«Народ безмолвствовал»: очерк Деникина об Украине под оккупацией немцев

Более 101 года назад летом 1918 года в условиях немецкой оккупации началась эскалация гражданской войны на Украине. Из-за актуальности событий вековой давности мы публикуем главу пятую из третьего тома воспоминаний «Очерки русской Смуты» бывшего командующего белой Добровольческой армии и главнокомандующего Вооруженными силами Юга России — генерал-лейтенанта Антона Ивановича Деникина (1872−1947). Означенный исторический очерк Деникина охватывает события на Украине в период с Брестского мира (март 1918) до германской революции и капитуляции Германии (ноябрь 1918 год).
***
Украина была порабощена немцами.
Генерал Гофман, начальник штаба Восточного фронта и участник мирной конференции, впоследствии, в 19-м году говорил: «в действительности Украина — это дело моих рук, а вовсе не плод сознательной воли русского народа. Я создал Украину для того, чтобы иметь возможность заключить мир хотя бы с частью России»…
Эта самоуверенность немецкого генерала, не углублявшегося в сложную сущность украинской проблемы, находилась, однако, внешне в полном соответствии с военно-политическим положением. Германское правительство поспешно признало самостоятельность Украины и полномочность Рады, правительства Голубовича и посольства на конференции никому неведомых господ Севрюка, Любинского и Левицкого, имевших по существу такой же легальный титул, как Совет комиссаров и его делегаты господа Иоффе, Бронштейн и Бриллиант.
Вспомним, что и правительства союзников до «Брест-Литовска» готовы были признать фактически советскую власть, и Нуланс от имени союзников предлагал Троцкому материальную помощь… для борьбы против немцев. По тем же соображениям признали «украинскую республику» Франция 5 декабря 17-го года, и Англия в начале 18-го года «Представитель Великобритании на Украине» Пиктон Багге заявил, что его правительство «будет поддерживать всеми силами Украинское правительство в стремлениях к творческой работе, к поддержанию порядка и войне с центральными державами — врагами демократии и человечества»…
Правительства центральных держав подписали мирный договор с Украиной 26 января — в то время, когда почти вся Украина и стольный город Киев были во власти большевиков. По просьбе бежавшего в Житомир правительства Голубовича немцы двинули корпуса ген. Эйхгорна на Украину и почти без всякого сопротивления (дрались только чехословаки), совместно с австрийскими войсками генерала Бельца в течение двух месяцев заняли весь наш Юго-Запад и Новороссию.(1) «Надо было подавить большевизм на Украине, — пишет Людендорф, — проникнуть глубоко в страну и создать там положение, которое доставляло бы нам военные преимущества и позволило бы черпать оттуда хлеб и сырье».
Границы новообразования были определены в договоре лишь на западе — линией Белгорай—Красностав—Межиречье—Сарнаки. Но бурный протест поляков и давление австрийцев заставили мирную конференцию «разъяснить» и этот пункт, предоставив разграничительной комиссии право «провести границу, принимая во внимание этнографические отношения и пожелания населения… на восток от этой линии». На востоке границы устанавливались впоследствии теоретически бесконечными, подчас весьма курьезными переговорами Шелухина с Раковским и соглашением гетмана с донским атаманом. «Тактически — линией расположения германских аванпостов, не считавшейся ни с этнографическими, ни с историческими признаками, а захватывавшей важнейшие железнодорожные узлы. Эта линии проходила через Клинцы—Стародуб- Рыльск—Белгород—Валуйки—Миллерово.
Мирный договор и дополнительные соглашения накладывали тяжкое экономическое бремя на Украину. До 31 июня Рада обязалась доставить австро-германцам огромные количества хлеба и других продовольственных припасов, сырья, леса и прочего.(2) Взамен за эти предметы вывоза, оцениваемые по низким ставкам и низкому валютному курсу, германцы обязались доставить на Украину «предположительно», «по мере возможности» по очень высоким тарифам фабрикаты своей промышленности. В основу всей своей экономической политики Германия поставила: для настоящего — извлечение из Украины возможно большого количества сырья, для чего был затруднен или вовсе запрещен товарообмен ее с соседями, даже с оккупированной немцами Белоруссией; для будущего — захват украинского рынка и торговли, овладение или подрыв украинской промышленности и искусственное создание сильной задолженности Украины.
Осуществление этих целей требовало установления хотя бы элементарного порядка в крае и законопослушности населения. Между тем, Рада и правительство Голубовича с этой задачей справиться не могли.
Непопулярность и неподготовленность украинского правительства, его полная зависимость от немцев, дикие и обидные формы украинизации, отталкивавшие одних и не удовлетворявшие других, — восстанавливали против власти большевистское и противобольшевистское население городов, настроение которых сдерживалось присутствием австро-германских гарнизонов. Полубольшевистские лозунги универсалов и провозглашение социализации земли подняли анархию в деревне, до тех пор сравнительно спокойной. Требование разоружения и приемы, употреблявшиеся для выкачивания хлеба из деревни, усиливали волнения. Вмешательство фельдмаршала Эйхгорна, объявившего в приказе, что урожай принадлежит тому — помещику или крестьянину — кто засеет поля, вызвало только озлобление и в Раде, и в крестьянстве. Все это грозило прервать сообщения в крае и возможность его эксплуатации немцами.
И потому немецкая власть решила устранить Раду.
*
5 апреля был заключен договор между фельдмаршалом Эйхгорном и бароном Муммом, с одной стороны, и генералом Скоропадским, с другой — о направлении будущей украинской политики.
10 апреля австро-германцы спешно закончили и подписали «хозяйственное соглашение с Украинской народной республикой», чтобы одиум его лег на Раду, не на гетмана. 13-го фельдмаршал Эйхгорн ввел военное положение, с применением германской полевой юстиции, а 16-го при обстановке почти анекдотической немцы разогнали Раду и поставили гетманом всея Украины генерала Скоропадского. «Народ безмолвствовал».
Осведомленная в киевских делах организация Шульгина(3) сообщала нам на Юг текст телеграммы императора Вильгельма от 13 апреля к фельдмаршалу Эйхгорну: «Передайте генералу Скоропадскому, что я согласен на избрание гетмана, если гетман даст обязательство неуклонно исполнять наши советы».
Знакомые мотивы. В 1708 году один из предшественников гетмана Иван Мазепа писал Стародубскому полковнику Скоропадскому: «с согласия всей старшины мы решили отдаться в протекцию шведского короля в надежде, что он оборонит нас от московского тиранского ига и не только возвратит нам права нашей вольности, но еще умножит и расширит; в этом его величество уверил нас своим неотменным словом и данной на письме ассекурацией». Полковник Скоропадский не послушался тогда «прелестных увещаний» Мазепы, поехал в стан московского боярина Долгорукова и сам получил гетманскую булаву.
Положение изменилось лишь внешне: водворился известный порядок, по крайней мере в городах, безопасность передвижения и даже видимый экономический подъем, в сущности лишь прикрывший спекулятивную горячку. Впрочем, ненадолго — основа этого благополучия имела нездоровые предпосылки.
Зависимость Украины и полная подчиненность ее германской общей и экономической политике при гетмане не только не ослабли, но даже возросли. Национальный шовинизм и украинизация легли в основу программы и гетманского правительства. Сам гетман в официальных выступлениях торжественно провозглашал самостийность Украины на вечные времена и поносил Россию, «под игом которой Украина стонала в течение двух веков»… Кадетское министерство не отставало в шовинистических заявлениях и в прямых действиях: министр внутренних дел Кистяковский вводил закон об украинском подданстве и присяге; министр народного просвещения Василенко приступил к массовому закрытию и насильственной украинизации учебных заведений; министр исповеданий Зеньковский готовил автокефалию украинской церкви… Все вместе в формах нелепых и оскорбительных рвали связь с русской культурой и государственностью.
Только социальные мероприятия гетмана резко разошлись с политикой Рады: руль ее круто повернули вправо. Вскоре вышел гетманский указ о возвращении земли помещикам и о вознаграждении их за все понесенные в процессе революции убытки. Практика реквизиций (для экспорта), кровавых усмирений и взыскания убытков при участии австро-германских отрядов была жестока и безжалостна. Она вызвала по всей Украине и Новороссии стихийные восстания, подчас многотысячными отрядами. Повстанцы истребляли мелкие части австрийцев, немцев, убивали помещиков, чинов державной варты, поветовых старост и других агентов гетманской власти. В повстанческой психологии не было и тени украинского сепаратизма: они видели своих врагов не в «русских», а в помещике и в немце. Вмешательство пришельцев вносило в общую сумму социальных и экономических причин возбуждения крестьянских масс еще и элемент ярко национальный — не украинский, быть может, и не российский, но во всяком случае в негативном его отражении противонемецкий; им увлекалась и часть офицерства, поступавшего в отряды повстанцев и вносившего в них некоторую организованность.
«Жовто-блакитный прапор», покрывавший собою политическое и социальное движение, служил национальным символом разве только в глазах украинской, преимущественно социалистической интеллигенции, но отнюдь не народной массы.
Гетманская власть покоилась только на германских штыках, а германские войска, занимавшие города и железнодорожные станции взбаламученного края, рыли окопы, оплетались колючей проволокой, чувствуя себя там, как в осажденной крепости.
*
Отношение к гетманскому режиму, хотя и по разным побуждениям, почти у всей русской и украинской общественности было отрицательным.
«Украинский национальный союз», объединивший в июле все украинские партии, поддерживал близкие отношения с вершителем судеб Украины генералом Гренером,(4) с его политическим противником — австрийским представителем графом Форгачем и одновременно находил поддержку в левых парламентских кругах Германии. Союз вел конспиративную работу, стараясь направить волну народных восстаний демагогическими посулами в русло самостийной и социалистической политики прежней Рады.
Видные русские социалисты, примыкавшие к Союзу Возрождения России, составляли заговоры против «реакционной и ненациональной» власти и пытались организовать террористические акты, которые, однако, не приводились и исполнение, ввиду глубоко мирного направления руководителей союза.
Национальный Центр писал 2 июля В. Шульгину: «мы с негодованием следим за развитием физического (?) процесса у вас в Киеве и считаем, что это бред, одержимый всякого рода манией».
Конференция кадетской партии 13—15 мая приняла, как бесспорные начала — «воссоединение России, областную автономию и национальное равноправие» и воспретила членам партии «участие в правительстве, образованном при германской коалиции». От прямого осуждения своих киевских членов конференция, однако, отказалась: «Исполнительный Комитет, не высказывая в настоящее время своего окончательного суждения», поручал одному из членов своих выяснить… создавшееся положение и меры «для согласования положения членов на Украине с директивами ЦК». Только 27-го июня центральный комитет партии выразил им неодобрение «за принятие участия в организации власти, опирающейся на немецкую поддержку». В частной переписке отношение московских кадет к киевским высказывалось гораздо резче и лапидарнее. Так В. Степанов писал: «здесь нет никого, кто бы не считал (как) их поведения, так и не исключившего их из партии (Обл. ком.) возмутительным и марающим партию. Меня ободряет, что гонение на партию в Москве отчасти смывает ту грязь, которою облили нас киевляне, бросившись головой вниз в помойную яму германофильства»…
Киевские националисты, группировавшиеся вокруг В. Шульгина, сурово осуждали гетманскую власть по мотивам национальным и политическим.
На стороне ее оставались, притом лишь до падения Германии, только Союз хлеборобов-собственников в лице крупных землевладельцев, возглавлявших эту бутафорскую организацию, весь сектор крайних правых и «Протофис».(5) Словом — земельная и финансовая знать — максималисты в области классовых целей и интернационалисты в способах их достижения.
Я приведу характеристику этой среды, исходящую из источника, который нельзя заподозрить в некомпетентности и в предвзятости. Князь Гр. Трубецкой писал: «аристократический квартал Липки был… жутким привидением минувшего. Там собрались Петербург и Москва; почти все друг друга знали. На каждом шагу встречались знакомые типичные лица бюрократов, банкиров, помещиков с их семьями. Чувствовалось, в буквальном смысле слова, что на их улице праздник. Отсюда доносились рассказы о какой-то вакханалии в области спекуляции и наживы. Все, кто имел вход в правительственные учреждения, промышляли всевозможными разрешениями на вывоз, на продажу и на перепродажу всякого рода товаров. Помещики торопились возместить себя за то, что претерпели, и взыскивали, когда могли, с крестьян втрое за награбленное. Правые и аристократы заискивали перед немцами. Находились и такие, которые открыто ругали немцев и в то же время забегали к ним с заднего крыльца, чтобы выхлопотать себе то или другое. Все эти русские круги, должен сказать, были гораздо противнее, чем немцы, которые, против ожидания, держали себя отнюдь не вызывающим образом».
Наконец, на стороне гетманской власти стояли еще довольно широкие бездейственные обывательские слои, не углублявшие смысла происходящих событий и жаждавшие покоя, безопасности и примитивного порядка — какой угодно ценой.
Извне гетманскую власть поддерживал московский «Правый Центр» и примкнувший к нему персонально Милюков. Последний своим влиянием на кадет — членов правительства старался, сколько мог, умерить буйный характер их самостийной практики, но в самом факте украинского и донского переворотов видел «явление одного порядка и явление положительное… начало возрождения российской государственности»… «Государственная самостоятельность областей, освободившихся от большевиков раньше Москвы, — писал он — является неизбежной переходной стадией и неизбежным последствием бессилия Москвы освободиться… собственными силами… Участие в перевороте германцев является печальною неизбежностью, но все же второстепенною чертой»…
В. Шульгин, отражая взгляды националистов, писал на Юг: «я не смог произвести над собою ломки, т. е. работать над восстановлением России с немцами… Вопреки мнению Милюкова утверждаю, что киевские кадеты всенародно продали единство России, что было совершенно непростительным шагом».
Эти два вопроса (единая государственность и «ориентация») поглощали всецело внимание русских политических кругов и вызвали среди них ожесточенную полемику. Все другие стороны жизни Украины в их глазах отходили на задний план. В частности, весьма характерно, что в том огромном калейдоскопе личных, письменных и печатных ориентировок, которые сосредоточивались в руках командования Добровольческой армии, они отражения почти не находили.
*
Как смотрел гетман на свои взаимоотношения с Германией?!
За несколько дней до захвата власти он приехал к одному из известных киевских генералов и предложил ему принять участие в образовании нового правительства, «которое должно заменить Центральную раду и явиться посредником между германским командованием и украинским народом». Упомянул, что в этом деле заинтересованы немцы… Когда собеседник его ответил отказом, мотивируя «неприемлемостью для него работы с немцами и на них», Скоропадский возразил, что «немцы здесь не при чем, что он будет вести вполне самостоятельную политику, и закончил даже наивным заявлением, что надеется обойти немцев и заставить их работать на пользу Украины».
«Обойти» оказалось невозможным.
В среде оккупантов шли серьезные внутренние трения: германское парламентское большинство и правительство, австрийское посольство в лице графа Форгача — требовали самостоятельности Украины; немецкая военная партия, исходя из практических расчетов — обеспеченности снабжения и ликвидации нарождавшегося Восточного фронта — временно склонялась к единству России. В зависимости от того, какая педаль нажимала сильнее на Эйхгорна и Мумма, определялся и политический курс гетманской политики.
28 мая генерал Гренер говорил делегации от свергнутой Рады: «Германия искренно желает самостоятельности Украины и будьте уверены, что она — единственный могущественный защитник этой самостоятельности в Европе. Мы хотели вас поддержать. Но анархию и социалистические беспорядки по соседству с нашей империей терпеть не хотим, не можем и не будем»… И гетман клал руль вправо и насильственно украинизировал страну руками кадет и «умеренных» украинских националистов…
