МиГ-35. А в Индию-то зачем?

Недавно в рубрике «Новости» на «ВО» появилось короткое сообщение, смысл которого великолепно отражало его же название: «Россия готова передать Индии технологии производства истребителей МиГ-35». Если чуть более развернуто: И. Тарасенко, занимающий пост вице-президента ОАК по военно-техническому сотрудничеству, заявил, что в случае, если РФ выиграет тендер на 110 самолетов, объявленный Индией, то российская сторона готова будет передать технологии и документацию для производства истребителя МиГ-35 на индийской территории.

Новость эта была воспринята уважаемыми читателями ВО весьма неоднозначно: стоит ли ради круглой суммы денег (а стоимость контракта с победителем вполне может достигнуть 17-18 млрд. долл.) передавать индусам технологии производства новейшего истребителя поколения 4++? Вопрос, конечно, интересный, и в предлагаемой статье мы попытаемся ответить на него.

Но для начала давайте вспомним историю индийского тендера на 100 с лишним легких истребителей: разумеется, очень коротко, потому что от детального ее описания заскучают, пожалуй, даже отъявленные ценители мексиканских телесериалов.

Итак, давным-давно, когда дискеты были большими, а мониторы – маленькими, а молодой и полный сил Владимир Владимирович Путин только разбирался еще с многочисленными обязанностями Президента Российской Федерации… В общем, в 2000 году в Индии родилась идея безо всякого тендера купить 126 французских истребителей «Мираж 2000».
Почему именно «Миражи»? Дело в том, что на тот момент это были самые современные и к тому же многофункциональные истребители индийских ВВС, которые годом ранее отлично зарекомендовали себя в ходе конфликта с Пакистаном (Каргил). Су-30МКИ тогда у индийцев еще не было, первые машины этого типа поступили к ним только в 2002 г., зато в большом количестве имелись устаревшие, в общем, «Ягуары», МиГ-21 и МиГ-27, которые требовали замены. В общем, приобретение большой партии «Миражей 2000» позволяло обновить парк ВВС превосходными на тот момент машинами, и выглядело вполне разумно.

Но законодательство Индии не допускало закупки без тендера, и в 2002 г. индусы все-таки поставили дело обновления своих ВВС на конкурсную основу. Впрочем, на тот момент это вроде бы не грозило ничем кошмарным, потому что условия тендера были прописаны строго под «Мираж 2000». Увы, далее началась политика: сперва вмешались американцы, с которыми на тот момент Индия пыталась как-то подружиться. США попытались продвинуть F/A-18EF «Супер Хорнет», так что условия тендера были переписаны так, чтобы в нем могли принять участие также и двухдвигательные самолеты. И, конечно же, сразу от желающих не стало отбоя, потому что свои машины предложили тут же «Тайфуны» и МиГ-29, а затем подключились и «Грипены» с F-16.

В принципе, все это было не так уж плохо, и никак не могло помешать своевременному обновлению парка ВВС «Страны слонов, коров и храмов», но тут пытливый индийский ум родил еще одно интересное условие: теперь, согласно условиям тендера, победитель должен был поставить только 18 самолетов, а остальные 108 должны быть по лицензии произведены в Индии. Затем в дело вступила индийская бюрократия, которая, как известно, вполне может победить в мировой номинации «самая неторопливая бюрократия в мире». Запрос на предоставление коммерческих предложений был разослан только в 2007 г., а юмор ситуации заключался в том, что именно в этом году самолет, с которого, собственно, началась эта история, тихо почил в бозе. Как раз в 2007 г. французы прекратили производство «Мираж 2000» и даже демонтировали его производственную линию, так что приобрести его стало решительно невозможно.

Однако же индусы совершенно не расстраивались. Дело в том, что, как известно, Индия всячески стремится к развитию собственной научной и промышленной базы, и лицензионное производство – один из очень хороших способов достичь прогресса в обоих направлениях. В ноябре 2004 г. ВВС Индии получили 2 первых Су-30МКИ, собранные на индийском предприятии HAL, причем проект лицензионного производства реализовывался поэтапно, доля производящихся в Индии комплектующих постепенно росла. То есть индусы на своем личном опыте видели, что с русскими это возможно, а если так, то с чего бы им делать послабления каким-то другим нациям? Они и не делали, но такое, в общем, необычное требование, конечно, затягивало конкурс сверх всякой меры. Так, индусы долгое время «присматривались» к американскому «Супер Хорнету» — в принципе, их интерес вполне понятен, потому что машина хорошая, но американцы совершенно не готовы были налаживать лицензионное производство своих «суперов» в Индии.
Что же до отечественных машин, то, к сожалению, России нечего было предложить индусам. Дело в том, что из всех отечественных самолетов, условиям индийского тендера, (по крайней мере – теоретически) соответствовал только МиГ-35. Однако на тот момент он существовал только в виде «концептуально-экспериментального прототипа опытной модели», а индусам вовсе не хотелось ждать, пока мы сможем довести его до ума. В общем, налицо была классическая особенность любой бюрократии мира – она сама с принятием решения может тянуть до бесконечности, но от исполнителей ожидает моментального исполнения всех своих требований. Впрочем, трудно было упрекнуть индусов в том, что они хотят получить самолет, который уже находится «на крыле» и избавлен от всех детских болезней.

В итоге в финал конкурса тендера MMRCA попали французский «Рафаль» и европейский «Тайфун», и в 2012 г., наконец-то определился победитель: им стал «Рафаль». Казалось, вот теперь-то все будет хорошо, но…

В сущности, океанский лайнер под названием «Индийский «Рафаль» разбился вдребезги и пошел ко дну в результате столкновения с двумя скалами. Первая скала – это индийская культура производства. Когда утонченные французские инженеры осмотрели условия, в которых планировалось создавать их замечательные (кроме шуток!) истребители, то они (инженеры, а не истребители) пришли в изумленное состояние и ответственно заявили, что в подобных условиях гарантировать французское качество решительно невозможно. Индийцы же вовсе не собирались брать подобные риски на себя – они-то как раз и хотели, чтобы иностранные специалисты помогли им выйти на соответствующий уровень. Французы же браться за такую сверхзадачу решительно не хотели, и настойчиво предлагали либо купить у них готовые изделия, либо же пусть Индия строит «Рафали» лицензионно, но исключительно на свой страх и риск. Естественно, индусов такой подход не устроил.
Вторая «скала» — это стоимость контракта. Безусловно, «Рафаль» — превосходный самолет и грозный воздушный боец, но… в общем, традиционное французское качество стоило баснословно дорого. В начале 2000-х индусы опасались, что стоимость контракта может дорасти до 4,5 млрд. долл., к моменту заключения договора на «Рафали» в 2012 г. она составляла 10,5 млрд. долл., но это совершенно не устраивало французскую сторону, которая после консультаций и уточнения индийских требований выкатили баснословные 20 млрд. долл. Это сразу же сделало тендер MMRCA «матерью всех тендеров»: правда, есть стойкое ощущение, что индийцы при этом про себя поминали другую маму.

А темпы роста индийской экономики в это время, как назло, стали замедляться, да еще и вмешался внутриполитический фактор. В Индии в начале 2013 г началась кампания по переизбранию парламента, а там крупные «забугорные» контракты обычно используются для того, чтобы обвинить заключившую их строну в продажности и коррупции. Сделать это было бы тем более легко, что лицензионные Су-30МКИ обходились индийцам много дешевле – так, уже позднее, в 2016 г., компания HAL предлагала построить 40 «сушек» дополнительно и просила за это 2,5 млрд. долл.- то есть за 20 млрд., вместо 126 «Рафалей» можно было получить по меньшей мере 200 Су-30МКИ, которые демонстрировали великолепные результаты и очень нравились индийским ВВС.

В результате дела индийского тендера опять оказались в руках известных институтов «НИИ Шатко НИИ Валко» до самого конца 2015 г, когда закончились выборы в индийский парламент, причем за это время к какому-то консенсусу, устраивающими обе стороны, индийцам с французами прийти не удалось. Но и затем прошло еще сколько-то времени, прежде чем сторонам пришлось признать очевидный крах контракта. Тогда индийцам и французам не оставалось ничего другого, как вежливо разойтись – индийцы заключили контракт на поставку 36 «Рафалей» французского производства, что позволило сохранить лицо всем участвующим сторонам, а индийским ВВС – сравнительно быстро получить две эскадрильи первоклассных боевых самолетов.

Но что делать дальше? В составе индийских военно-воздушных сил, наряду с 250 вполне современными Су-30МКИ, 60 пожилыми, но бодрыми МиГ-29 и полусотней весьма неплохих «Миражей 2000», все еще находятся 370 таких раритетов как МиГ-21 и 27, а также «Ягуар». Есть еще сотня исконно индийских «Теджасов», но, говоря откровенно, это не усиление индийских ВВС, а поддержка индийского производителя. Кроме того, к 2020 году закончится программа лицензионного производства Су-30МКИ у компании HAL, а на производство «Рафалей» сел слон (или как там у индийцев звучит эвфемизм «накрылся медным тазом»?). И что же теперь, устраивать конверсию, перейдя на выпуск сковородок?

В общем, очевидно, что Индии очень, ну просто очень нужен партнер, который возьмется налаживать лицензионное авиапроизводство на индийских мощностях, взамен завершившейся программы Су-30МКИ. А где его взять? С США и Европой Индия на эту тему флиртовала аж с 2007 г, не добившись при этом никакого результата.

И тут на сцену вновь выходит Россия. Снова представляется МиГ-35, но теперь это уже не «экспериментальный прототип», а вполне себе реальная машина, которую (какие мы молодцы!) уже закупают наши родные ВКС.
Почему это выгодно для Индии?

Потому что им нужен легкий истребитель. Правда, положа руку на сердце, МиГ-35 никакой не легкий, скорее, это некая промежуточная модель между легким и тяжелым многофункциональными истребителями. Но дело в том, что под словом «легкий» обычно понимается не нормальный или там максимальный взлетный вес машины, а ее стоимость. И вот тут-то МиГ-35 действительно «легкий» истребитель, потому что его продажная цена совершенно не поражает воображения. Тем более, что этот самолет открытой архитектуры, и позволяет «воткнуть» в него самое разное оборудование, в результате чего возможно строительство как весьма бюджетных модификаций, так и более дорогих, но и технически продвинутых боевых самолетов.

А какой «легкий» истребитель нужен Индии? Не будем забывать, что индийцы пока вовсе не пытаются противопоставлять себя США и НАТО: их основными противниками выступают Пакистан и Китай.

Чем располагают ВВС Пакистана? Некоторым количеством «Миражей» и F-16, сейчас анонсируется массовое строительство Ченду FC-1 «Сяолун», плод совместных усилий китайских и пакистанских авиаинженеров. Страшшшный самолет, чей нормальный взлетный вес составляет аж 9 тонн… Будем откровенным – эта поделка не дотягивает даже до 4-го поколения, и, очевидно, не может составить никакой конкуренции МиГ-35 даже самой бюджетной модификации.
Что же до Китая, то его ВВС, конечно, значительно интереснее уже хотя бы тем, что этот наш неугомонный сосед имеет почти 400 тяжелых истребителей, по большей части, конечно, «не совсем лицензионных» копий Су-27. Но все же, во-первых, по-настоящему современных самолетов у них не так уж и много – 14 Су-35 и около сотни Су-30 различных модификаций. А во-вторых, все-таки это головная боль индийских воинов, пилотирующих Су-30МКИ, в то время как более легкие индийские истребители должны задумываться о противостоянии совершенно иному противнику – 323 машинам Ченду J-10 А/В/S.
Это значительно более грозный самолет, чем пакистанский «Сяолун». В создании J-10 участвовали российские консультанты из ЦАГИ и МиГ, на них используются двигатели компании НПО «Сатурн» российского и китайского производства. Кроме того, китайцы воспользовались наработками Израиля, выкупив материалы по истребителю «Лави».

J-10 представляет собой многофункциональный истребитель, максимальной взлетной массой 19 277 кг, способный развивать скорость 2М. В качестве двигателя используется отечественный АЛ-31ФН или его китайский аналог. Конечно, самолет отличается не слишком высокой тяговооруженностью: при нормальной взлетной массе в 18 т двигатель на форсаже развивает 12 700 кгс, в то время как МиГ-35 с его 18,5 т – 18 000 кгс, но все же по отдельным характеристикам J-10 сопоставим с МиГ-29М. А кое в чем, возможно, даже и превосходит его – так, например, на J-10 в модификации В устанавливается бортовая РЛС с АФАР. Количество самолетов также внушает уважение, тем более что нет никаких данных о том, что Поднебесная прекратила выпуск J-10 для собственных ВВС.

В общем, китайцы при некоторой помощи иностранных специалистов смогли создать весьма неплохой самолет. Тем не менее, и вне всяких сомнений, МиГ-35 вполне способен пересчитать лонжероны этому китайскому Ченду, так что оснащение ими ВВС Индии выглядит адекватным ответом на китайские авиапрограммы.

