Сколько дней будем отдыхать в январе 2016 года?

Длинными ли в 2016-ом году будут рождественские каникулы?
Ответ редакции
1Согласно постановлению российского правительства жители Ростовской области, как и всей страны, после наступления Нового, 2016, года отдыхают. Так называемые рождественские каникулы продляться десять дней: с 1 по 10 января. 11 января основная масса дончан пойдёт на работу, а их дети – в школу.
31 декабря 2015 года, как и прежде, остаётся рабочим днем, несмотря на многочисленные просьбы трудящихся сделать его выходным. Но работать будем на час меньше – день предпраздничный.
Также среди десяти праздничных дней отдыха оказываются два обычных выходных – 2 и 3 января (суббота и воскресенье). Согласно законодательству они должны компенсироваться днями отдыха в будние дни.
Однако в январе россияне и так отдыхают целую декаду, поэтому эти два дня будем «догуливать» в другое время. Один выходной нам вернут в понедельник 7 марта, а второй – во вторник 3 мая.
Таким образом, в марте мы получим 4 выходных к Межденародному женскому дню – с 5 по 8-ое, а в мае сможем отдохнуть с 30 апреля по 3 мая, а также с 7 по 9 числа.
В первом же месяце 2016 года будем отдыхать больше, чем полмесяца – 16 дней. Помимо 10-дневных рождественских каникул в январе ещё три субботы и три воскресенья.

Крылатая ракета «Калибр»

До 7 октября о существовании крылатых ракет «Калибр» знали немногие: помимо разработчиков и военных специалистов, занимающихся эксплуатацией, довольно узкий круг экспертов и представителей «Рособоронэкспорта». Однако к вечеру того дня после сокрушительно точного удара «Калибрами» по объектам «ИГ» кораблями Каспийской военной флотилии всё изменилось. О грозном российском чудо-оружии с придыханием заговорил весь мир.

От идеи до воплощения

К полутора тысячам километров, преодолёнными «Калибрами» на пути к сирийским базам террористов, стоит добавить более 30 предшествующих лет. Тогда, в далёком 1983 году специалисты ОКБ «Новатор» под руководством генерального конструктора Льва Вениаминовича Люльева приступили к разработке противокорабельной ракеты «Альфа».

КР Альфа

Прообраз «Калибра» — крылатая ракета «Альфа»

В дальнейшем «Альфа» стала своеобразной «матрёшкой», из которой в разное время на свет появились противокорабельная ракета 3М54, крылатая ракета «Гранат» и её продолжение — универсальная система «Калибр», оснащённая КР 3М14, а также противолодочной 91 Р1 (РТ2).

Уникальная – значит универсальная

К чести создателей ракета «Калибр» получилась универсальной. В результате было создано 4 разновидности – для субмарин, надводных кораблей, авиации и береговых частей. Испытания «подводного» варианта завершились более 10 лет назад. Следующим воплощением крылатой ракеты «Калибр» стал ракетный комплекс «Club-K».

По признанию многих западных военных экспертов, его появление стало для них, мягко говоря, неприятным сюрпризом. Дело в том, что столь грозное оружие было «упаковано» в стандартные 20 и 40-фунтовые морские (они же железнодорожные и автомобильные) контейнеры. А это означало, что в случае войны для кораблей противника встреча с неприметным «контейнеровозом» может стать фатальной.
На море и на земле

Условно все «Калибры» можно разделить на две группы. Объектом для первой группы стали надводные, а для второй наземные объекты.

Первая группа имеет обозначение 3М-54К. Это штатные ракеты с боеголовкой, обладающей проникающим эффектом. В данную группу входят ещё три подгруппы ракет — для стрельбы на полигонах (обозначение КЭК), для стендовых тренировок (ТЭУД, КЭУС, КЭРМ и т.д.) и учебные ракеты для отработки погрузки и разгрузки (КЭГВМ, ТЭГВМ).
«Калибры», работающие по «земле», обозначаются 3М-14К (Т). Ракета 3М14 — штатное изделие, также запускаемое из транспортно-пускового контейнера. Как и у изделий морского класса здесь предусмотрены все вышеупомянутые вспомогательные подгруппы ракет.

Стоит упомянуть об изделиях, в названии которых встречается буква «Э». Речь идёт об экспортной модификации, которую можно встретить на всевозможных международных выставках вооружений. От штатных «Калибров» Российской Армии они отличаются гораздо меньшей дальностью стрельбы, не превышающей 300 км.

Характеристики

Когда заходит речь об универсальности ракет «Калибр», имеются ввиду несколько параметров. Все модификации – трёхступенчатые, твердотопливные, все имеют одинаковый диаметр – 533 мм (мировой стандарт), что позволяет запускать их с помощью универсального цилиндрического стартового модуля, который устанавливается на соответствующих носителях.
Так, например, для надводного корабля предусмотрены 2 варианта – под палубой и на палубе. В первом случае это будет вертикальная пусковая установка, а во втором – под некоторым углом к горизонту. Подводные лодки могут производить пуск со своих торпедных аппаратов.

