Страна, создавшая лучшие двигатели, будет иметь лучшие самолеты — генеральный конструктор НПО «Сатурн» Юрий Шмотин

Конструкторское бюро «Сатурна» определено базовым КБ Объединенной двигателестроительной корпорации, и работает как по двигателю для перспективного авиационного комплекса фронтовой авиации /ПАК ФА/, так и для перспективного гражданского российского самолета МС-21. Россия должна будет сохранить за собой компетенции в области авиации, иметь самые современные самолеты — гражданские, боевые, сказал генеральный конструктор НПО «Сатурн» Юрий Шмотин в интервью корреспонденту ИТАР-ТАСС Евгению Никитину.

 

— Юрий Николаевич, говоря о будущем, какой период времени Вы имеете в виду?

 

 — Авиационный двигатель является, самым сложным и дорогостоящим компонентом в конструкции самолета. А в инженерном отношении превосходит, пожалуй, все другие изделия. Поэтому, работая над ним, необходимо понимать, как он будет востребован рынком не только в следующем году, но и через 10, 15, а то и 30 лет. Все в мире быстро меняется и, чтобы обеспечить авиадвигателю долгую жизнь, нужно заложить в него высокий потенциал модернизации. Для повышения его эффективности, удовлетворения растущих требований заказчика нужно снижать стоимость жизненного цикла, повышать надежность, обеспечивать конкурентоспособность. Авиадвигатель должен обеспечить военному самолету победу в воздухе, а гражданскому — высокую прибыль авиакомпании.

 

— Что считаете наиболее важным событием в работе КБ последнего времени?

 

 — Конструкторское бюро «Сатурна» определено базовым КБ Объединенной двигателестроительной корпорации, и работает как по двигателю для перспективного авиационного комплекса фронтовой авиации /ПАК ФА/, так и для перспективного гражданского российского самолета МС-21. Этот факт стал признанием высоких компетенций КБ «Сатурна» в области разработки газотурбинных двигателей. За последнее десятилетие более десяти новых разработок НПО «Сатурн» получили сертификаты на типовые конструкции или прошли государственные стендовые испытания. Причем, работа охватывает полный жизненный цикл газотурбинного двигателя: от идеи до его создания, организации поддержки в ходе эксплуатации.

 

— Что, на ваш взгляд, является основополагающим принципом в работе КБ?

 

 — Может быть, для кого-то покажется непривычным услышать из уст генерального конструктора, но основополагающим принципом в работе КБ является обеспечение получения прибыли для предприятия. В условиях рынка достичь этого можно только путем использования новейших методов проектирования конструкции, использования в ней современных материалов, формирования научно-технического задела на будущее. С одной стороны, КБ — это инструмент для обеспечения будущей жизни предприятию. С другой — инструмент, позволяющий сократить издержки и снизить себестоимость изготовления сегодняшней продукции. И в том, и в другом случае КБ может и должно стать также инструментом для зарабатывания денег. Сегодня мы делаем все, чтобы конструктор на этапе формирования нового двигателя, узла или детали задумывался, сколько это будет стоить в производстве, насколько обоснованно выбран материал и эффективно использовано оборудование. Понятно, что конструктору работать изолированно в данном случае невозможно. Очень важно на самом раннем этапе создания новых образцов техники или совершенствования деталей, которые уже входят в существующие двигатели, задействовать все необходимые службы предприятия. Совместная работа конструкторов, технологов, металлургов, снабженцев, представителей службы качества должна быть нацелена на принятие взвешенных решений с целью выполнения проектов в рамках заданных бюджетов и сроков. Такой подход себя оправдал.

 

— Вы имеете в виду двигатель SaM146 для самолета «Сухой суперджет-100»?

 

 — Да, по данному принципу на «Сатурне» было создано серийное производство двигателя SaM146. В цехе № 34 нам удалось более чем в десять раз повысить эффективность работы людей и добиться главного — чувства ответственности за принимаемые решения. Достаточно сказать, что в истекшем году предприятию удалось на 40 проц. увеличить объем производства. Такая динамика требует серьезных изменений и в работе КБ. Фактически аналогичным образом была организована работа по созданию семейства промышленных наземных газотурбинных двигателей. В планах — организация подобной схемы организации работ и по другим программам.

 

— Вы сказали, что авиационный двигатель является одним из самых сложных, а, может быть, самым сложным в инженерном отношении изделием. В чем заключается сложность?

 

 — Авиационный двигатель — это тепловая машина. В ней, чем выше температура сгорания топлива, чем выше степень сжатия в компрессоре, тем выше коэффициент полезного действия. Чтобы эти показатели повысить, необходимы сверхпрочные, сверхлегкие, жаропрочные материалы и сплавы, способные выдерживать высокую температуру и давление. Достаточно сказать, что температура на выходе из камеры сгорания может превышать 2000 градусов. Турбина вращается со скоростью в десятки тыс. оборотов в минуту. Такие температуры и такие скорости вращения должны выдерживать детали турбины — диски и турбинные лопатки. Оторвись одна из лопаток, когда двигатель находится под крылом самолета в воздухе, и полет может прекратиться… Чтобы этого не случилось, нужны современные материалы, технологии, которых в природе и технике ранее не существовало, которые не имеют еще названия. Сейчас КБ готовится к тому, чтобы предложить не только новые модификации и улучшения уже освоенного двигателя, но и принципиально новые решения к самой конструкции газотурбинного двигателя.

 

 Формируя научно-технический задел, мы, прежде всего, работаем над созданием высокотемпературных материалов. «Сатурн» сегодня — одна из немногих организаций, которая, кроме применения существующих на рынке материалов, занимается созданием высокотемпературных материалов, которые способны работать при температуре газа до 2050 градусов Кельвина. Есть несколько запатентованных «Сатурном» сплавов, которые позволяет при их внедрении поднять температуру перед турбиной более чем на 100 градусов. Это фактически уже революция в двигателестроении. Без новых высокотемпературных сплавов невозможно создание нового поколения двигателей. А это, в свою очередь, требует новых технологий, нового оборудования. Новый сплав нужен не сам по себе, а как материал для создания сложных пространственных деталей, таких как охлаждаемая лопатка турбины. Лопатка турбины — это очень важная деталь, которая имеет очень сложную трехмерную поверхность не только снаружи, но и изнутри для того, чтобы обеспечить работоспособность. Не случайно авиационный двигатель — «пламенный мотор» — сравнивается в известном Гимне авиаторов с сердцем человека.

 

— Авиационные власти Европы намерены налагать на авиакомпании штрафы, если их воздушные суда не отвечают все более ужесточающимся экологическим требованиям. Как ваше КБ решает проблему снижения эмиссии выхлопных газов авиадвигателей?

 

 — Дополнительно к тому, что я сказал о параметрах газотурбинного двигателя, вопросы экологии — это второе направление, над которым мы работаем. Создание малоэмиссионных камер сгорания является сверхсерьезной проблемой. Мы знаем, что рынок диктует требования по снижению выбросов вредных веществ не только потому, что на самом деле это правильно: двигатели должны быть «зелеными», экологичными. Но это еще и механизм рыночный конкуренции. Сегодня «Дженерал Электрик» и «Сименс» серийно выпускают промышленные двигатели с выбросами вредных веществ 10-15 ppm. Это становится нормой, и будет введено как ограничение при продаже двигателей. Появляются соответствующие законы, которые фактически запрещают продавать в той или иной стране двигатели, которые не укладываются в данные требования экологических норм. Поэтому, с одной стороны, мы работаем над обеспечением общечеловеческих требований по части экологии. С другой — без этого просто невозможно в наше время удержаться на рынке. Наша ключевая задача состоит в том, чтобы изучать, исследовать процессы, протекающие в камере сгорания. С этой целью в НПО «Сатурн» создан один лучших рассчетно-исследовательских центров, оснащенный одним из самых высокопроизводительных вычислительных кластеров в промышленности России, а также укомплектованный испытательными стендами и исследовательскими установками для испытаний камер сгорания, работающих на газообразном и жидком топливе.

 

— При создании перспективной авиационной техники как у нас в стране, так и за рубежом все более широкое применение находят композиционные материалы /КМ/. Как в этом плане обстоят дела в КБ «Сатурна»?

 

 — В части композитов, мы уже давно из этапа исследований перешли к этапу их применения, в том числе и в двигателе SaM146 для «Суперджета». Организовали комплексную работу с нашими партнерами — компанией «Снекма». На днях пройдет очень важная для «Сатурна» встреча по рассмотрению концепции расширения применения композиционных материалов в конструкции двигателя SaM146. Работу с КМ мы выделили в отдельный процесс, за который отвечает и который ведет мой заместитель Дмитрий Карелин. Эта инновационная работа выстраивается не только внутри «Сатурна», мы привлекаем к ней широкий круг участников. Формируется комплексная программа. В периметр этой деятельности вовлечены крупные научные силы. Так, формируется комплексная программа с Центральным институтом авиационного моторостроения. Подписано соглашение с Всероссийским институтом авиационных материалов. Готовится долгосрочное соглашение с ЦАГИ им. Жуковского. Принципиально новым является то, что мы планируем привлечь к процессу создания инновационных разработок в этой сфере малые предприятия. И самое главное — конкретные ВУЗы. С целью мотивации, поднятия инициативы конкретных молодых ученых объявлено о введении для студентов, аспирантов и докторантов стипендий НПО «Сатурн». Мы ориентируемся на научный потенциал не только Рыбинска или Ярославской области, мы смотрим значительно шире. В данную программу будем приглашать пермские ВУЗы, московские институты — такие, как МАИ и МГТУ им. Баумана. В данный момент ведем переговоры с Самарским университетом. Для нас очень важно, чтобы к этим инновационным работам, как можно раньше стали приобщаться студенты, молодые ученые-аспиранты, докторанты. Чтобы в том числе на этих работах была создана российская наука, появились фундаментальные ученые-профессора. Вот почему «Сатурн» будет и дальше максимально поддерживает это направление.

 

— Что это вам даст?

 

 Во-первых, позволит сформировать научные школы по данному направлению не только в ярославском, но и в других регионах страны. Позволит выделить наиболее заинтересованных, активных молодых ученых, которые сформируют целое научное направление в масштабах всего государства. Может быть, кто-то из этих ученых придет на работу в НПО «Сатурн». Мы и такие цели тоже преследуем. Если подводить итоги этой инновации, то в 2012 году, мы вывели эту работу на уровень проекта. Кроме «Сатурна», как я уже отметил, мы включили в него много организаций и предприятий, в том числе малые. Готовы пойти дальше. Я с удовольствием готов буду привлекать к этим работам ученых из-за рубежа. В принципе, это находится в русле государственной программы, касающейся научных работ. Для того, чтобы мозги, как говорится, не утекали из «Сатурна» и из страны в целом. На нашем предприятии для поддержки инновационных процессов постоянно функционирует научно-технический совет /НТС/. Горизонты его интересов выходят за сферу композиционных материалов, а распространяются на весь процесс проведения научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ /НИОКР/.

 

— Обычно, это довольно затратное занятие. Удается ли вам извлекать дивиденды и из такого рода работ?

 

 — Да, мы очень активно работаем над этим процессом и занимаемся его совершенствованием точно так же, как и всех других процессов. Выполняем конкретные обязательства перед заказчиком в части НИОКР. Почему? Потому, что любое научное исследование или опытно-конструкторская работа — это инвестиции в будущее предприятия. А государство, инвестируя в предприятия, вкладывает средства в свое будущее, в свою товарную продукцию. А мы, в свою очередь, будем делать эту продукцию. Получается единый, взаимовыгодный и взаимообусловленный процесс взаимодействия отдельного предприятия и государства.

 

— Как относитесь к незавершенным НИОКР?

 

 — Незавершенные НИОКР, выполняемые с несоблюдением ранее заявленных сроков — это увеличение затрат, сужение в перспективе потенциального рынка сбыта товаров. Есть показательный пример компании «Pratt & Whitney», который учит всех двигателистов. Это успешная компания, мировой лидер. Но у нее был негативный опыт: двигатель PW6000 тягой примерно 10 тонн. Проект был выполнен с опозданием от предварительно заявленных сроков. И в итоге этот двигатель был установлен немного больше чем на 20 самолетах. Вот что значит несоблюдение сроков и обязательств перед заказчиком. Рынок будет занят другими компаниями.

 

— Кого КБ «Сатурна» рассматривает в качестве своих заказчиков?

 

 — Для конструкторов заказчиками являются предприятие, Объединенная двигателестроительная корпорация, государство, в конце концов. Но главный заказчик — это тот, кто эксплуатирует самолеты с нашими двигателями. Для того, чтобы обеспечить выполнение ОКР в заданные сроки, мы коренным образом меняем систему планирования в службе генерального конструктора. Делаем это не независимо, а совместно со службой директора производства. Прежде чем принять решения в рамках ОКР, проверяем выполнение научно-исследовательских работ, готовим технологические процессы для изготовления. Мы завершили ОКР по морскому двигателю мощностью 8 МВт. Машина получилась уникальной, с рядом инновационных решений. В частности, позволяет в автоматическом режиме переходить с газообразного топлива на жидкое. В России таких двигателей не существует. В сфере НИР исследуем вопросы применения альтернативных видов топлива. Все это повышает рейтинг КБ «Сатурна» и у зарубежных заказчики. Впервые авиационный двигатель АЛ-55, созданный на «Сатурне», превратился в экспортный товар нашей страны. Так, мы выполнили требование Индии по увеличению ресурса газотурбинного двигателя АЛ-55. Я считаю, что в конце этого года наши партнеры, наши заказчики из Индии могут реально говорить о начале его лицензионного производства. Этот двигатель будет востребован ВВС Индии. Это для нас является одной из интереснейших работ. Мы работаем над расширением области применения такого двигателя.

 

— Вы ранее упомянули двигатель для перспективного авиационного комплекса фронтовой авиации. Я понимаю, что тема довольно чувствительная в плане именно технических решений и конструкторы неохотно дают комментарии на этот счет. Одно неосторожное слово может о многом сказать специалисту, которому не хотелось бы сообщать о какой-то новинке. Но все же, скажите несколько слов об участии «Сатурна» в этом проекте.

 

 — В рамках новых проектов «Сатурн» активно работает над созданием двигателя второго этапа для ПАК ФА. Хотя для ОДК мы представляем дивизион гражданских двигателей, «Сатурн» не прекращает в кооперации с ОКБ им. «А.М.Люльки» работы над двигателем. С 2006 года по настоящее время в КБ был создан серьезный научно-технический задел по двигателю второго этапа для ПАК ФА. Это позволило в этом году достигнуть договоренность с руководством дивизиона боевых двигателей о том, что «Сатурн» будет отвечать за компрессор высокого давления и турбину высокого давления. Эти узлы являются фактически сердцем авиационного двигателя. Добиться именно такого решения удалось благодаря тому, что уже создан демонстратор узлов двигателя, который полностью соответствует заявленным характеристикам. Мы экспериментально это подтвердили. Я могу сказать честно и спокойно, что сегодня все критические решения, которые должны быть проверены экспериментально для этого двигателя, проверены. И двигатель состоится в заданные сроки при грамотной организации труда.

 

— Вопрос, может быть, не к генеральному конструктору, а к руководителю предприятия. Не хотите, не отвечайте. Как зарабатываете деньги?

 

 — Про свое подразделение скажу, что ОКР и научно-исследовательские работы развиваются динамично. Мы меняемся, совершенствуемся, получаем положительный результат. Но мы работаем в структуре большого предприятия, которое входит в серьезную корпорацию. И для каждого предприятия основным показателем его эффективности является его стоимость. Что создает стоимость предприятия? Стоимость предприятию, а также деньги, которые оно зарабатывает, обеспечиваются серийной продукцией. Поэтому, несмотря на то, что для нас научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы очень важны, это главное для КБ направление, мы не можем не относиться с огромной ответственностью к вопросам поддержки серийного производства. Только качественная и вовремя поставленная серийная продукция, только оперативный и грамотный ответ на запрос из эксплуатации, вызывают уважение у наших заказчиков. Имея серьезный авторитет, который мы снискали на серийной продукции, мы убеждены, что новые НИРы и новые ОКРы будут тоже за «Сатурном». Вот почему для конструкторов сверхважно эффективно работать по поддержанию серийного производства. И в этом направлении мы тоже совершенствуемся.

 

— Что сделано в этом плане?

 

 — Сделано, может быть, не так много, как хотелось. Но результаты говорят сами за себя. В 2012 году мы стали в 2,5 раза эффективней поддерживать производство, в сравнении с тем, что было ранее. Что я имею в виду? Более чем в 2 раза снизилось количество отклонений, вызванное в производстве из-за недостаточной конструкторской проработки, более чем в 3 раза сократились запросы на отклонения по причине несовершенства технологических процессов. Исчезли проблемы на уровне взаимодействия между разными службами: конструкторами, технологами, снабженцами, экономистами. Мы перестали терять время на процессы, которые удорожают стоимость продукта, о чем недавно говорилось в ходе военно-промышленной конференции с трибуны в Доме правительства. Мы стали больше доверять нашим людям, априори понимая, что работаем с талантливыми, умными, грамотными, способными принимать правильные решения людьми. Мне нравится одно высказывание: «мы нанимаем умных людей, чтобы они говорили нам, что мы должны делать, а не для того, чтобы мы говорили им, что они должны делать». Если мы не будем следовать этому принципу, то не получим такого коммулятивного эффекта от коллективного труда.

 

 Мы дали специалистам определенную свободу в принятии решений и убедились, что в 95 проц. случаев решения принимались людьми грамотно. Для того, чтобы эти решения были приняты и пошли в дело, не нужно стоять у кабинета начальника и ждать его подписи на реализацию того или иного решения. Решения реализовывались без этой высшей подписи руководителя. Но каждую пятницу мы встречаемся в производственном подразделении, называемым Плато /от французского слова «площадка», где люди работают вместе/, заслушиваем руководителей этой междисциплинарной рабочей группы о выполненных работах. Руководство «Сатурна» помогает людям делать их основную производственную работу. Это то, о чем мы говорили с вами ранее в отношении государства и предприятия. А здесь, на предприятии — между руководителем и производственником. Говорить об этом можно много, но Вам лучше побеседовать на эту тему с управляющим директором.

 

— Спасибо, если представится такая возможность, я постараюсь это сделать. А в заключение хочу Вас спросить, в целом, каким Вы видите «Сатурн» через 10-15 лет?

 

 — Многопрофильной компанией, которая имеет устойчивый бизнес в области военных, гражданских, наземных двигателей. В каждом из сегментов рынка предприятие создает продукт, который является лучшим в этом сегменте и стремится расширить этот сегмент. По поводу двигателестроения в целом… Мой учитель Валерий Георгиевич Августинович не так давно издал книгу «Битва за скорость. Великая война авиамоторов». В ней четко прослеживается мысль о том, что страна, в которой созданы лучшие двигатели, будет обладать лучшими самолетами. Россия должна сохранить за собой компетенции в области авиации, иметь самые современные самолеты — гражданские, боевые. Сегодня необходимо развивать технологии, которые будут использованы в будущем как для создания новых авиационных двигателей, так и в других отраслях промышленности, необходимых для государства и интересных для молодых инженеров.

 

— Ни одного слова из этого высказывания не могу выбросить.

 

 — Спасибо.

 

http://www.aviaport.ru/

Новости авиации

Авиагруппа и соединение воздушно-космической обороны ЦВО отразят массированный ракетный удар условного противника в ходе учения на полигоне Ашулук

 Вторник, 2 апреля 2013 в 13:54

 

На полигоне Ашулук (Астраханская обл.) пройдет учение истребительной авиагруппы и соединения воздушно-космической обороны Центрального военного округа (ЦВО). Летчики и зенитчики отработают отражение массированного ракетно-авиационного удара противника.

 

 Удар средств воздушного нападения условного противника будет имитирован радиоуправляемыми мишенями, повторяющими характеристики крылатых ракет. В ходе нескольких тактических  эпизодов экипажам истребителей-перехватчиков МиГ-31 и боевым расчетам зенитных ракетных комплексов (ЗРК) С-300ПС предстоит перехватить и уничтожить все мишени в сложной воздушной и помеховой обстановке.

 

 Учение направлено на практическую отработку летным составом и боевыми расчетами ЗРК боевого применения по воздушным целям. В учении примут участие военнослужащие, которые несут боевое дежурство по противовоздушной обороне (ПВО) в зоне ответственности Центрального военного округа. Привлечено несколько дивизионов соединения воздушно-космической обороны, постоянно дислоцированных в Саратовской области, и авиагруппа самолетов МиГ-31 с аэродрома «Большое Савино» (Пермский край).

