рифы. Это вызывает протесты местного населения и экологов. Кроме того перенос базы в границах одной и той же префектуры, по мнению местного населения, не снижает и без того большой нагрузки на Окинаву по размещению военных баз США: занимая всего 0,6% территории Японии, Окинава принимает 74% всех американских баз из расчета площади.
Правительство и военные уже начали работы по засыпке прибрежной полосы, в ходе которых на дно моря будет вылит бетон и засыпана земля. Это сделает практически невозможным возвращение побережья в его нынешнее состояние.
Между государством и префектурой уже несколько лет с переменным успехом идет противоборство вокруг переноса базы Футэмма в Хэноко. Взаимные судебные иски и отмены решений другой стороны приводят к периодическому возобновлению и приостановке работ по засыпке береговой части моря.
Согласно подписанным в 2013 году двусторонним договоренностям, передача базы Футэмма в распоряжение префектуры Окинава должна произойти «в 2022 году или чуть позже». Но для этого должен состояться перенос базы из города Гинован на Окинаве в район Хэноко в той же префектуре.

https://news.rambler.ru/army/

У стен Кремля бушуют военно-африканские страсти

Сразу две страны «черного» континента, опасаясь США, нетерпеливо ждут у себя российские базы
Похоже, чудесное спасение Москвой сирийского президента Башара Асада, приговоренного было самоуверенными американцами к повторению политической судьбы Муаммара Каддафи, весьма впечатлило многих политических лидеров. Особенно — в Африке. С началом 2019 года оттуда почти одновременно пришло сразу две новости, свидетельствующие, что российского заступничества просто жаждет руководство еще как минимум двух государств «черного» континента.
Сначала 10 января министр обороны Центральноафриканской республики (ЦАР) Мари Ноэль Койяра в интервью РИА «Новости» сообщила, что не исключает возможности размещения в ее стране российской военной базы. «Мы о конкретном развитии базы еще не говорили, но такая возможность не исключается в рамочном соглашении . Если президентами, как верховными главнокомандующими, как руководителями нации, будет принято решение о размещении базы, значит, к этому наши страны придут. Ну, а мы, как министры, уже будем его реализовывать», — заявила Кояра.
Причем, весьма солидной (правда, пока — главным образом лишь в смысле внешнего облика) главой оборонного ведомства ЦАР сказано это на фоне и без того быстро крепнущего военного и военно-технического сотрудничества ее страны и РФ. В августе 2018 года с этой республикой мы подписали соответствующее межправительственное соглашение. Затем, по сведениям директора департамента Африки МИД России Андрея Кемарского, Москва безвозмездно поставила своему новому союзнику в Африке крупную партию стрелкового оружия. А еще — направила туда же 175 военных инструкторов. С их помощью в 2018 году в учебном центре в Беренго уже подготовлено более 1600 военнослужащих и 600 сотрудников жандармерии, полиции и национальной гвардии.

Теперь, значит, Банги (не уверен, будто все наши читатели знают, что именно так называется столица сильно заинтересовавшей нас в минувший год страны) захотелось заиметь на своей земле еще и российскую военную базу. Зачем?
Ответ, видимо, кроется в сложной политической ситуации в ЦАР. С 2013 года там не кончаются ожесточенные вооруженные столкновения между правительственными силами и местными ополченцами с одной стороны и мусульманскими повстанцами из коалиции «Селека» — с другой. В разоружении мятежников принимают участие французские войска, чей контингент находится в ЦАР на постоянной основе. В миротворческих операциях участвовала и военно-транспортная авиация США. Теперь, выходит, в эту политическую кашу все плотнее втягивается и Россия.
Однако российских солдат давно мечтают увидеть не только в Центральноафриканской республике. Ровно в тот же день, когда в городе Банги госпожа Мари Ноэль Койяра сочла нужным и своевременным побеседовать с корреспондентом РИА «Новости», в Москве премьер-министр РФ Дмитрий Медведев подписал тоже очень любопытный документ. А именно — соглашение об упрощенном порядке захода военных кораблей России и Судана в порты обоих этих государств.
Согласно проекту соглашения, в частности, уведомление о заходе в порт любой экипаж должен подать всего за семь дней до швартовки или постановки на якорь. В территориальных водах принимающего государства одновременно может находиться не более семи кораблей другой стороны. И при этом — без оружия массового поражения. Принимающее государство обязано следить за безопасность моряков во время пребывания.

Каждому абсолютно понятно, что все эти любезности с упрощенным порядком носят исключительно односторонний характер. Ведь нельзя же вообразить, что ВМС Судана, насчитывающие всего два малых десантных корабля и пару десятков крошечных сторожевых и патрульных катеров, хоть когда-нибудь доберутся до Севастополя, Новороссийска или Кронштадта? Стало быть, речь исключительно о грядущих облегчениях для ВМФ России.
Но вот что особенно важно: вначале-то речь тоже шла о создании и в Судане российской военной базы! И навязывал нам это решение именно Хартум (а так называется столица этой очень далекой от нас страны). Москва при этом весьма благосклонно рассматривала новую африканскую инициативу. В конце ноября 2017 года в Кремле переговоры на эту тему с президентом Судана Омаром Хасаном Ахмедом аль-Баширом были сочтены настолько важными, что за гостем в Хартум Владимир Путин выслал специальный борт из состава своего авиаотряда.
Возможно, на такой шаг российской стороне пришлось пойти потому, что господин аль-Башир Международным уголовным судом (МУС) давно обвинен в многочисленных военных преступлениях в собственной провинции Дарфур, опасается ареста и по этой причине за пределы страны выбирается крайне редко.