У всех типов боевых «Калибров» (3М-54Э, 3М-54Э1 и 3М-14Э) одинаковая скорость – от 0,8М на марше до 2,9М при подлёте к цели, траектория полёта и система наведения. Есть небольшие отличия в стартовой массе, весе боеголовки и дальности полёта.

Характеристики ракет 3М-54, 3М-541 и 3М-14 являются секретной информацией и их нет в открытом доступе. По некоторым данным дальность ракеты 3М-14 составляет 2600 километров.

Свои преимущества ракетная система «Калибр» с блеском продемонстрировала при нанесении удара по объектам военной инфраструктуры «ИГ» в Сирии. В операции принимал участие ракетный корабль «Дагестан».

Дальняя авиация в воздушных операциях по уничтожению фашистских самолётов на аэродромах

С начала Великой Отечественной войны противник захватил превосходство в воздухе, чем поставил наши войска в тяжелейшие условия. Сложившаяся обстановка требовала быстрейшего разгрома авиационных группировок гитлеровской Германии. Советские ВВС решали эту задачу в ходе ежедневных боевых действий и специально проводившихся воздушных операций. Немецкая авиация уничтожалась главным образом в воздушных боях, а также на аэродромах. Активное участие в ударах по районам ее базирования принимала авиация дальнего действия (АДД), насчитывавшая более 1300 бомбардировщиков Ил-4, ТБ-3 и ТБ-7.

Соединения АДД приступили к регулярным бомбардировкам вражеских аэродромов с июля 1941 года. Участвовали они и в массированном налете, проводившемся по указанию Ставки Главного командования с целью ослабления противостоящей авиационной группировки в полосе от Балтийского до Черного моря. 8 июля в три часа 125 дальних бомбардировщиков произвели бомбардировку 14 аэродромов противника. Вслед за ними ВВС Северного, Северо-Западного, Западного, Юго-Западного и Южного фронтов атаковали еще 28 аэродромов. В результате ударов советская авиация уничтожила и повредила значительное количество вражеских самолетов.

В дальнейшем, когда фашисты продвинулись в глубь советской территории, и стали возможными налеты бомбардировщиков на Москву, наше командование также предприняло контрмеры. В августе соединения АДД провели бомбардировку 67 вражеских аэродромов, что значительно снизило активность авиации противника.

Директивой Ставки ВГК от 10 октября 1941 года командующему советскими ВВС генералу П.Ф. Жигареву сообщалось, что, согласно агентурным данным, в ночь с 12 на 13 октября немцы планируют нанести массированный воздушный удар составом до 1500 самолетов по промышленным и стратегическим объектам на всей протяженности Западного фронта. Во исполнение требований директивы о решительном уничтожении немецкой авиации на аэродромах с 11 по 18 октября нашими воздушными силами была проведена воздушная операция, с участием ВВС Северо-Западного, Западного, Брянского, Юго-Западного, Южного фронтов и соединением АДД. Восемь суток днем и ночью советская фронтовая авиация производила бомбардировку ближних, а дальние бомбардировщики 30 наиболее удаленных от линии фронта аэродромов на северо-западном, западном и южном направлениях. Потери врага составили более 500 самолетов. Особенно результативно действовали бомбардировочные полки 40, 42, 51, 52 и 81-й дивизий АДД. Только на аэродроме Орша экипажи 51-й дивизии уничтожили около 150 самолетов.

В первых числах ноября 1941 года Ставкой ВГК были получены сведения, что фашистское командование планирует нанесение массированных бомбовых ударов по Москве в день празднования годовщины революции. Было решено провести с 5 по 8 ноября крупную воздушную операцию для уничтожения вражеских самолетов на аэродромах и таким образом сорвать планы противника. Для ее проведения была привлечена авиация Калининского, Западного и Брянского фронтов, авиачасти Московского военного округа, а также 81-я дивизия авиации дальнего действия. За трое суток они подвергли бомбардировкам 28 аэродромов, а 12 и 15 ноября еще 19, уничтожив соответственно 60 и 47 самолетов. Германский план разрушить в ноябре 1941 года Москву с воздуха этими действиями был сорван.

Всего за шесть месяцев войны дальние бомбардировщики выполнили 1438 самолетовылетов, в результате которых были нанесены удары по фашистским авиабазам. Налеты производились главным образом ночью. Основными объектами, подлежавшими уничтожению или выводу из строя, являлись самолеты на стоянках, ангары, склады топлива и боеприпасов, штабы, узлы связи, командные пункты, взлетно-посадочные полосы (ВПП), места размещения летного и наземного персонала. В темное время суток снижалась эффективность противодействия зенитной артиллерии (ЗА) и вражеских истребителей, в результате чего уменьшались потери дальних бомбардировщиков. Однако при этом существенно усложнялись организация и выполнение полета, а также обнаружение замаскированных полевых аэродромов врага. Поэтому в ходе подготовки к вылету летчики внимательно изучали по фотоснимкам характерные ориентиры, расположение стоянок, складов, средств противовоздушной обороны и других аэродромных объектов. Кроме того, незадолго до налета командование проводило доразведку целей. Разведчики, применяя светящие авиабомбы, уточняли наличие и размещение вражеских самолетов на аэродромах и докладывали данные по радио на командный пункт.

