Для всех, кто любит авиацию, открыт в любое время запасной аэродром!

Готовы к наступлению

Киев планирует «освободить» Донбасс

В Киеве выразили готовность к силовому «освобождению» Донбасса
Украинская армия должна быть готова к «освобождению» Донбасса посредством активного военного наступления, заявил замглавы СНБО Украины Сергей Кривонос. По его словам, для этого Киеву необходима поддержка иностранных государств. Он добавил, что в Донбассе должен реализовываться «хорватский сценарий».
Вооруженные силы Украины должны быть готовы к силовому решению «проблемы» самопровозглашенных Донецкой и Луганской народных республик, но для этого Киеву необходима поддержка иностранных государств, заявил заместитель секретаря Совета национальной безопасности и обороны Украины Сергей Кривонос.
По его словам, «освобождение» Донбасса посредством военных действий должно начаться после соответствующего решения политического руководства Украины при помощи лидеров других стран.
«Если бы не было поддержки Хорватии со стороны стран НАТО, то не было бы и хорватского сценария. Мы не захватываем чужие земли, мы освобождаем свои земли», — сказал силовик.
Он добавил, что наступательные действия украинской армии должны сопровождаться усилением санкционного давления на Россию, и вообще — международной поддержкой Украины.
«Тогда за счет ужесточения санкций и ослабления России, мы должны понимать, что у нас есть возможность освободить свои территории силовым путем. В случае, если Россия ничего не будет делать, чтобы поддержать подразделения сепаратистов», — сказал украинский правоохранитель.
Ранее украинский замминистра по вопросам временно оккупированных территорий и внутренне перемещенных лиц Юрий Грымчак выступил за «введение миротворцев и международной администрации», после чего должна быть осуществлена, по его представлениям, передача этих территорий под контроль Украины.
Замминистра считает такой вариант оптимальным и называет его «хорватским» по аналогии с Восточной Славонией (сербской территорией в Хорватии) в период войны на Балканах, куда также были введены миротворцы на фоне вывода иностранных войск.
«Если на оккупированную территорию будут заходить миротворцы, они зайдут на всю территорию. И, прежде всего, выйдут на российско-украинскую границу — для того, чтобы предотвратить перемещение вооружения, наемников, военнослужащих РФ и тому подобное», — сказал он.
«Насколько мне известно, на сегодня около 40 стран уже готовы отправить воинский контингент в зону конфликта. То есть, это один из реальных планов выхода из ситуации», — подчеркнул Грымчак.
Он также сказал о необходимости вывести с территории Донбасса российские войска, которые якобы там находятся с 2014 года, противодействуя силам ВСУ.
Позже украинский посол в Боснии и Герцеговине Александр Левченко также призвал киевские власти применить «хорватский сценарий» в отношении Донбасса. Для этого он предложил ввести на юго-восточную территорию страны представителей иностранных вооруженных формирований.
«Наверное, для Украины более правильный «хорватский сценарий», то есть сценарий привлечения миротворцев, который позволит решить вопрос проведения выборов на временно оккупированной территории», — сказал Левченко.
Дипломат объяснил свой выбор тем, что, по его мнению, хорваты похожи по менталитету на украинцев, так как пришли на Балканы «с верхнего течения Днестра», где сейчас располагаются некоторые украинские области.
В ДНР же считают, что «хорватский сценарий» для решения конфликта не поможет. Об этом заявил старший лейтенант народной милиции республики, лидер движения «Новые скифы Новороссии» Александр Матюшин (позывной «Варяг»).
«Молодые республики Новороссии вполне может устроить (а в дальнейшем и спасти от украинской агрессии) только один вид миротворческих сил — это российские войска или войска ОДКБ. Нас спасет не «хорватский», а «осетинский сценарий», — уверен представитель ДНР.
Также Матюшин отметил, что так исторически сложилось, что в Донбассе иностранных «миротворцев», которых приглашают на юго-восток страны, уничтожают и оказывают им яростное сопротивление.
«Так было в 1918 году, так было во времена ВОВ, так будет и сейчас. Если нога иностранного солдата встанет на священную землю Донбасса, будь то миротворец или оккупант, он будет уничтожен. Народ Донбасса разницы не видит», — добавил военный.
Политические подходы нынешнего главы Украины и его предшественника Петра Порошенко относительно ситуации в Донбассе различны, обратил внимание в прошлом месяце пресс-секретарь российского президента Дмитрий Песков.
«Не дело Москвы каким-то образом разницу констатировать, хотя, безусловно, разница в подходах есть. Один президент начинал войну, новый президент — собственно, краеугольным камнем его предвыборных обещаний было завершение войны», — сказал представитель Кремля, выразив надежду, что его обещания будут реализованы и «Киев пройдет свою большую часть пути в плане реализации минских договоренностей».
По словам Пескова, главное — выполнение украинскими властями взятых на себя обязательств по реализации «всего комплекса мер».

Рафаэль Фахрутдинов
https://www.gazeta.ru/army/

«Будет бойня»: легализация ЧВК на Украине на фоне дезертирства из ВСУ может привести к обострению в Донбассе

Эксперты рассказали, как Киев, обойдя минские соглашения, может развязать новый виток конфликта в Донбассе.
Военкор Семен Пегов в студии «Открытого эфира» представил свой материал о том, что из ВСУ дезертировали более семи тысяч человек. Кроме того, в подразделениях Нацгвардии Украины, задействованных в конфликте в Донбассе, ситуация складывается таким же образом.
«Общее число тех, кто бросил оружие, на Украине превышает десять тысяч человек. Этот факт, пожалуй, лучше всего иллюстрирует истинную заинтересованность обычных жителей Украины в конфликте на юго-востоке», — заявляет журналист.
Украина создаст Министерство по реинтеграции Донбасса
На смену же официальным вооруженным силам Украины в Донбасс приходят так называемые ЧВК, деятельность которых в Киеве предлагают легализовать, отмечает Пегов.
По мнению военного публициста Юрия Кнутова, именно в появлении частных военных компаний и заключается «план Б» для Украины.
«Если Донбасс захватывает ВСУ — это нарушение нормандских соглашений. А захватывают ЧВК — гражданская война, они поднялись, мы их остановить не можем. И вроде бы и минские соглашения соблюдаются якобы, и в тоже время будет бойня», — объяснил Кнутов.
Напомним, накануне замсекретаря Совета национальной безопасности и обороны Украины генерал-майор Сергей Кривонос предложил создать в стране частные военные компании. По мнению Кривоноса, ЧВК выполняет роль громоотвода, который позволяет фронтовикам реализоваться в том, что они умеют делать.

https://news.rambler.ru/ukraine/

«Город сдадут за два часа»

Доброволец раскрыл, чего ждут военные, чтобы взять Мариуполь
Эксклюзив Новостного агентства «Харьков»

Настрой у военных Донбасса боевой. Ополченцы только ждут приказа, чтобы окончательно освободить территории ЛДНР. Доброволец из Дагестана Муса Умаханов (позывной Сокол) оценил перспективы армии ДНР взять Мариуполь, а также другие населенные пункты, находящиеся под контролем Украины.
На днях киевский политолог Сергей Таран заявил, что катастрофа украинского авиалайнера показала полную неподготовленность власти к любым вызовам. Если вдруг «пророссийские силы надумают возобновить наступление» на Мариуполь, то это произойдет именно тогда, когда президент Украины посетит с официальным визитом какой-то Барбадос, из которого его на Украине будут ждать несколько суток. Руководители спецслужб в это время будут находиться где-то в Куршевеле, а дипломаты просто молчать.
Напомним, что когда произошла трагедия в Иране, высшее руководство Украины отдыхало на заграничных курортах. В стране не осталось никого из главных чиновников, кто мог бы принимать серьезные решения: Зеленский отдыхал в Омане, а министры — кто в Италии, кто во Франции. Предположим: если бы в этот день ЛДНР вдруг решили взять Мариуполь, а то и весь Юго-Восток с Харьковом и Одессой, президент вернулся бы в несуществующую страну. Или как минимум сокращенную еще на десяток областей.

