Для всех, кто любит авиацию, открыт в любое время запасной аэродром!

Клинок, прах и амулет: что японские пилоты-камикадзе брали в последний полет

В военно-историческом музее Страны восходящего солнца находится записка, автор которой отмечает, что судьба Японии в его руках и потомки должны жить лучше, чем он и его товарищи. Ее написал лейтенант императорской авиации Шунсуке Томиясу.
Хотя такие записки со схожим содержанием оставлял любой летчик-самоубийца перед последним полетом. Они служили своеобразным заветом. Однако, в соответствии с обычаем, пилоты должны были как оставлять записки, так и взять с собой некоторые вещи. Какие именно – рассказано ниже.

Меч самурая
Клинок являлся неизменным спутником истинного бойца Страны восходящего солнца. Хотя в настоящее время трудно сказать, какое конкретное холодное оружие брали – поскольку обычаи самураев подразумевали эксплуатацию разнообразных клинков, включая те, что предназначены для обрядов, в зависимости от обстановки. Холодное оружие, которое пилоты-камикадзе брали в заключительный рейс, разумеется, погибло вместе с ними, а изображения смертников на фото встречаются нечасто и несут мало информации. В своих последних стихах летчики часто говорят о кусунгобу (в России этот клинок больше знают как танто), но, по мнению автора произведения «Камикадзе: пилоты-смертники. Японское самопожертвование во время войны на Тихом океане» Ю. Иванова, это, вероятнее всего, лишь литературный способ приукрасить действительность. Танто если и брали с собой, то крайне редко. Дело в том, что в 1944-1945 гг. индустрия Страны восходящего солнца была чересчур истерзана сражениями, чтобы тратить металл и промышленные мощности на выпуск церемониального или обрядового оружия. Кроме того, на фотографиях смертники изображены в основном со стандартными боевыми клинками син-гунто.

Повязки и пояса
Японские летчики-смертники обязательно брали в последний полет хатимаки. Это наименование головной повязки белого цвета с нарисованным на ней красным кругом, означающим дневное светило. Как правило, на подобной повязке писали патриотические фразы («Победить любой ценой!», «Семь жизней за императора!» и т.п.). Так называемым «поясом тысячи стежков» (сэннинбари) владел не каждый. Данный церемониальный дар заранее готовили для пилота его сестра, мать либо невеста. Женщины отправлялись на улицы и просили случайных японок – желательно молодых девственниц – сделать стежок на сэннинбари. Даже в течение 2-3 мес., требующихся для обучения летчиков-смертников, не каждой женщине получалось набрать необходимое количество стежков на поясе.

Талисманы и амулеты
Р. Иногути и Т. Накадзима в своем произведении «Божественный ветер» отмечают, что пилоты-камикадзе брали с собой разные обереги. Это делалось, чтобы призвать удачу. Речь шла не о выживании после самоубийственной атаки. С помощью талисманов смертники рассчитывали быстрее отыскать цель и исполнить миссию, данную им свыше. Как правило, амулеты им присылали родственники, приобретавшие их в буддистских и синтоистских храмах. В качестве талисманов выступали воздушные змеи, куклы, фигуры журавлей, свитки с молитвами и проч.

Супруги-камикадзе
Упоминаются случаи, когда смертники захватывали в последний полет останки либо волосы своих детей, родных либо товарищей, которые хотели пойти в камикадзе, но умерли раньше. Считалось, что летчик так исполняет мечту покойного. Однако наиболее интересный случай состоялся уже после окончания Второй мировой. Отряд смертников, которые не хотели мириться с разгромом Японии, решили по собственной инициативе отправиться в последнюю атаку. По словам Ф. Шермана в труде «Война на Тихом океане. Авианосцы в бою», один из пилотов, Т. Тенифуджи, взял свою супругу Асако. В течение многих лет данная история считалась красивым преданием. Однако ее правдивость была доказана представителями армии Страны восходящего солнца в 1957 г. В итоге семьям четы выдали документы о смерти Тецуо и Асако и вручили финансовое возмещение.