Бомбардировщики действовали одиночно или небольшими группами (звено, эскадрилья). Самолеты выходили на цель с разных высот с небольшим временным интервалом относительно друг друга. Для достижения внезапности заход осуществлялся по возможности со стороны занятой фашистскими войсками территории и на пониженных оборотах двигателей. При отсутствии зенитного огня бомбометание производилось с высот до 500 м, что давало возможность также обстреливать цели бортовым стрелковым вооружением. В случае интенсивного противодействия зенитной артиллерии, экипажи наносили бомбовые удары с высот от 1000 до 2000 м, маневрируя таким образом, чтобы в районе аэродрома одновременно находились три-четыре самолета. Это несколько рассредоточивало огонь наземных средств ПВО. Для повышения результативности ударов, увеличения продолжительности огневого воздействия на противника летчики выполняли по три-пять заходов, находясь над целью до 15 минут. Иногда практиковались полеты бомбардировщиков в паре. Первый из них освещал аэродром, создавал очаги пожаров, подавлял огонь зенитных орудий и прожекторы. Второй сбрасывал бомбы на стоянки самолетов. В качестве поражающих средств использовались фугасные, зажигательные и осколочные авиабомбы.

С осени 1941 года летчики АДД стали использовать такой боевой прием, как блокирование вражеских аэродромов. Одним из первых это начал делать командир эскадрильи 750-го бомбардировочного авиаполка, Герой Советского Союза майор Е.П. Федоров. Он выводил свой самолет в район заданного аэродрома, дожидался возвращения фашистских бомбардировщиков с задания и незаметно пристраивался к ним. После включения наземных прожекторов экипаж сбрасывал бомбы на ВПП, стоянки и открывал пулеметный огонь по находящимся на посадочном курсе самолетам. На аэродроме и в воздухе поднималась паника. Посадка на заблокированный аэродром и взлет с него на определенное время исключались. Однако существенных результатов в уничтожении авиации противника на аэродромах в тот период добиться наша авиация не смогла. Основными причинами были недостаток сил, отсутствие у командиров и штабов опыта организации налетов и сильная противовоздушная оборона объектов ударов.

Зимой 1942 года промышленность увеличила объем производства самолетов Ил-4. В интересах организационного укрепления отдельные дивизии АДД в марте были сведены в оперативное объединение с подчинением непосредственно Ставке ВГК. Из состава ВВС в АДД передавались 356 самолетов, 9 штабов дивизий, 20 полков, 14 батальонов аэродромного обслуживания, школа штурманов, 2 головных авиасклада и ряд ремонтных органов. В результате роста самолетного парка появилась возможность массированного применения дальних бомбардировщиков. Так, в начале июня 1942 года враг сосредоточил на аэродроме Брянск свыше 120 самолетов, бомбивших советские войска на московском, харьковском и ленинградском направлениях. АДД получила задачу уничтожить данную авиагруппу. Ночью 14 июня 145 Ил-4 подвергли аэродром бомбардировке. Потери врага составили 37 бомбардировщиков, 10 самолетов-истребителей и 150 человек летно-технического состава.

Осенью 1942 года соединения АДД наиболее активно действовали в районах сталинградского и кавказского фронтов. Например, в конце сентября воздушная разведка установила, что на аэродроме Армавир скопилось большое количество (около 300) фашистских самолетов. Был нанесен сосредоточенный удар нескольких групп Ил-4 в ночь на 26-е число, в результате которого противник потерял около 70 бомбардировщиков. При подготовке к контрнаступлению командование советских ВВС организовало очередную воздушную операцию частями 8-й воздушной армии (ВА) и соединений АДД по уничтожению фашистских самолетов на аэродромах. Удары наносились в течение двух ночей силами трех дивизий, дивизии авиации дальнего действия совместно с 272-й ночной бомбардировочной авиадивизией. Экипажи 8-й воздушной армии совершили более 500 самолетовылетов на бомбардировку 8 аэродромов противника, уничтожив 20 вражеских самолетов и выведя из строя взлетно-посадочные полосы.

В 1942 году авиационная промышленность и ремонтные органы поставили для АДД 650 самолетов, что позволило пополнить имевшиеся и сформировать новые авиаполки. Увеличение самолетного парка дальних бомбардировщиков повлияло и на их боевые порядки. Впереди каждой ударной группы (эскадрильи) стал вылетать разведчик погоды. Во главе боевого порядка следовал командир эскадрильи, задачей которого была доразведка и освещение цели, за ним экипаж, дублировавший его функции, далее группа бомбардировщиков и фотоконтролер.

