Нелепые поводы, из-за которых разгорались войны

Трудно поверить, но иногда вооруженные конфликты вспыхивали из-за сущей ерунды вроде перебежавшей границу дворняжки или неоплаченных круассанов
Мир стоял на грани Третьей мировой войны из-за якобы химической атаки в сирийском городе Думе. А оказалось, поливание водой испуганных детей было всего лишь инсценировкой, за участие в которой с ребятней расплатились финиками. Одного мальчика из скандального видео нашел военкор «Комсомолки», и весь этот нелепый спектакль был развенчан.
Причины войн испокон веков одни и те же: завладение территорий, господство, природные ресурсы… Люди почему-то не умеют мирно договариваться. Но вот поводы порой использовались весьма неожиданные. Как, например, в этой десятке локальных конфликтов,
Кто с кем: Никарагуа и Коста-Рика.
Когда: 2008.
Повод: ошибка Google Maps.
Страны вот уже больше века спорят, где проходит граница между ними. Ориентировочно – по южному берегу реки Сан-Хуан. И тут вдруг Google Maps ни с того, ни с сего обозначил островок на реке собственностью Никарагуа. Никарагуанцы обрадовались и тут же перебросили на остров своих солдат, подняли флаг. Коста-Рика подтянула к границе свои полицейские подразделения (в стране нет армии). Тут и представители Google очнулись: признались, что их картографы ошиблись, перенеся границу на 2,7 км. Никарагуанцы извинения приняли, но спорную территорию так и не оставили.

Кто с кем: Сальвадор и Гондурас.
Когда: 1969.
Повод: проигранный футбольный матч.
Напряжение между странами возникло после того, как жители Сальвадораповадились переселяться в Гондурас, нередко нелегально. Гондурасцам «понаехавшие» были как кость в горле. Спичкой на пороховой бочке стал футбол. Накануне Чемпионата мира- 1970 между сборными прошли три отборочных матча, в которых выиграл Сальвадор. Болельщики негодовали, а после второй игры сальвадорцы так разошлись, что жестоко избили не только соперников по трибунам, а и футболистов. И – пошло-поехало. Гондурас разорвал с Сальвадором дипломатические отношения и выдворил всех их беженцев. Сальвадор объявил войну. Активные действия длились шесть дней, погибли тысячи человек. Мир страны заключили лишь через 10 лет после вмешательства ООН.

Кто с кем: Парагвай и Боливия.
Когда: 1927.
Повод: марки.
Все началось с того, что в Парагвае выпустили почтовую марку с картой страны. На ней граница с соседней Боливией проходила так, что плато Гран-Чако оказывалось парагвайским. Плато было спорным, ведь считалось, что под ним есть нефтяное месторождение. Через время Боливия выпустила свои марки, где Гран-Чако было уже боливийским. Марочная война вскоре переросла в самую настоящую. Продлилась она два года и завершилась победой Парагвая. Самое обидное, что, получив заветное плато, парагвайцы обнаружили: нефть там есть, но ее не так много, как все думали.

Кто с кем: Греция и Болгария.
Когда: 1925.
Повод: собака.
Страны были союзниками, пока не начали делить Македонию. Дошло до того, что в Первой мировой войне Греция воевала на стороне Антанты, а Болгарияподдержала Германию, Турцию и Австро-Венгрию. После проигрыша болгары еще больше обозлились на греков. На этом фоне и произошла история на границе. Греческому солдатику вздумалось погладить бродячего пса. Пес стал убегать, служивый — за ним. Не заметил, как оказался на территории соседей. Болгары открыли огонь по нарушителю, добродушный солдат погиб. Греция вторглась к соседям без предупреждения, заняв несколько сел. В Болгарии объявили мобилизацию. К счастью, вовремя вмешалась Лига наций, и до массового кровопролития не дошло.

Кто с кем: США и Великобритания.
Когда: 1859.
Повод: свинья.
Дело было на острове Сан-Хуан, спорной территории двух стран. Летним утром американский фермер Лиман Катлер застукал на своем огороде большую черную свинью, которая лопала его картошку. И пристрелил нахалку. Свинья оказалась собственностью соседа – британского подданного Чарлза Гриффита. Поняв, что погорячился, фермер пошел мириться, предложил соседу 10 баксов за ущерб. Гриффит же потребовал 100 долларов. Катлер заявил: мол, раз так, не даст ни цента. Гриффит подал в суд. А когда замаячил арест, американец попросил защиты у своих властей. Первыми на остров высадились американцы. Чуть позже подтянулись и британские военные, окружив остров кораблями. Слава богу, никто не открыл огонь первым — все понимали, что обе страны будут выглядеть глупо, если начнут воевать из-за какой-то свиньи. Межгосударственный конфликт решали в судах и, в конце концов, передали дело независимому арбитру — кайзеру Вильгельму I. А до вынесения решения спорные территории оставались под совместной англо-американской оккупацией. Все затянулось аж на 13 лет. Кайзер отдал остров США. Лишь потом его покинули военные.

Кто с кем: Франция и Мексика.
Когда: 1838.
Причина: обидели кондитера.
Первую французскую интервенцию в Мексику еще называют «кондитерская война». А случилось вот что. Кондитер-француз Ремонтель держал в Мехико лавку. Во время смуты в кондитерскую пожаловали местные офицеры, заказали круассаны и не расплатились. А когда Ремонтель возмутился, те еще и разгромили магазинчик. Ремонтель пожаловался королю Луи-Филиппу. Ущерб кондитера родное правительство оценило в 600 тысяч песо – сумма почти астрономическая по тем временам. И потребовали у мексиканцев возместить эту сумму, а заодно и внешний долг Франции в несколько миллионов долларов. Мексика отказалась, и тогда французский флот перекрыл все мексиканские порты. Блокада продлилась почти 4 месяца. Помирила стороны Великобритания, уговорив мексиканского правителя выплатить те самые 600 тысяч песо. После этого торговые пути были открыты.

Кто с кем: американские штаты Миссури и Айова.
Когда: 1830.
Повод: украденный мед.
Недоразумение из-за неточной демаркационной линии едва не обернулось большой бедой. Миссурийские сборщики налогов пришли в айовскую деревню и потребовали выплат. Не получив ни цента, разорили несколько ульев и забрали весь мед. После дипломатического «обмена любезностями» началась мобилизация в обоих штатах. Благо, здравый смысл победил и «война ульев» не началась.
Кто с кем: Великобритания и Испания.
Когда: 1738.
Повод: отрезанное ухо подданного.
Английский матрос Боб Дженкинс явился на заседание палаты общин с бутылкой. А в ней – заспиртованное ухо. Его, Дженкинса. Матрос пожаловался, что изувечил его испанский капитан, захвативший британский корабль по подозрению в контрабанде. Ухо Боб хранил целых семь лет, надеясь, что его когда-нибудь удастся пришить. Но только сейчас накипело так, что решился просить о возмездии парламент. Так совпало, что Британия как раз ждала удобного случая, чтобы отобрать у Испании острова в Карибском море. Отрезанное ухо признали оскорблением британского подданного и объявили войну, которая продлилась три года и вошла в историю как «война за ухо Дженкинса». Хотя фактически это была война за торговое господство двух держав. В ней, правда, так никто и не победил.

Кто с кем: Османская империя и Венеция.
Когда: 1500.
Повод: отказ поклясться бородой.
Клясться бородой — давний восточный обычай, подтверждающий намерение дружбы. Султан на встрече с венецианским послом пожелал, чтобы соблюли традицию его империи. Посол отказался, ответив, что венецианцы бороду не носят. Правитель османов осерчал и обозвал жителей Венеции обезьянами. Гордые венецианцы снарядили армию и флот и пошли войной на турков. Правда, быстро были разгромлены. Ни дружбы в итоге, ни извинений.

Кто с кем: итальянские города Болонья и Модена.
Когда: 1325.
Повод: ведро.
Кавалерист из Болоньи сбежал в Модену, прихватив казенное ведро – чтобы поить коня. Власти отреагировали на дезертирство необычно: потребовали вернуть ведро. В Модене лишь подняли насмех послов. Из-за ерунды города (а в то время итальянские города были самостоятельными микрогосударствами) воевали друг с другом целых 22 года, погибла куча народу. В решающем сражении при Запполино сошлись более 30 тысяч болонцев и всего лишь 7 тысяч моденцев. Удивительно, но победу одержали последние. Пресловутое ведро никто возвращать не стал – оно до сих пор хранится в музее Модены.

АННА УДОВИДЧЕНКО
https://www.crimea.kp.ru/

Немного о кирзачах

В 1904-му году русский изобретатель Михаил Михайлович Поморцев получил новый материал — кирзу: брезентовую ткань, пропитанную смесью парафина, канифоли и яичного желтка. Свойства нового, весьма дешёвого материала очень напоминали кожу: он не пропускал влагу, но при этом дышал. Правда, назначение его поначалу было довольно узким: во время русско-японской войны из кирзы изготавливали амуницию для лошадей, сумки и чехлы для артиллерии.

Материал Поморцева был оценён по достоинству, уже решили выпускать из кирзы сапоги, однако их производство не было в то время налажено. Михаил Михайлович умер, и так и не изготовленные сапоги, так сказать, отложили в сторону почти на двадцать лет.

Своим вторым рождением солдатская обувь обязана химику Ивану Васильевичу Плотникову, уроженцу Тамбовской области, выпускнику Московского химико-технологического института имени Дмитрия Менделеева. В стране было налажено производство «кирзачей», однако их первое применение показало, что на морозе сапоги трескались, затвердевали и становились ломкими. Собрали специальную комиссию, у Ивана Васильевича спросили:
— Почему ваша кирза такая холодная и не дышит?

— Потому что бык и корова ещё не поделились с нами всеми своими секретами, — ответил химик.

За такую дерзость Плотникова, конечно, могли наказать. Однако этого не сделали. Ему поручили усовершенствовать технологию производства кирзы.

…Началась Великая Отечественная война. Важность удобной и дешёвой солдатской обуви оказалась такой существенной, что курировал этот вопрос сам Косыгин. Ведь армия требовала огромных материальных ресурсов, ни армейских башмаков, ни сапог катастрофически не хватало. Кожаную обувь было делать просто не из чего. И Советское правительство даже выпустило закрытое распоряжение о начале производства для Красной Армии лаптей, чтобы хотя бы на летнее время обуть солдат и иметь время для решения вопроса с сапогами.

В начале войны Ивана Васильевича Плотникова забрали в московское ополчение. Однако уже через несколько недель многих научных работников вернули в тыл. Плотникова назначили директором и одновременно главным инженером завода «Кожимит» и поставили задачу в кратчайшие сроки усовершенствовать технологию изготовления кирзовых сапог.

С задачей Плотников справился в короткий срок — уже к концу 1941 года производство сапог было налажено в городе Кирове, где он в то время трудился.
Многие считают, что своё название кирза получила именно потому, что первым городом-производственником стал Киров (Кирза сокращённо — Кировский завод). А есть мнение, что сапоги названы так оттого, что первоначально их изготавливали с применением грубой шерстяной ткани, берущей своё начало в английской деревне Кersey, где издавна разводили овец особой породы. Существует и версия, что сапожное «имя» пошло от названия потрескавшегося и промёрзшего верхнего слоя земли — кирзы (вспомните, первая кирза тоже оказалась ломкой на морозе).

Итак, производство было налажено. Сапоги сразу были высоко оценены солдатами: высокие — не страшно никакое болото, практически непромокаемые, но при этом дышащие. Голенище защищало от механических повреждений, травм и ожогов. Ещё один несомненный плюс: отпала необходимость в шнурках и молниях. Однако носить на носки кирзачи было очень неудобно: через несколько часов носок непременно сбивался на пятку и возникали мозоли. Да и обеспечить всю армию носками необходимого размера оказалось трудно. На помощь пришла русская смекалка: портянки! Стоит их только правильно обмотать вокруг ноги — и проблема решена. Более того, в случае намокания их можно намотать другой стороной вниз — и нога по-прежнему останется сухой, а мокрый край ткани подсохнет, обмотанный вокруг лодыжки. В холода солдаты наматывали сразу несколько портянок, а в просторное голенище кирзачей закладывали газеты: создавался воздушный коридор и одновременно прослойка — и сохранялось тепло. А уж что говорить о том, что сделать портянку можно из чего угодно. К ней не надо подбирать пару и искать нужный размер. На ум сами приходят строки из знаменитой повести Катаева «Сын полка»:

«…- Так что, пастушок, — сказал Биденко строго, назидательно, — выходит дело, что из тебя не получилось настоящего солдата, а тем более артиллериста. Какой же ты батареец, коли ты даже не умеешь портянку завернуть как положено? Никакой ты не батареец, друг сердечный…. Стало быть, одно: придётся тебя научить заворачивать портянки, как полагается каждому культурному воину. И это будет твоя первая солдатская наука. Гляди.