Соответственно, можно констатировать, что по совокупности боевых качеств, а также с учетом стоимости и реалистичности лицензионного производства, МиГ-35 полностью соответствует пожеланиям индийцев и оставляет далеко позади своих американских и европейских конкурентов. Повторюсь еще раз – речь идет не о том, что МиГ-35 «всемогущий и не имеющий аналогов в мире» самолет, а именно о соотношении «цена/качество» с поправкой на готовность российской стороны налаживать его производство в Индии.

Почему это выгодно для нас?

Дело в том, что, конкуренция – превосходный двигатель прогресса. При Иосифе Виссарионовиче Сталине, да и позднее в СССР это превосходно понимали, а потому за право обеспечивать родные ВВС истребителями конкурировали минимум 3 ОКБ – в годы позднего СССР это были Су, МиГ и Як.

Так вот, в период победившего капитализма все «плюшки» достались «Сухому». Не будем спорить, правильно это было, или нет, но факт есть факт – ОКБ Яковлева как создатель истребителей просто умерло, а МиГ оказалось буквально в двух шагах от гибели. В сущности, ОКБ МиГ вытащил «с того света» индийский заказ на палубные истребители.

Но гибели этого ОКБ мы допустить никак не можем, потомки нам этого не простят. И дело тут не в том, что МиГ делали какие-то особо хорошие самолеты, а в том, что, оставшись в одиночестве, ОКБ «Сухого» быстро нагуляет жирок и перестанет делать по-настоящему конкурентоспособную авиатехнику, собственно, первые «намеки» на это уже есть. И, скажем прямо, включение ОКБ «МиГ» и «Сухого» в одну корпорацию только усугубляло проблему: ну кто же позволит всерьез конкурировать двум ОКБ в рамках одной структуры?! Автор настоящей статьи предполагал, что события будут развиваться по худшему сценарию: «Сухой» заберет себе самые интересные заказы, оставив МиГ с какими-нибудь БПЛА… и в итоге от легендарного некогда ОКБ в итоге останется одна только вывеска на головном офисе.

Так вот – индийский контракт на лицензионное производство МиГ-35 позволят РСК «МиГ» продержаться еще как минимум десятилетие, а скорее и больше, сохраняя способности и умения проектировать современные многофункциональные истребители. И сохранит для России потенциального конкурента ОКБ «Сухого» в столь важной для страны области. Понятно, что сегодняшнее руководство не сможет воспользоваться этим ресурсом, но все равно: ценность сохранения РСК «МиГ» как создателя многофункциональных истребителей… невозможно выразить ни словами, ни миллиардами долларов.
Хорошо, наша выгода понятна, но что мы теряем, передавая технологии производства МиГ-35 Индии? Как ни странно, это может прозвучать – ничего. То есть – ну вот абсолютно ничего!

Давайте зададим себе вопрос – что потеряла РФ, организовав лицензионное производство Су-30МКИ в Индии? Напомню, первые самолеты компании HAL вошли в строй в 2004 г. На тот момент – новейшие самолеты, обладающие такими не имеющими аналогов в мире агрегатами, как, например, двигатели с всеракурсным вектором тяги. Напомню, что на знаменитом F-22 вектор тяги был управляемым, но отнюдь не всеракурсным. И что?

Да ничего. В отличие от китайцев, индусы проявили себя как партнеры, заслуживающие всяческого доверия, и никуда из Индии наши двигатели не ушли. Индусов можно упрекать во многом: это и своеобразная манера торговаться, и медлительность в принятии решений, и много чего еще – но вот в том, что они допустили утечку наших секретов, упрекнуть их решительно невозможно. Быть может, в том числе и потому, что они отлично понимают: если вздумают разбазаривать чужие секреты, то кто же тогда станет делиться ими? Но нам-то что до мотивов Индии, нам важен результат. А он заключается в том, что мы уже третье десятилетие осуществляем поставки новейшей техники в Индию, и до сих пор ее секреты не всплыли ни в каких иных странах, а сами индийцы так и не скопировали сложные системы поставляемых нами вооружений с тем, чтобы выпускать их под своей маркой.

Кроме того, не нужно забывать – при всех своих плюсах, МиГ-35 – это всего лишь поколение 4++, в основе которого все-таки лежат технологии вчерашнего дня. Конечно, и в этом самолете есть много чего интересного, но все-таки он уже не находится на острие научно-технического прогресса.

Так вот, резюмируя вышесказанное: если все же мы выиграем этот тендер, то это будет одной из лучших новостей за последнюю пятилетку, которой однозначно стоит порадоваться от души.

Автор:
Андрей из Челябинска
https://topwar.ru/

В Нью-Дели заявили, что США поставляли F-16 Пакистану для сдерживания Индии

Индийская пресса впервые за долгое время позволила себе откровенную критику политики США. Издание The Economic Times сегодня выходит с материалом, в котором говорится, что Вашингтон заключал контракт с Исламабадом на поставку F-16, изначально сводя ситуацию «к необходимости сдерживания Индии».
В индийских СМИ напоминается, что тогдашний посол США в Пакистане Энн Патерсон отмечала:
Усовершенствованная программа F-16 также имеет сдерживающее значение, поскольку даёт Пакистану время и пространство для использования обычного, а не ядерного ответа, в случае будущего конфликта с Индией.
Отмечено, что США начали поставки истребителей F-16 для нужд ВВС Пакистана, не скрывая того, что Исламабад может использовать эту боевую авиацию против Индии.
Также отмечается, что США поставили Пакистану 500 ракет AMRAAM класса «воздух-воздух», одной из которых был сбит МиГ-21 ВВС Индии. Кроме того, этими же ракетами самолёты ВВС Пакистана пытались сбить самолёты Су-30 ВВС Индии, но как уже было отмечено, «маневренность истребителей и профессионализм индийских лётчиков позволил уйти самолётам от ракет». Это заявление пресс-службы ВВС Индии.
В упомянутом индийском СМИ отмечается, что из Нью-Дели направлен в Вашингтон запрос, в котором администрацию Дональда Трампа просят разъяснить, не нарушает ли передача Пакистану ракет класса «воздух-воздух» партнёрских обязательств США перед Индией. Также Индия хочет узнать у США, не намерены ли власти этой страны пересмотреть условия взаимодействия.
Из материала:
Тот воздушный бой, который произошёл между самолётами ВВС Индии и Пакистана стал фактически воплощением сценария, озвученного ещё в 2008 году американским послом (в Исламабаде).

http://militaryreview.ru/

Россия теряет «точку опоры» в боевой авиации

Почему Москва готова расстаться с новейшими технологиями МиГ-35 в пользу Нью-Дели
Американский портал Military Watch сообщил об идущих российско-индийских переговорах по новому контракту на поставку большой партии МиГ-35. Издание отмечает, что самолет уже прошел глубокую модернизацию с учетом пожеланий покупателя. Тем не менее, Нью-Дели не торопился заключить сделку, пытаясь по максимуму выжать из продавца уступки. Но, похоже, стороны все-таки договорились.
«Военно-воздушные силы Индии, вероятно, приобретут российский многоцелевой истребитель „4++“ МиГ-35 средней весовой категории, который дополнит существующий флот из более чем трехсот истребителей тяжеловесов Су-30МКИ», — отмечает Military Watch.
По наблюдению американских экспертов, Москва в переговорном процессе вела себя слишком заинтересовано. В частности, Military Watch приводит слова вице-президент Объединенной авиастроительной корпорации (ОАК) по военно-техническому сотрудничеству Илья Тарасенко, который не так давно говорил: «Мы готовы не только поставлять готовые самолеты, но и передать необходимые технологии и документацию партнерским предприятиям для производства этих истребителей на территории Индии».
Удивительно это потому, что речь идет о новинке российского ВПК, а не о технике вчерашнего дня. Тем более, позиции Москвы в диалоге с Нью-Дели на самом деле выглядят сильными.
Мало того Миг-35 относится к истребителям «4++», так еще индийские пилоты, летающие на Миг-29, подтвердили, что им нужна минимальная подготовка, чтобы освоится на новом элитном перехватчике. А это обстоятельство, особо отметим, дорогого стоит, так как во всех странах мира уходят многие годы, чтобы обучить летчиков до уровня реальной боеготовности.
Напомним, сегодня Нью-Дели эксплуатирует 55 истребителей МиГ-29УПГ и 45 МиГ-29К, причем последние размещены на авианосце «Викрамадитья» (бывший авинесущий крейсер «Адмирал Горшков» — авт.). Кроме того, базироваться самолеты МиГ-29К будут и на борту нового авианосца «Викрант». Таким образом, в ВВС Индии уже имеется штат необходимых профессионалов, которые достаточно быстро смогут выполнять боевые задачи уже на МиГ-35.
Отметим, что индийская сторона в качестве принципиально важного «пожелания» сообщила, что будет придерживаться политики ухода «от разовых закупок по необходимости» к максимально возможной самодостаточности. Иначе как завуалированным упреком в плохой русской логистике прошлых лет это назвать нельзя. Нью-Дели дает понять, что у индийских ВВС по-прежнему нет уверенности, что прошлый негатив с обслуживанием истребителей не повторится в будущем. Мол, за ошибки платить Москве придется по двойным счетам.
Более подробно об этом сказал в декабре 2018 года главнокомандующий Военно-Морского флота Индии адмирал Сунил Ланба. Он, в частности, заявил, что уже решены все проблемные вопросы, связанные с техническим обслуживанием и наличием запасных частей для МиГ-29К, которые ранее подрывали боеготовность ВМС. По его словам, «в 2016 году исправность истребителей МиГ-29К на индийской службе была крайне неудовлетворительной — всего 37,63%. Однако благодаря усилиям, предпринятым двумя странами в последнее время, исправность улучшилась примерно до 70%», что соответствует наиболее надежному американскому истребителю F-16.
В то же время адмирал не скрывает, что Министерство обороны Индии уже работает над решением платежных вопросов (по контракту с Россией — авт.), связанных с американскими санкциями. То есть сделка состоится, несмотря на то, что Казначейство США вводит штрафы для покупателей российского оружия в соответствии законом CAATSA*.
Да, параллельно с этим Нью-Дели рассматривал вопрос о покупке еще 136 французских истребителей Rafale. Но, если заглянуть в оборонную концепцию этой страны, то обозначенное приобретение объясняется, как дополнение к уже летающим тяжелым истребителям превосходства Су-30МКИ ВВС Индии.
Поэтому контракт с Парижем можно смело назвать попыткой скрестить ежа с ужом или — что более вероятно — механизмом давления на Москву. Тем более что стоимость «француза» $ 200 млн. за борт отдает сюрреализмом, а не прагматизмом. Плюс к этому компания Dassault Aviation проявила сдержанность в вопросе передачи технологий индийской военной авиационной компании HAL.
Вот и получается, что, с одной стороны, МиГ-35 идеально закрывает пробелы ВВС Индии в средних истребителях, но с другой — ОАК объявила о своей готовности передать новейшие технологии наряду с продажей элитных истребителей. В этой связи невольно напрашивается риторический вопрос: с чего бы такая расточительность, если покупатель уже объявил, что больше 136 машин не купит?
Впрочем, даже поверхностный взгляд на структуру наших ВВС показывает, что Минобороны РФ сосредоточилось на закупках Су-30, Су-34 и, конечно, Су-35, относясь к МиГам по остаточному принципу.
Но, если «сушки» — это так хорошо, то зачем Индия приобретает МиГ-35 и даже готова развернуть их производство на своей территории?
Ответ можно найти в индийской, да и в американской аналитической прессе. Нью-Дели считает, что Москва сознательно пренебрегает средним истребительным флотом, мол, речь идет о прифронтовом самолете — концептуально устаревшем оружии, которому не будет места в Третьей мировой войне. Тогда как Су-35 летает до 4500 км (с двумя подвесными топливными баками) и может решать стратегические задачи по нанесению ядерных ударов. Однако те же индусы отмечают, что относительно небольшая стоимость МиГов, переводит их в лучшую категорию по соотношению цены/качества.
Кстати, Вашингтон неоднократно предлагал контракт на поставку своего «золотого» F-35. Но что показательно: Нью-Дели демонстративно не проявил интереса к письмам из Пентагона, назвав единственным преимуществом «американца» стелс-технологию, тогда как МиГ-35 превосходит звездно-полосатого конкурента 5-го поколения по всему спектру остальных характеристик, включая скорость (на 35%), полезную нагрузку (на 100%), а также маневренность и высоту полета. А по такому параметру, как срок службы, наш самолет вчистую переигрывает «одноразовый» заокеанский супер-истребитель: 40 лет против 10.
Именно поэтому готовность нашей страны в лице ОСК обеспечить трансферты технологий МиГ-35 вызывает двойственное отношение к обсуждаемой сделке. С одной стороны, хочется верить, что продаваемый в Индию самолет все-таки не является последним достижением российского военного самолетостроения. С другой стороны — так и не удалось найти аргументированного объяснения страстному увлечению нашим Минобороны «сушками» в ущерб средним истребителям.
Добавим также, что истребитель МиГ-35 по натовской классификации называется Fulcrum-F, то есть «точка опоры». Когда-то очень давно, знаменитый древнегреческий математик Архимед однажды сказал: «Дайте мне точку опоры, и я переверну весь мир». Как бы ни получилось так, что в поисках больших индийских денег наши оружейники и впрямь не продали ту самую точку опоры, на которой всю послевоенную историю держалась национальная военная авиация.

