6 продуктов, которые нужно включить в рацион с наступлением холодов

Столбик термометра неудержимо падает, и перед нами встает главная задача осени: согреться. Для этого не только нужно одеться потеплее, требуется еще и питаться правильно. Какие продукты нужно срочно вводить в рацион с наступлением холодов?
Правила питания во время холодов довольно просты: максимум калорий мы сочетаем с максимумом пользы. То есть выкидываем все источники «пустых» калорий: булочки, рафинированные продукты. На смену им берем то, что принесет нам витамины, полезные жиры, нужные минералы. И не забываем про то, что зимой нам нужно несколько больше белка, чем летом. Они и лучше насыщают, и перерабатываются в нужное количество углеводов, и выступают как строительный материал для организма. И не оседают на талии. Поэтому обращайте больше внимания на сезонные овощи и фрукты, добавляйте к ним рыбу, мясо птицы и нежирную телятину и говядину, обязательно ешьте каши – и холода для вас станут более теплыми.
Свекла, морковь и другие корнеплоды
Если нужно и наесться и получить максимум питательных и полезных веществ – обращайтесь к корнеплодам. Свекла, морковь, репа, брюква – все они великолепно насыщают и питают, содержат много нужной нам клетчатки, а также сахара, дающие энергию. Не забывайте картофель, который осенью находится в своей лучшей форме в плане полезности. В нем очень много калия и витамина С, что благотворно влияет на состояние сосудов.
Морская рыба
О полезных жирах рыбы написано уже немало. Полиненасыщенные кислоты Омега согревают, питают, улучшают состояние кожи и волос, укрепляют нервы, борются с холестерином и улучшают сосуды. И, разумеется, жирная рыба дает нам очень много белка, что необходимо в холодную погоду.
Имбирь
Как и большинство пряностей, имбирь оказывает сильное согревающее действие. Его можно добавлять в чай, делать с ним соусы, даже варить бульон. Легкий острый вкус очень украсит любое теплое блюдо. Но имейте в виду, что перед тем как пойти на улицу, не стоит есть слишком острые блюда и пить пряные напитки. Они окажут излишне разогревающее действие, и вы выйдете на холод как после бани, так и простудиться недолго. Пряности лучше есть после того как вы вернулись с прогулки. Тогда они помогут согреться и избежать простуд
Злаки
Самый лучший завтрак в холодное время года – теплая каша. Она надолго согреет и придаст сил. Лучше всего делать кашу из нерафинированных круп: необработанного риса, перловки, гречки, отлично выступают кукурузная каша, пшенная с тыквой. Злаки нужны нашему организму как главные источники витаминов группы В, кроме того в них находятся кальций, магний и фосфор, которые отвечают за хорошее настроение и помогут бороться со стрессом и апатией.

Жирная птица

Мясо гусей и уток в зимнее время выступит как настоящая грелка. Оно и калорийное, и белка, необходимого в холод, содержит много, и к тому же жирное. Кроме того, в гусином мясе содержится очень много полезных веществ: кальций, цинк, железо, витамины группы B (В6, В1, В2), витамины А и С. Регулярное употребление гусятины успокоит желудок, очистит организм от токсинов, избавит от диареи, вылечит нарушения работы селезенки.

Какао

Самый востребованный напиток осени. А все потому, что и согревает, и настроение повышает. В какао-бобах содержится очень большая доза триптофана. Есть в них также и бодрящий кофеин, чтобы вы могли проснуться от зимней спячки и начать действовать.

Мария Тихменева

Как угоняют машины?