 

 Учение пройдет под руководством командующего войсками объединения ВВС и ПВО округа генерал-майора Виктора Севостьянова и завершится 11 апреля.

http://airspot.ru/news/

 

Лукашенко назначил нового начальника авиации — замкомандующего ВВС и войсками ПВО

 

Президент Беларуси Александр Лукашенко назначил полковника Игоря Алексейчика заместителем командующего Военно-воздушными силами и войсками противовоздушной обороны Вооруженных сил — начальником авиации, сообщили агентству «Интерфакс-Запад» в пресс-службе главы государства.

 

 Занимавший эту должность генерал-майор Игорь Голуб назначен заместителем командующего ВВС и войсками ПВО. Соответствующие указы президент  подписал  во вторник, проинформировали в президентской пресс-службе.

 

Источник: Интерфакс-Запад

 

Мали просит Россию поставить вертолеты и бронетранспортеры

 Вторник, 2 апреля 2013 в 11:00

 

В ближайшее время правительство Мали и «Рособоронэкспорт» могут заключить контракты на поставку в эту африканскую страну российских боевых и транспортных вертолетов, бронетранспортеров, а также стрелкового оружия и боеприпасов

 

 Источник в «Рособоронэкспорте» сообщил, что правительство Мали уже направило заявки в «Рособоронэкспорт» на поставку вооружений для нужд своей армии, которая вместе с военными из Франции и нескольких  африканских стран ведет войну с боевиками-исламистами на севере страны.

 

 Заявки включают вертолеты Ми-35 и Ми-17, боевые и транспортные самолеты, бронетранспортеры БТР-80, радары ПВО, а также поставку легкого стрелкового вооружения и боеприпасов, сказал источник.

 

 Поступают также запросы на ремонт и запчасти к старой советской технике, такой как танки Т-55, ПТ-76, бронетранспортеры БРДМ-2, но пока возможности России по ремонту этой устаревшей техники ограничены.

 

 «Скорее всего, французская сторона не будет препятствовать перевооружению малийской армии российским оружием», — поделился мнением источник в «Рособоронэкспорте», так как «оно более привычно для малийской армии, насчитывающей всего около 7 тысяч человек в Сухопутных войсках и порядка 400 человек в ВВС».

 

 Заявок от соседних африканских стран из региональной организации ЭКОВАС и Чада на поставку оружия для действующих в Мали их контингентов не поступало, уточнил собеседник «Ведомостей».

 

 Кроме того, по словам источника в Минобороны России, военно-транспортные самолеты Ан-124 224-го летного отряда Минобороны и авиакомпании «Волга-Днепр» сделали в начале французской операции в Мали не менее 20 рейсов по перевозке военных грузов французской армии в Мали.

 

 Также известно, что пока Ан-124 российских компаний в Мали не летают, но, возможно, полеты возобновятся в мае для обеспечения вывода части французских войск.

 

 Ранее «Рособоронэкспорт» в интересах ОАО «НПО «Ижмаш» заключил с министерством обороны и по делам ветеранов Республики Мали договор на поставку около 3 тыс. модернизированных автоматов Калашников калибра 7,62 мм, сообщил агентству «Интерфакс» источник в военно-промышленном комплексе.

 

 По его словам, договор был заключен в сентябре 2012 года, объем поставок «Ижмаша» составляет около 3 тыс. автоматов, сумма контракта — более $1 млн.

 

Источник: Военно-промышленный курьер

 

Летчики ЦВО готовятся сопровождать бомбардировщики Ту-95МС в ходе полетов по плану стратегического ядерного сдерживания

 

Понедельник, 1 апреля 2013 в 16:55

 

Командование объединения ВВС и ПВО Центрального военного округа подводит итоги выполнения полетов на дозаправку топливом в воздухе. После этого лучшие экипажи будут допущены к сопровождению бомбардировщиков Ту-95МС во время воздушного патрулирования и полетов по плану стратегического ядерного сдерживания.

 

 Данные полеты проходят в северных широтах на большом удалении от аэродромов постоянного базирования, поэтому летчики  авиационных групп «Большое Савино» (Пермский край) и «Канск» (Красноярский край) регулярно отрабатывают подобные упражнения, потому как только в ходе постоянных тренировок можно добиться филигранного выполнения такого сложного элемента, как дозаправка в воздухе на скорости в сотни километров в час.

 

 В закончившихся масштабных учениях было задействовалось более 50 экипажей бомбардировщиков Су-24М и истребителей-перехватчиков МиГ-31БМ. Пилоты оперативно-тактической авиации ЦВО выходили в район встречи с танкером Ил-78, производили сближение самолетов на расстояние 10-15 м и совершали контакт с конусом-датчиком для перелива топлива.

 

 Полеты выполнялись как поодиночке, так и в составе пары, когда заправлялись одновременно два самолета.

 

Источник: Министерство обороны РФ

 

С 1 по 5 апреля группа инспекторов США проведет наблюдательный полет над территорией Российской Федерации

 Понедельник, 1 апреля 2013 в 14:27

 

В рамках реализации международного Договора по открытому небу планируется, что с 1 по 5 апреля группа инспекторов США на самолете ОС-135Б проведет наблюдательный полет над территорией Российской Федерации.

 

 Самолет относится к классу летательных аппаратов, не предназначенных для применения какого-либо вооружения, установленная на нем аппаратура прошла необходимое международное освидетельствование, в процедуре которой принимали  участие и представители России.

 

 Полет пройдет по согласованному с российскими специалистами маршруту, которые на борту самолета вместе со своими коллегами будут осуществлять контроль за соблюдением положений и договоренностей о применении технических средств наблюдения.

 

Источник: Министерство обороны РФ

 

Истребители МиГ-31БМ на учении «прикрыли» военные самолеты в ходе дозаправки топливом в воздухе

 Пятница, 29 марта 2013 в 12:23

 

Истребители МиГ-31БМ на учении «прикрыли» самолеты Центрального военного округа /ЦВО/ в ходе дозаправки топливом в воздухе. Как сообщили сегодня ИТАР-ТАСС в пресс-службе военного округа, топливозаправщик Ил-78 более 9 часов находился в небе. Самолеты оперативно-тактической авиации ЦВО дозаправились в воздухе на расстоянии 10-15 метров от «танкера». Дозаправка проводилась на высоте 5,5 тыс метров на скорости около 600 км в час. Все полеты выполнялись  в составе пары, когда танкер заправлял одновременно два самолета. В учении приняли участие более 50 экипажей.

 

 «В ходе дозаправки экипажи истребителей-перехватчиков МиГ-31БМ, поднявшиеся в воздух с аэродрома «Канск» /Красноярский край/ и аэродрома «Большое Савино» /Пермский край/ прикрывали дозаправку топливом в воздухе фронтовых бомбардировщиков Су-24М от воздушных «атак» условного противника», — рассказали в пресс-службе.

 

 «Авиация является очень мобильным средством и в короткий промежуток времени мы можем создавать группировки на важных направлениях с учебными или боевыми целями. Для этого и применяется дозаправка в воздухе. В этот раз мы задействовали на дозаправке много молодых летчиков, которые выполняли это упражнение впервые», — отметил командующий объединением ВВС и ПВО Центрального военного округа генерал-майор Виктор Севостьянов.

 

Источник: ИТАР-ТАСС Урал

 

Новым начальником морской авиации СФ стал генерал-майор Отрощенко

 Пятница, 29 марта 2013 в 10:49

 

Новым начальником морской авиации Северного флота (СФ) стал генерал-майор Александр Отрощенко, в пятницу он был представлен командному составу флота, сообщает Минобороны.

 

 «На церемонии представления, проходившей в зале Военного совета Северного флота, присутствовали командиры объединений, соединений, кораблей и береговых частей, а также начальники управлений и служб Северного флота», — говорится в сообщении ведомства.

 />

 Александр Отрощенко — заслуженный летчик России, имеет высшую летную квалификацию «Летчик-снайпер». Его личный налет на самолетах истребительной авиации составляет более 2 тысяч часов. Он проходил военную службу в должностях старшего летчика, командира звена, заместителя командира эскадрильи. В последующие годы Александр Отрощенко занимал должности заместителя командира авиаполка по летной подготовке, командира истребительного авиационного полка морской авиации Тихоокеанского флота, заместителя командующего войсками и силами на Северо-Востоке по ВВС и ПВО, начальника морской авиации Черноморского флота.

 

Источник: РИА «Новости»

 

Таких не берут в пассажиры!

 Среда, 3 апреля 2013 в 08:46

 

С начала 2013 года в Международном аэропорту Новосибирск (Толмачево) более 30 пассажиров в состоянии алкогольного опьянения не допущены к вылету или сняты с воздушных судов. Все любители горячительных напитков привлечены к административной ответственности в виде штрафа по ст. 20.21 КоАП РФ («Появление в общественных местах в состоянии опьянения»).

 

 Нетрезвые граждане на борту самолета создают угрозу как безопасности пассажиров и  экипажа, так и собственному здоровью: в ходе полета в состоянии алкогольного опьянения высок риск обострения сердечно-сосудистых заболеваний и психических расстройств. Нарушители общественного порядка в аэропорту и на борту воздушных судов могут стать причиной длительной задержки вылета и увеличения сроков обслуживания воздушных судов, связанной со снятием с рейса пассажира-нарушителя и его багажа.

 

 ОАО «Аэропорт Толмачево» предупреждает: в соответствии с законодательством РФ аэропортовые службы могут передать правонарушителей сотрудникам транспортной полиции. Сотрудники линейного отдела МВД России по согласованию с представителями авиакомпаний могут снять с рейса пассажира, нарушающего общественный порядок, и привлечь его к административной ответственности.

 

 В 2012 году служба медицинского обслуживания пассажиров и экипажей аэропорта Толмачево выдала 116 положительных заключений об опьянении пассажиров. Сотрудниками линейного отдела МВД России в аэропорту Толмачево было снято с готовящихся к вылету воздушных судов 24 пьяных пассажира, 22 выявлено во время предполетного досмотра, еще 21 — в зонах ожидания.

 

Источник: ОАО «Аэропорт Толмачево»

 

Больше 20 самолето-вылетов прошло в ЮВО ночью при внезапной проверке

 Пятница, 29 марта 2013 в 08:41

 

Военно-воздушные силы России во время внезапной проверки боевой готовности войск на юге страны провели минувшей ночью больше 20 вылетов, сообщили в пятницу в управлении пресс-службы и информации Минобороны РФ.

 

 «Экипажи оперативно-тактической и армейской авиации осуществили доразведку местности, а самолеты военно-транспортной авиации выполнили переброску сил и средств подразделений связи Южного военного округа (ЮВО) в район  сосредоточения», — уточнили в управлении.

 

 «Экипажи армейской авиации ЮВО на вертолетах Ми-28Н, Ми-35 и Ми-8 отработали задачи одиночно и в составе авиационных звеньев. Особое внимание в ходе ночных полетов уделялось проверке навыков управления вертолетами в сложных метеоусловиях, в прибрежных и горных районах, с активным использованием обзорно-прицельной системы и аппаратуры ночного видения», — сообщили в Минобороны.

 

 По данным военного ведомства, «к выполнению учебно-боевых задач в ходе проверки привлекаются летные экипажи ЮВО и военно транспортной авиации ВВС России, задействованы самолеты Су-24, Ил-76, вертолеты Ми-28Н, Ми-35 и Ми-8 различных модификаций».

 

Источник: РИА «Новости»

 

Началось летно-тактическое учение дальней авиации ВВС России

 Четверг, 28 марта 2013 в 12:15

 

На авиационной базе дальней авиации Военно-воздушных сил (ВВС) России, расположенной близ города Энгельс (Саратовская обл.), началось летно-тактическое учение дальней авиации.

 

 В мероприятии задействованы стратегические ракетоносцы Ту-160, Ту-95МС, дальние ракетоносцы-бомбардировщики Ту-22М3, топливозаправщики Ил-78, самолеты радиолокационного обнаружения и наведения А-50, истребители Су-27 и МиГ-31, а также вспомогательные самолеты  Ан-12 и вертолеты Ми-8. Всего — более 20 летательных аппаратов.

 

 В ходе учения экипажи стратегических ракетоносцев Ту-160, Ту-95МС и дальних ракетоносцев-бомбардировщиков Ту-22М3 отрабатывают вопросы перебазирования, дозаправки топливом в воздухе и задачи по стратегическому сдерживанию, в том числе с применением авиационных средств поражения на полигонах Кура, Гурьяново и Дорогобуш.

 

 Транспортные самолеты Ан-12 и вертолеты Ми-8 задействованы для поисково-спасательного обеспечения.

 

 Всего в ходе учения будет совершено более 60 самолетовылетов. Учение проводится под руководством командующего дальней авиацией генерал-лейтенанта Анатолия Жихарева.

 

Источник: Министерство обороны РФ

 

Канада вооружится БПЛА для контроля над Арктикой

 Среда, 27 марта 2013 в 13:18

 

Канадские военно-воздушные силы намерены закупить беспилотные летательные аппараты, которые, помимо прочего, планируется использовать для контроля арктических пространств, сообщила газета «Торонто стар».

 

 Хотя программа по закупке БПЛА серьезно отстает от графика, канадские военные уверены — за счет затяжки во времени открылись возможности по получению более современных модификаций беспилотных самолетов.

 

 Выступая  в начале недели на слушаниях в парламенте Канады, представитель министерства обороны страны заявил о необходимости закупки универсальных платформ, способных совершать длительные полеты на расстояние до 1600 километров от линии побережья с целью «обеспечения суверенитета северных рубежей».

 

 «Мне нужны «дроны» для длительных патрулей с тем, чтобы они были нашими глазами в небе над Арктикой», заявил генерал Айван Блондин, выступая в парламентском комитете по обороне.

 

 Помимо возможности нести вооружение, канадские военные рассчитывают, что под БПЛА будут подвешивать специальные контейнеры с оборудованием, которые можно было бы использовать в ходе поисковых и спасательных операций.

 

 Помимо контроля над Арктикой, с помощью «дронов» Оттава намерена проводить мониторинг ледовой обстановки и контролировать морские пути.

 

 Ранее сообщалось, что основными поставщиками БПЛА для канадских ВВС, вероятнее всего, станет американская компания «Northrop Grumman». В июне прошлого года, канадцам была предложена адаптированная для условий Арктики версия стратегического беспилотника «Global Hawk».

 

 В связи с уменьшением площади льдов, открытия новых судоходных маршрутов, а также перспективами добычи углеводородов в Северном ледовитом океане, Арктика приобретает все большее стратегическое значение не только для арктических стран — России, Канады, США, Норвегии и Дании, но и для внешних игроков, отмечают эксперты. Хотя о милитаризации Арктики речь в настоящее время не идет, специалисты не исключают конфронтационный сценарий раздела сфер влияния в богатом сырьем регионе.

 

Источник: Российская газета

Наш первый тост – за военпредов Особое мнение профессионала

Написать этот материал меня сподвигла статья, опубликованная в газете, – «Военная приемка возвращается» («НВО» № 40, 09.11.12). «Независимое военное обозрение» ранее обращалось к теме военного контроля, и не раз. Я давно являюсь читателем вашей газеты, но написать решил впервые. Тема военного контроля в последнее время начала звучать довольно громко, ибо программы по перевооружению армии на современные виды оружия руководство страны поставило на первый план и выделяет на это беспрецедентные средства. 

 

 

Естественно, все эти новые виды оружия должны быть надежными и соответствовать современным стандартам качества. А высокое качество, как известно, достигается эффективной системой контроля. В том числе контроля военного.

 

В каких испытаниях мне довелось участвовать и какие типы самолетов испытывать – все достаточно подробно описано на сайте «Энциклопедия испытателей» в Интернете. Государственные награды были присвоены мне в мирное время за проведение летных испытаний. Я выполнял испытательные полеты 20 лет – в 8-м Государственном Краснознаменном научно-испытательном институте ВВС и почти 10 лет – в 485-м военном представительстве Министерства обороны на орденоносном Комсомольском-на-Амуре авиационном производственном объединении имени Ю.А.Гагарина.

 

На самолетах Ил-4, выпускаемых на этом заводе во время Великой Отечественной войны, летал и воевал заслуженный военный летчик СССР Герой Советского Союза генерал-полковник авиации Василий Васильевич Решетников.

 

В 80-х годах прошлого века он командовал дальней авиацией. Он же и является автором статьи «Военная приемка возвращается».

 

Так как все годы моей службы связаны непосредственно с испытаниями новой авиатехники, мне хорошо понятен весь сложный процесс рождения новых самолетов, так как пришлось непосредственно участвовать во многих этапах этого процесса. Мне известны все проблемные точки при проведении государственных испытаний опытных образцов, при производстве серийных самолетов на оборонных предприятиях, при приемке самолетов от изготовителя заказчиком, то есть Министерством обороны, при поставках таких самолетов в строевые части для выполнения ими задач по предназначению. Известны и проблемы освоения новых образцов летчиками строевых частей, так как неоднократно участвовал в их обучении, и многие другие вопросы.

 

Свое особое мнение я высказываю по совершенно конкретному поводу. Не только меня, но и многих моих товарищей – летчиков-испытателей и ведущих инженеров военных представительств на авиационных заводах, как находящихся в отставке, так и продолжающих военную службу, – оскорбила опубликованная статья генерала. Вдобавок ко всему эту статью мгновенно растиражировали и другие СМИ, и сейчас эта статья является как бы истиной в первой инстанции. А кому еще верить, если написал ее целый генерал-полковник, да еще и Герой Советского Союза, участник войны. За недолгое время после выхода этой статьи многие из моих знакомых (а за 40 лет службы их у меня немало) ее прочитали и те, кто имеет отношение к военным представительствам, и те, кто в них не служил, но был знаком с военным контролем, и к испытаниям. Их мнение было однозначно не в пользу изложенного в той статье.

 

«НВО» неоднократно публиковала материалы о проблемах военных представительств на предприятиях промышленности. Ветеран военных представительств полковник в отставке Николай Тархов подробно изложил в своих статьях всю свою боль за то печальное состояние дел, которое преследовало военные представительства последние годы, буквально вплоть до недавнего долгожданного увольнения «эффективного менеджера» и его дамской камарильи.

 

ЧАСТНЫЙ СЛУЧАЙ – НЕ ПОВОД ДЛЯ ОБОБЩЕНИЙ

 

В своей статье генерал-полковник авиации Решетников озвучил ряд совершенно нетипичных случаев, которые имели место во время единичных посещений им предприятия авиационной промышленности во время его службы в строевых частях Дальней авиации при получения с завода выпускаемых там самолетов. Отдельные негативные моменты, с которыми ему пришлось столкнуться при постановке на производство военной техники и при принятии этой техники на вооружение, действительно могли иметь место. И этого никто не отрицает. Но он абсолютно все, что входит в задачи военных представительств, голословно обобщает до поголовной массовости, имеющей место буквально во всех военных представительствах. Следуя такой странной логике, можно ведь договориться и до того, что если, например, во время войны были отдельные случаи предательства и перебежчики, то это носило массовый характер. Свое повествование автор начал так: «В своем большинстве структуры военных представительств вплотную сращивались с руководством предприятий… Унижаясь и заискивая, несчастные военпреды годами, как подачки, ожидали выделения им из директорского фонда квартир, зачисления малышей в заводские детские сады…»

 

Я не понимаю, что подвигло заслуженного отставного генерала опубликовать эту статью, но лучше бы он этого не делал. И вот почему. Руководитель, не знающий изнутри или знающий только по «верхушкам» систему военного контроля, никогда ни дня не служивший в ней, не может давать объективную оценку всему многогранному и многоступенчатому организму военного контроля на предприятиях промышленности. Все его рассуждения и выводы строятся на каких-то отдельных эпизодах и фрагментах, увиденных максимум за месяц пребывания на предприятии. В любом многотысячном производственном коллективе могут быть отдельные недобросовестные специалисты и различные недостатки, не зря ведь русские люди придумали поговорку: в семье не без урода. Но огульно охаивать всех специалистов военных представительств и негативно обобщать военную приемку, измазать черной краской всех так, как это получилось у генерал-полковника авиации Решетникова, уважаемого человека, не к лицу. Изложенная им версия оценки каждодневной работы военных представительств скорее была бы приемлемой для каких-либо мемуаров, которые валом лежат на полках и которые мало кто из современной публики читает. Его воспоминания в статье о посещении авиазавода, когда «под рюмочку», как он пишет, они там решали проблемы с прочностью шасси на Ту-22, гораздо больше бы подошли именно для таких мемуаров. На это и внимания никто бы не обратил. Опустился генерал в своей статье и до оскорблений, называя военпредов «перебежчиками». Многие офицеры, кто прослужил в армии достаточно долго, видели различных проверяющих и различные комиссии, приезжающих в воинские части или на предприятия. Зачастую основная цель их была не помочь вскрыть недостатки, а изобразить работу. При этом эти проверяющие не гнушались за чужой счет пить, есть и принимать незаслуженные подношения.