Но на встречу с нашим президентом, судя по всему, суданский лидер вылетел с легким сердцем. Во-первых, потому, что Москва не ратифицирована Римский статут и поэтому не обязана выполнять распоряжения МУС. А во-вторых, аль-Башир тогда вез в Россию предложение, от которого, как, наверное, он сам думал, Путину будет трудно отказаться. Конкретно: с целью гарантированной защиты от агрессии со стороны Соединенных Штатов открыть на территории Судана российскую военную базу. Был назван и район для нового приложения сил российских военных строителей — Порт-Судан, главные ворота страны в Красном море.
В том, что Кремлю давно хочется твердой ногой встать на побережье Красного моря, нет никаких сомнений. Потому что о том же мечтают и другие глобальные игроки. Ведь через эти воды, а также через Суэцкий канал и Баб-эль-Мандебский пролив, не только идет основной поток нефти с Ближнего Востока. Несколько лет назад Китай сильно подогрел общий экономический ажиотаж, обнародовав свою важнейшую внешнеполитическую инициативу «Один пояс — один путь».
Суть новации в объединении проектов «Экономический пояс Шелкового пути» и «Морской Шелковый путь 21-го века». По официальным данным Китая, «Один пояс — один путь» охватывает большую часть Евразии, соединяя развивающиеся страны. В том числе — «новые экономики» и развитые страны. Предположительный экономический масштаб — 21 триллион долларов.
Поэтому в этих водах становится все теснее от самых разных военно-морских флагов. То, что там сегодня происходит, стало сильно напоминать библейское Вавилонское столпотворение.
Судите сами. До недавнего времени торговые пути из Индийского океана в Красное море контролировала лишь крупная американская военная база в Кэмп-Лемонье (до 4 тысяч солдат и офицеров) и такая же база Франции (на ней же размещены немногочисленные германский и испанский воинские контингенты). Там же — небольшие военные базы Британии и Италии. Все эти объекты давно теснятся на территории крохотной страны Джибути у самого входа в Баб-эль-Мандебский пролив.
Однако недавно к обустройству собственных военных неподалеку объявила и Япония. С января позапрошлого года соответствующим соглашением с властями Джибути обзавелась Саудовская Аравия. А летом 2017 года вопреки протестам Вашингтона свою первую зарубежную военную базу в той же стране открыл и Китай.
Понятно, что встать вровень с ведущими военно-политическими игроками мира для Москвы очень соблазнительно. Тем более — нарастающую активность российского ВМФ в Красном море и в Индийском океане без опоры на новые военно-морские базы обеспечить просто невозможно.
И пусть Порт-Судан не совсем у входа в Баб-эль-Мандебский пролив — имеющимися у России высокоточными средствами огневого поражения оттуда без труда можно контролировать и его. Поэтому ничего удивительного, что Путин точно долго думал над прошлогодним приглашением аль-Башира. Как теперь, наверное, размышляет над еще одним приглашением из ЦАР. В которой, на самом деле, неплохо бы обзавестись как минимум аэродромом подскока для «стратегов» Дальней авиации и противолодочных самолетов ВМФ, без которых не обойтись в Индийском океане.
Таким образом, схематично аргументы «за» мы уже перечислили. Осталось сравнить их с теми, которые «против». Лучше всех их мог бы, полагаю, сформулировать вице-премьер Антон Силуанов: «Лишних денег в казне нет! И когда будут — неизвестно!». И с этим не поспоришь.
Судя по всему, в Кремле спорить и не стали. До поры, до времени соблюдать российские геополитические интересы в двух африканских странах пока доверено обычным наемникам. Тем, которых в печати принято называть частной военной компанией «Вагнер».
Как по мановению волшебной палочки, эти хорошо вооруженные и отлично обученные люди западными журналистами были недавно замечены и в Центральноафриканской республике, и в Судане. Вот что о работе россиян в этих двух государствах в первых числах января сообщает британская газета The Times: «Согласно сообщениям из Судана, офицеры группы „Вагнер“ были замечены в столице страны Хартум, где они обучают государственные силы безопасности на фоне антиправительственных протестов… Появились снимки десятков одетых в камуфляж белых мужчин, которых транспортируют в грузовиках и которые наблюдают за антиправительственными протестами в Хартуме… 66-летний Путин нацелен на то, чтобы Кремль вновь бросил вызов гегемонии Запада, развивая связи в области безопасности, а также коммерческие отношения с Африкой и разблокируя рынки для российских компаний, которые страдают под западными санкциями».
А вот сообщение той же газеты уже из ЦАР: «Как предполагается, в Центральноафриканской республике (ЦАР), соседней с Суданом стране, размещены сотни сотрудников группы „Вагнер“. В прошлом году они помогали в обучении военных».
Для Запада такая активность русских в Африке, естественно, давно стала непривычной. Вслед за Сирией приходится потесниться и здесь. Конечно, это вызывает злобное ворчание у былых хозяев «черного» континента.
Из досье «СП»
Африка становится весомым игроком на мировом рынке оружия и военной техники. На страны континента приходится до 10% мирового экспорта вооружений. Если в 1990—1999 гг. военные поставки в африканские государства составили $ 6,4 млрд., то в 2000—2013 гг. — почти $ 20 млрд. По темпам роста военных расходов — 5,9% — в 2014 г. континент вышел на первое место в мире. С 2005 по 2014 гг. военные расходы африканских государств выросли на 91% и в 2014 г. составили $ 50,2 млрд.
Для африканских стран Россия — основной поставщик вооружений: 35% оружия африканских стран родом из нашей страны. В 2016 году около 12% российского оружейного экспорта ушло странам континента. Это вторая по значимости площадка для торговли оружием после Азиатско-Тихоокеанского региона, куда, по оценкам стокгольмского Института мира, уходит две трети российского военного экспорта.

