Минобороны выбрало КБ для перспективного боевого вертолета

Министерство обороны выбрало проект конструкторского бюро (КБ) Миля для создания перспективного боевого скоростного вертолета; КБ Камова продолжит заниматься разработкой морского вертолета «Минога», сообщил гендиректор холдинга «Вертолеты России» (входит в состав госкорпорации Ростех) Андрей Богинский.


Богинский рассказал, что «заказчик выбрал для себя решение, которое предполагает достижение скорости по целям ТЗ (технического задания) на базе милевской машины», передает ТАСС.
При этом он призвал не забывать, что КБ Камова «уже делает эскизно-технический проект вертолета «Минога».
«КБ Камова всегда было сильно, и эти компетенции сохранились, и мы преумножаем (их) в выпуске специальных вертолетов соосной схемы для применения в тех или иных условиях и в первую очередь на флоте», – гендиректор «Вертолетов России».
В ходе форума «Армия – 2017» Минобороны и Московский вертолетный завод им. Миля подписали контракт на выполнение научно- исследовательской работы «Скорость» для разработки скоростного боевого вертолета.
Несмотря на то, что контракт на разработку БПВ был подписан с МВЗ им. Миля, в конкурсе на разработку его облика приняли два КБ – Миля и Камова.
Для того, «чтобы дать возможность нашему заказчику продемонстрировать возможности и КБ Миля, и КБ Камова внутри холдинга приняли решение, согласовали с заказчиком, чтобы в этой работе принимали участие два КБ». Было предложено «около десятка концепций для выбора заказчику», проведены «научно-технические советы, где рассматривались те материалы, которые сделали два КБ».
Отмечается, что конкурс продемонстрировал готовность конструкторских бюро доказывать свои компетенции, так как «если дискуссия есть, значит есть конкуренция».
«Плохо, что она выходит в плоскость такую публичную, и в форму даже не дискуссии, а монолога чьего- то. Значит есть конкуренция, есть компетенции, чтобы обосновывать или доказывать точку зрения одного из двух конструкторских бюро, а заказчик уже выбирает более соответствующий требованиям вариант», – добавил Богинский.

https://vz.ru/news/

Возвращение «вертолётной клоунады»

«Вертолёты России» осваивают государственный бюджет на нереализуемых проектах
В октябре практически все ведущие российские СМИ сообщили об аресте вице-президента ОАК Сергея Герасимова, которого обвиняют в мошенничестве в особо крупном размере. Речь идет о хищении 174 млн. рублей. При этом, надо отметить, что заявленные работы были выполнены, а президентские борта летают.
Сравнивая действия руководства ОАК и холдинга «Вертолёты России» по освоению бюджета, надо отметить, что последние более грамотно оперируют с бюджетом, вытягивая миллиарды под программы, которые неизвестно когда будут реализованы. Проверить эффективность нереальных программ, видимо, не в состоянии даже Счётная палата. И действительно, как можно просчитать экономику и затраты того, чего нет и вряд ли появится в обозримом будущем?
И опять «скоростной»…
За десятилетие своего существования, не выпустив ни одной новой модели вертолёта, холдинг «Вертолёты России» (ВР) в очередной раз решил залезть в «закрома Родины», обосновывая свои аппетиты будущими (неизвестно когда) «новейшими» разработками.
Версия уже несколько раз рассматривала тему скоростного вертолёта в серии публикаций под общим названием «Вертолётная клоунада». Был период, когда эффективные менеджеры, освоив определённое количество бюджетных средств на эту затею, спустили всё «на тормозах». Если В 2014 году директор департамента авиастроения Минпромторга Андрей Богинский на проходящем в Сингапуре авиасалоне заявил: «Перспективный скоростной вертолет находится в разработке, завершение которой планируется в 2017-2018 годах» (тогда об этом сообщало РИА Новости).
Позднее, всё тот же Андрей Богинский, перешедший из министерства непосредственно руководить вертолётной отраслью сообщил о прекращении финансирования программы скоростного вертолёта. При этом, на что пошли в реальности выделенные на программу бюджетные средства – история умалчивает.
Видимо, ныне дела у холдинга идут не очень хорошо и поэтому тема «скоростного вертолёта», как предлог выкачать из российского бюджета дополнительные средства опять будоражит умы «эффективных». Постараемся ещё раз обосновать всю бесперспективность этой затеи в нынешних условиях.
К своему реальному скоростному пределу (330-350 км/ч) вертолет пришел на рубеже 50-60-х годов ХХ столетия. Именно тогда СССР создал Ми-6 с крылом, который достиг скорости 340 км/ч. На Западе тоже не дремали, но тогда в серию пошел только Ми-6.
К концу 1960-х был создан Ми-24, который и поныне является самым скоростным серийным вертолетом в мире. Упёршись в предел скорости, в 60-х начались поиски новых концепций более скоростных вертикально взлетающих летательных аппаратов.
К началу 70-х эти поиски привели к трем основным направлениям. Причем, два из них разработала компания-лидер западного вертолетного мира Sikorsky и одно – Bell Helicopter. Последняя начала двигаться в направлении создания конвертоплана – вертикально взлетающего самолета (или вертолета поперечной схемы) с поворотными высоконагруженными винтами.
Компания Sikorsky придумала концепцию ABC (Advansed Blade Concept – концепция опережающей лопасти) и X-wing – вертолет с четырехлопастным несущим винтом, аэродинамика лопастей которого меняется с помощью воздушных клапанов на лопасти, из которых по сложнейшему алгоритму выдувается воздух, нагнетаемый внутрь лопасти. За счет этого винт можно постепенно остановить в полете и лететь как самолет с Х-образным крылом теоретически со скоростью до 800 км/ч. На больших скоростях поступательную скорость обеспечивают дополнительные самолетные двигатели.