Александр Ситников
https://svpressa.ru/war21/

1

Крупнейшая аэрокосмическая выставка Aero India 2019

В среду, 20 февраля, в индийском Бангалоре стартовала крупнейшая аэрокосмическая выставка Aero India 2019, традиционно привлекающая большое внимание ведущих мировых игроков в этой сфере. «Известия» проанализировали перспективы сотрудничества России и Индии в военно-промышленной, особенно авиационной сфере.
Сделай в Индии
Aero India 2019 — уже 12-я по счету аэрокосмическая выставка в Бангалоре. Она традиционно в равной мере уделяет внимание военной и гражданской авиационной тематике. В деловой программе планирует принять участие премьер-министр Индии Нарендра Моди, министр обороны и ряд других членов правительства, что серьезно повышает статус форума. Представительней некуда. И это совершенно закономерно: от принятых на выставке решений и заключенных контрактов зависит характер развития индийской оборонки. Это очень весомый «кусок пирога» международного оружейного рынка — в 2000–2014 годах Индия являлась крупнейшим импортером вооружений в мире. А Россия поставляла в последние годы оружия на $2–4 млрд ежегодно (от 1/5 до 1/3 от общей суммы всех экспортных контрактов на продукцию военного назначения).
Правительство Моди несколько лет назад заявило о новом промышленном курсе страны с красноречивым названием Make in India («Сделай в Индии»). Индия всё менее охотно покупает чужую технику и оружие и всё больше настроена на локализацию нужной ей продукции. В перспективе это даст не только новые рабочие места стране, но и развитие высокотехнологичной промышленности, привлечет инвестиции со всего мира и даст независимость от иностранных поставщиков.
— Приходите и производите в Индии. Продавайте в любую страну мира, но производите здесь, — сказал Нарендра Моди, представляя программу в своей первой речи в День независимости, 15 августа 2014 года. Тем более что российско-индийская двусторонняя программа военно-технического сотрудничества на 2011–2020 годы скоро подходит к своему финалу и нужно очертить контуры взаимодействия на 2020-е годы.
И желание продолжать есть и с индийской стороны — в конце прошлого года на встрече с начальником Генштаба МО РФ Валерием Герасимовым начальник штаба сухопутных войск Индии Бипин Рават заявил, что Индия надеется получить поддержку от России в модернизации и покупке новых вооружений.
— Россия всегда стояла рядом с Индией в трудные времена, поэтому нет причин, чтобы не поднять наши отношения на следующий, более высокий уровень, — сказал тогда представитель оборонного ведомства страны.
Также Индия настроена на частичную приватизацию собственной военной промышленности, привлечение частного капитала и вовлечение в оборонный сектор частных предприятий. У правительства страны есть ряд претензий к эффективности госкорпораций вроде HAL (Hindustan Aeronautics), которая занимается национальными авиационными проектами и производством авиатехники.
Хинди-Руси, пхай-пхай
Сотрудничество СССР и Индии в оборонной сфере началось еще в 1950-х, практически сразу после обретения независимости. Строительство национальных вооруженных сил нуждалось в современном оружии из источников, независимых от бывших колонизаторов. Индия купила в Союзе самолеты Ил-14 и вертолеты Ми-4. Первым по-настоящему крупным контрактом стало приобретение реактивных истребителей МиГ-21 в 1961 году с последующей локализацией производства.
Далее ВТС развивалось по нарастающей: самолеты Су-7, МиГ-23, 25, 27, 29 (впоследствии еще и в палубной версии), Ту-142, Ил-38 и последующая их модернизация в 2010-х до уровня Ил-38SD «Морской змей», военно-транспортные Ил-76 и самолеты-заправщики на их базе Ил-78, самолеты ДРЛО А-50, боевые машины пехоты, вертолеты Ми-8/Ми-17 и Ка-31, танки Т-55 и Т-72, Т-90, РСЗО «Град» и «Смерч», дизель-электрические подлодки, корабли, вертолеты, авианесущий крейсер и многое другое.
По разным оценкам, от двух третей до трех четвертей оружия индийских вооруженных сил — советско-российского производства, учитывая локализованное.
Причем в постсоветское время политические взаимоотношения только улучшились. В 1990-е годы Россия воспринимала Индию как один из основных центров и союзников в осуществлении концепции многополярного мира. В XXI веке увеличилась интенсивность взаимодействия во многих международных организациях и интеграционных структурах.
С конца XX века в военно-техническом плане, еще до провозглашения программы Make in India, большее внимание стало уделяться локализации российской военной продукции. Например, танки Т-72М1 «Аджайя» сначала собирались из полных машинокомплектов, поставленных еще Советским Союзом. В дальнейшем количество местных комплектующих было доведено до 75%. C 1987 по 1994 год их выпуск составил порядка 2 тыс. единиц.
ото: В производстве их сменили Т-90С «Бхишма», пройдя тот же путь от «отверточной сборки» до более глубокой локализации. Эти боевые машины становятся основной ударной силой бронетанковых соединений вооруженных сил страны. Всего было поставлено 600 танков, из них 400 в виде комплектов для сборки. Количество произведенных «локализованных» Т-90 Индия надеется довести до 1 тыс. к 2020 году. Новейший танк «Армата» Т-14 вполне может повторить судьбу своих предшественников. О заинтересованности в танке нового поколения писали индийские СМИ.
В то же время доморощенный индийский ОБТ «Арджун» так и не был доведен по параметрам надежности до нужного уровня. Индия ограничилась выпуском небольшой серии этих танков, после чего отказалась от дальнейшего производства в пользу Т-90.
Та же ситуация сложилась с многофункциональными самолетами Су-30МКИ (экспортная версия Су-30 для Индии). Дели не устраивала роль покупателя конечного продукта. Еще при подписании контракта в 1996-м предполагалась не только разработка специальной модификации, но и передача документации, создание производственных мощностей и обучение местных специалистов. В итоге удалось победить сильных западных конкурентов на индийском рынке и заключить договоры в общей сложности на 272 машины. В конце января сообщалось, что Индия намерена заключить новый контракт на поставку этих самолетов. Вероятно, обсуждение его параметров станет предметом переговоров двух сторон на Aero India. Залогом успеха стала именно готовность российского ОПК к локализации и передаче ряда ключевых технологий.
Делай российское в Индии
Лишь подобная политика может гарантировать России большую часть индийского оружейного пирога. Западные поставщики, как правило, не готовы вести разговор больше чем о сборке, ссылаясь на слабость индийской промышленности и отсутствие квалифицированной рабочей силы.
Политические отношения двух государств находятся в наивысшей точке благоприятствования. В декабре прошлого года Индию посетили министр обороны Сергей Шойгу, секретарь Совета безопасности РФ Николай Патрушев и спикер Госдумы Вячеслав Володин. Было подписано соглашение о преобразовании индийско-российской межправительственной комиссии по ВТС (IRIGC-MTC) в индийско-российскую межправительственную комиссию (M&MTC) с целью усиления взаимодействия.
Конечно, военно-техническое сотрудничество двух стран не обходится без шероховатостей и замороженных проектов, среди которых можно упомянуть отказ государственной авиакорпорации Индии от совместной разработки истребителя пятого поколения по программе FGFA на основе задела по Т-50/Су-57, пересмотр итогов некоторых других авиационных тендеров. Не раз в индийскую прессу вбрасывалась критика палубных самолетов МиГ-29К. Тем не менее за неделю до начала выставки в Бангалоре индийская газета The Economic Times сообщила о возможности срочной закупки 21 МиГ-29 на сумму около $850 млн. Хотя еще осенью прошлого года сообщалось о возможном отказе от «МиГов». Такова пресловутая особая специфика, что даже громкое «нет» может служить приглашением к обсуждению условий сделки на более выгодных для Нью-Дели условиях.
Что еще Москва может предложить Нью-Дели в новых условиях? Практика последних 30 лет показывает, что наиболее успешны контракты с выходом на локализацию производства оружия и боевой техники.
Индия рассчитывает на помощь в сервисном обслуживании техники и совместную разработку военных технологий. Как это происходит на совместном проекте по разработке ракеты «БраМос», в которой широко использованы наработки по ПКР «Оникс». Корабельная версия этой крылатой ракеты поставлена на вооружение в 2005-м, авиационная прошла испытания в 2017-м — на самолетах Су-30МКИ индийских ВВС.
Потребность в партнерстве у Индии крайне высока. Ведь «сольные проекты» не всегда удаются в силу недостаточно развитой промышленной базы и конструкторских школ.
Так, разработка легкого истребителя Tejas, который должен был заменить устаревшие МиГ-21 и МиГ-23, ведет свое начало с 1983 года. Первый полет состоялся почти через 20 лет. На данный момент заказчику сдано 12 машин первой партии. И в подобных разработках Индии мог бы пригодиться российский конструкторский потенциал по созданию авиатехники. Пример Су-30МКИ это показывает наглядно.

Также ведутся переговоры о производстве в Индии автоматов АК-203 на оружейном предприятии в городе Корва. Финальных договоренностей на выпуск 750 тыс. автоматов можно ожидать уже в конце февраля.
Крупной победой российской оборонки можно считать договор на поставку и лицензионное производство легких транспортных вертолетов Ка-226T — причем контракт 2015 года на 140 машин по запросу Индии увеличится до 200. Также индийскую прописку приобретут многоцелевые Ми-17.
Индия стала третьим после Китая и Турции покупателем ЗРС С-400. Поставки пяти полковых комплектов стоимостью $5,5 млрд начнутся с 2020 года.
Российские крылья для Индостана
«Крючком» для индийской оборонки может стать и создание центров обслуживания и ремонта индийской авиатехники. Если сейчас Ил-38SD «Морской змей» проходят ремонт в России, то создание центра постпродажного обслуживания могло бы облегчить сервис и проторить дорогу к новым закупкам у предприятий ОАК.
О готовности к локализации МиГ-35 и передачи всех необходимых технологий заявил в интервью «Интерфаксу» в преддверии Бангалора вице-президент ОАК по военно-техническому сотрудничеству Илья Тарасенко. По его словам, самолет подвергся сильным изменениям в ходе тендера MMRC на поставку ВВС Индии 110 истребителей.
Российское авиастроение может предложить локализацию учебно-боевого истребителя Як-130, который мог бы заменить британские «Хоки» и индийские HAL «Киран», но тут нужно выдержать конкуренцию с «Хоками» последних модификаций и перспективным индийским учебным самолетом HJT-36 Sitara, который оснащен российскими же двигателями АЛ-55И.
Из перспективных проектов Нью-Дели могли бы заинтересовать региональные пассажирские самолеты Ил-114-300, производство которых в ближайшие годы должно начаться на заводе РСК «МиГ» в Луховицах. Достаточно простая в обслуживании и потенциале экономичная машина может пригодиться Индии как транспорт для местных перевозок. Да и «работать» она может даже с необорудованных грунтовых аэродромов в самых непростых климатических условиях. Ил-114 может стать основой для создания специальных военных машин на его базе. Тем более что в «Ильюшине» ведется проработка проектов патрульного противолодочного самолета и самолета РЭБ на основе Ил-114. К преимуществам этого самолета можно отнести возможность долгого патрулирования и небольшую стоимость эксплуатации. Сейчас все подобные самолеты ВВС Индии, за исключением А-50, базируются на легких «бизнес-джетах» «Эмбраер» (Бразилия), «Бомбардье» (Канада) и «Гольфстрим» (США).
Также индийское минобороны заинтересовано в развитии своей военно-транспортной авиации. Текущего количества самолетов недостаточно для усиления мобильности армии, хотя Индия и является одним из крупнейших пользователей Ил-76. Именно Ил-76 обеспечили успех операции «Кактус» по пресечению попытки военного переворота на Мальдивах в 1988-м. Эта операция показала ВС Индии значение возможностей переброски войск на большие расстояния.
С годами число вызовов безопасности страны не снижается, а только увеличивается. И потребность в срочной переброске войск в разные регионы одной из крупнейших стран Азии только растет — внутренние конфликты, напряженность с Пакистаном, зона интересов в акватории Индийского океана, пограничные конфликты с Китаем. Так, в декабре 2018 года в пограничном с китайским Тибетом регионе Лагакх были проведены учения военно-транспортной авиации, в которых приняли участие C-17 «Глоубмастер», Ил-76 и Ан-32. Неофициальная цель учений — показать умение проецировать силу и перебрасывать подкрепления.
— Оперативная воздушная мобильность является ключевым компонентом современной войны. Это приобретает большее значение в коротких и интенсивных войнах, — отметил маршал авиации Диллон.
Для проецирования силы нужен солидный парк от тяжелых и сверхтяжелых транспортников до легких. В этом плане Россия может предложить Индии модернизированные Ил-76МД-90А (у которых есть шансы с учетом заоблачной цены С-17 «Глоубмастер») топливозаправщики на их базе и перспективные легкие грузовые «пятитонки» Ил-112В. Для ВВС Индии это возможность упорядочить разношерстный парк транспортной авиации.
Возможно сотрудничество и в совместном создании и производстве БПЛА и роботизированных систем. Однако в этом сегменте крайне сложно будет выдержать конкуренцию с Израилем, который имеет давний опыт сотрудничества с Индией по беспилотникам и серьезный опыт в разработках. Но плюсом России снова может выступить готовность к совместной разработке и обмену технологиями. Стороны могут взаимовыгодно обмениваться технологиями в сфере программного обеспечения, искусственного интеллекта, «интернета вещей», робототехники, 3D-печати и другими технологическими новшествами, без которых немыслимо и современное военное строительство.
Индия — крайне активно развивающийся игрок на космическом рынке. Число запусков индийских ракет-носителей растет, растет в размерах и национальная спутниковая группировка. И совместная работа в космических программах будет нарастать. Об этом говорил и президент России Владимир Путин на встрече с Нарендрой Моди в октябре прошлого года, заявив, что «Роскосмос» намерен стать участником индийской программы по запуску пилотируемого корабля. Также в 2022 году Россия планирует отправить на МКС индийского космонавта.
Контуры российско-индийского будущего