Сергей Ищенко
https://svpressa.ru/war21/

США: Война России с Украиной начнется скоро, но будет быстрой

В Вашингтоне написали сценарий, по которому может произойти конфликт между армией РФ и ВСУ
Газета The Washington Post после инцидента в Керченском проливе решила спрогнозировать вероятность столкновений армий двух славянских государств, появившихся из осколков некогда единой «Российской империи под названием Советский Союз».
Для этого WP пригласила не «говорящие головы, знающие ответы на все политические вопросы», а авторитетных экспертов проекта Issue Correlates of War («Корреляты войны» — авт.). Профессоры Пол Хенсель (Университет Северного Техаса) и Сара Митчелл (Университет Айовы) проанализировали 1256 территориальных споров между парами стран в период между 1816—2001 гг. Они составили систему критериев, позволяющих судить о большой или, напротив, малой вероятности перерастания взаимных претензий в полномасштабную войну.
Выводы экспертов Issue Correlates of War малоутешительны: конфликты, связанные одновременно с несколькими территориальными спорами и претензиями, скорее всего, будут милитаризированы. Что любопытно: Пол Хенсель и Сара Митчелл считают оборонное преимущество России над Украиной сдерживающим фактором, способствующему, в конечном счете, мирному урегулированию, как, впрочем, и эффективное давление Вашингтона и Брюсселя на Москву. Конечно, если речь идет об адекватных политиках, а не о глупцах, объявляющих войну ветряным мельницам.
Итак, война между армией РФ и ВСУ возможна только при резком усилении Вооруженных сил «незалежной». Или в случае очевидной авантюры Киева. Но при любом раскладе Украине не стоит надеяться на прямую помощь НАТО. В этой связи аналитический портал Real Clear Defense сделал прогноз о начале российско-украинского военного конфликта.
Сегодня Москве нет резона обострять ситуацию, что не скажешь о команде неудачников президента Порошенко. Все его прежние потуги в ДНР и ЛНР закончились «котлами» и массовой гибелью бойцов ВСУ и нацбатов. После поражения на выборах-2019 Петру Алексеевичу за это придется отвечать. Значит, нынешнему официальному Киеву нужен реванш — маленькая победоносная война. Именно поэтому в Донбассе сосредоточены лучшие части ВСУ.
В то же время РФ, задержав катера и буксир ВМСУ в Керченском проливе, продемонстрировала волю, отмечает Real Clear Defense. Если вопрос станет ребром: «Северный поток-2» или принуждение к миру Украины, Кремль не станет церемониться. Логично, что варианты прорыва обороны «незалежной» имеются, как в Москве, так и в Киеве, а также в Вашингтоне.
Американские эксперты пишут, что «самым серьезным препятствием для российских военных действий является сеть ПВО Украины, одна из самых мощных в Европе, которая может представлять значительную угрозу для российских боевых самолетов и хорошо подготовлена к потенциальному началу боевых действий». Если это правда, то военные консультанты Пентагона проделали в соседней стране огромную работу по восстановлению с нуля боеспособности наземной ракетной сети «земля-воздух».
В то же время опыт конфликта в Южной Осетии 08.08.08 показывает, что недооценивать обозначенные угрозы опасно. Москва, напомним, ввела в бойавиацию, совершенно не ожидая высокой готовности грузинской противоракетной обороны дать отпор. Согласно официальным российским источникам, тогда было потеряно три штурмовика Су-25 и один дальний бомбардировщик Ту-22М3, а по американским источника — шесть самолетов.
Ясно, что зенитчики ВСУ намного многочисленнее и лучше обучены, чем ракетчики Саакашвили. Похоже, Пентагон и впрямь потратил сотни миллионов долларов военной помощи для решения организационных и технических вопросов, в том числе по восстановлению на Украине былой сети многочисленных ЗРК С-300П и «Бук-М». Несмотря на солидный возраст, доставшие в наследство от СССР комплексы ПВО и сегодня являются эффективным оружием.
В то же время эксперты Real Clear Defense уверены, что ВКС РФ не повторят «грузинских» ошибок. Украинские ПВО будет атакованы крылатыми ракетами «Калибр», запущенными, в том числе, и с подлодок в Черном море. Затем в воздух поднимутся Су-34 с высокоточными ракетами «воздух-земля», которые добьют уцелевшие ЗРК ВСУ, не входя в зону поражения. В отличие от Су-24 штурмовик Су-34 не нуждается в истребительном эскорте и способен вступить в воздушный бой, если рядом неожиданно окажется украинский перехватчик.
Далее зачисткой с воздуха займутся ударные вертолеты Ка-52. Есть информация, что 3-я эскадрилья 39-го авиационного полка (в составе новой 27-й смешанной авиационной дивизии 4-го Командования ВВС и ПВО России) уже провела интенсивную подготовку по подавлению противоракетной обороны условного противника. Шестнадцать «Аллигаторов» отрабатывали удары со сверхмалой высоты (5 метров), причем по наводке с военных спутников.
Судя по всему, вертолетам Ка-52 39-го авиационного полка уготована роль идеальных «убийц» замаскированных украинских ЗРК, которые выключат при налете «Калибров» и Су-34. То, что такие «сюрпризы» будут иметь место, можно не сомневаться. В потенциальной войне с «москальским агрессором» ВСУ, которые позиционирует себя, как самую сильную армию Европы, крайне важно не оказаться разгромленной в «сухую». Иначе кто в мире поверит, что «героические украинцы» билась до конца с «путинской ордой»?
Отметим также, что против «Аллигаторов» ВВС Украины планируют использовать свои истребители. Но после серии катастроф дряхлеющего авиационного флота «незалежной» даже эксперты Пентагона махнули рукой на подготовку летчиков для перехвата российских ударных вертолетов. Тем более что «Калибры» ударят и по военным аэродромом. Таким образом, завоевание воздушного пространства над соседней страной Россия осуществит в течение 1−2 суток с минимальными потенциальными жертвами, предполагает Real Clear Defense.
Осознание этого прогноза не означает, что Порошенко не повторит идиотской «подвиг» Саакашвили. Если война все-таки начнется, многое будет зависеть от дальнейшей политики Кремля — пойдет ли он на Киев, чтобы окончательно покончить с бандеровским наследием или испугается воплей из Вашингтона, который из-за Украины воевать никогда не будет.

