2016-й – високосный. Что ждать от такого года?

Правда, что високосный год всегда более трудный и проблемный, чем обычные? Что ждёт знаки Зодиака в очередном високосном году?
«Раз в четыре года в нашем календаре бывает не 365, а 366 дней. Многие склонны в этом видеть нечто мистическое, обещающее дополнительные несчастья. Но статистика упорно доказывает: в високосном году трудностей, как правило, не больше, чем в любой другой год. Но если упорно их ждать – можно и накликать. Так что лучше верить статистике», — рассказала «АиФ-Ростов» журналист и выпускница Высшей школы астрологии Людмила Чулкова.
«Однако, с точки зрения астрологов, у високосного года есть свои особенности, — добавляет Людмила Александровна. – Все давно заметили, что в каждый последующий год наш день рождения приходит на каждый последующий день недели. То есть, если в прошлом году мы отмечали именины в понедельник, то в нынешнем это будет во вторник. А так как дни недели находятся под управлением планет солнечной системы, то перед нами ставится космическая программа поочередно проработать те или иные задачи.
Так, воскресеньем правит Солнце. Если очередной день рождения выпал на этот день, нам предстоит активно заниматься творческой самореализацией. Если мы очередную годовщину отметили во вторник – предстоит проявлять марсианскую активность.
В високосный год в этом чередовании происходит сбой: наш день рождения «перепрыгивает» через день: если в предшествующем високосному году именины праздновались в понедельник, то теперь они выпадают на среду. Нарушается очередность в прорабатывании планетарной программы. Вернее, в високосном году предстоит решать задачи и нынешнего управителя, и отрабатывать задачи «пропущенной» планеты.
Но кто сказал, что это способно дать дополнительные несчастья и проблемы? На мой взгляд, может сделать жизнь более яркой, насыщенной, интересной», — говорит Людмила Чулкова.

История «наркомовских 100 грамм»

Сталин и Ворошилов были людьми пьющими. Никита Хрущев вспоминал о случае времен Гражданской войны:«Когда Сталин находился в Царицыне, он поехал на хлебозаготовки и принимал тогда же меры по организации обороны Царицына. Туда вместе с 5-й армией отступил с Украины Ворошилов, и там они сошлись со Сталиным.

Сталин рассказывал, что Ленин вызвал его в Москву с докладом о положении вещей. Потом Ленин ему говорит: «Батенька, я получил сведения, что вы там пьянствуете: сами пьете и других спаиваете. Нельзя это делать!» В общем, и «вождь народов» и «первый маршал» действие спиртного «в боевых условиях» знали неплохо.

Во всяком случае в январе 1940 года во время финской военной кампании нарком Ворошилов обратился к Сталину с просьбой: в связи с тяжелыми погодными условиями, а мороз был под сорок, выдавать бойцам и командирам по сто граммов водки и по 50 граммов сала в день. Генсек немедленно согласился. Танкистам норму удвоили, а летчикам как элите Вооруженных сил решили выдавать по 100 граммов коньяка.

С 10 января и по начало марта 1940 года воинами Красной Армии было выпито более 10 тонн водки и 8,8 тонны коньяка. Ну а в войсках появились два новых понятия: «ворошиловский паек» (водка и сало) и «наркомовские 100 грамм»…

ГОРЯЧЕЕ ЛЕТО СОРОК ПЕРВОГО

Летом 1941-го водку в войсках начали выдавать уже в июле. Хотя приказ Народного комиссара обороны № 0320 был подписан не самим наркомом, а его заместителем генерал-лейтенантом интендантской службы Хрулевым и появился лишь 25 августа 1941 года. Но в данном случае Хрулев был только исполнителем. За три дня до приказа было издано подписанное Сталиным постановление ГКО под грифом «сов. секретно» следующего содержания (см. фото)
уточнявшем постановление приказе с названием «О выдаче военнослужащим передовой линии действующей армии водки по 100 граммов в день» отмечалось, что летчики, выполняющие боевые задания, и инженерно-технический состав аэродромов действующей армии должны получать водку наравне с бойцами, сражавшимися на передовой.

Развозилась водка по фронтам в железнодорожных цистернах (примерно 43 — 46 цистерн в месяц). Затем ее переливали в бочки или молочные бидоны и отправляли в части и подразделения. Там, где была возможность, спиртное могли выдавать и в стеклянной таре.