Несмотря на сильные позиции на индийском рынке у России, конкуренция с западными конкурентами также очень высока. Хорошие политические отношения не гарантируют выигрыш во всех тендерах. К тому же многие западные корпорации ведут активную игру во внутриполитическом индийском пространстве, инспирируют пиар-кампании и проводят агрессивную маркетинговую политику.
В этих условиях отечественный ОПК должен внимательно следить за промышленной политикой Индии и искать новые подходы к военно-техническому сотрудничеству. Преимуществами нашей оборонки тут выступают давняя история взаимоотношений, насыщенность армии Индии российской техникой, готовность к трансферу технологий и возможность локализации в рамках программы Make in India. России нужно активней предлагать свои компетенции, создавать совместные предприятия, привлекать капиталы на основе частно-государственного партнерства.
От успеха этих подходов зависит не только судьба ВТС с Индией, но и роль и место России на мировом рынке вооружений в целом.

https://rambler.ru/

Россия сделает скидку Индии на покупку С-400

Глава ФСВТС Дмитрий Шугаев рассказал представителям СМИ о сроках подписания контракта на поставки российских ЗРК С-400 в Индию и отметил, что комплексы индийской стороне будут проданы со скидкой.
Оценка соосной схемы «Вертолётами России»
В настоящее время ведётся рабочее проектирование небольшого вертолета ВР-500, макет которого был выставлен на выставке HeliRussia-2018. Это «чудо техники» разработало созданное холдингом конструкторским бюро «ВР-Технологии» в сотрудничестве с международной командой инженеров. На этом вертолёте отсутствует продольно-поперечное управление на нижнем винте, а управление вертолетом (кроме общего шага) предполагается осуществлять только верхним винтом. Эти «прорывные идеи» АО «Вертолёты России» можно уверенно отнести к области фантастики. Несмотря на это, прозвучало заявление, что это новая запатентованная система управления. И об этом было заявлено во всеуслышание.
А вот это уже не смешно – уровень компетенций АО «Вертолеты России» может говорить о полной некомпетентности этой структуры. Если в таком малом обычном гражданском вертолете делаются концептуальные ошибки, над которыми смеются даже студенты-вертолётостроители, не говоря уже о «милевцах» и «камовцах», как можно доверять АО «Вертолёты России» создание прорывных технологий преодоления скоростных барьеров в 500, а тем более 700 км/ч?
Всем, кто хоть как-то соприкасается с «творчеством» АО «Вертолёты России» цель подобных информационных вбросов очевидна – поскольку наше правительство верит печатному слову, то под подобные ничем не подкреплённые обещания ныне в России можно бесконтрольно «качать» бюджетные средства, тем более, что Денис Мантуров очень трепетно относится к холдингу. А ведь бюджетное финансирование на подобные программы «пробивается» при активном участии Минпромторга. А далее – либо «осёл сдохнет либо правительство»…
Военные решили не рисковать
Видимо понимая реальную ситуацию в отрасли, которая сегодня представлена самозваным «единым разработчиком и производителем вертолётов в России» — АО «Вертолёты России», Министерство обороны РФ решило прекратить дорогие бюджетные эксперименты и ограничились требованием построения перспективного скоростного вертолёта со скоростной границей в 400 км/ч. Тем самым Министерство обороны РФ спасло не только собственный бюджет, но и российский вертолётный холдинг от всеобщего позора, так как создать вертолёт, летающий со скоростями 500 и 700 км/ч АО «Вертолёты России» не в состоянии.
За всё время существования холдинга «Вертолёты России» не было создано ни одного поистине нового вертолёта. Поэтому можно с большой степенью точности утверждать, что «перспективным скоростным» окажется в итоге модернизированный хорошо знакомый всем Ми-24. При этом, скорее всего, на него потратят бюджетных средств столько, что на них можно было бы сделать пару вертолётов с нуля.
РИА Новости сообщает, что: «Проект российского перспективного скоростного вертолёта, способного развивать скорость до 400 километров в час, успешно защищён в Минобороны России, оно остановило свой выбор на одноосной схеме машины конструкторского бюро имени Миля». Хотя пока непонятно, что это за проект и насколько он будет «новым», но уже сейчас можно предположить, что это будет некая модификация советского вертолёта Ми-24, так как до этого скоростные испытания проходили на так называемой «летающей лаборатории», которая была создана на базе именно этого вертолёта.
В пользу этого предположения говорят и другие публикации, в которых утверждается, что «Скорость российских боевых вертолётов достигнет 400 км/ч за счёт новых лопастей несущего винта. Они разработаны специалистами Центрального аэрогидродинамического института имени Н. Е. Жуковского (ЦАГИ) и ОКБ Миля. Новинка позволит сделать более скоростными даже уже существующие вертолёты марки «Ми».
То есть никакого «нового» скоростного вертолёта не будет. Да и как ему появиться? Ведь за всё время существования холдинга не было создано ни одного поистине нового вертолёта. Поэтому можно с большой степенью точности утверждать, что «перспективным скоростным» окажется в итоге знакомый всем Ми-24 (ну естественно с каким-то другим названием). При этом, скорее всего на него потратят бюджетных средств столько, что на них можно было бы сделать пару вертолётов с нуля… Это фирменный стиль холдинга. Как показывает практика, ему нужны не новейшие разработки, а солидные бюджетные потоки для содержания этой торгово-паразитической надстройки. Все «новейшие» разработки АО «Вертолёты России» на поверку оказывались старыми советскими разработками, выкрашенными в цвета холдинга с нанесёнными на них логотипами АО «Вертолёты России». Считать их «новейшими» могут только дилетанты, коими, видимо, и являются нынешние российские чиновники, ответственные за промышленность страны.

Сергей Кокорин
Источник: https://versia.ru/

В США заявили о провале Су-57

Приостановка Индией совместного с Россией проекта FGFA (Fifth Generation Fighter Aircraft), предполагающего создание на основе Су-57 первого индийского истребителя пятого поколения, спровоцирует отмену ранее заявленных планов по серийному выпуску данного самолета, полагает автор The Drive Джозеф Тревитик.
«Для россиян потеря Индии в качестве партнера может обернуться еще большими проблемами. Без дополнительных средств от индийцев, необходимых для помощи программе Су-57, Кремлю, возможно, придется еще больше сократить свои планы на самолет», — пишет эксперт.
Издание перечисляет особенности Су-57, которые могли не устроить индийскую сторону, в частности, двигатель первого поколения АЛ-41Ф-1 и недостаточную скрытность. Также The Drive признает, что программа FGFA слишком затратна для Индии. Вместо этого страна может приобрести уже готовые европейские или американские истребители.
«Неудивительно, что появляющиеся годами новости о том, что индийское правительство все больше разочаровывается в прогрессе, касающемся проекта, и его возможностях, решение может иметь значительные последствия для обеих стран», — отмечает Тревитик.
Автор вспоминает, как в течение последних лет откладывались планы серийного производства Су-57.
«Вначале Россия надеялась к 2020 году построить 150 самолетов Су-57, основная часть которых была бы окончательной моделью. В итоге Москва уменьшила это число до покупки дюжины самолетов первоначальной модели. К концу 2017 года она все еще не получила эти самолеты», — пишет Тревитик.
«Сейчас Кремль утверждает, что серийное производство [Су-57] начнется к концу 2018 года и что он может приобрести целых 220 самолетов, что вызывает сомнения, учитывая недавние сокращения оборонного бюджета страны и его массовое сосредоточение на дорогостоящих передовых стратегических вооружениях (имеется ввиду представленное в марте 2018 года в ходе послания президента России Владимира Путина Федеральному собранию оружие)», — полагает автор.
Тревитик заключает, что побывавшие в Сирии в течение менее двух недель два Су-57 «вряд ли могли бы совершить какие-либо полезные миссии», а «прогресс России в плане Су-57 идет очень медленно», в результате чего «нет никакой гарантии, что самолеты получат желаемые функции».
Программа FGFA стартовала в 2007 году, ее основными подрядчиками стали «Сухой» с российской стороны и Hindustan Aeronautics с индийской. Страны договорились о создании истребителя пятого поколения на базе российского Су-57. В рамках первого этапа программы стоимостью 295 миллионов долларов был разработан дизайн индийского истребителя, но далее проект FGFA не продвинулся из-за множества разногласий, возникших между сторонами.
Россия рассматривала партнерство с Индией по созданию истребителя пятого поколения в качестве основного источника финансирования серийного выпуска Су-57. В апреле 2018 года сообщалось, что Россия завершила создание двигателя первого поколения для Су-57. В том же месяце Janes сообщило, что Индия приостановила свое участие в программе FGFA.