Участие АДД в бомбардировках вражеских аэродромов в первом периоде Великой Отечественной войны оказало определенное влияние на результаты борьбы за господство в воздухе. Ее летчики совершили более 7500 самолетовылетов для решения этой задачи. Однако из-за нехватки сил дальние бомбардировщики действовали преимущественно небольшими группами. Наблюдалось стремление к одновременному нанесению ударов по всем обнаруженным аэродромам, что распыляло усилия. Налеты готовились поспешно, без проведения детальной разведки и отработки вопросов взаимодействия. Должного внимания подавлению средств ПВО не уделялось, в результате чего АДД понесла немалые потери.

Во втором периоде, благодаря приобретенному командованием и штабами боевому опыту, количественному и качественному изменению самолетного парка, картина изменилась. Эшелонированные действия стали умело сочетаться с сосредоточенными ударами. Интенсивно велась агентурная и воздушная разведка районов базирования, состава и размещения на аэродромах вражеской авиации, режима ее боевой деятельности и системы ПВО.

По решению Ставки ВГК соединения АДД провели в январе—марте 1943 года самостоятельную боевую воздушную операцию, в результате которой были нанесены удары по 19 немецким аэродромам. К примеру, на аэродром Орша они совершили три налета, уничтожив 16 самолетов, 2 ангара, 37 автомобилей и несколько складов боеприпасов. По авиабазам Сеща, Брянск, Орел, Запорожье наносились бомбовые удары более десяти раз по каждой.

Весной того же года 50-я и 62-я дивизии, всего силами 200 самолетов, участвовали в воздушной операции, предшествовавшей наступлению советских войск Северо-Кавказского фронта, имеющих задачу освободить Таманский полуостров. В этой операции были задействованы 4 и 5 воздушные армии (ВА) Северо-Кавказского, 17 ВА Юго-Западного, 8 ВА Южного фронта и ВВС Черноморского флота. Основная задача состояла в том, чтобы максимально ослабить германский 4-й воздушный флот, самолеты которого базировалась на аэродромах Крыма, Кубани, юга Украины, и обеспечить советской авиации господство в воздухе в период наступления войск фронта. Согласно плану, предполагалось нанести удары по 18 аэродромам, где разведкой было установлено наибольшее скопление летательных аппаратов.

Операция проходила с 20-го по 28 апреля. Экипажи АДД действовали ночью по удаленным от 300 и более километров от линии фронта аэродромам Керчь, Багерово, Саки, Сарабуз, Сталино, Мариуполь, Запорожье. Наиболее результативными оказались бомбардировки крымских авиабаз Саки и Сарабуз, в ходе которых было уничтожено порядка 100 и повреждено около 70-и вражеских самолетов. Общие же потери противника на земле с 17 по 29 апреля составили 260 машин. Немецкое командование было вынуждено перебазировать внушительную часть своих самолетов на аэродромы, находящиеся в глубоком тылу. Все это оказало заметное влияние на воздушную обстановку в первые дни советского наступления в районе станицы Крымской.

Государственный комитет обороны 30 апреля 1943 года принял постановление о формировании в авиации дальнего действия восьми авиакорпусов. Общее количество самолетов в них составило порядка 700 машин, а к началу следующего года достигло 1047. В составе самолетного парка авиакорпусов были; модернизированные Ил-4, транспортные Ли-2 в бомбардировочном варианте, небольшое число четырехмоторных ТБ-7 (Пе-8), а также полученные по ленд-лизу двухмоторные Б-25.

По распоряжению Ставки ВГК командование ВВС с 8 июня 1943 года провело двухдневную воздушную операцию по разгрому группировки ударной германской авиации, выполнявшей налеты на стратегические промышленные центры нашей страны — Горький, Ярославль и Саратов. В ней были задействованы 1,2, 15 ВА и соединения АДД, получившие задачу подвергнуть массированным бомбардировкам 15 наиболее загруженных вражеских аэродромов. Группы Ил-4 различного состава наносили удары в течении трех суток по крупным авиабазам Орел, Брянск, Сеща, Карачев, где базировались фашистские Ju-88 и Hе-111. Ночью 8 июня 102 экипажа бомбили аэродром в Сеще, 87 — в Брянске, 75 — в Орле, выполнив, в общей сложности 302 самолетовылета. В следующие две ночи АДД осуществляла налеты большими силами на эти же объекты. Совместными с тремя ВА было уничтожено 168 самолетов на трех немецких аэродромах.

Действия АДД по разгрому вражеских авиа группировок отличались размахом и высокой результативностью. Они существенно подорвали боеспособность ВВС фашистской Германии и ускорили завоевание нашей авиацией стратегического превосходства в воздухе. Экипажи дальних бомбардировщиков только за 1943 год совершили 8674 самолетовылета на бомбардировку немецких аэродромов. Но если в первом периоде преобладали эшелонированные действия небольших по составу групп, а сосредоточенные удары даже силами полка осуществлялись эпизодически, то теперь значительно возросло количество ударов, наносившихся дивизиями, а порой и корпусами.