Александр Ситников
https://svpressa.ru/war21/

Президент Белоруссии дал понять, что готов решать вопросы о создании совместных органов и символики Союзного государства.

На вторых за завершающую неделю 2018 года переговорах в Кремле Александр Лукашенко дал Владимиру Путину понять, что готов решать вопросы, прописанные в договоре о создании Союзного государства. Он который предусматривает унификацию законодательства, создание единого парламента, кабинета министров и других органов верховной власти, а также переход на общую символику (флаг, герб и гимн) и единую валюту.

Однако одних заверений Владимиру Путину на этот раз будет мало. Дополнительные деньги и льготы батька сможет получить только в обмен на конкретные решения, нужные Москве.

Александра Лукашенко 29 декабря в Кремле ждал настоящий день сурка: знакомые коридоры, тот же самый представительский кабинет и очередной рабочий завтрак, плавно переходящий в обед.

— Мы с вами встречаемся уже второй раз на этой неделе, — без особого энтузиазма напомнил Владимир Путин.

— Зачастили. Уже надоели друг другу, — пытался шутить Лукашенко, но по его напряженному лицу было ясно, что батьке не до шуток. Ведь в Кремле решалось, получит ли белорусский бюджет дополнительные, очень нужные в следующем году средства (речь идет о сумме порядка $ 400 млн) в качестве компенсации за налоговый маневр в нефтяной сфере РФ или нет. (Напомним, что очередные президентские выборы должны пройти в Белоруссии в 2020 году, однако их могут перенести на осень 2019).

Однако Владимир Путин, хоть и был сама любезность и доброжелательность, никаких намеков на положительный исход переговоров Лукашенко не давал. Скорее наоборот. Предупредил, что речь идет всего лишь о «сверке часов». Да еще потроллил мимоходом.

— Как мы и договаривались, по вашему предложению поработаем в направлении развития наших планов в строительстве Союзного государства, — сказал президент в начале встречи, прекрасно отдавая себе отчет, что тема интеграции на сей раз возникла в повестке российско-белорусских отношений отнюдь не с подачи Лукашенко.

— Мы никогда не сможем друг другу надоесть, — со свойственным ему пафосом воскликнул белорусский лидер, — Есть вопросы, которые надо обсуждать, это наша работа. В прошлый раз мы договорились, что серьезно поговорим о дальнейшем нашем сосуществовании в этом тяжелом и бренном мире. Никуда от этого не уйти и не деться, потому что многие проблемы надо решать на перспективу.

