«И я чётко нанесла удар!»

В Москву приехали 24 депутата Верховной Рады
После чего спикер парламента Украины Александр Турчинов уже пообещал им отлучение от работы. Одна из украинских депутатов — Оксана Калетник — побывала в гостях «КП» . И вот какой у нас вышел разговор в эфире «Радио Комсомольской правды».
«И Я ЧЕТКО НАНЕСЛА УДАР»
В Раде
— Оксана, у вас в стране 26 октября пройдут выборы в парламент. Вы сами идете на них?
— Сложный вопрос. Верховная Рада – это отражение всего, что переживает общество. Сегодня это обостренные эмоции и конфликты. И я понимаю, что будет там происходить. Этот созыв будет ярким, но недолгим. Это будет не законотворчество, а меряние мускулами. Стоит ли ввязаться в эту борьбу?
— Ну, с мускулами у вас все в порядке. Вы ведь встали в Раде на защиту лидера коммунистов Симоненко и так врезали депутату-националисту, что он за медпомощью обратился.
— Да, мы год с депутатом от партии «Свобода» Юрием Михальчишиным вели дискуссии. Он вырос на истории, где Бандера — герой, а я — на своих идеалах. Моей выдержки хватало слушать. И не набрасываться. Но когда Михальчишин вместе с другими набросился на Симоненко, выдержки у меня не хватило. И я четко нанесла конкретные удары. Это его весьма отрезвило. И спустя несколько суток он извинился и сказал, что да, он не прав.
— И часто вы так дискутируете?
— Это был единичный случай. Остальные просто перестали приближаться ко мне. Господин Ляшко всегда выбегает к трибуне с желанием подраться, но когда я выхожу, он сразу задает мне вопрос: «Оксана, ты шо, мине бытии будэшь?». Я говорю: «Нет, я тебя так задушу. В объятиях». И он ретируется.
КАК АМЕРИКА НАГИБАЕТ ЕВРОПУ
— Вы также были единственным членом украинской делегации в Европарламенте, который голосовал против резолюции, осуждающей Россию в связи с кризисом на Украине. Почему?
— Меня обвинили на моей родине, что это было непатриотично. Но я голосовала так не потому, что мое желание было защитить Россию. У России свои задачи. Ведь что такое ОБСЕ? Это Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе. В Европе! И в этот момент появляются американские делегаты, которые вносят свою резолюцию против России. А у меня, как и у других коллег по ОБСЕ, возникает вопрос – мы тут Европа, а вы здесь при чем? Почему мы должны голосовать за какую-то резолюцию, предложенную с другого континента, где с экранов издалека смотрят, что у нас тут происходит. Я и проголосовала против. Хотя многие другие, думающие так же, просто промолчали.
— Почему, на ваш взгляд, США вылезли со своей резолюцией?
— Для меня понятно: Россия — геополитическое ядро, способное вокруг себя всех объединить. Это Америку мало устраивает, потому что нужны рынки сбыта, своя гегемония мировая. Это все диктуется экономической целесообразностью для этой страны.
Так получилось, что эта война между Россией и Америкой пришлась на территорию Украины. В частных диалогах с моими коллегами из Грузии, которые приближены к команде Саакашвили, приходится от них слышать: «У Украины великая миссия, вы должны сыграть на то, чтобы Россия распалась!» Странная позиция, но ее многие поддерживают и у нас, в Украине. Нам, по-моему, пора отрезветь. И понять, где наши интересы. Однозначно не в том, чтобы ссориться с соседом. У нас зависимые экономики,. мы на одной лестничной клетке. Ни вы на Марс не переедете, ни нас туда не переселят.
«В СОЗНАНИЕ ВБИТО, ЧТО РОССИЯ НА НАС НАПАЛА»
— А за закон о спецстатусе Донбасса вы как голосовали?
— За. Потому что это если и не мир, то прекращение войны. Я готова забыть обо всех недостатках Порошенко за этот закон. Человек, который несет в мою страну мир, не оглядываясь на собственный рейтинг, несмотря на то, что ему кричат и говорят в глаза, достоин уважения. Хотя бы за то, что этим действием Порошенко сделал попытку.
— Вы реально так думаете? Но ведь именно он начал полномасштабную военную операцию.
— Знаете, мы в очень сложном периоде. И вы ищете ответ на вопрос русского классика «Кто виноват?». А для нас важно сегодня «Что делать?».
— И все же.
— Каждый политик на протяжении 23 лет в Украине заботился только о собственном рейтинге. И в этом случае тоже было сначало выплясывание вокруг электората. Но живые люди не всегда могут понимать, что полезно для страны. Все думают: сегодня популярно это, значит, важно двигаться в эту сторону. Так начал карьеру и Порошенко. Потому что было ощущение, что вот-вот она, победа.