https://topwar.ru/

Русские в «стране контрастов»: какое оружие Россия будет продавать Индии

Сайт телеканала «Звезда» рассказывает о перспективах военно-технического сотрудничества России и Индии в свете прошедшего салона DefExpo’2018.
Оборонный салон DefExpo’2018 запомнится воздушным парадом во главе с Су-30МКИ — «лучшим многоцелевым истребителем» из состава ВВС Индии. У России есть шанс реализовать дополнительное крылатых машин в рамках вновь объявленного международного конкурса на 110 боевых самолетов.
Автору данного материала удалось обойти все выставочные павильоны. Вспоминая салон 2010 года, я подумал, что за прошедшие восемь лет площадь, занимаемая стендами иностранных участников, сократилась с половины общего объема до четверти. Действительно, согласно информации организационного комитета, в этом году из 290 тысяч квадратных футов (около 27 тысяч квадратных метров) экспозиционной площади 72% было отдано местным фирмам (общая площадь с учетом отрытых стоянок — 103 тысячи квадратных метров). Важно заметить, что сокращение иностранного участия произошло исключительно за счет стран Запада.
В 2016 году на выставку прибыли 232 иностранные компании, а в 2018-м — всего лишь 154. А вот число местных организаций увеличилось с 304 до 523, так что общее число фирм-участниц даже увеличилось и составило 677. Правда, количество «зарегистрировавшихся» на салон и сопутствующие форумы фирм, компаний и организаций сократилось с более 950 в 2016 году до 809 в 2018-м.
Россия остается в игре
На фоне уменьшения числа западных фирм-участниц DefExpo российская экспозиция по площади не изменилась и, как прежде, занимала 1300 квадратных метров. Заметным событием DefExpo’2018 стала пресс-конференция главы российской делегации Владимира Дрожжова, состоявшаяся 11 апреля.
«Мы уже давно работаем над производством вооружения и военной техники в Индии. Российской стороной передано около 20 лицензионных технологий на производство ВВТ. Они связаны с производством авиационной и бронетанковой техники. Наиболее крупные сделки — по многоцелевым истребителям Су-30МКИ и основным боевым танкам Т-72 и Т-90С. Мы готовы и дальше взаимодействовать с Индией по данному направлению, передавать технологии производства ВВТ», — заявил Дрожжов.
«Делай в Индии»
Руководитель делегации остановился на практической реализации установок индийского правительства в рамках политики «Make in India». В рамках данного направления большое значение приобретает взаимодействие с частными индийскими предприятиями. Между тем еще пять-семь лет тому назад все без исключения крупные предприятия национального ОПК принадлежали государству.
«Компании оборонно-промышленного комплекса России уже взаимодействуют со структурами частного сектора Индии. Мы готовы подписывать меморандумы о производстве запасных частей и комплектующих на индийской территории. Мы полностью принимаем те принципы и подходы, которые индийская сторона предлагает по такому взаимодействию», — отметил Дрожжов.
Кроме прочих, в рассмотрении находится тема лицензионного производства снарядов для танковых пушек калибра 125 миллиметров, включая выпуск улучшенного варианта оперенного подкалиберного выстрела ЗВБМ17 «Манго», разработанного московским АО «НИМИ им. В. В. Бахирева» из состава АО «Научно-производственный концерн «Техмаш», на мощностях предприятий частного сектора. В случае реализации данного плана общий выпуск подобных боеприпасов в количественном соотношении заметно возрастет. Между тем за последние пять-шесть лет индийские военные закупили более 100 тысяч выстрелов «Манго». Сегодня они входят в комплект всех трех тысяч танков Т-72 и Т-90С, состоящих на вооружении Сухопутных войск Индии.
Су-30 над Индией
Приятной особенностью DefExpo’2018 стал ежедневный характер программы показательных полетов. Отметим, что самолеты и вертолеты вообще не летали, когда выставка проводилась в Дели. Однако в отношении программы воздушного показа строго выдерживались установки правительства на всемерную пропаганду техники местной сборки. Так, все вертолеты, задействованные в показе, — местные конструкции Dhruv и Rudra. Правда, полученные по линии ВТС с Россией Ми-17 таки появлялись над выставочным комплексом, но не в рамках программы демонстрационных полетов, а в ходе выполнения заданий по перевозке особо важных персон, включая членов правительства и военачальников.
Официальная церемония открытия 12 апреля запомнилась пролетом двух троек смешанного состава, каждая из которых напоминала по форме букву V. Первая состояла из германского турбовинтового самолета Dornier Do-228, используемого вооруженными силами Индии в качестве связного и патрульного, британского BAe Systems Hawk Mk.132 и индийского HAL HH-40 — двухместных учебных самолетов.
Вторую тройку вел Су-30МКИ, за которым следовали HAL Tejas и SEPECAT Jaguar. Комментатор по громкой линии сообщил зрителям: «Су-30МКИ является самым совершенным многоцелевым истребителем из числа всех типов боевых самолетов, состоящих на вооружении индийских Военно-воздушных сил».
Перечислив типы летательных аппаратов, выбранных для участия в воздушной части представления, отметим особенности их селекции. Вся шестерка состоит из моделей, которые являются либо местной разработкой (Tejas и HH-40), либо собираются в Индии по лицензии (Су-30МКИ, Dornier Do-228, SEPECAT Jaguar, BAe Systems Hawk Mk.132).
Участие в программе воздушного показа легкого истребителя LCA Tejas носило символический характер ввиду объявления, прозвучавшего из уст официальных представителей действующего Кабинета министров, по расширению производственной программы. Предполагается увеличить заказ до 324 серийных образцов, что позволит ВВС Индии оснастить 18 истребительных эскадрилий. До настоящего времени Министерство обороны одобрило покупку 123 самолетов с принятием первой партии на вооружение ориентировочно в 2019 году.
Если данные планы реализуются, то Tejas превзойдет по численности Су-30МКИ, что закупался напрямую у России (с поставками от Иркутского авиазавода (ИАЗ) Корпорации «Иркут») и собирался по лицензии на мощностях корпорации HAL, суммарно 272 единицы. К настоящему моменты все поставочные комплекты из России отправлены, но часть самолетов все еще находится в сборке на заводе у города Бангалор. Суммарного количества достаточно для оснащения 15 эскадрилий.
Отметим, что сегодня истребители российского производства составляют основу парка не только Военно-воздушных сил, но и авиации Военно-морских сил Республики Индия. РСК «МиГ» изготовил и поставил заказчику 45 МиГ-29К/КУБ для комплектации авианосца проекта 11430 «Викрамадитья» (перестроенный в 2013 году на «Севмаше» крейсер «Адмирал Горшков») и его логического развития — авианосца проекта 71 «Викрант» (спущен на воду в 2015 году, достраивается на плаву). На индийских стендах выставлялись модели этих кораблей с масштабными копиями МиГов и вертолетов марки «Камов» на летной палубе.
Накануне открытия DefExpo’2018 Министерство обороны разослало крупным иностранным производителям авиатехники запрос на информацию (request for information, RFI) в рамках планируемой закупки 110 истребителей. По мнению российских специалистов, шансы на успех имеет Су-30МКИ или его развитие, причем этот вариант потребует от Индии меньше затрат, так как производство данной машины уже налажено и дело лишь в том, чтобы расширить его масштабы и раздвинуть временные рамки. Альтернативный вариант — закупка МиГ-35, который фактически представляет сухопутный вариант хорошо зарекомендовавшего себя у индийских морских летчиков палубного МиГ-29К/КУБ.
Индийский ПАК ФА
Между тем Россия и Индия продолжают обсуждать пути реализации совместного проекта по созданию истребителя пятого поколения Fifth Generation Fighter Aircraft (FGFA) на базе ПАКФА (Су-57). Перспективами FGFA у руководителя российской делегации поинтересовались местные журналисты. Владимир Дрожжов ответил: «Мы готовы подписать соответствующий контракт по истребителю пятого поколения. Ожидаем решения политического руководства страны-партнера».
Этот новый самолет, равно как и Су-30МКИ, может оснащаться перспективным радиолокатором с активной антенной решеткой AAAU. Его опытный образец выставлялся на стенде Defence Research and Development Organization (DRDO) — структуры, входящей в систему Министерства обороны. Он выполнен в габаритах Н-011 «Барс» разработки НИИП им. В. В. Тихомирова, что сегодня используется на серийных Су-30МКИ.
Возможно, разработка AAAU ведется с целью замены «Барсов» в ходе модернизации Су-30МКИ по проектам по типу Super-30, что предлагался индийской стороне несколько лет тому назад. Помимо прочего, им предполагалась замена существующей БРЛС с пассивной фазированной решеткой и электронным сканированием луча перспективным радиолокатором с активной антенной решеткой, состоящей из твердотельных приемо-передающих модулей.
Выводы
Завершая рассказ о DefExpo’2018, выделим главное. Салон в очередной раз продемонстрировал, что Индия постепенно, но неумолимо движется по пути обеспечения самодостаточности в области разработки и производства вооружений и военной техники. За все время взаимодействия Москва поставила своему стратегическому партнеру оборонной продукции на общую сумму 65 миллиардов долларов. Объемы ВТС между нашими странами за последние пять лет оцениваются в 12 миллиардов долларов, а портфель размещенных, но пока еще не выполненных заказов — в четыре миллиарда долларов.
Наше сотрудничество началось после того, как Индия сбросила ярмо британской колонии, став независимым государством, лидером движения неприсоединения. Вплоть до настоящего времени наша страна всемерно помогает процессу становления индийской промышленности и его неотъемлемой части — оборонно-промышленного комплекса.
При этом мы не забываем о собственных интересах в области национальной обороны и необходимости финансирования российского оборонно-промышленного комплекса, в том числе благодаря средствам, получаемым за реализацию продукции странам-партнерам по военно-техническому сотрудничеству.
Выставке в Индии посвящен новый выпуск программы «Военная приемка»,который выйдет в эфир 22 апреля в 09:55 утра на телеканале «Звезда».

Владимир Карнозов
https://tvzvezda.ru/news/opk/

Воздушный бой: Индия дала МиГ-35 шанс победить «Тайфун»

Битва титанов за тендер века продолжается
Индийский тендер на массовую закупку истребителей MMRCA, над которым не властны уже не годы, а десятилетия, совершил очередной вираж. Промежуточные результаты, достигнутые за 18 лет, отменены. Установлены новые правила игры. Об этом сообщает журнал Jane’s Defence Weekly в статье Rahul Bedi «Indian MoD plans to scrap IAF’s single-engine fighter project».
Министерство обороны Индии направило указание командованию ВВС пересмотреть подготавливаемое уже два года техническое задание на закупку 114 однодвигательных многофункциональных истребителей. Теперь в конкурсе смогут принять участие еще и двухмоторные самолеты. Таким образом, к легким истребителям, из которых предстоит выбрать наиболее подходящий для индийцев, добавились и средние.
Благодаря этому, выбывший из схватки почти за 10 млрд. долларов несколько лет назад российский МиГ-35 может вновь принять участие в споре за право служить в ВВС Индии.

Главная заслуга в том, что тендер превратился в сериал, одновременно и драматический, и комедийный, принадлежит индийским законодателям. В 2000 году было принято решение о том, что настает пора менять морально устаревающие истребители третьего поколения МиГ-21 (принят на вооружение в СССР в 1959 году), МиГ-27 (в 1975 году) и Jaguar (принят на вооружение во Франции в 1972 году) на современные машины.
В качестве замены командование ВВС Индии выбрало французский истребитель четвертого поколения Mirage 2000, эксплуатирующийся на родине с середины 80-х годов. Предстояло закупить 126 этих самолетов, относящихся к классу легких машин. И это позволило бы сделать ВВС Индии прекрасно сбалансированными по использованию всего спектра истребителей с высоким эксплуатационно-временным ресурсом. В качестве тяжелых машин уже прорисовывались Су-30МКИ, средний класс представлял МиГ-29, легкий — французские многоцелевые истребители Mirage, прекрасно зарекомендовавшие себя в 1999 году во время индо-пакистанского конфликта.
Да, в то время ограниченное количество «Миражей», около трех десятков, уже эксплуатировались в ВВС Индии. Однако этого было явно недостаточно. Истребителей третьего поколения, которые необходимо было списывать, насчитывалось в общей сложности более пятисот. Впрочем, их и сейчас практически столько же.
Все было готово к тому, чтобы подписать с французами контракт на 4,5 млрд. долларов. Однако в Индии приняли закон, предписывающий такого рода закупки совершать на конкурсной основе. Впрочем, на первых порах это было не столь и страшно для реализации задуманного плана. Условия тендера прописали именно под «Мираж». Но тут в дело вмешались вездесущие американцы. В результате дипломатических маневров с посулами самых разнообразных политических и экономических благ они добились переписывания условий тендера с целью допуска своего истребителя F/A-18E/F Super Hornet. В результате к конкурсу вместе с легкими были допущены и средние истребители. Этим не преминули воспользоваться производители других средневесов — евроистребителя Typhoon и российского МиГ-29, который впоследствии переменил имя на МиГ-35. Также добавились и еще два легковеса — американский F-16 и шведский Gripen.

Вскоре ситуация еще больше осложнилась и запуталась. Был введен принцип «Made in India», согласно которому в стране необходимо развивать собственное производство зарубежной военной техники. Для чего иностранные производители должны передавать технологии. В тендере прописали, что закупаются 18 самолетов, а остальные 108 строятся в Индии по лицензии.
Лишь в 2007 году были окончательно урегулированы все внутренние и внешние противоречия и был дан официальный старт тендеру, стоимость которого к тому моменту подросла до 9 млрд. долларов. В результате этой задержки пришлось похоронить первоначальные намерения — в 2007 году было прекращено производство «Миражей» и демонтировано все технологическое оборудование. Однако французы успели перед стартом тендера заменить Mirage 2000 на свой новый средний истребитель Rafale.

На первых порах в лидеры вырвался F/A-18E/F Super Hornet. Однако после того, как американцы дали понять, что не намерены экспортировать свою технологию, индийцам предстояло остановить свой выбор на какой-либо европейской машине.
И тут шведам сильно не повезло, хоть их Gripen наилучшим образом соответствовал первоначальным намерениям индийцев закупать именно легкие истребители. В Индии к тому моменту уже проходили испытания собственного легкого истребителя HAL Tejas.
В 2011 году, спустя 10 лет, в финал вышли два истребителя — Typhoon и Rafale. Через год победителем был назван Rafale. Однако тендер на этом, как известно, не завершился. И когда он завершится, никому неведомо. Все привыкли наблюдать за нескончаемыми перипетиями, как за десятилетиями длящимися сериалами.