 

Автор пишет, что «если бы военпред, «раб божий», не принял правил игры, предложенной заводским руководством, директор мог убрать его мгновенно – достаточно было одного звонка. Строго говоря, военная приемка была низведена до полной утраты своей роли усилиями военно-промышленного комплекса».

 

Вот здесь автор глубоко ошибается. Создание авиатехники – сложный и многогранный процесс. Выявление недостатков идет постоянно, иногда в течение всего срока эксплуатации. Далеко не все вопросы подвластны военпредам. В более поздние времена, чем когда выпускался Ту-22, о проблемах которого упомянул автор, на серийных Су-27 при эксплуатации уже в строевых частях вдруг начали обледеневать защитные сетки воздухозаборников. Было потеряно в полетах немало боевых дорогостоящих машин. Все они также прошли военный контроль при проведении приемо-сдаточных испытаний на серийных заводах. Но в том случае никто почему-то не валил всю вину только на военпредов, хотя под их контролем выпущены были те потерянные самолеты. Потому что, когда во всем досконально разобрались, стало ясно, что машины не были полностью испытаны в условиях обледенения при проведении госиспытаний, и вина была возложена на тех, кто был к этому непосредственно причастен. Но не на военную приемку.

 

Вот так бывший крупный военачальник, ни дня сам не прослуживший в системе военного контроля Министерства обороны, оценил работу огромного коллектива людей. Поставив во главу отдельные случаи, он сделал обобщающий вывод. Не знаю, читал ли Решетников историю создания военных представительств России Петром I – как, когда и в связи с какими событиями возникли военные представительства. Судя по им написанному – вряд ли. Вообще огульное принятие решений большими руководителями по глобальным вопросам обороны, без глубокого изучения проблемы, характерно для всех времен. Достаточно вспомнить сокращение авиации в начале 60-х Хрущевым. Или пуск под нож в 90-х годах однодвигательных самолетов-истребителей, боеспособных, с достаточным ресурсом, некоторые только с завода. Потому что делать обобщающие выводы гораздо проще, чем сделать глубокий и вдумчивый анализ.

 

БРОШЕННЫЕ, НО НЕЗАБЫТЫЕ

 

В конце своей статьи автор пишет: «Возрожденная в новом облике российского полномочного представительства заказывающих ведомств военная приемка должна стать абсолютно независимой и надежно огражденной от влияния каких бы то ни было промышленных структур».

 

Что ж, здесь все правильно написано. Только при этом неплохо бы было подсказать современным военачальникам, как и кто все это должен сделать и обеспечить. Но хочется сказать, что особо и придумывать нового ничего не надо. Надо просто по-умному возродить то, что уже было сделано ранее, исправив те ошибки, которые присутствовали. Они были, с этим никто не спорит. Но отдельные фразы статьи оскорбили и обидели многих, кто честно и бескорыстно трудился. Если и были недостатки, то они существовали только потому, что соответствующие командиры их своевременно не вскрывали. А если и вскрывали, то не принимали мер по их устранению.

 

Если спросить у людей, знающих проблему, много ли сделало военное руководство для обеспечения нормального функционирования военных представительств, то абсолютное большинство ответит, что ничего оно не сделало, кроме прямого вреда. А если военная техника и выпускалась надлежащего качества, то это было в основном благодаря только мудрому руководству начальников военных представительств и грамотно организованной системе контроля и качества военной продукции совместно с техническим контролем самого предприятия. И вопреки отдельным умникам из различных комитетов, комиссий, департаментов и всяких других заумных контор, «специалисты» которых боевые самолеты только на картинках или в кино видели.

 

Военпреды ведут контроль на всех участках создания машин, тесно работая с конструкторами предприятий, с технологами, непосредственно во всех цехах при изготовлении самолетов. Без такой совместной системы контроля – и со стороны предприятия, и со стороны военной приемки – не может быть никакого качества. Военная приемка – это дополнительный контроль. Контроль государственный. Этот контроль придуман не от хорошей жизни. И у такого контроля должна быть необходимая господдержка. Но ее практически в последнее время не было. Военпреды в буквальном смысле выживали.

 

Военные представительства – это структурные подразделения Министерства обороны. Но, к сожалению, Министерство обороны мало что делало для того, чтобы военпреды чувствовали себя под защитой этого министерства. В этом вина и нынешних, и предыдущих руководителей. Бытовало ошибочное мнение, что военпреды на предприятиях как сыр в масле катаются. Многие военачальники зачастую полагали, что военпреда на оборонном предприятии должен всем обеспечивать руководитель этого предприятия. Неплохо было бы отдельным начальникам, так ошибочно считающим, изучить постановление правительства и Положение о военных представительствах. Причем изучить внимательно. В этих документах все четко расписано – кто за что отвечает; кто, кого и чем должен обеспечивать. А после этого уже спрашивать с подчиненных за выполнение функциональных обязанностей. В этих документах четко написано, что на содержание военных представительств должен отчисляться определенный процент от стоимости производимой предприятием военной техники. Неплохо было бы поинтересоваться отдельным критикам системы военного контроля: доходили ли до военпредов на предприятиях хотя бы какие-нибудь доли от этих процентов? Отвечу: не доходило ничего, это подтвердят многие. Скорее всего оседало в московских штабах и ведомствах, в столице ведь жизнь дорогая…

 

А говорить о том, что руководитель предприятия выделил кому-то из военпредов квартиры, это не совсем правильно. Вопрос тогда: почему Министерство обороны не выделяло офицерам-военпредам жилье? Военпред – это государственный человек, чего же его бросило МО? Ему где жить-то с семьей? Детей в чей садик устраивать? Ведь не было никакой помощи от министерства. Поэтому огромное спасибо таким директорам! Но и они не всемогущи и не все могли сделать. Есть военные представительства, которые не в тепличных условиях средней полосы России расположены, где все под рукой, как говорится. В Комсомольске-на-Амуре, где я служил летчиком-испытателем, в районе с особо холодным климатом, отдельные офицеры жили за 20–30 км от места службы, и каждый день добирались до места службы в 30-градусные морозы. И добросовестно выполняли при этом свои обязанности. А вы этих офицеров называете «перебежчиками»… Обидно за этих офицеров. Они-то в чем виноваты? Убыв на службу, семьи свои они оставляли там, где вообще нет никаких детских садиков – тайга и медведи вокруг. При этом добросовестно, выполняя свои обязанности, обеспечивали и выполнение гособоронзаказа. И не считали себя при этом «несчастными, униженными и заискивающими». Они были и есть теми, на которых в буквальном смысле держится Россия, это настоящие русские офицеры, а не московские нытики. 

На всех этапах и во всех цехах совместно с работниками предприятия военпреды контролируют качество процесса создания и сборки военной техники.

Фото из архива автора

 

 

Утверждение автора, что «военная приемка была низведена усилиями военно-промышленного комплекса до полной утраты своей роли», вообще ни в какие рамки не входит. Такое могло иметь место, когда на оборонном предприятии не было заказов, но тогда и вообще все предприятие стояло без выпуска продукции. В этом случае действительно военпреды были не нужны. Зачастую такие предприятия были градообразующими. В 90-е ельцинские годы вообще полное безделье было в авиации, когда не было авиакеросина. Изображали тупое выполнение служебных обязанностей. Не просматривается ли здесь вина военного и политического руководства – создать структуру, а потом ее бросить? Интересные методы руководства, можно даже сказать – вражеские, и войны никакой не нужно. Смею утверждать, и меня двумя руками поддержат и военпреды всех времен, и руководители оборонных предприятий, что роль военной приемки всегда была высокой. Если бы было так плохо, как пишет автор, то выпускаемая военная продукция была бы гораздо худшего качества. И самолеты бы чаще падали, и все остальное… Не дай бог, как говорится, было бы летать на самолетах, не прошедших военного контроля. Мало бы не показалось. Иностранные заказчики военной продукции, приобретаемой в нашей стране, всегда интересуются, прошла ли эта продукция военный контроль. Не зря, видимо, интересуются, знают суть проблемы в отличие от наших отдельных начальников и руководителей. Без военного контроля ни одна мало-мальская деталь, используемая в военных целях, не пересечет границу. Без военного контроля она нигде никому не нужна.

 

ИГРЫ ПОЛИТИКОВ

 

А уж если военная приемка и низводилась до более низкого уровня, чем следовало ей быть, то никак не усилиями военно-промышленного комплекса, а бездарным военным руководством. Вместо того чтобы служебное время использовать более эффективно – изучать авиатехнику, аэродинамику, готовиться к полетам, заниматься самообразованием, – командиры совместно с политработниками прямо-таки силой насаждали опостылевшую всем марксистско-ленинскую подготовку. Все офицеры смеялись над этим и тихо ненавидели всю эту дурь. А «коммунисты-руководители», как принято было тогда называть старших начальников, всем этим «полимарксосом» еще и гордились. Я сейчас вот смотрю на кипы сохранившихся у меня конспектов по всей этой галиматье и ужасаюсь: сколько времени было убито впустую на эту никому не нужную писанину. Лучше было бы заниматься более полезными делами, чем изучать «Что делать?» или «Как преобразовать рабкрин?». И все это прекрасно понимали. Но играли в эту игру, а командиры всех степеней показывали в этом «пример». То есть эти командиры тоже принимали правила той игры. Вот только почему после так называемого августовского путча «коммунисты-руководители» не встали на защиту завоеваний социализма? Почему военачальники и политработники, которые еще вчера до одури вбивали в мозги своих подчиненных, что «партия – ум, честь и совесть нашей эпохи», что «партия – наш рулевой» и так далее, – в один момент сразу все это забыли? Где же оказалась их партийная принципиальность, которой они так гордились? Где верность военной присяге, наконец? Слова о готовности «быть преданными до последнего дыхания своему народу, своей Советской Родине и Советскому правительству» оказались обыкновенной брехней.

 

Все так называемые успехи в высоком морально-политическом духе, в готовности защитить завоевания социализма оказались полным нулем. Высший состав повел себя по отношению к подчиненным подло, не по-офицерски. Политотделы были ликвидированы, политработники оказались никому не нужны. Те, которые были ненавистны офицерам, сами тихо исчезли. Более-менее порядочные из них, не запятнавшие себя оголтелым поклонением политорганам, перешли в разряд обычных офицеров. И все. Как будто ничего не было? Было. Многие это помнят. А потом началась вакханалия… И многие другие военачальники, игравшие во времена Советского Союза в одни игры, приняли правила других игр и стали играть теперь уже в новые забавы.

 

Названия таким «играм» и забавам всегда придумывались разные. Войну в Афганистане называли «защитой завоеваний апрельской революции». Войну у себя в стране – «борьбой с незаконными вооруженными формированиями». Развал армии – «приведением ее к новому облику». А суть одна – обман народа, блеф в красочном политическом фантике.

 

БЫЛ ЛЕТЧИКОМ, СТАЛ ЭКОНОМИСТОМ

 

Нынешнее повышение денежного довольствия называют беспрецедентным. Но не упоминают, сколько до этого держали армию на полунищенском пайке, когда госслужащим регулярно все повышали. Отнято у военных было гораздо больше, чем добавлено сейчас. А пенсии уволенным военнослужащим? 54?% от положенного – это не издевательство? Понятно, что это такие установленные «правила игры». Но игра эта нечестная, если уж говорить начистоту. Можно это объяснить нехваткой средств бюджета, это понятно. Понятно также и то, что правила игры устанавливаются в интересах различных слоев. Приведу пример простой и весьма красноречивый. Простой народ, труженики наши, создавшие и создающие все материальные блага в стране, играют по правилам одной игры и получают честно заработанную пенсию по Федеральному закону «О трудовых пенсиях в РФ» при наличии определенного и немалого трудового стажа и достижения 60 лет. Пенсия эта нищенская. Другие люди, считающиеся чиновниками и госслужащими, «трудясь», в общем-то, на непыльной работе, получают пенсии по другому Закону – «О государственном пенсионном обеспечении в РФ». Необходимый стаж для получения такой пенсии – всего 15 лет! И при этом пенсия будет составлять 45% от среднемесячного заработка. А заработки у чиновников, надо полагать, немалые – у них же ответственная, трудная и рискованная работа (не дай бог на взятке или на откатах попасться). У них за каждый год работы сверх 15 лет – увеличение пенсии на 3%. Но это уже правила другой игры.

 

А вот, например, чтобы заработать право на трудовую пенсию летчикам-испытателям, надо мужчинам 25 лет отлетать на испытаниях, а женщинам – 20 (!) лет. И только при потере здоровья, полученном при проведении испытаний, для назначения пенсии стаж немного уменьшили – мужчинам до 20 лет, женщинам до 15. При продолжении летной работы пенсия будет увеличиваться только на 1% в год. А чтобы увеличивалась на 3%, как у чиновников, надо летать только на опытных самолетах! Но, по мнению законодателей, на опытных машинах какие же могут быть опасности и риски? Никаких откатов летчикам никто не предлагает, да и взятки почему-то никто не дает. Странная какая-то у этих летчиков работа, несерьезная. Поэтому и правила игры такие им установили. Вот уж где проявилась в полной мере виртуозность творческой мысли законодателей! Вот это крутизна! Одинаковые условия получения прав на пенсию – за 15 лет сидения в кресле для чиновников и за 25 лет испытательной работы на опытных самолетах летчикам. И за базу для расчета пенсии для испытателей взяли самую низшую – социальную пенсию, ограничив максимальный размер пенсии. А для чиновников не установили никаких ограничений – расчет производится от среднемесячного заработка.

 

Тот негатив, к которому привели действия реформаторов в процессе игры по новым правилам, вообще не умещается в рамки разумного. Не берусь судить о проблемах военных представительств в других родах войск, но в Военно-воздушных силах был полный коллапс, особенно во времена руководства «эффективных менеджеров». Я с этим столкнулся вплотную.

 

Летно-испытательная работа – один из самых ответственных этапов в деятельности военных представительств по контролю за качеством боевой авиатехники. В последние годы благодаря усилиям реформаторов она была низведена до абсурда. Уважаемый Василий Васильевич Решетников – летчик, и он должен прекрасно понимать все аспекты организации этой работы. Военные люди знают, что такое летная военно-учетная специальность (ВУС) и что она дает. Так вот, эти деятели, то есть военные руководители, то ли по незнанию, то ли по умыслу – заменили всему летному составу ВУСы с летных на «экономические». Просто так. Объяснили это тем, что тарифный разряд не меняется, поэтому и нет повода беспокоиться. Только почему-то из всех тех, кто был причастен к этим деяниям, никто не подсказал, что этого делать нельзя, по крайней мере по отношению к летному составу. Потому что при таком подходе войдут в противоречие со здравым смыслом многие обстоятельства, обуславливающие особенности летной работы. Главное, что согласно Федеральным авиационным правилам (ФАП), пилотировать летательные аппараты могут только лица, имеющие летную военно-учетную специальность. А потом уже идет все остальное, что должно обеспечивать летчику выполнение своих обязанностей по предназначению. Специальное летное обмундирование (защитный шлем и гермошлем, высотный, противоперегрузочный, компенсирующий костюмы, кислородные маски и т.д.), без чего невозможно выполнять испытательные полеты, были для летчиков военных представительств отменены. Летное питание отменено. И все остальное. Типа пусть им директор завода все купит. Инженерно-техническому составу также была отменена выдача спецобмундирования. Куда только не писали и в какие инстанции не обращались – бесполезно и безответно, как на Луну. Как будто никаких органов военного управления не существует. Или преднамеренно не реагировали. Интересные игры, не правда ли?

 

МЕНЕДЖЕРЫ ШИРОКОГО ПРОФИЛЯ

 

А контроль за летно-испытательной работой? Обеспечение вопросов безопасности полетов? Обеспечение методической и другой специальной литературой, необходимой для подготовки и выполнения полетов? Подбор новых кадров взамен увольняемых по возрасту или по другим причинам испытателей? Повышение их классной квалификации? Социальная защита? Медицинское и санаторно-курортное обеспечение? Послеполетная реабилитация? Да тут еще целую страницу можно привести различных вопросов, которые не решались военным руководством никак. В столице все время какие-то передряги, реформы, перестановки. Другая страна уже стала, а в военных представительствах приходится до сих пор руководствоваться «Положением о летчиках-испытателях военных представительств», которое вышло в свет аж в 1986 году! Это «Положение» противоречит сегодня уже всем существующим ныне документам, регламентирующим летную работу. Это как? Сейчас военпреды авиационной военной приемки занимаются одновременно приемкой и подводных лодок. Вот до чего дореформировались! Круто! Надо надеяться, что со сменой министра не додумаются сажать в подводные лодки летчиков-испытателей. При старом «эффективном менеджере» это было вовсе не исключено. А что, если на самолетах летают «экономисты», то почему они не смогут рулить на подлодках? Кстати, меня так и уволили с военной службы с должности летчика-испытателя, но с военно-учетной специальностью «экономист».

 

Статья уважаемого генерала-фронтовика похожа на заказную. Но непонятно тогда, зачем указано авторство Героя Советского Союза? Можно было бы найти кого-нибудь попроще, чтобы не подставлять человека заслуженного, тем более в таком солидном возрасте. А если товарищ Решетников писал эту статью сам, то пусть простит за некоторую резкость в критике его отдельных высказываний – писать и озвучивать на всю страну надо то, в чем сам уверен. Мазать всех в черный цвет непозволительно, в том числе и генералам. Были бы честными по отношению к своим подчиненным отдельные командиры и военачальники, если бы они сами добросовестно выполняли свои обязанности – не становились бы тогда некоторые их подчиненные «слугами двух господ», в том числе и в среде военных представителей.

 

И в этом случае «тост за военпреда», о котором упомянул автор в своей статье, был бы уместен и поддержан всеми и без всякого сарказма.

 

Александр Петрович Петров — летчик-испытатель 1-го класса, военный летчик-снайпер, заслуженный военный летчик Российской Федерации, Герой Российской Федерации, полковник запаса.

 

http://www.ng.ru/realty/

 

 

Любовный цугцванг

Браки совершаются на небесах, но кто же тогда благоволит к супружеским изменам? Зарубежные и украинские эксперты по семейным отношениям утверждают, что процесс могут контролировать сами участники любовного треугольника — если, конечно, захотят.

 

Жизнь в цивилизованном обществе почти прекрасна: государственные институты работают как часы, эпидемии практически изжиты, супермаркеты ломятся от еды. Не удается довести до совершенства только человеческую натуру: как и тысячу лет назад, женатые мужчины заводят любовниц, почтенные матроны изменяют мужьям. Кто переживал что-либо подобное, знает: волнительная на первых порах интрига порождает тягостные «многовекторные» отношения, заканчиваясь горьким разрывом между кем-то двумя из троих. И чужой опыт, многократно пересказанный в мелодрамах, вряд ли уберег хоть одного человека на свете от чувственного безрассудства.

 

Но тут в игру вступает наука. Так, австрийские и немецкие специалисты пытаются помочь соотечественникам стать чуточку счастливее в законном браке. Прежде чем проанализировать причины походов «налево», эксперты Общества сексуальных исследований Австрии опросили 950 семейных людей в возрасте от 20 до 60 лет об их любовных романах, и 3—4% респондентов честно признались, что минимум однажды имели долгосрочные внебрачные отношения.

 

В Германии существует сравнимая статистика. Там многие замужние женщины в тридцать с небольшим начинают искать следующего партнера, которым, как правило, оказывается женатый мужчина. Однако продолжительность большинства побочных связей невелика — 6—8 месяцев. Результаты исследований и комментарии к ним недавно опубликованы на популярном сайте welt.de.

 

Что побуждает попробовать запретный плод?