Для успешного выполнения ночью совместного полета таких сил, потребовалось изменить боевой порядок, который с лета 1943 года стал состоять из двух эшелонов и нескольких групп контроля. В голове находился эшелон обеспечения боевых действий, в который выделялись одна-две эскадрильи. Он подразделялся на самостоятельные группы (разведчиков погоды, наведения, освещения цели, подавления наземных средств ПВО, блокирования аэродромов базирования истребительной авиации) по 3—6 самолетов в каждой. Ударный эшелон состоял из полковых колонн. Впереди них, с некоторым временным упреждением, следовали экипажи визуального контроля за действиями бомбардировщиков и результатами бомбометания. В голове, середине и хвосте боевого порядка полка располагались самолеты, оборудованные аэрофотоаппаратами.

Особое значение, придаваемое осуществлению всестороннего контроля, объяснялось стремлением командования к объективной оценке действий экипажей и достигнутых ими результатов, укреплению летной дисциплины, совершенствованию боевого мастерства авиаторов и повышению их личной ответственности за выполнение поставленных задач. В этой связи была разработана стройная система контроля, предусматривавшая: применение воздушного фотографирования; проведение вылетов руководящего состава в район цели и выездов, специально назначенных офицеров на аэродромы, подвергавшиеся бомбардировкам и захваченные впоследствии наступавшими войсками; использование докладов летных экипажей, письменных донесений командиров наземных частей и партизанских отрядов, показаний пленных и другой информации.

Наиболее оперативными способами являлись вылеты контролеров в районы объектов ударов и воздушное фотографирование. В первом случае контролирующий экипаж выходил на намеченный аэродром противника с упреждением в три-четыре минуты относительно ударного эшелона и выполнял бомбометание, по уже освещенной и обозначенной цели. Затем он набирал высоту, становился в круг и приступал к визуальному наблюдению за подходившими самолетами. Имея плановую таблицу, в которой указывалась очередность следования ударных машин в боевом порядке, контролер фиксировал на заранее подготовленной схеме аэродрома, время и точки падения бомб, сброшенных с каждого из них. Однако при проведении сосредоточенных ударов большими силами, когда бомбометание выполняли одновременно несколько экипажей, определить индивидуальные результаты было практически невозможно. Самолеты с фотооборудованием располагались в ударных эшелонах и производили съемку основного этапа полета — от начала боевого пути до цели. Фотоснимки позволяли подтвердить выполнение поставленной задачи, оценить общую точность бомбометания и при необходимости выявить причины допущенных ошибок. Но в большинстве случаев обилие над аэродромом яркого света от мощных лучей наземных прожекторов и очагов пожаров, отрицательно сказывалось на их качестве. Поэтому для получения объективных данных о результатах действий командиры стремились использовать все формы контроля в комплексе.

Изменилась и тактика дальних бомбардировщиков. Отдельные налеты групп в составе эскадрильи и авиаполка не могли существенно ослабить вражескую авиационную группировку и только настораживали его. Враг усиливал прикрытие аэродромов зенитными средствами, принимал меры по рассредоточению и маскировке машин, изменял режим полетов и т. д. Как уже отмечалось, командование АДД сделало упор на нанесение сосредоточенных ударов по аэродромам силами дивизий и корпусов. Боевой порядок первых состоял из полковых, вторых — из дивизионных колонн. Высокая плотность удара достигалась сокращением временных дистанций между бомбардировщиками до 15—20 секунд за счет их эшелонирования по высоте.

Систематические налеты заставляли гитлеровцев привлекать для защиты крупных авиабаз большое количество зенитно-артиллерийских систем и ночных истребителей-перехватчиков. В создавшейся обстановке командование АДД перенацеливало свои соединения для ударов по аэродромам, расположенным в другом районе. Противник начинал спешно перебрасывать туда дополнительные силы противовоздушной обороны. Но через некоторое время дальние бомбардировщики возобновляли удары по прежним объектам. Применение такой тактики оказало положительное влияние на результаты. Во-первых, немцы были вынуждены непрерывно маневрировать средствами ПВО, которые не всегда вовремя прибывали к новым местам дислокации. Во-вторых, бомбардировкам подвергалось большее количество аэродромов, что увеличивало потери германской авиации.

Широкое распространение получило блокирование аэродромов. Эту задачу выполняли экипажи трех полков ночных охотников-блокировщиков, созданных во 2, 4, 5 авиакорпусах. Свою работу они начинали, как правило, за несколько минут до пролета ударными эшелонами линии фронта. Следует отметить, что при этом блокировались как основные аэродромы базирования вражеских самолетов-бомбардировщиков, так и расположенные вблизи маршрутов полета боевых порядков аэродромы ночных истребителей. Использование экипажами авиабомб с взрывателями, установленными на различное замедление (до 30 мин), практически исключало взлет самолетов с заблокированных аэродромов. В итоге результативность ударов АДД существенно повышалась.