Источник: https://militaryexp.com/

Дуэль между небом и космосом Как МиГ-31 списал на землю американский суперсамолет

Неуязвимый самолет-разведчик был во времена холодной войны идефикс Пентагона. И надо сказать, на реализацию ее средств не жалели. Однако каждый американский проект действовал на советских конструкторов и военных весьма мобилизующе, и в арсеналах СССР быстро возникло требуемое противоядие.
Вначале появился высотный Lockheed U-2, несколько лет беспрепятственно пересекавший территорию СССР и, будучи недосягаемым для наших перехватчиков, спокойно фотографировавший все интересовавшие американцев объекты. 1 мая 1960 года состоялся последний полет самолетов этого типа над нашей территорией, в ходе которого высотный разведчик был сбит зенитной ракетой С-75. Но в то время в той же компании «Локхид» велись работы над еще более совершенной машиной, которая должна была стать не только самой высотной, но и самой скоростной – настолько, чтобы быть неуязвимой для ракет ПВО.
Машина, получившая индекс А-12, была испытана над Северным Вьетнамом. Развивая скорость 3 Маха, разведчики ходили прямо над позициями комплексов С-75. По ним активно стреляли и даже, по сообщениям американских изданий, один А-12 таки привез на аэродром несколько поражающих элементов БЧ советской ракеты.
Тем не менее А-12 стал лишь ступенью к созданию машины с еще более впечатляющими характеристиками. Так появился SR-71, неофициально именовавшийся Blackbird – «Черный дрозд», достигавший скорости 3,2 Маха.

Надо сказать, у американцев появилась «горячая штучка» в прямом смысле слова – на высоте 24 тысячи метров при забортной температуре минус 60 отдельные участки обшивки нагревались до 450 градусов, а 260 по Цельсию считалось нормальной температурой обшивки. Оба члена экипажа были облачены в специальные кондиционируемые скафандры, которые в дальнейшем почти без изменений перекочевали в оснащение «Шаттлов». При полной массе 77 тонн вес топлива составлял две трети – около 46 тонн, и самолет с полной заправкой просто не в состоянии был взлететь. Алгоритм был следующий: SR-71 взлетал с небольшим запасом топлива, причем не абы какого, а специально разработанного для данного самолета и больше нигде не применявшегося. После взлета и набора высоты происходила дозаправка в воздухе, под специфическое топливо были специально переоборудованы три десятка заправщиков КС-135, без которых выполнение задач оказывалось невозможным, одной заправки хватало максимум на полтора часа полета. Поэтому вдоль всех трасс, по которым работали разведчики, были намечены районы, где дежурили самолеты-заправщики. На Балтике, у северных границ и вдоль побережья Камчатки американцы проложили маршруты, по которым летали SR-71, не нарушая границы, но демонстрируя, что им при нужде несложно будет это сделать. Американские и натовские летчики тренировки ради проводили перехваты скоростных разведчиков, но безуспешно, из чего был сделан вывод, что и русским это не по зубам.

Наши самые скоростные перехватчики МиГ-25 имели максимальную скорость три тысячи километров в час, но главное – они не были оснащены таким радиолокационным оборудованием, какое позволяло бы своевременно обнаружить быстролетящую цель и эффективно использовать ракеты. И потому на базе планера МиГ-25 в 1972 году начали создавать по сути совершенно новую машину, одной из задач для которой ставилась борьба с «Дроздами». МиГ-31 немного уступал «предку» в скорости и потолке, но цели обогнать американца не ставилось. Главным оружием нового всепогодного перехватчика стал мощнейший радар «Заслон» с фазированной антенной решеткой. При этом машина вышла достаточно экономичной и получила возможность дозаправки в воздухе, что позволяло вести многочасовое патрулирование. Но и с таким оснащением осуществить перехват противника было непросто. Выручало то, что SR-71 готовили к полету как космический корабль, это было долгой и сложной процедурой. И о взлете «цели», скажем, с Окинавы, наша радиоразведка информировала истребителей практически сразу. После чего не позже чем через 15 минут должен был взлететь МиГ. Наши летчики до поры локатор не включали – инфракрасная аппаратура засекала раскаленные выхлопы «Дрозда» более чем за сто километров. Бортовой вычислительный комплекс МиГа выводил наш самолет на дистанцию атаки, следовала засветка цели – оставалось лишь пустить ракеты. Но американцы прекрасно видели, что находятся в зоне действия локатора, потому самым разумным для них в таких ситуациях оказывалось изменить курс, чтобы показать – мы ничего, мы так просто… Что они и делали. Собственно, на этом история SR-71 и закончилась, достаточно было убедиться в его уязвимости. Постепенно все сверхдорогие машины вывели из эксплуатации, последние – в 1998 году. Но при этом МиГ-31, прошедшие уже несколько модернизаций, до сих пор в строю и оснащаются самым современным вооружением, в том числе гиперзвуковыми комплексами «Кинжал». И еще десяток лет точно будут служить верой и правдой.