С этими словами Биденко разостлал на полу свою портянку и твёрдо поставил на неё босую ногу. Он поставил её немного наискосок, ближе к краю, и этот треугольный краешек подсунул под пальцы. Затем он сильно натянул длинную сторону портянки, так, что на ней не стало ни одной морщинки. Он немного полюбовался тугим полотнищем и вдруг с молниеносной быстротой лёгким, точным воздушным движением запахнул ногу, круто обернул полотнищем пятку, перехватил свободной рукой, сделал острый угол и остаток портянки в два витка обмотал вокруг лодыжки. Теперь его нога туго, без единой морщинки была спелёната, как ребёнок…»

Конечно, сапоги не блистали красотой и изяществом, как, к примеру, американские ботинки. Однако вот цитата из книги генерала О.Бредли, автора книги «История солдата»: «К концу января (речь идёт о последней военной зиме 1944-1945 годов) заболевание ревматизмом ног достигло столь крупных размеров, что американское командование стало в тупик. Мы были совершенно не подготовлены к этому бедствию отчасти в результате собственной небрежности; к тому времени, как мы начали инструктировать солдат, какой нужен уход за ногами и что нужно делать, чтобы ботинки не промокали, ревматизм уже распространился по армии с быстротой чумы. Им заболели и из-за этого вышли из строя около двенадцати тысяч человек… Ботинки, считай, за месяц уничтожили целую американскую дивизию. Советская Армия этой напасти не знала…»

К концу Великой отечественной войны Красная Армия насчитывала около десяти миллионов солдат, обутых в кирзовую обувь. Эффективность этого производства уже в первые годы составила приблизительно тридцать миллионов рублей в год.

А что же Плотников? За своё изобретение в апреле 1942 года он был удостоен Сталинской премии. За свою жизнь он подготовил около 200 научно-технических работ, получил более пятидесяти авторских свидетельств. Иван Васильевич дожил до глубокой старости и скончался в 1995 году. Сегодня его имя носит носит профессиональное училище №7 села Новикова: ранее это была церковно-приходская школа, которую и окончил Иван Васильевич.

А в посёлке Звёздном Пермского края установлен памятник кирзовым сапогам. Выполнены они таким образом, что каждый желающий может их примерить. Остаётся добавить вот что. Неподалёку от моего дома, буквально в десяти минутах ходьбы, есть небольшой армейский магазинчик. Недавно я туда зашла и перемолвилась с продавцом: берут ли нынче кирзачи? Берут. Они пользуются огромным спросом у охотников и рыболовов. В качестве комментария продавец перечислил мне отличные свойства этих сапог. Но я про них уже написала выше.
Автор: Софья Милютинская

https://topwar.ru/

Порошенко срывает ордена

Украинским войскам приказано скрутить с боевых знамен награды за подвиги в Великой Отечественной
Процесс повальной «декоммунизации» Украины докатился и до ее армии. На официальном сайте президента этой страны Петра Порошенко опубликован указ № 646/2015, который отменяет боевые награды и почетные наименования самых заслуженных воинских частей, доставшихся Украине от СССР.
При этом логику составителей документа понять сложно. Ну ладно, не нравится нынешнему Киеву любое упоминание о советских победах и боевых орденах. Хотя плачено за эти ордена большой солдатской кровью. В том числе — и украинской.
О наградах мы еще поговорим, но для начала вопрос: вице-адмирал Павел Степанович Нахимов-то как попал в скандальный порошенковский указ? Под «декоммунизацию» он точно не подходит. С Советским Союзом общее у Нахимова только то, что севастопольцы (да и не только они!) во все времена свято чтили и чтут память участника Наваринского сражения, победителя в битве при Синопе и одного из руководителей первой обороны города. А еще в Севастополе из руин, оставленных Украиной, восстановлено Черноморское высшее военно-морское ордена Красной звезды училище имени П. С. Нахимова, первый выпуск офицеров из которого состоялся в 1941 году. Училище уже выпустило первых лейтенантов и для российского ВМФ.
Но четверть века оно, увы, вынужденно промаялось под украинскими знаменами. Ужалось до невозможности, обветшало, скатилось к прямо-таки африканскому уровню и превратилось в жалкое подобие самого затрапезного военно-учебного заведения. Хотя было Киевом абсолютно незаслуженно резко повышено в статусе — до Академии Военно-Морских сил Украины.
При этом имя адмирала Нахимова на своем знамени сохраняло. Возможно, потому, что некоторые «самостийные» историки взялись доказывать, что родившийся в Вяземском уезде Смоленской губернии адмирал Нахимов и не Нахимов вовсе. А — конечно же! — урожденный Нахименко. Поскольку ведет, дескать, свою родословную от сотника Ахтырского слободского казачьего полка Мануила Тимофеевича Нахименко, которому будущий адмирал якобы приходился правнуком.
Как бы там ни было, имя адмирала в названии Академии ВМСУ сохранялось вплоть до нынешнего указа Порошенко. Хотя сама Академия (вернее — то, что от нее осталось после возвращения Севастополя в Россию) вынужденно съехала в Одессу. Туда же отправились и всего 16 офицеров-преподавателей из нескольких сотен.
Теперь — все. По воле президента Украины Академия ВМСУ осталась безымянной и с именем заслуженного адмирала рассталась, видимо, навсегда. За что, конечно, главе Украины абсолютно искреннее «спасибо» от подавляющего большинства бывших и будущих выпускников ЧВВМУ имени Нахимова. Сраму поменьше. Думаю, имею право на такие слова, поскольку офицерский кортик и лейтенантские погоны в 1976 году получал именно на плацу ЧВВМУ.
Но, повторяю, история с адмиралом Нахимовым в указе № 646/2015 стоит особняком. Остальная его часть направлена исключительно на борьбу с памятью о Советской армии.
Особенно досталось некогда лучшей в Вооруженных силах Советского Союза 24-й мотострелковой Самаро-Ульяновской, Бердичевской, ордена Октябрьской Революции, трижды Краснознамённой, орденов Суворова и Богдана Хмельницкого Железной дивизии, дислоцированной в городе Яворов Львовской области.
Так дивизия именовалась до 2003 года. Потом Киев велел из дивизии сделать отдельную механизированную бригаду. Номер, ордена и почетные наименования не тронул. Наоборот, еще и добавил. Приказав к длинному названию бригады дописать в конце еще и «имени князя Даниила Галицкого».
С какого перепугу? Где был князь Даниил а где — 24-я мотострелковая дивизия, названная Железной в 1918 году, в Гражданскую войну, отличившаяся под Сталинградом, в Донбасской наступательной операции, в освобождении Левобережной Украины, в Житомирско-Бердичевской, Проскуровско-Черновицкой, Львовско-Сандомирской, Восточно-Карпатской, Западно-Карпатской, Моравско-Остравской и Пражской операциях?
Теперь, стало быть, любые упоминания о славных сражениях из названия 24-й механизированной бригады ВСУ президент выжег каленым железом. Хотя так ли не прав Порошенко в этом случае? Он точно не руководствовался подобными аргументами, но в 2014 году тяжелые батальонные тактические группы бывшей Железной дивизии двинулись усмирять восставший Донбасс. Ее танки бронированным катком прошлись по Славянску, Краматорску, Лисичанску, Красному Лиману. Герои Сталинграда, наверное, метались в гробах, когда формальные их наследники — солдаты и офицеры 24-й мехбригады — рвались к обороняемой горсткой ополченцев Саур-Могиле, за которую и в Великую Отечественную в Донбассе шли самые ожесточенные бои.
Так, может, и хорошо, что на знамени той, чужой теперь для нас бригады, лишь князь Даниил Галицкий и остался?
Кого и чего еще лишил Порошенко своим указом? Всего — более 80-ти частей, соединений и военно-учебных заведений. Среди них, скажем, 107-й реактивный артиллерийский Ленинградский ордена Кутузова полк. Отныне он не «Ленинградский» и не «ордена Кутузова».
А Харьковское гвардейское высшее танковое командное ордена Красной звезды училище превратилось в Харьковский гвардейский танковый институт имени Верховной Рады Украины Национального технического университета «Харьковский политехнический институт».
51-я гвардейская механизированная Перекопско-Харьковская, Пражско-Волынская, ордена Ленина, дважды Краснознаменная, орденов Суворова и Кутузова бригада с минувшего четверга именуется без прежнего боевого грома — просто 51-я механизированная Волынская.
Почему, кстати, Волынской быть разрешено, а Харьковской — нет? И то, и другое наименование — украинские. Но и спросить некого. Не ответят в Киеве.
В общем, перечень обесчещенных Порошенко воинских частей и соединений так же огромен, как огромные их прежние боевые заслуги перед некогда единой страной.
Но почему вообще это происходит? На самом деле, уверен, — все просто. Дело не только в «декоммунизации». Украинская армии, как и вся страна, которой она принадлежит, мучительно ищет свою историческую идентичность. Которая — не приведи Бог! — и близко не должна, с точки зрения Киева, ничего общего иметь с исторической идентичностью российской.
Эти метания не раз приводили, и продолжает приводить к нелепым ситуациям. Самое смешное — выборы памятных дат для новоизобретенных украинских воинских праздников.
Вот, к примеру, день уже упомянутых ВМСУ. Всего за десятилетие он переназначался четырежды.
Все началось с 1 августа. Аргумент — флотоводцы Украины обратились к президенту Леониду Кучме с предложением выбрать именно такой вариант потому, что, оказывается, 1 августа 1996 завершились первые масштабные учения ВМСУ «Море-1996». Захотелось их увековечить. Кучма согласился.
Первый праздник военных моряков Украины велено было организовать в Севастополе с 1997 года. Получилось худо. Дело в том, что для севастопольцев День флота — это всегда святой день. С советских времен в последнее воскресенье июля, когда отмечается День нашего ВМФ, набережные ломятся от желающих поглядеть на парад боевых кораблей. Многие приезжают с детьми из других городов. Причем, не только Крыма.
1997-й и для российских военморов оказался тяжелейшим. Но парад состоялся и севастопольцы на него пришли, как на собственный праздник. А через несколько дней случилось 1 августа и то же самое попытались повторить ВМСУ. Обездвиженные и ободранные украинские корабли на рейд никто не выводил вообще. Решено было ограничиться хилым, но дешевым военно-спортивным праздником на стадионе. Получилось убого.
Это повторилось и через год, и через два… Для украинских адмиралов и политиков подобное казалось особенно обидным потому, что на всех углах города твердили, будто Севастопольские бухты — родные именно для ВМСУ. А россияне здесь — гости. Но горожане упорно демонстрировали Киеву ровно противоположное.
В 2006 году в Крым пожаловал уже президент Виктор Ющенко. Опечаленный холодным приемом, он предложил День ВМСУ перенести на другую дату. И придумать для него нечто более духоподъемное, чем обычные учения.
Сказано — сделано. За искомую веху у Ющенко приняли морской поход и победу киевского князя Олега под Константинополем в июне—июле 907 года. Указом президента Украины № 259/2006 от 24 марта 2006 года День Военно-Морских сил Украины приказали ежегодно отмечать в первое воскресенье июля. Невзначай подчеркивая тем самым, что Украина — куда более древняя морская держава, чем Россия. «Москальскому» флоту-то едва за 300 лет. А соседям, получается, далеко за тысячу.
Не изменилось ровно ничего. Город по-прежнему признавал единственный праздник военных моряков. Тот, который празднует Россия. В 2012 году эту реальность осознал следующий президент — Виктор Янукович. И распорядился (раз по другому не получается) сделать праздник совместным с российскими моряками, которых тогда еще называли на Украине братьями по оружию.
ВМСУ присоседились к Черноморскому флоту, флаги расцвечивания на мачтах украинских кораблей стали вывешивать тоже в последнее воскресенье самого жаркого месяца. И внешне все, вроде, прилично. Но после известных событий в 2014 году к власти пришел Порошенко. И велел и тут обрубить концы. Снова в Киеве за основу приняли поход князя Олега на Константинополь. И снова горилку на столы в украинских кают-компаниях стали выставлять в начале, а не в конце июля. Но уже не в Крыму, а в Одессе, куда ВМСУ пришлось бежать из Крыма.
Примерно так же выглядит и ситуация с украинским Днем защитника Отечества. Чего только не предпринимали в Киеве, чтобы вытоптать в памяти народа советское 23 февраля!
До 2004 года главного «военного праздника» на Украине не было вообще. Существовал лишь «День Збройних Сил України», который Верховная Рада ввела в 1993 году и назначила на 6 декабря — на день принятия в 1991 году закона «О Вооруженных Силах Украины».
Но «общенародности» явно не хватало. Поэтому политическая мысль по этому поводу в Киеве кипела не переставая. По словам бывшего министра обороны Украины Александра Кузьмука, идеи рождались «самые фантастические». Вплоть до выбора 28 апреля — даты выхода приказа германского командования о формировании в 1943 году дивизии СС «Галичина».
В 2008 году президент Украины Виктор Ющенко «настоящим национальным Днём защитника Отечества» назвал 29 января. Потому что в этот день в 1918 году под селом Круты в 130 километрах от Киева мальчишки-гимназисты, студенты, юнкера и некоторое количество офицеров приняли неравный бой с большевистским отрядом Муравьева. Никого и ничего не спасли и с небольшими потерями отступили к столице.
Никакого влияния на общий ход Гражданской войны этот малоизвестный эпизод не оказал, но в Киеве он, за неимением более значительных, поднят сегодня на невероятную идеологическую высоту.
Тем не менее, с объявлением 29 января Днем защитника Отечества на Украине ничего не вышло. Не поддержала Верховная Рада, в которой тогда верховодила оппозиция президенту.
Сменивший Ющенко президент Виктор Янукович с Днем защитником Отечества поступил точно так же, как и с Днем ВМСУ. То есть — объединил с российским праздником. С 2009 года основным «мужским» праздником и на Украине признали 23 февраля.
Естественно, влезший полтора года назад в президентское кресло Порошенко не мог не порушить и эту «зраду». В разгар бойни в Донбассе в 2014 году он заявил: «В богатой подвигами летописи украинского воинства множество битв и дат, достойных стать Днем защитника Отечества. Я подчеркиваю, Украина никогда больше не будет праздновать этот праздник по военно-историческому календарю соседней страны. Мы будем чествовать защитников своего Отечества, а не чужого».
Как итог — сегодня главным праздником украинских военных считается 14 октября. В этот день церковь отмечает Покров Пресвятой Богородицы, а «светская» Украина — День украинского казачества и годовщину создания Украинской повстанческой армии (УПА)*.
Только многих ли украинцев устраивают эти нескончаемые военно-идеологические пляски? Честные социологические исследования Киев провести, конечно, не позволит. Поэтому сошлюсь на опубликованные несколько лет назад признания того самого экс-министра обороны Кузьмука. Кстати, если и не близкого к националистам, то большинство из них устраивавшего: «Новые традиции приживались непросто: было время, когда мы официально праздновали 6 декабря, а за закрытыми дверями и зашторенными окнами отмечали 23 февраля. И это было повсеместно и считалось нормальным. Мы даже смеялись над тем, что празднуем День Советской армии «в подполье».
________________________________________
*В ноябре 2014 года Верховный суд РФ признал экстремистской деятельность «Украинской повстанческой армии», «Правого сектора», УНА-УНСО и «Тризуба им. Степана Бандеры». Их деятельность на территории России запрещена.