Итогом работы на Западе в течение 70-х стало создание экспериментального конвертоплана XV-15, соосного вертолета ABC S-69/XH-59 и X-wing-вертолета S-72.
Хотя, конечно, нельзя не упомянуть вертолёт-мечту, созданный компьютерными графиками Голливуда в фильме «Шестой день» с бывшим губернатором Калифорнии в главной роли…
Советский Союз в это время, потеряв гениального Михаила Миля, во главе с новым главным конструктором Маратом Тищенко трудился над Ми-26, закрыв все перспективные милевские программы.
В 80-х, когда Boeing взял под свое крыло проект конвертоплана и был создан V-22 Osprey для корпуса морской пехоты США, мы ограничились научно-исследовательской работой по проекту многоцелевого конвертоплана Ми-30. Теоретически поняв, что мы тоже можем, дальше красивых картинок не пошли – наступила «перестройка-гласность-ускорение».
А дальше всё! Эти картинки и есть наш потенциал и технологический задел. И тот путь, который прошли американцы с 1970-х по настоящее время (почти 50 лет!) эффективные менеджеры из холдинга «Вертолёты России» хотят пройти за 5 лет?! Да хоть и за 10.
За всё последнее время в России не было создано ни одной новой модели вертолёта «с нуля». Сформированная в 2007 году торговая компания АО «Вертолёты России», ныне гордо именующая себя вертолётным холдингом, поглотив два советских КБ и переселив их в одно здание, за всё время своего существования занималась только бесконечным доведением советских разработок. Холдинг никак не может довести до ума: Ми-38, Ка-62, Ми-34, Ка-52, Ми-28, Ка-226…
Хотя, конечно, нельзя не упомянуть вертолёт-мечту, созданный компьютерными графиками Голливуда в фильме «Шестой день» с бывшим губернатором Калифорнии в главной роли.
Дальше перечислять? Все эти вертолеты заложены и тянутся ещё из СССР.
Зачем же тогда замахиваться на конвертоплан, если при нынешней организации и потенциале отрасли мы не можем создать простой вертолет? Ответ прост. Те немногие специалисты, которые еще могут теоретически складно обосновать возможность создания сложного летательного аппарата, через пять-семь лет уйдут на пенсию и не за что не ответят. А деньги-то на проект выделят сейчас!
Бюджетное словоблудие
Зато по части пиара холдинг и особенно его руководитель Андрей Богинский просто асы. Они способны раздавать различные интервью, далеко не всегда наполняя их смыслом.
К примеру, в начале сентября изданию Военное обозрение Андрей Богинский гордо заявил, что «Вертолёты России» нашли решение по увеличению скорости машин».
Подробный же анализ сказанного создает ощущение, что Богинский занимается исключительно словоблудием. В каждом абзаце сказанного им мало конкретики, одни обтекаемые формулировки. Ни о каких-либо результатах в материале ничего не сказано. Но если нет результатов, то зачем давать интервью?
Возникают только вопросы:
— Зачем России корабельная версия Ка-52, если у страны нет ни одного вертолетоносца, а Мистрали, как известно, ушли в Египет? Если этот вертолёт создаётся исключительно для экспорта, то почему под него планируются бюджетные вливания МО России? Пусть холдинг работает по принципу самоокупаемости проекта.
— Может ли быть соосный вертолет боевым, если в случае одиночного попадания в лопасть из стрелкового оружия, последняя начинает вымахивать из конуса и однозначно соударяется с другим винтом (схлестывание)?
— Фраза Богинского: «работа по этой теме носит системный характер и, скорее всего, потребует создания летающей лаборатории» тоже интересна. А сейчас что летает на базе Ми-24? Или там ничего не получилось? Тогда где 4 млрд. рублей, затраченные с 2010 года на эту тему?
— Богинский утверждает, что «в прошлом году объединение подписало контракт с Минобороны по выработке концепции перспективного скоростного вертолета (ПСВ). В текущем году работа будет завершена, военные рассмотрят предложенные варианты…» Сколько бюджетных миллиардов запросили у МО РФ на этот раз?
Эти вопросы нами были заданы господину Богинскому в официальном запросе, но, к сожалению, ответа на них мы пока не получили.
Нехорошие австрийцы
Когда во Владивостоке, перед встречей с Синдзо Абэ президент раскритиковал членов правительства, вспомнили и про вертолёты. Как сообщали «Новые Ведомости»: «Посмотрев, как мучаются коллеги, глава Минпромторга Денис Мантуров решил не искушать судьбу и сразу посыпал голову пеплом, признав: с производством гражданского вертолета Ка-62 возникли проблемы. Опытные образцы «несколько отличаются от заданных характеристик». Кроме того, «просто лопнул редуктор», поставленный австрийскими партнерами, хотя «они лучшие по трансмиссии». То есть в случае с Ка-62 виноваты австрийцы, а не руководство холдинга, которое уже добрый десяток лет «создаёт» эту «новинку», тянущуюся, как и все проекты холдинга, из далёкой советский эпохи.
«Достижения» по освоению российского бюджета у руководства АО «Вертолёты России», судя по выделяемым миллиардам под нереализуемые программы, значительно превышают «шалости» арестованного вице-президента ОАК Сергея Герасимова. Интересно, возникнут ли вопросы к холдингу, по части ответственности за освоенные бюджетные миллиарды?
Может ли холдинг при таких начальных условиях создать скоростной вертолёт?! По нашему мнению – нет, а вот «распилить» бюджет под программу очень даже может.
О ситуации в головном российском КБ, со ссылкой на долгие годы проработавшего в нём специалиста, недавно рассказала газета «Труд». Как утверждает собеседник издания: «Для того чтобы понять ситуацию в отрасли, надо для начала взглянуть на кадровый состав руководителей холдинга «Вертолеты России» последних лет, меняющийся каждые четыре года. Так вот, мало кто из них имеет профильное образование. Многие профессионального авиационного языка не понимают, не говоря уже об авиационных базовых понятиях. И эти люди, ничтоже сумняшеся, соглашаются управлять вертолетной отраслью». Вопросы неполноценности кадров вертолётного холдинга Версия уже поднимала.
Могут ли в такой ситуации в России составить конкуренцию Западу и создать скоростной вертолёт? Считаю, что ответ однозначен – нет!
Вся эта затея может вылиться в очередной распил бюджета. При этом, «достижения» по освоению российского бюджета у руководства АО «Вертолёты России», судя по выделяемым миллиардам под нереализуемые программы, значительно превышают шалости вице-президента ОАК Сергея Герасимова. Интересно, возникнут ли вопросы к холдингу, по части ответственности за освоенные бюджетные миллиарды? Или все (кто надо) знают, что холдинг – это обычная «бюджетная прачечная», а следовательно он и дальше будет паразитировать на российском бюджете?