Такое поведение властей Украины показывает, что, если завтра, допустим, армия ДНР начнет наступление на Мариуполь, город сдадут за нескольких часов. Ситуация показала, что Украина может быть открыта и беззащитна в случае опасности.
Новостное агентство «Харьков» решило поинтересоваться у добровольца Донбасса из Дагестана Мусы Умаханова (позывной Сокол), есть ли на сегодняшний день у ополчения силы, чтобы взять под свой контроль Мариуполь и другие населенные пункты Донбасса, которые находятся в оккупации украинского режима.
По словам добровольца, военные ДНР полностью готовы к бою, они только ждут приказа. Но приказа нет, так как в республиках все еще надеются на выполнение Украиной Минских соглашений, хотя давно понятно, что она не в состоянии их имплементировать:
«Если поступит приказ, то да. Но пока такого приказа и разговоров о взятии Мариуполя и других городов, а также выходе на границы Донецкой и Луганской областей нет. У армий ЛДНР есть силы, возможности и подготовленные бойцы, которые смогут освободить свои территории в случае приказа».

Вооруженные силы Украины сегодня слабы, считает Муса Умаханов, люди массово бегут оттуда: «Украинская армия сегодня на нуле, там полный разлад. Бойцы ВСУ просто бегут из Донбасса. Чего не скажешь о наемниках — они достаточно подготовлены».
А вот у военных Донбасса боевой дух. Все ждут приказа освободить территории Донбасса: «Люди, наши военные, очень устали вести окопную войну. Все ждут приказа о взятии городов, принадлежащих Донецкой и Луганской народным республикам».
Также Сокол прокомментировал планируемую военную помощь Украине от США в 2020 году. Напомним, посол Украины в США Владимир Ельченко раскрыл ее объемы: 698 миллионов долларов, которые начнут поступать уже в феврале. Он уточнил, что 250 миллионов долларов из этой суммы предоставит Пентагон, 448 миллионов выделит Государственный департамент США (из них 115 миллионов пойдут на безопасность). 50 миллионов будут выделены Украине только при соблюдении определенных условий.
На вопрос, пойдут ли эти деньги в зону ООС либо будут разворованы, как происходило раньше, Муса заметил: если США выделят военную технику и оружие, тогда, возможно, что-то попадет в Донбасс, в какую-то военную структуру, а если это будет просто финансовая помощь, то большая часть будет распределена по карманам в Киеве.
«Как это было и до этого. Небольшая часть поступит в ВСУ, для отписки. А большая часть средств будет распределена по чиновникам у власти. Политика Украины устроена таким образом, что власти просто наплевать на собственную армию и солдат», — констатировал Муса.

Евгения Александрова, специально для Новостного агентства «Харьков»

15.01.2020

https://nahnews.org/

Донбасс — 2020

Конец 2019-го был ознаменован очередной волной пессимистичных высказываний отечественных ура-паникёров (при этом почти все они считают себя исключительно патриотами) о том, что Россия «на этот раз совершенно точно сливает Донбасс», «ДНР и ЛНР хотят обратно засунуть в состав Украины», «Москва прогнулась под давлением Запада и санкций», «контракт по газу с Киевом — это предательство Русского мира». Поводом для этих панических атак, конечно же, послужила встреча в нормандском формате, которая прошла в первой половине декабря.

Однако, на мой взгляд, главный недостаток ура-паникёров заключается в том, что они считывают исключительно поверхностный слой информации, приходящей к ним из новостей, и всячески отказываются анализировать комплекс фактов вместо одного отдельно взятого заголовка. Ведь на самом деле, если рассмотреть события, скажем так, задокументированные (и это принципиально) в Донбассе в завершившемся году, то прогнозы о дальнейшей судьбе молодых республик выглядят более чем обнадёживающими.

Я убеждён, что курс, взятый Донецком и Луганском в 2014-м, на полное отделение от Украины не просто будет продолжен — в 2020 году, на мой взгляд, с ещё большей интенсивностью развернутся процессы по укреплению суверенитета (независимости от Киева) донбасских республик и интеграции их экономик в экономику дружественной России. Это же касается и социально-культурных процессов, которые за пять лет войны и так достаточно плотно переплелись.
Чтобы не быть голословным, я приведу несколько факторов, которые позволяют делать такие выводы. Ну, во-первых, жители ДНР и ЛНР наконец-то начали получать российские паспорта. Да, на отдельных этапах процедура, может быть, чересчур бюрократизирована, и сейчас нельзя похвастаться какими-то сногсшибательными цифрами. Но при этом нужно понимать, что получение гражданства — в принципе не самая простая юридическая процедура, и главное, что процесс запущен и теперь уже ничто и никто (повторюсь — ничто и никто!) его не остановит.
Во-вторых, важно отметить, что накануне нормандской встречи Народный совет ДНР принял важное и опять-таки принципиальное для тех, кто находится на фронте, решение. А именно — был принят закон о государственной границе республики, согласно которому она совпадает с границей всей бывшей Донецкой области.
Для официального Киева, и президента Зеленского в частности, на мой взгляд, это шах и мат по донбасскому вопросу.

Да, республики сейчас, конечно же, не станут организовывать масштабное наступление: это противоречит минским протоколам, под которыми ДНР и ЛНР подписались и, в отличие от Украины, следуют своим международным обязательствам педантично и последовательно. Однако если Киев пойдёт на окончательный и бесповоротный срыв «Минска-2» (а предпосылки к этому имеются), то Донецк совершенно справедливо может воспользоваться правом вернуть территории, которые ему принадлежат согласно собственной Конституции и закону о госгранице.
Мало того, в финале же 2019-го власти ДНР пообещали окончательно урегулировать статус военнослужащих — бойцов Народной милиции. Вопрос был поднят на прямой линии главы республики, а затем более чётко поставлен комбатом легендарного подразделения «Спарта» Владимиром Жогой на награждении командиров. В ответ военным пообещали в самые сжатые сроки подготовить списки подразделений и военнослужащих, которых обеспечат специальным статусом участников боевых действий, дающим военным, помимо собственно юридических гарантий, и определённые социальные льготы. Все соответствующие процедуры планируется завершить в ближайшие два-три месяца.

Для тех, кто считает, что всё это мелочи, поясню. Если рассмотреть ряд этих законодательных инициатив в комплексе (ах, да, забыл ещё упомянуть, что Народный совет ДНР получил задание подготовить закон о статусе русского языка как единственного государственного), то несложно понять, что взаимодействие с властями Украины никогда не будет разворачиваться на выгодных для Киева условиях. Фактически, чтобы приступить к диалогу с республиками, новым украинским властям необходимо смириться с их независимостью и, соответственно, с теми юридическими нормами, которыми они наполнили свой суверенитет.
В этой связи правильнее будет сказать, что в грядущем году не «Россия сольёт Донбасс», а «Донбасс окончательно сольёт Украину». По крайней мере, ту Украину, которую мы с вами видим сегодня: с разгулявшимися и мало подконтрольными президенту националистами и, собственно, самим президентом-комиком, неспособным выполнять в полной мере взятые на себя обязательства.

По поводу возможности адекватного диалога, собственно, с самим Зеленским — тут тоже перспектив мало. Помимо того, что помощник президента России Владислав Сурков заявил, что не видит серьёзной разницы между Порошенко и Зеленским, так ещё глава ДНР на прямой линии озвучил статистику, согласно которой обстрелы республики за время нахождения у власти президента-комика превосходят показатели последних месяцев правления «шоколадного короля». Намёк, в общем-то, понятен. Ни в какую Украину Донбасс не собирается и в 2020-м продолжит работать над укреплением собственного суверенитета и отношений с Россией.

Семён Пегов
Военкор, писатель, автор проекта WarGonzo

https://russian.rt.com/

Санкции и до 100 млрд рублей: чем может обернуться выдача российских паспортов в ДНР и ЛНР