Сергей Ищенко

Кто пишет мировую историю? Провокаторы

Политические и военные провокации не редкость в истории. XX и XXI века оказались богаты на подобные события. И истории с бомбардировками по указанию британских властей судов, перевозивших евреев, а также организация ЦРУ терактов в Иране в 50-е годы — это лишь капля в море. Американское издание ZeroHedge. com собрало целую коллекцию таких провокаций.
1. В 1931 году японские войска устроили взрыв на железной дороге, обвинив в теракте Китай, чтобы оправдать вторжение Японии в Маньчжурию. В историю этот случай вошел как «Маньчжурский инцидент».Токийский международный военный трибунал позже установил, что ряд высокопоставленных японских офицеров признались в своем участии в заговоре — важно было найти подходящее «прикрытие» для оккупации Маньчжурии Квантунской армией.
2. Майор СС на Нюрнбергском процессе заявил, что он и его сослуживцы по приказу гестапо организовывали нападения на своих соотечественников и государственное имущество. Всю вину за это возлагали на поляков, чтобы вторжение Германии в Польшу имело под собой основания. Нацистский генерал Франц Гальдер, в свою очередь, в ходе процесса показал, что по приказу Геринга здание Рейхстага в 1933 году было подожжено, а в поджоге обвинили коммунистическую партию страны.
3. Советский лидер Никита Хрущев в письменной форме признался в том, что в 1939 году приграничную деревню Майнила обстреляли именно бойцы Красной Армии. В нападении обвинили Финляндию, что послужило поводом для начала Зимней войны.
4. Нынешний президент России Владимир Путин и бывший советский лидер Михаил Горбачев признали, что тайная полиция по приказу Сталина казнила 22 тысячи польских офицеров и гражданских лиц, а затем обвинила в трагедии нацистов.
5. Британское правительство взяло на себя ответственность за бомбардировку в 19463-1948 годах пяти судов, перевозивших евреев, пытающихся спастись от Холокоста в Палестине. Тогда вину возложили на организацию «Защитников арабской Палестины», а позже и сами члены этой псевдогруппы «повинились» в содеянном.
6. Израиль подтвердил, что в 1954 году израильская террористическая ячейка организовала серию взрывов в Египте, сфабриковав улики так, чтобы все указывало на арабов. Одна из бомб взорвалась раньше намеченного срока, что позволило египтянам вычислить террористов, а позже злоумышленники сами рассказали о своем плане.
7. ЦРУ созналось, что в 1950-х годах наняло иранцев, которые должны были, притворившись коммунистами, осуществить несколько терактов. Целью было настроить население Ирана против демократически избранного премьер-министра
8. По словам главы турецкого кабмина, в 1955 году турецкое правительство организовало бомбардировку турецкого консульства в Греции, чтобы обвинить во всем греков, разжечь национальную ненависть и обосновать кампанию насилия в отношении них.

9. Бывший премьер-министр Италии, итальянский судья и экс-глава итальянской контрразведки заявили, что НАТО при содействии Пентагона и ЦРУ устроили ряд терактов в Италии и других европейских странах в 1950-е годы, возложив вину за взрывы на коммунистов, чтобы заручиться поддержкой народа и правительств в борьбе против коммунизма.
Один из участников этой ранее секретной программы рассказал: «Мишенями должны были стать мирные жители — мужчины, женщины, дети, невинные люди, незнакомцы, далекие от каких бы то ни было политических игр. Причина была довольно простой. Нужно было заставить этих людей, итальянскую публику, обратиться к властям с просьбой обеспечить безопасность». Теракты коснулись не только Италии, но и Франции, Дании, Бельгии, Германии, Греции, Нидерландов, Норвегии, Португалии, Великобритании и других государств.
Программа террора включала в себя следующие пункты:
— убийство премьер-министра Турции (1960);- взрывы в Португалии (1966);
— резня на Пьяцца Фонтана (1969);
— теракты в Турции (1971);
— подрыв поезда в деревне Петеано (1972);
— взрыв на антифашистской демонстрации в Брешии (1974);
— резня на мадридском вокзале Аточа (1977);
— подрыв вокзала Болоньи (1980);
— убийство 28 человек в бельгийском округе Брабант (1985).
10. В 1960 году американский сенатор Джордж Сматерс предположил, что США намеренно разыграли нападение на базу Гуантанамо, чтобы у Белого дома появился повод свергнуть Фиделя Кастро.Минобороны США даже рассматривало возможность подкупа одного из членов правительства Кастро, чтобы тот инициировал атаку на базу.
11. Высокопоставленный турецкий генерал рассказал, что в 1970 году турецкие войска сожгли мечеть на Кипре и обвинили в поджоге греков. «Некоторые акты саботажа были нацелены на то, чтобы обвинить в случившемся врага и способствовать общественному сопротивлению. Так мы поступили на Кипре. Мы даже сожгли мечеть», — пояснил военачальник.
12. Правительство Германии признало тот факт, что в 1978 году немецкая разведка взорвала внешнюю стену одной из тюрем и подкинула улики одному из заключенных — члену Фракции Красной Армии.
13. В 1984 году агенты Моссада установили в особняке Каддафи в Триполи радиопередатчик, который транслировал сфабрикованные Моссадом записи, касавшиеся терактов, чтобы выставить Каддафи пособником терроризма. Расчет был верным: вскоре после этого Рональд Рейган отдал приказ о бомбардировке Ливии.
14. По словам алжирского дипломата и ряда офицеров, в 1990-е годы армия Алжира нередко вырезала мирное население, обвиняя в убийствах исламских боевиков.
15. В пособии по оборонительной тактике для спецназа США, выпущенном в 1994 году, рекомендовалось пользоваться «услугами» террористов, чтобы дестабилизировать левые режимы в Латинской Америке. В рамках «грязной войны» ЦРУ было проведено несколько таких срежиссированных операций.
15. Руководство индонезийской полиции заявило, что армия Индонезии убила американских учителей в Папуа-Новой Гвинее в 2002 году, обвинив во всем некую сепаратистскую группировку, чтобы ее можно было официально внести в список террористических организаций. Экс-президент Индонезии также отметил, что во взрывах на Бали также есть вина его страны.
16. По данным официальных лиц Македонии, власти убили семерых иммигрантов, объявив их членами «Аль-Каиды», покушавшимися на жизнь македонских полицейских. Этот спектакль был разыгран ради того, чтобы подтвердить самое живое участие страны в борьбе с терроризмом.
17. Во время проведения саммита G8 в Генуе местная полиция взорвала два «коктейля Молотова» и инсценировала нападение на полицейского, чтобы оправдать насильственные действия в отношении демонстрантов.
18. США обвинили Ирак в причастности к событиям 9/11, что стало главным аргументом для начала боевых действий в Ираке. Сегодня высшие государственные чины Америки признают, что война, на самом деле, велась ради нефти, а не ради мести за 9/11, и что теракт проспонсировал сам Белый дом.
19. Израильские военнослужащие забросали своих сослуживцев камнями, чтобы позже обвинить в этом палестинцев и, таким образом, оправдать жестокие методы подавления мирных протестов жителей автономии.
20. В 2011 году египетские госслужащие украли бесценные музейные экспонаты ради того, чтобы дискредитировать протестующих, выступавших за отставку Хосни Мубарака.
21. Украинские «безопасники» признают, что снайперские атаки, с которых началось обострение обстановки на Майдане, изначально задумывались как провокация. Снайперы намеренно стреляли и со своей стороны, и с чужой, чтобы создать хаос.
22. Американские солдаты рассказали, что если они убивали мирных иракцев или афганцев, рядом с их трупами они оставляли оружие, чтобы погибших можно было выставить боевиками.
Не так давно бывший сотрудник американской разведки заявил: «Большинство террористов — либо придуманные, либо подставленные нашими собственными службами безопасности». И США — не единственные, кто играет в такие страшные игры. Более того, это очень распространенная стратегия. «Терроризм — лучшее политическое оружие, поскольку ничто не действует на людей сильнее страха внезапной смерти», — Адольф Гитлер.

История Георгиевской ленточки

Георгиевская лента — двухцветная лента — реплика знаменитого биколора, ленты к ордену Святого Георгия, которая с незначительными изменениями вошла в советскую наградную систему под названием «Гвардейской ленты» как особого знака отличия.

Цвета ленты — чёрный и оранжевый — означают «дым и пламень» и являются знаком личной доблести солдата на поле боя.

Георгиевские ленты занимают наиболее почетное место в ряду многочисленных коллективных наград (отличий) частей Российской армии.

Орден Георгия был учрежден в 1769 году. По статусу он давался только за конкретные подвиги в военное время «тем, кои… отличили себя особливым каким мужественным поступком или подали мудрые и для нашей воинской службы полезные советы». Это была исключительная воинская награда.

Георгиевский орден был разделен на четыре класса. Первая степень ордена имела три знака: крест звезду и ленту, состоящую из трех черных и двух оранжевых полос, которая носилась через правое плечо под мундиром. Вторая степень ордена также имела звезду и большой крест, который носился на шее на более узкой ленте. Третья степень — малый крест на шее, четвертая — малый крест в петлице.

Черно-оранжевые цвета Георгиевской ленты стали в России символом военной доблести и славы.

Существуют различные мнения о символике Георгиевской ленты. Например, граф Литта в 1833 году писал: «бессмертная законодательница, сей орден учредившая, полагала, что лента его соединяет цвет пороха и цвет огня…».

Однако Серж Андоленко, русский офицер, ставший впоследствии генералом французской армии и составивший наиболее полный сборник рисунков и описаний полковых значков Русской армии, с таким объяснением не согласен: «В действительности же цвета ордена были государственными с тех времен, когда русским национальным гербом стал двуглавый орел на золотом фоне…

Вот как при Екатерине II описывался русский герб: «Орел черный, на главах корона, а наверху в середине большая Императорская корона — золотая, в середине того же орла Георгий, на коне белом, побеждающий змия, епанча и копье — желтые, венец желтый же, змей черный». Таким образом, русский военный орден и по своему имени и по своим цветам имел глубокие корни в отечественной истории».

Георгиевская лента присваивалась также некоторым знакам отличия, жалуемым воинским частям, — Георгиевским серебряным трубам, знаменам, штандартам и т.д. многие боевые награды носились на Георгиевской ленте, или она составляла часть ленты.

