Стала известна судьба оставшихся в Крыму украинских МиГ-29

Около десяти истребителей МиГ-29 ВВС Украины, которые остались в Крыму с 2014 года, потеряны безвозвратно как боевые единицы. Об этом сообщил депутат Государственной думы РФ от Севастополя Дмитрий Белик.

В частности, как уточняет РИА Новости, после воссоединения Крыма с Россией на территории полуострова остались десятки украинских кораблей, а также около десяти боевых самолетов МиГ-29, которые находятся на авиабазе «Бельбек».

При этом вся военная техника Украины, которая осталась на полуострове, не обслуживалась и не ремонтировалась на протяжении пяти лет — с 2014 года.

«Истребители МиГ-29 ВВС Украины, находящиеся на территории авиабазы «Бельбек» (Крым), пришли в полную негодность, сегодня они представляют собой жалкое зрелище», — отметил Белик.

Вместе с тем он добавил, что украинские самолеты также ни разу с тех пор не запускали электроприборы и двигатели, пишет ТК Звезда.

«Они сегодня напоминают не ястребов, а хромых уток — стойки шасси и колеса у них отжили свое», — отметил он.

Белик подчеркнул, что на сегодняшний день их проще сдать на металлолом, чем отремонтировать. А вот идею использовать их в качестве «доноров» для ремонта российской авиации депутат отверг категорически.

«Невозможно взять комплектующие с машины на свалке и поставить их на современный лимузин. Наши пилоты летают на современных новых машинах, которые регулярно обслуживаются, и ни в чьем донорстве, тем более украинском, мы не нуждаемся», — заключил он.

Президент России Владимир Путин еще в начале 2018 года напоминал, что РФ готова вернуть из Крыма Украине ее военную технику, хотя она в плачевном состоянии. Тогда российский лидер уточнил, что речь идет о «десятках кораблей и десятках боевых самолетов». Путин отметил, что российская сторона может оказать и помощь в транспортировке из Крыма в Одессу.

https://planet-today.ru/

«Нас как бы не спросили»

Почему Хрущев отдал Крым Украине, и как это изменило историю
Недавно в Крыму торжественно отметили пятилетие вхождения полуострова в состав России. Однако скоро будет и другой юбилей — 65 лет со дня передачи Крыма Украине. Этот процесс завершился 26 апреля 1954 года. «Лента.ру» поговорила с главным научным сотрудником Института философии и права Уральского отделения РАН (Екатеринбург), доктором политических наук Сергеем Мошкиным о фактах и мифах, которые окружают это событие, об истинных причинах передачи полуострова и о том, какую роль сыграл в истории Крыма Сталин.


