Крупнейшая аэрокосмическая выставка Aero India 2019

В среду, 20 февраля, в индийском Бангалоре стартовала крупнейшая аэрокосмическая выставка Aero India 2019, традиционно привлекающая большое внимание ведущих мировых игроков в этой сфере. «Известия» проанализировали перспективы сотрудничества России и Индии в военно-промышленной, особенно авиационной сфере.
Сделай в Индии
Aero India 2019 — уже 12-я по счету аэрокосмическая выставка в Бангалоре. Она традиционно в равной мере уделяет внимание военной и гражданской авиационной тематике. В деловой программе планирует принять участие премьер-министр Индии Нарендра Моди, министр обороны и ряд других членов правительства, что серьезно повышает статус форума. Представительней некуда. И это совершенно закономерно: от принятых на выставке решений и заключенных контрактов зависит характер развития индийской оборонки. Это очень весомый «кусок пирога» международного оружейного рынка — в 2000–2014 годах Индия являлась крупнейшим импортером вооружений в мире. А Россия поставляла в последние годы оружия на $2–4 млрд ежегодно (от 1/5 до 1/3 от общей суммы всех экспортных контрактов на продукцию военного назначения).
Правительство Моди несколько лет назад заявило о новом промышленном курсе страны с красноречивым названием Make in India («Сделай в Индии»). Индия всё менее охотно покупает чужую технику и оружие и всё больше настроена на локализацию нужной ей продукции. В перспективе это даст не только новые рабочие места стране, но и развитие высокотехнологичной промышленности, привлечет инвестиции со всего мира и даст независимость от иностранных поставщиков.
— Приходите и производите в Индии. Продавайте в любую страну мира, но производите здесь, — сказал Нарендра Моди, представляя программу в своей первой речи в День независимости, 15 августа 2014 года. Тем более что российско-индийская двусторонняя программа военно-технического сотрудничества на 2011–2020 годы скоро подходит к своему финалу и нужно очертить контуры взаимодействия на 2020-е годы.
И желание продолжать есть и с индийской стороны — в конце прошлого года на встрече с начальником Генштаба МО РФ Валерием Герасимовым начальник штаба сухопутных войск Индии Бипин Рават заявил, что Индия надеется получить поддержку от России в модернизации и покупке новых вооружений.
— Россия всегда стояла рядом с Индией в трудные времена, поэтому нет причин, чтобы не поднять наши отношения на следующий, более высокий уровень, — сказал тогда представитель оборонного ведомства страны.
Также Индия настроена на частичную приватизацию собственной военной промышленности, привлечение частного капитала и вовлечение в оборонный сектор частных предприятий. У правительства страны есть ряд претензий к эффективности госкорпораций вроде HAL (Hindustan Aeronautics), которая занимается национальными авиационными проектами и производством авиатехники.
Хинди-Руси, пхай-пхай
Сотрудничество СССР и Индии в оборонной сфере началось еще в 1950-х, практически сразу после обретения независимости. Строительство национальных вооруженных сил нуждалось в современном оружии из источников, независимых от бывших колонизаторов. Индия купила в Союзе самолеты Ил-14 и вертолеты Ми-4. Первым по-настоящему крупным контрактом стало приобретение реактивных истребителей МиГ-21 в 1961 году с последующей локализацией производства.
Далее ВТС развивалось по нарастающей: самолеты Су-7, МиГ-23, 25, 27, 29 (впоследствии еще и в палубной версии), Ту-142, Ил-38 и последующая их модернизация в 2010-х до уровня Ил-38SD «Морской змей», военно-транспортные Ил-76 и самолеты-заправщики на их базе Ил-78, самолеты ДРЛО А-50, боевые машины пехоты, вертолеты Ми-8/Ми-17 и Ка-31, танки Т-55 и Т-72, Т-90, РСЗО «Град» и «Смерч», дизель-электрические подлодки, корабли, вертолеты, авианесущий крейсер и многое другое.
По разным оценкам, от двух третей до трех четвертей оружия индийских вооруженных сил — советско-российского производства, учитывая локализованное.
Причем в постсоветское время политические взаимоотношения только улучшились. В 1990-е годы Россия воспринимала Индию как один из основных центров и союзников в осуществлении концепции многополярного мира. В XXI веке увеличилась интенсивность взаимодействия во многих международных организациях и интеграционных структурах.
