Полёт мысли над суетой амбиций. Беспилотники Южной Кореи

В рамках нескольких программ Южная Корея разрабатывает линейку беспилотных систем для удовлетворения своих потребностей и вывода их на зарубежные рынки.

Южная Корея является одной из немногих стран, которые имеют современную аэрокосмическую промышленность и реализуют программы разработки различных беспилотных авиационных комплексов (БАК).

Страна имеет серьезные проблемы с безопасностью и поэтому необходимы системы, которые могли бы работать в различных условиях и выполнять самые разные задачи: начиная с переносных разведывательных аппаратов ближнего действия тактического уровня для поддержки пехоты и кончая продвинутыми ударными платформами, которые могут летать в спорном воздушном пространстве. В настоящее время в стране реализуется несколько программ по разработке более продвинутых вариантов беспилотников (или их альтернатив), находящихся в настоящее время на вооружении, а также абсолютно новые системы следующего поколения.

На данный момент южнокорейские военные имеют в своем распоряжении смесь систем местной разработки — действующих на тактическом уровне и ниже — и платформы класса MALE (medium-altitude, long-endurance — средневысотный с большой продолжительностью полёта) от известных зарубежных производителей, например, Heron I компании Israel Aerospace Industries (IAI).

ВВС Южной Кореи реализуют крупную программу, направленную на удовлетворение своих срочных потребностей. Беспилотники RQ-4 Global Hawk компании Northrop Grumman позволят качественно улучшить возможности ВВС за счет установленных на них современных систем наблюдения, разведки и сбора информации. Два комплекса по графику будут поставлены в разведывательное подразделение в 2018 году, а еще два в 2019 году.

Усилия местных разработчиков по большей части сконцентрированы на двух платформах класса MALE, предназначенных для ВВС и армии страны, создании ударного беспилотника, а также платформах вертикального взлета и посадки и конвертопланах. Две компании являются головными подрядчиками в этих программах: Korea Aerospace Industries (KAI) и Korean Air Aerospace Division (KAL-ASD).

Хотя эти программы находятся на разных стадиях разработки — и имеется некоторая неопределенность касательно их будущего — разработчики добились определенных успехов со своими системами тактического уровня и ниже.

В конце 2016 года компания KAL-ASD начала поставки тактического БАК KUS-FT (также известного как RQ-102) в южнокорейские армию и Корпус морской пехоты. По программе должно быть поставлено 16 таких БАК, изготовление которых планируется завершить в 2020 году. В декабре 2015 года компания KAL-ASD получила от Управления оборонных закупок DAPA контракт на эту программу стоимостью более 30 миллионов долларов. Некоторые источники утверждают, что ограниченное количество беспилотников уже было поставлено армии и морской пехоте перед началом основной программы.

БЛА KUS-FT базируется на предыдущих работах по беспилотникам KUS-7 и KUS-9 и отличается плавным сопряжением крыла и фюзеляжа и балочным хвостовым оперением. Он оснащен роторно-поршневым двигателем UEL с электронным впрыском топлива мощностью 38 л.с. KUS-FT имеет длину 3,7 метра, высоту 0,9 метра и размах крыльев 4,5 метра.

Эти беспилотники предназначены для ведения разведки, обнаружения целей и целеуказания и оценки боевого ущерба, они будут оборудованы целевой оптико-электронной аппаратурой с лазерным дальномером от Hanwha Thales, устанавливаемой в нижней части фюзеляжа. Хотя понятно, что установка на эти БЛА другой аппаратуры не планируется в краткосрочной перспективе, имеется возможность интеграции дополнительных систем.

Беспилотник может запускаться либо автоматически с рельсовой направляющей, либо взлетать после разбега с взлетной полосы. Возвращение происходит за счет глубокого сваливания при выполнении посадки и сети на посадочной полосе. В компании KAL-ASD заявляют, что это позволяет остановить беспилотник всего в 30 метрах от точки касания земли.

По данным компании, в течение часа после прибытия на позицию можно развернуть весь комплекс и произвести запуск беспилотника. Весь БАК перевозится на пяти машинах: с аппаратурой планирования и анализа полетов; управления полетами (экипаж два человека — пилот и оператор целевой аппаратуры); с оборудованием связи и системой передачи данных; транспортер самих беспилотников (способен перевозить четыре аппарата и компоненты системы запуска/возвращения); и, наконец, машина с вспомогательным эксплуатационным оборудованием.

Дополнительные компоненты включают систему возвращения с запасным парашютом и автоматическую функцию возвращения на базу в случае потери связи. Это первый южнокорейский беспилотник, получивший сертификат летной годности.

Разработка новой платформы KUS-FT любопытна тем, что многочисленные зарубежные производители предлагают свои готовые БАК, эксплуатировавшиеся в реальных условиях, которые к тому же превосходят по характеристикам KUS-FT. Создание новой платформы с чистого листа может быть обусловлено желанием Управления DAPA и южнокорейских военных поддержать местную промышленность.

Переносные системы

У Южной Кореи неплохо складываются дела с развертыванием переносных систем местной разработки. Армия и морская пехота имеют на вооружении соответственно комплексы Remo-Eye-002B и RemoEye-006А компании Uconsystem.

Беспилотник RemoEye-006А развертывался в Афганистане в команде Ashena; это южнокорейское подразделение среди прочих задач занималось обеспечением безопасности группы по восстановлению инфраструктуры.

По данным Uconsystem, этот беспилотник, развертываемый за 10 минут, запускается с помощью резинового шнура, а возвращается на парашюте и совершает посадку на фюзеляж.

RemoEye-006A длиной 1,72 метра оборудован установленной в носу оптико-электронной станцией, выполняющей панорамное сканирование. Аппарат имеет форму фюзеляжной гондолы с высокорасположенным крылом размахом 2,72 метра, за которым установлен двухлопастной толкающий винт. Электрический двигатель позволяет развивать максимальную скорость 75 км/ч, а аккумуляторная батарея обеспечивает продолжительность полета до 120 минут. Максимальная взлетная масса составляет 6,5 кг, а дальность управления до 15 км.

Комплектная система состоит из четырех БЛА и наземной станции управления с антенной. По данным компании, беспилотник может управляться либо напрямую, либо лететь по промежуточным координатам; дополнительные элементы включают способность передавать данные с сенсоров и видео другим абонентам и функцию возвращения на базу при потере связи между беспилотником и станцией управления.

Комплекс RemoEye-006А в основном предназначен для ведения наблюдения и разведки, другие потенциальные задачи включают корректировку артиллерийского огня в реальном времени.

RemoEye-002B был выбран южнокорейской армией в конце 2013 года в качестве переносного разведывательного средства ближнего действия; тогда было заказано 120 комплексов по четыре беспилотника в каждом. Беспилотник имеет схожую конфигурацию с RemoEye-006А, но несколько меньше по размерам; общая длина составляет 1,44 метра, размах крыльев 1,8 метра, максимальная взлетная масса 3,4 кг.

Аппарат может быть подготовлен к запуску течение 5 минут, запускается с руки и возвращается за счет пневмоподушки, смонтированной под фюзеляжем. По данным компании Uconsystem, он имеет такой же набор задач как у RemoEye-006А, но управляется посредством ручной консоли. Оснащенный электродвигателем беспилотник развивает максимальную скорость 80 км/ч, имеет продолжительность полета 60 минут и дальность устойчивого контроля 10 км. В компании Uconsystem предполагают, что следующим заказчиком этого комплекса может стать морская пехота.

В сфере БАК класса MALE южнокорейские военные имеют недостаточные возможности, которые стремятся повысить за счет закупок двух разных БАК.

В настоящее время корейская армия эксплуатирует беспилотник Heron I израильской компании IAI, который был принят на вооружение в качестве замены комплекса Night Intruder 300 (также известен как RQ-101) разработки компании KAI.

Night Intruder, значительно уступающий по возможностям беспилотнику Heron, в южнокорейской армии работает в качестве платформы уровня корпуса. Он имеет характеристики, более свойственные характеристикам тактической платформы. Принятие на вооружение БЛА Heron позволило увеличить массу целевой нагрузки, продолжительность полета, дальность и максимальную высоту полета. Heron также позволяет принять больше типов целевой нагрузки в отличие от Night Intruder, который мог принять только оптико-электронные и инфракрасные сенсоры.

В то время как комплексы Heron значительно повысили возможности армии, их приобретение является промежуточным шагом до планируемой закупки разведывательного БЛА уровня корпуса, который разрабатывается компанией KAI и пока носит обозначение Next Corps UAV.

Эта система, предназначенная для разведки, наблюдения и сбора информации, будет того же класса, что и беспилотник MQ-1 Predator компании General Atomics Aeronautical Systems; на данный момент вооружать эту платформу не предполагается.

В свою очередь южнокорейские ВВС свои потребности в БАК класса MALE удовлетворят, по всей видимости, за счет принятия на вооружение средневысотного беспилотника разработки KAL-ASD, который будет иметь возможности и характеристики схожие с характеристиками БЛА MQ-9 Reaper от General Atomics и, как и Reaper, будет вооружен.