***
«Лента.ру»: Чем власти официально объясняли передачу Крыма Украине? Правда ли, что это был своего рода подарок в честь 300-летия Переяславской рады?
Мошкин: Официальная формулировка, замечу, гуляла из документа в документ, она очень лаконична, по-чиновничьи сформулирована, но достаточно содержательна. Эта формулировка из указа Президиума Верховного Совета о передаче Крымской области звучит следующим образом: «Учитывая общность экономики, территориальную близость и тесные хозяйственные и культурные связи между Крымской областью…» — и так далее. То есть даже эти слова, при всем их казенном звучании, на мой взгляд, достаточно точно отражают причину передачи: общность экономики, территориальная близость, хозяйственные связи. Версия о том, что это был подарок к 300-летию Переяславской рады, ни в одном официальном документе не звучала. Это уже версии и мифологемы.
То есть это чистой воды пропаганда?
У любого резонансного события сразу же возникает определенная мифология, трактовка, интерпретация. Здесь ситуация на самом деле двоякая. Вы меня спросили об официальной позиции — я ее фактически воспроизвел. Нигде в официальных документах не идет речи о своеобразном подарке к 300-летию. То есть нет формулировок типа: «Учитывая многовековую дружбу» и «В канун юбилея» — ну, как это у нас принято во всяких наградных документах.
Почему я говорю, что ситуация двоякая? Действительно, к юбилею в 1954 году на той же самой территории Крыма, который уже был включен в состав Украины, торжества по поводу Переяславской рады были небывало шумными даже для того времени. Такое культурно-идеологическое сопровождение, безусловно, там присутствовало. Но это уже было скорее некое обрамление, нежели истинная причина.
Версий по поводу передачи можно условно назвать четыре. Я воспроизвожу то, что широко обсуждается и обсуждалось. Первая: Хрущев решил таким образом извиниться перед Украиной за годы своего там пребывания, в том числе и за участие в репрессиях, загладить тем самым вину…
Ее сейчас часто вспоминают…
Да. Или же угодить — сделать подарок к 300-летию. Это вторая расхожая версия. Третья — совсем уже смешная: будто бы почти по пьяни решили. Так говорили и о Беловежских соглашениях.
Мне кажется, что самая разумная и самая рациональная версия, которая все это объясняет, — именно экономические причины. Точнее даже организационно-управленческие.
Хорошо, попытаемся углубиться в эту последнюю версию. Существует тезис, что передача Крыма была вызвана тяжелой экономической ситуацией из-за послевоенной разрухи. Так ли это? И если так, то почему не передали сразу, а ждали десять лет?
Чтобы ответить на этот вопрос, надо мысленно погрузиться в то время. Мы с вами не были очевидцами тех событий, но, по крайней мере, можем представить, что из себя представлял Крым после войны.
В 1944 году его освобождают. Колоссальные демографические потери. Это связано и с гибелью во время войны, и с беженцами, которые смогли уйти из Крыма, и с насильственным выселением. Абсолютно разоренные города — две волны прошло: когда немцы оккупировали и когда Советская армия освобождала Крым. Мне встречались цифры, что разрушение жилого фонда составляло фактически 50 процентов. Это в среднем по Крыму. Город Севастополь вообще лежал в руинах. Демографические потери — раз. Общеэкономический ущерб — два. Абсолютно разоренные территории, опустевшие. Основная специализация республики — это сельское хозяйство.
1946-1947 годы — засуха, голод. То есть разрушена вся социальная инфраструктура. Какое-то ограниченное количество магазинов — приводятся цифры, например, что на весь полуостров было 32 хлебных магазина. В основном все на базарчике и на рынке. Власти пытаются все это каким-то образом восстановить и компенсировать. И уже начиная с 1944-1945 годов начинают заселять переселенцев. В основном с соседних территорий, опять же с Украины и отчасти из областей РСФСР — Курская область, Воронежская область.
Но между континентальной частью России и Крымом лежит Украина — и он волей-неволей оставался таким пасынком в зоне внимания властей РСФСР. Кроме того, так или иначе Крым и до войны, и после войны оставался инфраструктурно привязан к Украине. С Украины и через Украину шло все: строительные материалы, транспортные коммуникации, электроэнергия, строительная техника и так далее. И то, что Крым мог производить и поставлять за пределы области, шло тоже в основном на Украину. Небольшое количество железной руды шло на Криворожсталь. Продукция сельского хозяйства, те же самые фрукты (хотя падение урожая было в два-три раза). Овцеводство как отрасль вообще потеряли, потому что этим занимались в основном крымские татары. И это была действительно такая головная боль: что вообще с этим всем делать? Всей стране тяжело. А в Крыму ситуация усугублялась еще и тем, что, во-первых, выселили традиционного сельскохозяйственного производителя. Люди, которые попытались его заместить, приехали с севера, они не были способны работать в этих степных агротехнических условиях. В Воронеже они картошку сажали, а здесь надо выращивать виноград. Зять Хрущева [Алексей] Аджубей, кстати, об этом говорил в своих воспоминаниях.
Другая головная боль, беда и проблема, традиционная для Крыма, — отсутствие воды. Первые проекты по строительству Крымского канала, чтобы пустить воду из Днепра в Северный Крым, чуть ли не с конца XIX века еще были. Это сейчас мы представляем Крым курортным краем, цветущим, где изобилие фруктов и сады. А ведь этого до войны фактически не было, и в первую очередь из-за отсутствия воды. Половина населенных пунктов имела воду непригодную для питья, в первую очередь именно в зоне степного Крыма. И в конце 1940-х — начале 1950-х годов было принято решение о строительстве Северо- Крымского канала. Сам по себе это был очень масштабный замысел, самый крупный проект, наверное, за первые десятилетия после войны. А это Каховское водохранилище, Каховская гидроэлектростанция, начало собственно канала, десятки водокомпрессорных станций, 402 километра — сам канал, более пяти тысяч километров — разветвленные сетки-рукава.
Это решение было действительно спасением для Крыма. Я писал об этом в статье «Почему Хрущев передал Крым Украине»: если такую стройку начинать, надо все равно иметь хозяина в одной руке — того, кто этим всем будет распоряжаться. Учитывая все факторы, было проще отдать Украине эту больную тему, учитывая, что Крым и так был в одном с ней поле экономических связей. И одним махом эту ситуацию разрешить.
Причем, я могу сказать, это был не единственный прецедент.
Это мы сейчас воспринимаем его как что-то небывалое и необычное. Но после войны административно-территориальные границы областей и на территории Украины, и на территории Российской Федерации, и в других союзных республиках перекраивались регулярно. Этому было объяснение: после войны изменилась структура и территориальное распределение экономики. Изменилась демографическая картина по стране. И чтобы административно-территориальные границы соответствовали новым изменениям, их достаточно легко меняли. Что я имею в виду под структурой экономики: часть предприятий разрушена, что-то стали восстанавливать после войны, что-то не стали. Но при этом огромная часть населения и многие предприятия ушли на восток во время эвакуации и там остались. Екатеринбург, где я живу, за годы войны фактически в два-три раза увеличил численность населения и стал индустриальным центром только в связи со Второй мировой войной, потому что огромное количество заводов сюда было привезено. И это касается всех городов Урала и Сибири.
Где-то территории обезлюдели из-за военного ущерба — то есть изменился экономический ландшафт. Это требовало какого-то реагирования.
Посмотрите, как часто менялась та же Смоленская область, Тверская, Калининская. Это была фактически норма. Менялись и границы между союзными республиками, это тоже надо понимать. Может, не столь часто, но тем не менее. Юг Казахстана отдали Узбекистану, потому что там в одном из районов хорошо произрастал хлопок, на котором специализировался Узбекистан, и он обратился: отдайте нам этот район, нам не хватает своих площадей. Карело-Финскую ССР совсем упразднили, влили в состав Российской Федерации. Зайдите сегодня на ВДНХ, посмотрите на фонтан «Дружба народов». Там не 15 сестер-республик стоит, а 16. И современники — дети, рожденные сейчас — уже не знают этого нюанса.
Дальше — больше. При Хрущеве на территории Казахстана был создан так называемый Целинный край, формально не исключенный из него, а собранный из североказахстанских областей. Но он напрямую подчинялся центру.
То есть именно экономические, организационно-управленческие логики работали иначе, нежели политические и идеологические. Правда, как только Хрущева сняли, этот край сразу же упразднили. Поэтому в тот период это не было чем-то исключительным, тем более что в восприятии людей было ощущение, что Советский Союз вечен, что он нерушимый. И какая разница, РСФСР или Украина. Это было административное решение. Беззлобный народ это принял к сведению — и все.
«Сталин попытался перехватить повестку дня у украинских националистов»
Почему тогда решение о передаче полуострова Украине не было принято при Сталине, когда начались работы по Северо-Крымскому каналу?
Тут на самом деле есть некоторые отголоски, которые приводят и к Сталину. Как только в 1944 году Крым освободили, татар выселили, и пошла политика русификации. Многие крымско-татарские названия были ликвидированы и заменены на русскоязычные. Правда, это было проведено не до конца. Стоял, кстати, вопрос и о переименовании Крымской области в Таврическую область. Известно, что эта идея была Сталину донесена. Якобы он ответил: «Об этом надо подумать». Мне трудно сказать, как к этому относился Сталин — у меня, к сожалению, нет ни сведений об этом, ни документов. Но совершенно очевидно, что и это решение, которое было принято в 1954 году, фактически через полгода после того, как Хрущев возглавил партию, не было его индивидуальным решением. Таких сведений тоже фактически нет. Это было коллективное решение группы людей, которые составляли костяк сталинской администрации, это Ворошилов, Молотов, Маленков.
Но чаще всего это решение приписывают Хрущеву или Маленкову.
Почему Хрущеву приписывают — думаю, потому, что он во многом был инициатором этой идеи. Она ему как минимум понравилась. Во-первых, он отчасти Украину знал. Он после войны в 1944-1947 годах возглавлял там Совет народных комиссаров, потом Совет министров. Так или иначе, он соприкасался с крымской проблемой, потому что, еще раз говорю, обеспечение практически все шло с Украины. Но к 1953 году он уже выступал в роли руководителя союзного масштаба. Ведь проблема Крыма началась с обсуждения положения в сельском хозяйстве в 1953 году, на сентябрьском пленуме. Этой же осенью, в 1953 году, — Сталина только что похоронили — Хрущев приезжает в Крым с полуофициальной поездкой и сам лично смотрит, что там происходит, как эти проблемы решить. А потом он едет в Киев, и это решение обсуждает Президиум ЦК КПСС, который утверждает указ.
То есть все равно все шло по партийной линии. То, что Хрущев здесь, возможно, был закоперщиком, — в этом нет сомнений. Но это не говорит о том, что это было его спонтанное решение, с барского плеча подарок. Нет, конечно. Это точно было коллективное решение того, сталинского руководства.
Вы упомянули, что Хрущев Украину знал, знал и о ее связях с Крымом. Верно ли мнение, что передачей Крыма Хрущев и его соратники хотели изменить этнический состав УССР, чтобы подорвать базу для развития украинского национализма?
Я думаю, нет. Понимаете, дело в том, что когда с 1944 года стали каким-то образом восполнять демографические потери, туда стали завозить работников в первую очередь с территории Украины, многих этнических украинцев, а также с юга Курской и Воронежской областей. А это фактически территории, где проходит этнографическая граница с Украиной. И там достаточно много обрусевших украинцев и людей, близких по языку и культуре к украинцам.
Там хватает и необрусевших украинцев.
Я об этом и говорю. Их завозили целыми селами. А села были моноэтничны. Это первое. По крайней мере, очевидного завоза исключительно этнических русских, конечно, не было.
А во-вторых, обратите внимание, что еще во время и сразу после войны Сталин попытался, говоря современным языком, перехватить повестку дня у украинских националистов. Идея о «Великой Украине» обсуждалась в интеллигентских кругах Украины с начала XX века. И, по большому счету, Сталин цель объединения украинцев в одно государство преследовал и последовательно осуществлял. Я имею в виду присоединение западных областей к Украине в 1939 году. Обратите внимание: в 1945 году в ее состав вошла Закарпатская область, Подкарпатская Русь, которая вообще к Российской империи не имела никогда никакого отношения, а была в Австро-Венгрии. Но обоснование, почему эту территорию тоже надо включить, тоже шло под флагом создания для украинцев единого государства.
На самом деле в 1945 году словацкие коммунисты обращались к Сталину: и Словакию заберите (в отличие от Чехии) под свое крыло. И знаете чем мотивировали?
Чем?
У нас в Словакии живет 20 процентов этнических украинцев, и тогда формирование единого украинского государства или объединение украинцев в одном государстве будет полным. Но почему-то Сталин от Словакии отказался. Видимо, посчитал, что это уже слишком — и так Закарпатье взяли.
Эта ситуация со словаками достаточно красноречиво свидетельствует о том, что они понимали повестку дня создания единого украинского государства. Но уже, в отличие от националистов, которые говорили о «Великой Украине» с начала XX века, речь шла уже о единой Советской Украине на советских, на коммунистических началах. Потому, отвечая на ваш вопрос столь пространно, я не думаю, что это укладывалось в логику противопоставления.
Хотя, безусловно, в позднесоветские годы, хотя Крым принадлежал Украине, если мне не изменяет память, в Симферополе была одна украинская школа, а всего на полуострове где-то пять-шесть. Не больше. Конечно, этот фактор русификации свою роль сыграл. Но в период передачи Крыма Украине, я думаю, каких-то намеренных проектов не было.
«Не проговаривая статус Севастополя. Даже в голову никому не пришло»
Критики передачи Крыма Украине утверждают, что она была произведена с нарушением правовых норм. Это правда?
Я не юрист, не конституционалист, но с этой темой, конечно, знаком. Понимаете, надо, следуя принципу историзма, совершенно четко погрузиться в контекст. Существовало писанное право, и существовали, если хотите, правоприменительные практики. Все это суммируя, можно сказать, что процесс прошел достаточно корректно, хотя, безусловно, в оформлении документов была допущена небрежность и очевидная поспешность.
Ну, например, передали Крым как таковой — весь, не проговаривая статус Севастополя. Даже в голову никому не пришло. А потом оказалось, что не де-юре, а де-факто — это закрытый город союзного подчинения, как анклав такой, что потом, уже в 1990-е годы породило некоторые очевидные шероховатости.
Президиум Верховного Совета СССР по Конституции имел такие полномочия [передачи территорий от одной союзной республики другой]. Верховный Совет утвердил указ [своего Президиума о передаче Крыма Украине]. Республики — Украина и РСФСР — уже потом приняли к сведению. В июне 1954 года они принимали решение внести поправки в свои республиканские конституции. И вот это в основном вызывает сегодня критику. Почему? Потому что — как же так? — сама Российская Федерация об этом решения не принимала. Его приняли союзные органы. Нас как бы не спросили.
И вот здесь есть очень любопытный и тонкий юридический аспект. Еще раз говорю — я не юрист, поэтому, может быть, не очень терминологически точен. Дело в том, что в Конституции Российской Федерации на тот момент был пробел — именно правовой юридический пробел. Там с одной стороны оговаривалось, что изменения территориальных границ и устройства республик не могут осуществляться без согласия республики. А с другой стороны, если юрист посмотрит, — там не прописано, какой орган может принимать это решение от имени всей республики. Вот дойди ситуация до такого — вы, республика, сначала примите у себя, а потом уже обращайтесь в Верховный Совет — и выяснилось бы, что уполномоченного органа, дающего разрешение на изменение границ, территориального устройства по Конституции в РСФСР на тот момент не было. Вот в чем был правовой пробел. Почему он существовал, тоже вполне понятно. Никому из авторов Конституции в голову не пришло бы, Союз — он же нерушимый, вечный.
Ну да.
Поэтому, поскольку Верховный Совет обладал всей полнотой власти (а он собирался на самом деле достаточно редко), между его сессиями — что, на мой взгляд, было абсолютно корректно — принял решение Президиум. Но все документы, безусловно, готовились в первую очередь в партии, потому что было обсуждение в ЦК КПСС, они согласовали все эти документы. Были подключены и исполнительные органы власти — Совет министров. Свои представления Советы министров РСФСР и УССР тоже представили.
Поэтому говорить о том, что согласия республики не было испрошено, конечно, нельзя. Другое дело — и я об этом сказал, — что органа, который уполномочен принимать решения от имени республики, на самом деле не было. Как ни парадоксально. Поэтому, когда уже на уровне союзных органов решение было принято, и были внесены соответствующие поправки в Конституцию Союза ССР, входящим в него республикам — я имею в виду Украину и РСФСР — ничего не оставалось делать, как де-факто поставить вопрос об изменении собственной конституции. Вот, собственно, и все. Но при этом все делалось достаточно быстро, хронология этих событий описана фактически по дням. Вся документальная база известна, она опубликована.
Поспешность и некая правовая небрежность. Это касается, как я привел в пример, статуса Севастополя. Да и сама мотивировочная часть — почему принимается такое решение — тоже весьма расплывчата. К этому тоже можно прицепиться. Но это была такая заготовка, которую, видимо, на тот момент посчитали универсальной. То есть ее сформулировали, одобрили, сказали: подходящая. И начали фактически транслировать из документа в документ.
Вы упомянули, что все было проведено достаточно быстро. А ведь и правда очень быстро — меньше чем в полгода уложились. Как вы думаете, с чем это связано?
Я думаю, тут два события. Первое — это осенний пленум ЦК 1953 года, где обсуждались вопросы сельского хозяйства, и вопрос о Крыме встал в том числе — ведь это аграрная территория. Второе — это уже начавшаяся в 1951 году разработка строительства Северо-Крымского канала, который в первую очередь служил для орошения крымских и южноукраинских земель.
Поэтому здесь все сошлось. Хрущев стал руководителем партии. После смерти Сталина прошло буквально полгода. Берия уже фактически расстрелян. Коллективное руководство на какое-то время воцарилось. Идея появилась и нашла сторонников, оставалось ее только каким-то образом документально оформить. Ну, а это сделали буквально за полтора месяца. Трудно сказать, кому и когда эта идея пришла в голову впервые. Можно фиксировать самый крайний момент — где-то сентябрь 1953 года. До реализации, до указа Верховного Совета — это февраль — считайте, полгода.
Уже современные критики часто обращают внимание на то, что в мире принято такие вещи решать на референдуме. А здесь, получается, людей вообще не спросили. Как к этому относились простые жители полуострова, а также представители низовой номенклатуры и руководство Крыма?
Чтобы ответить на этот вопрос, надо опять же погрузиться в атмосферу той эпохи. Представляете, что такое сталинский Союз? Какая политическая культура? Мы, говоря о референдуме, воспроизводим нынешнюю атмосферу — с нашей политической культурой, с нашим мировоззрением — и пытаемся это транслировать на те времена.
Есть такое.
Но это на самом деле некорректно. У меня, к сожалению, нет документальных источников, свидетельствующих о том, как простые граждане к этому относились. Это было бы крайне любопытно изучить. Мы уже сегодня вспоминали Аджубея — он очень характерную приводит сцену, когда Хрущев приезжает, и народ на Хрущева набрасывается, жалуясь, что здесь невозможно жить, нас обманули — это как раз те самые переселенцы, которые приехали в Крым.
Что касается руководства — вот здесь история более интересная. Дело в том, что руководитель Крымского обкома Павел Титов был ярым противником этого решения. И опять же есть свидетельства того, что когда Хрущев приехал глубокой осенью 1953 года в Крым с полуофициальной поездкой, у него состоялся разговор на троих с Титовым и со вторым секретарем обкома Полянским. И Хрущев, видимо, там эту идею предложил. И вот здесь мнения разделились. Полянский эту тему горячо поддержал, сказал, что это будет хороший выход из ситуации. Какие у него были мотивы — трудно сказать. Возможно, он решил первому секретарю потрафить. Титов же высказался резко против. Кончилось это тем, что Титова тут же сняли, Полянского поставили на его место.
Получается, что на местах были против такого развития ситуации…
Это тоже факт в копилочку того, насколько Хрущев лично педалировал эту идею. По крайней мере, ясно то, что человек, который был хозяином на территории Крыма, первый секретарь обкома, не поддержал этот замысел и пострадал — его перевели на какую-то должность второго-третьего уровня.