Кстати, в постановлении ГКО указывалась еще и крепость водки — 40 градусов… С водкой шли в атаку, ею же поминали погибших товарищей. А согреваться летом было не нужно — это понадобилось осенью, зимой и ранней весной следующего, 1942 года…

ДЕНЬ ФИЗКУЛЬТУРНИКА? НАЛИВАЙ!

Падение боевого духа войск после поражений под Харьковом и в Крыму заставило Сталина вновь поставить вопрос о водке во главу угла. В мае 1942 года он решил, что выдачу «наркомовских 100 грамм» нужно дифференцировать. Тем не менее подписание постановления ГКО отложили на июнь. Сталин сам внес серьезную редакционную правку в документ (см. фото).
Проект предусматривал «сохранить выдачу водки только военнослужащим частей передовой линии, имеющим успехи в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками, увеличив ее до 200 г в день», но Сталин своим красным карандашом внес исправления. Текст теперь сохранял «наркомовские» только для тех частей передовой линии, военнослужащие которых ведут наступательные операции.

Остальным военнослужащим частей передовой линии 100 граммов были отныне положены только по праздникам. В их число входили революционные и общественные торжественные дни: годовщина Октябрьской революции 7 и 8 ноября, День Конституции 5 декабря, День Красной Армии 23 февраля, Всесоюзный день авиации 16 августа, день праздника полка (сформирования части) и почему-то Всесоюзный день физкультурника 19 июля. Международный юношеский день 6 сентября, присутствовавший в проекте, «лучший друг детей» решительно вычеркнул…

«ОРУЖИЕ ПОБЕДЫ»

12 ноября 1942 года, за неделю до перехода советских войск в наступление под Сталинградом, ГКО вновь упорядочил выдачу алкоголя в вой-сках. И постановление, и приказ стали более либеральными: по 100 граммов наливали всем, кто был на передовой и вел боевые действия. Не обошли и артиллеристов — минометчиков, поддерживавших огнем пехоту. Тыловикам — полковым и дивизионным резервам, стройбату, который «работал под огнем противника», и раненым (по разрешению врачей) теперь наливали по 50 граммов в сутки.

Ну а Закавказскому фронту разрешили вместо водки выдавать по 200 граммов портвейна или по 300 граммов сухого вина в день. За последний месяц 1942 года Западный фронт выпил почти миллион литров водки, Сталинградский — 407 тысяч литров, а Закавказский — 1,2 миллиона литра вина… Позднее нормы выдачи спиртного в действующей армии снова были откорректированы. 30 апреля 1943 года Сталин подписывает постановление ГКО № 3272 «О порядке выдачи водки войскам действующей армии».

В приказе НКО говорилось: «1. Прекратить с 3 мая 1943 г. массовую ежедневную выдачу водки личному составу войск действующей армии. 2. Выдачу водки по 100 граммов в сутки на человека производить военнослужащим только тех частей передовой линии, которые ведут наступательные операции, причем определение того, каким именно армиям и соединениям выдавать водку, возлагается на военные советы фронтов и отдельных армий. 3. Всем остальным военнослужащим действующей армии выдачу водки в размере 100 граммов на человека в сутки производить в дни революционных и общественных праздников».
Сразу после Курской битвы в лимитный перечень расхода водки впервые попали части НКВД и железнодорожные войска, которые потребили с 25 ноября по 31 декабря 1943 года водки столько же, сколько весь Северо-Кавказский фронт. Отменена же была выдача водки в частях действующей армии в связи с капитуляцией фашистской Германии только в мае 1945 года…

Автор благодарит сотрудников Российского государственного архива социально-политической истории за помощь в подготовке материала.

А ЕЩЕ БЫЛ СЛУЧАЙ

Обслужить «афганцев» рад самогонный аппарат В Советской армии спиртное личному составу не полагалось. Кроме 100 граммов сухого вина в день морякам на атомных подводных лодках во время боевого похода. Говорят, что многие употребляли этот паек по очереди с товарищами — чтобы удвоить или даже утроить дозу. В сухопутных силах на помощь страждущим приходили самопальные «чудеса техники» в виде всевозможных перегонных кубов самой замысловатой конфигурации.
Вот фрагмент переписки офицера-«афганца» (он на снимке) с военным обозревателем «КП» полковником Виктором БАРАНЦОМ:

— У меня в Афгане тоже был мощный аппарат (достался в наследство от старого командира батареи). Змеевик — топливная трубка от ГАЗ-66, емкость — бак от ПАК-70. Струя была толщиной с палец! Баранец:

— Сколько надо было выпить для перехода из вертикального в горизонтальное положение для стрельбы лежа?