 

— В рамках любовной связи на стороне человек реализует свои потребности, которые по тем или иным причинам не могут быть реализованы в браке, — говорит Ханс Еллоушек, известный немецкий психолог, автор книги «В лабиринте любви: любовный треугольник и другие конфликты супружеских пар». Как консультант по проблемам брака доктор Еллоушек принимает клиентов, охладевших к супругам. Зато с карьерой у изменников почему-то полный порядок.

 

Здесь трудно удержаться от вывода, что отчуждение супругов происходит как раз из-за их чрезмерной занятости на службе. Тем более что согласно выводам Общества научно-практических социальных исследований в Гамбурге, работающие женщины чаще становятся любовницами, чем домохозяйки. В беседе с психологом успешные и самодостаточные дамы признаются, что поначалу тайная связь им совсем не мешала, поскольку гарантировала независимость с минимальной скукой в быту. Но со временем влюбленность часто превращается в отчаяние. Бурная страсть проходит, наступает отрезвление и ожидание, что партнер вот-вот бросит жену, чтобы уйти к возлюбленной.

 

Действительно, по наблюдениям немецкого психолога Герти Зенгер, более 60% длительных любовных связей на стороне заканчиваются разводом, часто в пользу любовницы. Однако, увы, это не гарантирует, что вновь образованная пара обретет счастье. В поисках новых ощущений человек попадает в ситуацию, которую можно сравнить с шахматным цугцвангом — когда любой дальнейший ход ведет к ухудшению позиции.

Нам бы 10 лет продержаться

 

Опрос выявил интересную закономерность: супружеская измена в большинстве случаев происходит между пятым и десятым годом после свадьбы. Почему именно этот период скрывает опасность, поясняет Юлия Тимофеева, сотрудник Юго-Восточного института психоанализа, ведущая тренингов парных отношений:

 

— Парные отношения мужчины и женщины проходят несколько естественных стадий развития, в промежутке между которыми случаются кризисы. Первая стадия — симбиоз: люди растворяются друг в друге, им кажется, что жизнь без предмета любви невозможна. Пока они и не стремятся сохранять свою индивидуальность. Дальше наступает стадия дифференциации, когда супруги, движимые бессознательным страхом поглощения собственной личности партнером, начинают психологически отделяться друг от друга, доказывая свое право на независимость. Следующий этап — обучение: муж и жена еще больше расходятся, каждый выстраивает свой мир, включающий работу, увлечения и т. д.

 

Дифференциация и обучение приходятся как раз на пятый — десятый год брака. В это время пару «раскачивает», как на качелях. Личность обоих еще не созрела, супруги не могут ответить себе: кто я в этих отношениях? чего от них жду? Вот тут-то и возникает риск измен.

 

Мужчину и женщину, сумевших сохранить союз, ждет четвертый этап — установление близости. И, наконец, самый приятный пятый — синергия, состояние зрелости и постоянства, когда оба партнера способны развиваться через контакты с внешним миром, а их отношения укрепляются тем, что они любят друг друга. Теперь уже и внебрачные связи манят не так, как раньше, и мимолетный флирт мужа или жены супруг переживает куда более спокойно, чем раньше.

 

Особо скажем о мужских изменах. Фактические многоженцы были, есть и будут, в том числе и в нашей культуре, где многоженство официально порицается. Радикальные призывы узаконить его имеют под собой реальную почву — демографический фактор. Мужчин в мире меньше, чем женщин, и некоторые представительницы прекрасного пола просто вынуждены быть в роли любовницы. (По данным Госстата Украины, на 1 января 2012 г. среди населения страны возрастом 16—59 лет женщин было на 882 тыс. больше, чем мужчин. — Ред.) А среди украинок множество красивых, умных, интересных. Выбрав одну женщину, не смотреть на других мужчина не может. Поэтому очень важно, во-первых, уметь делать этот выбор, а во-вторых, понимать, что брак — это не клетка, не тюрьма на всю жизнь. Чувствуя себя в семье непринужденно, комфортно, человек начинает сам вкладывать в отношения энергию, делает все, чтобы их сохранить.

Выбери меня!

 

— Часто клиенты спрашивают на приеме: «Я люблю двоих, что делать?» — продолжает Юлия Тимофеева. — Но если человек по-настоящему любит другого, почему не уходит к нему насовсем? Потому что дело тут не в параллельных влечениях. Вспомним, что казаки, выбирая атамана, кричали: «Любо! Любо!» Любовь — это выбор, и осуществить его способна только зрелая личность.

 

Люди, ищущие свежих ощущений на стороне, далеко не всегда понимают, зачем им это нужно. Многие наши поступки определяются бессознательным, и разобраться в их мотивах можно лишь при помощи психоаналитика — в процессе консультаций либо на тренингах парных отношений.

 

Иногда кажется, что голову вскружило сексуальное желание. Но секс — это крайняя степень близости, стремление к которой возникает не на пустом месте. Возможно, это поиск выхода, когда муж или жена не стремится к кому-то или чему-то, а наоборот, пытается убежать от каких-то нюансов отношений в семье. Некоторых захватывает сам процесс достижения трудной, интересной цели, которой является человек, состоящий в браке. При этом сама «добыча» мало интересует «охотника» — если он и поведет ее под венец, то ненадолго.

 

Муж или жена — трудоголик? На общение с партнером не остается времени? В глубине души они просто не хотят с ним быть, маскируя (в том числе для себя) свое желание вечной занятостью. Ведь успешный человек в состоянии грамотно управлять собственным временем.

 

Словом, если для брачных партнеров по-настоящему ценны их отношения, они найдут способ, как их сохранить.

 

Ольга БОГЛЕВСКАЯ

 

В.А. Муллер. Легенда Харьковского ВВАУЛ

Этого человека помнят и чтят многие курсанты-выпускники Харьковского Высшего Военного Авиационного Училища Лётчиков. Кажется, незабываемые его фразы и поучения врезались в память навсегда! На всю жизнь запомнился и скрип его левого хромового сапога рано утречком перед подъёмом…

       Прошло много-много лет… Каждый выпуск, встречаясь в юбилеи, всегда приглашает на свои встречи этого высокого и по-прежнему стройного, удивительно скромного военного пенсионера, фронтовика, ветерана училища, ставшего подлинной легендой Харьковского ВВАУЛ. На таких встречах к нему подходит каждый офицер. Не зависимо от своего воинского звания, вытягивается перед ним, представляется, благодарит за науку жить, служить достойно и считает за честь пожать его руку.

       Кто же это такой?

       Наверное, депутат, президент, известный генерал, герой-лётчик?

       Ни за что не догадаетесь!

       Потому что это был самый главный человек на курсе. Это был… 

 

 

СТАРШИНА

(О старшине теоретических курсов ХВВАУЛ Владимире Арсеньевиче Муллере)

 

      «Дорогая мамочка! — писал я письмо на родину в свободное от службы время. — Привет из Советской армии! Всё чему ты меня учила двадцать лет до армии: чистить зубы, картошку и обувь, застилать кровать и мыть пол, стирать и гладить одежду, меня научил старшина за два дня…»

Андрей ТЕСЛЕНКО-2, «Как я поступал в Вышку»

 

       Володя Муллер родился 22 декабря 1926 года (по паспорту – 15 июня 1927 года) в семье военнослужащего в городе Змиёве Харьковской области. Более поздняя регистрация рождения сына, по-видимому, связана с тем, что тогда было голодно, плохое медицинское обеспечение населения, многие детишки не выживали; и плюс ко всему, возможно, родители хотели, чтобы сын на полгода позже пошёл в армию.

      В связи с переводом по службе отца – а он был политруком и большевиком до мозга костей – в 1934 г. пошёл в школу уже в городе Чугуеве.

      В 1941 году после начала Великой Отечественной войны, оказался на оккупированной территории. А получилось так. Немцы быстро приближались к Харькову. Отступление наших войск шло повсеместно. Отец, отпросившись у командования, заехал домой, чтобы эвакуировать семью. Но мать Володи слегла, серьёзно болела и не могла ехать. Отец, погрузив в машину семью другого офицера, простившись с родными, уехал.

      Харьковская область оказалась оккупированной. К семье политрука сразу же отношение соседей изменилось. С Муллерами старались не общаться. А были и такие, что плевали в след. («Проклятые коммуняки!») В дом часто наведывались и комендатура, и полицаи из местных. Володя Муллер, как старший, уже был занесен в списки на отправку для работы в Германию. В декабре 1941 г., чтобы не попасть в число отправленных в фатерланд, простившись с матерью и забрав младшего брата Бориса, пошли в направлении фронта. Однако в селе Граково при попытке перейти линию фронта, которая проходила тогда по реке Северский Донец, немцы схватили мальчишек, посчитали партизанами и бросили в бывший амбар, где находились советские военнопленные. Держали там до вечера, потом построили в колонну вывели на железную дорогу и направили вдоль насыпи в Чугуев.

      На одном из привалов, не доходя Малиновки Чугуевского района, какой-то сержант Красной Армии, подсев к братьям и посматривая на конвоиров, тихо сказал:

      — Ребята, держитесь меня, будем бежать!

      Подростки от него и не отставали. Когда на одном из привалов заметили, что конвойный начал в кустах справлять малую нужду, мальчишки с сержантом и сбежали.

И вернулись домой. Старались не попадать на глаза ни местным, ни полицаям.

 

 

      В 1943 году первый раз был освобожден Чугуев, а затем немцы повторно захватили город. Володя с братом Борисом опять бежали к нашим. Линия фронта ещё не стабилизировалась, и мальчики перешли её на сей раз без приключений.

      В селе Волохов Яр (Чугуевский район) обратились к военному комиссару и он отправил беглецов на попутной машине в Купянск. Комендант Купянска долго расспрашивал о родителях, о том, как мальчики здесь оказались (дело в том, что фашисты уже тогда практиковали обучать ведению разведки малолеток), дал команду накормить ребят и отправить в совхоз им. Парижской коммуны в г. Купянске. Там братья и находились до повторного освобождения Чугуева в августе 1943 года.

 

      С 1943 года были «сыновьями полка» в истребительном батальоне из местных жителей (ополчение), который охранял заводы, фабрики и др. промышленные объекты. Одновременно Володя, как старший, работал в госпитале, который находился на территории Чугуевского училища. Помогал санитарам ухаживать за ранеными. Трёхэтажное здание наших курсантских казарм очень хорошо подходило к размещению эвакуационного госпиталя. В основном там лежали легкораненные. Но иногда хирурги делали безотлагательные операции и за такими раненными требовался уход. Вот смышлёного, расторопного и старательного мальчишку и пристроили туда.

      В декабре 1944 года Владимир Муллер по его рапорту (ещё до наступления совершеннолетия) был призван в ряды Красной Армии, с которой впоследствии связал всю свою взрослую жизнь. Поначалу он попал в зенитно-артиллерийский полк, который находился на берегу Днепра и охранял от налётов вражеской авиации и диверсантов железнодорожный мост. Прослужил там до конца Отечественной Войны. Сперва немцы устраивали налёты на мост и приходилось отбивать атаки бомбардировщиков. Но по мере откатывания фронта дальше, на Запад, таких налётов становились всё меньше, а затем прекратились и вовсе! Однако боеготовность батареи поддерживалась на должном уровне.

      — Вы спрашиваете о дедовщине у нас тогда? — щурится ветеран войны и воинской службы Владимир Арсеньевич Муллер, глядя на меня. — Да не было никакой дедовщины! Вот привозят снаряды, надо разгружать вагоны. Пытаешься всё делать наравне со всеми. Неудобно как-то сачковать. А меня более старшие и опытные бойцы отстраняют: мол, сами справимся, надорвёшься, Вовка! Меня даже это обижало – что я, не такой, как все? Как только мои наставники отвернутся, и я схвачу с кем-то снарядный ящик или мешок продовольствия…

      В 1945 году, уже после Победы над фашистской Германией полк был подготовлен для отправки на Дальний Восток для войны с японцами, но этот приказ был отменён и эту воинскую часть срочно отправили в Азербайджан на станцию Насосная. Там рядовой Муллер до 1951 года уже был в артиллерийском расчёте шестым номером.

      — Владимир Арсеньевич, а что такое «шестой номер»? — интересуюсь.

      — Номер один в расчёте обнаруживает цель и наводит на неё орудие по азимуту, он же после прицеливания открывает огонь. Второй номер наводит прицел на цель по углу места. Третий определяет дальность и высоту цели и даёт команду по установке этих данных на взрывателе. Я был шестым номером, который эти данные ключом и вводили на самом снаряде. Готовый боезапас передавался пятому номеру, который подавал его в затвор. А четвёртый номер закрывал казённую часть и снимал орудие с предохранителя. Теперь командир расчёта мог стрелять. В общем, у каждого бойца орудийного расчёта была ответственная задача.

 

    Вроде бы и война закончилась. Но она всё же дала о себе знать и зацепила своим крылом молодого артеллериста-зенитчика. Однажды, когда они ехали по хозяйственным нуждам по Военно-грузинской дороге, под автомобилем взорвалась мина, видимо, установленная диверсантами. Многие бойцы погибли, Владимир был контужен – его взрывом бросило в кузове лицом на борт и перебило нос. Месяц лежал в госпитале. Лицо складывали хирурги по кусочкам. Вот с тех пор горбинка на носу и осталась…

      В увольнение ходили в город. А в одном модуле с ними жили лётчики соседнего авиаполка. Зенитчики с ними дружили…

      — Нина Гавриловна, — обращаюсь я к жене и верной боевой подруге Владимира Арсеньевича. — А как вы познакомились?

      — Ой! Меня моя тётка от родителей в городок забрала. Сама-то я из казачек. «Что ты, говорит, будешь в селе делать? Поехали в город!» Ну и поехали! Пообвыклась я, на танцы с девчатами ходила. Познакомилась я там с одним лётчиком, старшим лейтенантом. Ухаживал он за мной, ухаживал. А потом говорит, что на неделю в командировку улетает! Ну, я жду его! А мне на другой день девчонки говорят, что никуда он не улетел! А на танцах его снова видели. «Ну, думаю, ладно! Ты – так, и я – тоже так!» Тут Вова мне и подвернулся. Познакомились. Он меня и увёл от лётчика!

      Владимир Арсеньевич выслушал жену, не перебивая. (Я заметил: наш старшина умеет слушать! Даже если что-то не так, с чем-то не согласен – никогда не станет перебивать, поправлять. Выслушает до конца, а затем расскажет по-своему.) Вот и сейчас. Послушал-послушал, а потом и говорит:

      — Всё было не так! — крутит Муллер свой знаменитый ус.

      — Вот всегда так! — всплеснула руками Нина Гавриловна. — Что не скажешь, всё не так!

      — Тот лётчик, такой был пройдоха, дал мЕне записку и попросил отнести его девушке по такому-то адресу. Ну, я и пошёл по-дружески. А девушку эту звали Нина. Я передал записку, мы с Ниной погуляли. Смотрю – девчонка самостоятельная, с характером, хозяйственная, за словом в карман не лезет, гордая… Так я и увёл её от того лётчика!

      — Это да! Так и было! — наклоняется ко мне Нина Гавриловна. — Тогда, в 1949 году и поженились!.. Вот взял и увёл от лётчика! Если б вы знали, какой он противный!

      — Мы не знаем?! — делано таращу я глаза. — А кому же это ещё знать, как не нам, курсантам нашего старшины!! Вы бы слышали, как противно скрипел его левый сапог перед подъёмом по утрам! Но если бы он не был таким «противным», нас бы, наверное, на треть меньше выпустилось из училища!

      Нина Гавриловна кладёт свою голову на плечо мужа:

      — Да! Вредина! Видишь, и люди говорят!

      — А чего же ты с противным живёшь уже шестьдесят второй год? — смеётся Владимир Арсеньевич.

      — Да потому что другие мужики, наверное, ещё хуже, чем ты!

      Мы все смеёмся.

 

      …На станции Насосная в той самой зенитно-артеллерийской батарее Володя Муллер и прослужил всю срочную службу.

      В 1950 году у Муллеров родился первенец Валерик.

      А через год наш будущий старшина демобилизовался, приехал с женой и сынишкой домой к родителям в Чугуев. Надо было как-то устраиваться, старательностью Владимир Муллер не был обделён, да и служба и армейский порядок ему нравился. Начал подумывать, как устроиться на сверхсрочную. Благо рядом танковая дивизия стояла! А тут пришёл приказ Военного Министра СССР Маршала Василевского – всех сверхсрочников направлять служить за границу, так сказать, в «страны народной демократии».

      Владимир Арсеньевич вспоминает:

      — Это сейчас там служить хорошо и в материальном плане тоже. А тогда там же была разруха, голодно – только война закончилась! Очень не хотелось туда ехать! Ну, вызвали меня в военкомат. От других я уже знаю, зачем. Иду. В дверях сталкиваюсь с капитаном. «Вы, — говорит, — куда?» — «Да вот, вызвали! Хотят за границу отправить!» — «А вы не хотите туда ехать? А служить в авиации хотите?» Берёт меня за руку, заводит в военкомат и отбивает меня от заграницы. Получаю направление в Чугуевское авиационное училище сверхсрочником-водителем.

      Очень скоро, заметив прилежание старшины Муллера, его переводят в роту охраны командиром взвода, затем назначают старшиной автороты. В этом качестве Владимир Арсеньевич побывал практически на всех полевых аэродромах: в Граково (служил в том полку), Щенячье, Таволжанка, Шевченково, Базалеевка, хутор Благодатный, Левковка (здесь немцы трудом наших военнопленных положили даже кирпичную ВВП, на которой, кстати, когда мы в 1973 году летали на третьем курсе, была стоянка спецмашин) – всё это были боевые аэродромы, с которых летали и немцы, и мы! А после войны эти точки были переданы Чугуевскому военному авиационному училищу лётчиков-истребителей. Сперва там были укатанные грунтовые полосы, потом стали стелить металлические, разборные.

      — Рано утром, часика в четыре прибываю в казарму, поднимаю командиров отделений, затем бойцов. Проверка наличия людей, утренний осмотр, затем строем веду на завтрак и в автопарк. И колонной едем на аэродром. Докладываю о готовности автороты к обеспечению лётной смены руководителю полётами. А РП тогда были командиры полков, эскадрилий и их заместители. Все они меня знали.

 

      Часов в девять приезжает командир автороты. Поздоровается со старшиной и говорит: «Иди, отдыхай! Я тут уже сам!» А куда отдыхать? Если надо уже ехать за завтраком для техников, потом за вторым завтраком для лётчиков, далее за обедом для пилотов, техников и солдат!

      — Летали тогда много, почти каждый день. И по субботам тоже, — говорит Владимир Арсеньевич. — Ну, и всё время на полётах. На парковых днях – в автопарке. Вечером надо уложить личный состав. А на завтра – всё по-новой. Ну и баня, порядок, дисциплина. С командиром роты и взводными держали её крепко! Ну, и чтобы нарушений не было… Однажды проверяю личный состав ночью по койкам – нет троих бойцов! Вместо них – свёрнутые шинели под одеялом! Все лежат только под простынями – жарко, а трое «укрылись» одеялами! Ну, я и вычислил их. Вызываю дежурного – где? «Не знаю, товарищ старшина!» — мнётся он. «Значит, так! Не скажешь – через командира роты оформлю на гауптвахту!» На «губу» дежурный не захотел и на ушко старшине прошептал адрес, по которому этих самовольщиков нужно было вызывать, если будет тревога. Я беру водителя, машину, двух дневальных и в Чугуев по этому адресу. Стучу. На пороге полураздетая девица из местных «прости господи». «Ничего не знаю! Никого нет!» Я ей: «Ага! Нет, говоришь? Тогда я оставляю здесь дневальных, а сам сейчас еду в комендатуру, беру взвод солдат, помощника коменданта и будем у тебя проводить обыск!» Все тут же сразу нашлись! «Забирайте своих! Они уже никакие! По два пистона поставили и спать! Тоже мне, вояки! Спать можно и в казарме!»

 

      Был и такой случай. В Граково старшина обнаружил, что по вечерам трое пропадают из расположения. Где, куда? Оказалось, переодеваются и по гражданке идут пешком до станции, что в шести километрах. И в 20.30 садятся на пригородный поезд. Тогда электричек не было ещё. Едут до Шевченково. Вдвоём разводят на игру в карты какого-нибудь лоха. Тут подходит четвёртый, вроде как они незнакомы и включается в игру, всё время проигрывает. А когда лох поверил в свою удачу и поднял ставки тут они – четвёртый и лох – проигрываются в пух! Эти двое с кипой денег уходят в другой вагон, а четвёртый начинает сокрушаться, что тоже проиграл и утешает лоха, что, мол, он больше в проигрыше…

      В Шевченково втроём выходят. Лох в прострации от проигранных денег едет дальше, а бойцы пересаживаются на поезд в обратную сторону и, если повезёт, ещё кого-нибудь разводят.