Беседовал Игорь Дмитров
https://lenta.ru/

Израиль заявляет о своих правах: Крым таки наш

Звезда Давида еще взойдет на полуострове
Начнем с нынешней ситуации в Крыму, которая помимо курортного сезона и построенного моста через Керченский пролив, связана с обеспечением безопасности как местных жителей, так и многочисленных отдыхающих. Тут вроде все в порядке — солнце жарит и палит, загар прилипает, фруктов в изобилии, а ФСБ не дремлет и периодически задерживает украинских диверсантов и обеспечивает безопасность основной артерии, связывающей полуостров с континентальной частью России, — Крымского моста.
В самом Крыму — полный нейтралитет, по крайней мере, для отдыхающих. Сюда традиционно едут в летний сезон как жители соседней Украины, россияне с Крайнего Севера, Москвы, Смоленска и Тулы, так и граждане Казахстана и Белоруссии. По сути, ничего не изменилось — Крым, он и есть Крым. Прибавилось количество желающих проехать автотранспортом по мосту, тем более что железнодорожное сообщение появится лишь в следующем году, а лететь самолетом не всем по карману. Язык общения привычный — русский, пусть это даже суржик, на «оканья» и «аканья» никто внимания не обращает, равно как и на вопросительное «шо?» Кукурузу на пляже предлагают тоже на вполне понятном диалекте.
За кадром — сам статус Крыма. Россия считает его российским, Украина — «временно оккупированной территорией», крымские татары «исконной землей». И тут, ой, евреи, которые тоже не против разместиться на территории полуострова, но не в качестве отдыхающих, а полноценных граждан. Помимо тех 6−8 процентов, которые проживают в Крыму, более 40 тысяч евреев, граждан Израиля, обратились к президенту России Владимиру Путину с просьбой предоставить им гражданство РФ и дать возможность жить на территории Крыма. Все они (потомки тоже) покинули Крым после распада Советского Союза в 1991 году и теперь желают вернуться в места, где родились.
Вернемся к истории вопроса. Крым действительно предполагался к массовому заселению евреями — это не новость, а реальность. Явно не сенсацией может прозвучать и тот факт, что Крым был частью Хазарии, государственной религией которой был иудаизм. После разгрома Хазарии в Крыму сохранилось небольшое еврейское (караимское) княжество. И сказать: «Таки Крым наш», могут и представители этого народа, которые поселились на этой территории в давние времена, еще в первые века нашей эры.
Евреям Крым «обломился» в 1919 году решением Ленина (В.И. Ульянов), который отверг целесообразность создания автономии в Крыму. Подобный вариант был предложен еврейским комиссариатом при Народном комиссариате национальностей, который занимался, в том числе, поиском свободных земель для заселения евреев, численностью в России около 3 миллионов человек. В Крыму на тот момент их проживало уже более 50 тысяч. Еще не существовало государство Израиль, евреи были гонимы, но их судьба в России была далеко не безразлична. Не могли лишь определиться с местом поселений. Но уже в августе 1924 года ЦИК СССР постановил образовать Комитет по землеустройству еврейских трудящихся. До 1936 года в Крым было отправлено до 300 тысяч еврейских переселенцев. Особым гонениям они подверглись со стороны крымских татар, которым не понравились новые соседи.
Сталин решил проблему просто — евреев он приказал отправить в Биробиджан, на Дальний Восток, чтобы решить межнациональный конфликт. Часть евреев (большая часть), предпочла расселиться в Одессе и Ростове-на-Дону, в других южных регионах. Идея о создании еврейской автономии в Крыму поднималась и позднее, уже в феврале 1944 года, но Сталин ее не принял, посчитав, что место этого народа в Палестине. Он даже спонсировал их оружием для войны против арабов и англичан. В итоге 15 мая 1948 года было провозглашено создание Израиля, с которым СССР первым установил дипломатические отношения.
Евреев планомерно вытесняли из Крыма — во время операции под кодовым названием «Белая куропатка» за Полярный круг, на Новую Землю, ушли 17 пароходов с выселенцами. Сталин поставил жирный крест на образовании еврейской республики в Крыму. Времена меняются. Евреи не оккупируют Крым, но не прочь в нем обосноваться. И свою позицию по поводу возвращения полуострова в состав России высказывают достаточно сдержанно, в отличии от тех же США и Германии.
Чем придется пожертвовать Москве ради договоренности с Вашингтоном
«Любое решение, которое будет принято на основе российско-украинского диалога, нас устроит. Если Москва и Киев договорятся, что Крым российский, то мы не против, — заявил еще в прошлом году заместитель генерального директора израильского МИДа Алекс Бен-Цви. — До тех пор, пока не будет достигнуто консенсуса, Израиль намерен поддерживаться нейтральной позиции. Безусловно, Киев не раз обращался в МИД Израиля с просьбой склониться на его сторону. Мы свою позицию, однако, менять не собираемся».
Предположить можно всё что угодно, тем более что арена политических игр непредсказуема. Но вот вариант — российский Крым будет осваиваться с помощью Израиля, который готов вложить в него свои инвестиции и переселить на полуостров граждан, бывших выходцев из Советского Союза. Киев в этом случае автоматически закроет рот по поводу «аннексии», Вашингтон отменит санкции, Берлин утрется тряпочкой Меркель, Москва оставит территориальное превосходство (в первую очередь за счет военных баз). В итоге — Крым наш и Крым таки наш.