Сергей Кокорин

Источник: https://versia.ru/

Зенитки под куполом

Эксперты обсуждают возможность оснащения Воздушно-десантных войск России комплексами ПВО-ПРО и вертолетами.
О таких планах на встрече с военными атташе зарубежных государств заявил замкомандующего ВДВ Александр Вязников.
Необходимость усиления крылатой пехоты никто не ставит под сомнение. Десантные войска — основа Сил быстрого реагирования, и наращивать их мощь поручил минобороны Верховный главнокомандующий. Эту задачу генералы успешно выполняют. Напомним, что еще в марте министр обороны Сергей Шойгу сообщил, что до конца года ВДВ получат более 30 модернизированных артсистем, машин разведки и управления огнем, танки Т72Б3, бронетранспортеры БТР-РД, боевые машины БМД-4М и гаубицы Д-30.
И вот озвучены новые оружейно-технические планы, теперь уже касающиеся воздушно-транспортных средств для «голубых беретов» и комплексов прикрытия их от ударов с неба. Особых споров о винтах и крыльях для десанта, в общем-то, не слышно. О необходимости ввести в штат ВДВ авиацию генералы говорят давно, и логика в их рассуждениях, несомненно, присутствует.
Мобильный резерв в наших Вооруженных силах имеется, но для его оперативной переброски требуется не только приказ из минобороны, но и согласование с командованием Воздушно-космических сил, куда входят военно-транспортная и армейская авиация. С появлением в ВДВ собственных вертолетов, а быть может, и самолетов эта проблема будет устранена, и выполнение десантниками приказов только ускорится.
Другое дело, сколько и какие авиасредства необходимо передать или закупить для ВДВ? Этот вопрос наверняка уже прорабатывают в Генштабе. Что же касается мнения экспертов, то, например, бывший главный десантник страны Георгий Шпак считает: речь должна идти о транспортно-боевых и ударных вертолетах. Благо, проверенные в бою, в том числе в Сирии, винтокрылые машины у России есть, скажем, тот же Ми-8АМТШ.
А на Московском заводе имени М.Л. Миля специально для ВДВ хотят разработать новый вертолет. Об этом на форуме «Армия-2018» сообщил исполнительный директор предприятия Сергей Романенко. По его словам, машина, рассчитанная на 8 человек, сможет летать и приземляться в различных условиях, в том числе в высокогорье. Опытно-конструкторские работы по этому проекту должны стартовать в следующем году, а поставка опытных образцов запланирована на 2026-й.
Со средствами ПВО-ПРО вопрос сложнее. Поскольку разговор идет не о ручных зенитках, а о мобильных, бронированных и достаточно тяжелых комплексах малого радиуса действия, многое упирается в возможность их десантирования на парашютных системах. Это требование командование ВДВ предъявляет практически ко всему разрабатываемому для десантников арсеналу. Пока таких средств ПВО промышленность не выпускает. Но работы над ними ведутся.