От редакции
Жаль, что нынешняя РФ не может создать подобного самолета. И даже больше не в состоянии строить МиГ-31М. Самолет сей намного опередил свое время. Неманевренный, но высотный и скоростной, он предназначался для ведения боя ракетами очень большой дальности. Экипаж тяжелого истребителя состоит из двух человек: летчик сосредотачивается на пилотировании, а бой ведет оператор. МиГ-31М способен вести бой «умным роем» из четверки машин, при этом руководя действиями более легких истребителей.

Артур Несвияжский
Опубликовано в выпуске № 16 (829) за 28 апреля 2020 года

Почему в войну советские самолёты обшивали фанерой?

В старых советских фильмах часто появляется самолёт У-2, всегда обшитый фанерой. Именно поэтому появился стереотип, что военная авиация Красной Армии была морально устаревшей. Но не всё было так просто.
На самом деле учебное воздушное судно У-2 обладало смешанной конструкцией. Корпус в действительности был из дерева с полотняной обшивкой. Крылья же делали из стальных труб и обшивали деревом. Обода оперения и крыльев изготавливали из дюралюминия, а мотораму – из стальных труб. А передняя сторона фюзеляжа как раз была фанерной.
У-2 Это был не единственный фанерный самолёт. Все самолёты из серии Як имели сходную конструкцию. Фюзеляжный каркас состоял из стальных труб и обшивался фанерой и тканью. Крылья тоже были из дерева, с обшивкой из фанеры и дюралюминиевыми лонжеронами. В последних моделях дюралюминия было побольше, но в целом конструкция была почти такой же.
Перед началом ВОВ в КБ Яковлева два новых самолёта – Як-3 и Як-5. Первая модель была полностью металлической, а у второй был металлический фюзеляж и оперение хвоста, а крылья остались деревянными. Эти самолёты оказались дорогим удовольствием для СССР и в серию не пошли, причём название Як-3 потом перешло к другому самолёту. Это впоследствии привело к небольшой путанице в советской научной литературе, посвящённой авиации. Як-3
Не обошлось без фанеры и на самолётах из КБ Лавочкина. Первые самолёты, ЛаГГ-5 и ЛаГГ-7 были полностью деревянными (кроме вооружения и мотора). А вот поздняя модель Ла-5 уже хотя и имел металлический каркас, но обшивку всё же сохранил фанерную. Примерно такая же ситуация была и с Ла-7, разве что дюралевых деталей там было больше.
ЛаГГ-5 МиГи, появившиеся в начале войны, тоже обладали смешанной конструкцией. Фюзеляжный каркас сваривали из труб, обшивка спереди была дюралевой, а всё остальное – фанерным.
Что касается более старых советских истребителей, вроде «Чаек» или «Ишаков», то и они, как нетрудно догадаться, имели каркас из деревянных труб. Не все самолёты на вооружении СССР были деревянными.
Надо сказать, что и советские инженеры планировали начать строить цельнометаллические фронтовые или дальние бомбардировщики – всё-таки деревянные машины не внушали уверенности. Однако планы конструкторов изменила война. В 1941-м захватили Запорожье, а также заблокировали выход к Волхову. Из-за этого производство алюминиевых сплавов в Советском Союзе снизилось до критических отметок. Материала для построения самолётов стало просто не хватать. Чтобы экономить алюминий, приходилось вводить деревянные части в конструкцию. Так, у самолётов Ил-2 и Ил-4 часто делали деревянную хвостовую часть. Впрочем, иногда всё-таки делали смешанные хвосты из дерева и металла. Кстати, в Люфтваффе все воздушные судна были цельнометаллическими, но Третий Рейх всё равно проиграл войну, да и наши лётчики всё-таки чаще проявляли себя как бесстрашные асы.