Виктор Сокирко

https://svpressa.ru//politic/

Киев показал фото возведения второй полосы в аэропорту у Севастополя

На военном аэродроме Бельбек в Крыму строится вторая взлетно-посадочная полоса, рассказали в украинском Министерстве по вопросам временно оккупированных территорий. Об этом в ведомстве узнали при помощи космической съемки
Украинское Министерство по вопросам временно оккупированных территорий, созданное в связи с конфликтом на востоке Украины и референдумом о присоединении к России в Крыму, выяснило, что на военном аэродроме Бельбек возле Севастополя ведется строительство второй взлетно-посадочной полосы. Об этом говорится в сообщении, опубликованном на сайте ведомства.
Такие материалы, как уточнили представители министерства, были получены Киевом с помощью космической съемки. На имеющихся в распоряжении ведомства снимках, как уточнили в пресс-службе, видно: «на территории аэродрома сейчас активно ведутся грунтовые работы». Они, как стало известно министерству по вопросам временно оккупированных территорий, были начаты в январе.
Это, как подчеркнули в украинском ведомстве, «является подготовительным этапом к проведению асфальтобетонных работ по строительству новой взлетно-посадочной полосы (ВПП), которые также уже начаты». Новая полоса, по данным представителей министерства, будет расположена параллельно уже существующей ВПП. Ее длину в Киеве оценили примерно в 4 км.
Кроме того, на строительной площадке, как рассказали в пресс-службе, согласно фотографиям из космоса, «были зафиксированы около 60 единиц строительной техники и, вероятно, цементный мини-завод».
«Строительство дополнительной полосы для гражданских нужд, — как подчеркнули в украинском Министерстве по вопросам временно оккупированных территорий, — по мнению Киева, создает новые возможности для нарушения украинского и международного законодательства международными авиакомпаниями и может свидетельствовать о намерениях оккупационных властей создать резервные пути сообщения полуострова с Россией на случай перебоев в работе аэропорта в Симферополе, или неудачи с проектом строительства Керченского моста».
«Из открытых источников известно, что строительство проводит Министерство обороны России, что также может свидетельствовать о намерениях усиления военного присутствия России на территории оккупированного полуострова, в том числе в части военно-воздушных сил и сил противовоздушной обороны», — заявили также представители ведомства, заметив, что зафиксированные на снимках параметры новой ВПП свидетельствуют, что после завершения строительства полосы аэродром Бельбек сможет принимать все типы самолетов военной авиации, включая стратегическую.
Прежде, 29 марта, о том, что на военном аэродроме возле Севастополя появится вторая полоса в интервью изданию «Аргументы недели — Крым» рассказывал глава пресс-службы аэропорта Симферополя Игорь Лаптев. Тогда же издание уточняло, что изначально об этом проекте на встрече с губернатором Севастополя 21 марта сообщил замминистра обороны Тимур Иванов. Новая ВПП, по его данным, будет возведена до конца 2018 года. Она займется приемом спецрейсов, уточнял Иванов. При этом Лаптев впоследствии рассказал, что Бельбек на начальном этапе займется обслуживанием рейсов деловой авиации».
Аэропорт Бельбек был построен в 1941 году как военный аэродром. Во времена СССР и Украины там базировалась истребительная авиация. С 2002 года Бельбек получил статус международного аэропорта. С его территории начали выполняться гражданские рейсы по перевозке пассажиров.
После же референдума о присоединении Крыма к России в 2014 году российское военное ведомство разместило в Бельбеке 38-й истребительный авиаполк. Аэродром обслуживал исключительно Военно-воздушные силы России, гражданские рейсы оттуда не осуществлялись.