— В батальоне была своя пекарня, так что дрожжи почти всегда имелись. А за основу брали югославский джем. Или просто сахар, сгущенку… По времени хватало двух-трех суток — и вот уже мулька (она же бражка) готова! Часто терпения не хватало, и уже на бражной стадии все выпивалось. Запах был приятный, во всяком случае не сивушный. Иногда экспериментировали с двойной перегонкой, но редко…

http://www.neveroyatno.info/

Ледяные аэродромы

Идея айсберга-аэродрома приходила в головы писателям-фантастам и инженерам не раз. В самом деле, как только самолеты научились благополучно разгоняться и садиться на ровной площадке, покорение полюсов планеты с помощью авиации стало делом техники – ведь естественных аэродромов там хватает.

Об этом говорил еще в XIX веке полярный исследователь Юлиус Пайер после открытия им Земли Франца-Иосифа: «Было бы разумно воздержаться от попыток достижения полюса, пока на смену беспомощным морским судам не придут суда воздушные». И верно – прошло всего несколько десятков лет, и в 1925 году Руаль Амундсен уже написал: «Воздушный корабль пришел на смену собакам. Будущность полярного исследователя тесно связана с авиацией».
Однако когда новизна покорения Арктики по воздуху схлынула, на первый план вышли военные, рассматривавшие лед не только как приятное дополнение в стакане с бурбоном, но и как площадку для взлета и посадки авиационных армад.

Первые упоминания об искусственных ледяных плавучих аэродромах можно встретить в американском журнале Popular Mechanics за 1932 год. Изобретатель такого аэродрома, немецкий доктор А. Герке из Вальденбурга, полагал, что для постройки необходимы два или три судна с холодильным оборудованием и подходящее мелководное место. Там водолазы на дне монтируют сетку из горизонтальных и вертикальных труб, по которым затем подается холодильный агент. В случае если аэродром нужен в другом месте, его буксируют на нужную точку и ставят на якорь. Изобретатель утверждал, что он создал подобную льдину на озере Цюрих, которая просуществовала еще шесть дней после отключения холодильного оборудования.

Спустя несколько месяцев журнал вернулся к этой же теме, написав про искусственные острова доктора Герке небольшую заметку, в которой, впрочем, не сообщалось ничего нового. Единственное, что претерпело сильные изменения, – это графическое отображение проекта. Если раньше оно виделось как огромная льдина с тремя взлетно-посадочными полосами, ангаром, холодильным заводом, бухтой для кораблей и большим хозяйственным зданием, то теперь искусственный айсберг весьма смахивал на громадный ледяной корабль. Все постройки и защищенный от волн причал остались на месте, но взлетно-посадочная полоса была только одна.

Правда, никто проектом доктора Герке в итоге так и не заинтересовался, а вот садиться на льдины в боевых условиях стали уже скоро.
Трюки во льдах

Один из таких случаев произошел во время советско-финской войны, когда советский истребитель летчика Ромашко, подбитый белофиннами, совершил вынужденную посадку на заснеженную землю. Попытку вывезти боевого товарища совершил пилот Добров из того же звена, но его самолет потерпел аварию, а сам летчик получил тяжелые ранения.

Ромашко 18 километров в завьюженной ночи нес на себе раненого товарища. На льду Финского залива ему показалось, что злоключения уже позади. Однако вскоре лед развело, и двое летчиков оказались на льдине, дрейфующей в море. Там их и обнаружило звено летчика Бобрика.

Спасение терпящих бедствие казалось делом почти безнадежным – льдина имела около 250 метров в длину и всего лишь 100 метров в ширину, однако Бобрик совершил головоломный трюк: он приземлился впритирку с одним краем льдины и затормозил у самого другого края, когда казалось, что самолет свалится в воду. Примеру командира последовал и другой летчик звена – Шаров, мастерски посадивший машину рядом. Советские летчики были спасены.
Удар через полюс

Во время Второй мировой Северный полюс почти не служил местом приложения силы воюющих стран, однако с началом холодной войны все изменилось. Ведь через Арктику можно успешно нанести ядерный удар!

«По-моему, начиная с 1946 года с аэродрома на мысе Барроу два раза в неделю на полюс и обратно на высоте 5-6 тысяч метров ходили американские “летающие крепости”, – вспоминает участник тех событий, полковник медицинской службы Виталий Волович. – Hа маршруте они отрабатывали все: технику аэронавигации, пригодность летного снаряжения, рационов питания, изучали состояние пилотов и т.д. Кроме того, они активно осваивали в военных целях ледовые острова. Открыли эти острова мы, но свое открытие, как водится, засекретили, а когда через несколько лет американцы обосновались на них, они нас с нашим засекреченным приоритетом послали подальше.