С конца XX века в военно-техническом плане, еще до провозглашения программы Make in India, большее внимание стало уделяться локализации российской военной продукции. Например, танки Т-72М1 «Аджайя» сначала собирались из полных машинокомплектов, поставленных еще Советским Союзом. В дальнейшем количество местных комплектующих было доведено до 75%. C 1987 по 1994 год их выпуск составил порядка 2 тыс. единиц.
ото: В производстве их сменили Т-90С «Бхишма», пройдя тот же путь от «отверточной сборки» до более глубокой локализации. Эти боевые машины становятся основной ударной силой бронетанковых соединений вооруженных сил страны. Всего было поставлено 600 танков, из них 400 в виде комплектов для сборки. Количество произведенных «локализованных» Т-90 Индия надеется довести до 1 тыс. к 2020 году. Новейший танк «Армата» Т-14 вполне может повторить судьбу своих предшественников. О заинтересованности в танке нового поколения писали индийские СМИ.
В то же время доморощенный индийский ОБТ «Арджун» так и не был доведен по параметрам надежности до нужного уровня. Индия ограничилась выпуском небольшой серии этих танков, после чего отказалась от дальнейшего производства в пользу Т-90.
Та же ситуация сложилась с многофункциональными самолетами Су-30МКИ (экспортная версия Су-30 для Индии). Дели не устраивала роль покупателя конечного продукта. Еще при подписании контракта в 1996-м предполагалась не только разработка специальной модификации, но и передача документации, создание производственных мощностей и обучение местных специалистов. В итоге удалось победить сильных западных конкурентов на индийском рынке и заключить договоры в общей сложности на 272 машины. В конце января сообщалось, что Индия намерена заключить новый контракт на поставку этих самолетов. Вероятно, обсуждение его параметров станет предметом переговоров двух сторон на Aero India. Залогом успеха стала именно готовность российского ОПК к локализации и передаче ряда ключевых технологий.
Делай российское в Индии
Лишь подобная политика может гарантировать России большую часть индийского оружейного пирога. Западные поставщики, как правило, не готовы вести разговор больше чем о сборке, ссылаясь на слабость индийской промышленности и отсутствие квалифицированной рабочей силы.
Политические отношения двух государств находятся в наивысшей точке благоприятствования. В декабре прошлого года Индию посетили министр обороны Сергей Шойгу, секретарь Совета безопасности РФ Николай Патрушев и спикер Госдумы Вячеслав Володин. Было подписано соглашение о преобразовании индийско-российской межправительственной комиссии по ВТС (IRIGC-MTC) в индийско-российскую межправительственную комиссию (M&MTC) с целью усиления взаимодействия.
Конечно, военно-техническое сотрудничество двух стран не обходится без шероховатостей и замороженных проектов, среди которых можно упомянуть отказ государственной авиакорпорации Индии от совместной разработки истребителя пятого поколения по программе FGFA на основе задела по Т-50/Су-57, пересмотр итогов некоторых других авиационных тендеров. Не раз в индийскую прессу вбрасывалась критика палубных самолетов МиГ-29К. Тем не менее за неделю до начала выставки в Бангалоре индийская газета The Economic Times сообщила о возможности срочной закупки 21 МиГ-29 на сумму около $850 млн. Хотя еще осенью прошлого года сообщалось о возможном отказе от «МиГов». Такова пресловутая особая специфика, что даже громкое «нет» может служить приглашением к обсуждению условий сделки на более выгодных для Нью-Дели условиях.
Что еще Москва может предложить Нью-Дели в новых условиях? Практика последних 30 лет показывает, что наиболее успешны контракты с выходом на локализацию производства оружия и боевой техники.
Индия рассчитывает на помощь в сервисном обслуживании техники и совместную разработку военных технологий. Как это происходит на совместном проекте по разработке ракеты «БраМос», в которой широко использованы наработки по ПКР «Оникс». Корабельная версия этой крылатой ракеты поставлена на вооружение в 2005-м, авиационная прошла испытания в 2017-м — на самолетах Су-30МКИ индийских ВВС.
Потребность в партнерстве у Индии крайне высока. Ведь «сольные проекты» не всегда удаются в силу недостаточно развитой промышленной базы и конструкторских школ.
Так, разработка легкого истребителя Tejas, который должен был заменить устаревшие МиГ-21 и МиГ-23, ведет свое начало с 1983 года. Первый полет состоялся почти через 20 лет. На данный момент заказчику сдано 12 машин первой партии. И в подобных разработках Индии мог бы пригодиться российский конструкторский потенциал по созданию авиатехники. Пример Су-30МКИ это показывает наглядно.