Рассматриваем способы взлома и защиты «стальных коней»
Технический прогресс не стоит на месте. Автовладельцам он подарил множество способов защиты «стальных коней» от посягательства злоумышленников. Но и автомобильные воры не остались без инновационных «подарков».
Удлинители сигнала, код-грабберы, «глушилки»
По статистике, сегодня наибольшей популярностью у автомобильных воров пользуются удлинители сигнала штатного ключа. Именно с помощью этой «штуки» чаше всего угонялись автомобили. В «зоне поражения» оказываются те машины, которые располагают системой комфортного доступа в салон.
Злоумышленники чаще всего работают в паре. У обоих есть специальные устройства, которые могут считывать и воспроизводить сигнал электронного ключа. Добыча данных происходит следующим образом: первый злоумышленник, под каким-либо предлогом, приближается к автовладельцу на расстояние в пару-тройку метров, а второй ловит сигнал. Затем остается лишь открыть авто и завести его.
Очень похоже работают и код-грабберы. Это устройства, которые «умеют» перехватывать команду, идущую с сигнализации, и позволяют преступникам проникнуть в автомобиль. Проще говоря, когда автовладелец нажимает кнопку закрытия дверей на брелке, у вора появляется копия сигнала. Примечателен следующий факт. Раньше таким способом угоняли лишь дорогие машины, а сейчас под удар попадают автомобили вне зависимости от цены и престижности.
Но, в отличие от того же удлинителя сигнала, код-грабберы работают не так «чисто». Понять, что кто-то пытается перехватить сигнал, можно по поведению брелка сигнализации.
Дело в том, что когда код-краббер ловит сигнал, он сразу же глушит его. Отчего владельцу авто кажется, будто «сигналка» начала тупить, и ему приходиться несколько раз нажимать на кнопку. Поэтому, если автомобиль вдруг не закрылся с первого раза, и такого раньше не случалось, это повод задуматься: не приглянулся ли кому-нибудь ваш «стальной конь»? Ну, и принять меры предосторожности. Даже если тревога окажется ложной, хуже точно не будет.
Похоже действуют и «глушилки». Только они не считывают и не копируют сигнал, а просто его блокируют. Из-за этого сигнализация не может включиться. В таких случаях автовладельцы думают, что в брелке просто села батарейка — и закрывают авто на ключ. Собственно, этого и добиваются злоумышленники. Поскольку для матерых воров вскрыть замок и завести авто — плевое дело.
Кстати, если рассматривать так называемые механические способы угона, на первом месте идет как раз взлом двери. По статистике, в каждом пятом случае угонщики попадали в салон именно таким способом. На втором месте — банальное разбитое стекло. В 15% случаев угонщики не церемонятся, и пускают в ход камень или кирпич. Интересно, что далеко не всегда злоумышленники разбивают стекло именно на водительской двери. Иногда «достается» и задним стеклам.
Наконец, один из самых сложных методов проникнуть в машину — это использование устройства, позволяющего подключиться непосредственно к CAN-шине автомобиля. Благодаря этому можно «вырубить» штатную сигнализация. Но процедура осложняется тем, что злоумышленнику необходимо просверлить небольшое отверстие в водительской двери.
Казалось бы, эта процедура требует определенного времени, специфических знаний и сноровки, и потому доступна немногим ворам. Однако, по статистике, около 10% случаев проникновения в авто происходит благодаря этому способу. А угоняются чаще всего Lexus, Toyota и немецкие машины — Audi, Volkswagen, BMW, Opel.
Когда преступник попадает внутрь автомобиля, то завести его не является трудной задачей. На помощь злоумышленнику могут прийти все те же электронные перехватчики сигналов, либо «киношный» метод — замыкание проводов зажигания.
Наиболее маститые угонщики заводят машины электронным способом, с помощью гнезда диагностики. Им же обычно пользуются мастера СТО, чтобы получить информацию о машине.
Способы защиты
Чтобы злоумышленники не смогли воспользоваться гнездом диагностики, можно в нем поменять местами «ножки». Из-за этого «фокуса» электронный прибор вора просто сгорит. А работникам автосервиса это не принесет каких-либо трудностей, поскольку они смогут подключиться к «мозгам» машины при помощи специального переходника.
Вообще же, существует немало способов хотя бы частично обезопасить свой автомобиль от посягательств извне. Один из самых популярных методов защиты — это установка поисковой системы. Небольшой по размеру датчик можно спрятать, куда душа пожелает. И, что важно, это никак не скажется на его работе. Датчик будет определять местонахождение авто по GPS, и передавать данные по GSM. Плюсов у такого «охранника» много. В зависимости от настроек он подает сигнал с необходимой частотой (например, два раза в сутки), из-за этого датчик трудно обнаружить даже самым «продвинутым» злоумышленникам. Поскольку чаще всего их сканеры датчик «не видят». А после того, как преступник перестает глушить сигнал, он моментально срабатывает.
К тому же, сейчас много самых разнообразных механических замков, которые могут поставить в тупик даже опытных угонщиков. Ставятся они на колеса, педали, коробку передач, руль. А поскольку в последнее время многие автовладельцы все больше доверяют электронным охранным системам, игнорируя механические, то и у преступников далеко не всегда найдутся специальные приспособления для взлома.