Хотя информации по характеристикам и реализации этих двух программ доступно совсем немного, средневысотный БЛА, получивший в компании обозначение KUS-FS, будет выполнять задачи ретранслятора связи, радиоэлектронной борьбы и радиоэлектронной разведки вдобавок к разведке, наблюдению и ударным задачам.

По данным компании KAL-ASD, этот БЛА будет управляться посредством радиоканала в прямой видимости или системы спутниковой связи, а стандартная полезная нагрузка будет включать оптико-электронную станцию видовой разведки и РЛС с синтезированием апертуры антенны. В состав комплекса войдут 3-5 летательных аппарата, наземная станция управления, способная контролировать несколько платформ, а также компоненты наземного обеспечения. Доступно несколько цифр по этому БЛА: длина 13 метров, размах крыльев 25 метров, высота 3 метра и неуточняемый разработчиком турбовинтовой двигатель мощностью 1200 л.с. Продолжительность полета составит не менее 30 часов.

Беспилотник KUS-FS впервые взлетел в 2012 году, а его разработка должна завершиться в 2019 году; компания KAL-ASD имеет планы по разработке на его базе перспективного БАК класса HALE (high-altitude, long-endurance — высотный с большой продолжительностью полета).

Компания KAL-ASD также участвует в двух проектах по разработке беспилотников с поворотными (несуще-тянущими) винтами или конвертопланов, работая по платформе TR-60 с корейским научно-исследовательским аэрокосмическим институтом KARI (Korea Aerospace Research Institute) и над собственной системой KUS-TR, за основу которой взята опять же платформа TR-60.

За основу TR-60 в свою очередь были взяты работы института KARI по более крупному варианту TR-100. Программа по TR-100 началась в 2003 году как часть проекта по «умному» БЛА, в результате реализации которого был успешно разработан беспилотник с взлетной массой 995 кг, включая 90 кг целевой нагрузки. По данным KARI, конвертоплан длиной 5 метров и шириной 7 метров с двигателем серии PW206 от Pratt & Whitney Canada мощностью 550 л.с. развивает максимальную скорость 500 км/ч, имеет радиус действия 200 км, продолжительность полета 5 часов и типичную рабочую высоту почти 600 метров.

Готовый к производству конвертоплан TR-60 впервые был показан на выставке DX Korea 2016. Аппарат оснащен роторно-поршневым двигателем мощностью 55 л.с., который приводит во вращение два винта, установленные в гондолах. Модель размером примерно 60% от размера TR-100 изготовлена из композиционных материалов, имеет длину 3 метра, ширину 5 метров (между осями винтов) и максимальную взлетную массу 210 кг, включая 30 кг полезной нагрузки.

По данным KARI, TR-60 развивает максимальную скорость 250 км/ч, продолжительность полета составляет 5 часов, а практический потолок почти 4500 метров. На выставке аппарат был показан с установленной в носовой части станцией видовой разведки от FLIR Systems. Основными задачами этого конвертоплана станут разведка и наблюдение. В июле 2017 года были проведены летные испытания TR-60 с корабля береговой охраны, идущего на скорости 10 узлов.

Конвертоплан KUS-TR (фото внизу) предназначен для выполнения как военных, так и гражданских задач. Военное применение в основном будет заключаться в ведении разведки и поиске целей. По данным компании KAL-ASD, беспилотник будет способен выполнять самостоятельный взлет и посадку с борта корабля.

Комплекс состоит из двух-четырех аппаратов, в качестве основной нагрузки несущих оптико-электронные станции видовой разведки, и наземной станции управления, которая способна контролировать несколько БЛА одновременно. По данным компании KAL-ASD, характеристики KUS-TR схожи с характеристиками модели TR-60 за исключением небольшого увеличения длины и ширины до 3,5 и 5 метров соответственно, уменьшения максимального взлетной массы до 200 кг (полезная грузоподъемность осталась прежней 30 кг) и увеличенной продолжительности полета 6 часов.

БАК вертолетного типа

Компания KAL-ASD выполняет программу KUS-VH по разработке БАК вертикального взлета и посадки на базе пилотируемых вертолетов, первым детищем которой стал беспилотный вертолет MD 500 Little Bird. Первые полеты Little Bird прошли в 2016 году и в этом же году компания подписала соглашение с Boeing по разработке системы. Ранее Boeing уже разработала БАК H-6U Unmanned Little Bird (ULB) на базе вертолета и продемонстрировала его корейской армии.

Программой KUS-VH предусматривается разработка полностью беспилотного аппарата, а не опционально пилотируемой платформы. Он будет вести разведку и наблюдение, выполнять удары по наземным объектам и задачи снабжения, а также будет способен работать вместе с пилотируемыми ударными вертолетами. По данным компании KAL-ASD, проект KUS-VH базируется на работах по конвертопланам и программе KUS-FT.

Беспилотник будет оборудован установленной в носовой части системой видовой разведки и сможет работать днем и ночью. Решение по исключению опциональной пилотируемой конфигурации было обусловлено намерением максимально увеличить полезную грузоподъемность и емкость топливного бака. На данный момент планируется, что один комплекс будет включать 2-4 аппарата, одну наземную станцию и систему наземного вспомогательного оборудования.

В Южной Корее также изучаются системы класса HALE с двигателем на солнечной энергии, дальше всех в этом направлении продвинулся беспилотник Electrical Air Vehicle (EAV) института KARI.

Разработка основных технологий для программы EAV началась в 2010 году, а первый полет аппарат EAV-1 совершил в октябре того же года. Первая модель работала не на солнечной энергии, а целиком полагалась на топливные элементы и аккумуляторы. Первый полет вариант EAV-2 совершил в декабре 2011 года и в конечном итоге достиг продолжительности полета 22 часа.

Беспилотники EAV-1 и EAV-2 отличаются довольно значительно. Первая модель имеет размах крыльев 2,4 метра и взлетную массу 7 кг. К фюзеляжу сверху прикреплены крылья с толкающими винтами и «стержневая» хвостовая балка с Т-образным хвостом. Модель EAV-2 имеет размах крыльев 7 метров и весит 18 кг. Аппарат имеет фюзеляжный модуль аэродинамической формы (вмещает двигатель, блок аккумуляторов, топливный элемент и антенную решетку), к которому прикреплены высокорасположенные крылья и «стержневая» хвостовая балка с Т-образным хвостовым оперением. Крылья с положительным углом поперечного «V» на внешних плоскостях несут трехрядный массив монокристаллических кремниевых солнечных элементов. Установленный впереди двигатель вращает тянущий воздушный винт, а в качестве источника энергии используются фотогальванические элементы, топливные элементы и литий-полимерные аккумуляторы.

В моделях EAV-2H и EAV-3 отказались от топливных элементов и увеличили размах крыльев до 11 метров и 20 метров и массу до 20 и 53 кг соответственно. EAV-2H имеет схожую конфигурацию с вариантом EAV-2, исключая отсутствие топливных элементов. В модели EAV-3 был реализован ряд конструктивных изменений, включая крылья с солнечными панелями на верхних поверхностях их центральных секций и тянущие винты, установленные на передних кромках их корневых частей.

После всех экспериментов беспилотники серии EAV достигли в 2012 году продолжительности полета 22 часа, а в 2013 году высоты 5000 метров. Все беспилотники EAV-2H в 2013 году достигли продолжительности полета более 25 часов. В 2015 году вариант EAV-3 достиг максимальной высоты 14000 метров.

В институте KARI заявили, что постоянно работают над совершенствованием технологии EAV с тем, чтобы летательный аппарат был способен работать в стратосфере продолжительные периоды времени (в конечном счете месяцы), ведя наблюдение и разведку и служа ретранслятором связи.

В долгосрочной перспективе Южная Корея надеется принять на вооружение ударные БЛА, над которыми компании KAI и KAL-ASD активно работают.

Компания KAL-ASD реализует проект KUS-FC, а компания KAI свой проект K-UCAV наряду с проектом под названием «Stealth» UCAV (малозаметный ударный БЛА). Информация по этим беспилотникам довольно скудна, но предполагается, что все эти малозаметные беспилотники будут вести разведку и наблюдение и наносить удары как по воздушным, так и по наземным угрозам.

На данный момент эти летательные аппараты проектируются с турбореактивными двигателями, которые позволят развивать большие дозвуковые скорости. Вооружение будет размещаться во внутреннем отсеке.

Доступная информация указывает на то, что KUS-FC (фото внизу) будет иметь продолжительность полета 6 часов, длину 10 метров, высоту 3 метра и размах крыльев 16 метров. Не ясно, заменит ли «Stealth» UCAV предыдущий проект K-UCAV в планах компании KAI, однако, в технических требованиях к K-UCAV говорится о длине 8,4 метра, размахе крыльев 9,1 метра, высоте 2,5 метра с убранным шасси и максимальной взлетной массе порядка 4000 кг. Планируемый потолок составит более 12000 метров, продолжительность полета 5 часов, максимальная скорость свыше 1000 км/ч, радиус действия 280 км.