Автор: Евгения Маляренко.
https://www.rbc.ru/politics/

На Крым НАТО заходит со стороны моря

Американская база в Очакове и покупка Софией и Бухарестом французских ракетных корветов — звенья одной цепи
На фоне массового возмущения в нашей стране внезапным появлением американских военных в украинском городе Очакове и началом строительства там современногопункта базирования совершенно незаслуженно, на мой взгляд, абсолютно незамеченной в России оказалась другая новость. На днях американское издание Defense News сообщило, что в 2018—2024 годах Министерство обороны Румынии намерено приобрести за рубежом сразу четыре ракетных корвета на общую сумму 1,93 млрд. долларов. Законопроект, разрешающий такую сделку, уже в парламенте.
По странному, казалось бы, совпадению ровно такая же идея вдруг овладела умами военных в Болгарии. Та страна живет победнее румын. Видимо, лишь поэтому София в те же сроки собирается раскошелиться всего на два ракетных корвета. И на сумму, почти вчетверо меньшую — 503 миллиона долларов.
Надо признать, что и румынам, и болгарам траты предстоят просто неподъемные для них. Ведь военный бюджет, к примеру, Румынии в нынешнем году составляет всего 16,3 млрд. лей (3,6 млрд евро). Для того чтобы выделить и такие средства на оборону, ее правительству пришлось просто-таки ободрать другие статьи бюджета. А, например, в области финансирования образования эта страна и так на последнем месте в Евросоюзе. Понятно, что срочная закупка сразу четырех корветов неизбежно сожрет огромную часть бюджетного пирога Бухареста. И хочется понять: с чего это вдруг там решили пойти на новые денежные лишения?
Когда сразу в двух европейских столицах, в прежние годы особой заботой о своих военных флотах не отличавшихся и корабли за рубежом если и приобретавших, то исключительно на рынках глубокого «сэконд-хенда», практически синхронно принимаются решения о быстром наращивании боевых возможностей на Черном море, логично предположить, что такое решение им кто-то настойчиво порекомендовал. И этот «кто-то» настолько могущественен, что лучше ему не противоречить.
Украина может интегрироваться в альянс лишь одним способом — отказаться от Крыма и Донбасса
Чтобы поискать этого таинственного закулисного советчика и понять его мотивацию, предлагаю вспомнить идею создания на Черном море объединенной флотилии стран-участниц НАТО. Впервые эта мысль была озвучена в январе 2016 года как раз в Бухаресте. На сайте правительства Румынии тогда появилось сообщение, что инициатива по созданию «Союзнической флотилии» с целью помешать доминированию России на Черном море уже в феврале того же года будет обсуждена на ближайшей встрече министров обороны государств-участников Североатлантического альянса. Как и следовало ожидать, начинание Румынии было встречено горячими и продолжительными аплодисментами в Брюсселе. А генсек НАТО Йенс Столтенбергтут же заявил, что фактически дело в шляпе: «Мы договорились об увеличении военно-морского присутствия НАТО в Черном море для расширения профессиональной подготовки, повышения осведомленности о ситуации и координации сил на море».
Многим тогда показалось, что на самом деле разговоры об «Объединенной флотилии» — это просто элементы политического давления на Москву, которые на практике подкрепить нечем. Потому что известная Конвенция Монтре резко ограничивает присутствие в этих водах военных флотов стран, не имеющих собственных выходов к черноморскому побережью. Их кораблям из Средиземного моря можно проходить Босфором и Дарданеллами на срок не более 21 суток. А потом — будьте любезны восвояси.
Сильно ограничен и суммарный тоннаж водоизмещения таких отрядов боевых кораблей. Что, например, делает невозможным появление в Черном море не только чужих авианосцев, но и десантных кораблей-доков. Как при таких условиях формировать «Объединенную флотилию»? Понятно же, что основу ее боевой мощи должен составлять 6-й флот ВМС США, который уже много десятилетий ни на день не вылазит из Средиземноморья. Но вот Черное море он имеет право навещать только изредка и ненадолго. Своими эсминцами УРО. Что и проделывает регулярно на ротационной основе. Но какая же это флотилия? Так, одиночные патрули и демонстрация звездно-полосатого флага…
ВМС тех членов НАТО, которые имеют свои порты на Черном море, в расчет не принимались, видимо, даже в Брюсселе. Поскольку боевым ядром, допустим, флота Румынии, ее красой и гордостью, и сегодня являются фрегаты «Регел Фердинанд» и «Регина Мария». О какой-либо угрозе с их стороны российскому Черноморскому флоту говорить не стоит, ибо это бывшие английские фрегаты F95 «Лондон» и F98 «Ковентри» (тип «Бродсуорд»), списанные в Великобритании по причине крайней дряхлости и проданные по дешевке румынам. Их покупка в 2007 году за 116 млн. фунтов стерлингов спровоцировала сильный коррупционный скандал в Бухаресте, но дело было сделано.
Есть у румын еще многоцелевой фрегат «Мэрэшешть» собственной постройки. Однако его боевая биография не задалась с самого начала. Заложенный на верфи как ракетный эсминец «Мунтения», он вскоре едва не угодил в металлолом. Оказалось, что местные конструкторы, не имевшие опыта строительства крупных боевых кораблей, сильно ошиблись в расчетах остойчивости «Мунтении». И это грозило эсминцу гибелью даже не в бою, а просто в сильный шторм. Поэтому в 1988 году его государственные испытания были прекращены на неопределенный срок.
В 1990—1992 годах так и не вступивший в строй эсминец решено было переоборудовать. Ему срезали часть надстроек, укоротили дымовую трубу и мачты, а пусковые установки старых советских противокорабельных ракет П-15М «Термит» опустили на палубу ниже, сделав для них специальные вырезы в бортах. То, что получилось, разжаловали во фрегат и переименовали в «Мэрэшешть». Видимо, опасность быть утопленным обычными волнами уменьшилась, но боевая ценность нового корабля оказалась сомнительной с самого начала.
ВМС Болгарии на сегодня выглядят еще хуже. Достаточно, полагаю, упомянуть, что их флагманский фрегат «Верни» (BGS «Verni») — это бывший бельгийский «Wielingen» («Вилинген»), спущенный на воду четыре десятилетия назад — в марте 1976 года. При вводе в боевой состав ВМС Бельгии в 1978 году его «крестной матерью» была названа Фабиола де Мора и Арагон, королева Бельгии, супруга, а затем — вдова короля Бельгии Бодуэна I. Но даже высокое покровительство, как известно, никого не спасает от старости. В 2006 году как раз в Брюсселе «Wielingen» списали, а в 2008 году удачно сбагрили болгарам.
В общем, ВМС Болгарии это тоже пока не угроза российским интересам в Черноморье. Что остается для задуманной в Брюсселе флотилии западных союзников? Флот Турции? Да, он достаточно многочислен и современен. Но регулярные политические фокусы президента Реджепа Эрдогана не позволяют, видимо, в штаб-квартире НАТО особо рассчитывать на его лояльность в гипотетическом военном конфликте с Россией на южном фланге альянса. Потому на сегодня заявления Бухареста и Брюсселя о будущей грозной флотилии сильно попахивают блефом.
Но это — на сегодня. А наши противники, очевидно, ходы свои просчитывают на длительную перспективу. Настолько длительную, что можно попытаться решительно переформатировать ВМС давно на все согласных Болгарии и Румынии. Полагаю, именно так родилось почти синхронное и разорительное для них решение Софии и Бухареста прикупить себе немножко современных ракетных корветов. Тогда именно эти корабли могут стать основой «Союзнической флотилии» на Черном море. А в кризисные периоды к ним на подмогу станут регулярно приходить эсминцы УРО 6-го флота ВМС США.
Не стал бы исключать, что и военно-морская база в Очакове, за которую так спешно взялись американцы, тоже нужна для оперативного развертывания этого соединения НАТО поближе к российскому Крыму.
Если эти рассуждения верны, тогда было бы интересно попытаться понять, шестерку каких именно ракетных корветов в альянсе вознамерились противопоставить нашему Черноморскому флоту? И каков может быть их суммарный боевой потенциал?
Defense News не раскрывает, о каких именно кораблях синхронно размечтались наши изменчивые бывшие «братья по оружию» из канувшего в лету Варшавского договора. Но вот менее месяца назад, в конце августа, в Болгарии с визитом побывал президент Франции Эммануэль Макрон. И, по сообщениям прессы, настойчиво рекламировал принимающей стороне корветы класса «Говинд» французской компании Naval Group. Поскольку «Говинды» — это действительно достаточно современные боевые единицы, они активно поставляются Парижем на экспорт (в частности, в Египет и Малайзию), скорее всего, их болгары с румынами и закупят. Что тогда они приобретут в смысле тактико-технических характеристик? И кого именно тогда придется рассматривать в прицелы морякам-черноморцам?
Корветы класса «Говинд» французами выполнены с использованием технологий «стелс». Имеют водоизмещение 2200 тонн. Длина — 106,38 метра, ширина 12,3 метра, осадка 5,6 метра. Скорость хода — 28 узлов. Дальность плавания — 6000 миль при 16 узлах. Экипаж 159 человек.
Но самое интересное, без сомнения, вооружение. На борту каждого корвета есть достаточно мощная артиллерия, противолодочное и зенитное вооружение. В ангаре — вертолет. Предусмотрено размещение «беспилотников» различного назначения. Однако главное — две четырехконтейнерные пусковые установки противокорабельного ракетного комплекса MBDA Exocet MM40 Block 3. Его дальность стрельбы — до 180 километров. В разы меньше, чем у наших «Калибров». Но в бассейне Черного моря и этого может оказаться достаточно. Особенно — из Очакова, от которого до Севастополя, тем более — Донузлава рукой подать.
Крылатые ракеты семейства Exocet широко известны с 70-х годов прошлого века. Разработаны французами с участием британских и германских специалистов. Лучшей рекламой для этих КР стал вооруженный конфликт между Британией и Аргентиной вокруг Фолклендских (Мальвинских) островов в апреле-июне 1982 года. Тогда ракетами Exocet, выпущенными с аргентинских штурмовиков «Супер Этандар», был утоплен лучший на то время эсминец ВМС Великобритании «Шеффилд». Ракета пробила его борт выше ватерлинии. Внутри корпуса не взорвалась — не сработал контактный взрыватель замедленного действия. Однако от остатков ракетного топлива во внутренних помещениях «Шеффилда» вспыхнул сильный пожар. Создалась реальная угроза взрыва ракет и артиллерийского боезапаса эсминца. После пяти часов безрезультатной борьбы с огнем экипаж покинул корабль.
Впрочем, эта война выявила и явные слабости Exocet. Вначале, в день гибели «Шеффилда», от них с помощью умелой и своевременной постановки пассивных помех из простых дипольных отражателей спасся британский фрегат «Плимут». А спустя некоторое время ракетная атака аргентинцев на авианосец «Гермес» тоже не увенчалась успехом по той же причине. Дипольные отражатели дезориентировали подлетавшие к авианосцу Exocet. В итоге они навелись на другую крупную цель — шедший в составе отряда океанский контейнеровоз «Атлантик Конвейер» с 15 боевыми вертолетами на борту. Вместо «Гермеса» на дно отправился он. Это была, безусловно, победа, но проигрывавшей войну Аргентине хотелось большего.
Конечно, с той поры работа над ракетным комплексом Exocet во Франции продолжалась. В частности, в 1993 году система управления и самонаведения такого оружия была переведена на новую элементную базу и цифровые методы обработки информации. Этот вариант получил обозначение Exocet block II. Говорят, он обладает повышенными возможностями преодоления средств противоракетной обороны. А стоящий на корветах класса «Говинд» вариант MM-40 block III приспособлен для стрельбы не только по морским, но и по береговым целям.
Но ведь и у нас с 80-х годов прошлого века тоже появилось много вещей, куда более эффективных, чем примитивные дипольные отражатели. Только проверять этот тезис на практике очень бы не хотелось. Хотя, конечно, в Брюсселе и в Вашингтоне с нашими желаниями нынче не больно считаются. Для того и торопятся с «Союзнической флотилией» на Черном море.

Сергей Ищенко
http://svpressa.ru/war21/

Турция отправит в нокаут Крым и Сочи

Министр иностранных дел Турции Мевлют Чавошоглу сделал официальное заявление о том, что его страна готова принимать российских туристов по внутренним паспортам. С начала года такое послабление уже ввела Армения, либерализовали визовый режим для россиян также Япония и Объединенные арабские эмираты (ОАЭ). Но именно конкуренции с Турцией отечественные отельеры боятся больше всего.
Загранпаспорта отменяют для России… и Украины
Мевлют Чавошоглу в воскресенье побывал в Анталии, и в конференц-зале местного колледжа встретился с членами российской культурной ассоциации (она объединяет выходцев из России, проживающих в южной провинции). Встреча была сугубо агитационной – в преддверии референдума об изменении турецкой Конституции, который должен пройти 16 апреля.
Чавошоглу рассказал, что сегодня отношения между Турцией и Россией улучшаются (в том числе удалось договориться о режиме прекращения огня в Сирии). Министр заявил, что турецкий МИД активно работает над тем, чтобы граждане России могли въезжать в страну по внутренним, а не заграничным паспортам.