      — Ну, я и отловил своих «игроков», подъехав на машине к станции Граково, привёз в гарнизон. Получили они у меня сполна. А потом каждый день давал им какое-нибудь задание и до 20.30 держал у себя в поле зрении – чтобы, значит, на поезд они не успевали. И лишь потом уходил домой… Командиру роты? Нет, не говорил! А зачем? У меня и так всё слажено! Пообещал тем картёжникам, что доложу комроты, если смоются от меня ещё! Так я их на своём крючке и держал!

      Владимир Арсеньевич смотрит задумчиво в окно. А потом замечает:

      — Личный состав любит, чтобы у командира и старшины всё было под контролем! А, может, и не любит! Но если под контролем, то и нарушений не бывает!

      — Мгм! — вступает в разговор Нина Гавриловна. — Казарма, автопарк, аэродром! Мы его с детьми и не видели! Всё воспитание на мне! И главное – если он дома, не даёт даже шлёпнуть ребёнка, когда заслужил и надо это делать! Они у него всегда защиты искали, за него прятались! На меня отцу жаловались, что, мол, по заднице ремешком сегодня дала! И даже обещали: «Всё папке расскажем!»

      — Да, — соглашается Владимир Арсеньевич, — ни разу ни на одного из сыновей руку не поднял!

      — Это он правду говорит! Ни разу! — подтверждает супруга. — Однажды наградили Володю ко Дню Победы часами-будильником. Тогда это было большой редкостью, в магазинах никаких часов не достать! Ну, Валерик, наш старшенький, крутил их крутил и уронил на моих глазах. Будильник вдребезги, так колёсики, пружинка, стрелки от него и разлетелись! Начала я его наказывать, Валерка вырвался и к отцу убежал – в воскресенье дело было. Я с ремнём к нему – будильник жалко! Совсем новый! И ни у кого не было – только у нас! «Не трогай, говорит, сына! Не дам бить! Меня наградили, наживём ещё!» И отобрал ремень!

      В 1960 году родился второй сыночек Игорёк.

 

      А в 1964 году началась очередная хрущёвская реорганизация в армии, идёт повальное сокращение штатов. Но со столь опытным сверхсрочником расставаться не спешат.

И старшину Муллера для дальнейшего прохождения службы направляют служить в Луганское военное авиаучилище штурманов.

      — Ну что делать? Служба есть служба, — повествует Владимир Арсеньевич. — Обговорили с женой, когда буду приезжать, когда заберу их туда. Иду в штаб получать документы. А начстрой говорит, что меня хотел видеть начальник Харьковского лётного училища генерал-майор авиации Гроховецкий Г.И. Непривычно для меня такое внимание. Я генерала видел разве что на построениях, ну, на полёты он приезжал… Однажды с комиссией из Киева был у меня в казарме, благодарность я тогда за порядок и дисциплину в роте получил в приказе… Я, конечно, тут же затянул портупею потуже, расправил погоны, на улице щёточкой и гуталином подчистил хромовые сапоги.

      — Ну, скоро ты? — торопит кадровик. — Генерал ждёт!

      Поднялись они на второй этаж, начальник строевого отдела зашёл к генералу доложиться и старшину затем зовёт. Заходит Муллер. Представляется. Генерал Гроховецкий выходит из-за стола, руку протягивает. Усаживаются. Расспрашивает про службу, про дисциплину в роте среди бойцов, о здоровье, о семье. А старшина держится настороженно, никак в толк не возьмёт: зачем это он понадобился генералу?

      — Хочешь остаться в Харьковском училище служить?

      — Конечно, товарищ генерал! Я уже здесь привык, жильё у меня тут, семья.

      — Очень хорошо! Только поставлю-ка я тебя старшиной второго теоретического курса у курсантов!

      Старшина Муллер и опешил! Многое передумал, пока сапоги на улице чистил да в кабинет к генералу поднимался, но такого!..

      — Товарищ генерал! Я не смогу быть старшиной у курсантов! Я никогда с курсантами дел не имел. Ну, видел их на полётах! Ну, со стороны слышал, как лётчики-инструкторы за провинность взыскивали… Но я… Они же будут офицеры! Они летали! А я кто для них? Нет, товарищ генерал! Лучше в Луганск!

      — Ты погоди, старшина! Я тоже – боевой генерал, не имел дел с курсантами, разве что, сам им был!..

      — Вот! Товарищ генерал, а я-то курсантом не был!

      — Я тебе это и не нужно! У тебя опыт службы, ты – фронтовик!

      — Так здесь, товарищ генерал, другое! Они летали, а я нет! И никогда не буду!

      — Тебя что, на истребителе покатать? — смеётся начальник училища. — Ну и что, что они летали! А тебе не это нужно! Ты мне там, на курсе, главное – дисциплину наладь, порядок наведи! Чтобы узнали, каков должен быть порядок в казарме, как службу правильно нести во внутреннем наряде да карауле! Оружие и имущество чтобы было в целости и сохранности, не разбазаривали!

      — Не! Товарищ генерал, отправляйте мЕне в Луганск! С солдатами могу – я знаю эту службу! С курсантами… Да ни в жисть! Извините, товарищ генерал!

      И старшина Муллер поднимается. 

 

      — Садись, старшина! Я тебя ещё не отпускал! Ты пойми: мне на этой должности нужен толковый сверхсрочник! Вот вчера троих разгильдяев с твоего будущего курса через совет училища пропустили и отчислили – запили, сутками в казарме не появлялись! Упустили их мы, командиры! Вот не могу подобрать толкового старшину, чтобы был первым помощником у начальника курса! Или попадается вор – начинает армейские и лётные шмотки, постельные принадлежности толкать на рынке, или дисциплину крепить не может! Либо закрутит гайки так, что его весь курс ненавидит, либо со всеми вась-вась – авторитета никакого нет, всё начальник курса решает. А без толкового старшины вся служба разваливается! И учить их некому! А ты – фронтовик, в роте охраны служил, службу знаешь! Ты справишься!

      — Да товарищ генерал! Говорят, с курсантами только инструктора и справляются, потому как летать их учат! А они, бывает, и пьют, и в самоход ходят! Сами же говорите!

      — Да! И пьют, бывает, и по девкам по ночам бегают! Тоже бывает! — смеётся генерал Гроховецкий. — Они же молодые ребята! Сам таким был! Только из-под маминого крыла выскочили, без опеки остались! А куда без этого? Всё хочется попробовать! И папироску, и самогон, и девочку тоже! Чтобы побыстрее самоутвердиться, взрослым себя почувствовать! А родителей рядом нет, чтобы штаны спустили и хорошо по голой заднице надавали! Вот ты и будешь им – и папой, и мамой. Чтобы водку, походя, по поводу и без не трескали! Мальчишки ведь! Сопьются! Чтобы в самоходах сутками не пропадали и с триппером в казарму не возвращались! Тут ты станешь первым помощником начальника курса! Курсом будут командовать: начальник курса и ты! Даже не так! Ты и начальник курса! Командиры взводов – им только их взводы подчиняется! У лётчика-инструктора – только его экипаж! А у тебя под началом курсанты всего курса! Ты дисциплину мне наладь, порядок! Пока инструкторы за них не взялись! Во всём тебе будет моя поддержка! Скажешь, посадить такого-то размандяя на гауптвахту – посажу, не задумываясь! На сколько скажешь – столько и будет сидеть! Двоих скажешь – двое там будут! Хоть десять! Я знаю: ты порядочный сверхсрочник и этим злоупотреблять не будешь!

      — Я… — хотел, было, снова что-то возразить старшина.

      — Ты же был командиром взвода в роте охраны?

      — Так точно!

      — Вот это другой разговор! Вот и договорились! Получай второй курс! Принимай оружие, имущество и за дело! Лепи из них настоящих офицеров!

      Генерал встал, и старшина Муллер поднялся со своего места. Гроховецкий переходит за свой стол, попутно говоря начальнику строевого отдела:

      — Пиши приказ и сразу мне на подпись!

      — Есть! — чеканит кадровик.

      И кивает старшине на дверь: пошли, мол!

      — Но, товарищ генерал… — с мольбой, разве что не стонет, новоиспечённый старшина второго теоретического курса курсантов. Ну, никак не видел он себя в роли старшины у будущих офицеров-военных лётчиков!

      Генерал устало отрывается от своих бумаг:

      — Ты ещё здесь? Я думал, ты уже в казарме службу налаживаешь, разгильдяев рихтуешь, курсантские карабины и имущество принимаешь! — И тут он обратился к старшине по имени: — Всё, Володя! Вопрос решён! Что нужно – обращайся, всё дам!

      Я смеюсь, вживую представляя эту картину.

      — Так я стал старшиной курса у курсантов!

      — Владимир Арсеньевич! Рассказывайте, рассказывайте! А дальше-то, что было? Как вы входили в должность? Как курс принимали? Как курсанты встретили?

      — Как встретили? — улыбается наш старшина. — А вот как! Иду, значит, я в казарму…

 

      Идёт наш старшина в казарму, поднимается на третий этаж. Дневальный у тумбочки книжечку почитывает. Прошёл старшина мимо него – тот только исподлобья посмотрел, вяло поприветствовал, не остановил, не спросил, кто и зачем. Возвращается Муллер, спрашивает:

      — Где курсанты?

      — На занятиях. Где им ещё быть?

      — Начальник курса на месте?

      — Нет его в казарме.

       — А ваш старшина?

       — Там, где и начальник курса!

       — То есть, где?

       — То есть отсутствующий!

       — А дежурный по курсу?

       — Где-то здесь!

       — Где, здесь?

      — Да что вы ко мне привязались, товарищ старшина? В каптёрке ищите!

      А кладовая (каптёрка) та сразу за коридорчиком дневального. Старшина открывает дверь, а оттуда смог на него пережареного мяса и горелого масла. Дежурный и ещё два курсанта, по-видимому, дневальные, на электроплитке курочку жарят.

      — Что здесь происходит? — спрашивает Муллер. — Кто дежурный?

      Младший сержант со скомканной повязкой дежурного на рукаве и штык-ножом на ремне поворачивается и так вежливо-вежливо, лениво-лениво говорит:

      — На х*! Идите на х*, товарищ старшина!

      — Что-о?! Ах ты щенок!.. 

      Ну и стоит дневальный на тумбочке, продолжает читать интересную книжку. Тут слышит из каптёрки шум, крик («А для менЕ Ет – х*рня, товарищи курсанты!»), какая-то возня с мебелью, звук падающего тела. Брови у дневального прыгают вверх, распахивается дверь каптёрки и оттуда один за другим вылетают дежурный, дневальный… Затем вскрик ещё одного курсанта: «Я сам, товарищ старшина! Только не бейте в глаз – меня спишут с лётной работы!» После этого пулей выскакивает в коридор и этот курсач, однако на вылете и его достаёт хромовый сапог старшины под задницу. И тут же им вслед несётся недожаренная курочка и электроплитка.

      — Убрать! — произнеслось спокойно, но требовательно. И дверь каптёрки захлопывается.

 

      Дневальный, что сам выскочил из кладовой, стоя, потирает задницу.

       Младший сержант сидит на полу, подвигал рукой свою челюсть – вроде на месте. Потом решительно:

       — Ну всё! Щас я его убью!

       Второй курсант тоже на полу, держась за быстро вспыхивающий фингал под глазом, осторожно замечает:

       — Погоди! Надо сперва выяснить, кто это такой! А потом мы его вместе убьём!

      — А! — говорит дневальный у тумбочки. — Это, наверное, наш новый старшина курса! Звонили со строевого отдела! Мюллер какой-то! Сказали – фронтовик!

      Все трое в один голос, получилось:

       — Фронтовик?

       Младший сержант:

       — Старшина? Ку-курса?

       Дневальный с подбитым глазом:

       — Слышь! Давай мы его убивать не будем! Старшина курса всё-таки! Он же нас потом выдерет!..

      — Да пошёл ты, со своими подколками! — разозлился дежурный по курсу. — Твою мать! А я его на хрен послал!..

      — Аж целых два раза!

      — Заткнись! Ну, писец мне теперь! Гроховецкий выгонит с училища в два счёта! — И к дневальному у тумбочки: — Балбес! Что ж ты мне сразу не сказал?!   

      Тут появляется «старый» старшина Цугерей, который должен сдавать курс Муллеру:

      — Новый старшина не появлялся?

      Глазами натыкается на дежурного по курсу и двух дневальных на полу:

      — А! Вы уже познакомились?

      — По-по-познакомились!

      В обед на построение курса прибыл генерал Гроховецкий и совместно с начальником курса капитаном Бережным представили нового старшину:

      — В общем, старшина сверхсрочной службы Муллер – ваш командир, начальник и учитель! Все его приказы и распоряжения… даже просьбы должны выполняться курсантами неукоснительно! В отсутствие офицеров курса он – ваш бог, царь и воинский начальник! И если он на кого из вас пожалуется, спишу с лётной работы к чёртовой матери! Или на гауптвахту, скажет, кого определить – сидеть вам там, не пересидеть! Отстанете по программе и тоже будете списаны! Здесь вам не партизанский отряд, а регулярная Советская Армия! Я распорядился старшине: навести на курсе жёсткий порядок! Я правильно говорю, товарищ старшина? Он будет выполнять мой приказ! Так! Кого для начала определяем под арест?

      Владимир Арсеньевич продолжает рассказ:

      — Поворачиваю голову и встречаюсь взглядом с глазами стоящего чуть в стороне дежурного по курсу. На его лице смесь ужаса и просьбы – Гроховецкого и уважали, и побаивались. «Никого, товарищ генерал! — говорю после секундного молчания. — Пока не за что!»

      — Жаль! — говорит генерал. — Лучше, когда личный состав учится на ошибках своих товарищей! В общем, ты, старшина, что нужно – ко мне обращайся! Кто не будет подчиняться, всех спишу к хренам! Мне такие офицеры и даром не нужны! Потому как, лётчики-истребители – это, прежде всего дисциплина, а не кто во что горазд: «за родину – и в облака!» Научитесь выполнять приказы старшины курса – значит и приказы командования выполните! Нет – к х* на гражданку! Всем всё ясно?

      Строй хором, уныло и немного в разнобой:

      — Так точно, товарищ генерал!

      И под команду «Курс, смирно!» Гроховецкий пошёл к выходу. Начальник курса и новый старшина следом.

      Перед дневальным начальник училища притормаживает:

      — Что за вид, курсант? Откуда фингал под глазом?

      — Поскользнулся и упал, товарищ генерал! В зеркало смотрю – «фонарь»!

      — Да ещё ж зимы нет, умник! Из-за пичужки какой, небось, получил в глаз?

      — Так точно, товарищ генерал! Из-за курочки! — чеканит ответы дневальный, держит руку у головного убора и косится в сторону Муллера.

      — Вдвоём, что ли, не поделили?

      — Втроём, товарищ генерал!

      — Втроём натягивали одну? Ну и ну!

      — Но тут появился бывший фронтовик и… вот, пожалуйста! — показывает рукой на фингал, затем руку снова к пилотке.

       — Как?! — вскидывает брови начальник училища. — Ещё и четвёртый был?

       — Он позже пришёл! Представляете, товарищ генерал? Такой гад оказался! И сам не гам, и другим не дал! Всю обедню нам испортил!

      — Ну и времена, ну и нравы! Головы друг другу скоро поотрываете из-за этих баб! Разберись, старшина! Чтобы я про «курей» на курсе больше ничего не слышал! — генерал махнул рукой и вышел.

      — Больше не услышите, товарищ генерал! — пообещал Муллер. А сам украдкой показал дневальному свой фронтовой кулак.

 

      После вечерней проверки сменившийся суточный наряд (дежурный и оба дневальных) скромно постучали, зашли в каптёрку и попросили у В. Муллера прощения.

      — Ладно! Посмотрим, как будете нести службу дальше!

      — Вы… это… товарищ старшина… — топчется младший сержант, дождался, пока останется один на один со старшиной. — Спасибо, что Гроховецкому ничего не рассказали!..

      Мы за столом смеёмся в очередной раз.

      — Потом этот сержант мЕне хорошо помогал в наведении на курсе порядка. Хороший парень оказался! Кстати, это был первый и последний раз, когда я поднял руку на подчинённых! Но и посылать меня до этого и после никто не смел!

      Раньше как было? К старому старшине Цугерею курсанты обращались снисходительно, едва соблюдая устав:

       — Старшина, я парадку взял!

       После «ввода в строй» в качестве старшины, когда Владимир Арсеньевич и порядок на курсе навёл сам, и не доложил о вызывающем поведении дежурного начальнику училища генералу Гроховецкому (а ведь мог!), старшину Муллера зауважал весь курс! Курсанты обращались к новому старшине курса только почтительно-вежливо:

       — Товарищ старшина, разрешите обратиться?

       — Товарищ старшина, прошу разрешения <войти>!

       — Товарищ старшина, можно взять парадку?

       Так, с 1964 года и пошла служба В.А. Муллера старшиной теоретических 1го и 2го курсов Харьковского ВВАУЛ.

 