Весной командующий ВДВ Андрей Сердюков сообщил, что существует проект первого в мире авиадесантируемого комплекса ПВО «Птицелов», предназначенного для зенитных ракетных полков десантных дивизий. В зависимости от оснащения комплекс будет весить от 13 до 15 тонн и сможет уничтожать низколетящие самолеты, а также вертолеты и беспилотники на удалении более полутора десятков километров.
Опытные образцы «Птицелова», по словам Сердюкова, должны появиться в 2020 году, а серийное производство комплекса планируют развернуть в 2022-м.

https://rg.ru/

Ясли для российской палубной авиации

Военный историк Дмитрий Болтенков — о том, зачем ВМФ России потребовался новый учебно-испытательный корабль
В скором времени российские вертолетчики получат уникальный корабль-тренажер. Ранее ни ВМФ России, ни советский Военно-морской флот таким учебными площадками не располагали. 28 июня 2018 года в Городце, вблизи Нижнего Новгорода, на предприятии ОАО «Судоремонтно-судостроительная корпорация» было заложено морское специальное судно проекта 14400.
Об объекте известно очень мало. В частности, его размеры 67 м в длину и 13 м в ширину. Стоимость — более 2 млрд рублей. Планируемое время спуска на воду — через 1,5 года.
Но для чего нужно это достаточно сложное и недешевое «специальное морское судно»? Во-первых, оно предназначено для испытаний новых перспективных авиационных комплексов корабельного базирования. Речь идет как вертолетах, так и о беспилотных летательных аппаратах.
Основным корабельным вертолетом ВМФ РФ в настоящее время является вертолет Ка-27 и его модификации. Также морская авиация вернула в строй из небытия транспортно-боевой вертолет Ка-29. Ка-27 это очень хороший вертолет. Его гражданская версия — Ка-32 эксплуатируется во многих странах. Но эта машина разработки 1970-х годов. Поэтому на замену Ка-27-Ка-32 «Камов» уже разрабатывает вертолет с шифром «Минога». Также в России создаются и другие авиационные комплексы, в частности беспилотные. И новинка будет крайне востребована в процессе испытаний и «оморячивания» новой авиационной техники.
Кроме того, судно будет испытывать создаваемые авиационно-технические средства обеспечения полетов вертолетов и беспилотных аппаратов, различные радиоэлектронные средства управления авиацией и другое сложное корабельное оборудование. Такая техника крайне необходима для новых боевых кораблей и судов ВМФ, в частности авианосцев и десантных кораблей.
Но главная задача морского специального судна проекта 14400 не только в испытании авиационной техники и оборудования. У Морской авиации ВМФ России есть давняя и весьма сложная проблема. Она не располагает собственным учебным заведением. И это не позволяет готовить пилотов с нуля. Если речь идет об экипажах обычных транспортных и штурмовых вертолетов, то тут особых проблем нет. Но для пилотов, выполняющих полеты с палуб боевых кораблей, нужна особая подготовка. Они отрабатывают взлет-посадку на палубу днем и ночью, на ходу и на «стопе» корабля, в условиях качки. Выполнение полетов с такой ограниченной площадки — один из сложнейших и важнейших этапов подготовки палубного вертолетчика.
Сейчас в палубную авиацию приходят выпускники Сызранского высшего авиационного училища. В 859 учебном центре Морской авиации пилоты переучиваются на вертолеты семейства Ка-27. А уже на флотах они проходят дополнительную подготовку.
Пока в составе ВМФ было мало авианесущих кораблей, таких летчиков можно было готовить штучно. Так, в 2015 году в составе Черноморского флота было всего два корабля с возможностью нести вертолет на борту — крейсер «Москва» и сторожевой корабль «Сметливый». А в 2018 году таких кораблей в составе ЧФ стало уже семь. Добавились три фрегата, разведывательный корабль «Иван Хурс» и патрульный корабль «Василий Быков». Текущая программа обновления корабельного состава ВМФ России худо-бедно, но выполняется, и флоты получают новые боевые корабли и вспомогательные суда. И на них всех есть взлетно-посадочные площадки. А вот палубных пилотов пока нет.
Поэтому так остро и встал вопрос о массовой подготовки корабельных летчиков.
Для отработки элементов взлета и посадки, конечно, лучше иметь специальную платформу, которой и станет новое строящееся судно. При этом на новинке будет установлен имитатор качки, который позволит более качественно готовить пилотов. Стоит отметить, что обучение летчиков на такой платформе будет гораздо дешевле, чем их подготовка на более крупных боевых кораблях.
Также на таком судне можно будет и готовить пилотов для Береговой охраны ФСБ России. Она активно получает новые сторожевые корабли, на которых могут базироваться корабельные вертолеты типа Ка-226. Так 25 мая 2018 года в строй вступил 12-й сторожевой корабль проекта 22460 «Дозорный».
ВМС иностранных государств использовали и используют специальные корабли для подготовки палубных летчиков. В ВМС США долгие годы служил учебный авианосец «Лексингтон». А ВМС Франции располагали учебным вертолетоносцем «Жанна Д’Арк». У Китая есть учебный вертолетоносец «Сичан». А в настоящее время ВМС США для подготовки корабельных пилотов вертолетов используют учебный вертолетоносец IX 514. Он базируется в Пенсаколе (штат Флорида), где находится также крупная учебная авиабаза авиации ВМС США. Недавно и военно-морские силы Австралии пополнились многоцелевым авианесущим учебным кораблем Sycamore. Что интересно, за эксплуатацию этих двух судов отвечают частные подрядные фирмы.