Павел Жуков

Репортаж из Сирии. Российская авиабаза в Латакии

Авиабаза, собранная в голом, каменистом поле за считанные дни, могла бы сама пройти по статье «достижения» или трудовые подвиги. Впервые в жизни, в месте временной дислокации нашей армии, я не увидел провисших палаткок-брезентух, сортиров из ящиков от снарядов, электропроводки на палках от швабр и алюминиевых умывальных корыт на десять сосков. База разместилась в контейнерах с кондиционерами и окнами-стеклопакетами. Сортиры и душевые сложили из шлакоблоков, а проводку спрятали под свежий асфальт. И в шатре-столовой повесили огромные телепанели. Родина отдала своим воинам, стоящим на дальних рубежах, самое лучшее, что у нее есть. И в первую очередь — технику. Этот день мы посвятили уникальному самолету «четвертого поколения» СУ 30 СМ .

По рулежной дорожке авиабазы невозможно проехать — все время приходится принимать вправо и пропускать только что приземлившиеся самолеты. Здесь их обслуживают, заправляют, пополняют боекомплекты.

Мы оказались возле самолета со сложным названием СУ 30 СМ 4++ в тот момент, когда его почти подготовили к боевому вылету. Экипаж самолета шел к нам навстречу.

Летчики по традиции не показывают своих лиц, но не против съемки, хотя у авиаторов это одна из дурных примет — съемка перед боевым заданием.

Задача у экипажа СУ 30 — прикрывать штурмовики, находясь над ними на высотах от 6 тысяч метров. Вообще потолок у этого самолета — 16 тысяч метров. Скорость от 2000 километров в час, до 3000 (без вооружения на пилонах).

Техники делают летчикам краткий доклад о состоянии самолета и вместе начинают обход машины.

Все касаются рукой ПВД — «приемника воздушного давления». С его помощью измеряется скорость самолета.

Второй пилот тоже соблюдает традиции. Пока мы смотрим на эту мистерию, кто-то из техников рассказывает, что самолет этот считается новой машиной — летает с 2012 года. До этого СУ 30 поставляли в Индию, поэтому индекс звучал так: «Модернизированный коммерческий индийский». Для нашей армии машину серьезно доработали.

Летчик дотрагивается до сопла двигателя ракеты «воздух-воздух». Нам, из-за секретности не сказали какой марки эта ракета, какие у нее характеристики, но судя по прозрачному пластиковому обтекателю, у нее лазерное наведение.

Вообще весь самолет набит электроникой, о чем говорит индекс 4++ в ее названии. На самолете стоит радиолокационная база «Барс», которая сопровождает до 15 целей на проходе и точное сопровождение 4 целей. Способности у «Барса» такие — дальность захвата истребителя 140 км, группы танков — 50 км.

Подъезжает заправщик, значит, до взлета осталось минут 30-40.