Владимир Путин разрешил жителям самопровозглашенных ДНР и ЛНР получать российские паспорта по упрощенной схеме. Во что это может стать российскому бюджету и как это скажется на демографии?
В среду, 24 апреля, президент Владимир Путин подписал указ, согласно которому «лица, постоянно проживающие на территориях отдельных районов Донецкой и Луганской областей Украины» (то есть в самопровозглашенных ДНР и ЛНР) смогут получать российское гражданство в упрощенном режиме. В рамках упрощенной процедуры жители востока Украины могут получить гражданство России, не сдавая экзамен по языку и не живя в России пять лет — решение о выдаче паспорта должно быть принято не позднее чем через три месяца после подачи заявления. От украинского паспорта при этом отказываться не обязательно.
«У нас нет никакого желания создавать проблемы новой украинской власти. Но терпеть ситуацию, при которой люди, проживающие на территории Донецкой и Луганской республики, вообще лишены каких бы то ни было гражданских прав, — это переходит всякие границы с точки зрения прав человека», — объяснил Владимир Путин.
Какие политические и экономические последствия будет иметь получение гражданами ЛНР и ДНР российских паспортов?
Жесткая риторика
Решение Москвы упростить процедуру получения российского гражданства сразу встретила жесткую реакцию в Киеве — его раскритиковали как действующий президент Петр Порошенко (заявил о «торпедировании» мирного процесса в Донбассе и переходе российской стороной «красных линий»), так и штаб избранного главы государства, Владимира Зеленского. На странице штаба в Facebook подчеркивается, что теперь Россия признала свою ответственность в качестве государства-оккупанта. «Украина рассчитывает…на усиление дипломатического и санкционного давления на РФ», — говорится в заявлении.
Резкой была и реакция в Госдепартаменте. «Решение [России о выдаче паспортов] является весьма провокационным и взято прямо из «оккупационной методички», — написал в Twitter спецпосланник Госдепартамента США по Украине Курт Волкер.
Украина в связи со случившимся уже обратилась к председателю Совбеза ООН о проведении экстренного заседания совета, которое может состояться уже 25 апреля, сообщили со ссылкой на источники «РИА Новости» и ТАСС.
Новый виток напряженности в отношениях Москвы и Киева накладывается на достаточно холодную реакцию российских властей на победу Владимира Зеленского. В частности, Владимир Путин не стал поздравлять оппозиционного кандидата с победой во втором туре президентских выборов.
Бремя для бюджета?
Основные дополнительные расходы для бюджета могут составить пенсионные выплаты, которые существенно повысят уровень жизни пенсионеров, которые проживают в самопровозглашенных республиках, говорит профессор факультета социальных наук Высшей школы экономики Евгений Гонтмахер.
В связи с тем, что жители ДНР и ЛНР, получившие российское гражданство, получат право претендовать на российскую пенсию, возникает ряд технических вопросов — в России пенсия зависит от стажа, от того, сколько за человека заплатил работодатель в течение трудовой жизни и т.д., указывает Гонтмахер. А те, кто получат паспорта, до этого жили по другим законам. Впрочем, разрешив получать им паспорта в упрощенном виде, правительство может пойти и на выдачу пенсий по упрощенной схеме, предполагает экономист. Если отталкиваться от средней российской пенсии около 14 000 рублей (по данным Росстата, средняя начисленная пенсия в феврале 2019 года составила 14 116 рублей — Forbes) и 500 000 пенсионеров, которые получат российские паспорта (по данным Пенсионного фонда ДНР, в апреле пенсии в республике должны были получить 671 900 человек ), траты бюджета могут составить 80-90 млрд рублей, максимум 100 млрд рублей в год, говорит Гонтмахер.
Как скажется на демографии?
На 1 января 2018 года, согласно данным управлений статистики непризнанных республик, в ДНР жили 2,3 млн человек, в ЛНР – 1,47 млн человек. При этом, по данным МВД ЛНР и ДНР на конец 2017-начало 2018 годов, российские паспорта были у 150 и 100 000 человек соответственно.
Если из людей, живущих на Донбассе, возможностью получить паспорт воспользуется хотя бы 1 млн человек, то Россия «существенно поправит демографическую статистику», отмечает Евгений Гонтмахер. Он напоминает, что в прошлом году миграционный приток не смог компенсировать естественную убыль населения, и его численность сократилась (впервые за 10 лет, с 146 880,4 человека до 146 793,7 человека).
Ситуация с миграцией из ДНР и, например, из Приднестровья (где также можно получить российское гражданство в упрощенном порядке) различаются: история Приднестровья была историей начала миграционных процессов между бывшими республиками СССР или странами СНГ, а сейчас это история с уже изменившимся отношением населения к состоянию переезда, считает директор Института социальной политики ВШЭ Лилия Овчарова. Сейчас отклик на возможность сменить место жительства будет значительно выше — за годы постсоветского развития склонность к мобильности выросла, говорит она.
Как встретят?
Общественная реакция на решение выдавать паспорта в Донбассе по упрощенной процедуре, безусловно, будет положительной, говорит ведущий сотрудник отдела социально-политических исследований «Левада-центра» Наталия Зоркая. Однако если сначала подобного рода акции приветствуются, то, как показал опыт в Абхазии и Приднестровье, градус оптимизма может сильно снизиться: потоки беженцев столкнулись со случаями враждебного приема. «Абстрактная форма и реальные поток беженцев провоцируют совершенно различные реакции. Российское общество бурно реагирует на идеологемы, такие как «русский мир» и Новороссия, но межличностные отношения крайне фрагментированы и атомизированы», — отмечает Зоркая. Другой вопрос — куда могут поехать жители ДНР и ЛНР, не имея материальных возможностей обосноваться на новом месте. Застойная бедность в экономически депрессивных регионах только воспроизводится, заключает социолог.

Варвара Перцова Forbes Staff, Александр Пятин Forbes Staff
https://www.forbes.ru/

Пушилин решил: интеграция с Россией отменяется!

Конец февраля и начало марта стали продуктивным периодом для Дениса Пушилина. Он то организовывал Общественную палату, то заботился о молодежной политике, а в итоге появилась… концепция внешней политики. Если кратко, то освобождать остальную часть Донбасса мы не будем, интегрироваться с ЛНР и стремиться в состав РФ — тоже.
Можно было бы подумать, что разработка документа является не частной инициативой правительства ДНР, а спущена сверху, чтобы объяснить людям, как республика будет жить дальше. Однако в этом случае кураторы, скорее всего, привели бы концепцию в более или менее пристойный вид. В нынешнем состоянии ее могли породить разве что талантливейшие менеджеры аппарата Дениса Пушилина. Опять же, если бы директива пришла сверху, то пришла бы одновременно и в Донецк, и в Луганск.

Вынос мозга начинается практически сразу, когда в концепции недвусмысленно заявляются две взаимоисключающие вещи: а) ДНР будет полностью придерживаться Минских договоренностей; б) ДНР – «суверенное, независимое, демократическое, правовое и светское государство».

Даже в программных задачах сначала указывается достижение признания права ДНР на суверенитет и независимость, а уже через несколько пунктов «урегулирование вооруженного конфликта на территории Донецкой Народной Республики посредством исключительно мирных, равноправных политических переговоров на основе принципов, заложенных в Минских соглашениях».

Понятно, что выполнить Минские соглашения, параллельно отстаивая государственную независимость и прописанное в задачах вступление в ООН, СНГ, ОДКБ и т. д. и т. п., могут только Денис Пушилин и его свита. Простым людям задачка не по зубам.

Зато в том, что касается вполне логичной интеграции с ЛНР, а паче чаяния вхождения в состав России, все полностью в рамках Минских протоколов. С ЛНР мы братья (отношения характеризуются как братские и имеют большой потенциал для своего развития), но жить будем порознь. С Россией – тоже братья. Будем приоритетно развивать дружественные отношения. Стремиться к интеграции с РФ – не будем.

Когда речь идет об Украине, все тоже по Минским: «…взаимосвязь между народами ДНР и Украины предопределяет необходимость добрососедских отношений… ДНР выступает за строгое и неукоснительное выполнение обязательств, взятых на себя обеими сторонами конфликта в рамках Минских соглашений». Вообще, если действовать в рамках Минска, то в ДНР не должно быть никакого Министерства иностранных дел и никакой внешней политики…

Кстати, что впечатлило в документе, так это полное отсутствие упоминаний о том, что Донецк планирует или хотя бы будет стремиться к возвращению исконных территорий Донбасса, временно оккупированных ВСУ. То есть вступить в ООН Пушилин будет стремиться, а в Славянск не будет. Ну дела!

В общем, правительство ДНР во главе с Денисом Пушилиным дали всему миру недвусмысленно понять следующее: 1. За Донбасс воевать не будем. 2. Объединяться с ЛНР и Россией не будем. 3. Хотим в ООН и СНГ.

Есть еще четвертый вывод, закономерный после прочтения документа. В Донецке в правительстве сидят люди, у которых головы непригодны для управления чем-то крупнее супермаркета, непригодны для законотворчества и вообще всего, что связано с госслужбой.

То есть распределить собранные и присланные деньги они еще могут. Какой-то рынок отжать могут или даже наоборот, вернуть отжатое – крайне редко тоже справляются. А вот на что-то большее неспособны.

Где взять других – неизвестно. Наверное, пора бы уже сюда ударную группу кризис-менеджеров из России направить, а местным под страхом казни запретить какие-то бумажки составлять, говорить на камеру и вообще отсвечивать. Пусть просто появляются перед объективами, нарядные, машут ручкой и улыбаются. Большего не надо.