Платформы KUS-FC и «Stealth» UCAV без хвостового оперения имеют треугольную в плане форму, при этом платформа K-UCAV отличается стреловидными крыльями и V-образным хвостовым оперением.

Помимо проектов и программ закупки для военных, финансируемых государством, реализуется ряд частных инициатив, которые в основном сосредоточены на разработке малоразмерных и тактических БАК, в том числе и для гражданского сектора.

Стоит отметить сотрудничество компаний IAI и Hankuk Carbon по созданию варианта беспилотника IAI Panther с передним расположением двигателя. Созданное этими компаниями новое совместное предприятие Korea Aviation Technologies на основе технологии платформы Panther разрабатывает систему вертикального взлета и посадки нового поколения. В свою очередь компания Uconsystem разработала привязные квадрокоптеры, которые предназначены для ведения постоянного наблюдения, в том числе и за транспортными колоннами. Кроме того, компания разработала беспилотник Drone Killer, предназначенный для уничтожения других беспилотных аппаратов.

Планы Южной Кореи по разработке обширной линейки продвинутых БАК определенно амбициозны, поскольку страна имеет относительно небольшой опыт в этой сфере. Но ее промышленность на счастье имеет поддержку правительства и военных и может использовать свой опыт», полученный в аэрокосмической области.

Сложно судить, насколько продвинуты различные программы, что обусловлено непрозрачностью большинства работ, но если разрабатываемые платформы должны заявить о себе на мировой арене, тогда они должны быть готовы как можно скорее, поскольку ряд других стран ускоренно развивает свою промышленность беспилотников, стремясь стать общепризнанными игроками в этой сфере.

Представитель института KARI заявил, что промышленность Южной Кореи имеет целью войти в пятерку крупнейших в мире производителей БАК к 2023 году и в тройку к 2027 году. Но чтобы это произошло, стране необходимо приложить титанические усилия в этой сфере.

Использованы материалы:
www.shephardmedia.com
www.airforce.mil.kr
www.koreaaero.com
techcenter.koreanair.com
www.uconsystem.com
www.kari.re.kr
www.hcarbon.com
gobizkorea.com
irobotnews.com
www.wikipedia.org
ru.wikipedia.org
Автор:
Alex Alexeev
https://topwar.ru/

Что представляет собой первый российский ударный беспилотник «Луч»

Первым ударным беспилотником в Российской Федерации считается созданный одноименным концерном БПЛА «Луч». Подробности — в материале Федерального агентства новостей.
«Луч» — это российский тактический, ударный беспилотный летательный аппарат, созданный инженерами ЗАО «Концерн «Вега» (входит в состав концерна ОАО «КБ «Луч»). Дрон впервые был представлен широкой общественности на десятом Международном авиационно-космическом салоне МАКС-2011.
Он разрабатывался рыбинскими конструкторами в инициативном порядке за счет собственных средств предприятия. Летательный аппарат создан на базе легкомоторного самолета «Сигма-5» и выполнен по двухбалочной схеме с толкающим воздушным винтом. «Луч» оснащался поршневым четырехтактным двигателем Rotax-914UL(F) DCDI с турбонаддувом, который можно было заправлять обыкновенным автомобильным бензином. Взлет и посадка аппарата осуществлялась по-самолетному, на трехстоечное колесное шасси с убирающейся в полете носовой опорой.
Основное назначение «Луча» — оптико-электронная, радиолокационная, радио- и радиотехническая разведка. Также конструкторы предусмотрели возможность установки ударного оружия в контейнере под фюзеляжем, либо на пилонах консолей крыльев. Дрон был способен нести боеприпасы и системы управления оружием массой до 170 кг. Рассматривался вариант подвески бомб, установки гранатометов, а в перспективе — управляемого высокоточного оружия.
Устройство было способно вести разведку с передачей информации в реальном времени в радиусе 250 км, а с использованием специального ретранслятора — до 350 км. Использование же бортового регистратора информации увеличивало радиус разведки до 500 км. Максимальная скорость полета «Луча» — 250 км/час, максимальная высота — 7000 м, максимальная продолжительность полета — 18 часов (при увеличении размаха крыла и при увеличенном запасе топлива — до 30 часов). Взлетная масса БПЛА — до 700 кг.
Общие характеристики:
Размах крыльев: 8,70 м
Длина: 5,85 м
Высота: 2,40 м
Максимальная взлетная масса: 660 кг
Двигатель: 1 х ПД Rotax-914UL(F) мощностью 115 л.с.
Максимальная скорость: 250 км/ч
Крейсерская скорость: 126-160 км/ч
Радиус действия: 250-500 км
Продолжительность полета: 18 ч.

infox — new
Автор: Сергей Петров

Атака дронов

Зачем беспилотники слетаются на дачные участки россиян
Летом 2019-го Росреестр активно начал использовать дроны для выявления нарушений земельного законодательства — некоторые дачники уже могли заметить беспилотники над своими участками. Какие именно нарушения будут искать, что сделают с нарушителями и как защитить себя от ошибок системы, разбиралась «Лента.ру».
Пробные полеты над Подмосковьем состоялись еще в мае — тогда в Росреестре заявили, что практика оказалась успешной, поэтому летом регион ожидает массовая проверка с воздуха, а к концу 2019-го проект охватит всю Россию. Параллельно с этим владельцы участков в последних числах мая начали получать письма от департамента городского имущества Москвы, разъясняющие, какую именно информацию им надлежит предоставить в Росреестр. Соответствующую инструкцию можно найти и на сайте департамента.
Нарушаете!
Первый вопрос — зачем все это вообще делается? Как рассказывает Марьян Будич, генеральный директор кадастровой компании «Вита-Хауз», в первую очередь выявлять планируется неузаконенные постройки. «Собственники таких построек не платят с них налоги, — поясняет эксперт. — Во-вторых, с воздуха будут выявлять нарушения норм землепользования (нецелевое использование участков) и самозахваты. В-третьих — участки в зонах, в которых нельзя строить, например, прибрежная полоса водоема, реки». По словам директора юридической службы «Единый центр защиты» Константина Боброва, заинтересовать Росреестр могут и случаи загрязнения земель, порчи плодородного слоя почвы и уничтожение знаков межевания.

Илья Менжунов, управляющий директор «Метриум Премиум», участник партнерской сети CBRE, отмечает, что основная цель использования беспилотников Росреестром — это все-таки именно выявление объектов, не поставленных на кадастровый учет ради уклонения от налогов. И такая проблема действительно существует, подчеркивает эксперт. «Дом готов, подключен к инженерным коммуникациям, в нем проживают люди. Но владелец земли не оформляет его в собственность, поскольку он “не достроен”, — поясняет Менжунов. — Не хватает части лестницы с черного входа или не установлен стеклопакет. То есть формально объект не готов, но фактически — уже пригоден к проживанию».
Что ждет нарушителей, которых вычислили с воздуха? Спектр возможных последствий достаточно широк, говорит Марьян Будич. «По факту выявленных нарушений Росреестр будет присылать письмо с указанием устранить проблему, — рассказывает эксперт. — В некоторых случаях будет устанавливаться повышенный налог — например, за ранее не зарегистрированные объекты недвижимости. Незаконные строения, то есть самострои, в судебном порядке могут обязать снести. Например, в нашей практике был такой случай: человек построил кафе в Новой Москве на участке, который предназначен для садоводства. Местные органы власти в судебном порядке заставили собственника снести кафе. Что касается нарушений в виде самостоятельного захвата земли, то здесь в основном просят перенести забор или выкупить землю, которая была захвачена. В целом, говорить, что институт штрафных санкций хорошо отлажен, не приходится».
По мнению Константина Боброва, в большинстве случаев нарушителей просто оштрафуют — на сумму до пяти тысяч рублей.
«В Московской области, скорее всего, будет выявлено больше нарушений, связанных с нецелевым использованием участков, а в Новой Москве — с самовольным занятием земли, — рассуждает Александра Воскресенская, юрист КА «Юков и партнеры». — В обоих случаях, согласно Кодексу об административных правонарушениях, нарушителю положен штраф. Кроме того, возможна и гражданско-правовая ответственность (например, взыскание убытков или расторжение договора аренды в случае, если арендатор использует земельный участок не по целевому назначению)».

Не останется в стороне и налоговая, уверены опрошенные «Лентой.ру» эксперты. «Беспилотники будут отправлять фото [неузаконенных, но фактически используемых для проживания построек] в налоговую инспекцию, которая в свою очередь направит владельцам земли требования узаконить строения, — рассказывает Илья Менжунов. — И уже собственникам придется самостоятельно доказывать, временная это постройка или капитальная. В любом случае при съемке с дрона, вероятнее всего, возможны технические ошибки».
Не виноватая я
Действительно, что же будет с несправедливо обвиненными? «Беспилотники редко ошибаются, так как в основном у них хорошие камеры и на снимках все отлично просматривается. Ошибки возникают при дешифрировании, но здесь в основном играет роль человеческий фактор, — рассказывает Марьян Будич. — Но бывают накладки, когда участок покрыт растительностью. Сложно понять — капитальное строение или нет, когда рядом с объектом стоят пышные кусты и деревья». В некоторых случаях ошибки могут быть связаны и с габаритами хозяйственных построек: теплиц, бытовок и т.п. — слишком крупные объекты вполне могут посчитать жильем.