В 1806 году в русской армии были введены наградные Георгиевские знамена. В навершии знамени помещался Георгиевский крест, под навершием повязывалась черно-оранжевая Георгиевская лента со знаменными кистями шириной в 1 вершок (4,44 см).

В 1855 году, во время Крымской войны, темляки георгиевских цветов появились на наградном офицерском оружии. Золотое оружие как род награды было не менее почетно для русского офицера, чем орден Георгия.

После окончания русско-турецкой войны (1877 — 1878) император Александр II приказал главнокомандующим Дунайской и Кавказской армиями подготовить представления для награждения наиболее отличившихся частей и подразделений. Сведения от командиров об оказанных их частями подвигах были собраны и внесены на рассмотрение кавалерской Думы ордена Св. Георгия.

В докладе Думы, в частности, говорилось, что наиболее блестящие подвиги в войну оказали Нижегородский и Северский драгунские полки, которые уже имеют все установленные награды: Георгиевские штандарты, Георгиевские трубы, двойные петлицы «за военное отличие» на мундиры штаб- и обер-офицеров, Георгиевские петлицы на мундиры нижних чинов, знаки отличия на головные уборы.

Именным указом 11 апреля 1878 года был установлен новый знак отличия, описание которого было объявлено приказом по Военному ведомству от 31 октября того же года. В указе, в частности говорилось:

«Государь Император, имея в виду, что некоторые полки имеют уже все установленные в награду за военные подвиги знаки отличия, Высочайше установить соизволил новое высшее отличие: Георгиевские ленты на знамена и штандарты с надписями отличий, за которые ленты пожалованы, согласно прилагаемым при сем описанию и рисунку. Ленты эти, составляя принадлежность знамен и штандартов, с них ни в коем случае не снимаются».

До конца существования русской императорской армии это награждение широкими Георгиевскими лентами оставалось единственным.

В годы Великой Отечественной войны, продолжая боевые традиции русской армии, 8 ноября 1943 года был учрежден орден Славы трех степеней. Его статут так же, как и желто-черная расцветка ленты, напоминали о Георгиевском кресте. Затем георгиевская лента, подтверждая традиционные цвета российской воинской доблести, украсила многие солдатские и современные российские наградные медали и знаки.

2 марта 1992 года Указом Президиума Верховного Совета РСФСР «О государственных наградах Российской Федерации» было принято решение о восстановлении российского военного ордена Святого Георгия и знака отличия «Георгиевский крест».

В Указе Президента Российской Федерации от 2 марта 1994 года сказано: «В системе государственных наград сохраняются военный орден Святого Георгия и Знак отличия — «Георгиевский Крест».

История акции Георгиевская ленточка

Акция «Георгиевская ленточка», задуманная РИА Новости и «Студенческой общиной» в 2005 году, в год 60-летия Победы, с каждым годом становится все масштабней.

За четыре года проведения акции было распространено более 45 миллионов ленточек по всему миру.

В 2008 году в акции приняли участие почти все регионы России. В Карачаево-Черкесии в 2008 году раздали около полутора миллиона георгиевских лент. В Северной Осетии распространили 20 тысяч лент. В Коми было роздано рекордное для республики количество георгиевских ленточек – свыше 400 тысяч. Более 1,8 миллиона георгиевских ленточек изготовили и распространили в Санкт-Петербурге.

В прошлом году по воздуху — на вертолетах — георгиевские ленточки были доставлены в самые отдаленные районы Камчатки: Пенжинский, Карагинский, Тигильский, Алеутский и в другие, где были розданы представителям молодежных общественных организаций, школьникам и ветеранам.

В числе стран ближнего и дальнего зарубежья, ставших наиболее активными участниками, — Греция, где было распространено более 20 тысяч ленточек, Украина, Узбекистан, Эстония, Латвия, Франция, Италия, Германия, Бельгия, Молдавия (Приднестровье), Исландия, Великобритания, США, Китай, Вьетнам, Афганистан, Мексика. Георгиевские ленточки в 2008 году распространялись в более чем 30 странах мира.

В прошлом году в ряде городов организаторы акции вышли за рамки обычного формата. Во время Акции не только распространялись ленточки, но и проводились специальные мероприятия просветительского и благотворительного характера. В Москве в преддверии старта акции «Георгиевская ленточка-2008» прошел специальный показ фильма «Мы из будущего» для ветеранов Великой Отечественной войны и студентов московских вузов.

В 2008 году впервые был проведен фестиваль военного кино «Георгиевская ленточка», он состоялся в Москве. В феврале 2008 года прошла фотовыставка, посвященная истории самой массовой в истории современной России патриотической народной акции.

http://9may.ru

Был такой случай в авиации

В начале века, когда еще русский летчик Арцеулов продемонстрировал возможность выхода из штопора, самолет, попавший в него, считался обреченным. Один из летчиков, испытавший столь неприятную ситуацию, отстегнул привязные ремни и, дождавшись, когда аппарат перевернулся вверх колесами, выскользнул из кабины. Смешение центра тяжести привело к выходу аппарата из штопора. Завершив виток и войдя в горизонтальный полет, самолет устремился навстречу покинувшему его пилоту и «поймал» его, «усадив» в кабину! Придя в себя, летчик взялся за рычаги управления и благополучно приземлился.

  

Французы предприняли попытки преодолеть пролив ЛаМанш воздушным путем. За рулем аэропланов тогда, разумеется, находились мужчины, но французские женщины решили не отставать. Эдит Дюран, жена летчика Анри Дюрана, уговорила его на этот безрассудный поступок.

 

И вот аэропланы супругов поднимаются в воздух и направляются в сторону побережья (Анри, естественно, взялся сопровождать жену до самого финиша на английском побережье). Когда оба аэроплана набрали достаточную высоту, у Эдит вдруг забарахлил мотор, а затем окончательно заглох. Эдит беспомощно оглянулась на мужа и увидела, что он приказывает ей прыгать с парашютом. Что она немедленно и сделала.

 

Своим весом женщина уравновешивала находившийся в носу мотор, теперь же центровка нарушилась, и самолет еще круче пошел вниз. Но за счет аэродинамического напора его винт начал раскручиваться, и мотор, у которого, по-видимому, образовалась воздушная пробка в карбюраторе, снова заработал. Аэроплан выровнялся, а затем стал быстро набирать высоту. Но Анри это уже не видел, поскольку следил за приземляющейся на парашюте женой, одновременно выбирая площадку для приземления своего самолета.

 

Тем временем покинутый его женой самолет пересек пролив, углубился на территорию Британии и совершил падение на ухоженный парк какого-то английского аристократа. Этот последний этап путешествия и был зафиксирован собравшимися журналистами.

 

Великая Отечественная война. Партизанский отряд в Брянских лесах шлет на Большую землю тревожную радиограмму: кончаются боеприпасы, а от линии фронта отряд отрезан карателями. Штаб отреагировал немедленно, и Алексей Шевцов, бывший летчик-истребитель, поднял в воздух свою латаную-перелатаную «уточку» (учебнотренировочный самолет «У-2»).

 

На партизанский «аэродром» Алексей вышел точно и уже собирался совершить разворот, чтобы садиться против ветра, но «уточка» вдруг угодила в воздушную яму, ее основательно тряхнуло и при этом отказало управление! Самолет летел по прямой, неумолимо приближаясь к территории, занятой немцами.

 Проклиная капризную технику, Алексей вывалился из самолета, почти сразу выдернув кольцо парашюта. Приземлился он довольно удачно и двинулся в сторону оставшегося далеко позади «аэродрома».

 И вдруг через несколько минут он услышал знакомый рокот двигателя, а взглянув вверх, остолбенел: прямо над головой, почти касаясь колесами верхушек деревьев, пролетела ею собственная «уточка», неизвестно каким образом развернувшаяся обратно.

 

А в отряде тем временем гадали, куда делся только что пролетевший над их головами самолет, показавший покачиванием крыльев, что он их заметил. Шли томительные минуты, и вот наконец послышался рокот двигателя. Только самолет летел как-то странно — очень низко и прямо над полосой. Почти долетев до ее середины, вдруг выключился двигатель, «уточка» резко клюнула носом… и пошла на посадку! «Что делает, идиот, ведь разобьется!» — ахнул кто-то из партизан. Подхваченный попутным ветром, самолет проскочил почти две трети полосы и только потом грубо ударился о землю колесами, подпрыгнул и покатился прямо на оставленный в конце полосы кустарник, в который и врубился с жутким скрежетом и треском.

 

Когда партизаны подбежали к забившемуся в кустарник самолету, волосы у них встали дыбом: в кабине пилота не было! Ломать над этой чертовщиной голову было некогда, и по приказу командира все бросились разгружать долгожданный груз.

 

Измученный летчик добрался до передового поста лишь через два часа. В то, что ему рассказали, он отказывался верить, пока сам не увидел накрепко засевшую в кустарнике «уточку». По нормам мирного времени самолет ремонту не подлежал, но время было военное, и за два дня партизанские умельцы подлатали его и заодно вытесали топорами из березы новый винт.

 

Столь же невероятный случай произошел 4 июля 1989 года со сверхзвуковым самолетом «МиГ-23». Во время учебного полета пилот Н. Е. Скуридин ощутил хлопок и резкое падение тяги двигателя. Решив, что тот вышел из строя, летчик катапультировался. Однако, избавившись от человека, «МиГ» продолжил полет, пересек несколько государственных границ и рубежей ПВО, пока не упал на территории Бельгии.

 

Как могло случиться, что неуправляемый реактивный самолет мог пролететь более девятисот километров, до сих пор нет ответа. Такое возможно, если бы самолет был оборудован автопилотом, но на самолетах типа «МиГ-23» их не было. Во всяком случае, этот инцидент в истории современной реактивной авиации уникален.

  

http://xistor.ru/

 

В небе Заполярья и Карелии. Часть 2.

За первый день наступления части 7-й воздушной армии произвели 229 самолето-вылетов, в то время как авиация противника-лишь 30.

 

При поддержке авиации войска 131-го стрелкового корпуса прорвали главную полосу обороны врага, форсировали реку Титовка и захватили плацдарм на ее западном берегу. Одновременно через Титовку переправился 126-й легкий стрелковый корпус, который начал охватывать немецко-фашистские войска с юга.

 

На второй день наступления погода улучшилась, хотя и оставалась очень неустойчивой. В течение дня четыре раза сильные снегопады, когда видимость не превышала 100 м, сменялись совершенно безоблачной погодой. Именно эти часы советская авиация использовалась в полной мере, совершив за день свыше 500 самолето-вылетов. Особенно эффективно действовали штурмовики, оказывавшие непосредственную поддержку наступающим войскам на поле боя. По заявкам командиров стрелковых корпусов группы Ил-2 наносили удары по узлам сопротивления противника, по скоплениям боевой техники и живой силы.

 

Утром воздушной разведкой, а затем с наблюдательного пункта командира 99-го стрелкового корпуса был обнаружен подход неприятельских войск по дороге от Луостари к реке Титовка. Одновременно противник старался удержать отдельные опорные пункты в центре и на левом фланге. По заданию командира корпуса ге-иврпл-лейтенанта С. П. Микульского командир 260-й смешанной авиационной дивизии полковник Г. А. Калугин выслал три группы самолетов 828-го и одну группу 214-го штурмовых авиационных полков по восемь Ил-2 в каждой для уничтожения противника и его опорных пунктов в полосе наступления корпуса. Задача была выполнена. Штурмовики уничтожили 6 автомашин, 18 повозок, 18 лошадей, подавили огонь батареи МЗА, взорвали склад боеприпасов.

 

В этот же день восьмерка Ил-2 668-го штурмового авиационного полка в сопровождении восьми истребителей действовала по опорному пункту противника юго-восточнее Луостари. Еще до подхода к цели ведущий группы старший лейтенант Б. А. Хлуновский услышал по радио голос генерала И. Д. Удонина, руководившего боем с временного командного пункта на переднем крае: «Будьте внимательны, с малой высоты заходят в атаку «фокке-вульфы». Но впереди по курсу летчики уже видели фашистские укрепления, гитлеровцев, засевших в траншеях, артиллерийские орудия и минометы. И, несмотря на большую опасность со стороны вражеских истребителей, командир эскадрильи перестроил группу для атаки поодиночно и первым ввел самолет в пикирование. За ним последовали остальные летчики. С первого захода они сбросили бомбы, затем, развернувшись, пошли в новую атаку. Штурмовой удар оказался эффективным. Но и эскадрилья понесла потери: один «ил» -был сбит, а второй подбитый самолет летчик посадил на своей территории вне аэродрома с убранным шасси. Экипаж его остался жив и вскоре вернулся в часть.

 

Так же успешно действовали эскадрильи этого полка, возглавляемые старшими лейтенантами И. М. Валивачем и Г. М. Пьянковым.