Автор:
Егор Махов
http://militaryreview.ru/

Рокировка из-за «вынужденного тупика»: Россия вышла из агрессивной игры США по Донбассу

Переговоры между спецпредставителем США по вопросам Украины Куртом Волкером и помощником президента РФ Владиславом Сурковым изначально должны были дополнить «нормандский формат», но в итоге не привели к значимому результату.
Переговоры Волкер-Сурков на сегодня заморожены
Дело в том, что несмотря на то, что гарантами выполнения обоих вариантов минских соглашения наряду с Россией были Франция и Германия это не привело ни к каким подвижкам Украины в деле реализации своих обязательств. При этом, причину этого часто видели в ориентации Киева на Вашингтон, из-за чего и возник текущий дополнительный переговорный формат Волкера и Суркова.
И сегодня Волкер на этот счет заявил, что Россия приостановила свое участие в данных переговорах, вплоть до прояснения ситуации по вопросу выборов на Украине, которые пройдут 31 марта 2019 года и на которые Москва не хочет оказывать своего практического влияния.
Впрочем, главной причиной заморозки переговорного процесса являются неконструктивные действия современной украинской власти, которые выразились в Керченском инциденте и в нежелании России вести переговоры с командой президента Украины Петра Порошенко.
Соответственно, Волкер здесь не сказал ничего нового, а его заявление является достаточно нейтральным, поэтому возникает вопрос, а стоит ли вообще нам ждать возобновления этого переговорного формата после проведения выборов на Украине, или все-таки нет.
Формат Волкер-Сурков не вписан в минские соглашения
Заместитель директора Института истории и политики МПГУ Владимир Шаповалов в разговоре с ФБА «Экономика сегодня» отметил, что практика показала, что вести эти переговоры с Волкером нет никакого смысла, и на этот счет у нас есть несколько причин.
Например, здесь не надо забывать про то обстоятельство, что сам такой формат появился после того, как к власти в США в 2017 году пришел президент Дональд Трамп. Ведь сама площадка образовалась после первых контактов России с новой американской администрацией.
«Данный формат был бесперспективен изначально в силу той позиции, которую занимают США по украинском кризису. И нужно сделать вывод, что позиция США по Украине не является переговорной позицией, поэтому в рамках переговоров Волкера и Суркова нельзя было добиться каких-либо существенных сдвигов по мирному урегулированию в Донбассе», — констатирует Шаповалов.
Как считает эксперт, позиция США на переговорах по Украине является способом давления на Россию, поэтому, учитывая данные факты и некоторые другие обстоятельства американской внешнеполитической линии, с Волкером Суркову разговаривать не о чем.
Разговаривать с США по Донбассу не имеет смысла
Кроме того, нельзя забывать про то, что переговорная площадка Волкера и Суркова не имеет никакого отношения к минским соглашениям, про которые спецпредставитель США как раз и позволил себе высказаться на Мюнхенской конференции по безопасности. Там он заявил от лица США, что эти соглашения не выполняются, хотя на практике американцы не имеют никакого отношения к данному договорному пакету.
«Естественно, нужно вести переговоры со всеми, и по всем поводам, если существует кризисная ситуация, но все это имеет смысл только в том случае, если стороны хотят о чем-то договориться, но это как раз не про Соединенные Штаты», — резюмирует Шаповалов.
По словам Владимира Леонидовича, современная американская позиция по Украине не является компромиссной и не может быть такой по определению, причем это никак не связано с наличием президента Порошенко и предстоящими украинскими выборами.
«Нет оснований говорить про то, что выборы на Украине могут что-либо изменить по той причине, что данная страна не является на сегодня суверенным государством и не принимает самостоятельных решений по внешней политике», — заключает Шаповалов.
Выборы на Украине не изменят переговорную повестку по Донбассу
Следовательно, невелика разница, кто будет сидеть в Киеве – Порошенко или его главный на сегодня противник в лице Юлии Тимошенко. Более того, можно вспомнить высказывание Юлии Владимировны про будущий формат переговоров по судьбе Донбасса.
«По ее мнению, Францию и Германию в качестве переговорщиков в минском процессе необходимо заменить на США и Великобританию, и это говорит о том, что избрание ее украинским президентом не улучшит ситуацию в Донбассе», — констатирует Шаповалов.
Очевидно, что Россия не пойдет на смену переговорного формата, не говоря уже про то, что после отстранения Франции и Германии от переговоров по Донбассу, минские соглашения будут дезавуированы, а, значит, и вся договорная система в рамках данного кризиса.
«Изменения здесь возможны только в том случае, если на Украине к власти придет партия мира, а это отнюдь не Порошенко с Тимошенко, после чего Киев и начнет предпринимать какие-то реальные усилия по вопросу Донбасса», — резюмирует Шаповалов.
Шаповалов уверен, что рано или поздно позитивные сдвиги на Украине действительно произойдут, но вряд ли это случится после предстоящих выборов, в рамках которых общая ситуация складывается так, что, во-первых, у Порошенко существуют шансы сохранить свою власть, а все остальные реальные претенденты на переговорах с Россией говорят примерно те же вещи, что и украинский президент.
Таким образом, здесь нужно подождать действительно кардинальных изменений на Украине.