https://iz.ru/

Превосходит в вооружении: западные эксперты оценили мощь российского «Аллигатора» и сравнили его с американским «Апач»

Аналитики портала Facts Box сделали сравнение возможностей американского вертолета AH-64 Apache и отечественного Ка-52 «Аллигатор». По мнению экспертов, российская машина превосходит западный аналог в выживаемости и вооружении.

Военные аналитики интернет-издания Facts Box оценили мощь отечественного вертолета Ка-52 «Аллигатор» и сравнили его с американским AH-64 Apache. Как считают западные эксперты, российская машина превосходит «Апач» по показателям выживаемости и вооружения….
Аналитики отмечают, что российский «Аллигатор» является первым в мире боевым вертолетом, имеющим спасательную систему катапультирования. Более того, кабина пилота оборудована специальными стальными пластинами, которые защищают его от прямых попаданий 20-мм снарядов. Американский разработчик, в свою очередь, предпочёл защищать летчиков менее надежными средствами — керамическими пластинами.

Помимо этого эксперты заметили, что в мощный арсенал Ка-52 входит установка 2А42 калибра 30 мм. Также вертолет оснащён авиабомбами, управляемыми противотанковыми ракетами «ШТурм-ВУ» и «Вихрь», которые могут пробить любую броню с активной защитой. Более того, машина может оснащаться ракетными снарядами класса «воздух-воздух», предназначенными для ведения боя в непосредственной близости с врагом.

Что касается встроенного арсенала AH-64A, то он состоит из 30-мм пушки M230, установленной в нижней части корпуса под сиденьем стрелка. Американский вертолет также может использовать противотанковые управляемые ракеты «Hellfire»….
Эксперты заметили, что «Апач» может лететь дальше «Аллигатора» приблизительно на 150 км. С другой стороны, соосная винтовая схема позволяет отечественной машине осуществлять перелет вперед хвостом со скоростью 130 км/ч и боком — 100 км/ч. Благодаря такой особенности Ка-52 значительно выделяется на фоне других аналогов.