«Оштрафуют не сразу, — успокаивает Юлия Зазуля, управляющий партнер компании «Юстиком». — После того как информацию обработают в Росреестре, сравнят с Единым государственным реестром недвижимости (ЕГРН) и выявят расхождения, на участок отправят кадастрового инженера, чтобы убедиться, что дрон не «ошибся». Автоматической системы взимания штрафов, как, например, “Поток” для фотофиксации нарушений ПДД, в этом случае нет».
Эксперты подчеркивают, что можно и не дожидаться визита кадастрового инженера, а самому пригласить его на участок. «Если дрон по ошибке «принял» обычную постройку за капитальную и Росреестр просит ее зарегистрировать, есть два варианта решения проблемы, — рассуждает Марьян Будич. — Собственник может самостоятельно доказать, что объект не является капитальным — сделать фотографию или предоставить скриншот с «Яндекс.Карты» или «Гугл.Карты» и в письменном виде обратиться в Росреестр с объяснениями. Второй способ — обратиться к кадастровому инженеру, который обследует объект и напишет свое заключение с печатью и подписью».
Главное же — даже если нарушение есть, и оно зафиксировано дроном и подтверждено кадастровым инженером, у владельца участка будет время все исправить. «Владельцу отправят соответствующее уведомление со сроками, в которые нарушение можно устранить без штрафа, — говорит Юлия Зазуля. — И только после игнорирования отведенного времени ФНС выпишет штраф и потребует уплаты налога».

Это личное!
Сами дачники реагируют на нововведение по-разному, но в целом без особой радости.
«С учетом рвения властей по слежке за дачниками\строениями при помощи дронов возникает вопрос, можно ли сбить дрон, летающий над моей территорией из воздушки? Мне не нравится, что за мной голым наблюдают с воздуха», — пишет, например, интернет-пользователь с ником Panzerwagen. «Как защитить свою дачу от дронов», «Как сбить дрона, инструкции дачникам» — публикации такого рода стали появляться в сети сразу же после майского заявления представителей Росреестра о старте такой практики. И действительно, а насколько вообще законен сбор информации таким образом, и что делать тем дачникам, кто считает свою приватность нарушенной?
«Такие полеты абсолютно законны, причем на любой высоте, — уверен президент екатеринбургской Федерации авиамоделизма Петр Бобов. — Для законного использования воздушного пространства нет необходимости получать разрешение владельца участка».
«Использование дронов в России регулируется Воздушным кодексом, но многие вопросы пока остаются урегулированными не в полной мере. В частности, это касается высоты, на которой дрон должен находиться при съемке дачных участков, — говорит Юлия Грызенкова, заместитель заведующего кафедрой ипотечного жилищного кредитования и страхования Финансового университета при правительстве России. — Ясно лишь одно: дрон не должен мешать частной жизни и летать должен на высоте, достаточной, чтобы не причинять беспокойств».
«Съемка с высоты — это прежде всего съемка личной жизни, свой земельный участок и дом на нем — это частная собственность, там можно загорать, заниматься личными делами, и нарушать личные границы никто не имеет права, — считает Олег Ступеньков, руководитель консалтинговой и брокерской компании «ТОП Идея». — Мне как владельцу земельного участка в Подмосковье было бы некомфортно, если бы какой-то аппарат вел съемку над моим домом».

«Много спорят о вторжении в частную жизнь теми, кто пользуется беспилотниками. Все из-за того, стоит ли признать пространство над участком собственности личным владением. Нормативные акты на этот счет расходятся: Земельный кодекс описывает собственность как участок поверхности земли, а в других нормативных актах личным имуществом признается и пространство над и под участком», — поясняет Юлия Зазуля.
«Однозначно ответить на вопрос, не нарушают ли подобные мероприятия неприкосновенность частной жизни, невозможно. Земельный кодекс РФ трактует земельный участок как часть земной поверхности, таким образом не затрагивая вопрос о воздушном пространстве над ним, — говорит Николай Круглов, адвокат КА ЮрЦентр «Круглов, Шумар и партнеры». — Можно говорить о том, что полет дрона должен проходить на высоте, позволяющей осуществить качественную съемку, но при этом не мешающей комфортному пребыванию на своей собственности».

«В каждом конкретном случае при решении вопроса о том, законно ли нахождение беспилотника в воздушном пространстве над земельным участком собственника, стоит исходить из того, был ли причинен ущерб (или была ли угроза причинения такого ущерба) имуществу собственника», — считает Александра Воскресенская.
«Если жители считают, что дрон вторгся в их частное пространство и нарушил приватность, следует жаловаться в прокуратуру на предмет законности и характера использования дронов государственными органами управления или сразу подавать исковые заявления в суд», — советует Юлия Грызенкова.
Портить имущество эксперты все же не рекомендуют. «Действительно, встречаются случаи “отстрела” беспилотников, летающих над участниками, но делать это нецелесообразно: в конце концов съемка с воздуха — лишь один из способов получения сведений о территории», — говорит руководитель аналитического центра «Инком-Недвижимость» Дмитрий Таганов.

Илья Менжунов напоминает о другой проблеме: дрон может упасть на участок и без участия дачников. «Учитывая массу беспилотника, при его поломке и падении возможны серьезные последствия, вплоть до получения тяжелых травм. По всей видимости, в этом случае придется подавать в суд на Росреестр. Однако куда проще было бы обязать страховать ответственность владения дроном по типу ОСАГО для водителей».
В целом же, как обещают в кадастровом ведомстве, еще до конца года по всей России создадут центры коллективного использования беспилотников. Скорее всего, считает большинство опрошенных «Лентой.ру» экспертов, к тому моменту уже появятся первые процессы-прецеденты. Так что к следующему лету под участие дронов в выявлении нарушений земельного законодательства, надо полагать, уже будет подведена более конкретная законодательная база.

Алена Китаева
https://lenta.ru/

В Польше потенциал дронов ВВС США теперь используется на полную мощность

Дроны MQ-9 Reaper американских ВВС выполняют разведывательные миссии на польской военной базе Мирославец с мая 2018 года, однако все их возможности начали использовать с 1 марта 2019 года.
По словам бригадного генерала Грега Семмела, БПЛА MQ-9 сейчас управляются и военнослужащими по контракту, и военнослужащими США. Дроны Reaper принимают участие в различных миссиях.
Новые дроны испытывают именно в Польше, поскольку «ее географическое положение имеет огромное стратегическое значение для Восточной Европы».
Командование ВВС США не раскрывает детали операций, в которых используются дроны MQ-9. Известно, что они «занимаются сбором информации, наблюдением и разведкой в интересах внешней политики Вашингтона», а также «проводят разведывательные работы в интересах защиты военных объектов и личного состава вооруженных сил США и их союзников», как сказано в пресс-релизе на сайте ВВС США в Европе.
«Я бы хотел выразить свою признательность всем нашим американским друзьям за все, что они сделали, и особенно за операции с участием MQ-9, которые помогают обеспечивать безопасность Европы, — сказал полковник ВВС Польши Лукаш Андреевски. – Мы ценим вашу поддержку, участие открытость и доброту, которые вы нам дарите каждый день».
Американские военнослужащие помогают своим коллегам из Польши научиться управлять MQ-9. По словам полковника ВВС США Эндрю Эйлера, «они приняли нас в свою компанию, мы вместе ходили в рестораны, в магазины и в гости. Мы были просто соседями, а стали друзьями и даже семьей. Я горд нашим сотрудничеством».
В прошлом году, когда появилась первая информация о миссии дронов в Польше, американский пилот в отставке, имеющий опыт управления БПЛА MQ-1 Predator и MQ-9 Reaper, заявил в интервью изданию Air Force Times, что дроны, скорее всего, будут тестироваться в Польше для дальнейшего их размещения на территории Украины.
Впрочем, сейчас он считает, что дронов будет сложно применять в зонах конфликта вроде Восточной Украины.
«Дроны уязвимы для средств ПВО и ракет «земля-воздух», так что логичнее использовать их для борьбы с группами вооруженных лиц или для обострения уже напряженной обстановки. Сейчас наши дроны летают там, где мы имеем абсолютное преимущество в воздухе. На востоке Украины дело обстоит иначе».
Вероятнее всего, дроны будут перемещаться в воздушных коридорах над Черным морем и возле стран Балтии, выполняя разведывательные задачи.