Также ведутся переговоры о производстве в Индии автоматов АК-203 на оружейном предприятии в городе Корва. Финальных договоренностей на выпуск 750 тыс. автоматов можно ожидать уже в конце февраля.
Крупной победой российской оборонки можно считать договор на поставку и лицензионное производство легких транспортных вертолетов Ка-226T — причем контракт 2015 года на 140 машин по запросу Индии увеличится до 200. Также индийскую прописку приобретут многоцелевые Ми-17.
Индия стала третьим после Китая и Турции покупателем ЗРС С-400. Поставки пяти полковых комплектов стоимостью $5,5 млрд начнутся с 2020 года.
Российские крылья для Индостана
«Крючком» для индийской оборонки может стать и создание центров обслуживания и ремонта индийской авиатехники. Если сейчас Ил-38SD «Морской змей» проходят ремонт в России, то создание центра постпродажного обслуживания могло бы облегчить сервис и проторить дорогу к новым закупкам у предприятий ОАК.
О готовности к локализации МиГ-35 и передачи всех необходимых технологий заявил в интервью «Интерфаксу» в преддверии Бангалора вице-президент ОАК по военно-техническому сотрудничеству Илья Тарасенко. По его словам, самолет подвергся сильным изменениям в ходе тендера MMRC на поставку ВВС Индии 110 истребителей.
Российское авиастроение может предложить локализацию учебно-боевого истребителя Як-130, который мог бы заменить британские «Хоки» и индийские HAL «Киран», но тут нужно выдержать конкуренцию с «Хоками» последних модификаций и перспективным индийским учебным самолетом HJT-36 Sitara, который оснащен российскими же двигателями АЛ-55И.
Из перспективных проектов Нью-Дели могли бы заинтересовать региональные пассажирские самолеты Ил-114-300, производство которых в ближайшие годы должно начаться на заводе РСК «МиГ» в Луховицах. Достаточно простая в обслуживании и потенциале экономичная машина может пригодиться Индии как транспорт для местных перевозок. Да и «работать» она может даже с необорудованных грунтовых аэродромов в самых непростых климатических условиях. Ил-114 может стать основой для создания специальных военных машин на его базе. Тем более что в «Ильюшине» ведется проработка проектов патрульного противолодочного самолета и самолета РЭБ на основе Ил-114. К преимуществам этого самолета можно отнести возможность долгого патрулирования и небольшую стоимость эксплуатации. Сейчас все подобные самолеты ВВС Индии, за исключением А-50, базируются на легких «бизнес-джетах» «Эмбраер» (Бразилия), «Бомбардье» (Канада) и «Гольфстрим» (США).
Также индийское минобороны заинтересовано в развитии своей военно-транспортной авиации. Текущего количества самолетов недостаточно для усиления мобильности армии, хотя Индия и является одним из крупнейших пользователей Ил-76. Именно Ил-76 обеспечили успех операции «Кактус» по пресечению попытки военного переворота на Мальдивах в 1988-м. Эта операция показала ВС Индии значение возможностей переброски войск на большие расстояния.
С годами число вызовов безопасности страны не снижается, а только увеличивается. И потребность в срочной переброске войск в разные регионы одной из крупнейших стран Азии только растет — внутренние конфликты, напряженность с Пакистаном, зона интересов в акватории Индийского океана, пограничные конфликты с Китаем. Так, в декабре 2018 года в пограничном с китайским Тибетом регионе Лагакх были проведены учения военно-транспортной авиации, в которых приняли участие C-17 «Глоубмастер», Ил-76 и Ан-32. Неофициальная цель учений — показать умение проецировать силу и перебрасывать подкрепления.
— Оперативная воздушная мобильность является ключевым компонентом современной войны. Это приобретает большее значение в коротких и интенсивных войнах, — отметил маршал авиации Диллон.
Для проецирования силы нужен солидный парк от тяжелых и сверхтяжелых транспортников до легких. В этом плане Россия может предложить Индии модернизированные Ил-76МД-90А (у которых есть шансы с учетом заоблачной цены С-17 «Глоубмастер») топливозаправщики на их базе и перспективные легкие грузовые «пятитонки» Ил-112В. Для ВВС Индии это возможность упорядочить разношерстный парк транспортной авиации.
Возможно сотрудничество и в совместном создании и производстве БПЛА и роботизированных систем. Однако в этом сегменте крайне сложно будет выдержать конкуренцию с Израилем, который имеет давний опыт сотрудничества с Индией по беспилотникам и серьезный опыт в разработках. Но плюсом России снова может выступить готовность к совместной разработке и обмену технологиями. Стороны могут взаимовыгодно обмениваться технологиями в сфере программного обеспечения, искусственного интеллекта, «интернета вещей», робототехники, 3D-печати и другими технологическими новшествами, без которых немыслимо и современное военное строительство.
Индия — крайне активно развивающийся игрок на космическом рынке. Число запусков индийских ракет-носителей растет, растет в размерах и национальная спутниковая группировка. И совместная работа в космических программах будет нарастать. Об этом говорил и президент России Владимир Путин на встрече с Нарендрой Моди в октябре прошлого года, заявив, что «Роскосмос» намерен стать участником индийской программы по запуску пилотируемого корабля. Также в 2022 году Россия планирует отправить на МКС индийского космонавта.
Контуры российско-индийского будущего

Несмотря на сильные позиции на индийском рынке у России, конкуренция с западными конкурентами также очень высока. Хорошие политические отношения не гарантируют выигрыш во всех тендерах. К тому же многие западные корпорации ведут активную игру во внутриполитическом индийском пространстве, инспирируют пиар-кампании и проводят агрессивную маркетинговую политику.
В этих условиях отечественный ОПК должен внимательно следить за промышленной политикой Индии и искать новые подходы к военно-техническому сотрудничеству. Преимуществами нашей оборонки тут выступают давняя история взаимоотношений, насыщенность армии Индии российской техникой, готовность к трансферу технологий и возможность локализации в рамках программы Make in India. России нужно активней предлагать свои компетенции, создавать совместные предприятия, привлекать капиталы на основе частно-государственного партнерства.
От успеха этих подходов зависит не только судьба ВТС с Индией, но и роль и место России на мировом рынке вооружений в целом.

https://rambler.ru/

Оставить комментарий