Источник: https://militaryexp.com/

США ставят России хамские условия для продления важнейшего договор

Отказаться от новейших гиперзвуковых систем (например, ракетного комплекса «Кинжал») и привести Китай на поклон к США — это не единственное условие, которое Вашингтон решил поставить Москве. И все это — ради продления договора СНВ-3. На условия эти Москва может ответить лишь двумя словами — знаменитой нетленкой Сергея Лаврова.
Вот уже несколько лет между Россией и Соединенными Штатами идет вялый диалог о продлении договора о Стратегических наступательных вооружениях (СНВ-3), срок действия которого истекает в феврале 2021 года. Согласно этому договору Москва и Вашингтон сократили свои ядерные заряды до 1500 единиц, а носители — до 700 единиц каждый. Продлить договор означает и дальше соблюдать эти уровни, не продлить — Россия и США будут вправе наращивать свои ядерные вооружения как хотят.

Главной движущей силой диалога о продлении всегда была Москва. Именно из Кремля регулярно звучали призывы как-то ускориться с продлением. «Наша позиция известна, она предельно открытая: мы готовы продлить договор, как только соответствующую готовность проявят США», — говорил замминистра иностранных дел России Сергей Рябков. Упорство это объясняется просто: соглашение имело не только военное, но и политическое значение. «СНВ продолжает оставаться единственным документом по ограничению вооружений. Важный для всей планеты документ», — пояснял пресс-секретарь Владимира Путина Дмитрий Песков. Из других важнейших соглашений — договора о ПРО и договора о ракетах малой и средней дальности — США уже вышли.
Кроме того, соглашение имеет значение и с точки зрения развития российско-американских отношений. Некоторые российские политики — в частности, сенатор Алексей Пушков — говорят о продлении СНВ-3 чуть ли не как об экзамене для американского президента. Проверкой того, являются ли его слова о стремлении улучшить отношения с Москвой «риторикой или он действительно готов на предметные шаги по сотрудничеству и понимает необходимость особых отношений с Россией как с крупнейшей ядерной державой».
В Вашингтоне на российское понукание обычно отвечали фразами из серии «да-да, конечно». По словам Трампа, «мы будем продвигаться в этом вопросе, воспринимаем контроль над вооружениями очень серьезно». «Нам это нужно, им это нужно», — резюмировал американский президент.

Три «если»
Однако 7 мая в вопросе продления договора была, по всей видимости, поставлена точка. Новый представитель президента США по контролю за вооружениями Маршалл Биллингсли дал феерическое интервью изданию Washington Times. В нем он фактически выступил против какого-либо контроля за вооружениями.
Аргументы Москвы о необходимости поддерживать мир во всем мире господин Биллингсли искренне не воспринимает. «Мы хотим понять, почему русские так отчаянно хотят продлить договор — и хотим, чтобы нам объяснили, зачем нам это делать», — говорит американский чиновник. По его словам, Соединенным Штатам не нужен «контроль за вооружениями ради контроля за вооружениями». А значит, не нужно соглашение СНВ. Ведь оно не решает «проблемы, связанные с Китаем», а также проблемы, связанные с «дестабилизирующей деятельностью России в областях, которые это соглашение не регулирует и на которые никак не влияет».

В чем смысл увязывать СНВ-3 и, например, российско-американские противоречия в Сирии или на Украине, господин Биллингсли не пояснил — однако он разъяснил другое. Условия, при которых США готовы смилостивиться и продлить СНВ-3.
Во-первых, соглашение должно быть трехсторонним — с участием Китая. На сегодняшний день Пекин отказывается садиться за стол — китайские официальные лица утверждают, что коль у Поднебесной в разы меньше баллистических ракет и ядерных боезарядов, чем у США и РФ, то ей нет смысла в чем-то себя ограничивать. Американцы не смогли пробить эту логику — а значит, Россия, коль она хочет продления СНВ-3, должна помочь и убедить Китай присоединиться к соглашению. По крайней мере, так думают в Вашингтоне.
Во-вторых, соглашение должно включать в себя и судьбу новейших российских систем стратегического сдерживания. Да, по словам Биллингсли, ракеты «Сармат» и «Авангард» прямо подпадают под действие соглашения СНВ-3 (и Россия это подтверждала), однако ракеты «Буревестник», подводный аппарат «Посейдон» и гиперзвуковой ракетный комплекс «Кинжал» никак соглашением не регулируются. Поэтому «мы не собираемся даже идти на какие-то уступки для включения или исключения этих типов вооружений — русские просто обязаны свернуть эти программы и отказаться от них», заявляет Биллингсли. Остается добавить, что Россия «должна отказаться» от тех систем оружия, которых в США либо нет вовсе, либо они только начинают разрабатываться. Иначе говоря, от самого нового и самого эффективного против США.
Наконец, третье условие в том, чтобы прописать в договоре максимально жесткие параметры верификации. По словам Биллингсли, США не доверяют ни Китаю — «особенно учитывая, как они вели себя в условиях коронавируса», ни России, поскольку «Москва нарушала практически каждое соглашение, которые мы с ними заключали».