Подготовлено автором Телеграм-канала
«Брюссельский стукач»
http://militaryreview.ru/

Какие беспилотники для освоения Арктики создаются в России

В Санкт-Петербурге завершился форум «Арктика: настоящее и будущее», на котором отечественные предприятия представили ряд перспективных проектов беспилотных комплексов, способных эффективно работать в суровых условиях Заполярья. Уже сегодня Россия располагает БПЛА, которые могут выполнять миссии в экстремальных климатических условиях. Ведущие научные институты также разрабатывают безэкипажные подводные аппараты, способные проводить сейсморазведку и бурение скважин.
Генеральный директор концерна «Калашников» Владимир Дмитриев на VII Международном форуме «Арктика: настоящее и будущее» представил беспилотный комплекс Zala Arctic. Аппарат предназначен для круглогодичного мониторинга окружающей среды. Дрон был разработан Zala Aero Group (входит в «Калашников»), которая занимает лидирующие позиции на рынке малогабаритных беспилотников РФ.
БПЛА способен обнаруживать и идентифицировать суда на расстоянии до 100 км. В воздухе Zala Arctic может находиться около четырёх часов и выполнять задачи при скорости ветра 25 м/с и температуре до -50 °C. Как подчеркнул Дмитриев, особенность этого дрона заключается в возможности использования созданной «Калашниковым» в 2018 году альтернативной навигационной системы Girasm (если отсутствует спутниковый сигнал ГЛОНАСС или GPS).
«Самая большая проблема — приземление беспилотника на арктический корабль. Но наша техника прошла успешные испытания… Температурная среда и метеоусловия Арктики для наших комплексов не являются критическими. Большинство нашей продукции можно использовать в высоких широтах», — рассказал Дмитриев.
Ранее по заказу ЦНИИ Морфлота специалисты Zala Aero Group провели испытания беспилотных самолётов ZALA 421-06 и ZALA 421-08. Дроны управляются с помощью небольшой наземной станции, а при необходимости её могут заменить планшет или мобильный телефон со специальным программным обеспечением.
Аэротакси и беспилотные вертолёты
Основатель московской компании ADA Aerospace Александр Милевский представил на форуме «Арктика: настоящее и будущее» линейку конвертопланов Triada дальностью полёта от 80 до 1,6 тыс. км. Данные аппараты способны находиться в воздухе от одного до восьми часов при температуре до -50 °C.
«В условиях Арктики генераторы не всегда могут работать. У нас есть решения, которые позволяют эксплуатировать аппараты с источниками питания до -50 °C. В стадии НИОКР (научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ. — RT) находятся разработки, которые позволят аппаратам работать и при более низких температурах (-70 °C)», — сообщил Милевский.
По его словам, конвертопланы идеально подходят для разведки ледовой обстановки, поиска широких проходов во льдах и транспортировки грузов. Преимущества этого аппарата заключены в вертикальном взлёте и горизонтальной посадке. Это значительно облегчает процесс эксплуатации дрона. В то же время конвертоплан уступает по скорости самолёту, а по надёжности — вертолёту.
В будущем, как утверждает Милевский, конвертопланы смогут перевозить людей на расстояния в сотни километров при себестоимости билета для одного пассажира в 350 рублей. Глава ADA Aerospace заявил, что такими возможностями, в частности, будет обладать модель Triada X благодаря широкому использованию энергоэффективных технологий. Конвертоплан сможет брать на борт до пяти пассажиров одновременно, выполняя функцию аэротакси. Прототип уникального БПЛА планируется собрать в 2020 году.
Самым крупным российским воздушным беспилотником может стать совместный проект Авиационного комплекса имени С. В. Ильюшина и Группы «Кронштадт». Дрон создаётся на основе лёгкого транспортного самолёта Ил-112.
В настоящее время холдинг «Вертолёты России» проводит испытания аппарата VRT300. Он предназначается для ведения ледовой разведки. Предполагается, что дрон будет востребован из-за бурного роста грузопотока по Северному морскому пути. В следующем году БПЛА должен пройти сертификацию, а в 2020-м планируется начать его продажи.
Особенность VRT300 заключается в использовании камовской соосной схемы (два винта вращаются в противоположных направлениях. — RT). Она дороже привычной одновинтовой системы, но при этом позволяет повысить устойчивость аппарата к порывам ветра. Максимальная взлётная масса аппарата составляет 300 кг, масса полезной нагрузки — 70 кг.
VRT300 разрабатывается в двух версиях. Арктический тип этого БПЛА (Arctic Supervision) будет оснащаться радаром бокового обзора. Как ожидают в холдинге, он станет незаменимым помощником экипажей ледоколов, кораблей и буровых платформ.
Другая версия VRT300 — Opticvision — будет универсальной. Главная задача аппарата — мониторинг и дистанционное зондирование Земли. Так, Opticvision сможет осуществлять картографирование местности, проводить поисковые работы, предупреждать чрезвычайные ситуации и транспортировать небольшие грузы.
«Сарма», «Тень» и буровая станция
Большое внимание российские предприятия уделяют развитию направления необитаемых подводных аппаратов (НПА). В настоящее время в Заполярье используются дроны семейств «Клавесин» и «Юнона». Однако они не могут эффективно работать подо льдом, имеют ограниченный заряд батарей, что существенно снижает их автономность.
В октябре заместитель генерального директора Фонда перспективных исследований (ФПИ) Игорь Денисов сообщил о начавшейся разработке морского беспилотника «Сарма» для проведения сейсморазведки. По его словам, аппарат сможет преодолевать 10 тыс. км, не всплывая на поверхность. Над проектом работают специалисты ЦКБМТ «Лазурит» (Нижний Новгород).
Однако отечественная конструкторская мысль пошла ещё дальше. На форуме «Арктика: настоящее и будущее» заместитель начальника управления оборонных исследований и разработок Санкт-Петербургского государственного морского технического университета (СПбГМТУ) Алексей Блинков представил проект перспективного робототехнического аппарата «Тень-2» с повышенной автономностью и изменяемой геометрией корпуса.
Данный беспилотник представляет собой подобие американского дрона тримаранного типа «Морской охотник». «Тень-2» — это инициативная разработка СПбГМТУ и Главного научно-исследовательского испытательного центра робототехники (ГНИИЦ РТ) Минобороны РФ. В настоящее время подготовлен концептуальный облик и прототипы отдельных агрегатов.
Главная задача этого аппарата — проведение сейсморазведки. Он должен уверенно справляться с сильным волнением воды и работать подо льдами. Водоизмещение дрона составит 169 т, грузоподъёмность — 60 т, автономность — 88 суток, максимальная скорость в надводном положении — 26,43 узла (48,9 км/ч), дальность надводного хода при 6 узлах (11,1 км/ч) — 12,77 тыс. миль (20,5 тыс. км).
Конструктивно «Тень-2» состоит из универсального подводно-надводного робота, который является носителем малогабаритных дронов с сейсмоприёмными датчиками, а также аппаратов, способных отбирать и анализировать пробы грунта и воды.
Главный конструктор Центрального конструкторского бюро морской техники (ЦКБ МТ) «Рубин» Евгений Торопов на форуме «Арктика: настоящее и будущее» рассказал о своём взгляде на дальнейшее развитие технологий сейсморазведки в Арктике. По его словам, самым перспективным направлением является использование роя НПА.
Управление дронами будет осуществляться с помощью специальных контейнеров со сложной аппаратурой, которые с корабля (ледокола) или с вертолёта Ми-26 сбрасываются в море. Однако для транспортировки необитаемых аппаратов, как считает Торопов, имеет смысл разработать специальный беспилотник. Учёный уверен, что проект возможно реализовать в течение трёх лет.
Одним из ключевых направлений деятельности «Рубина» является разработка безэкипажного подводного бурового комплекса. Его примерная стоимость, по словам Торопова, составит $1 млрд Эксперт отмечает, что это относительно небольшая для арктического направления сумма, поскольку средняя стоимость оборудования для бурения скважины на шельфе Северного Ледовитого океана может превышать $800 млн Работы по проекту идут около четырёх лет. Помимо «Рубина», в них принимают участие Российский государственный университет нефти и газа им. Губкина (Москва), АО «ОКБМ Африкантов» (Нижний Новгород), Национальный исследовательский центр «Курчатовский институт» (Москва), Всероссийский НИИ гидротехники им. Веденеева (Санкт-Петербург).
Как отметил Торопов, в настоящее время в мире не существует ни одной подводной буровой установки. Таким образом, Россия может стать первой обладательницей уникальной технологии бурения шельфовых скважин. Длина бурового модуля составляет 36 м, эксплуатационная высота — 41,7 м, ширина — 13 м, масса на суше — 1,8 тыс. т.
В беседе с RT директор музея Арктики и Антарктики в 1998—2016 годах, почётный полярник России Виктор Боярский подчеркнул, что инженерная мысль в России развивается в «правильном направлении». По его мнению, отечественные специалисты стремятся решить фундаментальную проблему современных подводных и воздушных комплексов, которая заключается в их ограниченной автономности.
«Если навигация по Северному морскому пути станет круглогодичной или приблизится к этому, то России не обойтись без аппаратов, способных выполнять задачи под толщей льда и в воздухе при экстремально низких температурах. Конечно, для этого необходимо решить массу проблем, но без эффективных НПА и БПЛА обеспечить безопасность прохода кораблей будет очень непросто», — подытожил Боярский.