      — Поначалу пришлось повозиться, — вспоминает Владимир Арсеньевич. — И казарму заставил выдраить, все стёкла вставили и окна перед зимой покрасили, полы. С помощью начальника училища поменяли всю сантехнику. (Обещал ведь всё дать! Ну, давайте теперь, товарищ генерал!) И затянуло, закрутилось. А когда на следующий год мЕне дали под команду 1й курс, тут я уже стал лепить из них настоящих военных! Чистота в казарме должна быть идеальная, полы выметены и надраены, в умывальнике крантики и раковины сияют, в туалетах без запаха. Заправка коечек образцовая, днём на койках никто не должен ни лежать (кроме отдыхающей смены наряда), ни сидеть, табуреточки выровнены так, что любо-дорого старшине посмотреть. Шинели на вешалке аккуратно заправлены, в каптёрке у тебя порядок, и ты знаешь, где и что у тебЕ лежитЬ. Обувь у курсантов блестит, подворотнички свежие, бляхи на ремнях и пуговицы после чистки асидолом горят; ноготочки на руках и ногах аккуратненько подрезаны, зубы почищены, лица умытые, руки чистые, а под головным убором соответствующая короткая стрижка. Личный состав в свой день помыт, бельё нательное и постельное свежие. Вот о белье! Раньше как было? Постельное бельё сдали в прачечную своё, а получили, какое выдали. Не, не пойдётЬ! Своё бельё сдали, своё и получить должны! Я его под роспись на складе для курсантов получал первой категории! Стал клеймить курсовое бельё буковкой «Н». Все в прачечной потом знали: раз с «Н» – это постельное бельё с курса старшины Муллера! И форма одежды! Учи курсантов любить форму своего рода войск, носить её с гордостью, аккуратно и бережно. Следи за тем, чтобы обмундирование своевременно было выстирано и выглажено, на первом курсе особенно, ибо раньше этих мальчиков обстировали и обглаживали мамы или там бабушки. Не допускай вольностей в ношении формы! Запустишь – быть беде, он потом думает, что ему позволено всё, с правильного ношения военной формы и начинается дисциплина. Полученное обмундирование помоги курсанту подогнать по его росту и фигуре. Он – первогодок, ничего не знает, только в кино всё и видел. А там покажут не всё и не так, разве что лихо честь отдавать научат, и то неправильно! Не сделаешь это, не подгонишь ему форму после получения – он сам начнёт вносить поправки, не дозволенные уставом и приказами, так как пугалом огородным курсант ходить не захочетЬ, а за нарушения им формы одежды спросят потом с тебя! Дневальные у тумбочки не книжки читают, а несутЬ службу и никого не боятся останавливать! На курсе должны появляться только те лица, которых внутренний наряд знает! Не знает – остановил, вызывай дежурного по курсу, пусть разбирается; он в затруднении – для этого есть старшина и начальник курса, в их отсутствии – дежурный по училищу через телефон! Честь дневальные отдают молодцевато, с желанием, команды подаются чётко, громко, с расстановкой и командирским голосом! Это армия! С этого начинается служба! После суточного наряда и караула дай людЯм отдохнуть – они не железные. То же самое в их, курсантов, свободное время – не мешай им почитать в Ленкомнате, посмотреть телевизор, или просто лясы в курилке поточить, не надоедай им службой! В субботу ли, в воскресенье ли повёл их строем в кино, смотри, чтобы после начала сеанса никто из твоих не утёк – это он в самоход, скорее всего, за водкой намылился. Таких бери на особый контроль. Если курсант пошёл ночью в туалет, не лезь, парень он молодой, ему тоже надо уединиться… Ну и оружие! Раз в неделю или сразу после караула, но курсантские карабины СКС в оружейной комнате, твой и начальника курса пистолеты в штабе должны чиститься и блестеть от смазки! По вашим пистолетам у дежурного по училищу станут судить о порядке на курсе! Поэтому и майорское оружие организуй почистить силами курсантов, от тебя не убудет, а лишнюю комиссию в казарму пришлютЬ не тебе, а другому старшине. Регулярно в пирамидах курсантское оружие пересчитывай лично, не передоверяй это никому! С оружием не шути! Наблюдай за курсантами: если кто всё время уединяется да молчит, от окошка не отходит, то не порядок: или заболел (чаще всего триппер), или дурные вести из дома, или с девушкой что-то не так. Поговори с этим молчуном, осторожно расспроси; если не контачит, своё вдруг внезапно изменившееся поведение не объясняет, замкнут и после этого – поделись наблюдениями с начальником курса, ибо тут возможен и суицид. А зачем оно, это ЧП, на курсе нужно? Да и жизнь молодому парню сохранишь. А так личный состав всегда у тебя накормлен, проверен, все налицо, незаконно отсутствующих нет, поведение у всех нормальное, естественное! Самоволок не будет, если курсанты знают, что в любой момент их могут построить и проверить. Однако этим злоупотреблять нельзя, иногда даже пусть кто-то ненадолго и отлучится, чёрт с ним, значит, ему было нужно. Выпивших не будет, если поймутЬ, что на построении ты учуешь запах враз, а выпивох выявляй сразу, их всё равно потом спишутЬ. Перед праздниками тщательно проверь казарму и прилегающую территорию на предмет спрятанного спиртного. А покупать его иные курсанты будутЬ всегда – в семье не без урода. Пресекай им возможности злоупотребить в расположении. Пьяный курсант – беда для коллектива и отрицательные последствия для его начальников! Порядок наводишь не сам, а ставишь задачу командирам отделений и замкомвзводам, с них всё потом спрашиваешь, они перед тобой в ответе. Придирчивых и вьедливых к курсантам сержантов осаживай, нерадивых и панибратов регулируй, но наедине или на совещании младших командиров. Уважаемых в коллективе сержантов хвали прилюдно. Учи сержанта понимать своего подчинённого и отвечать за него. Курсантских мелких нарушений не замечай – они молодые ребята, им что-то нарушить, пошалить тоже хочется – вспомни себя в их годы. Грубость, пререкания с тобой, выпивку, неисполнительность – не прощай; нерадивость, неаккуратность, опоздания на построения – рихтуй; ссоры, агрессивность в курсантском коллективе – пресекай. Если подчинённый что-то старательно выполнил – похвали при всех, человеку будет приятно, а в следующий раз он с ещё большим усердием отличится. И всё должно быть на контроле! Не помнишь – записывай! Что хошь делай, но если ты – старшина, чтоб было у тебЕ на курсе так всегда! Когда так, личный состав никогда тебе неприятностей не принесётЬ, а начальник курса на тебя во всём полагается и никакой проверки не боится – что из штаба, что из Киева, что из Москвы! И тебе тогда спокойно, никакого взыскания не получишь, только благодарности! Потому как порядок налажен, оружие на месте, имущество в порядке, дисциплина держится, люди целые, и здоровье их на высоте…

     

— Владимир Арсеньевич, а какие случаи из жизни курсантов запомнились?

      — Было это в году 1965-1966м. Однажды приехала к одному курсанту молодая жена. Помог я им снять на неделю комнату здесь, в частном секторе на Восточном посёлке. Ну и курсант этот там со своим другом «загудел». Но у того женатого парня увольнение на сутки, а у друга его – нет. Скоро вечерняя проверка, а друг – в отключке, на кровати. Кое-как его растолкали, оделся он и в училище! Спешит! Но что-то не так! А что – не может спьяну сообразить! И только перед КПП училища, когда переходил железную дорогу – а там камешки острые – глядь на ноги… А сапоги-то у друга не одел! Возвращаться – опоздает, на «губу» загудит! И без сапог загудит! Что делать? Так в портянках на удачу и пошёл! На КПП не заметили! У дежурного по училищу, когда отмечался, как прибывший из увольнения, не увидели. Только дневальный по штабу на него округлил глаза. Но курсант приложил палец к губам. Уже темно, идёт по косой дорожке и тут встречается лоб в лоб с… начальником училища Героем Советского Союза генералом Сутягиным! Поприветствовал курсант его, генерал козырнул ему в ответ. Этот разгильдяй потом рассказывал так: Подумал: «Фух, пронесло!» А Сутягин шагов через десять его окликнул: «Товарищ курсант!» Курсант оборачивается. Первая мысль в голове: «Куда смыться?» А ему генерал в темноте: «Ты хоть, сынок, сапоги свои от мела в луже вымой! А то, как прораб какой-то идёшь!..» У курсанта всю хмель разом из головы выдуло: «Есть, товарищ генерал! Сейчас отмоем!»

      За нашим столом снова раздаётся дружный смех. Я говорю:

      — Владимир Арсеньевич! Ну как так можно – без сапог идти и заметить это только перед КПП училища?

      — Да чёрт его знает! Сам удивляюсь! — улыбается в седоватые усы наш старшина.

      И я подумал: ну не может наш старшина такое придумать!

      — А дальше-то что было?

      — А дальше я был на вечерней поверке. Провожу. Смотрю – что-то шушукаются и все мнутся в этом взводе! Думаю: что такое? Что-то не то! Стоят в две шеренги, как обычно. Я командую: «Курррс! Рррравняйсь! Курррррс, смиррррно! Первая шеренга, два шага вперёд! Шагом… марш! Крррругом!» И тут я его в портянках и увидел! «А сапоги где?» — «Да я… Да мы…» Пришлось ему всё мЕне и выложить! Он рассказывает, а весь курс за животы держится! А я-то думал, что он пропил сапоги! Но коль так, имущество на месте (а его друг сапоги утречком принёс к занятиям), то и отделался он у меня только чисткой крантиков в умывальнике и толчков в туалете. Но он и этому был рад!..

      — А ваш «гросс-бух» куда вы заносили фамилии всех провинившихся курсантов за много лет, сохранился?

      — Нет, Юрий! Сжёг я его! Чтобы все концы в воду! — смеётся старшина.

      В другой раз старшина идёт на курс, чтобы присутствовать на подъёме. Открывает двери. А дневальный у тумбочки стоит… весь зелёный-зелёный, как крокодил! Весь – лицо, шея, руки!

      — Я чуть было не упал! — повествует В.А. Муллер.

      А дневальный крикнул: «Дежурный на выход!», стоит, приложив руку к обрезу шапки и улыбается своими зелёными губами.

      — Что с вами, товарищ курсант?

      Тот сразу посерьёзнел и сам спрашивает шепотом:

      — А что такое?

      Тут дежурный по курсу заспанный, на вскрик дневального из Ленкомнаты появляется, тоже, чтобы не упасть от вида своего дневального за косяк хватается. Подвели они этого зелёного курсанта к зеркалу в бытовой комнате. Так, он от своего вида чуть сознание не потерял.

 

      А случилось вот что! Когда подошло время смены, этого курсанта разбудил очередной дневальный, сунул ему в руки штык-нож и сам пошёл спать. А он, прежде чем стать на тумбочку, решил освежиться одеколоном, который его сосед только что купил. В темноте нащупал бутылочку и, поскольку чужой, на дармовщину, «одеколон» не стал жалеть! И лицо, и шею, и руки – всё хорошенько освежил! Однако не знал, что его сосед вечером из санчасти принёс зелёнку, чтобы попытаться вылечить себе грибок на ногах…

      — Чем только этот курсант потом не тёр свои зелёные лицо, шею и руки, чтобы вывести зелёнку! Но вывел! Был зелёный – стал розовый, как порося, но с зелёным отливом! И гимнастёрку отстирал! — вспоминает Владимир Арсеньевич.

      …Как-то позвонили на курс из штаба. Сказали, что прибывший накануне в училище Главнокомандующий ВВС Герой Советского Союза Главный маршал авиации П.С. Кутахов по некоторым данным хочет посмотреть, как курсанты первого курса в казарме устроены. И очень может быть зайдёт!

      Старшина Муллер сразу задачу дежурному и дневальным поставил в наведении лоска (коечки подравняли, табуреточки, порядок в Ленкомнате чтобы был). А сам вышел на улицу начальство высматривать. Да только Кутахов со свитой своей появился не со стороны штаба, а из УЛО. Пришлось подниматься в казарму замыкающим.

      Заходит Главком в коридорчик дневального. Тот гаркнул «Курс, смирно!», приложил руку к головному убору, глазами ест начальство и лыбится стервец.

      Кутахов стоит, хмурится, смотрит на дневального! И все вокруг стоят, хмурятся на дневального.

       А этот несмышлёныш ещё больше заулыбался!

      Тут Главный маршал подобрел, видать, себя вспомнил в эти годы, и тоже широко улыбнулся…

       И все вокруг сразу же заулыбались!

      Кутахов пошёл в казарму, поощрительно похлопав дневального по пряжке ремня.

       И каждый из всей группы, проходя, похлопал курсанта по пряжке.

       Когда все прошли, старшина идёт последним, похлопал по курсантской пряжке…

      Муллер видит: болтается ремень! Пришлось показать дневальному кулак, то есть, жестом дать понять: что за вид? я-те дам! подтяни ремешок!

      Главнокомандующий открывает первую же дверь. А это Ленкомната оказалась. А там… Дневальный свободной смены, выполняя указания старшины по наведению порядка, рад стараться – веником машет, не смочил его водой! Пылюку поднял! Облако пыли даже на маршальский погон в открывшуюся дверь пахнуло!

      Кутахов хмыкнул носом:

      — М-да… Пыльновато! — говорит вполголоса.

      И пошёл дальше в казарму.

      А Командующий 17 Воздушной Армией дважды Герой Советского Союза генерал-полковник авиации Скоморохов Н.М. с блокнотом и ручкой все замечания Главнокомандующего следом записывал. Да не расслышал, что сказал Павел Степанович. Он и вопрошает негромко у окружения:

      — Что? Что Главком сказал?

      Все как-то растерялись. А сзади всех наш старшина, спасая положение, выдал фразу:

      — Главнокомандующий сказал: «Бедновато!»

      …На следующий день в курсантскую казарму новую мебель завезли…

      — Владимир Арсеньевич, вы же помните Героя Советского Союза полковника Кирмановича Владимира Николаевича, что преподавал на кафедре тактики? Вы общались?

      В.А. Муллер смеётся в усы:

      — Мы жили в одном доме. Помню, на Игорёшку, нашего младшенького он мЕне пожаловался. Игорь ведь с детства хотел быть военным. С малых лет собирал мальчишек и в войну играли. Он там всегда командиром был. И ребятишки, даже постарше, всегда его слушались…

      Ну и вот. Идёт полковник Кирманович поздно вечерком домой. А тут из кустов раздаётся задорный мальчишеский голос семилетнего Игорька: «По фашистским гадам… огонь!» И давай в этого прохожего с деревьев и из кустов грушами-дичкой!

      — Ну, что это такое! — возмущался В.Н. Кирманович нашему старшине. — Я – Герой Советского Союза, с фашистами воевал! А меня дети «фашистским гадом» называют! Ты бы хоть поговорил с сыном, что ли…

 

      Игорька помнили и на нашем курсе. Этот смышлёный мальчуган частенько к отцу в казарму приходил. Мы уже пообвыклись в училище, дело к зиме идёт. То ходили в пилотках, в увольнения ещё не отпускали, а тут шапки новые офицерские получаем. А хочется ведь и в фуражке сфотографироваться, домой, девушке своей послать. Да не одной. Получая шапку, я и спрашиваю у нашего старшины:

      — Товарищ старшина! А когда нам фуражки будут выдавать?

      — Фёдоров! — отыскивая мой 58й размер в ворохе шапок, говорит Муллер. — Ну, какой же дурак ходит зимой в фуражке?

      Я тяжело вздыхаю: «Значица, не скоро!»

      А сынишка Игорёк, рисуя что-то там за столом и переварив наш разговор, отрывается от своих мальчишеских дел и говорит с прямодушной простотой:

      — Папа, а ты ведь прошлой зимой в фуражке ходил!..

      Наши все в очереди за мной плеснули сдавленным смешком. Муллер сразу зарылся в шапки… усмехнулся в свои усы и промолчал. Эта шутка сразу пошла байкой по казарме…

      …Или вот такой случай! Проходят по пустующей казарме (будущие лётчики осваивали теорию на занятиях в УЛО) и проверяют порядок начальник курса майор Нестеров и старшина Муллер. И тут обращают внимание на то, что курсантские шинели… Нет, висят на вешалке, аккуратно заправленные, но… без хлястиков! Пуговицы сзади есть, а хлястиков нет! Ни на одной! Подивились сему старшина и начальник курса. Что за безобразие? За всю их службу не встречали такого!

       Вызвали дежурного, дневальных:

       — Почему шинели в таком виде? Где хлястики?

       — По карманам, товарищ майор.

       — По карм… По каким ещё карманам?!

       — Ет что за новости на курсе?! Хлястики должны быть на шинелях, а не в карманах! — добавляет старшина Муллер.

       — Так ведь пропадают, товарищ старшина!

       — Хлястики пропадают? Как пропадают?! — округляет глаза майор Нестеров и на всякий случай потрогал рукой хлястик сзади у себя на шинели.

       — Куда пропадают!? — спрашивает, ничего не понимая, Муллер.

       — А я знаю! В мгновение исчезает и всё тут! Как будто и не было вовсе! — сокрушается дежурный по курсу. — Не снимешь – без хлястика останешься! Вы же потом нас за это пороть будете!

       А первоисточником всех этих бед было вот что!

 

       В училище поступил парень из солдат, где у него в роте кто-то хлястик потерял. Ну, потерял – беда небольшая: снял с шинели товарища и нацепил себе! Тот снимает у другого! И пошла череда – все берегут хлястики. Шинель вешают, а хлястик – с собой. Ну и солдат, ставший курсантом, перенёс этот свой армейский опыт на курс. На всякий случай, «про запас», снял у кого-то хлястик. Тут тоже пошла цепочка – никто не возмущается, никому о пропаже у себя не говорит, но каждый снимает хлястик с шинели однокурсника! (А где ещё взять? В Военторге хлястики не продаются!) Самые ушлые берут у ротозея себе запасной, а то и не один. И пошёл мор на хлястики! Все быстро привыкли: береги свой хлястик, как родной! Вешаешь шинель – сними! Одеваешь – нацепи! Страшный дефицит! Ладно начальник курса! Вот если старшина Муллер увидит, что в строю хлястика у тебя на шинели нет – писец наступит моментально! Жутко даже представить себе, что будет! О чём вы говорите? Кошмар! Фильм ужасов, вторая серия!

       — Ну, старшина, что будем делать? — спрашивает начальник курса. — Как бороться с этим? Наказывать или увещевать?

       — Это бесполезно, товарищ майор! Этим проблему не решишь!

       — Разберитесь, Владимир Арсеньевич, и сами накажите кого надо! Иначе я разберусь и накажу, кого попало!

       И старшина Муллер разобрался! В решении таких задач он был всё-таки профессионалом. На складе получил несколько списанных курсантских шинелей, выписал в вещевом отделе наряд, отнёс их в военное ателье при училище и заказал пошить из них эту дефицитную часть! Принёс изделия в казарму, поставил целый мешок хлястиков перед строем и сказал:

       — Берите кому, сколько нужно! Хоть ешьте! Хоть любимой девушке на Восьмое марта дарите!

       И проблема тут же исчезла! Больше хлястики не пропадали! Шинели на вешалке висели с хлястиками, никто их не снимал: а зачем, если в каптёрке у старшины Муллера целый мешок этих хлястиков!

       Выявил старшина первоисточник «хлястичковых» бед случайно. Когда этот курсант что-то брал в своём чемодане, Владимир Арсеньевич вдруг заметил пачечку хлястиков, перетянутых бечёвкой – восемь штук, снятых в своё время, так сказать, «про запас». Раскрутил старшина этого курсанта, тот всё ему и рассказал…

      На этой должности В.А. Муллер прослужил до 1971 года, когда пришла директива на реорганизацию лётных училищ. Курсовая система заменялась ротной. А там старшины-сверхсрочники предусмотрены штатом не были. Начальник училища генерал-майор авиации Машкей А.Д. помог нашему старшине оформиться на службу за границу в Венгрию.

      С 1971 года старшина Муллер проходил службу в Южной группе войск на должности старшины эскадрильи.

 

      — Ну, что такое эскадрилья после работы с курсантами? — смеётся наш старшина. — Для меня это – как отдых: личного состава в четыре раза меньше, чем на курсе. Имущества – тоже. Бойцы всё время на полётах. Там же служил и мой сын, закончивший училище.

      В Венгрии подошёл предельный возраст нахождения на службе. Всё командование в полку просило остаться. По ходатайству Командующего ВВС ЮГВ приказом Главкома Южного Направления срок службы старшему прапорщику В.А. Муллеру был продлён на пять лет. И я прекрасно понимаю командиров того авиаполка – потерять такого старшину, остаться вдруг без него было нельзя!

 

      В 1977 году, когда Игорь уезжал из Венгрии (служили они в одном гарнизоне), Владимир Александрович в свои 50 лет написал рапорт и там же был уволен в запас.

      Уехал в родной г. Харьков. Продолжал работу уже гражданским.

      Живёт с супругой более 60 лет. Имеет двоих сыновей, так же военных. В настоящее время оба сына уже тоже военные пенсионеры. Есть две внучки, один внук Владимир (уже капитан, служит во Львове), две правнучки. Когда врачи из-за ухудшения самочувствия Нине Гавриловне порекомендовали только чистый воздух, Владимир Арсеньевич тут же бросил курить, хотя дымил более 40 лет! И не потому, что до этого курил в комнате при жене, – только на улице. А потому, как заботливо отнёсся к здоровью Нины Гавриловны! Чистый воздух – значит, и чистое дыхание от человека, который живёт рядом!

      Как и всякий фронтовик, развал Советского Союза считает преступлением перед всем народом.

 

      — Владимир Арсеньевич, а кого вы считаете самым лучшим начальником курса, с которым вам довелось служить?

      Старшина задумался, припоминая. Потом сказал:

      — Пожалуй, Павла Петровича Левченко! И толковый был, и вдумчивый. Курсантов хорошо знал и понимал!

      Мы помолчали. Может быть, даже в память о подполковнике Левченко П.П., нашего, кстати, начальника первого курса.

      — Последний вопрос, Владимир Арсеньевич! Какой вам курс больше всего запомнился? Который показался более всего толковым? Дисциплинированным, что ли? Любимым? Можете назвать?

      — Я знал, что вы спросите это! Любимым? Нет! Все любимые! Все! Это ведь как дети! Кто-то больше балуется, кто-то меньше приносит беспокойства, а всё равно любишь обоих! А самыми дисциплинированными… Я могу назвать, пожалуй, два таких курса…

      Старшина Муллер помолчал и назвал эти курсы…

      Из тактических соображений я их не называю…

      Чтобы не обидеть другие…

      — Что я могу пожелать моим курсантам, а ныне офицерам-лётчикам? Желаю всем своим курсантам, с кем пришлось служить, здоровья, счастья, семейного благополучия, хорошей пенсии. Не забывать друг друга и чаще встречаться, как это было в Союзе Советских Социалистических Республик.

 

      Я вышел от Муллеров, ехал к себе домой и думал: в чём секрет обаяния этого человека, нашего старшины? Почему его все выпуски, в воспитании которых он приложил свои силы, все (подчеркну – все!) помнят, уважают и чтят? Мало ли мы на служебном веку видели старшин? Но на первом курсе я почему-то считал, что все потом старшины рот и эскадрилий будут, как наш Муллер!.. Ну, не может быть по-другому! О, как я жестоко ошибался! Оказалось, такого старшины, как Владимир Арсеньевич Муллер мне так больше никогда и не повстречался!