В третьем периоде войны, когда в небе уже безраздельно господствовали советские ВВС, интенсивность действий по вражеским аэродромам несколько снизилась. К примеру, в 1944 году соединения дальних бомбардировщиков совершили почти в 2,5 раза меньше самолетовылетов на бомбардировку аэродромов противника, чем в 1943-м. Группировка фашистской авиации к этому времени по численности уступала советской, но располагала большим количеством аэродромов, позволявшим базировать авиачасти рассредоточено. В сложившейся обстановке рассчитывать на высокую эффективность ударов сложно, что было одной из причин, по которым в третьем периоде проводилась только одна самостоятельная воздушная операция по уничтожению вражеских самолетов на земле. Перед началом Белорусской наступательной операции восемь корпусов АДД (1007 бомбардировщиков) в течение четырех суток 13, 14, 15 и 18 июня 1944 года наносили массированные бомбово-штурмовые удары по 8 аэродромам, на которых располагалась основная часть (около 850 самолетов) сил германского 6-го воздушного флота. Экипажи выполнили в общей сложности более 1470 самолетовылетов. Наиболее интенсивным налетам подверглись авиабазы Барановичи (458 самолетовылетов), Белосток (163), Бобруйск (126), Лунинец (118), Брест (89). Немцы потеряли большое количество летательных аппаратов, и авиационная группировка противника на этом участке фронта оказалась значительно ослабленной.

Удары по аэродромам в ходе повседневных боевых действий не прекращались. Однако они производились исключительно при наличии у командования АДД достоверных сведений о сосредоточении на аэродроме крупных сил вражеской авиации. Так произошло, например, на юго-западном направлении осенью 1944 года. Имея проверенные данные воздушной разведки, соединения 3-го гвардейского авиакорпуса совершили ночью 14 и 15 сентября два налета на аэродромы Будапештского аэроузла, где уничтожили и повредили около 200 самолетов.

Таким образом, в годы Великой Отечественной войны авиация дальнего действия внесла весомый вклад в завоевание советскими ВВС оперативного и стратегического господства в воздухе. Соединения дальних бомбардировщиков активно участвовали в борьбе с авиационными группировками фашистской Германии, которая велась при подготовке, и в ходе оборонительных и наступательных операций войск фронтов, а также в период оперативных пауз. Кроме того, самолеты дальней авиации участвовали в семи воздушных операциях. Пять из них проводились совместно с ВВС (ВА) фронтов и две — собственными силами.

Воздушные операции продолжались, как правило, по нескольку суток и проводились в период подготовки стратегических операций на направлениях, где были развернуты главные группировки немецко-фашистской армии, что существенно облегчало Советским ВВС завоевание оперативного господства в воздухе к началу активных действий сухопутных войск. В некоторых случаях они имели целью сорвать, готовившиеся гитлеровским командованием, массированные налеты. Внезапность нанесения авиационными соединениями первого удара достигалась строжайшим соблюдением мер маскировки в ходе его организации. Одновременно усилия всех видов разведки сосредоточивались на вскрытии основных аэродромов, системы ПВО и режима боевой деятельности авиачастей противника.

Вражеская авиация подвергалась воздействию на широком (от 300 до 1200 км) фронте и на большую (до 300 км) глубину, т.е. удары по аэродромам наносились во всей полосе ее базирования. Уничтожению подлежали самолеты на стоянках, пункты управления, средства ПВО, склады различного назначения и другие сооружения. Разрушение и дополнительно минирование ВПП прекращало функционирование аэродромов на срок от нескольких часов до суток. Одновременные налеты на все аэродромные узлы стратегического направления не давали фашистскому командованию возможности маневрировать эскадрами, затрудняли их вывод из-под удара и возможность организации ответных действий. В ходе бомбардировок противник терял и летно-технический состав, который с лета 1943 года немцам было достаточно сложно готовить. Оперативным результатом массированных ударов являлся не только разгром и ослабление фашистских авиационных группировок, но и вынужденное перебазирование последних, на аэродромы в глубине своих тылов. За годы войны экипажи дальних бомбардировщиков совершили на выполнение этой задачи 20697 самолетовылетов (9,6% их общего количества)

Опыт свидетельствует, что при правильной организации бомбардировки аэродромов отличались высокой эффективностью. Для уничтожения на земле одного самолета приходилось в среднем 5 самолетовылетов, что было в 6 раз меньше, чем в воздушных боях.

Источники:

Хазанов Б. 1941. Война в воздухе. Горькие уроки. М.: Яуза, Эксмо, 2006. С. 187-196.
Цыкин А. От «Ильи Муромца» до ракетоносца: краткий очерк истории дальней авиации. М.: Воениздат, 1975. С. 107-112.
Тимохович И. Оперативное искусство советских ВВС в Великой Отечественной войне. М.: Военнздат, 1976. С. 81-89.
Анучин В. Удары авиации дальнего действия по аэродромам противника // Военно-исторический журнал. 1985. № 8. С. 19-27.
Палашевский И. Действия советских ВВС по аэродромам противника // Военно-исторический журнал. 1976. № 9. С. 20-28.