К этому времени относится разговор гетмана с одним видным русским генералом, которого прочили на должность военного министра. На вопрос его, правда ли, что гетман принял свой пост исключительно с целью воссоединения Малороссии с Россией, —генерал Скоропадский ответил отрицательно: «может быть, в отдаленном будущем это и случится; но сейчас я буду стоять на почве самостийности Украины». Чрезмерно ревнивое отношение гетмана в то время к «русским влияниям» приводило иногда к курьезам. Так, когда архиепископ Антоний(6) был назначен киевским митрополитом, Скоропадский, предполагая встретить в нем врага гетманской власти и немцефильской политики, отказался вначале признать патриаршее назначение и убедительно просил Эйхгорна воспрепятствовать торжественной встрече архипастыря православными киевлянами. Гетман уверял, что митрополит Антоний — большой «реакционер»!!, что «из встречи его хотят сделать большую москвофильскую демонстрацию».
В октябре генерал Гренер заявил: «положение момента выдвигает сейчас перед Украиной задачи укрепления здоровых национальных устоев и привлечения народных кругов к участию в строительстве страны, как и в ее управлении. И здесь, как и в Германии, в состав правительства будут привлечены представители левых и демократических течений»… Практиковавшаяся немцами ранее скрытая поддержка этих кругов теперь становится явной. И гетман привлекает в состав правительства украинских социалистов и нажимает еще сильнее пресс украинизации. «Новый состав совета министров, — говорит премьер Лизогуб представителям печати 17 октября, — в области внешней и внутренней политики будет стремиться к более резкому выявлению национального лица украинской державы, отстаивая всеми силами самостоятельность и суверенность Украины».
А в то же время (9 октября) представителю Добровольческой армии, полковнику Неймирку, при «случайной встрече», устроенной самим гетманом в квартире его адъютанта графа Олсуфьева, он говорил: «я русский человек и русский офицер; и мне очень неприятно, что, несмотря на ряд попыток с моей стороны завязать какие-либо отношения с генералом Алексеевым…(7) кроме ничего не значащих писем… я ничего не получаю… Силою обстановки мне приходится говорить и делать совершенно не то, что чувствую и хочу — это надо понимать. Даю вам слово, что до сего времени я буквально ничем не связан, никаким договором с Берлином(8)и твердо отгородился от Австрии… Я определенно смотрел и смотрю — и это знают мои близкие, настоящие русские люди — что будущее Украины в России. Но Украина должна войти как равная с равной на условиях федерации. Прошло время командования из Петербурга — это мое глубокое убеждение. Самостийность была необходима, как единственная оппозиция большевизму: надо было поднять национальное чувство. И переворот, который был сделан пришедшими немцами, я ранее еще предлагал союзникам, лично говорил об этом с генералом Табуи»…
В ноябре генерал Гренер, сменив Людендорфа, сдавал уже германские армии на волю победителей… В Киеве говорил авторитетно только… немецкий совет солдатских депутатов. И гетман распускал правительство, приглашал на пост премьера «царского» министра Гербеля и издавал грамоту о Всероссийской федерации со включением в нее Украины. Одновременно генерал Скоропадский не прекращал весьма оживленных тайных переговоров с Украинским национальным комитетом, а на Юг сообщал, что «украинские силы… возглавляемые гетманом… в согласии с Доном и параллельно с Добровольческой армией направляются на борьбу с большевиками и на восстановление единства России».
Такой же двойственностью отличалась политика украинского правительства. Наиболее влиятельная кадетская часть его, в замкнутом кругу киевского главного комитета, под сильным давлением Милюкова, стремившегося обуздать размах украинизации, выносила постановления следовать «по линии превращения местного национального движения в общегосударственное путем объединения всего Юга России». А вне стен комитета «согласованные действия» киевлян проявлялись проповедью на тему: «единая Россия — это нелепость… Насильственное соединение в одном государстве столь больших и столь разнородных частей недопустимо»… Вдохновитель и правая рука гетмана, Игорь Кистяковский, в конце 1917 года был приверженцем Корнилова и Добровольческой армии, весною 18 года — самостийником и германофилом, в октябре, когда немцы потребовали его удаления с поста, — федералистом и германофобом; а в ноябре… централистом и антантофилом…
В свою очередь — само двуличное — германское правительство находило также некоторые странности в украинской политике… Украинский посол в Берлине барон Штейнгель 7-го июля доносил министру иностранных дел: «Императорское правительство находит, что наше правительство недостаточно твердо в своей политике, почему в Киеве происходит двойная политическая игра, вредящая упрочению дружбы между Германией и Украиной. Императорское правительство желает, чтобы политика Украинского правительства соответствовала во всех отношениях условию, заключенному 18 апреля (нов. стиля) 1918 года между генерал-фельдмаршалом Эйхгорном и бароном Муммом с одной стороны и Украинским правительством гетмана, в то время находившимся в процессе формирования, с другой стороны… В виду этого Императорское правительство желает расширить границы своих прав в целях организации порядка и правосудия»…
Впрочем, к концу сентября, после поездки гетмана в Берлин, взгляд германского правительства изменился, и министр фон Гинце в рейхстаге заявил, что на Украине «продолжается в утешительном направлении процесс консолидации. Гетман с министрами вошел в Берлине в соприкосновение с нашим правительством. Констатируем, что намерения гетмана лояльны, планы его нам откровенно ясны».
*
Внешние сношения Украины также всецело зависели от немцев. Все спорные территориальные вопросы о западной границе, о подчинении Украине Крыма, о Ростовском, Таганрогском округах и части Бессарабии, на которые претендовала Украина, разрешались односторонней волей немцев и притом не в ее пользу.
Наиболее характерной была длившаяся бесконечно долго украино-большевистская конференция, заседавшая в Киеве, с Шелухиным и Раковским во главе. Поскольку вопросы, касавшиеся интересов Германии, как например, передача оккупированной Украине в большом числе подвижного железнодорожного состава и урегулирование железнодорожного сообщения, проходили быстро, постольку все остальные, в особенности вопросы о границах, затягивались неимоверно. Участники конференции играли положительно непристойную роль, будучи пешками в руках закулисного дирижера. Приводимый документ характеризует в достаточной мере эти взаимоотношения:
«Секретно.
Г. Председателю мирной делегации Украины С. Шелухину.
В виду того, что в частном разговоре с министром иностранных дел председатель мирной делегации Раковский выразил желание разрешить возможно скорее вопросы, относящиеся к соглашению между Российской республикой и Украинским государством, считаем необходимым поставить вас в известность, что ускорение украино-русских отношений возможно лишь после того, как по этому вопросу выскажется германское правительство…».
Но если дела конференции не подвигались вперед, то многочисленная советская делегация с большим успехом вела пропаганду и организацию тайных большевистских очагов.
В октябре министерство внутренних дел обнаружило две большевистских крупных организации в Киеве и Одессе, находившихся в деятельных сношениях с делегацией Раковского. После произведенных арестов и выемок, как в организациях, так и у самих делегатов, обнаружилось, что работа большевиков велась совместно с Украинским национальным комитетом, и что посредниками между ними были представители немецкой власти…
Результаты этого скандального разоблачения были совершению неожиданные: удаление по требованию немцев с поста министра внутренних дел Кистяковского и освобождение арестованных большевиков.
Нужно было обладать поистине огромным самопожертвованием, неограниченным честолюбием или полной беспринципностью, чтобы при таких условиях стремиться к власти на Украине.
*
Ведение самостоятельной «нежной» политики было тем более невозможно для Украины, что, невзирая на наличность огромных военных запасов и людского материала, она не имела вовсе армии.
Вооруженные силы гетмана состояли: 1) из дивизии генерала Натиева, сформированной из добровольцев, стоявшей в Харькове, находившейся в подчинении у немецкого командования, совершенно разложившейся и впоследствии разоруженной немцами; 2) Сердюцкой дивизии (гвардейской), составленной по набору исключительно из сыновей средних и крупных крестьян-собственников и вскоре разбежавшейся; 3) из охранных и пограничных сотен, несших службу первые — полицейскую в уездах, вторые —пограничную на западе; 4) наконец, в августе, из Владимир-Волынского прибыла сформированная там австрийцами из военнопленных украинцев «1-я Украинская пехотная дивизия», которая вслед за тем, ввиду непригодности была расформирована.
Немцы всемерно противились организации украинской армии, считая ее опасной для себя, и допускали только существование ее кадров.
Подготовка этих кадров — штабов без войск — шла планомерно и основательно. Предположено было создать 8 корпусов двух дивизионного состава и 4 конных дивизии. С условного согласия немцев готовился к обнародованию указ о мобилизации, и набор предположен был на 15 ноября. Точно также готовились кадры «украинского флота», в состав которого должны были войти впоследствии разоруженные и охраняемые немцами русские суда Черного моря. Как известно, к этому времени наступили события, потрясшие Германию и поставившие Украину безоружной перед лицом большевистского нашествия. Поэтому вопрос об украинской армии интересен лишь с бытовой стороны.
Офицерский состав ее был почти исключительно русский. Генералитет и офицерство шли в армию тысячами, невзирая на официальное поношение Россия, на необходимость ломать русский язык на галицийскую мову(9), наконец, на психологическую трудность присяги в «верности гетману и Украинской державе».
Побудительными причинами поступления на гетманскую службу были: беспринципность одних — «все равно кому служить, лишь бы содержание платили», — и идейность других, считавших, что украинская армия станет готовым кадром армии русской.
Так как истинные мотивы тех и других не поддавались определению, то в добровольчестве создалось резко отрицательное отношение ко всем офицерам, состоявшим на украинской службе.
Каковы же были истинные стремления гетмана и его правительства в центральном вопросе — об отношении к России? Было ли официальное исповедание разрыва с русской культурой и государственностью только личиной или искренним их убеждением?
Прежде всего, в состав украинского правительства входили люди различных толков. Для одних самостоятельность Украины была целью, для других — средством. Где — в средствах и целях — проходила грань побуждений личных, классовых, партийных, может быть своеобразно понимаемых национально-государственных, для нас было и осталось неясным. Но вся совокупность фактов украинской действительности приводила нас к неизменному убеждению в беспринципности украинской политики.
Сохранение русской государственности являлось символом веры генерала Алексеева, моим и всей Добровольческой армии. Символом ортодоксальным, не допускавшим ни сомнений, ни колебаний, ни компромиссов. Идея невозможности связать свою судьбу с насадителями большевизма и творцами Брест-Литовского мира была бесспорна в наших глазах не только по моральным побуждениям, но и по мотивам государственной целесообразности. Идея эта не находила, однако, такого безусловного признания в глазах всей армии, как первая.
Эти положения легли в основу наших отношений к гетману. Ни генерал Алексеев, ни я не вступали с ним в сношения. Был только один случай, совершенно частный, когда я обратился к гетману, как к русскому генералу, с протестом против заключения немцами в киевскую тюрьму офицера штаба армии, подполковника Ряснянского. Ответа не последовало. Только с осени 18 года, когда обнаружилась близость катастрофы, висевшей над центральными державами и, следовательно, над Украиной, гетман делал попытки через третьих лиц вступить в сношение с командованием Добровольческой армии…
Но вместе с тем командование не прибегало ни к каким конкретным мерам, враждебным гетманскому правительству. Наше участие в украинских делах ограничилось гласным осуждением гетманской политики, извлечением из Украины русских офицеров, попытками приобрести там оружие и патроны, разведкой австро-германских сил и расположения и подготовкой мер для противодействия предполагавшемуся германскому наступлению против Восточного фронта и Добровольческой армии. Такими мерами признавались, в случае возникновения надобности, партизанская война в тылу немцев, разрушение мостов и железнодорожные забастовки. Киевский железнодорожный комитет и ряд видных путейских инженеров обещали нам содействие в этом отношении. Много видных гетманских сановников и представителей генералитета присылали «с оказией» в Добровольческую армию уверения в своей верности русской идее. А более экспансивные, не раз, быть может, авантюристы, неоднократно «испрашивали разрешение» устроить в Киеве «дворцовый переворот». Приезжал в штаб армии делегат даже от гетманского конвоя… Всем им генерал Романовский категорически запрещал какие-либо выступления против гетманской власти.
Штаб Добровольческой армии не умел и не хотел вести политической интриги. Да и самый факт гетманства не казался угрожающим для национальной русской идеи. В годы, когда рушились вековые троны и сходили со сцены исторические династии, основание новых — представлялось весьма проблематичным… В этом убеждении укрепляли нас и исторические прецеденты. «Малорусский народ — говорит историк — решительно не пристал к замыслу гетмана и нимало не сочувствовал ему. За Мазепою перешли к неприятелям только старшины, но и из них многие бежали от него, лишь узнали, что надежда на шведского короля плоха, и что Карл, если бы даже и хотел, не мог доставить Малороссии независимости».
Для многих политических деятелей теперь, как и двести лет тому назад, — хотя обстановка стала неизмеримо сложнее, — решение украинской проблемы сводилось только к предвидению:
— Кто победит?
Карл—или Петр. Гинденбург—или Фош.
Примечания
Текст к публикации подготовлен по изданию: Деникин А. И. Очерки русской Смуты. Т. 3. Берлин, 1924. С. 31−39.
Прим. Деникина: Киев занят немцами 16 февраля, Харьков — 23 марта, Ростов — 25 апреля, Одесса занята австрийцами 27 февраля.
Прим. Деникина: 60 млн пудов хлеба, 2% млн пудов живого веса скота, 3713 млн пудов железной руды, 400 млн яиц и т. д.
Василий Витальевич Шульгин (1878−1976), русский политический и общественный деятель, публицист. Русский националист и монархист. Депутат Второй, Третьей и Четвертой Государственных дум. Один из организаторов и идеологов Белого движения.
Карл Эдуард Вильгельм Гренер (1867—1939), германский военный и государственный деятель. Генерал-лейтенант. В 1918 году начальник штаба фельдмаршала Эйхгорна. С октября 1918 года сменил Эриха Людендорфа на посту первого генерал-квартирмейстера. В 1928—1932 годах министр рейхсвера Веймарской республики.
Союз промышленности, торговли и финансов — русская политическая организация на Украине. Основана в Киеве на съезде 15−18 мая 1918 года с участием около 1000 делегатов.
Антоний (в миру Алексей Павлович Храповицкий, 1863−1936), с 30 мая 1918 года митрополит Киевский и Галицкий. Первый по времени председатель Архиерейского синода Русской православной церкви за рубежом. Богослов и философ, в начале XX века активный поборник восстановления патриаршества. Набрал наибольшее число голосов как кандидат на патриарший престол на Всероссийском соборе в октябре 1917 года.
Михаил Васильевич Алексеев (1857−1918), русский военачальник, генерал от инфантерии, с августа 1915 года начальник штаба Верховного главнокомандующего — Николая II. Организатор Белого движения на Юге России, один из создателей и Верховный руководитель Добровольческой армии.
Прим. Деникина: А как же договор от 5 апреля 1918 года?
Прим. Деникина: Один из офицеров украинской службы рассказывал о порядке делопроизводства: начальник пишет бумаги на русском языке и дает ее переводить писарю. Последний берет словарь Толпыго, подыскивает украинские слова и, не зная оборотов речи, склоняет и спрягает их по-русски. Интересно, что сношения с немцами приказано было вести только на русском или немецком языках.