https://news.rambler.ru/

Начались испытания российского тяжелого беспилотника «Охотник»

Российский тяжелый ударный беспилотник «Охотник» в рамках наземного этапа испытаний совершил первую пробежку по взлетно-посадочной полосе Новосибирского авиационного завода, разогнавшись до 200 км/ч.
По словам источника в авиастроительной отрасли, в соответствии с программой испытаний, опытный образец беспилотного летательного аппарата «Охотник» в ноябре впервые пробежал по «взлетке» Новосибирского авиазавода, разогнавшись до 200 км/ч, передает ТАСС.
Во время наземного этапа испытаний подъем летательного аппарата в воздух не выполнялся, однако «руление, разбег, набор скорости и остановка в конце полосы были выполнены «Охотником» полностью автономно», сообщили авиастроители.
Согласно плану испытаний, до конца года «Охотник» совершит еще несколько пробежек по взлетной полосе авиазавода без отрыва от земли.
Следующим этапом испытаний станут так называемые подскоки – аппарат будет подниматься в воздух над полосой на несколько метров и сразу совершать посадку. После этого состоится первый полноценный полет.
Напомним, первая выкатка российского тяжелого ударного беспилотника, унифицированного с опытным образцом истребителя Су-57, была осуществлена в конце июня. Первый полет «Охотника» ожидается в 2019 году.
Заметим, «Охотник» называют прототипом российского истребителя шестого поколения в части искусственного интеллекта и автономности.

https://vz.ru/news/2018/11/23/

Взгляд с высоты: для чего в наши дни используют летающих роботов

Еще лет 10 назад было сложно представить, что уже совсем скоро маленькие летающие роботы смогут ощутимо повлиять на развитие сельского хозяйства, охранных организаций и экстренных служб. Где и как в наши дни раскрывают весь потенциал беспилотников – в материале портала Москва 24.
Почтовый голубь
Одна из самых очевидных сфер, где беспилотные дроны могут найти для себя работу, – доставка товаров и почты. Ведь если речь идет о городских условиях, маленький пластмассовый квадрокоптер справится с этой задачей гораздо быстрее, чем курьер, вынужденный передвигаться по дорогам или пользоваться общественным транспортом.
Однако для того, чтобы получить ожидаемые результаты от внедрения дронов в систему доставки товаров и почты, необходимо дать им возможность летать на нужные расстояния.
Именно этим сейчас и занимаются специалисты технополиса «Москва»: недавно они представили новое программное обеспечение, которое позволяет дрону преодолевать до 30 километров на одном заряде батарей. Их идея заключается в том, что оператор изначально задает дрону маршрут с помощью компьютера или смартфона, после чего он отправляется в самостоятельное путешествие.

Будьте здоровы!
Благодаря своим преимуществам дроны широко используются в спасательных службах: гораздо легче искать пропавших людей с высоты птичьего полета, управляя маленьким роботом, который к тому же использует тепловизор и позволяет видеть источники тепла даже сквозь кроны деревьев. То же касается и различных труднодоступных мест.

Сгодятся дроны используют и для патрулирования территорий: по словамруководителя столичного департамента науки, промышленной политики и предпринимательства Алексея Фурсина, этим летом они начнут летать над зоной отдыха в районе Борисовских прудов. Дроны смогут быстро вычислять тех, кто попал в беду, а также посетителей, которые разводят костры в неположенных местах.
Вполне возможно, что в скором времени такие аппараты начнут использовать и в скорой помощи. Концепты уже существуют: выпускник одного из австрийских университетов представил свой проект. Его суть заключается в том, чтобы оснастить беспилотный робот всем необходимым для неотложной помощи. Причем воспользоваться им сможет не только медик, но и любой прохожий, получив необходимые инструкции от врача через мобильное приложение.

Кушать подано
Различные механические приспособления уже давно используются в сельском хозяйстве, однако применять в нем дроны начали относительно недавно.

Сейчас сельскохозяйственные дроны очень популярны в Японии: они заботятся о посевах, наблюдают за животными и делают много других полезных вещей. Что касается посевов, коптеры активно используют для распыления пестицидов: с этой задачей они справляются в разы быстрее человека.

Кстати, в Японии с 2016 года существует целая программа, которая направлена на замещение уходящих на пенсию фермеров роботами: беспилотными тракторами, сортировщиками, сборщиками урожая и так далее.

Аналогичные проекты существуют и в России: в 2016-м представители Центрального аэрогидродинамического института им. Жуковского (ЦАГИ) начали тестировать беспилотный летательный аппарат. Разработчики уверяют, что устройство может поднять в воздух от 50 до 200 килограммов полезной нагрузки и летать со скоростью до 70 километров в час.

Лепота!
Летающие дроны стали активно использовать и в кино, ведь это гораздо дешевле и удобнее, чем бронировать для этих целей вертолет. Причем оператору не обязательно самому находиться непосредственно в точке, с которой ведется съемка: все что видит коптер, видит и он на экране пульта управления.
В последнее время такие устройства начали использовать и в различного рода шоу. Благодаря простоте в управлении и возможности программировать движение дрона, из нескольких сотен коптеров можно создать действительно впечатляющую подвижную картину в ночном небе.

Такой возможностью воспользовались организаторы Олимпийских игр 2018 года в Пхенчхане. На церемонии открытия в воздух одновременно поднялись более 1200 дронов, связанных в одну анимационную систему. Благодаря им весь мир увидел самое масштабное в истории световое шоу.

Ох, рано встает охрана
Дроны стали незаменимы и в области охраны крупных объектов. Разработкой специализированных охранных беспилотников сейчас занимаются многие компании, в том числе и в России.

Одна из них входит в состав российского оружейного холдинга «Ростех»: на выставке «Интерполитех-2017» компания представила новейший беспилотный летательный аппарат, способный интегрироваться в общую систему охраны и самостоятельно преследовать цель.

Преимущества такого дрона заключаются в том, что он способен добраться до цели гораздо скорее, чем это сделает наземная группа быстрого реагирования. Пока она будет следовать к месту тревожного сигнала, дрон прилетит, оценит обстановку и передаст все необходимые данные на пост диспетчеру.

Лесных Александр
Подробнее:https://www.m24.ru/

Виктор Мураховский: Для борьбы с дронами стоит объединить средства РЭБ и ПВО

Новогодние праздники выдались для российских военных в Сирии крайне беспокойными.
4 января, Министерство обороны сообщило о гибели двоих российских военнослужащих при минометном обстреле военной базы «Хмеймим» 31 декабря. В последующие дни наблюдатели не раз фиксировали стрельбу на «Хмеймиме» самоходных зенитных ракетно-пушечных комплексов «Панцирь-С1», что расценивалось как свидетельство отражения охраной базы очередных воздушных атак террористов…
Проигрыш «чертовой дюжины»
Вечером 8 января Минобороны РФ распространило сообщение, согласно которому средствами системы обеспечения безопасности российской авиабазы «Хмеймим» и пункта материально-технического обеспечения ВМФ России в Тартусе в ночь с 5 на 6 января была успешно сорвана попытка атаки террористов с массированным использованием беспилотных летательных аппаратов. Последних насчитывалось 13 штук. Три дрона-бомбардировщика были захвачены, остальные оказались уничтожены «Панцирями» или самоликвидировались при попытке заставить их приземлиться.
После обследования захваченных беспилотных летательных аппаратов российские военные сообщили, что террористы задействовали БПЛА самолетного типа, запущенные с дальности более 50 километров. При этом использовались современные технологии наведения по спутниковым координатам GPS. Также был сделан еще один вывод, который хочется процитировать полностью.
«Подобные атаки могут осуществляться террористами с дальности около 100 километров. Инженерные решения, использованные террористами при атаке на российские объекты в Сирии, могли быть получены только от одной из стран, обладающих высокими технологическими возможностями по обеспечению спутниковой навигации и дистанционным управлением сбросом профессионально собранных самодельных взрывных устройств в назначенных координатах. Все БПЛА террористов оснащены барометрическими датчиками и сервоприводами управления рулями высоты. В самодельных взрывных устройствах террористов, прикрепленных к БПЛА самолетного типа, использовались взрыватели иностранного производства».