По словам Човошоглу, такие переговоры начались еще два года назад, но затем их пришлось прервать после сбитого турецкими ВВС российского Су-24 в ноябре 2015 года. Сейчас, когда отношения двух стран нормализовались, рассказал членам российской диаспоры министр, переговоры о либерализации визового режима снова возобновились.
Основная проблема, по словам главы МИДа, – это то, каким образом обеспечить идентификацию прилетающих россиян. Вероятнее всего, для этого в аэропортах будут установлены специальные сканеры паспортов.
Спустя два дня, во вторник, Чавошоглу выступил уже на агитационной встрече с местными гражданскими активистами в Кемере: он заявил, что по итогам 2017 года в Турции удастся вернуть туристический поток из России к показателям «докризисного» 2015 года – а это около 4 миллионов отдыхающих.
По словам Чавошоглу, еще быстрее растет поток отдыхающих из Украины: в прошлом году он увеличился в полтора раза, а в текущем должен вырасти еще на 20%. Как заявил министр, перед правительством Турции стоит задача нарастить число украинских туристов еще как минимум в полтора раза в течение нескольких лет.
Для этого также будет либерализован визовый режим. Сейчас, заявил Чавошоглу, с правительством Украины уже начались переговоры о том, чтобы и граждане этой страны могли въезжать в Турцию по внутренним паспортам.
Россияне будут спасать турецкие курорты?
Председатель регионального отделения Турецкой ассоциации турагентств (Tursab) в провинции Алания Суат Чавошоглу считает, что именно сейчас привлечение туристов из России и Украины крайне важно для турецкой экономики. Это связано с волной тюркофобии, охватившей страны Западной Европы, откуда традиционно приезжал большой поток туристов. Кроме того, как отмечает Суат Чавошоглу, многих отдыхающих отпугнули и террористические акты.
Насколько именно повлияло мартовское «похолодание» отношений Турции и Евросоюза на туристический поток, сказать пока сложно. Минкультуры Турции недавно опубликовало официальную статистику лишь по итогам 2016 года. Но уже и она удручающая (по крайней мере, для турецкого правительства): в прошлом году в страну въехало 30, 9 млн туристов, в то время как в 2015 году их было 41, 1 миллиона, то есть на треть больше.
Причем падение продолжилось уже и в нынешнем году: по итогам января число туристов, приехавших в Турцию, сократилось еще на 10% (чуть менее двух миллионов человек). В том числе вдвое уменьшилось количество отдыхающих из стран Ближнего Востока и на четверть – из Западной Европы (из Германии, Дании, Ирландии, Чехии, Финляндии – на треть).
На треть рухнуло число отдыхающих в Турции из Австралии, США и даже из Японии и Южной Кореи… Видимо, причина действительно в том, о чем говорит Суат Чавошоглу, – охватившая западный мир тюркофобия.
При этом чуть меньшее падение по итогам января продемонстрировал турпоток из стран Восточной Европы (в сравнении со странами Западной Европы). А вот из государств бывшего СССР, вопреки всеобщему тренду, в Турцию приехало даже больше туристов. Из России – на 80%, из Узбекистана – на 60%, из Грузии и Азербайджана – на четверть, а из Казахстана – на 20%.
Отельеры страдают от собственной жадности
Неудивительно, что на фоне печальных цифр статистики турецкий МИД так усиленно привлекает туристов из постсоветских государств, и в первую очередь из России и Украины. Только вот чем это обернется для самого российского турбизнеса? Сможет ли он конкурировать с турецкими курортами, если прилететь сюда можно будет вообще без загранпаспорта?
Эти вопросы «Свободная пресса» задала нашему постоянному эксперту, управляющему партнеру консалтинговой компании Kirikov Group Даниилу Кирикову.
– Отмена загранпаспортов для въезда в Турцию сильно ударит по российским курортам. Сыграют в этом роль сразу несколько факторов.
Во-первых, по соотношению цены и качества услуги в Турции намного выгоднее и доступнее, особенно сейчас, когда стабилизировался курс рубля.
Во-вторых, многие уже посетили Крым и теперь вернутся к заграничному отдыху.
В-третьих, отмена загранпаспортов станет хорошим стимулом для тех, кто не ехал за границу только по причине их отсутствия и желания избежать излишних проволочек.
Учитывая, что загранпаспорта имеют только порядка 30% россиян, а желающих отдыхать на море намного больше, то для многих это станет хорошим шансом выехать за границу. Если раньше Турцию посещало порядка 4 млн туристов в год, то отмена загранпаспортов и стабилизация курса рубля, по моим оценкам, может привести к увеличению этой цифры на 30-40%.
Все российские курорты страдают от завышенных цен в сочетании с очень низкими стандартами обслуживания. Качественный сервис можно встретить только в высоком ценовом сегменте, однако если сравнивать его с заграничными предложениями, то отдых, например, в Сочи может выйти дороже, чем отель высокого уровня в Европе.
Чтобы конкурировать с Турцией, требуется повышение качества и увеличение средних ценовых предложений, направленных на широкого потребителя. Есть и другие проблемы. Скажем, Крым пользуется большой популярностью, однако повысить поток туристов можно было бы, решив проблемы с логистикой – приехать на полуостров железнодорожным транспортом до сих пор нельзя, а на самолете дорого.

https://news.rambler.ru/

Учения в Крыму: вежливый ответ на грубые притязания

Москва не устает призывать НАТО переосмыслить опасную и не имеющую разумных перспектив политику устрашения России. Но складывается впечатление, что специалисты по переосмыслению и вообще осмыслению происходящего на Западе почти закончились.

В Крыму проходят крупнейшие учения ВДВ с участием Черноморского флота и ВКС. В них задействованы свыше двух с половиной тысяч военнослужащих и около шестисот единиц боевой техники, в том числе корабли и самолеты. В Минобороны заявляют, что в истории российской армии впервые в рамках учений ВДВ сразу три соединения были одновременно подняты по тревоге и частично переброшены в Крым со штатным вооружением и техникой.
В НАТО за маневрами наблюдают с неприкрытой настороженностью. А в Киеве, понятное дело, говорят о том, что они якобы незаконны, поскольку проводятся на «оккупированной» территории. Надо бы всем этим горячим головам поостыть и не провоцировать Россию на дальнейшие ответные шаги, связанные с мягко говоря недружественной стратегией альянса. При этом нелишне помнить, что Крым полностью завершил интеграцию в общероссийскую систему ПВО, на полуострове на боевое дежурство поставлены новейшие системы вооружений. Что называется, муха не пролетит.
Тем не менее, НАТО наращивает активность в Черном море, заявляя при этом о якобы «агрессивной» политике Москвы. В феврале в его акватории прошли военно-морские учения «Морской щит-2017» при участии Украины и семи стран-участниц западного блока. В марте мастерство оттачивали уже исключительно американские и румынские военные. Впрочем, все равно в рамках Североатлантического альянса. Затем экипажи кораблей НАТО провели очередные учения с украинскими моряками. Демонстрировали им мастерство владения водолазным и противоминным оборудованием. Затем в Черное море зашел французский фрегат-невидимка La Fayette, на котором могут быть размещены элементы системы ПРО.
Картину натовской активности дополнил десантный корабль США, на днях вошедший в акваторию Черного моря. Но ему пока «везет» – рядом не пролетали самолеты российских ВКС. Помнится, в 2014 году экипаж эсминца американских ВМС «Дональд Кук», пришедшего в Черное море, сильно испугался российского Су-24. А тот всего-то и сделал, что облетел это судно.
Можно также вспомнить слова генсека НАТО Йенса Столтенберга, который некоторое время назад подтвердил: страны альянса обсуждают увеличение сил в акватории Черного моря. Столтенберг тогда особо подчеркнул, что эти усилия якобы направлены на предотвращение, а не на провоцирование возможного конфликта с Россией. Звучит лукаво и неправдоподобно. Глава альянса тогда же добавил, что цель западного военного блока – «создать необходимую основу для политической вовлеченности России». Что стоит за этими словами, куда пытаются «вовлечь» Российскую Федерацию – бог весть. Но увеличение присутствия натовских сил в Черном море – очевидный факт. При этом яростные сторонники расширения альянса и западного влияния периодически восклицают, что НАТО «должна помешать Владимиру Путину превратить Черное море в «российское озеро»». Видимо, оно должно стать «озером» натовским. Россия, кстати, за исключением острых исторических периодов, столетиями мирно сотрудничала с соседями по Черному морю и никогда не ставила задачи сделать его своей «собственностью».
Очевидно, что действия и усилия альянса в этом регионе сконцентрированы на единственной цели – устрашении Москвы, демонстрации ей мускулов и серьезности намерений. Но это деструктивная позиция. Постпред России при НАТО Александр Грушко считает, что повышенная активность альянса вдоль российских границ создает новую реальность и может привести к витку гонки вооружений.
А усиление военного присутствия противоречит Конвенции Монтре – базовому документу, на протяжении десятилетий гарантировавшему военную стабильность в черноморском регионе. Но Вашингтон и Брюссель об этом, видимо, даже не задумываются. Напротив, создают новые штабы и координационные центры, полноценную военную инфраструктуру, включая строительство аэродромов, в непосредственной близости от российских границ. И это не говоря о резком увеличении количества военнослужащих и техники в той же самой Прибалтике или Польше. Москва все это, конечно, учитывает. Но не устает призывать НАТО переосмыслить опасную и не имеющую оптимистических перспектив политику устрашения России. Вот только складывается впечатление, что специалисты по переосмыслению и вообще осмыслению происходящего на Западе почти закончились.