Москва больше не станет терпеть иждивенчество Лукашенко

Всесторонние отношения между странами важны как для Москвы, так и для Минска. Такое громкое, но банальное заявление сделал президент Белоруссии Александр Лукашенко на совещании по вопросам сотрудничества с Россией. По его словам, диалог «должен строиться на системной и, самое главное, плановой основе, однако не все договоренности выполняются».
Что именно «батька» имел в виду – понятно. Речь о цене на газ, снижения которой Лукашенко эмоционально пытался добиться у Путина на саммите ЕАЭС. Прямо под прицелами телекамер. Ну и, конечно, о «налоговом маневре», планируемом в России на будущий год. Суть реформы в понижении экспортных пошлин на нефть до нуля с параллельным повышением налога на добычу полезных ископаемых. До сих пор Белоруссия закупала нефть у России по ценам внутреннего рынка, которые формируются на основе мировых цен за вычетом расходов на транспортировку и экспортной пошлины. С отменой пошлины и увеличением расходов добытчиков эта цена изменится.
По подсчетам Лукашенко, Минск за весь период реализации маневра (до 2024 года) рискует потерять 11 млрд долларов. Стоит, правда, отметить, что это потеря «халявы», которой страна пользовалась много лет, не давая ничего взамен и пребывая под властью иллюзии, что это будет длиться вечно.
Минск, получая нефть по сниженной цене, продавал ее за рубеж втридорога. Москва на этом ежегодно теряла до 3 млрд долларов.
И вот на днях Лукашенко заявил, что хотел бы получить объяснения по поводу прекращения переговоров по компенсациям Минску в связи с реализацией налогового маневра. «И мне лично, и правительство это не отрицало, было жестко обещано: «Мы (Россия – прим. ред.) никогда не пойдем на ухудшение экономической ситуации в Беларуси, и мы компенсируем потери от налогового маневра. Это были обещания», – сказал Лукашенко.
Но что можно обсуждать, когда белорусская сторона хочет получать все, не делая для этого ничего? Ну разве что угрожая России перспективой «разворота на Запад», замаскированного под «многовекторность», о которой постоянно твердит Лукашенко. «Шантажировать нас, пытаться наклонять, встать коленом на грудь, бесполезно», – настаивает белорусский лидер. Забавно, но как раз его собственная политика и выглядит настоящим, а не выдуманным шантажом.
Видимо, Минск всерьез обиделся из-за нежелания Москвы в очередной раз идти на односторонние уступки. Лукашенко в сердцах отказался называть Россию братским государством, мотивируя это тем, что якобы в Москве отношения двух стран таковыми уже не воспринимаются. А еще «батька» уверен: экономическим давлением Кремль пытается заставить Минск отказаться от суверенитета и войти шестью областями в состав России. Дословно: «Россия предлагает Белоруссии продать страну за нефть».
Делая подобные заявления, Лукашенко подыгрывает своим же оппозиционерам, которые с 2014 года повторяют, что Москва попытается повторить в стране «украинский сценарий». Лукашенко вообще делает много такого, что ослабляет его позиции, зато укрепляет позиции потенциального белорусского «майдана», поддерживая националистов, потворствуя переписыванию истории, изменению настроений в обществе на прозападные.
При этом Россия не станет терпеть откровенное «иждивенчество». В правительстве заявили, что Лукашенко хочет подходить к договоренностям выборочно и таким образом «продолжать иждивенческую модель поведения» без каких-либо «социальных и политических издержек».
По словам же самого Лукашенко, глубокая интеграция не должна быть принуждением. Не поспоришь! Но какой она должна быть? Напомним, как в 1990-х задумывалось Союзное государство. Хотели реальный единый парламент, настоящий кабинет министров, другие органы верховной власти, единое гражданство, валюту, символику, конституцию. И где это все? Только что границы и таможню убрали.
Ах, да, границы опять вернули… Это был ответ на действия Минска по либерализации визового режима с рядом стран Запада, граждан которых Россия пускать к себе без виз не намерена. И переговоры по решению проблемы сегодня опять тормозятся белорусской стороной.
«Россия готова и дальше продвигаться по пути строительства Союзного государства, включая создание единого эмиссионного центра, единой таможенной службы, суда, счетной палаты. В том порядке, который предусмотрен договором о создании Союзного государства от 8 декабря 1999 года», – отметил глава российского правительства Дмитрий Медведев.
А готова ли Белоруссия продвигаться на пути реальной интеграции? Или ее интересует исключительно интеграция для получения внутренней цены на энергоносители и доступ на российский рынок (на котором, кстати, наживаются белорусские коммерсанты, которые завозят в Россию санкционную продукцию из Европы под видом местной, на что Москва закрывает глаза), а прочие аспекты рассматриваются не иначе как «стремление к поглощению»?
Можно понять опасения белорусского лидера – утратить власть в суверенном государстве в случае создания полноценного Союза. Но ведь идея глубокой интеграции изначально была идеей Лукашенко, само создание Союзного государства именно он активнее всего лоббировал – тогда на фоне Ельцина он очень выгодно смотрелся в качестве потенциального главы нового образования. И утрата суверенитета его не смущала.
Все изменилось с приходом к власти в России Владимира Путина. Лукашенко предложили принять конституцию Союзного государства, регионы Белоруссии уравнять в правах с российскими и перейти на расчеты в российских рублях. Лукашенко тогда промолчал, но, судя по всему, сделал вывод, что быть главным правителем Союзного государства ему уже не удастся.
Зато вполне реальными он счел возможности использования тех преимуществ, которые давало приближение к Союзу, причем в одностороннем порядке, рассчитывая, что Москва пойдет на любые уступки, чтобы удержать Белоруссию. Это продолжается уже почти 20 лет…
Теперь России это надоело. Теперь у белорусских партнеров есть два пути. Или реализовывать план, который сам «батька» предложил 20 лет назад, или, наоборот, отворачиваться от Москвы в сторону Запада. Если второй вариант – рекомендую внимательно изучить историю одного соседнего государства, лидер которого стал выстраивать «многовекторность», а потом с позором бежал из страны.