Знаете, процентов 80 Украины и сейчас желают победы над Донбассом любой ценой. Есть воинствующие настроения. Есть четко враждебное отношение к России. И оно сегодня доминирует в моей стране.
— Слушайте, но ведь в кошмарном сне такое не могло присниться – Днепропетровск и Запорожье воюют с Донецком и Луганском. Это как Рязань с Тамбовом! Это ведь ужас!
— Это вы понимаете так ситуацию. Сегодня в моей стране 80 процентов думают по-другому. Они считают, что это не мы друг с другом воюем, а Россия на нас напала. Это вбито в массовое сознание.
«ТАМ ВОЙНА УЛИЦА НА УЛИЦУ УЖЕ»
— А кто убивает мирных жителей, обстреливает и бомбит мирные города?
— Я приезжаю в Россию и вижу, как нацгвардия убивает местное население. Возвращаюсь в Украину, то же самое вижу, но говорят об ополченцах. Европейские каналы, надо отдать должное, последнее время ушли в более нейтральную позицию. Американские – понятно. Они копия украинского телевидения.
— А как же с логикой? Ополченцы сидят в городах и сами себя бомбят?
— Я вам сейчас не про логику рассказываю. Телевизор — зомбоящик. Я не могу сказать, что на сто процентов одна или вторая сторона правдиво дает информацию. Я была в первые дни в Донецке, когда господин Тарута, губернатор, уже потерял управление. Я и с ним встретилась, и с теми, кого стали называть сепаратистами, которые только что повесили российский флаг.
— И это восприняли как госизмену.
— Я не стала клеить сразу в лоб им сепаратизм… Попыталась разобраться: а зачем вы это повесили? Они объяснили: для них российский флаг – это демонстрация того, что они считают основой своей культуры. Истории. Духа. Я просила: а можно найти другие символы? А они говорят: почему на Майдане можно повесить европейский флаг? Почему там грузинский мог висеть? Почему туда могли приезжать американские чиновники и американский флаг висел? А нам нельзя? Мы что, изгои? Мы другого сорта? И здесь мне нечего ответить было.
А сегодня на Донбассе уже каждый взял ружье и просто защищает свою семью. Там война улица на улицу уже, территория на территорию.
«ЛУГАНДОНЫ И ДАУНБАССЫ»
— На Украине население восставших регионов обзывают «лугандонами» и «даунбассами». Вы считаете, они могут жить после этого в составе единой Украины?
— Я — уроженка Винницкой области. У меня отец украинец, а мама русская. Вот и считайте, какая я. Песня, которой меня учил дедушка, раненый под Сталинградом, — это «Катюша». Украинцы — как дети от разных отцов. Но они одинаково любимы. И нельзя допустить, чтобы они друг с другом передрались.
Годами в угоду кому-то пытались соединить Украину на единой истории. Да, есть Западная Украина, у нее своя история. Но это не значит, что нужно перечеркнуть историю тех народов, которые ассоциируют себя с ярким советским периодом, с русским народом.
Сейчас мы похожи на капризного ребенка, который имеет свое представление о мировом устройстве. И хотим, чтобы непременно было только так, как мы представляем. Чтобы пришел кто-то, кто все исправит за один день. Общество начнет выздоравливать, когда люди этого не получат и поймут, что надо закатывать рукава и меньше слушать популистов. Но мы быстро взрослеем.
— Только вот капризы очень жестокие.
— Да. И это неизбежно заставит задуматься: зачем нам предложили войну? Для чего она нужна? Чтобы отвлечь от нашей поломанной экономики? Или от драки в политических элитах, которые годами не сходят со сцены? И меняются просто местами. А приходя к власти, делают то же самое, за что они критиковали тех, кого они убрали с престола.
— Но у партии Тимошенко на выборы первым номером в списке идет летчица-наводчица Надежда Савченко, которая грозилась пленных из Луганщины на органы продать.
— Да, сколько всего пережили, а не учимся. Сегодня все политические проекты на Украине — на злобу дня. Я тебя слепила из того, что было. Смотрим по кликам в соцсетях, вот эта личность популярна – ее и берем в список. У всех партий первыми номерами — полевые командиры, герои газет.
Увы, это запрос общества.
— Так что дальше?
— Выпала доля для моего народа такая… Я убеждена, если мы поняли, что эффективного развития дальше нет, стране надо разбиться на регионы.
Я думаю, это еще не конец.. Мы должны стать рациональными. И жить по принципу: нет друзей, нет врагов. Есть интересы. Перестать всех вокруг обвинять в своих ошибках.
Но, к сожалению, есть ощущение, что нынешнюю горькую чашу мы испили еще не до дна.

Александр ГРИШИН

Оставить комментарий