Почему МиГ-35 не попал даже в шорт-лист конкурса? Тому две причины. Во-первых, это был совсем не тот самолет, который совсем скоро будет принят на вооружение ВВС России. На нем была авионика и силовая установка из прошлого века. И самолет не подтвердил заявленные разработчиками параметры по части тяги двигателя и дальности обнаружения целей радиолокационной станцией.
Во-вторых, самолет не только не был принят на вооружение в России, но и не производился даже мелкими сериями. То есть не приходилось говорить о передаче индийцам технологии, которой, по сути, еще не существовало. Руководство РСК «МиГ», конечно, при этом называло и политические причины, говорило о происках конкурентов и маркетинговых ошибках. Однако все это мелочи по сравнению с тем, что прототип истребителя всегда выглядит не слишком убедительно рядом с серийными машинами.
Когда индийское правительство и производители «Рафаля» собрались подписать контракт, то сделать это оказалось невозможно. К 2013 году стоимость контракта подросла до 10,5 млрд. долларов. Однако французы запросили 20 млрд. Меньше никак нельзя, поскольку это будет ниже себестоимости самолета. Ситуация усугубилась еще и тем, что французы заявили, что, учитывая уровень развития индийской промышленности, они не гарантируют должное качество истребителей, которые будут построены по лицензии. То есть отказались передавать технологии для «Made in India».
В результате в 2016 году правительство Индии приняло решение, которое в сравнении с планами 2000 года стоимостью 4,5 млрд. долларов иначе как безумным назвать нельзя. Французы, начиная с 2019 года, начинают поставку 36 истребителей «Рафаль». И получают за это 9,1 млрд. долларов. При этом никого лицензионного производства этих самолетов в Индии не будет развернуто.
Да, конечно «Рафаль» лучше, чем «Мираж». Поэтому выше его стоимость. Но это истребитель четвертого поколения. В то время как антагонисты и соперники Индии — Китай и Пакистан — уже подбираются к истребителям пятого поколения. Китай закупает российские Су-35, относящиеся к поколению 4++. И Пакистан намеревается их закупать. Помимо этого Китай готовится принять на вооружение J-20 «Черный орел» «околопятого» поколения.

Так что за 18 лет Индия практически не продвинулась вперед в вопросе замены устаревших истребителей, которые совсем скоро станут музейными экспонатами. Даже Нигерия два года назад заменила истребители Jaguar на более современные. А в Индии они еще будут летать неведомое количество лет.
Чтобы все-таки выправить ситуацию Индия и решила продолжить свой долгоиграющий тендер. Но при этом, чтобы соблюсти формальности, то есть сделать вид, что это новый тендер — MMRCA-2, — было объявлено о приглашении на конкурс и двухдвигательных самолетов, то есть истребителей среднего веса.
Вполне понятно, что в ристалище примут участие все участники MMRCA. За исключением разве что французского «Рафаля». И по-прежнему у легкого шведского «Грипина» не будет шансов на победу в связи с тем, что Индия в этой весовой категории продвигает свой истребитель Tejas.
Если же Индия будет твердо настаивать на принципе «Made in India», на предварительном этапе должны отвалить два американских самолета — F-16 и F/A-18E/F. На том основании, что американцы не отдадут индийцам свои технологии.
Остаются два реальных претендента: евроистребитель Typhoon и российский МиГ-35.
Победе российского истребителя могут способствовать два важных обстоятельства. Во-первых, МиГ-35 стоит меньше почти в 2,5 раза: 50 млн. долларов против 120 млн. Во-вторых, Россия готова передать Индии технологии производства истребителя. Это видно на примере истребителя пятого поколения Су-57: создано совместное производство по разработке и производству индийской модификации этого самолета. Совместно разрабатывается и гиперзвуковая модификация противокорабельной ракеты «БраМос». Как видим, тут речь идет о самых современных технологиях, а не о технологиях «второй свежести», которыми обладают принимающие участие в тендере американские истребители.
МиГ-35 существенно моложе «Тайфуна», он относится к поколению 4++. В то время как у «европейца» этих двух полюсов нет. У российского истребителя самая «свежая» авионика. Некоторые его системы, включая РЛС, на равных конкурируют с системами истребителей пятого поколения. А некоторых комплексов нет и у «пятерочников». Так, МиГ-35 оснащен двумя оптико-локационными станциями. Одна традиционная — переднего обзора, вторая обзора нижней полусферы, что крайне полезно при решении истребителем ударных задач.

Хотя, конечно, «Тайфун», эксплуатирующийся с 2003 года, уже претерпел некоторую модернизацию. Например, на него установлена РЛС с активной фазированной антенной решеткой. В общем, самолет хороший. Не случайно во время маневров в Англии он с легкостью расправился с двумя тяжелыми американскими F-15E.
Самолеты примерно равны по своим паспортным данным. Скорость абсолютно одинаковая. Как и эффективная площадь рассеивания — около 1 кв.м. Одинаковый максимальный взлетный вес (23500 кг) и вес боевой нагрузки (7000 кг). У «Тайфуна» чуть больше тяга двигателей, боевой радиус и потолок, но меньше скороподъемность. Разумеется, у МиГ-35 выше маневренность — это «фирменная» черта всех российских истребителей. У российского истребителя есть и еще одно достоинство — система дозаправки в воздухе. В связи с чем его боевой радиус может быть существенно удлинен.
Разумеется, при выборе лучшего истребителя будут проводиться летные испытания. И там каждый из претендентов будет доказывать, насколько его паспортные характеристики соответствуют действительности. В прошлый раз у российского истребителя это не получилось. На сей раз машина доведена до ума. Ну, а тогда, когда будут подводиться итоги тендера, МиГ-35 будет уже серийно выпускаться.

Владимир Тучков
https://svpressa.ru/war21/

Индия пытается сбить С-400

Нью-Дели выкручивает Москве руки на переговорах о поставках ЗРС «Триумф»

Материал комментируют:
Сергей Ермаков
Переговоры России и Индии по покупке зенитных ракетных систем С-400 «Триумф» зашли в тупик. Об этом 24 января сообщил американский журнал Defense News.
«Россия требует $ 5,5 млрд. долларов за пять дивизионов С-400, большой платы за обучение, а также отказывается передавать технологии трех типов управляемых ракет», — цитирует издание чиновника Минобороны Индии.
Еще один военный чиновник заявил Defense News, что окончательный контракт в ближайшее время не подпишут, а Индия не заплатит больше $ 4,5 млрд. за системы. Он подчеркнул, что сделка будет учитывать политику «сделано в Индии» в отношении производства запчастей, управляемых ракет и пакета пожизненного обслуживания.
Напомним, буквально несколько дней назад — 21 января, индийская газета Times of India, также со ссылкой на источник в Минобороны, опубликовала прямо противоположную по смыслу новость: переговоры успешно вступили в финальную стадию.
Нью-Дели рассчитывает, писала газета, что соглашение с Москвой будет заключено в следующем финансовом году (1 апреля 2018 — 31 марта 2019 года), а сами поставки С-400 начнутся спустя два года после подписания контракта.
«Комплексы, включающие пусковые установки, систему управления, радары и другие машины должны быть доставлены в течение 54 месяцев», — рассказал информатор Times of India. По его оценке, комплексы «изменят региональную динамику в сфере противовоздушной обороны».
Заметим, о желании Индии закупить аж 12 дивизионов С-400 стало известно еще в октябре 2015 году. И уже тогда было понятно, что за индийский рынок вооружений придется серьезно побороться с американцами.
В июне 2015 года в Индии побывал тогдашний министр обороны США Эштон Картер. Главным итогом его визита стало подписание десятилетнего рамочного соглашения по военно-техническому сотрудничеству. Достигнутые договоренности открыли перед Америкой новые возможности в борьбе за лидерство на индийском оружейном рынке, которое до тех пор принадлежало России.
Надо понимать: за последние годы Индия заказывала у США вертолеты Apache, транспортные вертолеты Chinook, противолодочные самолеты Р-8, транспортные самолеты С-130, военно-транспортные самолеты Globemaster С-17, самолеты-разведчики США — Gulfstream-3. Всего же с 2008 года Индия закупила у США вооружений на $ 15 млрд.
В итоге летом 2017 года глава Пентагона Джеймс Мэттис, выступая в Сингапуре,заявил, что Индия является ключевым партнером США в оборонной отрасли. Апрезидент США Дональд Трамп во время встречи с премьер-министром Индии Нарендрой Моди выразил признательность за приобретение американского оружия, и сказал, что отношения между двумя странами никогда еще не были столь благожелательными.
По сути, США рассматривают Индию как партнера по сдерживанию Китая, как возможную замену Пакистану в борьбе с афганскими исламистами, и как весомого игрока в оказании давления на Иран. Все это позволяет Нью-Дели вести неуступчивый торг с Москвой, в том числе по С-400.
Станет ли Индия третьим — после Китая и Турции — экспортным заказчиком новейшей многоканальной ЗРС, или переговоры провалятся?
— В сфере торговли вооружениями все чаще присутствуют элементы обычного бизнеса, — отмечает эксперт Российского института стратегических исследований Сергей Ермаков. — Становится обычной практика шантажа на финальной стадии переговоров, чтобы снизить стоимость закупки, либо чтобы обставить ее дополнительными требованиями — например, передачей технологий.
По похожей схеме, замечу, шли переговоры по поставкам С-400 Турции.
Разумеется, в случае с Нью-Дели имеет место еще и политическое давление на индийцев со стороны Вашингтона. Но, с другой стороны, именно в области торговли вооружениями нет серьезного монополизма, и идет жесткая конкурентная борьба между крупными поставщиками. На этом и играют потребители, пытаясь минимизировать издержки и решить проблемы расширения собственного производства.
Индия развивала военно-техническое сотрудничество еще с Советским Союзом, и у нее богатый опыт в переговорах с Москвой, в том числе — опыт давления на российских партнеров.
«СП»: — Сделка по С-400 с Индией будет завершена?
— На мой взгляд, несмотря на все трения, сделка, в конце концов, состоится. Ключевой момент здесь в том, что реальной альтернативы С-400 не существует. Индии просто некуда деваться, поскольку российские ЗРС нечем заменить.
— Индийские военные чиновники действуют в привычной манере, — считает полковник запаса, член Экспертного совета коллегии Военно-промышленной комиссии РФ Виктор Мураховский. — Ровно так же, кстати, они ведут себя с родной военной промышленностью.
Достаточно вспомнить «героический индийский эпос» с танком «Арджун». Только в 2011 года Сухопутные войска Индии — после завершения 37-летней (!) программы разработки — объявили о принятии на вооружение 45 танков Арджун Mk. I, которые передали 75-му танковому полку в Джайсалмере, заменив такое же количество танков Т-55.
Или «эпос» с истребителем HAL Tejas, программа по созданию которого была начата аж в 1983 году, и только в 2012-м был подписан контракт на поставку ВВС Индии первых 40 серийных машин.
Это ж Махабхарату новую можно по каждому такому случаю слагать!
С одной стороны, это следствие менталитета индийцев. С другой, нынешние маневры на переговорах по С-400 — следствие еще и смены руководства страны. Напомню, что в сентябре 2017 года премьер Нарендра Моди провел масштабные перестановки в своем правительстве, и новым министром обороны впервые со времен Индиры Ганди стала женщина — бывшая министр торговли и промышленности Нирмала Ситхараман.
17 января 2018 года, в ходе посещения авиабазы Джодхпур в штате Раджастан, женщина-министр даже «героически» слетала на истребителе Су-30МКИ российского производства — конечно, в качестве пассажира. Этот эпизод, на мой взгляд, тоже говорит о некоторых особенностях нынешнего индийского руководства.
В целом, практика показывает: с индийцами ничего быстро и просто не бывает. Можно в доказательство вспомнить PJ-10 «БраМос» — проект сверхзвуковой противокорабельной ракеты, которую совместно разрабатывали ОАО «ВПК „НПО машиностроения“» и Организация оборонных исследований и разработок (DRDO) Министерства обороны Индии. Этот проект считается одним из самых успешных, но даже он отнял у российской стороны массу сил и нервов.
С другой стороны, мы тоже не лыком шиты — не первый год с Индией работаем. А значит, контракт на поставку С-400, несмотря ни на что, будет подписан.

Андрей Полунин
http://svpressa.ru/

США толкают Китай и Индию в ловушку большой войны друг с другом

В конце июня 2017 года возросла военно-политическая напряженность на границе Индии и Китая в Тибете. В районе перевала Дока-Ла с обеих сторон произошли вооруженные провокации. Пограничные силы Индии и Китая заняли друг против друга оборонительные позиции и в районе индийского штата Сикким. В 1962 году в этом районе произошел вооруженный пограничный конфликт. Спустя полвека после этой первой пограничной войны два государства все еще оспаривают свою высокогорную границу. Китай оценивает протяженность спорной границы с Индией примерно в 2 тыс км, Индия — в 3,5 тыс км. Китай урегулировал пограничные споры почти со всеми своими соседями, но только не с Индией.
В начале июля 2017 года Индия, США и Япония провели совместные учения своих флотов в Индийском океане на подступах к стратегическому для снабжения Китая Малаккскому проливу в районе принадлежащих Индии островных архипелагов Андаман и Никобар. Эти острова простирается на 470 миль к северо-западу от Малаккского пролива — ключевой точки, соединяющей Южно-Китайское море с Индийским океаном. В данном случае американцы и японцы присоединились к ежегодным индийским военно-морским учениям в Индийском океане. Регулярные с 1992 года индийские военно-морские учения под кодовым названием «Малабар» долгое время служили критерием непростых отношений Индии с Китаем, побуждая дипломатов и экспертов в зависимости от обстоятельств либо к недоуменному пожатию плечами, либо к взрыву осуждения.