Дмитрий Родионов
https://vz.ru/

Керченский конфликт: Турция поражает парадоксами

Как бы не развивался в дальнейшем разгорающийся сегодня все жарче конфликт между Россией и Украиной в Азовско-Черноморском регионе, Турции вряд ли удастся полностью остаться от него в стороне.
Не то географическое положение, да и сложившаяся геополитическая ситуация тоже не способствует абсолютному нейтралитету. При этом серьезное беспокойство вызывают попытки Анкары в нынешнем, крайне непростом положении «усидеть на двух стульях сразу», развивая военно-техническое сотрудничество сразу с обеими сторонами.

Также интересно:
Как стало известно из заслуживающих доверия источников, сегодня украинские дипломаты достаточно высоких рангов буквально обивают пороги кабинетов глав военного и гражданского руководства Турции с совершенно бредовой идеей – «закрыть для России Босфор». По мнению Киева, Анкара, как «верный друг и союзник», прямо-таки обязана взять на себя дерзость «запечатать» российский флот (прежде всего – военно-морской), в Черном море, отрезав ему выход в Средиземное море и дальше, отомстив таким образом за позор «нэзалэжной» в спровоцированном ею Керченском инциденте.
В Турции, естественно, ни о чем подобном и слышать не хотят. Не говоря уже о понимании вполне конкретных дипломатических и политических последствий такой попытки для отношений двух стран, там прекрасно представляют риски сугубо военные. В отличие от Украины, у турок, как видно, лишних военных кораблей нет, равно как и нет политиков и адмиралов, безумных настолько, чтобы пускаться в авантюры, в результате которых, их суда могут быть потоплены или стать законным военным трофеем, ради удовлетворения нездоровых амбиций Порошенко и его компании.

Но даже если «вынести за скобки» возможность прямого столкновения российского и турецкого ВМФ, то первая же попытка Анкары сделать любое заявление, направленное пусть и на теоретическую возможность каких-либо ограничений для наших судов при проходе Босфорского пролива, обойдется ей очень дорого. И речь тут вовсе не о помидорах и туристах.
Прежде всего, под ударом окажется «Турецкий поток», во время торжественного запуска первой очереди которого президенты Владимир Путин и Реджеп Эрдоган демонстрировали всему миру полное единодушие, говоря об «исторической роли» этого проекта для «изменения геополитической роли» Турции в мире. Этот газопровод действительно нужен Анкаре, как воздух и рисковать она им точно не будет. Тем более – делая «реверансы» в сторону Украины, которая, кстати говоря, кровно заинтересована как раз в срыве данного проекта. Два года назад постройка «Турецкого потока» уже оказалась под угрозой – и именно из-за крайне неудачной попытки Анкары «сыграть» в чужом конфликте не на стороне России. Москва тогда более, чем недвусмысленно показала, чем такие попытки чреваты и, похоже, урок был усвоен.
Второй крайне существенный момент – поставка Турции российских ЗРК С-400. Буквально на днях оба президента – и Путин, и Эрдоган сделали заявления о том, что вопрос о расчетах по этому весьма дорогостоящему (2,5 миллиарда долларов) контракту в национальных валютах двух стран решен положительно. Российский лидер при этом уточнил, что сделка «уже состоялась». Прибытие первых дивизионов С-400 в Турции ожидают в начале 2019 года, и, скорее всего, все пройдет по плану – во всяком случае, в «Рособоронэкспорте» утверждают, что именно так и будет.

Так что же – все прекрасно, наши отношения с Турцией безоблачны и беспокоиться России совершенно не о чем? Увы, дело обстоит не совсем так. Моментом, красноречиво говорящим о том, что есть причины для, как минимум, недоумения с нашей стороны по поводу определенных аспектов сотрудничества Анкары и Киева, является перспектива передачи турецкой стороной в руки украинских вояк достаточно серьезного вооружения.
Речь – о предполагаемых закупках Украиной у Турции ударного беспилотника Bayraktar TB2. Этот аппарат, позиционируемый более, как разведчик способен нести до 50 килограмм «полезной нагрузки» и, как показали испытания, вполне пригоден для запуска ракет или управляемых бомб. Слухам о том, что такое оружие может быть передано Анкарой Украине, дала старт фотография, которую президент и военный министр «нэзалэжной» сделали на фоне как раз этой «птички». Впоследствии президентским советником Юрием Бирюковым она была выставлена в Фейсбук явно напоказ…
С одной стороны, мало ли на фоне чего фотографируется неугомонный Порошенко? На фоне Белого Дома даже… С другой, по прошествии времени, на Украине вопрос закупки Bayraktar обсуждается все более интенсивно и со все большей уверенностью. О предстоящей сделке там говорят, как о, практически, свершившемся факте и даже спорят по поводу цены аппаратов – не слишком ли дорого? При этом огромную радость укропатриотов вызывает тот факт, что в их лапы «впервые» попадет «высокотехнологичное и управляемое оружие». Американские «Джавелины», которым в свое время пелась такая безумная осанна, очевидно, уже не в счет…