https://eadaily.com/

США все рассчитали: Россию втянут в войну с Украиной

Что даст «незалежной» статус главного союзника американцев вне НАТО
Материал комментируют:
Юрий Котенок
Соединенные Штаты намерены увеличить объемы военной помощи Украине. И новый законопроект, направленный на рассмотрение в Конгресс США, должен значительно упростить процедуру передачи Киеву различных видов вооружений.
Об этом пишет американский еженедельник The Defense News.
Издание отмечает, что авторами документа являются глава комитета Палаты представителей по иностранным делам демократ Элиот Энгель и республиканец Майкл Маккол, которого в свое время прочили на пост министра национальной безопасности в администрации Дональда Трампа.
Оба, надо сказать, отпетые русофобы и защитники бандеровского режима. Притом, что бабушка и дедушка Энгеля родились в Российской империи и эмигрировали в Штаты после серии еврейских погромов в украинских областях.
Если законопроект будет одобрен и станет законом, то он обяжет президента США (в данном случае, Трампа) решить, в частности, стоит ли Украине становиться главным американским союзником вне НАТО. Соответствующий статус (в мире его на данный момент имеют 16 стран, в том числе Австралия, Япония, Египет, Израиль, Аргентина и Таиланд) позволит Вашингтону поставлять Киеву большие объемы противотанкового, противокорабельного и противовоздушного вооружения.
По мнению авторов инициативы, обеспечение Украины современным оружием поможет — ни много ни мало — сдерживать российские военные амбиции в Восточной Европе.
«Главный защитник свободы в мире, Соединённые Штаты должны использовать все необходимые инструменты для защиты наших общих ценностей», — цитирует республиканца Маккола The Defense News.
Кстати сказать, он и раньше без особого стеснения призывал Вашингтон увеличить объемы продаж военной техники и оружия Украине, мотивируя это необходимостью нанесения «удара по России», чтобы никогда не позволить ей «вернуть статус сверхдержавы», утраченный после распада СССР.
А теперь, оказывается, вооружая украинских неонацистов, они защищают от «агрессивной Москвы» свои и европейские ценности, которые, к слову сказать, не нужны нам и задаром, по большому счету. Не удивляет даже беспредельная наглость и высокомерное лицемерие этих представителей «оплота мировой демократии». Потому что эти качества, к сожалению, давно являются визитной карточной всех ненавистников России на Западе.
Если обратиться к цифрам, то общий военный бюджет США и НАТО уже вплотную приблизился к 1, 5 трлн долларов. Мы же тратим на оборону примерно 60 млрд. долларов в год. Но «агрессор» все равно Россия…
В проекте бюджета Минобороны США предусмотрено выделение 250 млн. долларов на военную помощь Украине, хотя в Киеве рассчитывают, что эта сумма возрастет до 700 млн. Всего же за последние пять лет — с момента майданного госпереворота — Штаты потратили на подгонку ВСУ под стандарты НАТО более 1,3 млрд. долларов. Эти данные недавно озвучил официальный представитель Пентагона Эрих Пахон.
Но стала ли в результате украинская армия, действительно, настолько сильной, чтобы выполнять поставленные американским хозяином задачи по «сдерживанию России»?
— Здесь речь об обязательствах не идет, поскольку у Вашингтона перед Украиной сейчас обязательств минимум, — комментирует ситуацию главный редактор портала «Сегодня.ру», военный эксперт Юрий Котенок. — Но идет определенная подпитка Киева, в том числе материальная и военная.
Речь о другом: о том, что это еще одна возможность продекларировать, подчеркнуть, что в лице киевского режима американцы приобрели некий плацдарм у самых границ России. И этот законопроект тоже один из способов давления на Россию и на её руководство в условиях ведущейся против нас гибридной войны.
Однако сейчас, как мы видим, участились контакты между первыми лицами РФ и США. Тут можно вспомнить недавний визит госсекретаря Помпео в Сочи. Планируется также ряд встреч на высшем двустороннем уровне, где, безусловно, будут обсуждаться и Сирия, и Венесуэла, и украинский вопрос… От этого никуда не уйти. И предоставление Украине статуса вне натовского партнера может стать определенным козырем давления на Москву.
С другой стороны, если об этом будет заявлено официально, то такой поворот, в общем-то, может нарушить всю картину взаимодействия (хотя бы общения) между первыми лицами США и России.
Насколько заинтересован в этом Трамп, сказать сложно.
Я считаю, американцы предоставят Украине какой-нибудь статус, потому что, повторюсь, обязательства у них по любому перед Киевом будут минимальные. Единственное, они будут наращивать только поставки различных видов вооружений на Украину. О чем, собственно, постоянно говорит тот же Волкер и другие персоны
«СП»: — Предоставление Украине статуса союзника вне НАТО позволит как раз упростить эту процедуру…
— Да, в определенной степени… С другой стороны, и сейчас нет каких-то особых преград, которые могли бы притормозить этот процесс.
Другое дело, что американцы сами понимая, сколько велика степень хаотизации на Украине, не рискуют предоставлять туда что-то серьезное. А те же ПТРК «Джавелин», которые, в общем-то, достаточно эффективное оружие борьбы с бронированными целями, они там охраняют как зеницу ока. И постоянно еще сканируют ситуацию — насколько вообще Украине можно доверять.
Ведь исключить ничего нельзя. Потому что некоторые образцы американских вооружений на Украине могут таинственным образом исчезнуть, как исчезла, например, одна из станций контрбатарейной борьбы, из тех, что тоже Штаты поставили.
То есть, безусловно, этот статус больше нужен Киеву, чтобы объявить очередную перемогу: мол, «мы — особые, мы лучшие союзники США и блока НАТО…». В какой-то степени это будет им развязывать руки.
Но здесь, опять же, все зависит от того, как будет реагировать Россия
События в Керченском проливе показали, что Россия не будет идти ни на какие компромиссы. А поскольку, в общем-то, стоит ожидать растущих аппетитов со стороны Киева, то наша страна будет просто вынуждена давать отпор этому режиму.
Тут пару слов нужно сказать о Зеленском, который поначалу заявлял, что его главная задача остановить войну в Донбассе. Сейчас мы видим, что он не управляет процессом. Потому что одно дело провозглашать какие-то вещи концептуальные, а другое — заниматься реальной политикой. И не потому, что Зеленский не может это делать, ему просто этого делать не дадут.
Поэтому ситуация будет развиваться так: Украина будет продолжать добиваться различных статусов, будет требовать все больше и больше оружия, и какой-то иной поддержки со стороны США.
«СП»: — Зачем американцам «особый союзник» в лице Украины, если они и так хозяйничают в этой стране как у себя дома?
— Штаты, безусловно, контролируют весь так называемый украинский истеблишмент, если можно так говорить. И там не только экономика, но и вся военная сфера, весь ВПК находятся на ручном управлении Вашингтона.
Но напрямую американцы не будут втягиваться в украинский конфликт. Потому что главный принцип вот этой англосаксонской политики последних веков, это минимизация своего личного участия с целью избежать потерь, как реальных, так и репутационных.
Штаты, я думаю, будут придерживаться этой тактики, но продолжат подпитывать финансово конкретных персон, которыми управляют, и спонсировать радикальные группировки, разжигающие националистические настроения. Чтобы максимально натравливать вот такой жупел украинского национализма на Россию, на непокорный Донбасс.
«СП»: — Американцы уже потратили на военную помощь Киеву 1,3 млрд. долларов. Готовы тратить больше… Это сделает армию Украины сильной?
— Знаете, все это, мне кажется, несущественно, потому что похоже на банальное списание средств. Если бы за такой срок удалось создать и подготовить боеспособные какие-то части и соединения, они бы воевали. А то, что делает украинская армия, называется геноцидом гражданского населения. То есть она бьет из артиллерии и минометов по агломерациям, по объектам жизнеобеспечения, а вперед никто не идет.
Все эти обученные американцами хваленые украинские отряды и подразделения, они просто неспособны выполнять задачи.
Где этот миллиард? Неужели это и те катера, которые мы чуть не потопили в Керченском проливе? Все эти заявления американцев о том, что «мы так подготовим ВСУ, что мало не покажется», не более чем словесные рулады в рамках постоянного пикирования с Россией. На самом деле, я думаю, не в коня корм.
Однако, несмотря на этот воинственный настрой, там есть люди, понимающие бесперспективность любого противостояния с Россией.
Ведь даже если теоретически представить, что Украину «заточат» на долгую конфронтацию с Россией, это будет постоянная цепь локальных непрекращающихся конфликтов, в которых будут гибнуть люди.
Чем это грозит Украине?
Да тем, что ни одно нормальное государство не будет инвестировать в экономику такой страны, которая превратилась в полигон, в театр военных действий. Будет подпитка лишь такая — чтобы возможность была огрызаться.
А вообще это говорит о том, что Украина — это зона риска. Какие миллиарды сюда можно вкладывать, если отдачи не будет никакой?
«СП»: — Понятно, до Украины и её будущего им нет никакого дела. Им нужно, «сдерживать российские военные амбиции в Восточной Европе», только эти амбиции они сами же и придумали…
— Те же формулировки, как мы знаем, используются для оправдания наращивания военного потенциала НАТО на наших западных рубежах. Для накапливания сил на прибалтийском направлении, и разворачивания новой военной инфраструктуры в Польше.
Украина в этом плане им тоже выгодна. Потому что северо-восточные её области — Харьковская, Сумская и т. д., они выходят в совсем уж мягкое подбрюшье России. Подлетное время оттуда составляет вообще какие-то две-три минуты до ключевых важных объектов российской инфраструктуры. И американцы, потирая руки, уже видят там, наверное, в теории свои контингенты и пусковые установки.
Вот это — их цель.
Только Россия не будет мириться с таким положением вещей. И, безусловно, ответ готовится, и ответ будет.
Нам просто придется реагировать, иначе ситуация станет настолько нетерпимой, мы попадем в такие тиски постоянного военного шантажа…
А реагировать в этой ситуации можно только одним способом: жестко, быстро и как можно более адекватно. Адекватней даже, чем мы действовали в августе 2008 года. Мы разгромили тогда грузинскую группировку, но не выполнили задачу — не сменили режим Саакашвили.
Здесь налицо выполнение иного рода задачи — в первую очередь, сокрушить врага. Того самого врага, который декларирует, что Киев воюют с Россией. Россия на войну еще не явилась, но она же, в конце концов, может явиться.

Светлана Гомзикова
https://svpressa.ru/

Это провал? Миссия МВФ досрочно покидает Киев, — источник

Миссия Международного валютного фонда (МВФ), которая только вчера прибыла на Украину, резко сократит свою программу пребывания в «незалежной» и уже сегодня или завтра вернётся в Вашингтон.
Об этом утром в среду со ссылкой на осведомлённый источник сообщает влиятельное украинское издание «Українські Новини».
«Сегодня или завтра миссия (МВФ) возвращается в Вашингтон. Пересмотра программы не будет. Причина — роспуск парламента», — заявил собеседник издания.
Он уточнил, что чиновники Фонда также не оставили незамеченными и «некоторые кадровые назначения» Зеленского.
Напомним, работа миссии МВФ должна была продолжаться на Украине две недели.
В текущем году Киеву позарез надо получить от «западных партнёров» ещё два транша по 1,3 млрд долларов. Однако, судя по последним сигналам, Зеленскому придётся искать деньги где-то в другом месте.