Район индийских военно-морских учений «Малабар» в 2017 году.
Отмечено, что в предшествующие недели перед учениями произошел всплеск китайской военно-морской активности в Южно-Китайском море с противоположной восточной стороны от Малаккского пролива. Одновременно китайское посольство в Нью-Дели предприняло необычный шаг, когда предупредило проживающих в Индии граждан КНР о том, чтобы они были особенно осторожными в следующем месяце. Десять лет назад Китай протестовал против совместных военно-морских учений США, Индии, Японии и Австралии. Теперь китайское англоязычное издание China Daily прокомментировало событие в том смысле, что военное сотрудничество Индии, США и Японии использовано для оказания демонстративного давления на китайские линии поставок сырья. На индийских военно-морских учениях был задействован во всей своей красе американский суперавианосец «Нимитц» со своей эскортной группой и новейший японский вертолетоносец «Идзумо» — вступил в строй в марте 2015 года.

С индийской стороны, разумеется, в учениях участвовал флагман индийского флота — единственный индийский авианосец «Викрамадитья», перестроенный бывший советский авианесущий крейсер «Адмирал Горшков».
Кроме того, сухопутная военная мощь Индии была продемонстрирована миру и его региональным противникам — Пакистану и КНР во время празднования 68-й годовщины республики в Раджпате в Нью-Дели 26 января 2017 года. Аналогичным образом китайцы в Чжужихэ во Внутренней Монголии показали свои сухопутные силы, ракетные войска и авиацию на параде 30 июля 2017 года в честь 90-летию Народно-освободительной армии Китая (НОАК).
Всплеск подобной военной активности по линии противостояния Индии и КНР побудил американских экспертов предаться мечтам о предстоящей большой войне между этими двумя азиатскими супергосударствами. Перспектива войны в Южной Азии с участием двух ведущих ядерных держав с общим населением в 2,6 миллиарда человек явно завораживает их. Отметим при этом, что Китай имеет около 240 ядерных боезарядов, Индия — 80−100.
Однако военные планировщики с обеих сторон считают, что следующий военный конфликт между Индией и Китаем будет «ограниченным по масштабам и коротким по времени, а не затяжной крупномасштабной военной кампанией для принуждения силой». Предполагают, что война между двумя странами останется неядерной и, в отличие от войны 1962 года, будет связана с крупными воздушными операциями авиации с обеих сторон и атаками на индийские объекты китайскими баллистическими ракетами средней дальности. Китай имеет на вооружении около двух тысяч баллистических ракет среднего радиуса действия DF-11, DF-15 и DF-21. Т. е. китайские баллистические ракеты обещают падать на Индию дождем, а столица индийского государства — Нью-Дели находится всего в 350 км от тибетской границы с Китаем. Китайские ракетные подразделения, размещенные в Синьцзяне и на Тибете, могут безнаказанно поражать цели в северной половине Индии. Индия же не имеет ни противоракетной обороны, ни комбинированных воздушных и космических средств, необходимых для определения местоположения и уничтожения вражеских ракетных пусковых установок, а собственные баллистические ракеты Индии оснащены лишь для ядерной войны.
Между тем, сухопутный военный театр возможной индийско-китайской войны находится в высокогорном Тибете в местах с наименее развитой транспортной инфраструктурой, что затрудняет использование имеющихся крупных соединений механизированных войск. Единственно небольшие группы танков и БТР можно использовать в некоторых частях провинций Ладакх и Сикким. Тем не менее, Народно-освободительная армия Китая имеет достаточно быстрый доступ к фронту в Тибете благодаря построенным автомагистралям и высокоскоростным железным дорогам. С индийской стороны ничего этого нет. Но китайские атаки можно легко остановить действиями индийской артиллерии, так как направления возможных наступлений через долины и горные перевалы всем хорошо известны. Несмотря на огромные размеры обеих армий — 1,2 млн у Индии и 2,2 млн для КНР сухопутная борьба здесь, вероятно, быстро придет в позиционный тупик.
После войны в 1962 году ЦРУ «официально» опасалось, что Китай может напасть на Индию в обход через Непал или Мьянму (Бирму). Это побудило индийцев посмотреть пристальней на свой южный фланг. Отчасти негативная конфигурация здесь была ликвидирована после краха Восточного Пакистана и создание независимой Бангладеш. Однако в последние два десятилетия из-за роста китайских ВМС индийские лидеры вынуждены были вновь перенести центр своего внимания к безопасности страны с севера (Тибет) и запада (Пакистан) на юго-восточное побережье Индии, где сосредоточена значительная часть портовой инфраструктуры и энергетики страны. Фактически, Индию принудили защищать свой южный фланг на море. В подобных обстоятельства, полагают эксперты, нынешние индийские военно-морские учения «Малабар» подсказывают решение, чтобы выйти из возможного военного стратегического тупика в Тибете и избежать ударов китайскими баллистическими ракетами по индийской территории. Для этого войну между КНР и Индией следует перенести на море. И это станет решающим фактором в конфликте между двумя странами. Ведь Индия своим полуостровом в буквальном смысле нависает над стратегическими транспортными морскими коммуникациями Китая. Между тем, известно, что к 2020 году Китай собирается завершить формирование своего стратегического запаса нефти, который позволит при блокаде предотвратить общенациональную нехватку топлива на срок до семидесяти семи дней. Т. е. для победы в войне над Индией у КНР есть на все про все около трех месяцев. После этого срока Пекин должен будет стремиться к прекращению войны.
Война между Индией и Китаем, пророчествуют американские эксперты, могла бы стать жестокой и короткой по времени, но с далеко идущими последствиями для мировой экономики и политики. После нее один из двух кандидатов на роль главной производственной мастерской мира должен был бы отступить на второй план. Разумеется, в недостаточно отчетливо артикулированных мечтах американских экспертов проигравшей стороной обязательно должен стать Китай.
7 августа 2017 года во влиятельном американском издании Foreign Policy была опубликована статья Джеймса Холмса под провоцирующим названием: «Кто победит в великой китайско-индийской морской войне 2020 года?». Пока две сухопутные армии смотрят друг на друга на неудобном для современной войны высокогорном театре военных действий в Гималаях, пророчествует автор этой статьи, настоящий конфликт между двумя поднимающимися державами может вспыхнуть на море. Разумеется, китайско-индийская морская война сейчас кажется невероятной, пишет автор, но так обычно оценивают перспективу большинства войн, прежде чем они произойдут. Кроме того, военный конфликт на море между Китаем и Индией может произойти независимо от событий на суше.
Китай рассматривает Южно-Китайское море в качестве зоны своего «бесспорного» суверенитета. В подобном же духе Индия моделирует свою внешнюю политику и стратегию по отношению к Индийскому океану, рассматривая его в качестве зоны своего исключительного национального интереса. Китай осознает слабость своих позиций на этом отрезке своих торговых путей, поэтому он продвигает в обход свою инициативу «Один пояс, один путь», направленную на создание инфраструктуры и содействие экономическому развитию вдоль исторических торговых путей в Евразии. Отчасти «Один пояс, один путь» в значительной степени призван компенсировать неустойчивое положение Китая на морских торговых путях в Индийском океане.
Одновременно Китай пытается проникнуть в Индийский океан и создать на его берегах свои опорные пункты. В начале июля этого года китайские СМИ сообщили о том, что КНР открывает свою военно-морскую базу в Джибути у Африканского Рога. 11 июля китайское информационное агентство Xinhua сообщило, что военные корабли КНР уже отправились в эту страну. Совсем недавно Пекин договорился о 99-летней аренде морского порта Хамбантота в Шри-Ланке, т. е. в недружественном подбрюшье Индии. В Пакистане на условии аренды на 43 года КНР строит порт Гвадар. Участие Пакистана в возможной войне на стороне Китая может усложнить задачу для индийских ВМС. Кроме того, китайцы используют еще и лизинговую базу на Мальдивах. А еще они обзавелись радарной станцией на острове Коко в Мьянме, которая может действовать в качестве системы раннего предупреждения. Действия Китая в отношении прибрежных государств в Южной Азии выглядят подозрительными для индийцев. Они расценивают подобную активность, как попытку построить цепь китайских морских портов с перспективой превращения их в сеть китайских военно-морских баз на традиционных для индийского флота пространствах. Недавнее посещение китайскими военными кораблями вод Балтики означает, что Китай демонстрирует и там свой флаг, свою способность осуществлять свое военно-морское присутствие в «дальних морях».
Если Наполеон говорил, что дело на войне решают «большие батальоны», то его современник британский адмирал Горацио Нельсон полагал, что залогом победы на море при всех прочих условиях является «число», т. е. количество боевых кораблей. В настоящее время численное преимущество явно на стороне китайского флота НОАК. Соотношение по атакующим подводным лодкам выглядит как 4 к 1 в пользу КНР. По надводным кораблям (эсминцам УРО, фрегатам, корветам и пр.) — соотношение 3 к 1. Но простым преимуществом в количестве кораблей не гарантируется победа. Победа достигается целым рядом других факторов, включая опыт, правильную стратегию, обученность личного состава и т. д.
Китайско-индийское военно-морское соревнование или гонка морских вооружений — это нечто новое в истории Азии, что делает этот процесс трудным для прогнозирования. Ни современная Индия, ни современный Китай не имеют в новейшее время опыта участия в морских войнах с использованием крупных военно-морских соединений. Индийские правители запретили морские путешествия еще в XIV веке. Китайская династия Мин отказалась от военно-морского флота после серии впечатляющих морских походов в Юго-Восточную и Южную Азию. В 1895 году только что построенный сановником Ли Хунчжаном китайский броненосный флот был в паре сражений уничтожен и захвачен японцами.
Считается, что современные индийские моряки превосходят своим мореходным опытом своих китайских противников, а индийские военные морские экипажи лучше обучены. Индийский военно-морской флот самый занятый практическими плаваниями и военно-морскими учениями флот в мире, наряду с американским. Индийский военно-морской флот все 70 лет независимости поддерживал свое регулярное присутствие в водах Индийского океана. Он сыграл определенную роль в войне за независимость Бангладеш в 1971 году. И, наоборот, до недавнего времени китайский флот НОАК зачастую простаивал в портах на своих базах. Однако в настоящее время он все чаще пребывает в открытом море. Поэтому соотношение в опыте в пользу индийцев остается не таким очевидным.
Однако общая геостратегическая ситуация явно находится на стороне Индии. Индийский военно-морской флот в случае конфликта с Китаем располагается вблизи вероятных проблемных мест, в то время как китайский флот в случае наступления в Индийском океане должен будет действовать в удалении от своих баз. В этом случае мощные индийские военно-воздушные силы станут дополнительным гарантом индийской военно-морской мощи. Сейчас Индия имеет две зарубежные базы радиоэлектронной разведки в Индийском океане: одну на Мадагаскаре, другую на острове Маврикий. Обе базы обеспечивают индийские вооруженные силы информацией о ситуации в Индийском океане к востоку от африканского побережья. Кроме того, Индия имеет военно-морскую базу на Сейшельских островах. Индия имеет право на швартовку военных кораблей в порту Маскат в Омане, что позволяет индийским ВМС поддерживать присутствие в районе Персидского залива и на подступах к Аденскому заливу и Красному морю. Разумеется, Индия наблюдает за всеми морскими поставками нефти с Ближнего Востока, включая те, что идут не через Суэцкий канал, а в обход африканского материка.
В целом, общая военно-стратегическая ситуация для военно-морского флота КНР напоминает то, что испытывал российский императорский Тихоокеанский флот в начале ХХ века. Ограниченный противником доступ на морской театр военных действий привел русский флот к катастрофе Цусимы. Аналогичным образом современному китайскому военному флоту закрыт выход и на тихоокеанские просторы, и выход в Индийский океан. Цепь островов вдоль береговой линии материкового Китая контролируется США и их союзниками. Еще в 1987 году отец-основатель современного военно-морского флота КНР адмирал Лю Хуацин сравнил эту цепочку островов с «железной цепью», запрещающей доступ Китая к западной части Тихого океана. Кроме того, в отношении этой «железной цепи» островов китайский ВМФ невольно вынужден занимать оборонительную конфигурацию, поскольку с нее исходит военная угроза материковому Китаю. И еще вход в Индийский океан через Малаккский пролив закрывает Индия своим военным присутствием на Андаманских и Никобарских островах. Эта цепочка островов с их индийскими военными базами становится препятствием для китайского военно-морского проникновения с востока на запад в Индийский океан. Доступ к Индийскому океану имеет стратегическое значение для КНР. Китай является импортером энергоносителей, большая часть которых поступает по морю из Персидского залива на восток через Малаккский пролив в Южно-Китайское море. Поэтому у Индии имеется собственная достаточно простая стратегия борьбы по созданию «ограниченного доступа» для китайцев в Индийский океан.