Автор: Илья Александров…
Источник: https://politpuzzle.ru/

Скоростной боевой вертолет РФ покажут осенью

В ноябре 2018 года «Вертолеты России» представят Минобороны РФ концепцию сверхскоростного вертолета, сообщил «Интерфаксу»генеральный директор холдинга Андрей Богинский.
— В 2018 году заканчивается работа по контракту, подписанному на «Армии-2017», окончание работ предусмотрено в ноябре. Заказчику будут предоставлены одна или две концепции по скоростному боевому вертолету. Сейчас соревнуются две школы, доказывая преимущества той или иной схемы. Мы оринтируемся на планы поднять этот вертолет после 2025 года. Все зависит от выбранной концепции, требований, сложности и так далее, — рассказал Богинский.
Над скоростным вертолетом работают КБ Камова и Миля. Первый проект, Ка-92 основан на сочетании соосных несущих винтов и толкающего, расположенного в хвосте летательного аппарата. По данным разработчика, вертолет будет иметь крейсерскую скорость 420-430 километров в час и «максималку» 500 км/ч. Ка-92 сможет пролететь без дозаправки 1400 километров. На опытных образцах планируется использовать по два серийных турбовальных двигателя ВК-2500 с последующей заменой их на перспективные ВК-3000 с улучшенными характеристиками.
Проект Миля Ми-Х1 имеет классическую компоновку — в качестве летающей лаборатории спользуется доработанный образец ударного вертолета Ми-24. Повышения скорости конструкторы рассчитывают добиться за счет аэродинамического фюзеляжа с убирающимся шасси и новой конструкции лопастей несущего винта — в них реализована запатентованная система локального подавления срыва на отступающей лопасти SLES. Демонстрационный образец Ми-Х1 с искривленными на концах лопастями путешествует во авиасалонам, для вертолета заявлены крейсерская скорость 475 км/ч и максимальная до 520. Дальность полета машины 900 километров.
Тем временем
Перед поставкой в войска крупной партии ударно-разведывательных вертолетов Ка-52 машину модернизируют. «Аллигатор» получит новые оптико-прицельную систему, навигацию и бортовой комплекс обороны, сможет применять противотанковые ракеты повышенной дальности. Возрастет и полезная нагрузка Ка-52. В начале февраля замглавы Минобороны Юрий Борисов рассказал о грядущем контракте на закупку 114 модернизированных «Аллигаторов».

https://rg.ru/

ВКС России получили первую пару учебно-боевых «Ночных охотников»

Первые два учебно-боевых вертолета Ми-28УБ «Ночной охотник» с двойным управлением приняты в войска и в ближайшее время поступят в 344-й Центр армейской авиации в Торжке. Как уточнили в пресс-службе Минобороны РФ, это первая поставка таких машин.
Специалисты ВКС завершили прием учебно-боевых вертолетов Ми-28УБ на заводе-изготовителе в Ростове-на-Дону. Они выполнили контрольные проверки работы авиационной техники в различных режимах на земле и в воздухе.
Ранее сообщалось, что в 2017 году военные получат восемь вертолетов Ми-28УБ.

Ми-28УБ – учебно-боевая версия ударного вертолета Ми-28Н «Ночной охотник», ее создание началось в 2010 году. Боевая машина оснащена двойной системой управления. Хотя Ми-28УБ и предназначен для обучения летчиков, он сохраняет все ударные возможности и может применяться для нанесения ударов по объектам и технике противника.

В передней кабине Ми-28УБ установлен второй комплект системы управления: в учебном варианте применения там размещается инструктор, а в боевом – летчик-оператор. Для улучшения эргономических параметров рабочих мест экипажа изменена конструкция фюзеляжа: расширена передняя кабина, увеличена площадь остекления и улучшен обзор летчика-оператора (инструктора) из передней кабины.

Как утверждают разработчики, установка на Ми-28УБ надвтулочной радиолокационной станции позволила существенно расширить возможности вертолета по обнаружению и поражению высокоточным оружием объектов в условиях плохой видимости днем и ночью.
http://военное.рф/

ВЕРТОЛЕТ «МОРСКОЙ КОРОЛЬ» / SEA KING

Морской король версии Коммандо (The Sea King HC4 Commando) является средним по габаритам вертолетом, с возможностью обеспечения высадки с воздуха. Он используется вертолетными силами коммандо и может перевозить до 27 полностью снаряженных бойцов или 2720 кг груза (внутри). На внешнем подвесе под фюзеляжем вертолет может переносить грузы массой до 2.5 тонн, например Лэнд Роверы или 105 мм гаубицы Л118 (L118).
В конце 2007 года данный тип вертолетов прошел модернизацию. Были установлены новые композитные лопасти основного винта и новый набор пятилопастных хвостовых винтов. Эти изменения позволили вертолетам успешно действовать в горах Афганистана.
На Морской король также установлен ряд защитных систем:
— система оповещения об обнаружении радарами
— система оповещения о приближении ракет
— инфракрасный постановщик помех
— контейнеры с противоракетными ловушками
— приборы ночного видения для ночных операций.