Автор: Дмитрий Сикорский
https://rueconomics.ru/3

Надежный друг

С началом боевых действий в Донбассе президент Белоруссии Александр Лукашенко принял на себя роль миротворца. Он превратил Минск в площадку для переговоров между непризнанными республиками и Киевом и неоднократно предлагал направить белорусских миротворцев в регион. На первый взгляд, Лукашенко поддерживает нейтралитет и печется о прекращении конфликта, но, как гласит народная мудрость, «кому война, а кому мать родна». Известно, что начиная с 2014 года Белоруссия поставляет украинской армии оружие, военное снаряжение, технику и топливо, а заодно поддерживает украинскую контрабанду в обход санкций. О заработке на войне и нейтралитете по-белорусски — в материале «Ленты.ру».
Порядочный человек
«Очень честный, порядочный человек, очень религиозный человек. Да, он чрезмерно националистичен, больше, чем я. Ну, так люди же разные», — так охарактеризовал Лукашенко в апреле 2014 года и.о. президента Украины Александра Турчинова.
Несколькими днями ранее последний отдал приказ начать антитеррористическую операцию в Донбассе.
Стоит сказать, что Лукашенко крайне спокойно воспринял февральский переворот в Киеве. Уже в конце марта 2014 года, через месяц после свержения Януковича, и спустя неделю после присоединения Крыма к России, он первый раз встретился с Турчиновым, чем де-факто легализовал его статус (РФ так и не признала временное правительство Турчинова — Яценюка). Уже тогда Лукашенко радовался, что нашел понимание с и.о. украинского президента «по многим вопросам».
Например, по вопросу территориальной целостности. В марте 2014 года Лукашенко не признал присоединение Крыма к России, а в апреле выступил резко против децентрализации Украины, потому что «вы же прекрасно понимаете, к чему может привести эта федерализация».
Все для фронта
Открытая поддержка нового руководства Украины шла вразрез с политикой белорусского союзника — России. Однако Лукашенко это, похоже, не беспокоило, свой выбор он сделал. У Белоруссии и Украины и прежде было налажено военно-техническое сотрудничество. А с началом боевых действий в Донбассе Белоруссия многократно увеличила свое участие.
Например, совместно разработанный противотанковый ракетный комплекс (ПТРК) «Скиф» комплектуется украинской ракетой и белорусской системой наведения, а также белорусским же тепловизором. Несколько образцов этих ПТРК украинская армия использует в Донбассе.
Налажено сотрудничество и в сфере производства армейской техники. Так, принадлежащая Петру Порошенко автомобилестроительная корпорация «Богдан» наладила локальную сборку грузовиков Минского автомобильного завода (МАЗ). Формально армейские грузовики производятся на Украине, однако комплектующие для них, включая двигатели и трансмиссии, — белорусские.
Интересно, что закупку белорусских грузовиков и комплектующих Украина ведет даже в ущерб собственным производителям. Как отмечали украинские журналисты, Кременчугский автомобильный завод (КрАЗ) может предложить полные аналоги импортных грузовиков, однако Украина почему-то предпочла загрузить заказами заводы Петра Порошенко. По оценкам журналистов, украинская армия и другие силовые подразделения закупили с 2014 года до 900 украино-белорусских грузовиков.
Помимо оружия и техники, Белоруссия поставляет украинской армии жизненно важные комплектующие. Речь идет об аккумуляторных батареях для танков и БМП, но главное — оптические приборы, производство которых было организовано в Белоруссии еще в годы СССР. Монокуляры, тепловизоры, снайперские прицелы, коллиматорные прицелы, дальномеры, устройства наведения и системы управления огнем для бронетехники и авиации. Общий объем этих поставок исчисляется миллионами долларов, при этом для Украины белорусские комплектующие куда милей западных аналогов, так как их можно использовать без дополнительной доработки — украинская армия воюет все тем же советским оружием.
Руководитель Государственного военно-промышленного комитета Белоруссии Олег Двигалев в начале этого года заверял, что «в данный момент военно-техническое сотрудничество с Украиной не реализуется». Якобы Белоруссии важно сохранять статус нейтральной площадки для мирных переговоров участников конфликта в Донбассе. Однако не все так просто. Грузовики, комплектующие к ним и топливо, будучи товарами двойного назначения, идут на Украину напрямую. А вот такие «чувствительные» для России товары, как прицелы и системы наведения, направляются, как утверждают белорусские журналисты, через фирмы третьих стран.
Батькина солярка
Чтобы украинская техника ездила, ее нужно не только ремонтировать, но еще и заправлять. Одним из главных поставщиков топлива для украинских танков и самолетов остается Белоруссия. Страна долгие годы получала нефть из России по внутренним ценам, перерабатывала на своих НПЗ, после чего продавала полученное топливо, в том числе, Украине.
К таким комбинациям у российской стороны и раньше были вопросы, но скорее риторические. А начиная с 2014 года они превратились в самые настоящие претензии. Ведь по данным украинской Государственной службы статистики, в 2014 году 82 процента (!) украинского импорта из Белоруссии (или же 3,2 миллиарда долларов) составили поставки нефти и нефтепродуктов.
Интересно, что всего за год до этого Украина закупила топлива всего на 2,4 миллиарда долларов. Такой рост можно объяснить только двумя причинами. Например, бурным экономическим ростом, из-за чего Украине резко понадобилось на четверть увеличить поставки топлива. Однако начиная с 2014 года в стране развивается экономический кризис, и потребление топлива гражданским сектором систематически падает. Вторая, и наиболее вероятная причина — боевые действия.
Формально белорусскому руководству трудно предъявить претензии, ведь одним и тем же топливом можно заправлять и пассажирский «Ан», и военный «Су». Однако Белоруссия вполне осознанно поддерживала топливом украинскую армию. Как отмечает руководитель белорусского аналитического центра Belarus Security Андрей Поротников, во время самых тяжелых боев летом 2014 года Белоруссия поставляла топливо не по предоплате, как обычно, а в долг. Белорусский журналист Денис Лавникевич отмечал иронию судьбы: «Из российской нефти, поставляемой в Белоруссию без пошлин, на белорусских НПЗ выпускалась солярка, которая потом заливалась в баки украинских танков, утюжащих пророссийских сепаратистов на востоке страны».
Белорусский транзит
Помимо поставок военного снаряжения и топлива, Белоруссия зарабатывает на украинском конфликте и за счет транзита. По данным украинского Госстата, по сравнению с 2013 годом объем экспорта в 2017 году в Белоруссию украинской продукции сельского хозяйства вырос почти в четыре раза. Речь идет в первую очередь о мясе, молочной продукции и овощах.
Можно было бы предположить, что украинским фермерам просто нужно было найти новые рынки сбыта после наложенных Россией ограничений на поставки продуктов. И частично действительно продукция украинских крестьян нашла своего потребителя в Белоруссии. Однако четырехкратный рост потребления продуктов в Белоруссии за эти несколько лет очевидно не случился. Да и местные фермеры производят достаточно овощной и мясо-молочной продукции. Скорее, речь идет о реэкспорте украинских товаров в Россию. Как известно, между РФ и Белоруссией нет оформленной границы, и Россельхознадзор крайне ограничен в возможностях противодействовать контрабанде.
Так, в конце 2017 года в ведомстве предположили, что до четверти всех сыров на российском рынке могут быть украинского происхождения. Эксперт Высшей школы экономики Андрей Суздальцев отмечал, что на контрабанде в Россию, в том числе украинских продуктов, белорусское руководство может зарабатывать до одного миллиарда долларов в год.
Его коллега Дмитрий Болкунец объяснял, что до определенного времени Москва закрывала глаза на реэкспорт санкционных товаров из Украины, но антироссийские демарши президента Лукашенко заставили Москву пристальней следить за источниками этих поставок. «Очень скоро вскрылась поставленная на поток система контрабанды. Но с учетом того, что Белоруссия живет в достаточно закрытой политической системе, подобные махинации невозможны без контроля со стороны КГБ и пограничного ведомства страны, — уверяет Болкунец. — То есть высшее руководство страны в курсе происходящего».
Кто за что, а мы за мир
«Мы готовы включиться в этот конфликт там, где сложно и где нет того доверия, которое должно быть. Мы готовы это сделать, только ради одного — ради мира, — говорил Александр Лукашенко на встрече со своим украинским коллегой в октябре этого года. — Эту проблему должны решить мы — три славянских народа. Это наша беда и проблема. Не европейцы, не американцы — мы должны решить эту проблему, чтобы она не была заморожена».
Предложение белорусского президента было простым: направить белорусских миротворцев в Донбасс и таким образом поспособствовать разрешению конфликта.
Это далеко не первый раз, когда Лукашенко предлагает отправить свой контингент для прекращения конфликта на востоке Украины. Приблизительно раз в год от белорусских официальных лиц исходят подобные предложения, однако никаких последствий они не имеют. Разве что отдельные украинские радикалы называли белорусских миротворцев «троянским конем Путина».
Куда интереснее другое. В феврале этого года Лукашенко рассказал, что готов направить в Донбасс 10 тысяч своих миротворцев. Серьезная цифра, учитывая, что до этого едва ли не единственным миротворческим опытом Белоруссии была миссия в Ливане в составе всего пяти человек. Общий же состав ранее созданной «миротворческой» роты составляет 40 человек штатного состава и еще 200 человек претендентов. Учитывая такие скромные возможности, вряд ли Белоруссия действительно сможет направить сколько-нибудь крупный контингент в Донбасс.
***
Искренность желания белорусского руководства отправить миротворцев вызывает серьезные сомнения. Начиная с 2014 года Белоруссия смогла заработать миллиарды долларов на войне, поставляя украинской армии оружие, технику, топливо и обеспечивая контрабанду украинских товаров в Россию. О том, какую выгоду рассчитывает извлечь белорусское руководство из процесса мирного урегулирования по Украине, как выстраивает свою внешнюю политику в отношении России после 2014 года, и о том, причем здесь Соединенные Штаты, читайте в следующем материале «Ленты.ру».