      Выпускник училища 1949 года, ветеран училища и советских Вооружённых Сил, начальник политотдела ХВВАУЛ в 1971-1978 гг. полковник в отставке Филатов Владимир Александрович, когда у нас однажды зашла речь о старшине Муллере, делится своими впечатлениями:

      — На многие встречи меня приглашают наши выпускники. Но я заметил одну общую особенность у всех: отслужившие всё положенное офицеры, военные лётчики с налётом в несколько тысяч часов, с высокими офицерскими званиями, у многих из которых за плечами не один десяток боевых вылетов, а на груди – боевые ордена, строятся на училищном плацу, по которому ходили ещё курсантами, и старший из них, что в курсантские годы был сержантом, докладывает о построенных старшине Муллеру. Это стало какой-то традицией нашего училища!

      В.А. Филатов говорит это, и вижу, что он по-доброму, так сказать, «белой завистью», завидует этой популярности нашего старшины курса…

 

      Я специально расспрашивал выпускников многих лётных ВВУЗов. Но только харьковчане имели столь замечательного, во многом незабываемого старшину, помнят его и относятся к нему с глубоким почтением! Во всяком случае, на своих встречах своих старшин качинцы, черниговцы и борисоглебцы не приглашают и добрым словом не поминают. Возможно, не такие уж и плохие это были люди, но они были такими, каких много вокруг, потому и не припомнились особо! Старшина курса старшина сверхсрочной службы Муллер В.А. был не «как все». Это была личность – яркая, глубокая, запоминающаяся!

      Мой командир полка в ЛенВО подполковник Туненко Борис Тихонович, выпускник нашего училища, как-то сказал:

      — Фёдоров, ну, где нам найти такого старшину, как Муллер? Хотя бы одного? Хоть в какую-нибудь эскадрилью или ТЭЧ!

      — Борис Тихонович, — вздохнул я. — Такого найти – большая редкость! Такого надо бережно выращивать!

      Да! Старшина В.А. Муллер не был чрезмерно строг и не взыскивал по мелочам. Он помнил себя, солдатом-первогодком, прекрасно понимал, что в его распоряжении вдруг оказались вчерашние мальчишки, которые зависят от него, нуждаются и в родительском понимании, и в командирской строгости. Вот эти грани Владимир Арсеньевич сумел чётко уловить и не переступал их ни в сторону мягкотелости, ни в сторону жёсткоти. Народными корнями и природной смёткой он понял, что в отношении с курсантами и ослабить вожжи нельзя – начнутся пьянки, самоволки, недисциплинированность, которые, как следствие, приведут к отчислению из училища молодых хороших парней; и нельзя «закручивать гайки», придираться до состояния, когда свет курсанту, вчерашнему школьнику, покажется не мил, а мечта стать лётчиком – не достижимой из-за чрезмерных требований службы, дотошности командиров, начальников и самое главное – старшины.

      И ещё! Вспомним с благодарностью начальника Харьковского ВВАУЛ (1956-1964 гг.) генерал-майора авиации Гроховецкого Григория Игнатьевича, бившего, кстати, и немецких асов во время войны в Европе, и американских стервятников в 50е годы в Корее. Это ж надо – он увидел во вчерашнем фронтовике, молодом задорном сверхсрочнике именно того, кто нужен на должности старшины теоретического курса будущих военных лётчиков! Он заметил в Муллере В.А. старшину, который сможет и навести порядок, и держать дисциплину, и завоевать уважение в курсантской среде, приметил те качества, которые и сделали авторитет Владимира Арсеньевича непререкаемым, а его самого – нашим всеобщим любимцем. (Причём уважали старшину не только курсанты, но и офицеры курса.) Которого спустя многие годы после выпуска приглашают на свои юбилеи все выпуски ХВВАУЛ с 1966 по 1974 годы, в которых он служил старшиной курса! Спасибо вам, товарищ генерал, за вашу командирскую мудрость!

 

      Как же так получилось, что старшину-сверхсрочника Муллера все так хорошо помнят? Почему?

       Потому что служить нужно так, чтобы подчинённые всегда чувствовали ваше тёплое отношение, чтобы вы не только могли замечать недостатки и взыскивать за них, а больше работали над достоинствами тех, кто волею судеб оказался вашим подчинённым и на какое-то время стал зависим от вас и вашего мнения о нём. Относиться к своим подчинённым необходимо так, чтобы они через многие годы вспомнили об этом, чтобы кому-то захотелось узнать о вашей жизни больше и написать о вас добрые проникновенные слова… Но не любой ценой завоёвываются добрые отношения и память! Вряд ли вспоминать будут хорошо начальника, который позволял себя похлопывать по плечу и обращаться к себе на «ты»! Нельзя приходить на службу с мыслью: «Что же мне сегодня такого сделать, чтобы понравится всем?» Сочетание требовательности и заботы – вот та смесь, которая нужна служивым людям! Подчинённые сохранят о вас добрые воспоминания, если заметят вашу искреннюю заинтересованность в их профессиональном становлении и росте, ваше стремление чему-то важному научить или решить их житейскую проблему, не дожидаясь никакой благодарности. Добро людям вообще надо творить не за «спасибо» от них. Наоборот, если вы хотите за доброе свершение что-то получить, это уже не добро будет, а сделка! А благодарность… Благодарность приходит негадано…

      Таким был наш старшина Владимир Арсеньевич Муллер. Ему всё это удалось. Он просто служил. Он требовал лишь то, что положено по Уставу, ничего лишнего! Он учил внутренней собранности, дисциплине и службе войск, бережному отношению к личному оружию и воинскому имуществу, аккуратности в ношении формы одежды и гигиене казарменной жизни. Он никого не оскорблял и не унижал личное достоинство! (Хотя, наверное, мог бы и многие из нас это б стерпели!) Он не повышал голос на провинившихся, чтобы его боялись – в этом чувствовалась его психологическая сила. Но не нашлось ни одного курсанта, который бы не выполнил требование или приказ нашего старшины. В.А. Муллер работал с нами не ради благодарностей, не за авторитет, не за хорошие слова и мнение о нём! И то, и другое, и третье пришли сами собой, потому как мы, его курсанты, увидели в нём человечность по отношению к нам, первокурсникам, и любовь к воинской службе, которой и мы собирались посвятить свою жизнь!

       А с другой стороны… Много ли найдётся среди нас, выпускников училища, которые могут сказать: «Меня мои бывшие подчинённые уважают и поныне! Меня они помнят! И при встрече всегда благодарят!»?

      Так, вы поняли, в чём секрет нашего уважаемого старшины? Отчего у него никогда, ни на одном курсе не было обидных кличек? (Если бы кто из курсантов Муллера как-то так за глаза обозвал, его бы просто не поняли и, скорее всего, одёрнули!) Вам ясно, почему нашего старшину все помнят, любят и чтят, даже спустя многие годы?

      Давайте эти ответы каждый даст сам для себя… А – может, не для себя? Поделитесь своими воспоминаниями, рассуждениями, повествованиями о нашем легендарном старшине В.А. Муллере. Кто и что помнит! Пусть это будут и смешные истории, и серьёзные! Кому он в чём помог? Чем запомнился? Что от него почерпнули для своей службы и деятельности? Расскажите! Мы с удовольствием опубликуем их на сайте. И это станет хорошим сборником, нашей общей памятью о нашем глубоко почитаемом старшине курса старшине сверхсрочной службы (потом старшем прапорщике) Муллере Владимире Арсеньевиче… (Наши адреса – в разделе ПОМОЩЬ.)

       Дай ему, судьба, многие годы жизни, энергии и здоровья!

Юрий ФЁДОРОВ,  выпускник ХВВАУЛ 1974 года

(Фото из архива В.А. Муллера)

Колдунов Александр Иванович. Биография

 20.09.1923 — 07.06.1992

Дважды Герой Советского Союза

     Даты указов         

 

            1.         02.08.1944     Медаль № 3464

Орден Ленина № 17081

            2.         23.02.1948     Медаль № 84

Колдунов Александр Иванович – командир истребительной авиационной эскадрильи 866-го истребительного авиационного полка (288-я истребительная авиационная дивизия, 17-я воздушная армия, 3-й Украинский фронт), капитан.

 

Родился 20 сентября 1923 года в деревне Мощиново ныне Монастырщинского района Смоленской области. В 1940 году окончил 10 классов школы в посёлке Электроугли (ныне город Ногинского района Московской области) и Реутовский аэроклуб.

 

В Красной Армии с 1941 года. В 1943 году окончил Качинскую военную авиационную школу лётчиков, затем прошёл переподготовку в запасном авиационном полку.

 

Участник Великой Отечественной войны: в июне 1943 – мае 1945 – старший лётчик, командир звена, заместитель командира и командир авиаэскадрильи 866-го истребительного авиаполка. Воевал на Юго-Западном и 3-м Украинском фронтах. Участвовал в Курской битве, освобождении Левобережной и Правобережной Украины, Румынии, Болгарии, Югославии и Венгрии.

 

К началу мая 1944 года совершил 223 боевых вылета, в 45 воздушных боях сбил лично 15 и в группе 1 самолёт противника.

 

За мужество и героизм, проявленные в боях, Указом Президиума Верховного Совета СССР от 2 августа 1944 года капитану Колдунову Александру Ивановичу присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда».

 

Всего за время войны совершил 412 боевых вылетов на истребителях Як-7, Як-9 и Як-3, в 96 воздушных боях сбил лично 46 и в составе группы 1 самолёт противника.

 

За мужество и героизм, проявленные в боях, Указом Президиума Верховного Совета СССР от 23 февраля 1948 года майор Колдунов Александр Иванович награждён второй медалью «Золотая Звезда».

 

В 1952 году окончил Военно-воздушную академию (Монино). С мая 1952 года командовал истребительным авиаполком, с мая 1955 по 1958 год — командир истребительной авиадивизии.

 

В 1960 году окончил Военную академию Генерального штаба Вооружённых Сил СССР. С июля 1960 – заместитель командующего, с января 1962 года – командующий авиацией Бакинского округа ПВО. С августа 1965 года – первый заместитель командующего войсками Бакинского округа ПВО. С июля 1968 года – командующий Отдельной армией ПВО Дальневосточного военного округа.

 

В ноябре 1970 – декабре 1975 – командующий войсками Московского округа ПВО. Генерал-полковник авиации (1971). Маршал авиации (28.10.1977).

 

С декабря 1975 – 1-й заместитель главнокомандующего, а в июле 1978 – июне 1987 – главнокомандующий Войсками ПВО страны – заместитель Министра обороны СССР. В 1978-1987 одновременно командующий войсками ПВО – заместитель главнокомандующего Объединёнными вооружёнными силами государств – участников Варшавского Договора. Снят с должности после скандального полёта М.Руста на легком самолёте и его посадки у Кремля в Москве. C июня 1987 – генеральный инспектор Группы генеральных инспекторов Министерства обороны СССР. С января 1992 Главный маршал авиации А.И. Колдунов – в отставке.

 

Член ЦК КПСС в 1981-1990 (кандидат в члены ЦК КПСС в 1971-1976). Депутат Верховного Совета СССР 9-11-го созывов (в 1974-1989).

 

Жил в городе-герое Москве. Умер 7 июня 1992 года после тяжелой и продолжительной болезни. Похоронен на Новодевичьем кладбище в Москве.

 

Главный маршал авиации (31.10.1984). Награждён 3 орденами Ленина (2.08.1944; 18.02.1981; 19.02.1986), 6 орденами Красного Знамени (8.09.1943; 30.01.1944; 29.04.1944; 29.04.1957; 22.02.1968; 19.09.1973), орденом Александра Невского (20.09.1944), 2 орденами Отечественной войны 1-й степени (06.03.1945; 11.03.1985), орденами Красной Звезды (30.12.1956), «За службу Родине в Вооружённых Силах СССР» 3-й степени (30.04.1975), медалями, иностранными наградами.

 

Ленинская премия (1984).

 

Почётный гражданин города Смоленск. Бронзовый бюст А.И.Колдунова установлен в посёлке Монастырщина Смоленской области. Его именем названа школа в городе Электроугли.

Чему и как учат в ХАИ

Гость «Прямой телефонной линии» – ректор Национального аэрокосмического университета им. Н.Е. Жуковского «Харьковский авиационный институт», доктор технических наук, профессор, заслуженный деятель науки и техники Украины, лауреат Госпремии Украины, Почетный гражданин Харькова Владимир Кривцов.

 

– В начале нашей встречи хочу поздравить всех харьковчан с Днем авиации и космонавтики. Очень важно, что Харьков был и остается одним из центров авиационной и космической науки, техники и образования не только в Украине, но и за рубежом. Хотел бы поблагодарить редакцию «Вечернего Харькова» за приглашение участвовать в «Прямой линии». Для меня это очень почетно, – начал общение с читателями Владимир Кривцов.

«Наши партнеры знают, что мы сделаем все надежно»

 

– Здравствуйте, Владимир Станиславович. Меня зовут Сергей. Я считаю ХАИ самым серьезным техническим вузом. Скажите, пожалуйста, в каких международных научных и образовательных проектах работает университет?

 

– В первую очередь мы делаем проекты для наших коллег и партнеров в Украине: в Харькове, Киеве, Запорожье, Днепропетровске. У нас только по государственному заказу утверждены около 70 тем. За годы независимости Украины коллективы наших ученых получили пять Государственных премий в области науки и техники. А что касается наших международных разработок – их можно перечислять бесконечно. Наши партнеры знают, что мы сделаем все четко и надежно. ХАИ является одним из ведущих вузов в Украине по количеству международных грантов, договоров, причем в основном с развитыми европейскими странами. Главные из них – научные разработки, связанные с методами проектирования, расчетов, создания технологий не только самолетов, но и ракетно-космической техники. Мы сделали, например, в металле два проекта для европейского аэрокосмического агентства: ионоплазменный двигатель для европейского космического аппарата и систему двухфазной термостабилизации – тоже для космического объекта. У нас совместные проекты с Туринским политехническим университетом: мы открыли совместный факультет по аэрокосмической инженерии; совместный факультет компьютерных наук и логистики в вузе Германии. Сейчас открываем ряд специальностей в Стокгольмском королевском технологическом университете, причем в Швеции иностранные студенты учатся бесплатно. В этом году за деньги государства мы отправили студентов в разные страны Европы и в США.

Ректор ХАИ побывал на Байконуре: фоторепортаж

 

– А как ХАИ выглядит в научном мире?

 

– Мы буквально каждую неделю принимаем различные делегации, проводим международные семинары. Каждый год около 300 наших специалистов бывают за границей в связи с разработкой проектов. Недавно меня приглашало представительство «Боинга» в Москве – там работают больше ста выпускников ХАИ — причем не менеджерами, а конструкторами и проектировщиками. К сожалению, в Украине представительства «Боинга» нет, и я предлагал создать в Харькове филиал.

 

Когда мы со специалистами бываем за границей – приятно видеть, что во многих странах знают и уважают наших выпускников. Кстати, у нас с каждым годом растет число иностранных студентов. Сегодня в ХАИ учатся больше 1100 иностранцев: практически каждый седьмой наш студент – из зарубежья. Очень важно, что 80% из них обучаются по направлению «авиация и космонавтика». Сейчас все чаще приходится слышать, что авиация нашей стране не нужна. Поэтому показательно, что за границей хотят развивать авиацию и ракетно-космическую технику и едут к нам учиться. В Украине фундаментальная инженерия, технические науки деградируют, а за границей, наоборот, все больше пользуются спросом.

 

Прим. В. Зыкова. А теперь вспомните, что во всяческих дутых рейтингах вузов на первых местах почему-то всякая национально озабоченная шушера типа могилянки…

Любимый самолет произвел фурор

 

– Здравствуйте, Владимир Станиславович. Меня зовут Ирина. Я слышала, что у вас есть любимый самолет. А чем он вам нравится?

 

– У меня немало любимых самолетов, но тот, что больше всего по сердцу – «Мрiя» – АН-225. Когда в 2001 году в международном аэрокосмическом салоне «Бурже» под Парижем взлетела «Мрiя», присутствующие девяти офисов Airbus и стольких же офисов «Боинга» прекратили пить кофе, вышли прямо к полосе, чтобы посмотреть на этот самолет. Эта махина – по три двигателя на каждой консоли крыла – летела над полосой так, будто стояла на месте. Когда самолет пошел на посадку – американцы и европейские представители Airbus подошли к маленькому офису Украины и начали нас поздравлять. Подобного самолета до сих пор никто не создал.

 

В ХАИ работает научно-исследовательский институт проблем физического моделирования режимов полета, который, как и весь наш аэродинамический комплекс, признан объектом национального научного достояния Украины. А если говорить о любимом самолете вуза – каждый хаевец назовет «ХАИ-1» с убирающимся шасси, разработанный преподавателями и студентами-дипломниками в 1932 г. Он был лучшим скоростным самолетом в Европе, и я считаю: с точки зрения характеристик, он был лучшим и в мире. Вообще же, аэродинамика наших самолетов, созданных и в бывшем Советском Союзе, и тех, которые проектируются сейчас, признается всеми авиационными фирмами в мире как одна из лучших.

В ХАИ – очередь на специалистов

 

– Добрый день, Владимир Станиславович. Меня зовут Елена Витальевна. Вы выпускаете специалистов самолетостроения и аэрокосмической техники. Скажите, пожалуйста, а какое им находится применение? В космос мы сегодня не летаем – Украина мало принимает в этом участия.

 

– Мы выпускаем столько же специалистов, как и в Советское время – 1500 человек в год. И на них постоянно образуется очередь из работодателей. Мы распределяем даже контрактников. К примеру, подписан крупный договор с российской компанией «Волга-Днепр». На этом ведущем не только в Украине и России, но и на мировом уровне предприятии работают сегодня 26 тысяч человек. Каждый год ХАИ планирует предоставлять предприятию 200 молодых специалистов. Кроме того, мы направляем наших специалистов в фирмы, которые разрабатывают и производят в Украине авиационную технику (таких предприятий в Украине как минимум 30), сотрудничаем в этом направлении с нашими постоянными партнерами: ФЭДом, «Коммунаром», ХАРТРОНом, заводом им. Малышева, ПО «Турбоатом» и многими другими. На ФЭДе, например, где делают агрегаты авиационных двигателей, ребята после нашей кафедры «технология производства летательных аппаратов» через два года работы получают в месяц 15 тыс. грн. А что касается космоса — сейчас на орбите находится наш выпускник Олег Кононенко, он капитан международного экипажа, в составе которого – американец и голландец. Это его второй полет, первый раз он прошел отбор как бортинженер.

Учеба в государственном вузе должна быть бесплатной

 

– Здравствуйте, Владимир Станиславович. Меня зовут Антон. Возможно, я стану студентом вашего университета. У меня к вам несколько вопросов. Я слышал, у вас открылась новая специальность – по-моему, называется «защита информации». Я хотел бы узнать, будут ли по ней бюджетные места.

 

– Заявку на госзаказ мы отдали еще в конце осени. Но количество бюджетных мест станет известно только в середине июля, когда все абитуриенты подадут документы. Вообще же я считаю, что всех нужно учить бесплатно. А если человек учится на контракте в государственном вузе – он должен иметь право заработать стипендию. Если госзаказа не будет, а студент на контрактном отделении хорошо учится – мы находим способы поощрения таких ребят.

 

– У меня еще есть вопрос. Я знаю, у вас есть специальность, которая преподается на английском языке.

 

– У нас практически все профильные специальности, по желанию студента, преподаются на одном из трех языков: русском, украинском и английском. Примерно половина наших выпускников свободно владеют английским. Как-то пришли ко мне два студента из Львова. Спрашиваю: «На каком языке вы обучаетесь?» — Они отвечают: «На русском. Потому что в авиации есть только два языка: английский и русский, а мы хотим быть авиаторами».

 

– Спасибо вам большое. Надеюсь, что буду учиться в ХАИ.

В летчики не взяли из-за роста

 

– Здравствуйте, Владимир Станиславович. Меня зовут Марина. Вы всю жизнь занимались конструированием. Скажите, пожалуйста, довелось ли ректору ХАИ самому поднимать летательный аппарат в воздух?

 

– Лет в 14 я был чемпионом Харьковской области по свободно летающей модели планера (хаевцы выступали вне конкурса). Я сделал планер и запустил его – и мне предложили полететь на Волчанском аэродроме на планере «БРО-2». Самолет интересный: бипл

 

ан, с пружиной, без колес, с двумя опорами на консолях крыла и маленьким колесиком на хвосте.