Источник: https://rusvesna.su/news/

Страна (Украина): силовики дают слабину. Почему от Порошенко побежали люди в погонах

«Обиженный» генерал Кондратюк
В минувшее воскресенье стало известно об отставке главного куратора спецслужб в Администрации президента. Генерал-лейтенант ВСУ Валерий Кондратюк уже написал Порошенко заявление об уходе. Валерий Кондратюк — кадровый украинский военный, разведчик, генерал-лейтенант. Работал на дипломатических должностях, был военным атташе Украины в США, руководил Управлением центрального аппарата СБУ. В период с 2014-го по июль 2016-го был начальником департамента контрразведки СБУ, с августа 2016 по октябрь 2017 возглавлял Главное управление разведки МО Украины.
Информацию о поданном заявлении генерал-лейтенанта Кондратюка подтвердил глава Администрации президента Игорь Райнин. Причем рапорт об оставке генерал составил еще в конце февраля. И в нем изложил несогласие с политикой Порошенко.
«Последние действия президента говорят о том, что он считает себя единоличным защитником страны. Он также считает, что только он лично обеспечил дипломатическую поддержку. Это далеко не так. Это оскорбительно слышать не только для меня, но и для тысяч военных, которые сохраняют мир, а также для десятков и сотен дипломатов, которые служат на благо Украины», — прокомментировал Кондратюк, объясняя вынужденные причины подачи в феврале 2019 года рапорта об отставке.
По оценкам Кондратюка, успех дальнейшего противостояния Украины с Россией во многом уже зависит не столько от личного опыта будущего президента, сколько от его честности и искреннего желания продолжить эту борьбу за независимость и готовности проводить необходимые важные реформы.
«Ключевым фактором успеха президента в сегодняшней ситуации должны стать его кадровая политика в назначении профессионалов и его доверие в делегировании им полномочий. Один в поле не воин, даже если он президент», — добавил генерал. В сети уже появился текст его письма к Порошенко.
Суть письма — обида Кондратюка на телеканал 112, в эфире которого, по его словам, прозвучала информация о вербовке Кондратюком Наливайченко. Это старая история. Экс-глава СБУ времен Януковича Александр Якименко еще в 2014 году утверждал, что Наливайченко и Кондратюк — агенты ЦРУ. Причем Кондратюк являлся якобы связным между Наливайченко и «центром».
Эфир на 112 был в конце января, а ровно через месяц Кондратюк «обиделся», что Порошенко его не защитил в этой истории — и подал заявление об отставке. Уже это выглядит слишком странно для столь маститого спецслужбиста. В конце концов не президент должен «защищать» в таких случаях, а суд — куда нужно обращаться, если в СМИ прозвучала клевета.

Дальше Кондратюк высказался против кадровой политики Порошенко, который расставляет на посты в силовой вертикали не профессионалов, а лично преданных себе людей.
Вопрос только в том, что генерал явно знал это и раньше — ведь президент всегда именно так подбирал кадры. Но вспомнил Кондратюк данный факт аккурат за месяц до выборов, на которых Порошенко явно не светило победить. Тем более, что разговоры о поражении гаранта курсировали по его администрации еще с января.
По информации «Страны», генератором панических настроений был не кто иной, как глава АП Игорь Райнин, который даже проводил по этому поводу собрание. Где скорее всего был и Кондратюк, занимавший должность зама Райнина. То есть куратор спецслужб Порошенко, судя по всему, очень вовремя «обиделся» на своего шефа.

«Отставка» шефа СБУ
9 апреля Службе безопасности Украины пришлось опровергать информацию об отставке своего начальника — Василия Грицака. О том, что шеф СБУ написал заявление, накануне сообщили несколько интернет-СМИ, которые обосновали такое решение возможными противоречиями в работе СБУ между президентом и руководителем ведомства. «С Петром Алексеевичем не хочет работать ни под каким предлогом», — объяснил анонимный источник.
Источники «Страны» в СБУ говорят, что Грицак «решил поиграться на всякий случай в отставку». То есть как бы написать завление, но реально в отставку не идти. Просто обозначить свою «особую» позицию, которая, быть может, ему зачтется при будущем президенте. Однако в самой Службе официально поспешили заявить, что у них все в порядке.
«Служба безопасности Украины опровергает информацию, которая активно распространяется, в том числе подконтрольными РФ информационными ресурсами, об инициировании председателем СБУ Василием Грицаком освобождения от занимаемой должности по собственному желанию», — сказано в сообщении. Грицак заявил, что подобные информационные фейки направлены на «дестабилизацию общественно-политической ситуации в Украине в условиях проведения избирательного процесса».
«Если я приму подобное решение, то первым об этом сообщит официальный сайт Службы безопасности Украины. С пониманием отношусь к нетерпению своих российских визави. За последние четыре года Служба научилась профессионально переигрывать спецслужбы РФ, нанося им болезненные удары. Будем продолжать это делать, несмотря на все российские фейки и слухи», — добавил он.
Впрочем, скрыть факт, что в СБУ идут серьезные метания — не получится. Ведь не на пустом же месте 4 апреля президент осуществил знаковую рокировку замов главы ведомства.
Своего поста лишился Сергей Базюк, который помогал Порошенко ковать победу на выборах 2014 года. Тогда он руководил отделом внутренней безопасности избирательного штаба Петра Алексеевича на Николаевщине, а после вступления президента в должность — вернулся в систему СБУ (руководил «управой» в Николаеве, а с 2015 года занимал кресло заместителя председателя Службы). В промежутке между первым и вторым турами выборов-2019, Базюк был уволен. Вместо него назначен кадровый «чекист» Владислав Косинский. За три недели до этого Порошенко подписал указ об увольнении Косинского с должности главы СБУ на Сумщине, где генерал-майор проработал более двух лет. Вряд ли это связано с выполнением каких-либо специфических задач новыми людьми — слишком мало времени осталось до второго тура выборов, и сделать что-то сереьезное они вряд ли успеют.
Рокировку явно провели с другой целью — чтобы перестраховаться от предательства старых кадров. Новые пока еще благодарны за свое возвышение и элементарно не успеют перебежать на сторону противника. Но если такие «чемоданные» настроения действительно появились у людей президента в СБУ — то они явно связаны с провальным для Порошенко первым туром.

Молчаливый дзен Луценко
Пока никуда не бежит и Юрий Луценко. Но с самого начала апреля генпрокурор упорно молчит и вот уже скоро три недели, как он не делает громких заявлений. Да и вообще никаких. Такое впечатление, что в стране после первого тура выборов разом остановились все резонансные дела и перевелись агенты Кремля. После выборов Луценко постил у себя в фейсбуке исключительно какой-то позитив: например, красивые фотографии котиков, природы или интерьеров.
Единственное исключение — 2 апреля, когда генпрокурор сухо, без своих привычных оценок, сообщил о назначении апелляционных слушаний по делу экс-министра доходов и сборов Александра Клименко. Последний в апреле пост Луценко назывался «Дзен выходного дня» и датируется 7 апреля. А 6 апреля генпрокурор запостил фотографии красивых библиотек, предложив провести дебаты в таком месте. То есть, в апреле, когда политическая борьба достигла невиданного размаха, Луценко всего три раза написал в фейсбуке, и только один из этих трех — по сути своей работы.
А вот в марте, накануне первого тура, генпрокурор писал длинные, информативные посты почти ежедневно, раздавая упреки штабу Тимошенко в подкупе избирателей, отчитываясь об успешных операциях ГПУ и рассуждая на разные околополитические темы. После провала на выборах Петра Порошенко

Луценко внезапно затих.
Более того, генпрокурор ничего не делает, чтобы, к примеру, отстранить от работы своего подчиненного Константина Кулика, который начал открыто обвинять Порошенко во вмешательстве в следствие по делу Курченко и объявил «пидозры» ближайшим соратникам главы государства — Ложкину, Гонтаревой и Филатову.
Раньше Луценко говорил, что уйдет в отставку сразу после выборов президента. Похоже, нынешний «дзен» связан именно с этим обещанием. И, как уже писала «Страна», по слухам и фронда Кулика против ближайшего окружения Порошенко согласована не только с олигархом Игорем Коломойский (как уже заявил президент), но и с самим Луценко. Тем более, что Юрий Витальевич и Игорь Валерьевич хорошо знакомы. Всем памятны их совместные фото в Амстердаме.

Отпускник Гелетей
С 19 апреля, то есть за пару дней до выборов, начальник Управления государственной охраны Украины Валерий Гелетей уйдет в отпуск. Об этом «Стране» сообщил источник в Управлении госохраны. Исполнять обязанности будет первый зам главы УГОУ Владимир Дахновский. Отметим, что Дахновского уже давно считают неофициальным руководителем ведомства. Осенью прошлого года он засветился в истории вокруг причастности УГО к секс-скандалу с мужем первого заместителя директора Госбюро расследований Ольги Варченко. По данным следствия, именно подчиненные Дахновского сливали организаторам скандала информацию о супруге Варченко.

https://news.rambler.ru/

В Раде рассказали, что может ждать Украину после победы Зеленского

В случае избрания Владимира Зеленского президентом Украины ничего, кроме элиты, не поменяется. Об этом в эфире украинского телеканала NewsOne заявил народный депутата Верховной Рады Вадим Рабинович.
По словам политика, если во втором туре президентских выборов победу одержит действующий украинский лидер Петр Порошенко, то в политической жизни Украины ничего кардинально не поменяется. Аналогичная ситуация в стране сложится и с приходом ко власти шоумена Владимира Зеленского. Единственное, что может измениться, добавил депутат, лишь правящая элита — «красть будут другие».
Далее народный избранник рассказал телезрителям о том, что полномочия нового главы украинского государства будут ограничены, поэтому (кого бы ни выбрали жители Украины) ничего кардинально в стране не получится изменить. Рабинович уточнил, что новый президент сможет назначить министра обороны, министра иностранных дел, генерального прокурора и секретаря Совета национальной безопасности и обороны страны, но эти назначения не являются значительными.
«Это все непринципиальные вопросы. Он не может создать коалицию, у него ничего нет в парламенте. Новый президент ничего не решит», — резюмировал Рабинович.

Мнение эксперта
В свою очередь политолог, кандидат исторических наук, научный руководитель Центра этнических и международных исследований Антон Бредихин в эфире радио Sputnik высказал мнение, что заявление Вадима Рабиновича не соответствуют действительности. Эксперт сообщил, что Владимир Зеленский сможет поменять не только всю систему управления в стране, но и правящую элиту.
По словам Бредихина, если во втором туре победу одержит Зеленский, то уже осенью, когда состоятся парламентские выборы, его политическая партия «Слуга народа» может претендовать на значительное количество мест в Верховной Раде. Вместе с тем, шоумен не будет делать ставку на прежние кадры в правительстве.
«Зеленский считает, что нужны новые люди, новые знания, профессионалы своего дела, которые не будут иметь коррумпированного прошлого. Это был один из главных тезисов в его программе», — подчеркнул эксперт.
Далее Бредихин обозначил, Зеленский видит необходимость в перестройке страны, чтобы поставить ее на рельсы самодостаточной экономики, а также стремиться к тому, чтобы сокращалась зависимость от внешних кредитов, инвесторов. Он намерен сделать так, чтобы система управления страной становилась более эффективной.
Напомним, выборы президента прошли на Украине 31 марта. Согласно данным Центральной избирательной комиссии Украины, в первом туре Владимир Зеленский лидирует с результатом 30,24% голосов, а действующий глава государства Петр Порошенко набрал 15,94% голосов. Поэтому именно эти кандидаты выходят во второй тур президентских выборов, где и поборются за кресло главы Украины.

02.04.2019 16:38 49189
https://nahnews.org/

Почему украинцы чубы носили?