Об этом сообщает Рамблер. https://news.rambler.ru/

«Диванным войскам» должно быть стыдно

Было время, когда наши бойцы информационного фронта активно потешались над волонтерским движением на Украине. Мол, вот она, сильнейшая армия Европы, трусы-носки для них собирают, ха-ха-ха! Затем эта волна как-то стихла – то ли диванные воины, устав от надрыва своих животиков, перенаправили энергию в другое русло, то ли прознали-таки что-то не очень приятное – и им стало стыдно.
На днях известный военкор Александр Сладков – настоящий, окопный, видевший и знающий очень многое – разместил на своем Telegram-канале запись под заголовком: «Донбасс. Несколько ядовитых слов о войне». Начинается она с констатации одного нехорошего факта – Донбасс вновь подвергается атакам с воздуха, только теперь они производятся не штурмовиками и ударными вертолетами, а с применением беспилотных летательных аппаратов (обкатанные в Сирии технологии закономерно пришли и сюда).
Что характерно, в ВСУ имеются штатные аппараты, однако значительную часть БПЛА поставляют волонтеры.
О ситуации в целом Александр пишет так: «В армии Украины волонтерское движение растет и поощряется: гражданские активисты везут в ВСУ и «Правый сектор*», в нацбаты экипировку, дополнительные продукты питания, ночные приборы, тепловизоры и те самые ударные беспилотники».
Что же касается корпусов народной милиции республик Донбасса, там ситуация выглядит следующим образом: «В армии ДНР волонтерское движение давно уже сникло. Не без содействия командования. Жаль. Военные Донбасса далеко еще не обеспечены всем необходимым. Я считаю, надо говорить об этом, не стесняясь».
Действительно, стесняться сложившегося в народной милиции положения дел должны в первую очередь ответственные товарищи, отвечающие за снабжение и материально-техническое обеспечение, потому как положение удручающее. Однако ответственные товарищи стесняются настолько самозабвенно, что реальная картина усиленно маскируется благостно-героическим лубком.
А проблемы… Какие проблемы? Как сказал один мой боевой товарищ, не скрывая грустного сарказма, «у нас все хорошо, мы всем довольны».
Так вот, дорогие сограждане, ни черта там на самом деле не хорошо. Говорю об этом, не стесняясь. Говорю от имени тех ребят, что пятый год работают на переднем крае этой нескончаемой войны, и всех тех неравнодушных людей, которые теми или иными путями стараются этим ребятам помочь.
В боевых подразделениях ощущается серьезная нехватка различных технических средств – биноклей с высокой кратностью, артиллерийских буссолей, качественных оптических прицелов, приборов ночного видения, тепловизоров, дальномеров. Нормальных средств радиосвязи – и тех не хватает, а из-за недостатка полевого кабеля страдает даже проводная армейская связь.
В ряде подразделений, учитывая специфику выполняемых ими задач, требуются апгрейды на индивидуальное оружие. В голове не укладывается, но на боевых позициях хронически не хватает даже маскировочных сетей. А широкое применение БПЛА и вовсе остается несбыточной мечтой.
Да что БПЛА, в холодное время года возникает острая необходимость в термобелье и шерстяных носках, а у бойцов на передовой дефицит нормальных касок и бронежилетов.
Помимо этого, ребята остро нуждаются в таких средствах индивидуальной защиты, как тактические очки и наушники, наколенники и налокотники. Одежда и обувь, выдаваемая военнослужащим по линии корпусного снабжения, не отличается высоким качеством, и износ на передовой идет очень быстро – буквально за два–три месяца в окопах все это хозяйство начинает буквально расползаться, а замены в течение года не предусмотрено.
Выполнение полевых фортификационных работ осложняется нехваткой качественного шанцевого инструмента и бензопил. В большом количестве требуются мешки, в которые бойцы засыпают землю или песок и укрепляют ими блиндажи, брустверы и бойницы, но в корпусном снабжении данная статья вообще не предусмотрена.
С медициной тоже беда. Не все бойцы снабжены индивидуальными перевязочными пакетами. Крайне остро стоит вопрос с кровоостанавливающими. Не хватает обезболивающих. Постоянно требуются препараты от головной боли, простуды, расстройства желудка, дезинфицирующие и заживляющие мази, средства личной гигиены…
Вот такая нерадостная картина широкими мазками. Понимаете, как на самом деле там «все хорошо» и как люди всем этим «довольны»?
Молчу уже про такие «изысканные» солдатские радости, как кофе, шоколад или нормальные сигареты.
Бóльшую часть всех этих проблем необходимо решать за счет корректирования подходов к материально-техническому обеспечению действующих подразделений, исходя из реалий военного времени и ужесточения контроля над расходованием выделяемых на корпуса бюджетных средств. Однако даже в этом случае остались бы участки, на которых волонтерская помощь была бы востребована, поскольку бюджет объективно не в состоянии перекрыть все потребности.
На данный же момент нехватка ощущается буквально во всем, так что волонтерскую деятельность, которая может в определенной степени облегчить ситуацию, необходимо всемерно поощрять – так, как ее поощряют по ту сторону линии соприкосновения. Но в реальности мы имеем прямо противоположную ситуацию.
В самих республиках Донбасса тема проблем со снабжением в официальном информационном поле табуирована. Действующим военнослужащим запрещается публично озвучивать свои нужды и сниматься в сюжетах об оказании гуманитарной помощи.
При этом в республики сложно провезти адресную помощь для действующих подразделений, особенно если речь идет о предметах военного назначения. Люди, которые ухитряются это делать, работают по каналам, согласованным на основе определенных личных договоренностей.
Предполагается, что вся помощь должна поступать в распоряжение соответствующих республиканских структур и централизованно распределяться по их усмотрению. В результате такой централизации распределение всецело зависит от личной порядочности конкретных должностных лиц, при этом ведение независимого мониторинга не представляется возможным.
В то же время тема гуманитарной помощи народной милиции остается вне поля зрения федеральных СМИ. Целенаправленного освещения и популяризации работы российских и местных волонтеров нет, мощнейшие информационные ресурсы попросту не используются.
В итоге у ребят в окопах создается устойчивое впечатление, что «большой земле» нет до них никакого дела.
Необходимо четко осознавать, что проблемы корпусов народной милиции не являются секретом для оппонирующей стороны. Замалчиванием этих проблем мы не вводим противника в заблуждение, а обманываем сами себя. Ситуация даже не «стабильно сложная» – она неуклонно деградирует. Подход в стиле «у нас все хорошо, мы всем довольны» себя не оправдал.
Прав Александр Сладков – «надо говорить об этом, не стесняясь». Честный разговор о фактическом положении дел на передовой даст как моральную поддержку ребятам в окопах, так и толчок к практическому исправлению ситуации, в том числе за счет стимулирования волонтерского движения.
Пока же вместо поддержки людям навязывают массу ненужных ограничений. Волонтеры готовы помогать, но и им самим нужна помощь.
* Организация, в отношении которой судом принято вступившее в законную силу решение о ликвидации или запрете деятельности по основаниям, предусмотренным ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности»

Святослав Голиков
ополченец Новороссии
https://vz.ru/

Киев подготовил реальный план военного разгрома ДНР

Воспользовавшись обстановкой в ДНР, вызванной убийством Захарченко, украинские силовики готовят прорыв на южном участке фронта. Подробный план этой операции получен и озвучен в Донецке, и надо признать, что он выглядит вполне реалистичным. Однако предотвратить наступление ВСУ довольно просто. Что для этого нужно?

«На Мариупольском направлении сформирована наступательная ударная группировка противника в составе 36-й бригады морской пехоты, 79-й десантно-штурмовой бригады, 128-й горно-штурмовой бригады и части подразделений 56-й мотопехотной бригады, полка «Азов», — заявил официальный представитель оперативного командования ДНР Эдуард Басурин.
По его словам, замысел ВСУ следующий:
«В день «Д», после артподготовки… 36-я бригада с рубежа Коминтерново — Широкино в направлении Новоазовска, 79-я бригада с рубежа Набережное — Заиченко в направлении Розы Люксембург начинают наступление».
Параллельно 128-я горно-штурмовая бригада ВСУ создаст отвлекающий маневр в направлении Тельманово и обеспечит прикрытие левого фланга наступающей группировки, насчитывающей порядка 12 тысяч человек.
Басурин добавил, что наступательную операцию планируется осуществить за пять суток. В итоге ВСУ собираются выйти к границе с Россией и зачистить поселения «от нежелательных, по их мнению, „элементов“ и противников украинской оккупации».
Вместе с тем он пообещал, что попытки прорыва «окончатся на стадии подхода к передним рубежам наших подразделений» и что ополчение отобьет атаки даже в случае заброски десанта воздушным и морским способом, который рассматривается в ВСУ как резервный.
Этот План наступательной операции, наглядно продемонстрированный Басуриным с помощью схематичной карты, имеет право на жизнь. Южный фронт «провисал» всегда. На него постоянно оказывается давление, которое не столь ярко освещается за пределами ДНР, как аналогичные позиционные столкновения к северу от Донецка.
Именно на южном направлении расстояние от линии фронта до российской границы минимально, а рельеф местности позволяет планировать передвижение в сжатые сроки. Там сплошная степь, отсутствуют крупные населенные пункты и промзоны. Теоретическим препятствием, как в 2014 году, могут стать только реки, но о готовности украинских инженерных подразделений навести мосты мы ничего не знаем. Четыре года назад вопрос решался вплавь.