Автор Илья Харламов, радио Sputnik

Крым надо превратить в интеллектуальный офшор

По мнению Михаила Делягина, это путь к стратегическому партнерству с Западом
Можно обсуждать, скомандует ли Трамп своим европейским шавкам «к ноге» или сочтет более выгодным для США сохранение санкций Евросоюза, подрывающих его экономику (при снятии американских санкций), но длящийся на Западе уже третий год праздник хамства и безнаказанной русофобии вызван, прежде всего, беспомощностью российской бюрократии и нежеланием ее большой части защищать наши национальные интересы.
Если вы превращаете себя в урну для плевков — не удивляйтесь, что в вас будут плевать. Если вы превратили себя в коврик для вытирания ног — не возмущайтесь тем, что о вас их вытирают.
Российская бюрократия до сих пор не зафиксировала официально ни нацистский характер госпереворота на Украине и, соответственно, нынешней украинской государственности, ни полностью нарушающей решения Нюрнбергского трибунала поддержки Западом нацизма (пока только на Украине). Более того: она крайне робко разъясняет бесспорную юридическую позицию России по Крыму (так как в момент совершения нацистского переворота украинская государственность исчезла, принцип государственного суверенитета просто не к чему было применять). Возможно, это вызвано стыдом за поддержку российской бюрократией нацистской государственности Украины: без нее она не обрела бы легитимности и не просуществовала бы и года, но факт остается фактом.
Ровно так же мы не слышим и внятной позиции по Курильским островам: наша бюрократия старательно замалчивает то, что в 1956 году мы были готовы рассмотреть вопрос о передаче Японии двух островов исключительно при условии полной и вечной демилитаризации Японии, включая вывод с ее территории всех баз США. Отказ японских властей от этого (не говоря о готовности разместить на Курильских островах базы НАТО) означает их отказ и от островов.
Характерно нежелание российской бюрократии потребовать расследования возникновения клещевого энцефалита, наносящего нашей стране колоссальные потери: он появился вскоре после размещения на границе японских лабораторий по разработке и производству бактериологического оружия.
Чтобы заставить Запад отменить санкции против нас, надо вместо взываний к разуму и закону сделать их болезненными для самого Запада. Медведевские контрсанкции, похоже, специально разрабатывались так, чтобы оказаться ударом молотком по своему пальцу и дискредитировать в общественном сознании саму идею возможности защиты наших интересов.
Между тем простой запрет на ввоз в Россию алкоголя и автомобилей (с сохранением ввоза машинокомплектов для сборки) может весьма серьезно прочистить то, что некоторые европейцы всерьез полагают своими мозгами. Надо приостановить действия соглашений ВТО в отношении стран, нарушивших их санкциями, и расследовать обстоятельства запихивания России в ВТО.
Много и других возможностей, но главное — надо воспользоваться условиями, которые созданы нам Западом. Он вывел Крым из системы международного права: российская бюрократия с готовностью возлагает на крымчан связанные с этим неудобства, но и не думает о предоставлении преимуществ и выгод, связанных с этим положением.
Ведь сегодняшнее международное право во многом репрессивно. Взять хотя бы главное направление прогресса: информационные технологии. Они жесточайшим образом ограничиваются так называемой «интеллектуальной собственностью», которая давно уже, на мой взгляд, из инструмента защиты интересов творцов и стимулирования творчества выродилась в чудовищное орудие наглого злоупотребления монопольным положением.
Многие западные компании блокируют использование своих программ и приложений в Крыму. Правильным ответом, о котором в частном порядке говорят многие авторитетные в этой сфере специалисты, будет объявление Крыма интеллектуальным офшором, в котором не действуют патенты, выданные в странах, развязавших против России санкционную войну. Это сделает Крым Меккой свободных исследователей, — в частности, программистов, не говоря о владельцах торрент-трекеров, которые организуют свободный обмен музыкой и фильмами. Программисты смогут спокойно исследовать достижения таких гигантов, как Apple и Microsoft, не боясь быть наказанными за нарушение прав интеллектуальной собственности.
То, что свободное использование распространится на все технологии Запада, позволит свободно исследовать, использовать и развивать его сегодняшние технологии. Сегодня монопольное право «интеллектуальной собственности» сдерживает технологический прогресс; освобождение Крыма из-под этого бремени при минимальных дополнительных усилиях сделает его центром технологического творчества не в российском, а в мировом масштабе, превратит его в локомотив научно-исследовательской и технологической мысли, способный ускорить все развитие человечества!
Роль государства при этом будет ему вполне по силам: обеспечение минимальной инфраструктуры.
Ведь военное противостояние — это позавчерашний, а экономическое — вчерашний день. Сегодня конкуренция носит цифровой, коммуникативный характер, и освобождение Западом Крыма из оков международного права, защищающего доминирование монополий, дает нам колоссальный шанс стать лидерами в мировой интеллектуальной гонке при помощи освобождения интеллектуальной деятельности!
Если же, например, компания Microsoft всерьез захочет защитить свои интеллектуальные права и в Крыму, она сможет перерегистрироваться в любой стране, признающей его воссоединение с Россией. Из них сегодня для нее наиболее удобны Венесуэла, Никарагуа и Афганистан. Думаю, после объявления Крыма интеллектуальным офшором его принадлежность России быстро признает Белоруссия, — именно чтобы стать местом перерегистрации западных корпораций, желающих защитить свою интеллектуальную собственность.
Другим путем для Microsoft является добиться снятия американских санкций с России и официального признания властями США принадлежности Крыма.
Однако и то, и другое потребует времени, а за это время и Крым, и мировое технологическое развитие успеют сделать огромный шаг вперед.
Не говоря о том, что побочное следствие процесса — признание статуса Крыма и ликвидация связанного с этим юридического недоразумения — тоже имеет некоторый смысл.
Заявления западных наблюдателей о том, что превращение Крыма в интеллектуальный офшор станет «объявлением Западу войны», — проявление крайней степени инфантилизма, которым болен Запад. Он не желает признавать, что, развязав против России холодную войну на уничтожение и, в частности, развязав против нас экономическую войну санкциями, давно заработал честный и адекватный ответ. Он привык расценивать наше милосердие, в том числе и к поддерживающим нацизм деятелям вроде Обамы, Меркель и Олланда, как проявление ничтожества и слабости. Потакать ему в этой инфантильности — самоубийство, причем мы уже отказались от его совершения.
Западу пора взрослеть и заново учиться выстраивать причинно-следственные связи между своими действиями и их последствиями. Если мы поможем ему в этом, то после естественной подростковой «ломки» он станет нам благодарен, и эта благодарность станет более надежной основой нашего будущего союза, чем совместная эксплуатация российских или даже чьих-нибудь еще недр.

Михаил Делягин
Российский экономист, публицист и политик. Выпускник экономического факультета МГУ, доктор экономических наук, действительный член РАЕН. Председатель Идеологического совета партии «Родина» (2004-2006). В марте 2010 года создал и возглавил оргкомитет по созданию политической партии «Родина: здравый смысл (РЗС)».
http://svpressa.ru/politic/