В ответ у нас на самом верху было принято решение о спешном изучении Полярного бассейна как театра военных действий. Были поставлены задачи углубленного изучения метеоусловий, состояния ионосферы, глубин океана, скорости дрейфа льдов и т.п. Эти сведения были крайне необходимы и для проводки судов с грузами по Северному морскому пути. Заодно нужно было испытать новые военные и транспортные самолеты».

С 1948 года советские военные начали регулярные исследования Центрального Полярного бассейна. Делалось это следующим образом: группы исследователей на самолетах Ли-2 и Ил-14 высаживались во льдах, ставили палатку, делали необходимые замеры и отправлялись на базу экспедиции «Север». Однако СССР столкнулся с одной неприятной особенностью – если американцы обладали большим количеством стратегических бомбардировщиков, способных превратить города «империи зла» в подобие Хиросимы, то у самолетов Советского Союза мощности нанести ответный удар не хватало. Учитывая отсутствие систем дозаправки в воздухе и не желая мудрить с самолетами-авианосцами, Политбюро приняло решение использовать в качестве гигантских авиабаз… дрейфующие льды. Тем более что потренироваться уже было на чем – грузы научным экспедициям на дрейфующих льдинах уже давно доставлялись по воздуху.
Самая холодная война

Параллельно с исследованием возможности посадки на льдину тяжелых бомбардировщиков велись работы и по изучению базирования на ледяных аэродромах истребителей. В 1948 году было решено совершить перелет нескольких дальних истребителей Ла-11 на льдину, используемую одной из научных экспедиций АН СССР, однако выполнить задачу оказалось не так просто. Компасы, которыми были оборудованы истребители, при любых маневрах стойко показывали на юг, поэтому пилоты не смогли ту самую льдину, на которую предстояло совершить посадку, найти. Пришлось привлечь к экспедиции бомбардировщик Ту-6, оборудованный хорошим навигационным оборудованием (в частности, не дающим сбоев астрокомпасом). Вначале он вылетел с острова Врангеля и произвел посадку на искомую льдину, а затем 7 мая 1948 года выступил в качестве лидера для тройки Ла-11. Совершив благополучную посадку (тормозить пилотам пришлось как автомобилистам на гололеде – быстро нажимая и отпуская педаль тормоза) и несколько полетов с льдины, экспедиция вернулась обратно. Она показала, что после необходимой доработки самолетов (так, требовалось оснастить самолеты противообледенительными системами, улучшить навигационное оборудование, обеспечить взлет с неукатанных снежных полос) вполне возможно устройство боевых аэродромов на льдинах для несения дежурства в воздухе.

Так началась новая эра – эпоха холодной войны в одном из самых холодных регионов на планете.

Юрий ДАНИЛОВ

Неотвратимое возмездие: Бомбардировщик Пе-2

Знаменитый Пе-2 представлял собой двухмоторный пикирующий бомбардировщик, разработанный под руководством В.М. Петлякова в Специальном техническом отделе (СТО) НКВД. Изначально самолет под обозначением «100» задумывался как тяжелый истребитель с гермокабиной. Проектирование велось с 1938 г., опытный экземпляр впервые поднялся в воздух 22 декабря 1939 г. Результаты государственных испытаний были в целом положительными, но, поскольку угроза массированного применения противником высотных бомбардировщиков отсутствовала, внедрение истребителя в серию признали нецелесообразным. Вместо этого в мае 1940 г. было предложено создать на базе самолета «100» пикирующий бомбардировщик.

Самолет, получивший обозначение ПБ-100, унаследовал от предшественника общую аэродинамическую схему цельнометаллического моноплана с двухкилевым оперением, силовую установку из двух 12-цилиндровых моторов жидкостного охлаждения М-105, но был лишен ненужных для пикировщика турбокомпрессоров и гермокабины. Отказ от турбокомпрессоров позволил уменьшить мидель мотогондол, что в сочетании с применением реактивных выхлопных патрубков позволило несколько увеличить скорость. Для улучшения теплового режима двигателей существенно увеличили площадь водяных и масляных радиаторов. Пилота и штурмана разместили в общей кабине. Для обеспечения боевого применения в новом качестве на самолете установили автомат пикирования и тормозные решетки.