Чтобы победить в морской войне и взять под контроль свои морские коммуникации из Персидского залива через Индийский океан, Китай должен будет занять позицию стратегического наступления в отношении индийского военно-морского флота. Сейчас на стороне Китая есть очевидное численное преимущество. Но значительное численное превосходство на бумаге флота КНР не должно вводить всех в заблуждение. Китай не может направить все свои военно-морские силы против Индии. Поэтому борьба даже с численно уступающим индийским военно-морским флотом имеет для китайского флота сомнительный исход. Союзником Индии является сама география театра военных действий, качество ее флота и боевой авиации. На стороне Индии и столь значимые ее «партнеры», такие как Соединенные Штаты и Япония.
И хотя Индия в 2015 году обогнала КНР по размеру экономического роста, ее ВВП в пять раз уступает китайскому. Соответственно, военные расходы Индии, в том числе, и на ее военно-морской флот меньше, чем у китайцев. Индия тратит на военные расходы 2,47% от ВВП (2016). КНР — 1,9% от ВВП (2016). По военным расходам Индия уступает КНР в четыре раза: $ 51,3 млрд против $ 214,8 млрд. Но по ним Индия, например, уже опередила свою бывшую метрополию — Великобританию, а также такую великую европейскую военную державу, как Франция.
Общее соотношение военно-морских сил двух стран относится, как три к одному в пользу Китая. Однако имеющихся военно-морских сил Индии достаточно для того, чтобы организовать морскую блокаду Китая на дальних подступах в Индийском океане. И это то, чего опасаются китайцы. В случае войны они должны будут уничтожить индийский флот. Достаточно ли у них для этого сил?
Индия занимает 5-е место в мире по количеству и тоннажу боевых кораблей в составе ВМС после США, Китая, России и Великобритании. Сейчас Индия имеет в строю один авианосец советской постройки и российской перестройки — «Викрамадитью» (бывш. «Адмирал Горшков»). Второй индийский авианосец «Вираат» (бывш. британский «Гермес») был выведен из состава флота в марте 2017 года. На его замену в 2018 году будет введен в строй новый авианосец «Викрант» — индийское развитие типа советских авианесущих крейсеров. Ожидается, что индийский суперавианосец «Вишал» с ядерной энергетической установкой войдет в строй индийского флота только в 2025 году. В множественном числе одни индийские авианосцы скоро будут способны закрыть доступ китайцам в Индийский океан.
На подходе у индийцев четыре ПЛАРБ типа «Арихант» (6 тыс тонн водоизмещения). Головной корабль серии в 2016 году вступил в строй. На вооружении этого ПЛАРБ состоит 12 баллистических ракет K-15 Sagarika среднего радиуса действия (от 750 до 1900 км в разной боевой нагрузке).
В строю индийских ВМС и атакующая АПЛ «Чакра» — это российская атомная подводная лодка К-152 «Нерпа» (типа 971 «Щука-Б»), которая в 2012 году была сдана в лизинг ВМС Индии сроком на 10 лет. Сейчас «Чакра» использовалась для подготовки экипажей атомного подплава Индии.
Кроме того, в составе индийских ВМС находится 12 дизельных подводных лодок — это четверка добротных дизель-электрических подводных лодок типа 209 (1500 тонн) немецкой постройки (1986—1994 годов) и восемь дизель-электрических подводных лодок типа «Синдугош» — 877ЭКМ «Варшавянка» (2300 тонн) российской постройки (1986—2000 годов). Все индийские «Варшавянки» модернизированы до проекта 8773 — из них большинство в Северодвинске на предприятии «Звездочка». С 2017 года индийские «Варшавянки» будут заменяться шестью дизель-электрическими субмаринами типа «Калвари» индийской постройки.
Из надводного флота в строю индийских ВМС состоит 11 эсминцев:
— три эсминца типа «Дели» индийской постройки (6,7 тыс) 1992—1996 годов постройки;
— три эсминца типа «Колката» индийской постройки (7,5 тыс тонн) 2006—2010 годов постройки.
— пять эсминцев типа «Раджпут» проекта 61МЭ советской 1980—1987 годов постройки (4,9 тыс).
13 фрегатов:
— три типа «Шивалик» индийской постройки (6,2 тыс) 2001—2012 годов;
— шесть типа «Талвар» (4 тыс) проекта 11 356 российской постройки 2000—2013 годов;
— три типа «Брахмапутра» (3,8 тыс) индийской постройки 2000—2005 годов;
— один типа Годавари (3,8 тыс) индийской постройки 1988 года.
23 корвета пяти типов: «Камори», «Кора», «Кукри», «Абхай» и «Виир».
Что касается Военно-морского флота Народно-освободительной армии, то по количеству кораблей и тоннажу он числится вторым в мире после США.
В настоящее время Китай имеет в строю своего ВМФ один авианосец «Ляонин» водоизмещением в 67,5 тыс тонн (типа «Адмирал Кузнецов»). Перестроенный на китайской верфи «Ляонин» вошел в строй в 2012 году и используется китайцами как базовый корабль для создания авианосной морской авиации. Следующий авианосец «Шандунг» в 70 тыс тонн находится в постройке с ориентировочной датой ввода в строй в 2020 году. В плане у китайцев присутствует и один авианосец в 110 тыс тонн. Последний обещает стать настоящим ударным авианосцем с атомным движителем на борту.
Китай имеет в строю десять атомных субмарин: четыре ПЛАРБ типа 094 и шесть атакующих АПЛ типа 093. На подходе новые АПЛ типа 095 в 20 тыс тонн водоизмещения — настоящие океанские подводные суда.
Кроме того, в составе флота числится 60 дизель-электрических подводных лодок: 17 типа 035 «Минг» 1990—2000 годов китайской постройки; 12 типа «Варшавянка» 1994—2005 годов российской постройки; 13 типа 039 «Сонг» 1998—2006 годов китайской постройки; 18 типа 039А «Юан», строятся в Китае с 2006 годов.
Надводный военный флота Китая насчитывает:
— 36 единиц эсминцев: 13 типа 052D, 2 типа 051С, 6 типа 052С, 2 типа 052D, 4 типа «Современный», 1 типа 051B, 2 типа 052, 6 типа 051;
— 47 единиц фрегатов: 25 типа 054А, 10 типа 053H3, 6 типа 053 и 6 053H;
— 35 единиц корветов — все типа 056 с его вариациями.
Кроме того, очень солидно выглядит китайский амфибийный флот. От этого на Тайване не должны спать спокойно. В его составе 66 амфибийных судов от 800 до 25 тыс тонн водоизмещением.
Таким образом, Китай имеет очевидные преимущества над Индией с точки зрения численного превосходства своего флота, превосходства в собственном судостроении и, самое главное, в величине военного бюджета. По-простому, Китай имеет больше денег, больше верфей, чтобы строить больше кораблей. Индия, в свою очередь, стабильно улучшает свои ВМС. Избранная ей стратегия совершенства собственного военно-морского судостроения в конечном итоге предопределит облик индийского флота на следующие 40 лет.
Так, например, индийские подводные силы уступают китайским числом, но считаются более качественными. Индийские лодки менее шумные в сравнении с китайскими. Это связано с доступом индийцев к западным технологиям, перекрытым для китайцев после введения санкций из-за событий на площади Тяньаньмэнь в 1989 году. Тем не менее, известно, что китайские подводные лодки регулярно заходят в Индийский океан. Обычно они следят за индийскими судами для получения сонарного профиля этих кораблей. У США есть собственные сонарные записи на все китайские подводные лодки и надводные корабли. Американцы могли бы передать подобного рода информацию индийским военным.
Индийский военно-морской флот количественно уступает китайскому, но имеет более высокотехнологичные корабли и высокоточное ракетное оружие. Индийцы быстро развивают свою военную технику и имеют лучшее программное обеспечение в БИУС своих кораблей. Китайские военные эксперты согласились с тем, что индийские фрегаты типа «Шивалик» превосходят все имеющиеся в строю китайские фрегаты. Кроме того, индийцы имеют у себя на вооружении более продвинутые антикорабельные ракеты, чем китайцы. На вооружении индийского флота состоит сверхзвуковая противокорабельная ракета PJ-10 «БраМос», разработанная совместно ОАО «ВПК „НПО машиностроения“» и Организацией оборонных исследований и разработок (DRDO) Министерства обороны Индии. У китайцев нет близкого по возможностям ракетного противокорабельного вооружения, нет и сверхзвуковых противоракет. На международном рынке вооружений «ракета БраМос» вызвала значительный интерес. Такие страны как Бразилия, ЮАР, Чили и многие другие уже заказали этих ракет на $ 13 млрд.
У Индии имеется и бóльший, чем у китайцев, опыт в эксплуатации авианосцев, связанных с развитой британской технологией. Сейчас на индийском авианосце используются российские МИГ-29К и британские самолеты вертикального взлета Sea Harrier. И, наоборот, китайцы только обретают подобный опыт. На этом пути они ищут себе проблемы. Китайцы собираются использовать в своей авианосной авиации J-15 — копию советского Су-33. Но, по последним сообщениям, J-15 имеет серьезные проблемы с двигателем из-за недостатков копирования. Это создает серьезные сложности китайской программе создания авианосцев. Тем не менее, несмотря на возникшие трудности, китайский военно-морской флот пытается создать боевые группы, которые будут сопровождать авианосцы, когда они отправятся на походы вдали от своих берегов. С этим связано, например, начало постройки в КНР новых 10 тыс тонных эсминцев.
И в дальней морской авиации Индия имеет некоторое преимущество над китайцами за счет приобретенных у США восьми противолодочных самолетов P-8I «Нептун» (индийская версия американского P-8A «Посейдон»). Индийцы заказали в США еще четыре машины этого класса.
Кроме того, в прошлом месяце Соединенные Штаты согласились продать Индии 22 усовершенствованных беспилотных летательных аппарата, которые могли быть развернуты в районе Малаккского пролива и использованы для отслеживания китайских надводных и подводных военно-морских передвижений. Беспилотные летательные аппараты могут использоваться совместно с приобретенными у американцев противолодочными самолетами P-8I «Нептун», которые уже размещены на аэродромах на Андаманских и Никобарских островах.
Итак, можно делать окончательный вывод. Китайский военно-морской флот численно сильнее, чем индийский флот, но он пока недостаточно силен, чтобы фактически победить индийский флот, который обладает очевидным качеством. Кроме того, Индия и Китай не имеют общей морской границы, что делает крайне маловероятным прямое военно-морское столкновение. В текущей конфигурации и китайские, и индийские военно-морские силы имеют оборонительную направленность. Это отличает их от ВМС США, которые структурированы для проведения дальних наступательных операций. Индийские и китайские флоты — нет. Индия имеет и огромное преимущество перед КНР, если театр морской войны будет ограничиваться одним Индийским океаном. Сейчас прямой конфликт на море Китая и Индии кажется маловероятным. Но его могли бы спровоцировать не только пограничные столкновения в Тибете, но и новая индо-пакистанская война. Китай является негласным союзником Пакистана и будет противодействовать Индии в нанесении ему решительного поражения.
Сейчас военная активность Индии в районе Индийского океана встречает явное понимание и сочувствие со стороны руководства США, считающего Индию естественным противовесом растущему влиянию Китая в Африке и Южной Азии. Эксперты в США полагают, что китайско-индийский конфликт более вероятен, чем китайско-американский. Главная причина этого — геополитическая борьба за лидерство и ресурсы в регионе. Было время, когда многие эксперты в Китае считали, что присутствие США в Южной Азии и на Тихом океане способствует стабильности, но теперь преобладающее мнение состоит в том, что США разжигают пламя и поощряют другие государства сопротивляться росту Китая. В частности, очевидно, что американцы поощряют Индию на военный конфликт с КНР.
В экономическом плане в некоторых кругах в Вашингтоне был непродолжительный интерес к использованию Индии в качестве альтернативного инвестиционного рынка. Однако индийская экономика оказалась более коррумпированной и нестабильной, чем китайская. Поэтому в Вашингтоне существуют сомнения относительно перспектив грандиозного военно-политического союза между Индией и США. Индийская политическая элита так же осторожна в отношении Китая, как и Соединенных Штатов. Индия больше всего хотела бы быть независимой державой, которая является лидером в Южной Азии. Сейчас военное сотрудничество Нью-Дели с Вашингтоном уравновешивается тесными связями с Россией по передаче военных технологий и некоторым сотрудничеством с Европой в закупках оружия. У Вашингтона и Нью-Дели есть основания для того, чтобы делать общее дело в Индийском океане и, возможно, даже в Тихом океане. Но эта политика со стороны американцев, скорее, будет напоминать балансировку сил в Европе в ХIХ веке, а не в период холодной войны. И КНР, и Индии предстоит «не попасться» в ловушку большой войны друг с другом, о которой сейчас мечтают американцы, подсказывая легкие пути к победе Индии над Китаем.

Аналитическая редакция EADaily
https://eadaily.com/ru/news/