Некоторые «военные эксперты» на Украине на полном серьезе говорят о том, что такая «первоклассная техника» способна «создать проблемы для России в случае возникновения критических ситуаций». Под таковыми, очевидно подразумеваются новые военные провокации, которые пока только планирует Киев. Bayraktar TB2 – аппарат, конечно, неплохой. Однако он вряд ли способен представлять для нашей армии и флота сколько-нибудь серьезную угрозу. Тем не менее, передача такого оружия киевскому режиму, с каждой своей новой выходкой все неопровержимее доказывающего собственную неадекватность, сродни отправке сумасшедшего с зажженным факелом в наполненный сеном сарай. Ну, или выдаче боевой гранате известному животному, по мнению атеистов являющемуся нашим предком…
Более того – в Анкаре просто не могут не понимать, против кого это вооружение планируют использовать украинские вояки. И вот с этой точки зрения подобное «военно-техническое сотрудничество» выглядит очень странно. А, если говорить начистоту – недопустимо. В свое время США, едва узнав о планирующемся заключении сделки по закупке наших С-400 Турцией, немедленно блокировали продажу туда своих F-35: «А вот нечего пытаться сидеть на двух стульях! Выбирайте – чьи вы, в конце концов, союзники?» Возможно, обсуждая вопрос ожидающихся уже очень скоро первых поставок наших ЗРК, России следовало бы поставить перед Турцией такой же примерно вопрос?

http://www.pravda-tv.ru/

Российские самолёты вызвали приступ желчи у Помпео

США, продолжая вести твиттерную дипломатию, на сей раз не поскупились в выражениях. Государственный секретарь Майк Помпео назвал российское правительство коррумпированным и упрекнул Москву в расточительности. Может ли чиновник подобного уровня прибегать к подобным заявлениям и почему Вашингтон решил посчитать чужие деньги — разбирался News.ru.
«Российское правительство направило бомбардировщики через полмира в Венесуэлу. Народам России и Венесуэлы следует видеть это так: два коррумпированных правительства расточительно тратят госсредства и подавляют свободу, пока их граждане страдают», — отметил Помпео в своём микроблоге в Twitter.
Но почему Вашингтон так недоволен отправкой стратегических бомбардировщиков Ту-160 в Венесуэлу? Ответ очевиден. США хотят сохранить свою гегемонию и делают всё для того, чтобы подавить или помешать свободным проявлениям других стран. Свои рычаги давления у Штатов есть на Евросоюз и Китай, но вот на Россию, привыкшую в последние годы жить под санкциями и бесконечной критикой, сложно иной раз удивить очередной заокеанской выходкой.
Пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков назвал высказывания Помпео недипломатичными и неуместными. Кроме того, в Кремле не согласны с заявлениями госсекретаря о разбазаривании средств, так как на половину оборонного бюджета Америки можно легко прокормить целую Африку.
«Не дело Кремля комментировать заявления госсекретаря. Но в данном случае, конечно, это весьма недипломатично слышать от государственного секретаря, это достаточно серьёзное обвинение. Мы считаем это абсолютно неуместным заявлением», — заявил Песков.
Тем не менее он подчеркнул, что Москва продолжит искать конструктивные отношения с Вашингтоном.
«Со временем президент США даёт оценку госсекретарям. Может быть, такая оценка со временем последует и в отношении недипломатичных реплик господина Помпео», — сказал пресс-секретарь президента РФ.
Первый зампред комитета Госдумы по обороне Александр Шерин считает, что Помпео в своём твитте озвучил собственные страхи.
«Сколько они размещают средств ПРО и вооружённых сил на территории Польши и Прибалтики — на воре и шапка горит. Обращать на это внимание не стоит», — сказал он RT, добавив, что Вашингтон при этом продолжает пичкать своими базами весь мир.
В свою очередь первый зампред комитета Совета Федерации по международным делам Владимир Джабаров посоветовал Помпео вспомнить, на что тратятся деньги американских налогоплательщиков. По его словам, деньги идут на «цветные революции» в Северной Африке, на Ближнем Востоке, а также на поддержку террористов в Сирии.

Задели за живое
Политолог, доцент МГИМО Кирилл Коктыш в беседе с News.ru подчеркнул, что Помпео, очевидно, нужно было хоть что-то сказать, потому что переброска в рамках учений бомбардировщиков на территории, которые США привыкли считать своим «задним двором», — это травмирующий аспект для Вашингтона, который должен «заставить их задуматься и отрефлексировать какие-то вещи».
«Поэтому Помпео нужно было прокомментировать хоть как-то, чтобы не вводить американский истеблишмент в панику. Его заявления того же принципа, что генералы не бегают, потому что в мирное время бегущий генерал вызывает смех, а в военное время — панику», — сказал Коктыш.
Говоря об уровне двухсторонних отношений, политолог подчеркнул, что дальше ухудшаться им тяжело, но очевидно, что США выйдут из договора о РСМД, что сделает мир гораздо опаснее, а прямая война, прямое столкновение вряд ли будут входить в планы американцев.
«Но не заиграются ли они и не пропустят ли ту точку, на которой нужно договариваться? Пока речь идёт о поднятии ставок для того, чтобы заключить сделку, но всегда можно упустить нужный момент, а ситуация может выйти из-под контроля. Поэтому она остаётся довольно опасной», — отметил он.
В свою очередь политолог Сергей Михеев заявил, что отношений между Москвой и Вашингтоном в настоящее время нет, поэтому ухудшаться нечему.
«Отношения фактически находятся на нижней точке. Это признают все — и в США, и в РФ. Подобные заявления выглядят безобидно на фоне того, что американцы нас уже два года обвиняют во вмешательстве в их президентские выборы. Отношения давно и, на мой взгляд, безнадёжно испортились», — сказал Михеев.
Поэтому подобным никого уже не удивишь. А что касается сути заявлений о коррупции, то, по его словам, это просто смешно. Американцам не нравится российское военное присутствие в Латинской Америке, которую они считают своей зоной интересов.
Такие ситуации возникали ещё и в советское время, когда у Москвы было военное присутствие, например, на Кубе и в Никарагуа. Вашингтон это очень раздражает, так как Штаты хотели бы поменять в Венесуэле политический режим. В этой связи российское военное присутствие и помощь входят в противоречие с интересами Америки, и на этом фоне можно заявлять что угодно — и про коррупцию, и про вмешательство в выборы и про ответственность за инцидент на Азовском море.
Ранее глава Минобороны РФ Сергей Шойгу не раз заявлял, что дальняя авиация будет совершать патрулирующие полёты, как вдоль границ страны, так и над океанами. И делает это она уже довольно давно.
«Мы вынуждены обеспечивать военное присутствие в западной части Атлантического и восточной части Тихого океанов, в акваториях Карибского бассейна и Мексиканского залива. Мы должны вести воздушную разведку деятельности вооруженных сил иностранных государств и морских коммуникаций с применением самолётов дальней авиации», — говорил Шойгу.
Если командование ВКС РФ считает нужным совершать учебно-тренировочные полеты, то США волновать это совершенно не должно. При этом в Москве не указывают Вашингтону, куда нужно летать их самолётам, а где летать не следует. Для России же военное присутствие у границ Америки крайне важно, а сейчас такая возможность есть — как финансовая, так и техническая.
11 декабря стало известно, что два стратегических ракетоносца Ту-160, тяжёлый военно-транспортный самолёт Ан-124 и дальнемагистральный самолёт Ил-62 ВКС РФ совершили перелёт в Венесуэлу. Полёт осуществлялся над акваториями Атлантического океана, Баренцева, Норвежского, а также Карибского морей. Самолеты преодолели свыше 10 тысяч километров