Постройку предсерийной партии самолетов, получивших в декабре 1940 г. обозначение Пе-2, вел завод №39. Первая машина была облетана 15 декабря 1940 г., а в январе 1941 г. были сданы первые самолеты постройки завода № 22, определенного в качестве основного для выпуска Пе-2. Производство самолетов продолжалось до 1945 г., общий его объем составил 11 427 машин. В частности, завод №22 в Москве, а впоследствии в эвакуации в Казани, в 1941-1945 гг. выпустил 10 058 самолетов, завод №39 (в Москве, а после эвакуации — в Иркутске) в 1940-1943 гг. изготовил 896 машин, заводы №124 и №125 (соответственно, Казань и Иркутск) в 1941 г. выпустили 104 и 144 самолета.

Боевое использование самолёта Пе-2

Первые серийные Пе-2 поступали в 95-й СБАП Московского военного округа и 48-й ББАП Киевского округа. К моменту нападения Германии на СССР только эти два полка успели полностью укомплектовать новыми пикировщиками. Всего же к 22 июня 1941 г. в приграничных округах имелось 180 Пе-2 (ВВС имели в строю в общей сложности 391 такой самолет). По 5 Пе-2 успела получить морская авиация на Балтике и Черном море. К началу войны Пе-2 не успел пройти ни эксплуатационных, ни войсковых испытаний, а уровень освоенности машины личным составом был крайне низок, техника бомбометания с пикирования практически не отрабатывалась. Наиболее подготовленный 48-й БАП в первые дни войны наносил удары по вражеским войскам в районах Дубно, Ровно, Броды, пытаясь сдержать продвижение немецких танковых дивизий. Выполнив с 22 июня по 17 июля 445 боевых вылетов, полк потерял все свои самолеты и был отведен на переформирование. Всего же за первые 22 дня боев ВВС Юго-Западного фронта потеряли 70 Пе-2 из 92-х, участвовавших в боевой работе. Ещё хуже обстояли дела на Западном фронте — к вечеру первого дня войны здесь не осталось ни одного Пе-2, а все самолеты, имевшиеся в 16-м и 39-м БАП, были уничтожены на земле. Чуть более успешно действовали «пешки» на Юге — 22 июня 6 Пе-2 из 5-го БАП совместно с 11 СБ бомбили мосты на Дунае. Несколько дней спустя пикировщики из 40-го БАП ВВС Черноморского флота успешно отбомбились по нефтебазе в Плоешти.

В первых числах июля удалось частично восстановить ВВС Западного фронта. Из-под Москвы туда прибыл 95-й БАП, располагавший к 5 июля 1941 г. 47 Пе-2. Всего же к тому времени на Западном фронте было 93 таких самолета. 5 июля приступил к боевой работе 410-й БАП особого назначения, сформированный из летчиков-испытателей. Часть сразу же включилась в сражение под Смоленском, потеряв к 28 июля 33 самолета — больше первоначального состава полка (32 Пе-2). Специально созданный для переучивания на Пе-2 Липецкий учебный центр в августе-октябре 1941 г. отправил на фронт 11 полков, освоивших Пе-2. Но на передовой быстро «перемалывались» даже элитные части, не говоря уж о рядовых полках. К началу октября 1941 г. на советско-германском фронте оставалось только 95 Пе-2, 54 из них — на Западном фронте. Именно Западный фронт, прикрывавший подступы к Москве, являлся наиболее важным, и в первой декаде октября он получил ещё 3 полка «пешек» (59 самолетов). В оборонительной фазе битвы под Москвой они наносили удары по колоннам и скоплениям войск противника, причем эффективность действий пикировщиков существенно снижалась ввиду отсутствия надлежащего оперативного планирования и недостаточности данных разведки. В ходе зимнего контрнаступления Красной армии, начавшегося 5-6 декабря 1941 г., «пешки» уже играли заметную роль. 172 самолета Пе-2 (из них 114 исправных) составляли 29% всей бомбардировочной авиации. Они выполняли самые разнообразные задачи, но основное внимание уделялось поражению войск и техники противника на поле боя — на это уходило более 3/4 всех самолето-вылетов.
В морской авиации во второй половине 1941 г. Пе-2 играли заметную роль только на Черноморском флоте. Частично вооруженный этими самолетами 40-й БАП в сентябре-декабре 1941 г. наносил удары по немецким войскам, рвущимся к Севастополю. На 1 января 1942 г. на Черноморском флоте имелось 16 Пе-2, в то время, как на Северном — лишь 2, а на Балтийском — 1.