Такая операция может быть никак не связана с событиями на других участках фронта, включая традиционно опасные, наподобие светлодарской дуги или промышленной зоны Авдеевки. Переброска резервов ВСУ несущественно ослабит другие направления и ее можно будет осуществить под предлогом обычной ротации.
Прорвать фронт на паре участков, например, в районе Тельманово, теоретически возможно. Главное — какие результаты можно получить после такого прорыва.
Сама идея не нова. В 2016-2017 годах ВСУ практически с той же целью держало у Волновахи несуразно большую группировку. Она угрожала и попыткой броска к границе, и возможным подключением к окружению Донецка с юга через Докучаевск и Еленовку. Новый украинский командующий, генерал Сергей Наев, волновахскую группировку разогнал, а надоевшую всем буйную 56-ую омпбр оставил в резерве, сменив комбрига. Озвученный Басуриным вариант представляет собой практически тот же самый план, но с модификацией: вместо Докучаевска акцент переносится на лобовой удар от берега Азовского моря до степи у Тельманово.
Целью такого удара может быть захват юга ДНР с выходом к границе и дальнейшей фиксацией новой линии фронта. А дальше можно будет опять включить позиционную войну, но в куда более выгодных условиях — как военных, так и политических. Перемога, праздник, переизбрание Петра Порошенко.
Однако и слабых сторон у этого плана предостаточно.
Во-первых, никто не обещал, что прорвать фронт у Широкино, Саханки и Заиченко будет так уж просто, и график передвижения не полетит к чертям в первые же часы. А скорость операции для ВСУ в данном случае критично важна. Пять дней, чтобы добежать до русской границы, — и так слишком долго, так как к востоку от нее тоже не дремлют, а перемещаются куда быстрее, чем ВСУ.
Непонятно, как они вообще насчитали себе пять дней — у них и трех-то в запасе не будет.
Во-вторых, продвижение по степи в направлении Розы Люксембург (она же — село Александровское) грозит котлом из-за остающихся на флангах крупных группировок ВСН в Новоазовске и южнее Донецка. А котел — это очередные потери, брошенная техника, крики и репутационный ущерб вместо обещанной перемоги. ВСУ даже можно специально пропустить в Александровское, чтобы затем насладиться эффектом. Этот поселок расположен в основном на восточном берегу речушки под названием Грузский Еланчик, через которую ведет ровно один мост. Подорвать его — и прощай, 79 одшбр (и не пожила, считай). Зеленополье покажется детским утренником.
В-третьих, не стоит полагать, что Россия все эти три-пять дней будет пребывать в состоянии коматоза и не реагировать на внешние раздражители.
Таким образом, сама возможность осуществления такого (или ему подобного) наступательного плана ВСУ возникает только в трех случаях.
Первый: массовое помешательство в Киеве, усугубленное паленым алкоголем. Теоретически возможная ситуация.
Второй: получение точной информации, что Россия не вступится. После убийства Александра Захарченко такое практически невозможно, если исключить спецоперацию по дезинформации, а исключать ее нельзя.
И, наконец, третий: приказ (распоряжение, директива, прозрачный намек) со стороны США, что которым требуется некая крупная отвлекающая операция на Донбассе. Такое возможно, например, в случае усугубления ситуации вокруг Идлиба. Тогда напряженность будет востребована на всех проблемных для России точках, где такую напряженность вообще можно создать. Локальная операция в Донбассе с перспективой выхода к границе — лучший вариант.
Но справиться с этой угрозой просто. Достаточно даже непубличного заверения в том, что Россия в стороне не останется. В Ростовской области и на юге страны сосредоточено достаточно сил, чтобы вся группировка ВСУ исчезла с лица земли за те же самые пять дней.
Конечно, это неприятно. Новой полномасштабной войны никто не хочет. Потому и требует превентивно донести эту мысль до Киева. Чтобы поняли, несмотря на алкогольную диету.
Другое дело, что Донецку не мешало бы несколько укрепить позиции в районе Тельманово и перестать держать значительные силы в глубоком резерве по политическим соображениям. Подгонять их прямо к линии фронта, видимо, все-таки не следует из-за опасений массированного артиллерийского удара, но полагаться на «минские линии» уже давно неактуально.