 

Много неприятностей 131-му стрелковому корпусу доставляли артиллерийские и минометные батареи врага, расположенные в опорном пункте на безымянной высоте северо-восточное озера Чапр. Они вели систематический фланговый огонь по наступающим войскам. Экипажи 7-й воздушной армии несколько раз наносили по высоте бомбовые и штурмовые удары, но уцелевшие орудия продолжали стрелять. 9 октября командир корпуса генерал-майор 3. Н. Алексеев поставил перед 261-й смешанной авиационной дивизией задачу подавить вражеский огонь. По указанию генерала И. Д. Удонина на задание вылетела шестерка Ил-2 17-го гвардейского штурмового авиаполка во главе с капитаном Я. И. Андриевским. Прибыв в район цели, штурмовики перестроились в «круг» и меткими ударами, снижаясь во время атак почти до земли, разгромили две противотанковые и одну минометную батареи, а также взорвали склад с боеприпасами. Командир корпуса высоко оценил действия штурмовиков.

 

Соединения ударной группы 14-й армии при поддержке авиации взломали вторую полосу обороны. Левофланговый 126-й легкий стрелковый корпус, обойдя противника с тыла, 9 октября вышел в район развилки дорог западнее Луостари.

 

В это время воздушные разведчики обнаружили приближение головного полка 163-й пехотной дивизии Противника и сообщили об этом на командный пункт. Первый удар по врагу, подходившему к развилке дорога ни несли штурмовики, создав на дороге «пробку» и посияв панику среди солдат и офицеров. Командир 126-го легкого стрелкового корпуса полковник В. Н. Соловьев воспользовался этим и, ускорив выход частей к развилке дорог, вслед за ударом авиации атаковал еще не успевшего принять боевой порядок противника. По показаниям пленных, в этот день их полк потерял до 40 проц. личного состава.

 

Группа из семи Ил-2 828-го штурмового авиационного полка во главе с капитаном А. В. Тимошенко под прикрытием шестерки истребителей 773-го истребительного авиаполка и четверки 435-го истребительного авиаполки вылетела по данным воздушной разведки на уничтожение и подавление огня артиллерийской батареи в районе Луостари. При подходе к цели на высоте 900 м руину встретил сильный огонь зенитной артиллерии и пулеметов. Но советские летчики, выполняя противозенитный маневр по направлению и высоте, точно вышли на огневые позиции врага и в кильватере пар с пикирования обрушили на него бомбы. Из-за сильного огня зенитных средств штурмовики сделали лишь один заход, но он оказался эффективным: был подавлен огонь тух батарей, взорван склад боеприпасов, разбито два орудия полевого типа, шесть автомашин и убито много гитлеровцев.

 

На следующий день капитан Тимошенко возглавлял уже восемь «илов», сопровождаемых таким же количеством истребителей 773-го и 435-го истребительных авиаполков по вызову с КП командира 99-го стрелкового корпуса на подавление огня артиллерийских батарей в двух километрах восточнее Луостари. При полете но маршруту группа подверглась обстрелу зенитных средств противника и была атакована двумя истребителями ФВ-190. Огнем воздушных стрелков один «фокке-вульф» был подожжен и горящим врезался в землю. Уточнив по радио расположение цели, капитан Тимошенко для внезапности налета снизился почти до земли и затем, «горкой» набрав высоту 400 м, с планирования атаковал батареи и технику врага на дороге. После этого штурмовики снова на бреющей высоте вышли из атаки и взяли курс на свой аэродром.

 

18 августа 1945 года А. В. Тимошенко было присвоено звание Героя Советского Союза.

 

В период операции интенсивность движения на дорогах в тылу противника резко возросла, а маскировка ослабла. Поэтому удары нашей авиации по вражеским колоннам были особенно эффективны.

 

Разведкой, произведенной утром 9 октября летчиками 435-го истребительного авиаполка, было обнаружено движение пехоты, автомашин и вьючного транспорта противника на дороге от урочища Кьялоайва на Луостари, а также расположение артиллерийских батарей юго-восточнее Луостари. Надо было немедленно наносить бомбо-штурмовые удары. Советские самолеты группа за группой с интервалом 15-25 минут пошли на задание. В результате штурмовики 260-й смешанной авиационной дивизии уничтожили до 50 вражеских автомашин и много другой боевой техники.

 

Исключительно напряженная борьба разгорелась в воздухе. Созданная система ВНОС обеспечивала своевременное обнаружение неприятельских самолетов и наведение на них истребителей. В то же время с целью более быстрого обнаружения воздушного противника наряду с радиолокационными средствами в стороне от вражеских аэродромов, но в пределах видимости, постоянно патрулировали пары истребителей Як-9 7-й воздушной армии, и летчики открытым текстом передавали командованию информацию о воздушном противнике. Это в значительной степени помогало вести с ним успешную борьбу.

 

Особенно упорные воздушные бои разгорелись 9 октября. В течение дня летчики 7-й воздушной армии провели 32 воздушных боя, в которых сбили 37 самолетов. Характерно, что большая часть боев происходила над территорией противника, что свидетельствует о наступательной тактике советской авиации.

 

Высокое мастерство, мужество и героизм проявляли летчики 20-го гвардейского истребительного авиаполка, которым с мая 1944 г. командовал Герой Советского Союза майор П. С. Кутахов. Во главе с ним восьмерка истребителей эскадрильи «Комсомолец Заполярья», сопровождая штурмовиков, в районе цели вступила в бой с 18 немецкими самолетами Ме-109. Пользуясь численным преимуществом, фашисты двумя группами устремились к «илам»: две пары атаковали их снизу и две пары — сверху. Но, развернув ударную группу своих истребителей, Кутахов сам атаковал четверку «мессершмиттов». Атака врага была отбита.

 

Отважно сражались и летчики других полков. В этот день 22 Як-9 29-го гвардейского истребительного авиационного полка, имевшего богатый боевой опыт, полученный еще в боях за Ленинград, во главе с командиром полка майором А. Ф. Дворником сопровождали 54 бомбардировщика Ил-4 113-й бомбардировочной авиационной дивизии, вылетевшей на бомбардировку укрепленного узла противника В районе Луостари. При приближении к цели восемь «яков» ударной группы прикрытия вышли на 2-3 километра вперед с задачей очистить район цели от неприятельских истребителей. Там действительно оказалось восемь Ме-109 и шесть ФВ-190. Майор Дворник по радио передал команду атаковать врага и первым пошел на пару «мессершмит-109». На боевом развороте он с первой же очереди сбил фашиста.

 

В это время заместитель командира эскадрильи старший лейтенант И. С. Леонович, осуществляя непосредственное прикрытие бомбардировщиков, заметил ни высоте 3000 м пару «Мессершмиттов-109». Упреждая врага, он первым атаковал их и с короткой дистанции сбил ведомого. Командир немецкой пары, очевидно но заметивший гибели своего напарника, продолжал набрать высоту. Леонович воспользовался этим и следу и 1-ой очередью поджег ведущего. Но тут он сам был атакован внезапно появившимися двумя «мессершмитами», а другая пара фашистских истребителей напала ни ого ведомого. В бою Леоновича ранило осколком снаряда, самолет был поврежден. Но гвардеец не вышел из боя, а вместе с товарищами продолжал защищать бомбардировщики, которые, выполнив задание, вернулись ив аэродром без потерь. В этом бою старший лейтенант Иван Семенович Леонович довел свой боевой счет до 28 сбитых самолетов противника. 2 ноября 1944 г. ему было присвоено звание Героя Советского Союза.

 

Воздушной разведкой было установлено, что на аэродроме Сальмиярви сосредоточено большое количество вражеских самолетов. 114-му гвардейскому бомбардировочному авиаполку было приказано нанести по ному удар. После тщательной и всесторонней подготовки 9 октября бомбардировщики вылетели на задание.

 

Их прикрывали 20 Як-9 324-й истребительной авиационной дивизии. А еще раньше в район цели для блокирования аэродрома вышли 24 Як-9 122-й истребительной авиадивизии ПВО, которые обеспечили полную свободу действий бомбардировщикам. Первую эскадрилью бомбардировщиков возглавлял командир полка майор А. П. Володин, который являлся и командиром всей объединенной группы, вторую эскадрилью — капитан А. М. Щетинин. Выполняя противозенитный маневр, они на высоте 3800 метров беспрепятственно вышли к вражескому аэродрому и с одного захода сбросили на самолетные стоянки и летное поле свой смертоносный груз. Последний бомбардировщик вел лейтенант А. И. Кукушкин, фотографировавший результаты бомбардировки. По данным фотоконтроля на аэродроме было уничтожено три самолета и сожжен ангар.

 

Большие потери авиации противника 9 октября сказались на ее активности. На следующий день произошло только пять воздушных боев. Но надо было закрепить достигнутый успех и нанести неприятельской авиации решающее поражение. И такая возможность предоставилась. Несмотря на удар бомбардировщиков, враг продолжал базировать на аэродроме Сальмиярви крупные силы авиации. Воздушные разведчики обнаружили на нем до 60 самолетов. Командующий 7-й воздушной армией приказал произвести на аэродром два массированных налета.

 

В первом налете, который был осуществлен 11 октября, приняло участие 18 самолетов Ил-2 17-го гвардейского штурмового авиационного полка и 36 самолетов-истребителей. Еще на подходе к вражескому аэродрому советские самолеты были встречены огнем батарей зенитной артиллерии. А когда «илы» пошли в атаку, застучали автоматические пушки. Но это не остановило летчиков. Они прорвались сквозь стену разрывов и сбросили бомбы точно на цель. На аэродроме то там, то тут вспыхивали самолеты с черной свастикой. При выходе из атаки на группу напали немецкие истребители. Экипажи штурмовиков и истребителей прикрытия обрушили на них огонь пушек и пулеметов, Старший лейтенант И. К. Кузнецов сразу же сбил один «Фокке-Вульф-190». Вскоре такого же успеха добился и его ведомый младший лейтенант М. А. Тиханский. Еще несколько вражеских самолетов сбили в этом бою их товарищи.

 

Во втором налете участвовало 55 самолетов-истребителей. Руководил ими командир 324-й истребительной авиадивизии полковник И. П. Ларюшкин. Первыми в воздух поднялись 10 Як-9 29-го гвардейского истребительного авиаполка, в задачу которых входило блокировать аэродром, подавить зенитные орудия и вытеснить авиацию противника в случае ее противодействия. За ними пошли группы «лавочкиных» и «яков» 191-го и 196-го истребительных авиаполков, возглавляемых их ,командирами. Нападение оказалось для врага неожиданном. Когда над аэродромом появились советские истребители группы блокирования, немецкие зенитчики решили, что вслед за ними придут бомбардировщики, и открыли заградительный огонь. Но почти сразу за группой блокирования — с интервалом в 5 минут — из-за облаков вынырнули истребители ударных групп майора А. Г. Гринченко и майора И. А. Малиновского. Первая группа с пикирования, а вторая — с горизонтального полета сбросили бомбы на стоянки самолетов. Майор А. Г. Гринченко и майор Т. А. Литвиненко уничтожили по одному «Юнкерсу-88», майор И. А. Малиновский — «Фокке-Вульф-190». Успешно выполнила свои задачи группа блокирования — ни один фашистский самолет не взлетел. Лишь при отходе от цели в воздухе показались два «Мессершмитта-109», поднявшихся с другого аэродрома. Капитан В. Б. Митрохин преградил путь врагу и в короткой схватке обил один из них. Выполнив задание, советские истребители вернулись на мой аэродром.

 

Несмотря на усложнившиеся метеорологические условия, советская авиация продолжала оказывать помощь наступающим частям. В условиях тундры, сильно пересеченной и местами заболоченной местности, бездорожья, при быстром продвижении войск 14-й армии артиллерия корпусов нередко отставала от стрелковых частей, поэтому ее задачи приходилось выполнять штурмовой и бомбардировочной авиации. Кроме того, из-за отсутствия дорог авиация часто являлась единственным средством снабжения войск в ходе наступления. Например, только 14 и 15 октября на самолетах По-2 была доставлена частям 126-го легкого стрелкового корпуса 51 тонна боеприпасов и продовольствия.

 

Авиация тесно взаимодействовала с сухопутными войсками. 11 октября полковник Г. А. Калугин, находившийся на командном пункте командира 99-го стрелкового корпуса, приказал 828-му штурмовому авиаполку уничтожить артиллерийские батареи на юго-восточной окраине Луостари. Требовалось также разгромить контратакующий батальон врага, который пытался сбить советские подразделения, оседлавшие дорогу на участке Титовские мосты — Петсамо.