Всем известна характерная прическа запорожских казаков – стриженная наголо голова с длинным чубом, свисающим на одну сторону, в сочетании с вислыми длинными усами. Во-первых, насколько этот облик соответствовал действительному внешнему виду украинцев? Во-вторых, каково его происхождение?
Здесь нужно отметить, что данный чуб, который украинцы называют обычно разными терминами: оселедец, чуприна, был свойственен не всем украинцам, а конкретно запорожскому казачеству, чему есть немало свидетельств не только описательных, но и изобразительных, начиная с XVII века. Так что в этом вопросе сомнений нет – такой чуб имел место, не является легендой, однако был присущ лишь определенному кругу украинцев.
Но при этом большинство точек зрения строится на том, что чуб не являлся казачьим изобретением, а был для них приобретенным явлением. Но тогда возникает вопрос – откуда приобретенным. Конечно, велик соблазн привязать чуб к неким очень древним великим событиям.
Вспоминается описание гуннов, которое дает Прокопий Кесарийский (VI в. н.э.), приписывающий им ношение чуба. Наиболее заметная фигура, которая обычно изображалась практически с украинским чубом и вислыми усами – киевский князь-воитель Святослав.
Первое и единственное указание в источниках на наличие у Святослава подобного чуба – описание князя византийским хронистом Львом Дьяконом. Других свидетельств о нем нет.
Объяснить такую особенность прически князя были призваны разные версии, и наиболее известная – чуб был символом знатности у варягов. Впрочем, вероятнее всего, у Святослава, как у его предков варягов – была либо заплетенная косичка, либо прядь волос, которую потом стали трактовать как чуб.
Еще в римских источниках имеются свидетельства, что среди знатных жителей севера Европы характерна прическа, представляющая собой клок волос, который свисает с одной стороны. Эта традиция видимо не ограничивалась жителями Скандинавского полуострова, и была также распространена у западных славян. Но, судя по всем описанием, такая прическа не имела ничего общего со знаменитым украинским чубом.
Впрочем, поскольку Святослав разгромил Хазарский каганат и прошел через народы Северного Кавказа, воевал с печенегами и другими тюркскими народами причерноморских и поволжских степей, некоторые исследователи видят происхождение его чуба в связи с этими походами.
Дело в том, что у хазар, древних булгар, печенегов тоже был характерный чуб в качестве прически. Однако подобная версия представляется несколько натянутой. Неясно, зачем победителю принимать облик побежденных. Так что версия о признаке знатности, присущей варягам (а Святослав был именно таковым) представляется более обоснованной.
Почему чубы утвердились у украинцев?
Однако, как бы там ни было, чуб Святослава (если он вообще был) к чубам (хохлам) украинцев отношения не имеет. Хотя бы потому, что между ним и запорожскими казаками не было никакой культурной связи. Достаточно сказать, что потомки Святослава не были замечены с чубами.
Скорее всего, здесь, как и во многом другом было заимствование прически у тюркских народов, с которыми казаки контактировали (само слово «казак» — тюркского происхождения). Многочисленные тюркские племена, населявшие Северное Причерноморье, сменявшие друг друга в числе своих причесок имели похожую на чуб. Причем поскольку в то время элементы внешнего вида имели строго символическое значение, наличие такого чуба означало, что его владелец – свободный человек.
Поэтому вполне возможно, что казаки, занявшие близлежащие области примерно в XIV веке, наследовали и присущие кочевникам символы. Тем более что и само название — «казак» означало – «вольный человек». Именно это свое свойство казаки особенно подчеркивали, поскольку пополнение их рядов осуществлялось за счет прибытия прежде зависимого населения, для которого именно вольность была главным достоинством. Надо сказать, что представители тюркских народов участвовали в формировании казачества и, конечно, принесли с собой элементы своей культуры.
Почему же чуб становится отличительным признаком именно украинского казачества, а не, скажем, не далеко располагавшегося донского? Вполне возможно, ранее он был распространен и у донцов (об этом говорит сохранение у них моды на залихватский чубчик), но в прежнем виде не сохранился.
А у запорожцев, будучи заимствованным элементом внешнего вида, подчеркивающим вольное состояние владельца, со временем чуб сохраняет таковое свое значение уже в более формальном смысле. Уже с XVI века запорожских казаков принимает на службу польское государство (В России эта практика становится системной с XVII века, но по-настоящему утверждается с XVIII в.). Часть из них включается в так называемый реестр (реестровые казаки) с получением содержания из казны.
Чуб становится форменным знаком казака, хотя конечно носили их не только реестровые, но и неофициальные казаки, которые, однако, стремились попасть в реестр. Это гарантировало им не только содержание, но и гарантию вольности. После перехода в подданство России реестр был сохранен, и даже расширен, что обеспечивало и сохранность чуба. Впрочем, это один из вариантов, объясняющих это явление.
То есть изначально чубы были характерной прической не всех украинцев, а только лишь казаков. Можно сказать, он был знаком, отличавшим казака от крестьянина. Поскольку до полного присоединения Украины к России русские в основном имели дело только с казаками, этот фирменный чуб и стал наименованием всех украинцев – хохлы. Хотя есть и другие объяснения.
Был ли какой-нибудь практический смысл? Его иногда пытаются привязать к чубу. Дескать, удобно в походах (выбривание головы спасало от вшей, хотя непонятно). Некоторые настаивают на сакральном смысле – некая связь с небом.
Но гораздо более реальным было именно символическое значение вольности человека. Переход в казачество – свободное состояние символизировал и чуб – символ вольности. И в этом своем смысле чуб и сохранялся. Впоследствии он, как стереотип, символически стал переноситься на всех украинцев.

http://history-doc.ru/

Дневник украинского солдата, воюющего в Донбассе: «Если Путин начнет наступление в зарплату, воевать будет некому — все пьяные»

Когда-то, как теперь кажется — очень давно, я написал письмо в украинский пресс-центр АТО (антитеррористическая операция в Донбассе. — «КП») с простой журналистской просьбой. Сегодня ее бы сочли циничным троллингом.
Но тогда, в конце апреля 2014 года, еще не было ощущения безвозвратно пройденной красной линии. Артиллерия уже начинала постреливать по Славянску, но авиация еще не бомбила мирные города. И мне было любопытно посмотреть на людей, которые окапываются по ту сторону линии фронта. Есть ли у них такая же сильная мотивация, как у людей восставшего Донбасса. Как у них налажен быт. Что думают о них местные жители.
Ответа от пресс-службы не последовало. Спустя некоторое время меня на пять лет объявили персоной нон грата на Украине. А чуть позже — в розыск по статье «терроризм».
Поэтому судить о том, кто воюет против республик Донбасса, я мог только по рассказам пленных либо по сюжетам украинских журналистов. Однако и то и другое вряд ли можно считать 100-процентно объективным источником. А литературное наследие, которое оставляют после себя ветераны-графоманы, — это пафосная смесь героических похождений истинных украинских патриотов и инфернальной русофобии. Поэтому, открыв книгу «То АТО. Дневник добровольца» Дмитрия Якорнова, я не ожидал многого. Но втянулся. Потому что это оказалась та самая неприглядная окопная правда, которой так не хватает в опусах «киборгов» типа «Позывной «Воланд». Вальгалла-Экспресс».
5-летний (на момент начала дневника) автор называет себя этническим русским, противником майдана и махровым эволюционистом. И тем не менее в 2014 году решил отправиться добровольцем на войну в составе одного из подразделений украинской армии — отражать «внешнюю агрессию». Его часть дислоцировалась недалеко от передовой линии. Во время службы в зоне АТО он вел дневник, захватывающий период середины 2015 года. Но, судя по откликам атошников, не потерял актуальности и сегодня.
О БОЕВОЙ ПОДГОТОВКЕ
«…Вчера утром устраивали учения на случай внезапной эвакуации: все машины выгнали на дорогу, чтобы каждый знал, куда ему бежать с криком «Зашибу! Я самый первый!». Всем на каску и бронежилет намотали цветного скотча (полевая система опознавания «свой-чужой». — «КП»). Водители долго ругались между собой за место в колонне и пытались спихнуть соседа в кювет…
Полезная штука эти учения: в следующий раз все пройдет без сучка и задоринки, крики и тычки бамперами уже почти отработаны. Спрашиваю офицера: «А если сепары (сепаратисты. — «КП») наши опознавательные знаки скопируют?» Тот отвечает: «Так мы с сепарами давно договорились: они белые тряпки на рукава цепляют, а мы вот с липучками упражняемся». Второй продолжает: «Все же похожие, как помытые яйца, и говорим одинаково. Нужно ж как-то понимать, в кого стрелять».
Граница между трагедией и фарсом на войне стирается — понять, с какой стати тебе нужно стрелять в таких же людей, как и ты, можно только с помощью ленточек…
…Очень малая часть армии занята военной подготовкой — командиры создают искусственную загрузку, как было в совковой армии. Эта бессмысленная деятельность убивает любые инициативы, патриотичные чувства и желание снова попасть в армию…»
В 2014 году мирное население Донбасса пыталось остановить украинские войска словом. Сегодня мало кто решается открыто высказывать свое отношение к ВСУ. Фото: AFP/EAST NEWS
О БЫТЕ
«…Сходил на ближайший блокпост. Раньше там что-то техническое было, сейчас все завалено мешками, торчит труба буржуйки, внутри — кровати и электричество. Норы рядом тоже есть, и дозорный пункт есть, и рации, и тепловизоры, и вундервафлей (внушительная военная техника. — «КП») хватает, так что это мини-крепость по сути…
…Был на других позициях. Сначала хотел постебаться и подробно прокатиться по каждой мелочи, но потом понял, что получается слезливое «гэ», а жаловаться не люблю. Достаточно сказать, что спят пацаны в сырых низких норах (лежанки — из бревен, буржуйку видел только одну). Некоторые норы больше напоминают шалаши — вырыты в отвалах, получившихся от прокопанных рядом траншей. Туда и заходить не хочется, не то что жить там…
…По отношению к друзьям и знакомым до сих пор чувствую себя попрошайкой. Даже те друзья, которые предлагали помощь после ухода в армию, сейчас как-то подозрительно рассеиваются в тумане… Минобороны не одну нашу роту определило в поля и норы, считая, что там зашибенные условия и начальнику нехрен клянчить. Думаете, чем наши офицеры первую неделю занимались? Пытались что-то выбить (мерзкое совковое слово!) из складов по соседству. Кроме патронов и еды, там, кажись, ничего и нету. Быть может, подразумевается, что, имея в руках автоматы и ломы, недолго найти спонсоров среди жителей зоны АТО?..»
ОБ ОТНОШЕНИИ С МЕСТНЫМИ
«…Заходим в магазин с воплем: «А-а-а, попались, сепары! Млеко-яйки на стол, трус снимай, раком становись!»
Привыкшие к солдатам тетушки: «Дверь не разнеси своей пукалкой, каратель!..»
…В кафешках-магазинах более-менее нормальные цены. Продавщицы разговаривают на суржике, и я не понял, нормально они нам улыбаются или натянуто. Скорее рады: мы за день чуть ли не единственные клиенты. Хотя и местные за столиками были — целый день они там сидят, что ли, мониторят?..
…Потроллили местных бабок во время вылазки в сельмаг. Проходя не в форме, негромко сказали: «Слава ДНР!» Бабки подзывают поближе: «Сынки, тут украинской армии полно!» И дальше — перечисление на 20 минут: какие части, с каким оружием, где секреты, где проходы, где мины, где ближайшие соседи (наши части имеются в виду). Ошалев от такой информированности (это еще кто кого троллит!), спрашиваем: «А наши где?» Те: «Так дальше они, туда-то, туда-то и там-то, там-то, но мы точно не знаем…»
…Народ местный до сих пор не видит, на чьей стороне сила. Куда бы ни приехал, наши пытаются задобрить местных, детям сгущенку суют. Но народ здесь по-прежнему сытый, наших воспринимает как «терпил»…
…В целом в этом городе 50/50 за и против Украины. Это значительно хуже, чем в других освобожденных городах типа Славянска или Краматорска (здесь было поднято вооруженное восстание в апреле 2014 года. — «КП»). Большинство по-прежнему смотрит Раша-ТВ и надеется, что Россия засыпет их деньгами.
Никакого позитива на будущее никто не видит — половина частных предприятий не работает, жители собирают металлолом или пилят имущество оставшихся бесхозными заводов и фабрик. Сейчас в городе заканчивается Битва за Провода и Сеча Вторчермета, начинается ВеликоеКонтрабандное Перемирие — здесь цены выше киевских, а в ЛДНР цены еще выше, и туда каждый водила пытается вывезти все подряд…»
О ВОРОВСТВЕ
«…Все атошники предупреждали: «Следи! Прут!» В Чернигове как-то странно: за 20 дней пропали только котелок, веревка (общая, скидывались ротой), кепка (старшины, вроде он оставил ее на шкафу рядом с туалетом, когда рота получала майки).
Здесь, в АТО, на пропажи жаловалось немало людей: помнится о трех зарядках, кружке, ножницах, двух ножах, шмотье каком-то… Возможно, это потому, что те же зарядки были поломаны-потеряны по дороге, и воришкам проще украсть, чем ждать неделями возможности купить. Обнаружить воришку сложно — все рассредоточены небольшими группами по разнымблокпостам.
У меня таки украли носки: повесил сушиться — вечером нету. Желаю новому владельцу обонятельного экстаза: он же думал, что носки постиранные сушатся. Наивный… У меня логика программиста по отношению к стирке: стирает стиральная машина, я не машина, значит, я не стираю…»
О ПЬЯНСТВЕ
«…Вчера пришла зарплата. Поспорил с одним азартным парнем на пять гривен, кто из людей нашего окружения станет залетчиком. То, что в ближайшие пару дней здесь будет царство уквашенных горбокоників (Конек-Горбунок — укр.), бесспорно. Только как-то не комильфо ставить на молодежь до 35 — именно молодыми были оба предыдущих залетчика.
Намного интереснее предсказать, кто из опытных попадется: я поставил на кухню, соперник — на банщика. Надо предложить идею этого увлекательнейшего реалити-шоу на ТВ: «День получки» или «Не спались!»…
…Пригнали как-то сюда пару машин, а водители не пошли жить в казармы — спали прямо в кабинах. Прожили так шесть дней, тут зарплата — набухались и пошли ночью по посадке (а тут растяжек и прочих сюрпризов столько, что ни наши, ни чужие не заходят). Заблудились, потеряли друг друга и стали орать, к тому же сорвали какую-то сигналку — сирена орет… Все подразделения в ружье, давай ловить диверсантов. Один куда-то пропал, не нашли (сам утром пришел), другой при задержании шизу поймал: «Пацаны, я свой, сепар, не стреляйте!..»
…Двое «синих» мобов (мобилизованные. — «КП») пошли к сепарам. Командиры отчитывались об их наличии, пока из недоуменных сепарских переговоров («Че за двое штырей тут валяются?») не поняли, что можно пропажу оформлять…»
О КОМАНДИРАХ
«…Задолбало: приезжает генерал — обстрелы прекращаются моментально. Только уехал — опять как было. С точки зрения бывалых, это наши генералы сдали Дебальцево со всей кучей техники, в том числе отремонтированной за свой счет. Когда стояли в Краматорске, чуть не сшибли его из «Иглы»: генерал регулярно отправлял вертолет в Харьков за сырокопченой колбаской — в АТО не нашел…»
О ПИТАНИИ
«…Вопрос на миллион: «Что из перечисленного о луке является правильным?»:
— лук своими стрелками пробивает строительный мешок;
— запах гнилого лука еще сутки следует за тем, кто расковырял слизкую шелуху;
— стрелки лука в носу делают человека крайне сексуальным (я нормальный, это все лук — он захватил мой мозг и требует размножаться!).
Сколько бы я ни стебался над этой столовой, но факты нелицеприятные: нормальных условий хранения овощей нет, выкидывать приходится много. Поначалу я обрадовался такому овощному изобилию (люблю овощи, в салатах и свежими), особенно зелено колосящемуся мешку лука, но после заполнения четвертого ведра гнилью… Картошка и капуста — нормальные, морковка — хуже, лук — 50/50, но вишенкой на торте было перебрать сетку петрушки (50/50) и укропа (90% — гниль).
Вероятно, с овощами скверно обстоят дела во всей зоне АТО: атошники из госпиталя вообще не упоминали об овощах, кроме картошки…»
О БОЕВЫХ И НЕБОЕВЫХ ПОТЕРЯХ
«…Нашим кадровикам (кадровые военные. — «КП») поручили отбитые у сепаров два блокпоста на расстоянии 500 м, недалеко от Попасной. Они встали в не очень удачном месте: подсолнечник почти вплотную к дороге, палатки и БРДМ (бронированная разведывательно-дозорная машина. — «КП») поставили прямо на дороге, потому что блоков для перегораживания не было.
Тут идет автоколонна, и непонятно — сепары или свои. Останавливаются в 200 м от поста, рассыпаются и открывают огонь. Наши — в ответ, и так минут 20 стрельба из автоматов. Потом с обеих сторон стали более внимательно осматриваться и по крикам с обеих сторон поняли, что «Донбасс» (украинский добровольческий батальон. — «КП») нарвался на кадровиков. Счет 7:2, у нападавшей стороны — семь раненых, у кадровых — два…
…Здесь на обычный блокпост заехало два «Урала» с правильными знаками идентификации. Внутри куча народу в украинской пиксельке («пиксельная» раскраска камуфляжа. — «КП».), вели себя дружелюбно. Пароли знали. Внезапно открыли огонь — только один парень выжил с тяжелыми ранениями. Больше эти «Уралы» так и не попадались, а в новостях про это ничего не было…
…На блокпосту нашли, как подбодрить: сначала историей про такой же пост в полях, вырезанный после рукопашной (сепары подползли на 20 — 30 м). Выжил один парень, знакомый старшего по блокпосту, — голову разбили прикладом, думали, труп. Потом рассказали историю про заснувшего в карауле — всех вырезали, его оставили. Он сам утром повесился…
…Двое дуэлянтов решили выяснить, чей АК (автомат Калашникова. — «КП») шустрее будет. Медленный — труп, шустрый — в ВСП (войсковая служба правопорядка, аналог военной полиции. — «КП»). Тот сразу всех предупредил, что ему все пофиг, и он повесится. Только все на обед вышли — через две минуты уже висит на каком-то куске проволоки…
…Заходит моб с тремя лимонками в большую палатку, говорит: «У вас пять секунд покинуть помещение», — рвет кольца и раскидывает гранаты по углам палатки. Выскочили все, подрывника — в ВСП…
…Настучали на блудливую жену, муж — герой, боевой офицер — звонит ей, а та признается во всем. Очередь в грудь — минус один… Девушки, лучше врите…»
КТО ЕСТЬ КТО В АТО
Дмитрий Якорнов в своей книге систематизировал участников боевых действий.
«Срочники делятся на рослых молодцев а-ля «Слава нации» и гномов. Что с этими детьми делать, лично мне непонятно — по-моему, армии они не нужны.
Контрактники делятся на тощих улыбчивых грифов 20 — 22 года, вполне боеспособных; 23 — 28, но зеленоватых; повидавших все в армии крутых юзеров — 28 — 35.
Мобы (мобилизованные) делятся на:
— детей, 21 — 25 («послесрочники», вполне боеспособны и амбициозны), — 3%;
— пацанов, 25 — 30 (есть даже очень продвинутые, азарт от оружия), — 10%;
— парней, 30 — 35 (еще круче, но уже без азарта), — 15%;
— мужиков, 35 — 45 (костяк мобов, наиболее дееспособная, активная и сознающая себя часть армии), — 50%;
— мужиков, 45 — 50 (много идейных, но много и уставших), — 15%;
— дедов, 50 — 59 (многие «дедушки» в 100 раз круче меня, но называют их все равно дедами), — 7%.
До 35 лет потенциальных запойных мало, зато если набухиваются — часто в дрова, угроза и себе, и другим.
В 35 — 45 потенциальных запойных уже около 10 — 15%, но эти лучше себя контролируют: бухают несколько дней после зарплаты или когда риск наказания невелик. Если Путин начнет наступление в зарплатные дни, воевать будет некому.
В 45 — 50 потенциальных запойных чуть меньше (где-то 10%).
Деды — позитив армии мобов. Очень часто суперколоритные, з вусами й оселедцями (с усами и чубами — укр.), настоящие патриоты, пьют совсем немного, но болеют.
Штабники — big bosses (большие боссы — англ.), чересчур важные и надутые (в том числе физически)».
ВМЕСТО ПОСЛЕСЛОВИЯ
Непарадный расчет
На Украине сегодня есть две армии.
Одна — парадная, ежегодно марширующая по Крещатику. Здесь вам и современная экипировка, и новинки вооружений, и сошедшая пять минут назад с конвейера техника. Вторая — в засаленном, прокопченном буржуйками камуфляже. Матерящая командование и безмолвно вопрошающая: ну и где все это? Зачем нужен весь этот лоск, если его нельзя применить на войне? «Джавелины» — и те заперли на складах в сотнях километров от зоны АТО.
Одна армия в модной экипировке хвастается успехами на международных учениях — сорвали план маневров, с опережением графика захватив итальянский штаб и позиции американцев. Другая, брошенная своими командирами, — позорно бежит из Дебальцева.
В итоге в виртуальной реальности существует самая сильная армия Европы, а в реальности, по данным украинской военной прокуратуры, каждую неделю в зоне боевых действий — по два-три самоубийства…
Пусть вас не вводит в заблуждение то, что описываемые в дневнике события происходят в 2015 году. В бытовом плане в зоне ООС (операция объединенных сил — так теперь называется АТО) для ее обитателей с автоматами мало что изменилось. Достаточно пройтись по соцсетям участников боевых действий: проблемы с поставками, самодурство больших начальников, военно-полевое разгильдяйство… На фронте по-прежнему больше рассчитывают на помощь волонтеров, чем государства. Именно они снабжают военных и необходимой аппаратурой, и удобной формой, и даже дровами зимой.
Зато «беспримерный» переход двух ржавых суден (кораблями плавмастерскую «Донбасс» и буксир «Корец» назвать язык не поворачивается) из Одессы в Бердянск уже воспринимается как подвиг. О которым восторженно пишет в соцсетях сам президент! И это о состоянии украинской армии на весь мир говорит куда громче, чем дневник Дмитрия Якорнова.