https://news.rambler.ru/ukraine/

Армия Донбасса ушла под землю и ждет наступления ВСУ

Военкор КП Дмитрий Стешин провел сутки на одном из самых проблемных участков «линии соприкосновения» – в селе Коминтерново. За три года «окопной войны» донбасские шахтеры превратили свои позиции в «азовское метро»
Смерть Александра Захарченко, на Донбассе логично посчитали прологом к новой фазе «горячей войны». Слухи были подкреплены официальными заявлениями с данными разведки ДНР. На Мариупольском направлении ВСУ перегруппировались и готовятся к наступлению к границе России от Гранитного и вдоль морского побережья на Широкино и Коминтерново. Ориентировочная дата – 14 сентября.
Активных боевых действий на фронтах ЛДНР по сути, не было с 2015 года. Война превратилась в позиционную, которая, в реальности собирает такую же кровавую жатву, только она размазана во времени и не так заметна. Цифры потерь засекречены, но неофициально, только в ДНР за сутки гибнут 1-2-3 бойца. Каждый день. На протяжении многих лет. И не раз и не два я слышал от людей в форме вот эту жуткую фразу – «пусть уж за раз тысяча погибнет, чем ЭТО будет тянуться месяцами». «ЭТО» — самый провальный вариант современной войны, война окопная, не имеющая в своей сути боевого, тактического решения. Эту войну могут остановить только политики, и только политики в ней могут победить. На фронте об этих тонкостях стараются не думать. В мирной жизни тем более. Она течет параллельно, почти не пересекаясь.
Жду у штаба распределения «на передок», до теплого пока Азовского моря – сотни метров. Суеты нет, но в располагу постоянно заезжают машины с близкого фронта – грязные, выкрашенные «заборной» краской старенькие ВАЗы и «Москвичи». Мимо проходит загорелый мужик в шортах и шлепках, в руках у него жареный початок кукурузы в фольге и пакет с пляжным полотенцем. На пыльных военных он не смотрит принципиально, делает «сложное» лицо и отворачивается. Слева от меня, на грани слышимости – бухают редкие разрывы, справа – так же далеко «качает басы» разухабистая курортная музычка. Появляется провожатый – в каске, бронике, камуфляже «пиксель». В другом виде в штаб являться давным-давно запрещено, получишь взыскание. Бросает мне: «Едем в Коминтерново, на позицию «Карелия». Офицер озабоченно рассматривает машину моего товарища – зеленый «Уаз». Машина ему не нравится:
— Беспилотники висят все время, слишком она у вас военная. «Размотают» сразу же, поэтому будем прятать!
Хозяин машины, наверное, первый раз пожалел, что связался со мной, но вида не подал. Что такое «Коминтерново» знают все – достаточно набрать в поисковике «Коминтерново обстрел» и все станет ясно. Утром, на дорожку, я как раз посмотрел обстрел села от 3 сентября, снятый с украинского беспилотника. Били бессистемно – минометными минами и снарядами. Три положили на въезде в Коминтерново. Три — возле главного сельского колодца, еще три у входа в магазин, который еще каким-то чудом работает. Тяжело ранили старуху, выметающую со двора палую листву и ветки сбитые прошлыми обстрелами. Зачем все это сделали – неведомо.
Советник с хвостом
Наш «Уаз» не лезет в низенький деревенский гараж, рассчитанный на легковушку. Нас торопят, хотя мы сами все понимаем. В легкой панике мы спускаем колеса до ободов и протискиваем машину под крышу.
Под ногами катается чушка от осколочно-фугасного снаряда, утром прилетел. Царапины от рикошета об асфальт даже не потемнели – свеженькие. По «минским соглашениям», орудие, из которого этот снаряд выпустили по селу, не должно приближаться к фронту ближе чем на 25 километров…
В сокрытии нашей машины, как могут, участвуют местные собачонки живущие при командном пункте батальона. У черного бобика страшно деформирована нижняя челюсть, зубы торчат наружу. Я спрашиваю немолодого лейтенанта Блэка:
— Что с ним, ранило?
-Нет, мы его спасли из запертого дома, искали хату на постой. Он там три месяца один просидел, хозяйка закрыла его и уехала.
— Как выжил?
— Вода капала из бака на крыше, а ел орехи — там целый мешок стоял, поэтому с зубами у него так… Но мы его любим, зовем Советник. Его можно спросить, а он ответит – «да» или «нет», головой помотает.
На «передке», оказалось множество собак и это еще одна примета «окопной» войны. Собаки сторожат. Собаки греют. Собаки снимают стресс, потому что люди здесь живут и воюют так – одни сутки под землей, в сотне метров от противника, вторые сутки в одной из брошенных хат Коминтерново, которое обстреливают с утра до ночи и неизвестно, где безопаснее.
Любой подход к передовой, обычно это проблема во всех смыслах. Я внутренне настроился на неприятные минуты и изнуряющую беготню в бронежилете. Блэк показал нам противоснайперский щит, не дающий противнику просматривать на всю длину сельскую улицу:
— Укропы бесятся, иногда часами в него стреляют, чтобы развалить. Мы восстанавливаем, тут же еще люди живут. Человек сто осталось…Ну как живут. В шесть вечера ложатся спать в подвалах, в пять утра встают – до начала обстрелов у них есть часов 10-12 на хозяйство.
А потом мы нырнули под землю – уже до следующего утра.
Степная «Карелия»
Я шагал по бесконечным переходам и думал, что в позиционной войне, самый страшный противник – шахтер. Солдаты копать не любят, факт общеизвестный, а вот шахтеров, наоборот, нужно останавливать.
Из очередного ответвления главной траншеи выбрался боец Карел, а следом за ним шмыгнула его собачка Сонька, черная, как смоль. Карел и строил эту позицию «Карелия» три года назад, когда одним ударом освободили Коминтерново и Широкино.
— Я, когда первую траншею начинал, меня минометчики начали обкладывать, прямо головы не поднять. Так Сонька ко мне сразу под живот забралась, поняла, где безопаснее всего!
Карел хохочет, треплет Соньку, она, счастливая, ходит перед ним на задних лапах. Бледный северный человек, так и не загоревший толком под этой раскаленной степной землей. Рос в детдоме, пьющую мать лишили прав, и как многие люди с такой судьбой – убежденный трезвенник и спортсмен. По образованию строитель, и по профессии тоже. Не бедствовал, непьющий строитель – обеспеченный человек по определению. Но, в 2015 году снялся с места, купил снаряжение и приехал на Донбасс – «за своих», так он сказал мне скупо.
— Сонька помогает мне, – объясняет Карел серьезно:
-Перед обстрелом начинает нервничать, суетится, место искать. И мне в глаза заглядывает, как бы говорит – обрати внимание! Я все понимаю, конечно. Ну и охраняет меня. Нас даже ранило вместе. Ее в плечо и меня в плечо.
По рукам идет фото распечатанное на принтере с высохшей краской. На снимке мертвый молодой парень, в раздернутом трупном мешке. Ожоги от сигарет, разбитые губы и главное – отпечаток подошвы ботинка на коже, в районе сердца. Скорее всего, это был последний, смертельный удар.
— С позиции «Курган» утащили два месяца назад. Одного зарезали, а его просто запытали. Вот, раздали по подразделениям, для науки, чтобы не спали на постах, — объясняет мне немолодой шахтер с позывным «Казак». Воюет с первых дней, со Славянска, ранен несколько раз – нет краешка уха и на голове 12 швов и простреленная снайпером нога. Вообще, заметил, как поменялся возрастной состав на фронте. Либо молодые парни, либо деды. А зрелые мужики кормят семьи, на заработках. И это тоже можно понять.
День клонится к вечеру, и постепенно нас начинают обстреливать. Сначала крупнокалиберный пулемет щелкает разрывными пулями по брустверам траншей и стенкам. Не страшно, но можно без глаз остаться. Потом начинают прилетать редкие минометные мины и гранаты выпущенные из СПГ, «сапоги» в просторечии. Эти ухают гулко и страшно, дрожат потолки блиндажей и сыпется сухой суглинок. В моей подземной комнатке, которую мне выделили на постой – огромный Христос, искусно вырезанный на фанере. Он смотрит с недоумением на моргающую от взрывов лампочку. Думаю, что первые христиане, вышли из катакомб и опять вернулись под землю. Здесь верующие все, и это не обсуждается, о вере в окопах не спорят даже атеисты.
Каждый прилет сопровождается радиоперекличкой по позициям. «Два ноля тридцать» — у всех все в порядке. После очередного удара в землю, с позиции «Угол» докладывают – «в село прилетело, горит дом, вызываем пожарных из Новоазовска». Пожарные не любят такие вызовы, потому что загоревшиеся дома начинают обстреливать с удвоенным рвением. Я не могу представить себе, как тушить дом, который обкладывают гранатами из РПГ. Но они приезжают и тушат. И боевые медали пожарным не положены.
СМС от снайпера
В сумерках, штаб вдруг разрешает «прострелять укропские позиции». С Карелом и Сонькой мы идем к его АГС. Ствол гранатомета смотрит в небо почти вертикально – до позиций ВСУ сотня метров, не больше. Вижу, как над головой чиркает красным выхлопом порохового двигателя очередной выстрел из СПГ и опять рвется в селе. Карел прячет меня в «комнате безопасности», как он ее называет, в глубокую нишу отрытую в толще земли. Я сижу в ней, подобрав ноги, и слушаю, как хлопает одиночными гранатомет Карела. «Комната безопасности» похожа на строительную бытовку – на полочках выколотки, какие-то запчасти, машинка для снаряжения лент, бутылки с маслом и щелочью для чистки и ослепительно-белые тряпицы. Закончив свои военные дела, Карел предлагает прогуляться на позицию «Берлога». Там, в открытом минометном окопе сидит колоритнейший персонаж – снайпер с позывным СМС. Седая борода заплетена в двухцветную косицу, а-ля Гребенщиков. СМС лузгает семечки – «от нервов», как мне объяснил, и насыпает мне горсть. Говорить с прессой он не хочет. СМС без каски, и я тогда тоже снимаю каску, хотя это не рекомендуется, но снайперу нравится. Спрашивает: «Чего хочешь поснимать? Войну? Прилеты? Ответку?». Говорю, что снимаю людей, а «взрывчики» мне не интересны, 15 лет их снимаю – одно и то же. «Я тебя услышал», — сказал СМС. И начал монолог:
— С августа 14 на войне. Сначала не пошел – не было мотивации. Думал, к нам придет регулярная армия…18-летние дети. Потом понял, что Родину нужно защищать самому и ушел с шахты сюда. Служил пулеметчиком, а в январе погиб товарищ, снайпер. Взял его винтовку. Войну эту не люди начали, но люди закончат. Не я поехал на западенщину с оружием. Попадал мне как-то в руки учебник по истории Украины за 1964 год, и встретил я в нем аббревиатуру ЗУНР – Западно-украинская народная республика. То есть при СССР это было допустимо. Для них, не для нас. А в 2014 – расцвет гуманизма, ООН, моржовых дитенышей от смерти спасают всей планетой, а здесь людей убивают только за то, что они не так голосовали и никому дела нет. Но у меня все равно отношение к этой войне негативное, не нравится она мне, я тут не наслаждаюсь. Потом убили Захарченко, человека, которого мы выбрали демократически. У меня депрессия, растерянность, непонимание как жить дальше. Я с ним знаком с боев за Шахтерск. И всегда себе «бигуди крутил», мол после войны, сядем с ним за бутылочкой, повспоминаем. Не сядем теперь, получается. Сложно будет найти такого лидера, чтобы люди ему так же поверили. Чтобы воевал так же крепко. Помню, садился к нему в машину, очень грязный. Извинился: «братцы, простите, завонялся на передке». А Владимирыч похлопал меня по плечу, и говорит: «ничего, главное – теплый». Он простой был человек, легко с ним рядом было. Простым и ушел от нас.
В сон клонит неумолимо. Я достаю подарок, большой пакет отличного развесного чая. Бойцы нюхают его и вздыхают:
— Наш суп его только испортит.
Я не понимаю, но мне протягивают баклажку с водой – попробуй! Вода соленая, почти морская, а другой здесь нет.
«Козлы уйдут сами»
Под землей спится удивительно крепко, вот только проснулся я от судорог в ногах. «Обычное дело, земля всю жизненные соки из тебя забирает» — объяснили мне бойцы. С позиций меня выводил Блэк, и на ходу, как морковку, выдернул из земли хвост от выстрела РПГ, свеженький, «ночной». Скрутил с него стальную шайбу-переходник. Оказалось, в село прилетело украинское изобретение – на обычный выстрел от гранатомета, можно прикрутить минометную мину, взрыв мощнее, осколки тяжелее. «Мы им обратно отправим, у нас безотходное производство» — зловеще пообещал лейтенант, и убрал находку в карман. Мы пошли в основные точки, где собираются уцелевшие жители Коминтерново – к колодцу и в магазин. Но местные шарахались от меня с камерой, как от чумного.
— Пенсии в Мариуполе получают, родня там у всех. Таких сразу доборобаты прессовать начинают, на колени ставят. И ты их пойми!
Я понял. Пока пытался поговорить с продавщицей, к Блэку прискакал на костылях мужик, с ногой ампутированной под колено, бывший его боец. Просился обратно. «Возьму, ну о чем ты говоришь. Будешь на блоке стоять». Но, мужик не хотел на блок-пост и Блэк не понимал, как без одной ноги лазать по траншеям? Собеседник обещал, что покажет. На том пока и порешили.
— Как же мне все это надоело, — с чувством сказал мне Блэк на прощание:
— Веришь, если бы договорились, что эти козлы сами уйдут с Донбасса, я бы тут же, с удовольствие положил вот этот любимый АК47 и пошел бы дальше строительством заниматься. Все разбито, работы мне хватит до пенсии. Я строитель.
— Ты командир укрепрайона «Карелия», и у тебя полный порядок на позициях.
— Строитель, — упрямо сказал Блэк и нырнул в свою машину, резко оборвав разговор. Это было невежливо, но я ничуть не обиделся.
Донецк-Коминтерново

https://www.crimea.kp.ru/