 

В 10 часов первая группа в составе восьми Ил-2 под ч командованием капитана П. А. Рубанова вылетела на выполнение задания. А оно было нелегким. Требовалась особая точность нанесения удара. Погода стояла плохая. Сомкнувшись плотным строем, временами в облаках, а в остальное время сквозь дождевые разрывы экипажи прошли на малой высоте между сопками по реке Титовка к цели и обрушили на врага бомбы и артиллерийские снаряды. Задание было выполнено блестяще. Следующая группа «илов» во главе с капитаном Н. В. Боровковым, преодолев такие же препятствия на маршруте, повторным ударом сорвала контратаку противника, советские войска удержали дорогу.

 

На усиление своих контратакующих частей гитлеровское командование стало перебрасывать подкрепления. Воздушные разведчики донесли, что от Титовских мостов на запад движется колонна, насчитывающая до 70 автомашин с пехотой. На их уничтожение была поднята шестерка самолетов Ил-2 839-го штурмового авиаполка, которой командовал майор А. Ф. Екимов. В густой дымке, из-за которой почти ничего не было видно, штурмовики все же отыскали автоколонну. «Приготовиться к атаке», — последовала команда Екимова. Летчики перестроились в правый пеленг и с разворота на пикировании ударили по головным машинам. На дороге образовалась пробка, солдаты стали в панике разбегаться в стороны от дороги. Наблюдением с командного пункта и осмотром после занятия этого участка дороги было обнаружено более двадцати обгоревших автомашин.

 

Командование 99-го стрелкового корпуса осталось довольно действиями авиации. Генерал С. П. Микульский в телеграмме командующему 7-й воздушной армией сообщал: «При прорыве обороны противника и овладении Луостари большинство летчиков 7-й воздушной армии, поддерживающих 99 ск, действовали умело и настойчиво. Систематическими, непрерывными и эффективными ударами групп штурмовиков по подходящим резервам, огневым средствам и укрепленным пунктам помогли сломить оборону противника. И в районе действий штурмовиков, по дороге от Петсамо до Луостари, видна работа штурмовиков: разбитые и обгоревшие автомашины, транспорт и другая боевая техника противника вместе с уничтоженными солдатами. Я от лица Поиск 99 ск объявляю искреннюю благодарность всем летчикам, содействовавшим корпусу в прорыве обороны цротивника и взятии Луостари».

 

Обстановка на земле менялась быстро. От летчиков требовалась безупречно точная работа. 14 октября наступлению 131-го стрелкового корпуса мешал опорный пункт на высоте 181, находившийся на развилке шоссейных дорог, ведущих на Петсамо. На задание иищли лучшие экипажи 668-го штурмового авиаполка но главе с капитаном Г. М. Пьянковым. Но, когда группе штурмовиков была уже в воздухе, части корпуса заняли восточный скат этой высоты. Авианаводчик вовремя перенацелил летчиков на западные скаты. Удары штурмовиков оказались точными и эффективными. Четверка Пьянкова уничтожила много вражеских солдат и офицеров, подавила огонь артиллерийских орудий и минометов, разбила несколько пулеметов, расчистив тем самым путь пехоте.

 

15 октября советские войска овладели важным узлом обороны противника — Петсамо (Печенгой). 14-я армии но взаимодействии с Северным флотом при поддержке 7-й воздушной армии нанесла большой урон частям 19-го горнострелкового корпуса и отбросила их к западу и северо-западу от Петсамо и Луостари. Создавались благоприятные условия для развития наступления к границам Норвегии. Началась подготовка ко второму этапу операции. В это время 7-я воздушная армия прикрывала и обеспечивала перегруппировку поиск 14-й армии и подтягивала авиационные части ближе к линии фронта.

 

Командующий 7-й воздушной армией генерал-лейтенант авиации И. М. Соколов 17 октября провел совещание с командирами и заместителями командиров истребительных авиационных дивизий и полков, а также с офицерами штаба армии, на котором подвел итоги действий авиации, особенно истребительной, в первом периоде операции. Проанализировав боевую деятельность истребительной авиации, командующий дал указания по ее боевому использованию на втором этапе операции.

 

Подводились итоги и ставились задачи и в других соединениях.

 

Серьезное внимание уделялось совершенствованию управления авиацией в воздухе и на земле, организации связи между авиационными частями, соединениями, а также между авиацией и сухопутными войсками. Благодаря энергичной деятельности начальника связи 7-й воздушной армии полковника С. И. Маркелова, его заместителя инженер-майора В. С. Чернышева, офицеров К. Н. Калинина, П. И. Шаглина, И. А. Крылова и многих других воинов-связистов в ходе операции в целом удалось обеспечить надежную связь авиационных соединений и частей с сухопутными войсками и между собой, а также с экипажами в воздухе.

 

В первые два дня наступления управление авиационными соединениями и частями осуществлялось с командного пункта воздушной армии через его штаб исключительно по проводным средствам связи. Командиры 260-й, 261-й штурмовых и 324-й истребительной авиационных дивизий со своих командных пунктов при КП стрелковых корпусов вызывали авиацию, корректировали ее действия, сообщали результаты боевого применения авиации в свои штабы исключительно по радиосредствам.

 

По мере продвижения сухопутных войск и перемещения командных пунктов воздушной армии и авиационных соединений и частей проводная связь стала работать с перебоями, поэтому основная нагрузка легла на радиосредства, которые все время работали безотказно.

 

Связь авиации с сухопутными войсками осуществлялась путем личного общения командующего 7-й воздушной армией и .командиров авиационных дивизий с командующим Карельским фронтам, командующим 14-й армией и командирами стрелковых корпусов.

 

Характерной особенностью было то, что в наступательных операциях 1944 г. летный состав широко и уверенно использовал радиосвязь в полете. Как правило, задачи на штурмовку и перехват ставились и уточнялись летному составу по радио с КП командиров авиационных дивизий и радиостанций наведения на переднем крае. Было несколько случаев, когда по радио отменялись ранее поставленные задачи и ставились новые, так как сухопутные войска продвинулись вперед. С помощью радио — по данным радиолокационной станции «Редут» несколько раз восстанавливалась ориентировка экипажей в сложных метеоусловиях. Имел место даже случай слепой посадки самолета на аэродроме по указаниям с земли по радио. Таким образом, радио стало неотъемлемым средством связи в авиации.

 

Подвели итоги первого этапа операции и политработники. Партийно-политическая работа в ходе наступательных боев была подчинена обеспечению более успешного выполнения авиационными частями и соединениями боевых задач. В ходе операции особенно возросли авангардная роль коммунистов. Примером для таких авиаторов служили опытные летчики, техники, воины тыла, которых недаром называли «старой северной гвардией».

 

Ни второй этап операции командующий Карельским фронтом поставил перед 7-й воздушной армией следующие задачи: непосредственным сопровождением штурмовой авиации расчистить дуть пехоте, подавляя огневые точки и артиллерию противника на опорных пунктов; не допустить отхода противника по дорогам на запад, уничтожая его живую силу и технику; препятствовать подходу резервов из районов Киркенес, Наутси; прикрывать с воздуха войска 14-й армии; вести воздушную разведку поля боя и войсковых тылов; во взаимодействии с ВВС Северного флота уничтожать транспорты врага во фьордах и порту Киркенес.

 

С 18 октября вое усилия 7-й воздушной армии были пива сосредоточены на поддержке соединений 14-й ар-чип, возобновивших наступление. Ожесточенные бои разгорелись за преодоление заранее подготовленного оборонительного рубежа немецко-фашистских войск, которые пытались задержать продвижение 99-го стрелкового корпуса на Ахмалахти и 31-го стрелкового корпуса на Никель. Здесь враг создал две сильные артиллерийские группировки.

 

На помощь стрелковым корпусам пришла штурмовая авиация, действовавшая в основном группами по 6-8 самолетов по заявкам общевойскового командования.

 

Ведущими шли наиболее опытные летчики. Одну из групп возглавлял командир эскадрильи 828-го штурмового авиаполка капитан М. А. Макаров. При подходе к и на группу обрушился настоящий огненный шквал разрывов зенитных снарядов. Макаров с основными силами штурмовиков спикировал на вражеские артиллерийские позиции, а младшие лейтенанты В. В. Козлов и М. М. Андриенко атаковали зенитные установки. В первом заходе они подавили огонь «эрликонов», а во втором заставили замолчать зенитные орудия среднего калибра. При выходе из третьей атаки воздушный стрелок экипажа Козлова старшина В. В. Дубогрызов передал, что в хвост их самолета заходит «Мессер-шмитт-109», и просил довернуть вправо. Козлов сразу же выполнил просьбу стрелка, однако фашист уже открыл пулеметный огонь, и пули прошили плоскость их самолета. Но и Дубогрызов успел прострочить фюзеляж «мессершмитта», который на большой скорости проскочил вперед «ила» и на «горке» с левым разворотом устремился вверх. Козлов не растерялся, быстро поймал врага в прицел и ударил по нему из пушек. А прикрывавшие штурмовиков истребители окончательно добили «мессершмитт». Вскоре еще один фашистский истребитель горящим врезался в землю. Так, несмотря на сильный зенитный огонь и настойчивые атаки вражеских истребителей, штурмовики и прикрывавшие их истребители боевое задание выполнили успешно. Михаилу Афанасьевичу Макарову и Владимиру Васильевичу Козлову в 1945 г. было присвоено звание Героя Советского Союза.

 

20 октября на уничтожение неприятельской колонны на дороге были подняты в воздух шесть Ил-2 214-го штурмового авиаполка во главе с командиром эскадрильи капитаном Ф. А. Козловым. Штурмовиков прикрывала четверка ЛаГГ-3 435-го истребительного авиаполка под командованием командира эскадрильи майора В. Я. Мамченко.

 

При подходе к цеди на высоте 2000 м группа была встречена сильным заградительным огнем зенитной артиллерии. Но внизу в разрывах облаков летчики уже видели большую колонну автомашин и войска с боевой техникой. По команде Козлова штурмовики с левым разворотом, занимая выгодную дистанцию для атаки, спикировали на врага. Зенитный огонь еще более усилился, фашисты старались прежде всего сбить самолет ведущего, вокруг которого были сплошные разрывы. И машина капитана Козлова загорелась.

 

Летчики-штурмовики К. И. Коханчик, Е. В. Глушак, Н. И. Толин, М. В. Кондрашев видели, как пылающий Ил-2 командира развернулся в сторону вражеской колонны и на пикировании врезался в нее. Последовал сильный взрыв. Вместе с Ф. А. Козловым погиб и воздушный стрелок сержант Дмитрий Паршиков.

 

«Летающие танки» не только наносили большие потери, но и наводили ужас на гитлеровцев. Немецкий обер-ефрейтор, взятый в плен, говорил: «Особенно велика паника при налетах русских штурмовиков. Сразу теряется всякое управление подразделениями, все мечутся к спешат укрыться в камнях. Солдаты приходят в себя чорез добрую пару часов. Штурмовики удручающе действуют на психику наших солдат».

 

Хотя авиации противника и был нанесен серьезный урон, она все же совершала отдельные налеты на советские войска, пытаясь замедлить темп их наступления. Фашистские истребители нападали также на советские гнмолеты в воздухе. Поэтому требовались немалые усилия по обеспечению прикрытия сухопутных войск и других родов авиации.

 

Сопровождая 20 октября группу самолетов Ил-2 на штурмовку переднего края обороны противника, две эскадрильи 19-го гвардейского истребительного авиаполки, возглавляемые капитанами П. 3. Кочегиным и Г. Ф. Дмитрюком, за линией фронта встретили 11 бомбардировщиков Ю-87 и 12 истребителей Ме-109. Группа Дмитрюка сразу атаковала бомбардировщики. Гвардейцы разбили их строй и стали расстреливать вражеские самолеты. Восьмерка во главе с Кочегиным продолжала сопровождать штурмовиков. И это было разумно, так кик у самой цели на «илов» и прикрывавших их истребителей напали шесть «Мессершмиттов-109». Отбивая их атаки, лейтенант С. Н. Слюнин поджег один фашистский самолет. Штурмовики, выполнив задание, взяли курс на аэродром. Капитан Кочегин приказал паре Слюнина сопровождать штурмовиков, а сам с младшим лейтенантом Р. М. Середой связал боем «мессершмитты», стремясь оттянуть их в сторону. В одной из лобовых атак Кочегин сбил немецкий истребитель. Но вскоре и его подбили. Пришлось прыгать с парашютом.

 

Приземление произошло на территории, занятой противником. Гитлеровцы хотели взять советского летчика о плен. Отстреливаясь из пистолета, Павел Захарович, хотя у него и была повреждена нога при ударе о землю, сумел уйти от погони и спрятаться в канаве с водой, поэтому собака-ищейка не взяла след. Вскоре Кочегина обнаружил живший в этих местах норвежец Бьерне Беддари, который отвел его в домик Сигварта Ларсена. Мужественный норвежец, рискуя жизнью, несколько дней укрывал летчика у себя. Норвежские патриоты очень тепло относились к Кочегину, кормили, оказывали медицинскую помощь. Один из них — Харальд Кнудтцен, понимавший по-русски, заверил летчика: «Вы среди настоящих друзей». Вскоре сюда пришли наступавшие советские войска. Так проявлялась интернациональная дружба.