Автор Инженер-технарь

http://topwar.ru/

Полигон Капустин Яр и НЛО

Одно из самых известных мест, связанных с НЛО, — это американская «Зона 51», секретная военная база, на которой, как предполагается, хранятся обломки инопланетного корабля и тела его пилотов. Однако и на просторах нашей страны существует подобное место.

ЗАКРЫТЫЙ ПОЛИГОН

История Капустина Яра началась в 1946 году, когда в северо-западной части Астраханской области, близ границы с Казахстаном, тогда входившим в состав СССР, военным выделили участок площадью около 650 квадратных километров для испытания ракет.

Оружие это было новое, диковинное, но с большим потенциалом, что понимал каждый. Поэтому с первых лет существования объект окружал ореол секретности — и надёжная охрана из автоматчиков. В 1947 году отсюда запустили первую в Советском Союзе баллистическую ракету — трофейную Фау-2, — созданную немцами во время Второй мировой войны. А на следующий год, судя по просочившимся сквозь завесу секретности рассказам, здесь произошло нечто куда более удивительное.

19 июня 1948 года над полигоном неожиданно появился неопознанный летающий объект, серебристый, сигарообразной формы. Как сегодня считают специалисты, его внимание к Капустину Яру привлекли как раз технологические новинки, проходившие испытания. Однако на земле не поняли любопытства, проявленного неизвестным летательным аппаратом.

Стоит напомнить, что в те годы большинство лиц во властных кругах были склонны считать НЛО не инопланетным кораблями, а секретными разработками потенциального противника. Дополнительную обеспокоенность придавало и то, что в 1947 году между бывшими союзниками по антигитлеровской коалиции началась холодная война. В общем, с земли взлетели истребители.

Это были новенькие Миг-15, только что поставленные на вооружение первые советские реактивные истребители. Возможно, именно этот факт, сыгравший роль козырного туза, неожиданно выскочившего из рукава, обусловил дальнейшее развитие событий.

НЛО, не ожидавший появления прытких реактивных самолётов, несравненно более скоростных и манёвренных, чем их поршневые предшественники, не смог вовремя улететь. Завязался воздушный бой.

Неопознанный летающий объект поразил лазерным лучом один из самолётов, лётчик погиб. Однако другому истребителю удалось несколькими меткими попаданиями повредить НЛО, и сигарообразный аппарат рухнул на землю.

Обломки космического корабля и тела пилотов, находившихся на борту, поместили в один из ангаров Капустина Яра. С этого момента в истории полигона начинается совсем другая страница.

ХРАНИЛИЩЕ СЕКРЕТНЫХ МАТЕРИАЛОВ

Капустин Яр и американскую «Зону 51 » роднит то, что оба объекта изначально использовались как испытательные полигоны для новейшей техники, но после помещения в них инопланетных объектов и тел пришельцев они приобрели совсем иной статус.

Сегодня это место, полностью закрытое для посещения гражданскими лицами, и даже для военнослужащих требуется спецпропуск. Официально это объясняют чем угодно — особым значением объекта, проведением на территории полигона с 1950-х годов одиннадцати ядерных взрывов.

Однако правда куда интересней. Подобно американской «коллеге», Капустин Яр с 1948 года стал тем местом, к которому тянутся все ниточки уфологических расследований крушения инопланетных летательных объектов.

Судя по информации из конфиденциальных источников, долгое время обломки инопланетного летательного аппарата, сбитого в 1948 году, и других внеземных объектов, попавших в руки советских военных позднее, хранили в обычных ангарах. В итоге их стало так много, и, вероятно, они были столь важны или опасны, что было принято решение построить отдельное спецхранилище.

В 1979 году началось сооружение Бункера 754, длившееся десять лет. Официальное его назначение — «обслуживание площадки военных физиков-ядерщиков для испытаний макетов головных частей ракет со спецбоеприпасами». На деле же, по мнению экспертов, бункер стал главным российским хранилищем «секретных материалов», касающихся инопланетной активности.

Даже опубликованные проектные данные о Бункере 754 вызывают уважение — глубина до 50 метров, длина коридоров на каждом этаже около 150 метров. Под землю идут два транспортных пути — автомобильный и железнодорожный.

Каков настоящий размер объекта, мы можем только догадываться: на поверхности он выглядит как низкий холмик с вертикальными вентиляционными трубами. При этом не то что спуститься под землю, но и подойти к бункеру нельзя: его опоясывают ряды колючей проволоки, по которой пропущен ток.

Мы вообще могли бы не догадаться об истинном предназначении Капустина Яра, кабы не перипетии начала 1990-х годов, во время которых рушащемуся советскому государству было не до сохранения тайн. В последние месяцы существования СССР Всесоюзная уфологическая ассоциация — крупнейшее подобное объединение в нашей стране на тот момент — на свой страх и риск обратилась с запросом не куда-нибудь, а в Комитет государственной безопасности.