https://pravdoryb.info/

Киев подготовил реальный план военного разгрома ДНР

Воспользовавшись обстановкой в ДНР, вызванной убийством Захарченко, украинские силовики готовят прорыв на южном участке фронта. Подробный план этой операции получен и озвучен в Донецке, и надо признать, что он выглядит вполне реалистичным. Однако предотвратить наступление ВСУ довольно просто. Что для этого нужно?

«На Мариупольском направлении сформирована наступательная ударная группировка противника в составе 36-й бригады морской пехоты, 79-й десантно-штурмовой бригады, 128-й горно-штурмовой бригады и части подразделений 56-й мотопехотной бригады, полка «Азов», — заявил официальный представитель оперативного командования ДНР Эдуард Басурин.
По его словам, замысел ВСУ следующий:
«В день «Д», после артподготовки… 36-я бригада с рубежа Коминтерново — Широкино в направлении Новоазовска, 79-я бригада с рубежа Набережное — Заиченко в направлении Розы Люксембург начинают наступление».
Параллельно 128-я горно-штурмовая бригада ВСУ создаст отвлекающий маневр в направлении Тельманово и обеспечит прикрытие левого фланга наступающей группировки, насчитывающей порядка 12 тысяч человек.
Басурин добавил, что наступательную операцию планируется осуществить за пять суток. В итоге ВСУ собираются выйти к границе с Россией и зачистить поселения «от нежелательных, по их мнению, „элементов“ и противников украинской оккупации».
Вместе с тем он пообещал, что попытки прорыва «окончатся на стадии подхода к передним рубежам наших подразделений» и что ополчение отобьет атаки даже в случае заброски десанта воздушным и морским способом, который рассматривается в ВСУ как резервный.
Этот План наступательной операции, наглядно продемонстрированный Басуриным с помощью схематичной карты, имеет право на жизнь. Южный фронт «провисал» всегда. На него постоянно оказывается давление, которое не столь ярко освещается за пределами ДНР, как аналогичные позиционные столкновения к северу от Донецка.
Именно на южном направлении расстояние от линии фронта до российской границы минимально, а рельеф местности позволяет планировать передвижение в сжатые сроки. Там сплошная степь, отсутствуют крупные населенные пункты и промзоны. Теоретическим препятствием, как в 2014 году, могут стать только реки, но о готовности украинских инженерных подразделений навести мосты мы ничего не знаем. Четыре года назад вопрос решался вплавь.

Такая операция может быть никак не связана с событиями на других участках фронта, включая традиционно опасные, наподобие светлодарской дуги или промышленной зоны Авдеевки. Переброска резервов ВСУ несущественно ослабит другие направления и ее можно будет осуществить под предлогом обычной ротации.
Прорвать фронт на паре участков, например, в районе Тельманово, теоретически возможно. Главное — какие результаты можно получить после такого прорыва.
Сама идея не нова. В 2016-2017 годах ВСУ практически с той же целью держало у Волновахи несуразно большую группировку. Она угрожала и попыткой броска к границе, и возможным подключением к окружению Донецка с юга через Докучаевск и Еленовку. Новый украинский командующий, генерал Сергей Наев, волновахскую группировку разогнал, а надоевшую всем буйную 56-ую омпбр оставил в резерве, сменив комбрига. Озвученный Басуриным вариант представляет собой практически тот же самый план, но с модификацией: вместо Докучаевска акцент переносится на лобовой удар от берега Азовского моря до степи у Тельманово.
Целью такого удара может быть захват юга ДНР с выходом к границе и дальнейшей фиксацией новой линии фронта. А дальше можно будет опять включить позиционную войну, но в куда более выгодных условиях — как военных, так и политических. Перемога, праздник, переизбрание Петра Порошенко.
Однако и слабых сторон у этого плана предостаточно.
Во-первых, никто не обещал, что прорвать фронт у Широкино, Саханки и Заиченко будет так уж просто, и график передвижения не полетит к чертям в первые же часы. А скорость операции для ВСУ в данном случае критично важна. Пять дней, чтобы добежать до русской границы, — и так слишком долго, так как к востоку от нее тоже не дремлют, а перемещаются куда быстрее, чем ВСУ.
Непонятно, как они вообще насчитали себе пять дней — у них и трех-то в запасе не будет.
Во-вторых, продвижение по степи в направлении Розы Люксембург (она же — село Александровское) грозит котлом из-за остающихся на флангах крупных группировок ВСН в Новоазовске и южнее Донецка. А котел — это очередные потери, брошенная техника, крики и репутационный ущерб вместо обещанной перемоги. ВСУ даже можно специально пропустить в Александровское, чтобы затем насладиться эффектом. Этот поселок расположен в основном на восточном берегу речушки под названием Грузский Еланчик, через которую ведет ровно один мост. Подорвать его — и прощай, 79 одшбр (и не пожила, считай). Зеленополье покажется детским утренником.
В-третьих, не стоит полагать, что Россия все эти три-пять дней будет пребывать в состоянии коматоза и не реагировать на внешние раздражители.
Таким образом, сама возможность осуществления такого (или ему подобного) наступательного плана ВСУ возникает только в трех случаях.
Первый: массовое помешательство в Киеве, усугубленное паленым алкоголем. Теоретически возможная ситуация.
Второй: получение точной информации, что Россия не вступится. После убийства Александра Захарченко такое практически невозможно, если исключить спецоперацию по дезинформации, а исключать ее нельзя.
И, наконец, третий: приказ (распоряжение, директива, прозрачный намек) со стороны США, что которым требуется некая крупная отвлекающая операция на Донбассе. Такое возможно, например, в случае усугубления ситуации вокруг Идлиба. Тогда напряженность будет востребована на всех проблемных для России точках, где такую напряженность вообще можно создать. Локальная операция в Донбассе с перспективой выхода к границе — лучший вариант.
Но справиться с этой угрозой просто. Достаточно даже непубличного заверения в том, что Россия в стороне не останется. В Ростовской области и на юге страны сосредоточено достаточно сил, чтобы вся группировка ВСУ исчезла с лица земли за те же самые пять дней.
Конечно, это неприятно. Новой полномасштабной войны никто не хочет. Потому и требует превентивно донести эту мысль до Киева. Чтобы поняли, несмотря на алкогольную диету.
Другое дело, что Донецку не мешало бы несколько укрепить позиции в районе Тельманово и перестать держать значительные силы в глубоком резерве по политическим соображениям. Подгонять их прямо к линии фронта, видимо, все-таки не следует из-за опасений массированного артиллерийского удара, но полагаться на «минские линии» уже давно неактуально.

https://news.rambler.ru/ukraine/

Валентин Наливайченко: «Зарубежные счета украинской власти будут арестованы еще до выборов»