«Панцирь» и остальные
Нельзя сказать, что Вооруженным силам РФ ранее не приходилось иметь дело с БПЛА, «демонстрирующими явно враждебные намерения». Например, весной-летом 2014 года размещенные в Крыму «Панцири» неоднократно уничтожали близ границы дроны, залетавшие в российское воздушное пространство со стороны Украины.
Позже отправленные в Сирию «Панцири» смогли эффективно защитить российскую авиабазу «Хмеймим» как от выпущенных боевиками реактивных снарядов, так и от беспилотников террористов. Только с конца марта по начало июля 2017 года «Панцири» над «Хмеймимом», Тартусом и Масьяфом «заземлили» 12 воздушных целей, в том числе 3 реактивных снаряда и 5 беспилотников.
Отметим, что по заявлениям представителей Вооруженных сил РФ и отечественного ОПК, в арсенале нашей Армии имеется довольно много средств, способных нейтрализовывать незваные беспилотники. Это комплекс радиоэлектронной борьбы «Красуха», комплекс исполнительной радиотехнической разведки «Автобаза», зенитный ракетный комплекс малой дальности «Тор», уже знакомый нам «Панцирь-С1».
Находятся в стадии доводки разработанный АО «Завод Электромаш» комплекс НРЛС («Неизлучающая радиолокационная система»), созданный КБ «Аэростат» противодроновый комплекс «Заслон», сконструированное концерном «Калашников» радиоэлектронное нелетальное оружие REX 1.
Еще одним подтверждением того, что проблеме борьбы с вражескими дронами уделяется серьезное внимание, стало создание 28 октября 2017 года в Российской армии первого постоянного тактического подразделения РЭБ по борьбе с беспилотной авиацией и опубликованная 9 января 2018 года информация о готовности Росгвардии сформировать спецподразделения для противодействия дронам.
И все же вопросы остаются…
За последние годы серьезно эволюционировали не только БПЛА военного назначения. Коммерческие и бытовые дроны становятся все более технически совершенными, а также, что немаловажно, дешевыми — то есть доступными. С одной стороны, это породило модное современное хобби — видео- и фотосъемку с использованием БПЛА. С другой, возросшая доступность дронов и их технические характеристики все чаще стали привлекать людей, находившихся не в ладах с законом. Таковых нашлось немало: начиная с любителей нарушения приватности и заканчивая террористами. Бытовые дроны оказались способны не только «подсматривать» за соседями, но и нести самодельные взрывные устройства.
Если ранее террористы в Сирии лишь эпизодически использовали переделанные коммерческие и бытовые беспилотники против российских военнослужащих, то январская попытка террористов устроить массированный налет дронов на «Хмеймим» и Тартус явно открывает новую страницу в ходе продолжающейся с осени 2015 года сирийской кампании ВС РФ.
Везения не было
Ситуацию в беседе с корреспондентом Федерального агентства новостей прокомментировал полковник в запасе Виктор Мураховский, главный редактор журнала «Арсенал Отечества».
— Виктор Иванович, успешный срыв в ночь с 5 на 6 января попытки атаки российских военных объектов в Сирии, осуществлявшейся с массированным использованием БПЛА, — это закономерный итог действий ВС РФ? Или, скорее, сработал элемент везения?
— Во-первых, массированной эту атаку я бы все же не назвал. Скорее, это была попытка хорошо скоординированного по времени группового удара. Во-вторых, 13 нейтрализованных БПЛА… Какое уж тут везение? Разумеется, это закономерный итог действий дежурных средств радиоэлектронной борьбы и ПВО, которые на наших объектах в Сирии используются и работают в круглосуточном режиме. Попытка нанесения группового удара с использованием БПЛА была своевременно вскрыта.
В результате задействования средств РЭБ удалось лишить БПЛА возможности использовать GPS-навигацию, подавить каналы управления, а в нескольких случаях даже перехватить внешнее управление беспилотниками. Таким образом, часть БПЛА удалось приземлить за пределами охраняемой территории, а остальные аппараты были поражены огнем зенитных ракетно-пушечных комплексов.
— Исчерпывающе.
— Могу к сказанному добавить следующее. Малоразмерные воздушные цели, которыми являются использованные террористами БПЛА, обнаруживаются и поражаются средствами ПВО с большим трудом. Соответственно, тот факт, что попытка нанесения группового удара с использованием беспилотников оказалась успешно сорвана, свидетельствует о скоординированном и организованном эффективном взаимодействии наших систем РЭБ и ПВО.

Задача ближайшего будущего
— Если раньше военных заботило противодействие беспилотникам, изначально предназначенным для выполнения боевых задач, то в последние годы военнослужащим все чаще приходится задумываться о противодействии коммерческим и бытовым БПЛА, доработанным в целях их военного применения. Коммерческие беспилотники-бомбардировщики, бытовые дроны-камикадзе, малоразмерные и достаточно доступные по цене, уже не вызывают удивления ни в Донбассе, ни в Сирии. Мало того, в своем сообщении о сорванной атаке на «Хмеймим» и Тартус МО РФ недвусмысленно указало, что использованные исламистами технологии позволяют боевикам осуществлять террористические акты с применением ударных беспилотных летательных аппаратов в любой стране. Малоразмерные БПЛА на самом деле столь опасны?
— Атаки с применением малоразмерных БПЛА действительно представляют собой серьезную угрозу. Причем не только для российских военных объектов на территории Сирии, но и для любых важных объектов жизнеобеспечения и энергетики во всем мире.
По направлению борьбы с атаками малоразмерных БПЛА, а особенно по направлению борьбы с атаками, во время которых подобные БПЛА используются скоординировано в виде отрядов, «стай» или «роев», как это иногда называют, необходимо создавать серьезный научно-технический задел.
— Еще в 2014 году на страницах вашего журнала «Арсенала Отечества» был озвучен следующий тезис: «Для ведения эффективного противодействия малоразмерным БПЛА необходимо создавать целенаправленную систему борьбы, включающую «активную» ее составляющую (поражение БПЛА огнем на земле и в воздухе) и «пассивную» (неогневую) составляющую». Ведется ли сейчас в России работа по созданию подобной системы?
— Да, такая работа по заданию МО РФ в некоторых наших корпорациях, предприятиях и КБ ведется. Думаю, что в свете последних событий этот процесс следует интенсифицировать. Со стороны Минобороны необходимо проводить определенный ряд мероприятий, экспериментов и испытаний именно по созданию целенаправленной системы борьбы с малоразмерными БПЛА. Например, сейчас у нас силы и средства РЭБ организационно отделены от систем ПВО. Возможно, стоит задуматься над тем, чтобы объединить их организационно в одну структуру.
— Зачем?
— Чтобы в ней на войсковом уровне были интегрированы средства как радиотехнической и радиолокационной разведки, а также радиоэлектронного подавления, так и средства огневого поражения, которые могли бы уничтожать малоразмерные БПЛА в воздухе еще до нанесения ущерба объекту. Над этим придется серьезно поработать. Причем это задача самого ближайшего будущего, над решением которой следует задуматься прямо сейчас.

Автор: Андрей Союстов
https://riafan.ru/

F-22, F-35 и наш Су-57 не могут прятаться, когда идет бой «стенка на стенку»

Нужны ли России ударные беспилотники и легкие истребители пятого поколения

«Интерфакс» опубликовал крайне интересное интервью с научным руководителем и первым заместителем генерального директора Государственного научно-исследовательского института авиационных систем (ГосНИИАС) академиком РАНЕвгением Федосовым. Евгений Александрович рассказал как о современном состоянии и проблемах военной авиации, так и о ближайших и долгосрочных перспективах создания авиационной техники. При этом академик подчас критически относится к «модным» направлениям в самолетостроении и высказывает свои оригинальные идеи.