 

Подвиг норвежских друзей не забыт. 19 января 1966 г. Указом Президиума Верховного Совета СССР Сигварт Ларсен был награжден орденом Красной Звезды, а Бьерне Беддари и Харальд Кнудтцен — медалью «За боевые заслуги».

 

Мужественно сражались в небе Заполярья в октябрьских боях 1944 года летчики истребительных авиационных полков, прибывшие с Ленинградского фронта, — А. Д Билюкин, П. Д. Зюзин, И. С. Леонович, Т. А. Литвиненко, И. Т. Тушев, которым 2 ноября 1944 г. было присвоено звание Героя Советского Союза. Уже после войны это высокое звание присвоено активному участнику боев на Севере генерал-полковнику авиации А. И. Бабаеву.

 

http://avia.lib.ru/

Иноземцев И.Г.

В шаге от Третьей мировой

Как союзники по антигитлеровской коалиции собирались на нас напасть

 

1 июля 1945 года должна была начаться Третья мировая война: США и Англия разработали план нападения на СССР, который не без цинизма назвали операцией «Немыслимое».

 

В самом деле, кто бы мог подумать, что партнеры СССР в войне против Гитлера на самом деле, еще до окончания военных действий против фашистской Германии, уже составляли план внезапной агрессии против нашей страны? Причем напасть на нас в те годы они собирались не один раз.

 

Советское правительство объявило о демобилизации своей армии 23 июня 1945 года. Германия была разгромлена, к чему было продолжать держать под ружьем миллионы солдат? Надо было срочно восстанавливать разрушенные города и народное хозяйство, стране нужны были рабочие руки. Однако 1 июля 47 английских и американских дивизий безо всякого объявления войны должны были нанести сокрушительный удар по нашим войскам в Европе. Одновременно четыре воздушные армии тяжелых бомбардировщиков – огромных «летающих крепостей» — готовились обрушить свой смертоносный груз и превратить в пыль крупнейшие города СССР, как они это проделали с Дрезденом. Удар англо-американцев должны были поддержать 10-12 немецких дивизий, которые «союзники» держали нерасформированными в Шлезвиг-Гольштейне и в Южной Дании, где к войне против СССР их готовили британские инструкторы.

 

 

Планы, как уже установили историки, были следующие: оккупировать те районы внутренней России, лишившись которых страна утратит материальные возможности ведения войны и дальнейшего сопротивления.

А также «нанести такое решающее поражение русским вооруженным силам, которое лишит СССР возможности продолжать войну».

 

Операция «Немыслимое» — сразу два плана, наступательный и оборонительный на случай военного конфликта — была разработана по заданию премьер-министра Уинстона Черчилля. Работа началась, когда еще нацистская Германия не была повержена, и велась Объединенным штабом планирования военного кабинета Великобритании в глубочайшем секрете. Конечная цель состояла в полном разгроме и капитуляции СССР. Закончить войну предполагалось там же, где планировал закончить ее Гитлер по плану «Барбаросса»: на рубеже Архангельск-Сталинград. Документы, относящиеся к этим планам, хранятся в Национальном архиве Великобритании и полному рассекречиванию до сих пор не подлежат.

 

Черчилль уже отдал приказ складировать трофейное немецкое оружие с прицелом на возможное его использование против СССР, размещая, как уже говорилось, сдавшихся в плен солдат и офицеров вермахта в земле Шлезвиг-Гольштейн и в Южной Дании.

 

Готовилось и массированное пропагандистское обеспечение агрессии под красивыми гуманитарными лозунгами борьбы с «тоталитарным режимом» и «освобождения народов СССР от ига диктатуры». То есть, почти то же самое, что много лет спустя делали «демократические государства», когда бомбили Белград, громили Ирак, вторгались в Ливию и вели войну в Афганистане, а сегодня готовятся к операциям против Сирии и Ирана.

 

Однако за день до планируемого начала войны части Советской армии неожиданно изменили свою дислокацию. Это было гирей, перевесившей чашу весов истории: приказ о вторжении отдан не был.

 

Кроме того, как отмечают историки, решающую роль в изменении планов «союзников» о вероломном нападении сыграл успешный штурм Берлина советскими войсками. И западные военные эксперты убедили политиков, что война с таким противником будет очень трудным делом.

Это, кстати, наносит сокрушительный удар по измышлениям либеральных «экспертов», которые утверждают, что штурм будто был «не нужен», окруженный со всех сторон Берлин «сам бы капитулировал».

 

А угроза внезапного нападения была вполне реальной. Военно-морские силы Великобритании и США, например, тогда имели абсолютное превосходство над ВМФ СССР: по миноносцам в 19 раз, по линкорам и большим крейсерам — в 9 раз, по подводным лодкам — в 2 раза. У них было свыше сотни авианесущих кораблей разных классов, в то время как у нашей страны — ни одного авианосца. Советские сухопутные войска были измучены войной, техника изношена, а у американцев уже готова атомная бомба, которую они вскоре сбросили на японские города. Была и еще одна важная причина, по которой коварный удар по СССР был отложен. США нужно было, чтобы СССР сокрушил Квантунскую армию на Дальнем Востоке, самим одолеть японцев им было не под силу.

 

С 1945 года по начало 1960-х США разработали в общей сложности около 10 планов нападения на СССР.

Так, например, согласно плану «Даблстар» предусматривалось сбросить на города СССР 120 атомных бомб, после чего, как рассчитывал агрессор, СССР пойдет на капитуляцию, а оккупационным войскам в течение 5-8 лет придется устанавливать новую власть. Согласно плану «Дропшот», планировалось сбросить уже 300 атомных бомб на 200 городов СССР в течение месяца. А если СССР не сдастся, сбросить 250 тысяч тонн обычных бомб, что должно было привести к уничтожению 85 процентов советской промышленности. Одновременно с бомбардировками должны были занять исходные позиции для наступления наземные силы в количестве 164 дивизий НАТО, из которых 69 дивизий были американскими.

 

После оккупации территорию нашей страны планировалось разделить сначала на оккупационные зоны, а потом раздробить на более чем 20 государств, в том числе на «Северную Россию», поволжское татаро-финно-угорское образование «Идель-Урал», республику «Казакию» и так далее. Дальний Восток должен был попасть под протекторат США. О плане «Дропшот» было написано много, но многое из истории уже стало забываться…

 

О другой попытке напасть на СССР и реальном плане американцев на этот счет — о котором сегодня не так часто вспоминают — поведал недавно мне в Санкт-Петербурге Михаил Васильевич Березкин. Ветеран Великой Отечественной войны, он больше был известен под фамилией прикрытия — генерал-майор Быстров. Он многие годы готовил зарубежную агентуру, воевал, работал разведчиком-нелегалом. Березкин считает, что в 1956 году именно он предотвратил Третью мировую войну.

 

 

Михаил Васильевич – ему уже 90 лет — иногда надевает парадный генеральский китель с полным комплектом орденов. Среди них – четыре ордена Красной звезды. Но рассказывать о своих подвигах генерал не любит — сказываются укоренившаяся привычка разведчика к секретности и его природная скромность.

А рассказать ему есть о чем. В разведку его взяли сразу после окончания артиллерийского училища, он прошел всю войну, лично общался с маршалом Константином Рокоссовским, а потом воевал на «невидимом фронте» еще много лет. Но главным в своей биографии разведчика Березкин считает две операции «политического уровня», о которых он и поведал мне во время нашей встречи.

 

Когда в 1956 году в Венгрии начался мятеж, Березкин под фамилией Быстров служил в Германии на должности помощника коменданта Лейпцига. Но это было прикрытие, на самом деле он возглавлял разведпункт №4 Главного разведывательного управления и вел разведку в отношении американских войск в западной зоне Германии, а комендант Лейпцига был у него в подчинении.

 

— Мы тогда знали, — вспоминает Березкин, — что американцы собираются вмешаться в венгерские события и готовят удар по нашим войскам. Это должна была сделать расквартированная в Германии седьмая полевая армия США в составе 5 и 7 корпусов, бронетанковые войска и авиация. Всего – около 100 тысяч солдат и офицеров. Но откуда они ударят? Из района Айзенах на севере, или с юга – с хофского направления?

 

Тут вызывает меня главнокомандующий Группой советских войск в Германии Андрей Гречко и говорит:

 

— Американцы готовят удар, и если ты разгадаешь, где они собираются его нанести, то сделаешь великое дело. А не сделаешь – станешь подполковником! Даю тебе несколько дней…

 

А мне совсем недавно полковника присвоили. Но за звание я не беспокоился, понимал главное: если американцы ударят, начнется большая война. И вот начались для меня горячие дни. На наших нелегалов в американской зоне надежда была слабая. Передатчиков у них не имелось (это только в кино показывают, что повсюду у нас радисты), резидент в Мюнхене сидел, пока сообщит — поздно будет! А потому главную надежду возлагали на агентов-«маршрутников». Так мы называли тех, кого посылали на задание в тыл к противнику на короткое время. Выполнил и — назад! Тогда я послал человек 25. Работали день и ночь. И установили, что американцы готовят удар из района Айзенах. Об этом я по ВЧ лично Гречко докладывал. Тут звонит мне Иван Якубовский, командующий нашей танковой армией, и спрашивает:

 

— Куда идти? Откуда американцы ударят?

 

Я отвечаю: «Из Айзенаха!»

 

А Якубовский горячий, решительный был командир. Если бы американцы двинули свои войска, он бы им врезал! А это уж точно – большая война! Напряжение было страшное…

 

Но вскоре наш МИД сделал заявление, разоблачил планы американцев, и они отказались от удара, поняли, что мы их достойно встретим.

Думаю, что тогда мои действия предотвратили возможный конфликт, и, вероятно, Третью мировую войну.

 

Потом вызывает меня Якубовский. Говорит: «Хочу посмотреть, что ты за человек! Ведь такое большое дело сделал!» А когда меня увидел, то сильно разочаровался: «Так ты совсем простой парень!». А я и действительно был тогда молодой, да и ростом не вышел. А Якубовский был огромный, под два метра ростом!

 

Потом меня лично Гречко поздравил. «Товарищ Березкин, -говорит, — вы сделали великое дело и заслуживаете высокой награды!» И… подарил мне охотничье ружье «Зауэр».

 

Много тогда у нас было разных дел, продолжает вспоминать Михаил Васильевич. Украли у американцев новейший автомат, противогаз последней модели. Но это все так – мелочи разведки. Но вот однажды собрал А. Гречко совещание разведчиков и говорит:

 

— Ну, как вы работаете? Вы должны документы добывать! Достаньте мне документы о войсках США!

 

Стали думать, как это сделать. В районе Штутгарта в местечке Вайхинген квартировал штаб 7-й полевой армии США. Стали искать к нему подход. И нашли! Через нашего агента, немца по фамилии Клем. Он и сообщил, что американцы периодически отправляют большие партии документов на уничтожение. Мы решили их подменить. В пути, когда документы везли на уничтожение, заменяли их макулатурой. Эту макулатуру и везли потом сжигать, а настоящие документы отправлялись в наш штаб.

 

Так мы тонны ценнейших американских документов похитили. Тонны! Там были не только данные по войскам, но и чертежи нового секретного оружия и много еще чего…

Для операции потребовалось много денег – подкупить кого надо, машину приобрести, да и на другие цели, но мне их дали. Лично Гречко дал. Думаю, что это была самая крупная операции по похищению секретных документов в истории разведки. Чтобы не провалиться, мы мешки с документами перегружали сами, пришлось мне тогда грузчиком поработать…

 

— Так что же, Михаил Васильевич, в жизни главное? И что главное в разведке?

 

— Патриотизм! – ни минуты не раздумывая, ответил разведчик. – Меня так родители воспитали. Когда мне вручали один из орденов в Кремле, то я там так и сказал: «Мы – патриоты своей страны!». Я всю жизнь провел в разведке – 70 лет! Ничего другого у меня не было. Патриотизм и разведка – вот что для меня главное…

 

 Автор Владимир Малышев

 

Интересные факты об авиации

Каким образом крокодил стал причиной авиакатастрофы?

 

В 2010 в Демократической Республике Конго разбился самолёт Let L-410 чешского производства, 20 человек погибли. Единственный оставшийся в живых человек рассказал причину катастрофы: один из пассажиров решил провезти в большой сумке крокодила, который выбрался из неё вскоре после взлёта. Все пассажиры вместе со стюардессой в панике устремились по направлению к кабине пилота, в результате чего самолёт потерял баланс и рухнул на землю. Виновнику аварии крокодилу удалось выжить.

 

Источник: www.telegraph.co.uk

 

 

Каким образом английские лётчики заставляли падать ракеты Фау-1 в нужном им месте?