Экс-глава СБУ рассказал об интимном компромате Порошенко на однопартийцев, о лифте для кэша на Банковой и о судьбе Грицака
Валентин Наливайченко — один из немногих крупных публичных оппонентов президента, который все еще на свободе и не в эмиграции, в отличие от Михаила Саакашвили и Надежды Савченко. Три года назад он покинул должность главы СБУ, в меру тихо, но со скандалом. Если верить книге беглого олигарха Александра Онищенко «Петр Пятый» увольнение Наливайченко обошлось президенту в 2 миллиона долларов (гонорар депутатам за голосование по отставке главы СБУ).
Спустя некоторое время Наливайченко обвинил главу государства в коррупции, и заявил о своих президентских амбициях. С тех пор он успел пересечь с Михаилом Саакашвили границу под руку с Юлией Тимошенко и дать интервью «Стране», где он рассказал о гадалках, работающие на СБУ и компромате, который президент собирает на однопартийцев
— В последний раз, когда я встречалась с одним знакомым из СБУ, он перед началом беседы забрал мой телефон, положил в коробку и поставил ее в шкаф. А потом сказал, что если телефон отключен, то нас все равно могут слушать. Это паранойя или такие методы предосторожности оправданы?
— Паранойя образца 2006 года. Даже если вы все отключите, не факт, что вы сможете себя полностью обезопасить. Стоит защищать свое персональное общение. Не открывать неизвестные ссылки, которые вам присылают, пользоваться защищенными почтами – это гигиена общения. Лучшего всего вообще встречаться и обсуждать темы с глазу на глаз.
— На проходной в Администрации президента часто просят сдать свой телефон. Насколько велика вероятность, что его содержимое может оказаться в чьих-то руках?
— Если физически передавать телефон другим людям, то такая вероятность равна сто процентов. Кроме того, в тот момент, когда вы подключаетесь к сетевому Wi-Fi, с телефона можно снять информацию.
— Руководители антикоррупционных ведомств делали заявления, что им удалось расшифровать переписку WhatsApp. Это вообще возможно или это блеф?
— Любую переписку с любого ресурса можно скачать и расшифровать.
— Когда вы работали руководителем СБУ, часто ли читали подобные частные переписки?
— Не давали и не просил. Я предупреждал, что личные переписки надо вырезать, поскольку никакого значения для уголовного дела они не имеют.
— Не скажите. Например, в случае с депутатом Розенблатом и агентом Катериной это все-таки имеет какое-то значение.
— Вот берут коррумпированного прокурора, который увлекается тем, что дома цепляет на свой половой орган саблю. В чем смысл это документировать, раз оно не имеет отношение к делу?
— Очень просто. Этим вторичным компроматом можно давить на подозреваемого, чтобы он «раскололся» по основному делу.
— Это преступление. Нарушение законодательства теми, кто руководит сейчас спецслужбами. Порошенко часто встречается с руководителями фракций и шантажирует какими-то записями интимного характера – как, кто и с кем что делал. Этим он прямо нарушает закон.
— Как интересно. Что за записи такие? Личный компромат на политиков?
— Каждый вечер из СБУ в АП заносят много записей. В том числе и по людям из его фракции. И Петр Алексеевич должен понимать, что ему придется за это ответить по закону.
— Это достоверная информация или сфабрикованная?
— Конкретный пример. Не так давно я выступал в Днепропетровской области. В тот же день эсбэушники пишут справку о том, что я там говорил. И добавляют в список журналистов, которые пришли на эту встречу. Список – кого контролировать, за кем следить – безусловно согласовывается в кабинете Порошенко.
— Наше с вами интервью может стать поводом поставить меня на прослушку?
— Скорее всего, вы уже в списках. Как журналист, который критикует Порошенко. Это все незаконно. И это – первое преступление против журналиста. После появляется уже частная информация, место жительства, список контактов и т.д. Поле для провокации и опасности для журналиста только увеличивается. Поэтому не раскрыто убийство Павла Шеремета
— Не совсем вас понимаю. Почему не раскрыто убийство Павла?
— Нет понимания, кто и за кем следил. В том квартале, где была припаркована машина журналиста, куда заложили бомбу, велась слежка и за другими людьми. Там были видеокамеры, съемку с которых полиции почему-то не отдали сразу. Я думаю, их умышленно изъяли.
— Вы верите в возможность раскрыть убийство Шеремета при действующем руководстве МВД и Генеральной прокуратуры?
— Расследовать убийство Павла Шеремета – обязанность прокуратуры и личная политическая ответственность президента Порошенко. После этого убийства произошла целая цепь терактов против наших военных и волонтеров. С тем же почерком, с использованием взрывчатки. Как только сменится власть, я уверен, мы узнаем заказчиков этих убийств.
— Возможно имеет смысл нанять частных иностранных детективов, неподотчетных лидерам текущей власти?
— Толку не будет. В Украине достаточно талантливых украинских оперативников и следователей. Необходимо заказать международную экспертизу. Но тут нужна политическая воля.
— Как специалисты из СБУ воспринимают такие события как «убийство Бабченко»?
— Негативно. И страна, как и ее спецслужбы, в дальнейшем теряет доверие. Тяжелее всего это доверие вернуть.
— Какая была первая реакция людей, которые работают в системе, но не имели отношения к этому делу?
— Это бред. Спецслужбы должны работать по закону и не допускать провокаций. Как в случае с Надеждой Савченко, Аркадием Бабченко. Даже руководство МВД было вне процесса.
— Как бывший глава СБУ, а ныне политик, можете объяснить, в чем был пиар-эффект всей этой истории?
— Я его не увидел. Не было реального задержания террористов. Фактически дискредитирована работа правоохранительных органов Украины.
— Ну хорошо. А когда Грицак вызывает к себе на ковер будущего исполнителя такой истории, человек имеет право отказаться?
— Естественно. Он обязан отказаться от исполнения преступного приказа.
— Но есть же люди, которые соглашаются и по итогу исполняют такие инсценировки. Почему их так много?
— Потому что Порошенко стремится подчинить себе все в правоохранительной системе и в спецслужбах. Ведь президент назначает не только главу, но и заместителей, и аппарат. Я дважды это проходил. Президент еще в обход меня и задания им раздавал.
— Из всех постановок, за которыми вы наблюдали последние два года, какая самая абсурдная?
— Самая абсурдная и серьезная – провокация против Надежды Савченко. Всем, кто сомневается, я советую почитать не наши провластные СМИ, а европейскую прессу. Сейчас там от шока перешли к недоверию.
— Ну вы же допускаете, что Савченко всерьез могла вести такие разговоры?
— Мы сейчас с вами тоже о серьезном говорим. Я категорически против того, что спецслужбы втягивают граждан нашей страны в преступления. 80% граждан согласятся с Савченко, их за это сажать?
— Одно дело болтать на кухне, а другое ходить по спонсорам и собирать деньги на взрывчатку. Вы так не считаете?
— Это уже профессиональная деятельность правоохранителей.
— По вашей оценке, достаточное ли у следствия количество фактов, подтверждающих, что она пошла на следующий этап?
— Уже сколько месяцев арест ей продолжают, но дело по сути так и не начали рассматривать. Были заявления, но до суда ничего не дошло. Где баржи? Где минометы?
— Когда Савченко «закрывали», многие предполагали, что ее посадка станет информационной бомбой, однако в реальности о ней попросту начали забывать.
— Главное, что у Савченко должно быть право на публичный суд. Нет доказательств – не мучьте человека. Я прочитал книгу Александра Онищенко «Петр Пятый». В нашем болоте говорить и надеяться на правосудие и честность для любого украинца – бессмысленно.
— К слову о книге. Александр Онищенко рассказывает, что в АП есть специальный лифт, по которому из кабинета в АП спускают сумки с кешем, и курирует этот вопрос начальник личной охраны Порошенко. Что вам об этом известно?
— Расскажу вам об этом лифте. Для следственного эксперимента: выходите из кабинета Порошенко и немного справа находится этот лифт. Это правда.
— Вы как-то обмолвились, что пили с Петром Алексеевичем шампанское за собственную отставку. Расскажите, пожалуйста, подробнее, как это было.
— Пил он, я отказался. Сказал, что пойду с отчетом в Раду по коррупции прокуроров. И что прибыла группа из ФБР, готовая помочь найти и вернуть краденое, а вы не даете мне зеленый свет. Более того, множество дел заблокированы Генеральной прокуратурой. Для меня не было смысла оставаться на должности.
— И что сказал президент, когда услышал эти слова?
— Он просил меня только не идти в парламент с отчетом. Тут же принесли видеокамеру, он попросил меня дать комментарий, стоял рядом, слушал, кивал. После этого облегченно вздохнул. Достал из холодильника холодное игристое шампанское. Я такого раньше не видел. И поднял бокал.
— В книге «Петр Пятый» Онищенко пишет, что голосование по вашей отставке стоило 1 миллион. Почему миллион?
— Я не знал. И был шокирован масштабом коррупции.
— Тот же Онищенко писал, что уже сейчас платные голосования свернули и заменили другими рычагами давления на депутатов. Известно ли вам, как сейчас управляют парламентом?
— Есть еще помимо этих двух и третий вариант. Ночью к президенту приглашают руководителей одной из партий и с ним уже персонально решают вопросы. А сейчас у прокуратуры стало модным отправлять запросы в антикоррупционные органы стран ЕС на членов парламента. Но это внезапно прекратилось. Неужто они думают, что об этом забыли?
— Время от времени МВД или НАБУ заводят дела по мотивам публикаций. Как вы думаете, хоть одно из них доведут до конца?
— При этом президенте – нет, ни одно. И дело не только в президенте. Он отдал различные сферы своим смотрящим, и это серьезная преступная группировка.
— Наступят ли последствия для политиков, которые злоупотребляют законом здесь и сейчас? И главное – какие?
— Уже есть. Пока президент и его окружение закрыли украинское медиапространство и делают вид, что ничего не происходит. Но это скоро закончится. Я передавал в министерство юстиции США доказательства наличия офшоров у Кононенко и Порошенко официально, и у меня есть официальный ответ.
— И что дальше?
— Дальше министерство юстиции США будет это расследовать, и деньги с офшоров вернут. Расследования украинских журналистов – это доказательная база, которую уже не уничтожить.
— С того момента, как вы покинули должность и начали заниматься публичной критикой Порошенко, пытались ли с вами договориться от Порошенко?
— Нет. Для меня это уже серьезная политическая позиция. И последней каплей было, когда мы сделали общий план по борьбе с коррупцией.
— Почему вас до сих пор не посадили как крупнокалиберного оппонента власти, как Савченко или Саакашвили?
— Против меня ведь пытались сфабриковать дело, как я якобы чуть ли не к Путину летал с Медведчуком. Эта ложь сфабрикована по приказу Порошенко. Во времена Януковича американского шпиона рисовали, сейчас российского. Но тут не клеится, в России на меня четыре уголовных дела. Мне рассказывали, как Порошенко уговаривал некоторых общих знакомых-политиков озвучить на эфире информацию против меня. Специально вызывал людей и просил об этом.
— Почему Петр Алексеевич всех клеймит «агентами Москвы» или Кремля? Что за фишка такая?
— У кого что болит.
— В смысле Порошенко – агент Кремля?
— Это станет известно, когда рассекретят архивы Кремля. Все архивы, которые были здесь, я рассекретил.
— После того как группа политиков и журналистов пересекли польско-украинскую границу в Шегенях, по многим поставили «маячок» и теперь останавливают при пересечении границы. Уточняют, спрашивают. Куда потом идет эта информация?
— Руководителю пограничной службы. И эти «маячки» только по его личному распоряжению ставят. И это тоже незаконно. Вероятно, кто-то из АП постоянно это контролирует. Вроде и не следят, а всегда знают, куда летают журналисты. Скажу по себе. Тогда в Шегенях мы возвращались на родину, открыто, с паспортами. Право вернуться домой – первоочередное право любого украинца. И даже если у него нет паспорта, пограничник должен его впустить, выписать свидетельство на возврат паспорта, если есть консул
— На следующих президентских выборах на какого из кандидатов вы будете делать ставку? На Тимошенко, на Гриценко, на кого-то еще?
— Я сам пойду на выборы, и это моя ставка. Кому люди будут доверять больше, тот и фаворит.
— Последнее время СБУ все чаще оказывается в хозяйственных конфликтах – обыски и маски-шоу у частного бизнеса. С чем это связано?
— Это мародерство и жажда наживы. Животное желание обогатиться. После сотого обыска любой бизнесмен захочет договориться. Кроме того, это – имитация бурной деятельности.
— Кто в СБУ сейчас главнее – Грицак или его формальный заместитель Демчина?
— Порошенко. Все они получают указания от одного человека в одном и том же кабинете.
— Как он успевает всеми управлять?
— У него есть свои смотрящие. Кононенко – главк, к Луценко заезжает Грановский. Сферы влияния поделены. Когда не занимаешься вопросами страны, остается время на «Укрспирт» и банки.
— Насколько верны слухи о том, что председателя СБУ Грицака будут отправлять в отставку?
— Такие слухи ходят давно. Решение зависит исключительно от одного человека – от президента Порошенко.
— Еще немного о слухах. Говорят, что в здании центрального офиса СБУ постоянно находятся специалисты ЦРУ и других американских организаций, а перед назначением на руководящие посты в украинских спецслужбах кандидаты на эти должности проходят обязательное собеседование в Вашингтоне?
— Это выдуманные и глупые страшилки. Хотя бы потому, что американцы не допустили бы одиозных назначений. А вот что действительно было, во всяком случае в мою бытность председателем СБУ, так это эффективное сотрудничество с партнерами по вопросам борьбы с терроризмом и киберзащиты.
— Насколько обоснована распространенная адвокатом Андреем Смирновым информация, что против Порошенко в США возбуждено уголовное дело по факту махинаций с финансовой помощью? И если это правда, то какие могут быть последствия для Порошенко?
— Думаю, в скором времени мы обо всем узнаем. Зарубежные счета, на которых находятся украденные нынешней властью деньги, будут арестованы до выборов. Это я вам гарантирую.
— И последнее. Правдива ли информация, что в структуре СБУ работают специально обученные люди, которые на магических шарах помогают расследовать особо сложные дела?
— Не шары. Есть в одной отрасли специалисты (правда, я не знаю, что сейчас там натворили штабисты Порошенко), которые действительно на расстоянии могут определять настроения, поведение, а иногда и мысли людей, которые интересуют спецслужбы.
— Часто привлекают этих людей?
— Иногда.
— Это женщины или мужчины?
— Я так не разделяю специалистов.
— Магия и развитая интуиция свойственны больше женщинам.
— Есть и женщины. Но это не магия. Специалисты, которые владеют определенными умениями. Но они не могут манипулировать. Могут только считывать, и то если мы знаем, кто интересующий нас человек. Они могут «нарисовать портрет», дать определенные характеристики по террористу – например, надо его брать сегодня, дабы избежать теракта, или можно подождать до завтра.
— Насколько часто украинские политики пользуются услугами гадалок, шаманов, астрологов?
— В очередях стоят. Но в основном ходят они к шарлатанам. Жены часто ходят. Спрашивают, в какой день лучше открыть офшор. Но давайте не будем это пропагандировать. Лучше в церковь сходить.