Основная проблематика, которой занимается ГосНИИАС — создание нового поколения авионики, для которой характерна модульная структура. Она предполагает минимизацию количества узлов и их максимальную унификацию. При этом каждый модуль является цифровым узлом со своим процессором, памятью и операционной системой. Управление режимами работы оборудования самолета только программное, без какого бы то ни было использования механических управляющих элементов. Что, с одной стороны, существенно облегчает отладку систем в процессе разработки, а с другой, позволяет с минимальными затратами проводить модернизацию.
ГосНИИАС участвует в создании всех военных самолетов, за исключением разве что транспортных машин. Институт соединяет в единое целое носитель вооружения и само это вооружение. Происходит «стыковка» самолетов и вертолетов с ракетами, отработка боевых режимов, которые позволяют наиболее эффективно применять вооружение.
Рассматривая совокупность качеств, которыми обладает современный истребитель, академик довольно скептически относится к сверхманевренности. Она стала следствием многофункциональности самолетов четвертого поколения, которые в равной степени работают как с воздушными, так и с наземными целями. Перед конструкторами возникла серьезная проблема, связанная с факелом пламени из сопла запускаемой ракеты. Он выжигал кислород в момент прохождения ракеты мимо воздухозаборника самолета. В связи с чем двигатель начинал работать неустойчиво, возникала угроза помпажа.
Конструкторы, в конце концов, добились устойчивой работы двигателя при различных дестабилизирующих воздействиях. То есть появилась возможность динамично менять режимы работы двигателя. И это позволило в дальнейшем использовать это качество для того, чтобы сделать самолет сверхманевренным. Все началось не с создания соответствующего планёра, не с отклоняемых сопел двигателя, а именно с ракеты, которая потребовала создать двигатель, способный обеспечивать режимы, необходимые для динамичного маневрирования.
«Смотреть самолеты на авиашоу — это красиво, — говорит Федосов. — Но как это свойство применять в бою? Ведь фактически это — ось самолета, а вектор скорости — он инерционен. Если вы в этот момент пускаете ракету, то она тоже сходит с большим углом атаки. Так что к практическому применению воздушной акробатики я отношусь немножко скептически».
Однако во время дискуссий с генеральным конструктором ОКБ Сухого Михаилом Симоновым академик несколько скорректировал свою позицию. Раньше пилот постоянно думал о том, как бы не вывести самолет на критический режим, чтобы машина не свалилась в штопор. При сверхманевренности такие опасения отпадают. Поскольку самолет выдержит любые режимы, летчик чувствует себя уверенно и думает не о том, как удержать машину в воздухе, а как воевать.
К истребителю пятого поколения предъявляют ряд требований, которым он должен удовлетворять: малозаметность, сверхманевренность, использование РЛС с активной фазированной антенной решеткой (АФАР), сверхзвуковая скорость без использования форсажа, возможность ведения сетецентрических боевых действий, высокоточное вооружение.
Федосов следующим образом расставляет приоритеты, выделяет основные факторы, которые в первую очередь определяют принадлежность самолета к пятому поколению. Самое важное достижение, используемое в самолетах нового поколения, — РЛС с АФАР. Оно позволило существенно расширить полосу частот РЛС. Благодаря этому такую антенну можно использовать и для радиолокации, и для постановки помех при работе комплекса радиоэлектронной борьбы, и для связи. Еще одно существенное достоинство — практически стопроцентная надежность. Поскольку для каждого излучателя используется свой канал с усилителем. В случае выхода из строя нескольких усилителей РЛС сохраняет работоспособность. У пассивной решетки лишь один усилитель, на нем одном держится вся работа станции.
К сожалению, американцы продвинулись в этом деле дальше. У нас модули РЛС делают на основе арсенида галлия. В США используется нитрид галлия. Нитрид галлия сохраняет работоспособность до 200 градусов Цельсия, арсенид — до 50 градусов. Соответственно и мощности получаются разные: 20−30 Вт на один канал против 5−7 Вт. Это дает возможность повысить потенциал сигналов и, как следствие, увеличить дальность радара или же уменьшить диаметр антенны. Но, правда, и Россия сейчас начинает переходить на нитрид галлия.
Еще одно крайне важное качество — возможность групповых действий в рамках сетецентрических войн. Федосов уверен, что с появлением ракет «воздух-воздух» большой дальности отпала необходимость вести одиночный ближний бой.
А вот малозаметность — это, по мнению академика, сильно раздутое качество: «Я не очень верю в стелс-технологию. Также как сомневаюсь в сверхманевренности, но там хоть есть качество устойчивости самолета при маневрах». При теперешнем технологическом уровне можно добиться эффективного снижения радиолокационной заметности только в фронтальной плоскости. То есть при лобовой атаке. А сбоку, сверху и снизу современные «невидимки» прекрасно видны. В случае групповых действий этот вопрос стоит особо остро — ни F-22, ни Су-57, не говоря уж об откровенно неудачном F-35, не могут прятаться, когда идет бой «стенка на стенку». Причем даже во фронтальной плоскости у «невидимок» далеко не все благополучно, поскольку защитное покрытие и геометрия снижают заметность лишь в узком частотном диапазоне работы бортовых РЛС.
Ну, а для наземных систем ПВО, которые обладают куда большими локационными возможностями, чем радары истребителей, стелс-самолеты прекрасно видны.
Какой-то смысл в стелс-технологии есть, считает Федосов, если она способна снизить эффективную площадь рассеяния хотя бы до 0,3 кв.м., но обязательно со всех сторон планера. Но над этим надо работать и работать.
И еще один важный момент. С появлением каждого нового поколения самолетов меняется тактика и стратегия авиации. Уходят в прошлое критерии, которые казались незыблемыми. Так, например, считалось, что в ВВС в тех или иных пропорциях должны присутствовать как тяжелые, так и легкие истребители. К первым относится Су-27, его основная задача — сопровождать ударные группы бомбардировщиков и прикрывать их над территорией противника. Поэтому у него большая дальность, большой боекомплект и большой взлетный вес. Легкий МиГ-29 должен прикрывать сухопутные войска от налета бомбардировщиков и штурмовиков противника.
Но теперь боевые действия ведутся на всю глубину территории противника, понятие фронта исчезло. И, следовательно, прикрытием войск должен заниматься самолет с большой дальностью, то есть тяжелый. При этом он должен быть и многофункциональным, что является свойством истребителей четвертого поколения. По мнению академика, сейчас, имея прекрасный тяжелый истребитель Су-57, было бы странно создавать еще и легкий истребитель пятого поколения.
США, имея тяжелый и эффективный F-22, решили сделать легкий истребитель F-35. Но не из тактических соображений, а по чисто финансовым причинам. F-22 оказался слишком дорогим, и его выпустили ограниченной серией. Решили сделать дешевый и массовый, чтобы его закупал не только Пентагон, но и страны НАТО. Но он получился мало того что, неудачный в техническом отношении, но и столь же дорогой, как F-22. Но на него уже столько истратили денег, что отказаться от проекта просто не могут. Федосов так комментирует сложившуюся ситуацию: «У них все время споры вокруг этого самолета. Финансовое управление Министерства обороны его постоянно бракует и предлагает программу закрыть. Но на него столько денег потратили, что отказаться не могут, будут оснащать им НАТО. Словом, залезли в лодку и тонут вместе с этим самолетом. Я думаю, что у них, наверное, быстрее родится самолет шестого поколения».
Что же касается перспектив российского истребителя шестого поколения, то, как говорит академик, мы серьезно над ним не работаем. Вот когда Су-57 подойдет к финишу, и когда военные поставят задачу по новому самолету, тогда и придет в движение конструкторская мысль.
Но в одном Федосов уверен наверняка — этот самолет, несмотря на все разговоры о его беспилотной модификации, таковым не станет. Потому что в обозримом будущем невозможно создать компьютерный интеллект, который смог бы приблизиться к возможностям пилота истребителя, принимающего решения в сложнейшей обстановке. Беспилотники хороши, когда речь идет о разведке — пролетел по заданному маршруту и сбросил информацию на спутник.
Скептически относится Федосов и к ударным беспилотникам. Крылатая ракета — тот же самый ударный беспилотник, считает он, который не надо возвращать обратно. И это оправдано, когда идет речь об уничтожении объектов, которые существенно дороже ракеты. Если же задаться целью возвращения ракеты, то все существенно усложняется и удорожается.
Также Евгений Федосов сопоставил боевые возможности российских и американских самолетов. И если Су-57 однозначно является лучшим в мире истребителем, то и Су-35 практически равен по возможностям лучшему американскому истребителю F-22 Raptor. Хоть и не имеет сверхзвуковой бесфорсажной скорости. Ну, а малозаметность, как считает академик, это малосущественный фактор.

Владимир Тучков

Американское «оружие будущего» подняли на смех

Испытание американскими военными лазерного оружия в Персидском заливе – всего лишь демонстрация для «непосвященной публики». Об этом заявил военный эксперт Алексей Леонков.
По его словам, в нашей стране разработками подобного оружия занимаются еще с советских времен. «Отечественная установка давно собрана и испытана на суше, в военно-морских условиях и в космосе. Не оставлена тема и по сей день – ведутся дополнительные разработки, ученые России ищут возможность совершенствовать модель», – цитирует Леонкова ФБА «Экономика сегодня».
Так эксперт прокомментировал состоявшиеся во вторник, 18 июля, испытания системы лазерного оружия LaWS – Laser Weapons System. Установленная на корабле-амфибии система Ponce поразила беспилотник. Американские военные назвали оружие «универсальным», заявив при этом, что оно «более точное, чем пуля», и способно поражать объекты со скоростью света.
Леонков же оптимизма американских военных явно не разделяет. По его словам, оружие испытывалось в идеальных условиях при безветренной и безоблачной погоде. «Беспилотник-цель не маневрировал, а летел по заранее известной траектории. Да и был он пластиковым, что существенно облегчало уничтожение», – пояснил эксперт.

По его словам, от лазерного оружия легко защититься распылением газов. «Узконаправленный луч не может сквозь них пробиться. Естественной помехой успешному выстрелу лазерной установки становится банальная облачность», – добавил специалист. Кроме того, отметил он, лазерное оружие требует долгой перезарядки.
Именно поэтому в ближайшем будущем такая установка вряд ли станет полноценной альтернативой стрелковому оружию, сделал вывод аналитик. «О реальных результатах и настоящем военном применении говорить не приходится. Хотя для выпрашивания у Конгресса денег для раздувания военного бюджета такие «показательные кадры» годятся вполне», – резюмировал он.
В свою очередь, первый зампред комитета по обороне и безопасности Совфеда Франц Клинцевич отметил, что Россия в настоящий момент разрабатывает более перспективное оружие, чем американский лазер. «Сегодня есть много наработок, и так или иначе они будут реализованы. Тем более что принят план перевооружения. Россия этим занимается планомерно», – заявил Клинцевич в комментарии «Известиям».

https://news.rambler.ru/