Не подаем
Третье условие звучит особенно забавно. Да, договор должен включать меры верификации — но для контроля именно за американцами. Потому что это США регулярно нарушают взятые на себя обязательства в ядерной сфере (из последних обманов можно вспомнить, например, ядерную сделку с Ираном). Однако при всех странностях это условие является единственным хотя бы обсуждаемым. После прочтения же первых двух — о Китае и наших новейших вооружениях — у Сергея Лаврова должно возникнуть лишь одно желание: повторить свою легендарную фразу «д.., …» и выйти из дальнейших переговоров.
Мы, конечно, понимаем, что Китай — стратегический соперник Соединенных Штатов. Конкурент в борьбе за мировое лидерство, за мировые рынки а теперь — и за авторство правил в глобальной политике. Пользуясь ошибками Трампа на международной арене, Китай резко усиливает позиции. И мы также понимаем, почему США используют для сдерживания КНР все более и более сомнительные методы — в том числе и прямые обвинения китайского руководства в распространении эпидемии коронавируса.
Но вот чего мы не понимаем, так это то, почему мы должны помогать американцам сдерживать Китай? Почему должны включать в проект нашей ООНовской резолюции по коронавирусу пункт о его китайском происхождении, а теперь еще и тянуть Пекин за стол переговоров по СНВ? Потому, что Америка — наш союзник, сделала нам много хорошего и теперь долг платежом красен?
Или может потому, что Китай — это не только американская, но и российская проблема? Господин Биллингсли уверяет в последнем. По его словам, Россия должна быть обеспокоена ростом ракетно-ядерного арсенала КНР — в том числе и ракет малого радиуса действия.
Однако мы не обеспокоены. Более того, наша необеспокоенность как раз прямо пропорциональна степени конфликтности американо-китайских отношений. Чем более сложными они будут, тем более активно Китай будет противостоять американцам на своих юго-восточных рубежах, тем больше он будет ценить спокойствие на северо-западных границах, которое обеспечивается за счет хороших отношений с Москвой. Поэтому когда американцы требуют в ущерб российским интересам помочь им принудить Китай — это уже не странность, а хамство.

Размер не всегда имеет значение
Как, собственно, хамством является и требование уничтожить наши новейшие вооружения — «Кинжал», «Буревестник», «Посейдон». Эти вооружения как раз и были созданы в ответ на наплевательское отношение Соединенных Штатов к стратегической стабильности, выход Вашингтона из всех договоров и сейчас, в эпоху Трампа, упор на одностороннюю силу и угрозу силы в международных отношениях (даже в ущерб коллективной дипломатии в рамках союзных блоков).
Когда господин Биллингсли говорит о том, что у России нет денег на развитие вооружений и нам придется пойти на американские условия — он прав лишь в первой части.
У России нет денег на гонку вооружений, неизбежную в случае денонсации или истечения срока действия всех соглашений по контролю за теми самыми вооружениями. Однако мы давно поняли, что в стратегической стабильности, как и в жизни, размер не всегда имеет значение — вопрос в умении и возможностях. Главное — это наличие возможности нанести противнику неприемлемый ущерб, а для этого не обязательно создавать тысячи и десятки тысяч носителей. Достаточно лишь минимальное количество тех же «Посейдонов» — и возникает стратегический паритет, способный поддерживать мирные отношения. Так почему Россия должна лишать себя этого дешевого и выигрышного средства сдерживания ради продления СНВ-3?
Возможно, американцы и не хотят, чтобы мы лишались. Точнее хотят, но изначально понимают всю неадекватность своих требований — и выставляют их как раз для того, чтобы мы отказались? Так, в МИД считают, что США такими неприемлемыми условиями просто пытаются переложить вину на Россию за непродление СНВ-3. Трампу не нужен этот договор, он жаждет втянуть Китай в гонку вооружений — на земле, под водой, в воздухе и даже в космосе.
Что же, ради Бога. Москва в этой ситуации вряд ли будет подписывать бессмысленные бумажки — а просто станет мудрым медведем. Взберется на гору, возьмет меда, положит рядом «Кинжалы» с «Посейдонами» — и посмотрит за тем, как китайский дракон будет ощипывать американского орла.