Светлана Крюкова
https://strana.ua/articles/interview/
ДМИТРИЙ СТЕШИН

Армия Донбасса ушла под землю и ждет наступления ВСУ

Военкор КП Дмитрий Стешин провел сутки на одном из самых проблемных участков «линии соприкосновения» – в селе Коминтерново. За три года «окопной войны» донбасские шахтеры превратили свои позиции в «азовское метро»
Смерть Александра Захарченко, на Донбассе логично посчитали прологом к новой фазе «горячей войны». Слухи были подкреплены официальными заявлениями с данными разведки ДНР. На Мариупольском направлении ВСУ перегруппировались и готовятся к наступлению к границе России от Гранитного и вдоль морского побережья на Широкино и Коминтерново. Ориентировочная дата – 14 сентября.
Активных боевых действий на фронтах ЛДНР по сути, не было с 2015 года. Война превратилась в позиционную, которая, в реальности собирает такую же кровавую жатву, только она размазана во времени и не так заметна. Цифры потерь засекречены, но неофициально, только в ДНР за сутки гибнут 1-2-3 бойца. Каждый день. На протяжении многих лет. И не раз и не два я слышал от людей в форме вот эту жуткую фразу – «пусть уж за раз тысяча погибнет, чем ЭТО будет тянуться месяцами». «ЭТО» — самый провальный вариант современной войны, война окопная, не имеющая в своей сути боевого, тактического решения. Эту войну могут остановить только политики, и только политики в ней могут победить. На фронте об этих тонкостях стараются не думать. В мирной жизни тем более. Она течет параллельно, почти не пересекаясь.
Жду у штаба распределения «на передок», до теплого пока Азовского моря – сотни метров. Суеты нет, но в располагу постоянно заезжают машины с близкого фронта – грязные, выкрашенные «заборной» краской старенькие ВАЗы и «Москвичи». Мимо проходит загорелый мужик в шортах и шлепках, в руках у него жареный початок кукурузы в фольге и пакет с пляжным полотенцем. На пыльных военных он не смотрит принципиально, делает «сложное» лицо и отворачивается. Слева от меня, на грани слышимости – бухают редкие разрывы, справа – так же далеко «качает басы» разухабистая курортная музычка. Появляется провожатый – в каске, бронике, камуфляже «пиксель». В другом виде в штаб являться давным-давно запрещено, получишь взыскание. Бросает мне: «Едем в Коминтерново, на позицию «Карелия». Офицер озабоченно рассматривает машину моего товарища – зеленый «Уаз». Машина ему не нравится:
— Беспилотники висят все время, слишком она у вас военная. «Размотают» сразу же, поэтому будем прятать!
Хозяин машины, наверное, первый раз пожалел, что связался со мной, но вида не подал. Что такое «Коминтерново» знают все – достаточно набрать в поисковике «Коминтерново обстрел» и все станет ясно. Утром, на дорожку, я как раз посмотрел обстрел села от 3 сентября, снятый с украинского беспилотника. Били бессистемно – минометными минами и снарядами. Три положили на въезде в Коминтерново. Три — возле главного сельского колодца, еще три у входа в магазин, который еще каким-то чудом работает. Тяжело ранили старуху, выметающую со двора палую листву и ветки сбитые прошлыми обстрелами. Зачем все это сделали – неведомо.
Советник с хвостом
Наш «Уаз» не лезет в низенький деревенский гараж, рассчитанный на легковушку. Нас торопят, хотя мы сами все понимаем. В легкой панике мы спускаем колеса до ободов и протискиваем машину под крышу.
Под ногами катается чушка от осколочно-фугасного снаряда, утром прилетел. Царапины от рикошета об асфальт даже не потемнели – свеженькие. По «минским соглашениям», орудие, из которого этот снаряд выпустили по селу, не должно приближаться к фронту ближе чем на 25 километров…
В сокрытии нашей машины, как могут, участвуют местные собачонки живущие при командном пункте батальона. У черного бобика страшно деформирована нижняя челюсть, зубы торчат наружу. Я спрашиваю немолодого лейтенанта Блэка:
— Что с ним, ранило?
-Нет, мы его спасли из запертого дома, искали хату на постой. Он там три месяца один просидел, хозяйка закрыла его и уехала.
— Как выжил?
— Вода капала из бака на крыше, а ел орехи — там целый мешок стоял, поэтому с зубами у него так… Но мы его любим, зовем Советник. Его можно спросить, а он ответит – «да» или «нет», головой помотает.
На «передке», оказалось множество собак и это еще одна примета «окопной» войны. Собаки сторожат. Собаки греют. Собаки снимают стресс, потому что люди здесь живут и воюют так – одни сутки под землей, в сотне метров от противника, вторые сутки в одной из брошенных хат Коминтерново, которое обстреливают с утра до ночи и неизвестно, где безопаснее.
Любой подход к передовой, обычно это проблема во всех смыслах. Я внутренне настроился на неприятные минуты и изнуряющую беготню в бронежилете. Блэк показал нам противоснайперский щит, не дающий противнику просматривать на всю длину сельскую улицу:
— Укропы бесятся, иногда часами в него стреляют, чтобы развалить. Мы восстанавливаем, тут же еще люди живут. Человек сто осталось…Ну как живут. В шесть вечера ложатся спать в подвалах, в пять утра встают – до начала обстрелов у них есть часов 10-12 на хозяйство.
А потом мы нырнули под землю – уже до следующего утра.
Степная «Карелия»
Я шагал по бесконечным переходам и думал, что в позиционной войне, самый страшный противник – шахтер. Солдаты копать не любят, факт общеизвестный, а вот шахтеров, наоборот, нужно останавливать.
Из очередного ответвления главной траншеи выбрался боец Карел, а следом за ним шмыгнула его собачка Сонька, черная, как смоль. Карел и строил эту позицию «Карелия» три года назад, когда одним ударом освободили Коминтерново и Широкино.
— Я, когда первую траншею начинал, меня минометчики начали обкладывать, прямо головы не поднять. Так Сонька ко мне сразу под живот забралась, поняла, где безопаснее всего!
Карел хохочет, треплет Соньку, она, счастливая, ходит перед ним на задних лапах. Бледный северный человек, так и не загоревший толком под этой раскаленной степной землей. Рос в детдоме, пьющую мать лишили прав, и как многие люди с такой судьбой – убежденный трезвенник и спортсмен. По образованию строитель, и по профессии тоже. Не бедствовал, непьющий строитель – обеспеченный человек по определению. Но, в 2015 году снялся с места, купил снаряжение и приехал на Донбасс – «за своих», так он сказал мне скупо.
— Сонька помогает мне, – объясняет Карел серьезно:
-Перед обстрелом начинает нервничать, суетится, место искать. И мне в глаза заглядывает, как бы говорит – обрати внимание! Я все понимаю, конечно. Ну и охраняет меня. Нас даже ранило вместе. Ее в плечо и меня в плечо.
По рукам идет фото распечатанное на принтере с высохшей краской. На снимке мертвый молодой парень, в раздернутом трупном мешке. Ожоги от сигарет, разбитые губы и главное – отпечаток подошвы ботинка на коже, в районе сердца. Скорее всего, это был последний, смертельный удар.
— С позиции «Курган» утащили два месяца назад. Одного зарезали, а его просто запытали. Вот, раздали по подразделениям, для науки, чтобы не спали на постах, — объясняет мне немолодой шахтер с позывным «Казак». Воюет с первых дней, со Славянска, ранен несколько раз – нет краешка уха и на голове 12 швов и простреленная снайпером нога. Вообще, заметил, как поменялся возрастной состав на фронте. Либо молодые парни, либо деды. А зрелые мужики кормят семьи, на заработках. И это тоже можно понять.
День клонится к вечеру, и постепенно нас начинают обстреливать. Сначала крупнокалиберный пулемет щелкает разрывными пулями по брустверам траншей и стенкам. Не страшно, но можно без глаз остаться. Потом начинают прилетать редкие минометные мины и гранаты выпущенные из СПГ, «сапоги» в просторечии. Эти ухают гулко и страшно, дрожат потолки блиндажей и сыпется сухой суглинок. В моей подземной комнатке, которую мне выделили на постой – огромный Христос, искусно вырезанный на фанере. Он смотрит с недоумением на моргающую от взрывов лампочку. Думаю, что первые христиане, вышли из катакомб и опять вернулись под землю. Здесь верующие все, и это не обсуждается, о вере в окопах не спорят даже атеисты.
Каждый прилет сопровождается радиоперекличкой по позициям. «Два ноля тридцать» — у всех все в порядке. После очередного удара в землю, с позиции «Угол» докладывают – «в село прилетело, горит дом, вызываем пожарных из Новоазовска». Пожарные не любят такие вызовы, потому что загоревшиеся дома начинают обстреливать с удвоенным рвением. Я не могу представить себе, как тушить дом, который обкладывают гранатами из РПГ. Но они приезжают и тушат. И боевые медали пожарным не положены.
СМС от снайпера
В сумерках, штаб вдруг разрешает «прострелять укропские позиции». С Карелом и Сонькой мы идем к его АГС. Ствол гранатомета смотрит в небо почти вертикально – до позиций ВСУ сотня метров, не больше. Вижу, как над головой чиркает красным выхлопом порохового двигателя очередной выстрел из СПГ и опять рвется в селе. Карел прячет меня в «комнате безопасности», как он ее называет, в глубокую нишу отрытую в толще земли. Я сижу в ней, подобрав ноги, и слушаю, как хлопает одиночными гранатомет Карела. «Комната безопасности» похожа на строительную бытовку – на полочках выколотки, какие-то запчасти, машинка для снаряжения лент, бутылки с маслом и щелочью для чистки и ослепительно-белые тряпицы. Закончив свои военные дела, Карел предлагает прогуляться на позицию «Берлога». Там, в открытом минометном окопе сидит колоритнейший персонаж – снайпер с позывным СМС. Седая борода заплетена в двухцветную косицу, а-ля Гребенщиков. СМС лузгает семечки – «от нервов», как мне объяснил, и насыпает мне горсть. Говорить с прессой он не хочет. СМС без каски, и я тогда тоже снимаю каску, хотя это не рекомендуется, но снайперу нравится. Спрашивает: «Чего хочешь поснимать? Войну? Прилеты? Ответку?». Говорю, что снимаю людей, а «взрывчики» мне не интересны, 15 лет их снимаю – одно и то же. «Я тебя услышал», — сказал СМС. И начал монолог:
— С августа 14 на войне. Сначала не пошел – не было мотивации. Думал, к нам придет регулярная армия…18-летние дети. Потом понял, что Родину нужно защищать самому и ушел с шахты сюда. Служил пулеметчиком, а в январе погиб товарищ, снайпер. Взял его винтовку. Войну эту не люди начали, но люди закончат. Не я поехал на западенщину с оружием. Попадал мне как-то в руки учебник по истории Украины за 1964 год, и встретил я в нем аббревиатуру ЗУНР – Западно-украинская народная республика. То есть при СССР это было допустимо. Для них, не для нас. А в 2014 – расцвет гуманизма, ООН, моржовых дитенышей от смерти спасают всей планетой, а здесь людей убивают только за то, что они не так голосовали и никому дела нет. Но у меня все равно отношение к этой войне негативное, не нравится она мне, я тут не наслаждаюсь. Потом убили Захарченко, человека, которого мы выбрали демократически. У меня депрессия, растерянность, непонимание как жить дальше. Я с ним знаком с боев за Шахтерск. И всегда себе «бигуди крутил», мол после войны, сядем с ним за бутылочкой, повспоминаем. Не сядем теперь, получается. Сложно будет найти такого лидера, чтобы люди ему так же поверили. Чтобы воевал так же крепко. Помню, садился к нему в машину, очень грязный. Извинился: «братцы, простите, завонялся на передке». А Владимирыч похлопал меня по плечу, и говорит: «ничего, главное – теплый». Он простой был человек, легко с ним рядом было. Простым и ушел от нас.
В сон клонит неумолимо. Я достаю подарок, большой пакет отличного развесного чая. Бойцы нюхают его и вздыхают:
— Наш суп его только испортит.
Я не понимаю, но мне протягивают баклажку с водой – попробуй! Вода соленая, почти морская, а другой здесь нет.
«Козлы уйдут сами»
Под землей спится удивительно крепко, вот только проснулся я от судорог в ногах. «Обычное дело, земля всю жизненные соки из тебя забирает» — объяснили мне бойцы. С позиций меня выводил Блэк, и на ходу, как морковку, выдернул из земли хвост от выстрела РПГ, свеженький, «ночной». Скрутил с него стальную шайбу-переходник. Оказалось, в село прилетело украинское изобретение – на обычный выстрел от гранатомета, можно прикрутить минометную мину, взрыв мощнее, осколки тяжелее. «Мы им обратно отправим, у нас безотходное производство» — зловеще пообещал лейтенант, и убрал находку в карман. Мы пошли в основные точки, где собираются уцелевшие жители Коминтерново – к колодцу и в магазин. Но местные шарахались от меня с камерой, как от чумного.
— Пенсии в Мариуполе получают, родня там у всех. Таких сразу доборобаты прессовать начинают, на колени ставят. И ты их пойми!
Я понял. Пока пытался поговорить с продавщицей, к Блэку прискакал на костылях мужик, с ногой ампутированной под колено, бывший его боец. Просился обратно. «Возьму, ну о чем ты говоришь. Будешь на блоке стоять». Но, мужик не хотел на блок-пост и Блэк не понимал, как без одной ноги лазать по траншеям? Собеседник обещал, что покажет. На том пока и порешили.
— Как же мне все это надоело, — с чувством сказал мне Блэк на прощание:
— Веришь, если бы договорились, что эти козлы сами уйдут с Донбасса, я бы тут же, с удовольствие положил вот этот любимый АК47 и пошел бы дальше строительством заниматься. Все разбито, работы мне хватит до пенсии. Я строитель.
— Ты командир укрепрайона «Карелия», и у тебя полный порядок на позициях.
— Строитель, — упрямо сказал Блэк и нырнул в свою машину, резко оборвав разговор. Это было невежливо, но я ничуть не обиделся.
Донецк-Коминтерново

https://www.crimea.kp.ru/