Технические характеристики британского вертолета «Морской Король» (Sea King):
Двигатель: 2 двигателя Роллс-Ройс Гном 1400-1
Диаметр винта: 18.9 м
Длина: 22 м
Ширина: 3.78 м
Высота: 4.72 м
Экипаж: 3 (2 пилота, 1 помощник)
Крейсерская скорость: 208 км/ч
Запас топлива: при 27 пассажирах на 396 км

https://40cdo-rm.ru/articles/britanskaya-armiya/

В Ростове создадут замену сверхмощному вертолету Ми-26

В Ростове-на-Дону в завершающую стадию вступили работы по созданию для ВКС России опытного образца нового вертолета Ми-26Т2В. После чего машина приступит к выполнению летных испытаний. Об этом сообщили «РГ» в пресс-службе холдинга «Вертолеты России».

Новый вертолет с грузоподъемностью 20 тонн должен стать всепогодным и способным летать в любое время суток, в условиях огневого и радиоэлектронного противодействия противника. Количество членов экипажа модернизированного вертолета осталось прежним — пять человек.

«Новый вертолет воплотит в себе последние технические решения с учетом применения в боевых действиях. Хочу отметить, что речь идет о модернизации именно военной версии Ми-26, а не вертолета Ми-26Т2, который поставляется на экспорт», — заявил генеральный директор холдинга «Вертолеты России» Андрей Богинский.

Новый вертолет будет оборудован современным интегрированным комплексом бортового радиоэлектронного оборудования НПК90-2, который обеспечивает пилотирование вертолета с выполнением автоматического полета по маршруту. Кроме того, автопилот будет способен выполнять предпосадочное маневрирование и возврат на основной или запасной аэродром.

Бортовой комплекс обороны вертолета получит защиту от поражения ракетных комплексов путем противодействия атакующим средствам с радио и оптико-электронным наведением.

Кстати

Недавно в Ростове-на-Дону начались летные испытания самого большого в мире транспортного вертолета Ми-26Т2. Машина может перевозить до 20 тонн груза. Новая винтокрылая машина построена для ВВС Иордании, которые в рамках контракта 2016 года должны получить четыре подобных вертолета.