В 1942 г. продолжалось количественное усиление фронтовой бомбардировочной авиации, происходило и качественное совершенствование. В апреле-мае 1942 г. в Крыму под Керчью проходили войсковые испытания Пе-2 с крупнокалиберными пулеметами в верхних установках. Усиленное оборонительное вооружение сразу же продемонстрировало свою эффективность. Началось формирование дивизий, полностью вооруженных Пе-2. В частности, в конце мая на Западном фронте сформировали 204-ю БАД, первоначально включавшую три полка Пе-2, а вскоре усиленную ещё двумя полками. На Брянском фронте действовала 223-я БАД (4 полка Пе-2), понесшая в напряженных боях тяжелые потери (в среднем 1 Пе-2 соединение теряло на 14 боевых вылетов). В оборонительных боях на подступах к Сталинграду с лета 1942 г. действовала 270-я БАД, из пяти полков которой два (94-й и 99-й) летали на Пе-2. Несмотря на то, что Пе-2 к тому времени был уже достаточно освоенной машиной, а экипажи многих полков накопили солидный опыт его боевого применения, настоящим пикировщиком он пока не стал — бомбометание с пикирования применялось крайне редко. Одним из лидеров в применении такой тактики стал 150-й БАП И.С. Полбина. Однако, прибыв под Сталинград 13 июля 1942 г., уже 31 июля он был отведен на переформирование — одиночные Пе-2 оказались очень уязвимыми на пикировании. Подобной была судьба многих других полков Пе-2, сражавшихся под Сталинградом: прибытие на фронт, 2-3 недели боевой работы, и отвод в тыл после потери боеспособности.

Летом 1942 г. значительная группировка Пе-2 появилась на Севере — в составе Особой морской авиагруппы, прибывшей на Северный флот из резерва Ставки, были (наряду с другими частями) 28-й и 29-й БАП, вооруженные пикировщиками.

Возраставшие поставки Пе-2 позволили осенью 1942 г. приступить к формированию бомбардировочных авиакорпусов, вооруженных такими самолетами. Как правило, корпус включал 2 дивизии трехполкового состава. В декабре 1942 г. в бой были введены 1-й БАК на Калининском фронте и 2-й БАК на Донском. Самолеты первого из них до конца января 1943 г. наносили удары по противнику на Великолукском и Ржевском направлениях. Затем 1-й БАК около месяца действовал под Ленинградом, после чего участвовал в разгроме Демьянской группировки противника. 2-й БАК зимой 1942-1943 г. сражался под Сталинградом, а весной 1943 г. участвовал в воздушном сражении на Кубани.

В Курской битве участвовали 1-й и 3-й БАК, вооруженные Пе-2. Они действовали, соответственно, на южном и северном фасах дуги. В первые дни сражения Пе-2 наносили удары небольшими группами, а с 9 июля 1943 г. перешли к массированным налетам, оказавшимся наиболее эффективными как с точки зрения причиняемого противнику ущерба, так и в отношении минимизации собственных потерь. Об интенсивности боевой работы пикировщиков в период советского контрнаступления свидетельствует тот факт, что в течение 15-17 июля экипажи 3-го БАК в ходе семи массированных налетов выполнили 722 боевых вылета. 1-й БАК после сражения под Курском, в августе 1943 г. участвовал в боях за Харьков, а затем — в сражении за Днепр. 2-й БАК, переброшенный с Кубани, в конце августа принял участие в Смоленском сражении. К тому времени, наконец, была достаточно отработана тактика бомбометания с пикирования.

Экипажи 1-го БАК в конце сентября 1943 г. впервые применили бомбометание с пикирования из замкнутого круга — т.н. «вертушку», которая существенно повышала защищенность пикировщиков от атак вражеских истребителей.

Помимо поддержки наступающих частей, 1-й БАК в октябре-декабре 1943 г. действовал по железнодорожным коммуникациям противника на территории Украины.

С первых дней 1944 г. 3-й БАК поддерживал наступление Белорусского фронта. За первые пять месяцев года более 1/4 всех его вылетов пришлось на удары по мостам и переправам. Эти удары были далеко не всегда эффективными ввиду ограниченного наряда самолетов и малого калибра сбрасываемых бомб. Основная же масса боевых вылетов приходилась на удары по целям в глубине 10-25 км от линии фронта, а резервы противника и его линии коммуникаций практически оставались без воздействия «пешек».