https://news.rambler.ru/army/

Sohu объяснило, как российский «Слон» потеснит украинский Ан-124

Россия нуждается в создании больших транспортных самолетов, которые смогут совершать долгие рейсы на большие расстояния и перевозить много грузов. Китайские эксперты продолжают с интересом следить над созданием уникального российского транспортника «Слон», модель которого проходит серию испытаний. Эксклюзивный перевод статьи, опубликованной изданием Sohu, представляет своим читателям «ПолитРоссия».
Новые транспортники России
Китайские аналитики напоминают, что российский «Слон», как ожидается, придет на смену самолету Ан-124 «Руслан». По своим габаритам, а также функционалу новый транспортник значительно превзойдет своего предшественника. По оценкам специалистов, «Слон» способен совершить рейс без дозаправки протяженностью около 7000 километров, при этом средняя скорость полета составит 850 километров в час. Аналогов у будущего российского транспортника пока нет во всем мире. Еще один «сменщик» «Руслана» – будущий самолет Ил-106 «Ермак», который в настоящее время находится в разработке.
«Самолеты Ан–124, которые использует Россия, находятся на лидирующих позициях в мире, – отмечают эксперты Sohu. – Однако они эксплуатируются довольно давно и нуждаются в достойной смене».
Кроме того, стоит отметить, что легендарный советский транспортник был разработан в конструкторском бюро «Антонов», расположенном в Киеве. Однако сейчас, после разрыва промышленных связей между Россией и Украиной, Военно-транспортная авиация РФ оказалась в непростом положении, поскольку права на интеллектуальную собственность на Ан-124 «Руслан» остались у Киева.
Также, добавляет китайское СМИ, на Украине по-прежнему используют единственный оставшийся с советских времен транспортник Ан-225 «Мрия». Китайские аналитики отмечают, что он куда менее эффективен, чем «Русланы». Однако в будущем Москва планирует полностью избавиться от устаревших транспортников Ан-124. И не только из-за разногласий с Украиной.
Грузоподъемность «Слона», над которым сейчас ведется работа, будет значительно выше, чем у «Руслана». Ожидается, что новый транспортник сможет доставлять 180 тонн груза, в то время как Ан-124 способен поднять в воздух только 120 тонн.
Зачем России «Слон»?
Для России, которая занимает обширное географическое пространство, транспортные самолеты особенно важны, подчеркивает китайское издание Sohu.
«Грузовые перевозки на поездах не так эффективны, как использование транспортных самолетов, – отмечают эксперты Sohu. – И это только если речь идет о мирном времени. В случае войны роль транспортников возрастает в разы».
Транспортные самолеты такой большой стране, как Россия необходимы в случае ведения боевых действий, когда нужно будет обеспечивать «логистику войны».
Но и для мирных целей, считают китайские аналитики, развитие транспортной авиации очень важно. Поскольку во многие города невозможно и нецелесообразно прокладывать железную дорогу, авиация смогла бы решить все первоочередные задачи, связанные с доставкой грузов.
«Транспортные самолеты, способные переносить 100-200 тонн, за несколько вылетов могут удовлетворить потребности десятков тысяч жителей города», – отмечает Sohu.
Таким образом, резюмируют китайские аналитики, Россия разрабатывает новые крупногабаритные транспортные самолеты не только для того, чтобы сменить более «продвинутыми» моделями стареющие Ан-124. В первую очередь такие гиганты, как «Слон» – это самолеты будущего с новыми стратегическими задачами.
Ранее «ПолитРоссия» рассказывала об испытаниях в аэродинамической трубе, которые проходил будущий транспортник «Слон».

Автор: Анна Ильинская
https://politros.com/