 

– Страшно, наверное, было?

 

– Конечно, страшно. Я поднялся на высоту около 150 метров, летел над лугом, речкой, пасущимися коровами. Вокруг – красота и тишина. Но планер парил горизонтально, мне нужно было сделать разворот, и казалось, что он стоит на месте и вот-вот упадет. После школы В 1965 г. я решил поступить в Харьковское летное училище. Но меня не взяли из-за роста. Мой рост – 193 см, а максимальный рост для летчика–истребителя – 185 см. И я поступил в ХАИ.

 

Кстати, наш вуз и «Вечерний Харьков» связывают давние отношения. В свое время газета первой опубликовала снимок гидросамолета сотрудника СКБ «ХАИ» Иосифа Немана, когда он запустил его в Лозовеньках, еще до получения официальных разрешений на самолет.

Личное дело

 

Владимир Станиславович Кривцов родился 12 декабря 1946 года в г. Волчанске Харьковской области. Мать – учительница младших классов, отец – начальник планового отдела на кирпичном заводе. В 1971 г. окончил Харьковский авиационный институт и остался работать в вузе. В 1984 г. защитил диссертацию. Больше десяти лет работал над проблемой прочности самолетов и обработки испытаний самолетов АН и ТУ, в том числе первого сверхзвукового пассажирского самолета ТУ-144. С 1980 по 1989 год работал в Харьковском обкоме партии: инструктором, заместителем руководителя отдела по образованию и науке, заведующим отделом. Одновременно преподавал в ХАИ предмет «Сопротивление материалов». 1989–1998 гг. – проректор по научной работе этого вуза. В 1997 г. защитил докторскую диссертацию. С 1998 г. – ректор авиаинститута. В 2011 г. стал Почетным гражданином города Харькова. Внуку Антону девять лет, всерьез занимается баскетболом и бальными танцами и имеет дипломы национального уровня. Хобби ректора — любит мастерить и ходить с внуком на рыбалку.

Ректор ХАИ побывал на Байконуре

 

Ректор Национального аэрокосмического университета им. Н.Е. Жуковского «Харьковский авиационный институт», доктор технических наук, профессор, заслуженный деятель науки и техники Украины, лауреат Госпремии Украины, Почетный гражданин Харькова Владимир Кривцов поделился с «Вечерним Харьковом» фоторепортажем с Байконура, где он побывал.

10 глупостей, совершенных пилотами гражданской авиации

В последнее время пилоты, похоже, взялись доказывать окружающим, что они обыкновенные люди, тоже способные совершать ошибки. Итак, топ-10 глупостей, сделанных пилотами.

 

1. Пилот снял штаны на проверке безопасности

 

Никто не в восторге от бесконечных «снимите ремень и ботинки» во время аэропортовых проверок безопасности. По всей видимости, все эти предосторожности достают пилотов не меньше (а скорее всего, даже больше), чем обычных людей. Утомленный постоянными домогательствами офицеров службы безопасности пилот Swiss International Airways однажды не ограничился ремнем, а скинул также и брюки и все, что под ними. А затем предложил обыскать его повнимательнее. Охранник впал в такой ступор, что на разбирательство потребовалось 2 часа, в течение которых пассажиры дожидались своего пилота в самолете. Дело происходило на отдельном посту контроля для экипажей, так что никто из пассажиров не имел удовольствия лицезреть полуголого командира.

 

2. Промахнулся мимо аэропорта на 250 км

 

При разборе происшествия летчики, в качестве объяснения произошедшего, сказали, что они «отвлеклись». Правда, что именно их занимало столь сильно, что они пролетели мимо аэропорта, невзирая на настойчивые радио- и текстовые сообщения диспетчеров, пилоты так и не признались. Факт остается фактом, улетев на 250 км дальше от места назначения и лишь после этого обнаружив ошибку, экипаж развернул самолет и таки благополучно посадил его в порту Миннеаполиса. Теперь оба пилота Northwest Airlines сидят без лицензий, а власти штата подумывают, не лишить ли их заодно и прав на автомобиль.

 

3. Пилот-убийца

  Аргентинский пилот Альберто Поч поистине имел «работу мечты». На своем самолете он возил почту и небольшие грузы по всей Европе, работая на голландского оператора экспресс-почты. Он пролетал всю свою жизнь, и свой последний день перед выходом на пенсию также проводил в кресле пилота. Где его и арестовали. Как выяснилось, задолго до поступления на работу, во время Аргентинской войны, этот милый человек отвечал за то, чтобы вывозить на самолете неугодных людей подальше в океан и без парашюта выбрасывать за борт. Сколько жизней числится на его счету, неизвестно, но в настоящее время мистер Поч сидит в голландской тюрьме и ожидает депортации на родину, в Аргентину, где ему будет предъявлено обвинение в массовых убийствах.

 

4. Во всем виновато незнакомое пиво

 

В мае этого года пилот American Airlines был задержан в пьяном виде в аэропорту Хитроу всего лишь за 15 минут до вылета в Чикаго. Офицера службы безопасности смутил сильный запах алкоголя, исходивший от летчика. Вызванный тут же врач провел необходимые тесты и подтвердил, что содержание алкоголя в выдыхаемом воздухе в 4 раза превышает норму, после чего пилот был отправлен в тюрьму и, естественно, уже никуда не полетел. Во время судебного разбирательства на следующее утро летчик сказал, что он тут вовсе не при чем, а во всем виновато слишком крепкое европейское пиво, из-за чего он неправильно рассчитал дозу. Надо признать, что благодаря ходатайствам коллег и отличному послужному списку, пилот легко отделался. Суд приговорил его всего-навсего к штрафу в полторы тысячи фунтов, тогда как обычным наказанием за подобное безрассудство является тюремное заключение.

 

5. Секс с пьяной стюардессой

 

Окончание карьеры всего лишь из-за пары лишних бутылок пива кажется нелепым. Гораздо интереснее напившись, еще и развлечься. Однажды пилот компании Pinnacle проводил чудесный вечер в обществе стюардессы той же авиакомпании. Судя по всему, выпили они изрядно, поскольку в итоге были застуканы полицией гуляющими по лесу в полуодетом виде. По их словам, они искали укромное местечко, чтобы заняться сексом. Возможно, обвинения в непристойном поведении, публичном сексе и пьянстве в общественном месте были бы не так страшны, если бы не тот факт, что спустя два часа оба участника происшествия должны были быть на борту авиалайнера, чтобы совершать очередной рейс.

 

6. Пилот самолету вовсе не нужен

 

Если голос командира экипажа показался вам не совсем адекватным и вы заподозрили, что пилот пьян, самым логичным будет потребовать его проверки. Но, скорее всего, это будет невозможно, если вы летите авиакомпанией «Аэрофлот». После знаменитого инцидента с Ксенией Собчак, которая битый час добивалась проверки экипажа на алкоголь, пресс-служба «Аэрофлота» объясняла отказ от проверок тем, что от пилота в полете мало что зависит, а «самолет управляется почти полностью автоматически».

 

7. Всех перехитрил

 

Случается и так, что пилоты, понимая, что их вот-вот поймают за нарушение правил употребления алкоголя, ухитряются счастливо избежать ответственности. К примеру, летчик компании Southwest, понявший на контроле безопасности, что офицеры заподозрили неладное, сказал, что ему срочно требуется отлучиться в туалет. Там он быстренько переоделся в гражданскую одежду и заявил прибывшей полиции, что передумал лететь, т.к. плохо себя чувствует. Авиакомпания, конечно же, нашла замену, но пилот счастливо остался при своей лицензии, поскольку придраться в общем-то было не к чему.

 

8. Глупое происшествие со счастливым концом

 

Справедливости ради стоит заметить, что пилоты летают не только пьяными, но и больными. А в больном состоянии делают редкостные глупости. К примеру, в октябре 2009 года из-за ошибки члена экипажа компании Delta Airlines самолет сел вовсе не на ВПП, как полагается, а на рулежную дорожку. Причем пилот сделал это не потому, что возникла какая-то внештатная ситуация, нет. Он просто перепутал. По счастливой случайности, в момент посадки на дорожке никого не было и обошлось без человеческих жертв.

 

9. Не знал, куда летит

 

Обычно, отправляясь в путь, вы знаете название пункта назначения. Но вот пилот компании KLM однажды решил, что подобные знания вовсе не обязательны и забыл поинтересоваться, куда же он летит, положившись на работу диспетчерской службы. Но вот незадача, местом его посадки числился совсем недавно открытый аэропорт неподалеку от индийского Хайдерабада, название которого он услыхал от диспетчера впервые в своей жизни. Переспросив пару раз и заявив, что он такого точно не знает, командир экипажа решил, что наименьшим злом в данной ситуации будет отправиться в Мумбаи, увеличив дистанцию всего-то на 2000 километров. Впрочем, нельзя с уверенностью сказать, что вина в данном происшествии целиком лежит на пилоте, поскольку руководство авиакомпании обязано своевременно информировать своих летчиков об открытии новых аэропортов и вносить изменения в навигационные карты.

 

10. Мат-перемат

 

Пассажиры первого класса компании Northwest Airlines были несказанно удивлены, услышав, как ступивший на борт пилот непрерывно матерился, разговаривая по телефону. Когда же кто-то из пассажиров попытался призвать его к порядку, командир экипажа рассвирепел еще больше и послал уже не телефонную трубку, а посмевшего выразить неудовольствие человека. После чего пассажиры вполне правомерно потребовали замены пилота. И, надо признать, были правы. Даже простой водитель маршрутки, сосредоточенный не на дороге, а на поливании грязью окружающих представляет опасность. В воздухе подобное поведение может окончиться катастрофой.

 

Источник :http://turist.rbc.ru/

Можно ли узнать, что человек лжет и разоблачить обманщика?

Человек — единственное на Земле существо, способное лгать, скрывать свое истинное отношение к другим людям, прятать свои намерения за маской благодушия и дружеских чувств. Мы так давно привыкли ко лжи, что делаем это по́ходя, не обращая на это особого внимания, порой даже машинально. В бытовом разговоре человек умудряется ввернуть вранье раза три-четыре на протяжении 15 минут!

 

Но хотим ли мы сами знать, когда лгут нам? Большинство опрошенных при статистическом исследовании института социологии ответило утвердительно. Мы жаждем знать правду, во что бы то ни стало.

 

Каждому, наверное, когда-нибудь хотелось научиться читать мысли или хотя бы их направление. Например, приходя на собеседование, очень хочется знать сразу, что думает о вас этот милый на вид человек или злобная «штучка» лет тридцати?

 

Пихологи-нейролингвисты утверждают, что вся правда, такая желанная и недоступная, написана прямо на наших лицах, выражается в жестах, поведении, осанке, положении тела. Ложь – это, конечно же, стресс для человека; даже сознательно не замечая его, мы попадаем под его сокрушительную силу. Этот стресс вызывает специфические физиологические реакции организма человека. Нейролингвисты называют такие реакции — маркеры лжи. Пока выявлено всего несколько таких маркеров, но работа продолжается.

 

Известно также, что распознать, врет ли человек, женщины могут гораздо лучше, чем мужчины. Фантазия сразу нарисовала образ сварливой жены, ожидающей не совсем трезвого супруга со скалкой в руке. Для распознавания лжи у женщины задействовано около пятнадцати зон мозга, которые отвечают за анализ положения тела собеседника, слов, тембра голоса, то есть, как зрительных, так и слуховых ассоциаций. У мужчины над распознанием лжи задействуются всего три-четыре таких зоны и то, если он действительно заинтересован процессом.

 

Мужчина, как лидер, самец, добытчик, настраивает себя, да и что там говорить, изначально предназначен для решения крупных, глобальных проблем, а не для того, чтобы вести пустые разговоры. Женщина же более предрасположена к общению. Ведь это так необходимо при воспитании потомства. Мама должна моментально распознавать все потребности дитяти, часто не озвученные внятной разумной речью, или сколько-нибудь понятными жестами. Ребенок, представляющий собой орущий «благим матом», активно размахивающий как верхними, так и нижними конечностями сверток, часто зависел от материнской реакции, ее правильных выводов и последующих действий.

 

Так как же можно определить, что собеседник вам врет или просто чего-то не договаривает? С самого начала напомним себе, что человек находится в стрессовом состоянии. Когда он лжет, то подсознательно боится, что обман раскроется, а ложь будет разоблачена, вследствие чего нервничает. Появление у собеседника нервного покашливания — признак лжи. Но имейте в виду, что у него может быть всего-навсего аллергия на вашего кота Мурзика, разгуливающего рядом. То же самое можно отнести и к внезапному покраснению лица, заиканию, частому морганию глазами. Если вы точно знаете, что Мурзик ранее спокойно устраивался у вашего собеседника на коленях, а в атмосферу помещения отравляющее вещество не впрыскивали, аллергия на букет сирени и ваш одеколон тоже исключены, то капли пота, покрывшие лоб собеседника, побледнение и покусывание губ — это дурной знак. Скорее всего, он пытается скрыть от вас истинное положение вещей.

 

Жесты человека, который решил обмануть, нервные, неуверенные и суетливые. Классическим маркером лжи можно считать поднесение и прикрытие рта рукой. Мозг лгуна на подсознательном уровне «хочет» остановить ложь, произносимую им, потому и посылает сигналы, заставляющие прикрыть рот. Вообще, если в разговоре человек часто прикасается к лицу, рту, шее, это также может указывать на ложь. Нервное подергивание краев скатерти или одежды тоже должны вас насторожить. Возможно, собеседник постоянно отбивает такт ногой или качает носком туфли? Прислушайтесь к тому, что он говорит. Если не удается установить зрительный контакт, также велика вероятность, что вам говорят неправду.

 

Лжец боится и потому защищается, принимая оборонительную позицию. Человеку лгущему, трудно стоять или сидеть прямо напротив объекта лжи. Ваш собеседник будет стремиться убежать, защититься, спрятаться. Стоя, он обязательно облокотится обо что-нибудь или развалится на стуле, как бы стекая под стол. Если лжец взял вазочку или яблоко, пепельницу, стоящую с краю и, передвинув, поставил между вами, поостерегитесь, последует поток дезинформации. Он отклоняется от вас и отворачивается? Признак обмана.

 

Если хотите разобраться, где ложь, а где правда, обратите внимание также и на слова, употребляемые в разговоре, и на речь в общем. Если, отвечая на вопрос, собеседник копирует ваши слова, он, скорее всего, лжет. Если вместо ответа на поставленный вопрос собеседник начинает рассказывать, какой забавный случай случился с ним по дороге или анекдот в тему, если рассказ его испещрен совершенно ненужными подробностями или деталями, будьте осторожны, скорее всего, вас вводят в заблуждение.

 

Вдруг почувствовав или заметив, что собеседник вам врет, резко смените тему разговора. Лжец немедленно поддастся на эту уловку и успокоится. Жесты приобретут обычную манеру, и он с удовольствием поддержит новый, как бы безопасный для него разговор. Человек, говорящий правду, наоборот, постарается вернуть разговор к теме, которую не удалось обсудить, он, не понимая ваших побуждений, захочет выяснить причину такой резкой перемены.

 

В течение беседы «огорошьте» собеседника неожиданным вопросом. Лжец обязательно замешкается с ответом и, чем дольше вы ждете, чем дольше длится удивленная пауза, тем больше вероятность обмана. Можно также задавать прямые вопросы, которые требуют конкретных ответов, таких как «да» и «нет». Лжец никогда не ответит однозначно. Он будет юлить и рассказывать «сказки».

 

Необходимо отметить, что, обнаружив все вышеназванные приметы в разговоре с соседом Савелием, все же не стоит делать поспешных выводов, ведь человек может быть от природы нервным, гиперчувствительным, стеснительным и прочее. Сравните обычное, так сказать, «нормальное» поведение объекта с каждым отдельным случаем, когда вы думаете, что он лжет.

 

Если же перед вами опытный обманщик, который хорошо умеет контролировать свою речь, жесты, положения тела, то вывести его на чистую воду без специальной подготовки вряд ли удастся. В современной науке есть несколько более-менее надежных способов выявить лгунов, которые применяются, например, для допроса преступников. Например, гипноз, фармакологические препараты, которые подавляют волю, ну и, конечно же, пресловутый детектор лжи. Но машина есть машина, и он позволит всего-навсего установить факт обмана, правду он открыть не поможет.

 

 Источник:  hint4.me

Как привлечь деньги в дом?

Не буду я спорить с теми, кто говорит, что деньги надо зарабатывать. Надо. Но если есть возможность получить их без особых «трудовложений», то почему бы не попробовать?

 

Существует очень много примет, которые сулят нам «золотые горы». Я, конечно, не обещаю, что это будут миллионы, но, может быть, кому-то повезет еще больше, чем мне?

 

Сначала пару слов о давно устоявшихся и временем проверенных приметах, просто напомню для тех, кто, может быть, забыл.

 

Итак, нельзя:

— ставить сумку с кошельком на пол;

— давать деньги в долг по вторникам;

— давать деньги через порог;

— считать деньги в копилке;

— подавать милостыню нищим из рук в руки.

 

Необходимо:

— раскладывать купюры в кошельке аккуратно расправленными;

— брать деньги левой рукой, а отдавать правой;

— 10 % доходов отдавать на благотворительность;

— общаться с богатыми и успешными людьми;

— знать, что у тебя всегда достаточно денег.

 

Что касается примет нестандартных. Оказывается, в первую очередь в доме должен быть порядок. Если в прихожей постоянно валяется обувь — денег не будет (убегут). Окна в квартире должны быть всегда чистыми. В шкафах вещи должны быть аккуратно разложены по полочкам.

 

Учитесь радоваться! Проснувшись утром, улыбайтесь и представляйте себе, какой удачный день будет сегодня. Когда вы радуетесь, вы управляете обстоятельствами. Деньги любят людей успешных, к «буке» они не пойдут.

 

Деньги — это энергия. Они любят быть в движении. Если вы хотите получать больше денег, научитесь их отдавать без сожаления. Бумерангом все к нам возвращается, чем больше отдашь, тем больше получишь.

 

Я не знаю людей, которым бы богатство «падало на голову» в прямом смысле этого слова. Но деньги появляются как-то сами собой. Вы получаете новую должность, неожиданную прибавку к зарплате. Мне, например, выплатили тринадцатую зарплату неожиданно в апреле (хотя обычно ее платят в конце декабря).

 

Ведите себя как богатый человек. Если вы, например, хотите купить машину, то ходите по дорогим салонам, в которых их продают, впитывайте в себя атмосферу богатства, поверьте, что вы этого достойны.

 

Будьте честными. Если вам в магазине дали сдачу больше, чем нужно, верните их. Это проверка вас на честность. В Японии, например, никто не поднимет кошелек на улице — очень плохая примета. Найдешь деньги — потеряешь что-то более важное. Лучше отнести кошелек в милицию.

 

И помните, Вселенная прекрасна, изобильна и щедра. В ней достаточно всего, в том числе и для вас. Нужно только дать ей знать о своих желаниях. Как? Сформулируйте свое желание, лучше напишите его на бумаге и положите в укромное место. И все. Далее вам нужно только одно — отвечать за свои поступки. Думайте только о хорошем, не ругайтесь, совершайте только хорошие поступки, относитесь к людям так, как хотели бы, чтобы они относились к вам. Поверьте, награда не за горами. Вы все получите сторицей.

 

Чем больше вы будете любить, и уважать себя, тем больше к вам будут притягиваться такие же люди, с подобным отношением к вам. Как говорится — не имей сто рублей, а имей сто друзей. Наши друзья – наше богатство, не так ли?

 

Занимайтесь собой, своим развитием и здоровьем, своими детьми. Это тоже наше богатство.

 

Улыбайтесь! Смейтесь! Радуйтесь! Каждому дню, каждой новой встрече, каждому счастливому стечению обстоятельств. К счастливым людям деньги текут прямо в руки.

Кто-то скажет, деньги — не главное. Согласна. Но ведь хочется вкусно и правильно питаться, красиво одеваться, учиться на курсах, читать книги, путешествовать, создавать уютный дом, обеспечивать хорошую жизнь своим детям. Все это нужно нам, и без денег в нашем материальном мире не обойтись. И не всегда они достаются тяжелым трудом. Важно заниматься любимым делом и каждый день делать хоть один, но шаг на пути к своей мечте. Мечта — это тоже богатство.

 

Будьте здоровы, красивы, молоды, счастливы и богаты материально, духовно и физически.

 

Александра Симонова.