Чем на самом деле оказались учения ПВО Украины

Залежавшаяся гордость Незалежной
В Минобороны Украины с особой гордостью уже не первый день рапортуют обуспешных пусках ракет С-300 комплексов ПВО, которые проводились в Херсонской области, в непосредственной близости от Крымского полуострова, что, безусловно, не могло понравиться России. При этом — что особо потешно — киевские политики называют эти пуски «испытаниями управляемых ракет средней дальности», будто речь идет о высокоточном или ядерном оружии. Одновременно с болезненной настойчивостью они заявляют об «истерике Кремля» и «угрозах ответного удара со стороны России», явно выдавая желаемое за действительное.
Изначально украинская сторона заявила, что траектории полета ракет будут проходить чуть ли не в небе Крыма, так как это, дескать, украинская территория. Киев, явно подогревая скандал, ожидал бурной реакции Москвы, но реакция оказалась вполне рабочей.
Росавиация и Минтранс в связи с неадекватным поведением соседей предупредили ИКАО и авиакомпании о возможном изменении зон полетов. МИД РФ, как и положено, назвал «ракетные пуски вблизи Крыма провокацией», а военные предупредили: нарушите нашу границу — будем ваши ракеты сбивать, и на время проведения украинских стрельб собственные боевые расчеты ПВО перевели на усиленный режим службы. Как говорится, защита от дурака. Все это стандартные действия любой страны в подобных случаях. И никаких ультиматумов, военного положения, «ответных ракетных ударов», про которые с таким самоубийственным упоением кричали украинские СМИ.
Такая реакция Кремля (точнее, никакой реакции) оказалась очень обидной для Киева. Москва словно не заметила воинственной стойки соседа, а он так старался, подбирая позы пострашнее. Но в результате после серии угрожающих прыжков и ужимок самому же пришлось подвинуться. Как пояснили в Росавиации, непосредственно накануне стрельб «Киев вновь изменил границы опасных зон для полетов гражданских судов, сдвинув на запад за пределы РФ» (хотя официально Киев этого и не признал).
Но после начала стрельб начальник пресс-центра Воздушного командования Украины «Юг» Владимир Крыжановский заявил: «Ближайшее приближение ракет может составлять не более 30 км от побережья Крымского полуострова». Наши военные эксперты с самого начала ничуть не сомневались, что именно так все и будет. 30 км — это, конечно, тоже близко, но не критично. Да и что в этих учениях вообще могло быть критичного?
Оружие ПВО — оборонительное, а не наступательное, так что пусть напрягаются те, кто собирается нападать на Украину. В планы России это не входит, и нам беспокоиться не о чем. Единственное, что у нас могло бы вызвать беспокойство — «МК» накануне писал об этом, — так это лишь старые украинские ракеты.
Как заявляли наши эксперты, ракеты комплексов С-300, которые имеются на вооружении Украины, производства середины 80-х годов прошлого века. Их когда-то делали в Борисполе под Киевом. Причем они изначально были плохого качества. По словам специалиста, «у них еще в те времена процентов у сорока при запуске происходил прогар двигателя — очень ненадежные ракеты. А уж теперь, когда они столько пролежали, и говорить нечего…»
Правда, на сей раз, как утверждает Киев, якобы испытывались новые модернизированные ракеты для С-300. Так о какой «модернизации» речь?
В официальной версии командующего Воздушными силами ВСУ Сергея Дроздова это звучит так: «наши украинские предприятия обслужили эту технику, предоставили возможность в некоторых частях модернизировать, а также предоставить больше возможностей в ее использовании».
В переводе нашего эксперта с украинского языка на русский это выглядит так: «речь, скорее всего, о том, что в старых ракетах просто поменяли твердое топливо, так как срок его хранения 10–12 лет, после чего оно начинает трескаться, высыхать, и ракеты становятся непригодными для эксплуатации. Видимо, умельцы херсонской бригады ПВО как-то смогли решить эту проблему (возможно, поэтому именно из-под Херсона и велась стрельба), после чего киевские военачальники помпезно обозвали эту переделку «модернизацией», а пуски — «испытаниями ракет средней дальности».
Кстати, в России в свое время старые ракеты для С-300 тоже проходили модернизацию. Но, конечно, не такую. В них кроме прочего менялись боевые характеристики, в результате чего дальность полета была существенно увеличена. Про украинские ракеты такого не скажешь. Их дальность осталась прежней.
Украина никогда не располагала полигонами для стрельбы комплексов ПВО, особенно дальних. В СНГ они всегда были только у России и Казахстана. Украина могла бы их арендовать на время учений, как это делают другие государства, но спесь и показуха не оставляют места для здравого смысла.
Яркий тому пример — стрельбы 2001 года в Крыму, когда был сбит наш Ту-154. Комплексом С-200 по условиям безопасности можно работать, только когда при стрельбе в воздушном пространстве, составляющем 2–2,5 зоны поражения (а это минимум 625 км), гарантированно обеспечивается отсутствие посторонних летательных аппаратов. Во время учений на мысе Опук воздушная зона, закрытая для пролета самолетов, была в несколько (!) раз меньше, чем требуется. Но боевая работа все же велась, и было произведено 23 пуска ракет.
В тот момент, когда стрелял С-200, другие системы не работали, в воздухе не было мишеней, кроме одного «Рейса», назначенного для уничтожения. После обнаружения этой цели боевой расчет С-200 около полутора минут не мог принять решения на обстрел. Цель была захвачена с дальности 55 км, а пуск произведен, когда до мишени оставалось 36 км. Ракета заведомо не успевала взять цель. Но на подстраховке был комплекс С-300. Когда стало очевидно, что мишень проходит без воздействия, «трехсотка» ее добила. А злополучная ракета комплекса С-200 продолжила свой полет, в результате Ту-154 был прошит ее поражающими элементами от кабины пилотов до хвоста.
Сегодня дальних комплексов С-200 на вооружении украинских ПВО уже не осталось — они окончательно ушли по старости. Есть только древние С-300ПТ и С-300ПС, а также чуть более свежие «Буки», но если и их применять так же бездумно, как С-200 в 2001-м, мало никому не покажется.
И опасения в связи с этим есть, ведь у Украины как не было, так и нет полигонов нужной площади для учебной стрельбы этими комплексами. Вот что рассказал «МК» военный эксперт, в прошлом один из заместителей министра обороны РФ (имя он попросил не называть, так как на Украине у него осталось много друзей среди отставных военных):
— Раньше украинские ПВО стреляли в Крыму, хотя там полигон и не был приспособлен для дальней стрельбы. К тому же на время проведения учений они были вынуждены закрывать небо для гражданских самолетов, а это потеря денег за пролет. Когда в 2001 году они сбили Ту-154, тоже закрыли на некоторое время. Но украинское руководство опоздало к началу учений. А когда приехало — счетчик же тикает, — полеты для гражданских судов уже разрешили, и видите, что получилось… Теперь у Киева нет даже крымского полигона. Остался полигон Чебанка под Одессой, но там можно стрелять только ЗРК общевойскового назначения дальностью не более 35 км. А когда стрельба ведется комплексами С-300, то украинские военные вынуждены огораживать акваторию Черного моря. Правда, нынешняя стрельба рядом с Крымом из Александровки Херсонской области, да еще с какой-то временной площадки — это чистая провокация. Они явно хотели заставить нас поволноваться, получить возможность вести диалог с позиции силы. Или опять чего-нибудь выторговать, то ли по газу, то ли по Минским соглашениям. А может, показать свою значимость Европе, новому президенту США, точнее — всем вместе. Эти ребята в Киеве просто так ничего не делают, по любому пустяковому поводу щеки надувают.
Это правда. Во всяком случае, начальник Генштаба Украины с большим воодушевлением рассказывал киевским СМИ, как за стрельбами на полуострове Ягорлыцкий Кут в Херсонской области внимательно наблюдали российские военные (если уж не Кремль, так хоть они по долгу службы). «Самолеты были, корабли стояли, которые следили за этим пуском, — радостно комментировал генерал. — Я думаю, они тоже уверились в том, что противовоздушная оборона Украины на сегодняшний день надежная».
Конечно, надежная, кто ж спорит? А если лет через десять эти ракеты снова как-нибудь переделать и отчистить от ржавчины, будет еще надежней.

http://www.mk.ru/

Источник: Задержанные в Севастополе украинские диверсанты признали вину

Задержанные в Севастополе украинцы являются кадровыми сотрудниками Главного управления разведки минобороны Украины, они уже признали вину и начали давать показания, заявил источник, знакомый с ситуацией.
«Задержанные являются кадровыми разведчиками… Все трое признали свою вину и дают соответствующие показания», – сказал источник «Интерфакса».
Он добавил, что при обыске у них были обнаружены карты с обозначением военных объектов и объектов инфраструктуры Крымского полуострова. По его словам, «с учетом опроса задержанных установлено, что они готовили, по предварительным данным, диверсии на электростанциях, станциях очистки воды, а также газораспределительных сетях Крыма».
При этом источник подчеркнул, что задержание диверсантов позволило выявить информаторов украинской разведки на полуострове, отмечают«Вести».
Между тем в Ленинском районном суде Севастополя началось закрытое заседание, на котором будет рассмотрен вопрос ареста украинских диверсантов, передает РИА «Новости».
Заседание суда проходит в закрытом режиме. Помощник судьи Евгений Левин отказался сообщить число задержанных, которые доставлены в суд. При этом источник в силовых структурах сообщил, что речь идет о трех задержанных.
В четверг Федеральная служба безопасности России задержала в Севастополе членов диверсионной группы минобороны Украины, готовивших диверсии на военных объектах в Крыму.
У задержанных изъяты взрывные устройства большой мощности, оружие и боеприпасы, средства специальной связи и другие вещественные доказательства их преступной деятельности, в том числе карты-схемы объектов предполагаемых диверсий, отметили в ФСБ.
Минобороны Украины отрицает задержание украинских военных в Крыму.
В конце октября депутат Государственной думы России Наталья Поклонская заявила, что крымским пограничникам не стоит терять бдительности на границе с Украиной.
В середине того же месяца Госсовет Крыма признал Украину террористической угрозой.
Напомним также, 10 августа ФСБ России предотвратила две попытки прорыва в Крым диверсионно-террористических групп, организованных минобороны Украины. При этом попытки прорыва прикрывались массированным обстрелом со стороны сопредельного государства и бронетехникой вооруженных сил Украины. В результате погибли российские офицер ФСБ и военный. Все диверсанты задержаны и дают признательные показания.
Украинский президент Петр Порошенко отказался взять ответственность за пойманных в Крыму террористов.

http://vz.ru/news/