К началу 1944 г. количество бомбардировочных корпусов, вооруженных Пе-2, возросло — был сформирован 4-й БАК. Летом 1944 г. он совместно со 2-м гв. БАК (бывшим 1-м БАК) принимал участие во Львовско-Сандомирской операции. Оба корпуса к началу наступления (13 июля 1944 г.) насчитывали в общей сложности 382 Пе-2 (354 исправных). «Пешки» бомбили узлы сопротивления, командные пункты, артбатареи, скопления резервов. Плотность ударов доходила до 50-60 т бомб на 1 кв. км. В ходе операции в 2/3 вылетов Пе-2 бомбили с пикирования. При этом более опытные экипажи 2-го гв. БАК почти не атаковали цели с горизонтального полета, в то время как 4-й БАК применял удары с пикирования гораздо реже. 1-й гв. БАК (бывший 2-й БАК) во второй половине 1944 г. действовал в Прибалтике. Шире начали применяться пикировщики и на флотах. Наиболее примечательный эпизод связан с уничтожением 16 июля 1944 г. в порту Котка (Финляндия) немецкого корабля ПВО «Ниобе». Наряду с другими самолетами, в налете участвовали 24 Пе-2 из 73-го БАП.
На завершающем этапе войны корпуса пикировщиков обеспечивали прорыв укрепленных рубежей противника, нанося удары по узлам сопротивления. При этом, несмотря на господство в воздухе советской авиации, случались и серьезные потери. 6-й гв. БАК (бывший 2-й гв. БАК) с 11 февраля до 5 мая 1945 г. выполнил почти 1800 боевых вылетов против крепости Бреслау, сбросив 1570 т бомб. 11 февраля погиб командир корпуса И.О. Полбин, самолет которого был сбит прямым попаданием зенитного снаряда.

Завершающим этапом боевого применения советских Пе-2 стало участие в войне против Японии. По состоянию на 9 августа 1945 г. на Дальнем Востоке было сосредоточено 555 Пе-2 (525 исправных).

В послевоенное время Пе-2 были довольно быстро вытеснены бомбардировщиками Ту-2, но в некоторых полках эксплуатировались до конца 40-х гг.

7 самолетов Пе-2 ранних серий, ставших немецкими трофеями, были переданы Финляндии. Самолеты прошли ремонт в Германии, получив новое оборудование и радиостанции. В составе группы PLelv 48 финские «пешки» использовались в Южной Карелии, под Ленинградом, привлекались к противолодочному патрулированию на Балтике. В Финляндии Пе-2 служили до 1946 г.

В 1944 г. началось формирование польской бомбардировочной дивизии в составе трех полков Пе-2. Боевой готовности она достигла лишь в конце мая 1945 г., поэтому в боевых действиях не участвовала. До сентября 1945 г. полякам передали 113 Пе-2 и 11 УПе-2, впоследствии служивших до 1951 г.

30 Пе-2 и 2 УПе-2 после войны передали Чехословакии. Самолеты, получившие местные обозначения В-32 и СВ-32, получили немецкое радиооборудование и эксплуатировались до февраля 1951 г.

В послевоенное время «пешки» поставлялись Болгарии (96 Пе-2 и 2 УПе-2) и Югославии (123 Пе-2 и 9 УПе-2).

Пикирующий бомбардировщик Пе-2 унаследовал от своего прародителя — истребителя «100» — как положительные, так и отрицательные аспекты. С одной стороны, он отличался неплохой скоростью и скороподъемностью. С другой — бомбовая нагрузка была более чем скромной: по этому параметру Пе-2 уступал даже одномоторному Ju 87D, не говоря уж о двухмоторном Ju 88А. Пе-2 был достаточно удачен именно как пикировщик — он характеризовался большим запасом прочности и устойчивостью в пикировании, важной при атаке малоразмерных целей. В этом отношении он выгодно отличался от Ту-2, который пикировал неустойчиво и входил в пикирование неохотно. Но качества Пе-2 как пикирующего бомбардировщика в первые годы войны были востребованы нечасто — из-за недостаточной подготовки экипажей в большинстве частей и соединений эти самолеты применяли как обычные горизонтальные бомбардировщики. Скромные резервы развития, имевшиеся в конструкции Пе-2, в течение войны были полностью исчерпаны, что и обусловило быстрое снятие самолета с производства, а затем — и с вооружения.