https://news.rambler.ru/

«Новые угрозы»: Совфед ищет повод для ядерного удара

Сенаторы предложили обновить российскую концепцию применения ядерного оружия. По их мнению, к этому подводит появление новейших видов вооружения, существование которых угрожает безопасности России. Эксперты соглашаются с необходимостью реформы, но предупреждают, что думать нужно наперед.
Совет Федерации выступил с предложением обновить «Основы политики Российской Федерации в области ядерного сдерживания» в соответствии с новыми вызовами времени.
Документ должен будет заново определить условия, при которых Россия готова применить ядерное вооружение, учитывая при этом возможность «ответных действий при применении противником гиперзвукового оружия и других видов стратегического неядерного оружия».
Однако инициатива связана не только с появлением новых видов оружия, но и с растущей угрозой начала крупномасштабной войны с применением ядерных средств.
Соответствующее предложение было разработано сенаторами из комитета по обороне и безопасности при содействии представителей Министерства обороны, Генштаба и Совбеза.
«В настоящее время в военной доктрине России порядок применения ядерного оружия определен следующим образом: наша страна оставляет за собой право применить ядерное оружие в ответ на применение против нее и (или) ее союзников ядерного и других видов оружия массового поражения, а также в случае агрессии против Российской Федерации с применением обычного оружия, когда под угрозу поставлено само существование государства», — пояснил «Газете.Ru» экс-заместитель начальника Главного оперативного управления Генерального штаба ВС РФ генерал-лейтенант Валерий Запаренко.
По его мнению, этот основополагающий документ можно конкретизировать и включить в новый текст доктрины упоминание о гиперзвуковом и других видах неядерного стратегического оружия. Однако не за горами появление и новых видов вооружения, в том числе и тех, чья работа будет основана на иных физических принципах. «Как бы в этом случае не пришлось каждый раз уточнять текст доктрины с принятием на вооружение гипотетическими противниками тех или иных образцов вооружения и военной техники», — говорит эксперт.
«Разумеется, текст военной доктрины в плане применения ядерного оружия можно доработать», — полагает заместитель директора Центра анализа стратегий и технологий Константин Макиенко. Однако, по его словам, не в этом заключаются основные недостатки многих современных доктринальных российских документов.
Безусловно, после утверждения действующей военной доктрины произошли существенные изменения в направленности и содержании тенденций развития геополитической и военно-политической обстановки, характере угроз оборонной безопасности государства, уточнены задачи, стоящие перед Вооруженными Силами и другими войсками РФ.
Однако, как считает собеседник издания, в действующем варианте доктрины и по сей день слишком много отвлеченных теоретических положений, которые изложены в соответствующих словарях, учебниках и энциклопедиях. Все эти положения никого ни к чему не обязывают, и поэтому спросить с кого-то за их выполнение невозможно.
Об этом твердят и сенаторы. По их словам, положения некоторых федеральных законов носят декларативный характер, в которых нет четкого обозначения полномочий, прав, обязанностей и юридической ответственности для участвующих в обеспечении военной безопасности лиц.
Военная доктрина, образно говоря, представляет собой идейный стержень всей военно-политической деятельности государства (военной политики), напоминает Константин Макиенко. В целом всякая политика начинается с выработки собственной идеологии — исходных позиций, отправных идей, принципов.
Однако, как отмечает собеседник издания, практическая политика государства может опираться лишь на сильные национальные чувства.
Именно под этим углом стоит разрабатывать новые законы и уточнять действующие доктринальные документы, убежден Константин Макиенко.

https://news.rambler.ru/army/