 

Когда немцы стали массово атаковать Англию крылатыми ракетами Фау-1, британская авиация пыталась активно противодействовать новому оружию. Немало ракет было сбито выстрелами истребителей, но некоторые лётчики применяли альтернативный метод, которому дали название «coup de wing». Пилот подлетал вплотную к летящей ракете и помещал крыло своего самолёта под короткое крыло Фау-1 и ловким движением переворачивал ракету, отчего та теряла стабильность полёта и падала вниз. Этот манёвр совершали над морем или безлюдной местностью, таким образом, взрыв ракеты не причинял никакого вреда.

 

Почему пилоты на заре развития авиации массово носили шёлковые шарфы?

 

На заре развития авиации у пилотов не было множества приборов для отслеживания врагов, поэтому им постоянно приходилось крутить головами, высматривая самолёты противника. Чтобы шея не натиралась о воротник, в обмундирование лётчиков были введены шёлковые шарфы. Многие лётчики носят шарфы и по сей день, хотя функционального назначения они теперь не имеют.

 

Какой слоган был разыгран между двумя компаниями в бою армрестлинга?

 

В 1992 году американская авиакомпания Southwest Airlines начала использовать слоган «Plane Smart» («Летайте с умом»). Сервисная фирма Stevens Aviation, которая задолго до этого применяла девиз «Just Plane Smart», пригрозила засудить перевозчика. Однако вместо суда руководители компаний приняли решение пойти на спортивную арену и решить спор в бою армрестлинга. Выиграв матч, директор Stevens Aviation тут же разрешил использование слогана сопернику, и таким образом обе организации повысили свою репутацию.

 

Где и когда пилот успешно приземлил сцепку из двух самолётов?

 

В 1940 году в небе над Австралией столкнулись два патрульных самолёта Avro Anson. Авария не привела к взрыву — самолёты просто сцепились друг с другом. Пилот и двое штурманов нижнего Ансона сразу выпрыгнули с парашютами, однако пилот верхнего Леонард Фуллер обнаружил, что по-прежнему может управлять машиной даже с таким балластом, тем более что двигатель нижнего самолёта продолжал работать. В результате пилот совершил успешную аварийную посадку в поле, причём оба Ансона впоследствии были отремонтированы и вернулись на вооружение.

 

Какая компания и для чего постоянно держит в воздухе несколько пустых самолётов?

 

Грузовая компания FedEx Express оперирует самым большим в мире парком грузовых самолётов — на сегодняшний день их более 650. Чтобы оперативно реагировать на возникающие сверхнормативные потребности в транспортировке, FedEx постоянно держит в воздухе несколько пустых самолётов.

 

Какой бельгиец в 1989 году был убит советским истребителем?

 

4 июля 1989 года 19-летний бельгиец Вим Деларе погиб после того, как на его ферму посреди белого дня упал советский истребитель. МиГ-23 взлетел с аэродрома в Польше, вскоре на борту произошла внештатная ситуация, которую лётчик воспринял как отключение двигателя и катапультировался. Сразу после этого двигатель снова начал набирать обороты, самолёт прекратил снижение, улетев в сторону ГДР и упав только в Бельгии из-за того, что закончилось топливо.

 

Где находится первый на Земле межгалактический космодром?

 

В 1994 году появилась новость, что Юпитер может столкнуться с кометой и подвергнуться бомбардировке метеоров. В связи с этим городской совет небольшого американского городка Грин-Ривер в штате Вайоминг объявил частную взлётно-посадочную полосу около города Межгалактическим Космодромом, пригласив приземляться сюда беженцев с Юпитера. До настоящего времени ни один космический корабль не воспользовался этим космопортом.

 

Для какой практической цели многие пираты надевали повязку на глаз?

 

Существует версия, что пираты и другие моряки надевали повязку на глаз из чисто практических соображений. Дело в том, что в трюме корабля очень темно, и при спуске туда с палубы глазам человека требуется несколько минут для адаптации. А если моряк носил повязку, он мог снять её в трюме и сразу хорошо видеть одним глазом — это сильно повышало эффективность его работы в опасные моменты, особенно в сражениях. Хотя подтверждающих её исторических сведений не существует, версия выглядит правдоподобной и была проверена тестами в наше время. Задокументировано аналогичное использование повязки пилотами на заре развития аэропланов, когда они пролетали над ярко освещёнными городами: одним глазом они могли смотреть наружу, а другим, освобождаемым из-под повязки, на карты и приборы в тусклой кабине.

 

На каких самолётах и для чего устанавливали перископ?

 

Советский сверхзвуковой бомбардировщик Т-4 разрабатывался как эффективное оружие против американских авианосцев. При полёте на высоте до 24 км он мог развивать скорость 3000 км/ч, чтобы радиолокационные станции противника не успевали навести на самолёт зенитную ракету. Такие технические требования потребовали от конструкторов нескольких неординарных решений, среди которых — отклоняемая носовая часть. На предельных высотах и скоростях носовая часть поднималась для уменьшения сопротивления, и пилот мог управлять самолётом только по приборам, но при взлёте и посадке нос отклонялся и предоставлял обзор. А на случай аварийного отказа носовой части Т-4 был снабжён выдвигающимся вверх над кабиной пилота перископом.

 

Кто и когда разрабатывал и строил летающую подводную лодку?

 

В 1930-х в Советском Союзе существовал проект создания летающей подводной лодки, который не был завершён. Американцы в 1960-х годах продвинулись дальше: был построен реально работающий самолёт, способный сначала сесть на воду, а затем погрузиться в неё. Скорость его полёта в воздухе составляла 130 км/ч, скорость хода под водой — 8 узлов. Правда, в конструкции не была предусмотрена возможность снова взлетать из подводного положения. По задумке военных, такие аппараты могли пригодиться в ходе возможной войны против СССР, неожиданно атакуя корабли в акваториях Чёрного, Азовского и Каспийского морей.

 

Когда и кем применялись подводные и воздушные авианосцы?

 

Авианосцы — это не только надводные морские суда. Существовали проекты авианосцев-субмарин, особенно преуспели в их создании японцы во время Второй Мировой войны. В ангаре подводной лодки размещалось несколько гидросамолётов, взлёт происходил из надводного положения судна. Именно с одной из таких субмарин японские самолёты произвели единственную за время войны бомбардировку континентальной части США. Другой необычный тип — это воздушный авианосец, то есть самолёт, несущий другие самолёты. Они использовались в Первой Мировой войне немцами, во Второй Мировой — советскими и японскими войсками (у последних несомые самолёты доставляли к цели камикадзе). Воздушные авианосцы утратили актуальность по мере развития самолётов-дозаправщиков.

 

Где расположен аэропорт с песчаными взлётно-посадочными полосами?

 

На острове Барра, входящем в территорию Шотландии, расположен уникальный аэропорт с песчаными взлётно-посадочными полосами на берегу моря. Он может принимать только особые самолёты с укороченным путём взлёта и посадки, такие как Twin Otter, причём не всё время, так как во время прилива взлётно-посадочные полосы полностью скрываются под водой.

 

Где и когда спроектировали и провели испытания летающего танка?

 

В годы Второй Мировой войны в СССР велась работа над созданием летательного аппарата на базе танка А-40. В ходе лётных испытаний танкопланер буксировался самолётом ТБ-3 и смог подняться на высоту 40 метров. Предполагалось, что после отцепления буксировочного троса танк должен самостоятельно планировать в нужную точку, сбрасывать крылья и сразу вступать в бой. Проект закрыли из-за отсутствия более мощных буксировщиков, которые были необходимы для решения более важных задач.

 

 

Источник: ru.wikipedia.org

 

Самолёт Калинин К-5

Наиболее массовый пассажирский самолет довоенного периода. Использовался во время войны для перевозки военного персонала и грузов. В начале 30 годов одним из наиболее популярных пассажирских самолетов в нашей стране был К-5, сконструированный в 1929 году коллективом, возглавляемым К. А. Калининым. По схеме и конструкции самолет К-5 являлся дальнейшим развитием самолетов К-1, К-З, К-4, но его геометрические размеры и масса значительно увеличились.

 

По схеме К-5 — подкосный высокоплан с крылом и оперением эллиптической формы в плане. Конструкция — смешанная. Каркас фюзеляжа и хвостовое оперение — сварные, из стальных труб, каркас крыла (площадь 66 кв. м) — деревянный. Обшивка везде полотняная. Полетная центровка полностью загруженного самолета К-5 была задней. Балансировка самолета в полете с различными вариантами загрузки обеспечивалась изменением угла установки управляемого стабилизатора от +4° до -10°. В фюзеляже К-5 оборудовались последовательно двухместная закрытая кабина экипажа с двойным управлением, пассажирская кабина, туалетное и багажное помещения.

 

Вход в кабину экипажа осуществлялся через дверь в передней стенке пассажирской кабины. Комфортабельные пассажирские кресла размещались у бортов фюзеляжа, между ними по всей длине кабины имелся свободный центральный проход. Через широкие окна кабины, стекла которых разрешалось опускать во время полета, пассажиры имели хороший обзор земной поверхности, что в те годы, учитывая небольшую высоту полета, считалось немаловажным фактором. Кроме входной двери на левом борту фюзеляжа в передней части пассажирской кабины на правом борту имелась аварийная дверь. Во время полета обеспечивались вентиляция или отопление, а в случае необходимости и освещение пассажирской кабины.

 

Первый полет опытного самолета К-5 под управлением летчика М. А. Снегирева состоялся в конце октября 1929 г. Летные испытания показали, что создан пассажирский самолет по пассажировместимости, летным и эксплуатационным качествам не уступающий зарубежным аналогам. К-5 был запущен в серийное производство с отечественным высотным двигателем воздушного охлаждения М-15 номинальной мощности 450 л. с., разработанный под руководством А. А. Бессонова. Оснащенные этим двигателем серийные самолеты К-5 с полетной массой до 3750 кг имели крейсерскую скорость 155-160 км/ч и расход горючего до 100 кг/ч.

 

Высоту 1000 м самолет набирал за 6,5 мин, а его практический потолок был равен 4270 м,, что позволило линейным самолетам К-5 с пассажирами на борту летать из Тбилиси в Пятигорск через Главный Кавказский хребет, т. е. сократить протяженность существовавшей тогда воздушной линии Тбилиси-Москва через Баку почти на 1100 км. В установившемся горизонтальном полете самолет был устойчив и приятен в пилотировании. Сбалансированный отклонением стабилизатора, он продолжал устойчивый полет и с брошенным управлением. При взлете К-5 отрывался от земли на скорости всего 65-70 км/ч, но после отрыва предписывалось разогнать самолет у земли до скорости 100-110 км/ч прежде чем переходить к набору высоты.

 

Посадка выполнялась легко. На планировании самолет имел аэродинамическое качество около 10-11, и по оценке летчиков был очень «летуч», в связи с чем при превышении скорости при посадке он долго не касался земли, и посадочная дистанция при этом увеличивалась почти вдвое. Длина пробега после посадки не превышала 200 м. Отрицательной особенностью К-5 была склонность к самопроизвольным разворотам на пробеге, особенно в штиль, что часто приводило к поломке шасси. Регулярная эксплуатация первых серийных самолетов К-5 с двигателями М-15 была начата в конце 1930 г. Первоначально она осложнялась частыми отказами двигателей М-15. Совместными усилиями коллективов завода имени М. В. Фрунзе, конструкторского бюро К. А. Калинина и эксплуатирующих подразделений недостатки двигателя М-15 удалось быстро устранить, а уже с 1931 г. на самолетах К-5 стали устанавливать более надежные двигатели М-15 с ресурсом, доведенным до 100 ч.

 

Самолеты К-5 с двигателями М-15 и М-22 стали основой самолетного парка советской гражданской авиации середины 30-х годов. Двигатель М-22 недолго строился серийно. Сменивший его в производстве двигатель М-25 имел уже значительно большую номинальную мощность, и в 1934 г. было принято решение устанавливать на серийные самолеты К-5 двигатель жидкостного охлаждения М-17ф, широко использовавшийся в те годы на советских военных самолетах различных типов. Применение более тяжелого по сравнению с М-15 и М-22 (примерно на 160 кг без учета массы системы охлаждения) двигателя М-17ф привело к заметному уменьшению массы полезной нагрузки самолетов К-5, и в связи с этим в эксплуатации приходилось или снижать дальность полета с полным числом пассажиров или уменьшать число их.

 

Скоростные данные самолетов К-5 с М-17ф остались практически такими же как с двигателями М-22. Всего было построено 250 самолета К-5 с двигателями различных типов. Они являлись наиболее массовыми советскими пассажирскими самолетами 30-х годов и вплоть до 1940 г. обслуживали такие, например, важнейшие магистральные воздушные линии, как Москва — Ленинград, Москва-Свердловск.