Летно-технические характеристики бомбардировщика Пе-2 31-й серии
Двигатели: М-105РА
мощность, л.с.: 1100
Размах крыла, м: 17,16
Длина самолета, м.: 12,66
Высота самолета, м.: 4,00
Площадь крыла, кв. м.: 40,50
Масса, кг:
пустого самолета: 5870
нормальная взлетная: 7680
Максимальная скорость, км/ч: 540
Практический потолок, м.: 8800
Дальность полета, км.: 1500

http://www.airaces.ru/

На чем сэкономят россияне, встречая Новый год

И в какие суммы выльется празднование для среднестатистической семьи
Не самые радужные итоги венчают уходящий год Козы. Курс валют продолжает расти, нефть падать в цене, а это все в целом сказывается на благосостоянии каждой российской семьи. И еще неизвестно, что покажет хозяйка следующего года — Обезьяна. С ее ужимками и прыжками. Коза, конечно, тоже бывает своенравна и упряма, но человекоподобное животное, вообще может разойтись не на шутку. Поэтому народ готовится к самым неприятным сюрпризам. Как показывают многочисленные опросы, уже более 80 процентов населения страны вынуждены экономить на продуктах и отказывать себе в привычных радостях. Почти половина стала менять дорогие продукты на более дешевые аналоги. Реже народ стал тратиться на рыбу, сыры, орехи, сухофрукты, дорогое мясо.
Сокращаются расходы на развлечения, занятия фитнесом, турпоездки. Особенно за рубеж. Во-первых, не осталось дешевых туров, которые традиционно относились к Турции и Египту, а во-вторых по современным курсам валют не особенно куда-то и отправишься. В Крыму сейчас не совсем праздничная обстановка. Еще до сих пор не восстановлена электроэнергия. Курорты Кубани и Кавказа, в ожидании большого турпотока, тут же на радостях решили поднять цены.
И что важнее для нашего патриотического туризма — экономия или комфорт?
И чтобы не говорили местные власти, отдых на родных просторах всегда обходится дороже. А главное вообще трудно рассчитать, во что он может вылиться. Если удастся сэкономить на билетах, то цены в местных кафе и ресторанах такие, что только на одну еду вылетит приличная сумма.
Так что по народной и давней традиции большинство россиян праздник будет отмечать дома, у телевизоров. На празднование Нового года среднестатистическая семья готова выложить не больше 17 тысячи рублей, это с учетом подарков родным и близким. А по мнению специалистов из агентства IRG, расходы могут быть еще меньше. Большинство вообще постарается уложиться в тысяч 10−12. Холодец, салат оливье, еще пара-тройка салатов и закусок, плюс мясное блюдо. На деликатесы тратиться народ не намерен. Стол в среднем обойдется в пять тысяч рублей, не более. Отмечать в ресторанах и кафе большинство также не планирует. Труднее придется семьям, где есть маленькие дети. Новогодние елки, праздничные утренники, покупка или пошив новогоднего костюма, всегда стоят не очень дешево. Что ни говори, а Новый год — прежде всего детский праздник. Чадо Голубым огоньком не развлечешь, ему нужны впечатления, встречи со сказкой и Дедом Морозом. А это все недешево, если еще к тому же к билетам прилагаются подарки. Тем не менее на развлечениях россияне решили сэкономить до 15 процентов всех расходов.
Российские туристы практически лишились выбора, но сможет ли наш курорт оправдать их надежды
По данным исследования компании Deloitte экономить на празднике собирается около 60 процентов россиян, в отличие от 38% прошлогодних. И если в прошлом году средняя сумма на празднование Нового года озвучивалась в 16 700 рублей, то в этом — 15 500. И это даже с учетом того, что цены на продукты и развлечения по сравнению с прошлым годом значительно выросли.
Немалая часть респондентов призналась, что решила значительно сэкономить на подарках. 24 процента респондентов будут искать подарки на распродажах, 29 процентов отправятся за покупками в магазины, где традиционно не очень высокие цены.
При этом более 30 процентов граждан говорят, что потратят на празднование нынешнего года примерно столько же, сколько год назад и всего пять процентов заявляют, что экономить ни на чем не собираются.
Интересно, что при выборе подарка россияне проявляют гораздо большую практичность, чем европейцы. Полезные подарки ищут 24 процента жителей России, а в Европе таких находится всего 17 процентов. На самом деле, чаще всего люди хотят, чтобы им на Новый год дарили деньги. В этом признаются 48 процентов мужчин и 55 процентов женщин. На втором месте среди желанных подарков обычно идут смартфоны у мужчин, и путешествия у женщин. Хотя, похоже представительницы слабого пола о путешествиях если и мечтают сейчас, то не очень дальних. Чаще всего они в подарок получают вместо романтических путешествий косметику и шоколад. Кстати, почти половина россиян собирается покупать новогодние подарки в интернет-магазинах.

Татьяна Алексеева