https://news.rambler.ru/army/

Винты вращаются: как Китай осваивает авиационные технологии из России

В 2016 году в Китае прошла международная авиакосмическая выставка Airshow China 2016. КНР вновь проявила большой интерес к авиатехнике из России, в особенности к вертолётам. О том, почему Китаю приглянулись эти машины, и не стремится ли Поднебесная поставить себе на службу наши уникальные технологии, — в материале RT.
На Airshow China 2016 Китай не только похвастался новинками своего оборонно-промышленного комплекса, но и заключил несколько соглашений о поставках зарубежной техники. В частности, китайская корпорация Jiangsu Baoli Aviation Equipment подписала контракт с холдингом «Вертолёты России» о покупке нового лёгкого вертолёта «Ансат» и транспортных машин Ми-171 и Ка-32.
Решение Китая приобрести российские машины можно было бы трактовать как успех нашего холдинга на международном рынке, если бы не малый объём поставки — всего лишь три вертолёта. Результаты прошлого года также не впечатляют: в 2015 году Jiangsu Baoli заключила соглашение на поставку четырёх Ка-32. Заместитель гендиректора холдинга «Вертолёты России» Игорь Чечиков заявил, что КНР проявляет интерес практически ко всей линейке гражданских вертолётов. Но почему в таком случае Поднебесная приобретает так мало российских машин?
Заимствуя и улучшая
Вертолётостроение Китая ориентировано на воспроизводство и поэтапное совершенствование иностранных машин. С 1970-х годов Китай занимался созданием клонов советских и западных (в большей степени французских) моделей. Многоцелевые вертолёты Z-5 и Z-6 — это фактически советские Ми-4 и Ми-17. Лёгкий вертолёт Z-11 — это французский AS.350 Écureuil, противотанковый вертолёт Z-9 — Aérospatiale Dauphin, а тяжёлый вертолёт Z-8 — SA.321 Super-Frelon.
В конце 1990-х китайский авиапром стал менять вектор развития, стараясь не копировать, а перерабатывать иностранные технологии и на этой основе производить некие подобия оригинальных машин. Последним успешным примером является ударный вертолёт Z-10, который был продемонстрирован публике на Airshow China 2012.
Около 20 лет назад эскиз машины был создан на ОКБ имени Камова. Затем англо-итальянская корпорация AgustaWestland разработала трансмиссию, североамериканская Pratt & Whitney поставила двигатели, а французское подразделение Eurocopter помогло с остальной техникой. Впрочем, вклад Китая в проект Z-10 не ограничился лишь сборкой. Сейчас вертолёт летает уже на китайских двигателях, хотя на экспортной версии установлены импортные агрегаты.
На сегодняшний день компания Aviation Industry Corporation of China тесно сотрудничает с франко-германской корпорацией Airbus Helicopters (бывший Eurocopter). С 2008 года они работают над проектом среднего многоцелевого вертолёта Z-15 (в Европе — H175). Также Китай проводит испытания Z-20 (китаизированной версии американского многоцелевого вертолёта UH-60 Black Hawk) и различных вариаций Z-8.
С Россией КНР связывает проект тяжёлого вертолёта, получившего название Advanced Heavy Lift (AHL). Переговоры между двумя государствами идут на протяжении восьми лет, но, как сообщил 1 ноября гендиректор холдинга «Вертолёты России» Александр Михеев, соглашение должно быть подписано через два-три месяца. Прототип будет разработан к 2018 году. О дате старта производства пока ничего не известно.
Примечательно, что машина будет предназначена исключительно для нужд Китая. «Для российского рынка она не нужна, так как у нас универсальные вертолёты семейства Ми-17 перекрывают все необходимые потребности, а для сверхтяжёлых грузов применяется модернизированный Ми-26. Промежуточный вариант нам неинтересен. Поэтому мы работаем здесь для китайцев по их техзаданию», — заявил в апреле 2016 года директор по международному сотрудничеству и региональной политике «Ростеха» Виктор Кладов.
Экспорт технологий
Главный редактор журнала Moscow Defense Brief, эксперт Центра анализа стратегий и технологий Василий Кашин рассказал RT об особенностях российско-китайского сотрудничества в сфере авиационных технологий. В первую очередь он объяснил «поштучный метод» закупки российских машин на Airshow China 2016. По его словам, спрос на гражданском рынке КНР невелик, и пока у страны нет потребности в массовых закупках.
«Важно различать военный и гражданский вертолётные рынки Китая. Например, для вооружённых сил Китая были закуплены у нас сотни многоцелевых Ми-17. Но российские среднетяжёлые машины на гражданском рынке продаются слабо. Причина в том, что они достаточно дорогие и предназначены для специфических целей. В небольших количествах их закупают не только в Китае, но и в нашей стране», — отметил Кашин.
Эксперт не отрицает, что Пекин, сотрудничая с Москвой в сфере военной и гражданской авиации, настаивает на передаче технологий производства и подчас добивается своего. В этом контексте стратегическая цель Китая в совместном проекте AHL — наладить массовое производство собственной машины.
«По сути, мы окажем китайцам помощь в создании оригинального типа тяжёлого вертолёта, который будет адаптирован к китайским требованиям. Мы полностью разрабатываем вертолёт, производим отдельные компоненты, а китайцы берут на себя вопросы сборки, реализации проекта и соответствующие коммерческие риски», — сказал Кашин.
«Какой в этом смысл для России? Во-первых, мы получаем деньги и возможность участвовать в производственной кооперации. Это обеспечит загрузку наших заводов. В нынешних экономических условиях экспортные контракты выручают российские предприятия. Также я предполагаю, что в контракте будут предусмотрены ограничения на экспорт в третьи страны. То есть мы ограждаем себя от конкуренции со стороны КНР», — пояснил эксперт.
Кашин призвал не искать в подобном проекте подводных камней. Передача технологий государству со столь крупным рынком — нормальная практика: «Китай просто не будет осуществлять массовые закупки без передачи технологий. В большинстве случаев разумнее пойти навстречу Китаю, и никакой катастрофы не произойдёт. Во-первых, Россия не передаёт КНР технологии завтрашнего дня. Во-вторых, полученные деньги будут вложены в новые разработки, а это дополнительный стимул для развития конструкторской мысли и производства».
По советскому пути
Заместитель директора Института политического и военного анализа Александр Храмчихин считает, что Китай полностью повторяет путь Советского Союза, прилагавшего огромные усилия для создания самобытной конструкторской школы в сфере военной техники. По его мнению, Поднебесной удалось сделать колоссальный рывок в научно-техническом развитии, и вскоре она способна будет самостоятельно производить конкурентную продукцию.
«Китай копирует советский опыт. В 20-е, 30-е и частично 40-е годы СССР производил вооружения в основном на базе заимствованных технологий. Советские инженеры тоже производили клоны и добывали доступ к зарубежным технологиям любыми возможными способами. Качественный перелом произошёл позже. И только в 70-е годы вся советская техника представляла собой уникальные образцы», — заявил RT Храмчихин.
Эксперт уверен, что Пекин ведёт вполне успешную охоту за технологиями: «Всё, что есть у китайцев, — это копии без единого исключения. Их никогда не волновали вопросы интеллектуальной собственности».
Алексей Заквасин

https://russian.rt.com/