Уфологи просили дать информацию о том, насколько правдивы слухи, связанные с НЛО, хранящимися на полигоне. Поразительно, но представители КГБ ответили. Неизвестно, что ими двигало — соображение о бессмысленности хранения секретов гибнущего государства или желание с помощью широкого жеста заручиться поддержкой в условиях становления новой России.

Но это и неважно. Важнее, что в так называемом синем пакете, попавшим в руки уфологов, содержались данные по хранящимся на полигоне артефактам и обстоятельствам их обретения.

«Трофейная тарелка» с телами пилотов, разбившаяся в районе казахского города Эмба; сбитый военными в июле 1985 года в Кабардино-Балкарии шестиметровый диск; древний НЛО, откопанный в октябре 1981 года к северу от озера Балхаш, — это далеко не полный перечень инопланетных артефактов, указанных в «синем пакете».

Казалось бы, на руках у энтузиастов появились неоспоримые доказательства существования пришельцев. Осталось только увидеть обломки НЛО собственными глазами… Однако порядок, пусть даже относительный, в стране установился гораздо быстрее, чем удалось заглянуть в подземелья Бункера 754.

А новые власти уже достаточно скоро объявили данные, переданные из КГБ, фальшивкой. Поэтому полигон Капустин Яр и сегодня остаётся загадочным местом, таящим в себе пока ещё сокрытые тайны.

http://paranormal-news.ru/

Год красной Обезьяны. Как его встречать и что приготовить на стол?

Новый 2016 год по восточному календарю будет годом красной (или огненной) Обезьяны. Что принесёт он с собой и как его встречать выяснил «АиФ-Ростов».
Зодиакальный портрет
Согласно Википедии, Обезьяна – девятый из 12-летнего цикла животных китайского зодиакального календаря. Время суток под управлением Обезьяны – с 15 до 17 часов. Соответствующий знак Зодиака: Стрелец.
Пять стихий китайского гороскопа меняют друг друга раз в 60 лет. Поэтому 2016-й год может зеркально повторить 1956-й, а следующий год красной Обезьяны будет в 2076-м.
Ближайший год красной Обезьяны наступит 8 февраля 2016-го, но – по традиции – уже 1 января мы встречаем Новый год с мыслями о тотемном животном – символе года, дабы узнать характер года и каких сюрпризов от него ждать.

Характер Обезьяны
Тотем 2016 года можно сравнить с характером человека, потому что Обезьяна олицетворяет находчивость, изобретательность, сообразительность, изменчивость и любознательность. Но, с другой стороны, ей присущи наглость, насмешливость, поверхностность, легкомыслие, хитрость и тщеславие.
Поведение Обезьяны можно назвать неустойчивым. Таким же может быть и предстоящий год. Усиливает характер года и его стихия – огонь, предстоящие 12 месяцев могут стать очень эмоциональными и непредсказуемыми.
Считается, что в такие – слишком активные и энергетические годы, можно резко изменить свою жизнь в самую неожиданную сторону, воплотить самые заветные и давние мечты, начать свое движение к настоящему успеху.
Как предсказывают астрологи, Обезьяна любит размах и глобальность во всём — в мышлении, заработках, карьере, покупках. Всего этого стоит ожидать в семейной жизни, на трудовом поприще и даже в политике.

Символы года Обезьяны
Главным символом 2016 года, как уже сказано, будет стихия огня. С огнём лучше всего обращаться осторожно и аккуратно, в этом случае он принесет все хорошее, чем владеет.
Главные цвета – соответственно – красный и оранжевый, а также всевозможные их оттенки.
Камни-талисманы 2016 года также окрашены во все оттенки красного цвета. Это кровавый рубин, глубокий вишневый гранат, огненный опал. Также к ним причисляется природный минерал янтарь. Именно их и нужно выбрать для встречи Нового года.
Вторя стихия Обезьяны – металл, поэтому стоит приобрести себе или в дом что-то металлическое или же носить металл в качестве украшения.

Как встречать Обезьяну
Встречать Новый год лучше всего в обществе, весело, радостно и шумно. Цвета года должны преобладать не только в одежде и в интерьере новогоднего вечера.
Самым большим шиком станут новогодние костюмы из тканей с металлическими деталями – блестками и металлическими нитями.
Благоприятным считается наличие на празднике живого огня. Для этого подойдут свечи, камин, большие красочные фейерверки.

В чем встречать
Походят яркие, броские, запоминающиеся, экстравагантные наряды любых оттенков красного цвета: от нежно-алого до оранжевого и огненно-красного.
Не забудьте про украшения и металлические аксессуары – по мнению астрологов, они станут самыми главными деталями новогоднего наряда.
Причёска для встречи года Обезьяны — 2016 может быть самой необычной.

Что приготовить к празднику
Очень подойдут любимые лакомства этого животного – фрукты, коренья и травы. Ставьте на стол побольше даров природы, салатов, натурального и полезного. Из мясных блюд предпочтение приготовленному на огне или в духовке.
На десерт отлично подойдёт всё лёгкое и сладкое – сухофрукты, ягоды, цукаты, медовая выпечка. Не забудьте про бананы!