Наверное, это самая главная «фишка» этого самолета, двигающиеся сопла, изменяемый вектор тяги. Машина способна выполнять управляемый штопор, проход в горизонтальном полете на малой скорости с углом тангажа 60 градусов, стянутую петлю Нестерова.

Ракета «воздух-земля», дальность поражения цели 60 километров.

Пилоты занимают свои места в кабине. Кабина раскалилась за два часа стоянки. Вылеты короткие, и техники говорят, что она не успевает остыть. Жарко даже на высоте.

Сейчас наша авиация работает на севере Сирии в приграничье Турции, так же, бомбят позиции боевиков под городом Хомс. Они имеют важнейшее стратегическое значение — боевики постоянно пытаются отрезать Латакию от Дамаска.

Пропускаем приземлившегося «грача», который не сбросил на противника две бомбы. Это к вопросу о том, что российская авиация бомбит как попало и что угодно. (Справа под крылом бомба ФАБ500, слева от нее — дополнительный топливный бак — прим.авт.)

Колпак кабины закрывается… По инсайдерской информации подтвержденной съемкой бортовой телеметрии, боевики любят посмотреть «что там летит в небе?». Авиабоязнь у них пока не сформировалась. Нет и средств ПВО. Мы осмотрели два десятка самолетов — ни на одном не было характерных следов от осколков зенитных снарядов. Небо пока за нами. И в этом небе — лучшие в мире самолеты. Простите за пафос.

Спецкор «КП»

Донбасс в режиме «Сомали»

Вот уже полтора месяца как в Донбассе официально действует двусторонний режим прекращения огня. Количество перестрелок на фронте резко снизилось, а в конце сентября представитель ДНР Денис Пушилин и вовсе заявил об окончании войны. Как реально политические договоренности отразились на жизни бойцов на линии соприкосновения, корреспондент «Газеты.Ru» разбирался на месте.
Блокпост на улице Стратонавтов занимают ополченцы из бригады «Сомали» командира Михаила Толстых с позывным Гиви. Справа — Октябрьский район, сильно пострадавший от боевых действий, а слева — частный сектор, за которым донецкий аэропорт. Дорога превратилась в границу — между брошенными домами и теми, где жизнь еще осталась. Люди добираются сюда только на машинах и стараются уезжать засветло.
Октябрьский район мог пострадать гораздо больше, если бы не частный сектор: заборы принимали на себя основную массу осколков от снарядов и мин, и некоторые из них целиком снесены взрывной волной. От одного такого забора остались только ворота, настежь распахнутые взрывом. На дороге лежат обрывки проводов и поваленные столбы ЛЭП, асфальт местами разбит, а тротуар выщерблен. Под резкими порывами ветра хлопают огромные металлические пластины билборда с истершейся рекламой.
Этот блокпост — последний в черте города. Километрах в пяти от него уже проходит линия разграничения. В отличие от прошлого года, слова «передовая» или «фронт» здесь уже почти не используются.
Вместо шлагбаума поперек улицы натянута веревка с тряпицами цветов флага ДНР. Мешки с песком, служившие для прикрытия от обстрелов, убраны — блокпост уже больше месяца как в «мертвой зоне». По сторонам дороги стоят кресла с продавленными сиденьями и отломанными ручками. В старинном белом плетеном кресле сидит командир с позывным «Кочевник» и дочитывает сборник американской фантастики. Ему нравятся «космические оперы», межзвездные полеты и галактические войны. «От реальности отвлекает», — поясняет Кочевник, предлагая чай из чашки без ручек.
Дежурят на блокпосту четырехчасовыми сменами по пять человек. В соседнем переулке боевое расположение «сомалийцев». Примерно раз в полчаса оттуда или туда проезжают машины — кто-то едет ночевать в город, а кто-то возвращается в часть. Улица Стратонавтов пустая, и двести по встречной здесь вполне обычное дело.
До режима тишины ополченцы выезжали на «бэхе» (БМП) на «охоту» — проехать через поле в сторону позиций ВСУ, чтобы вызвать огонь на себя и обнаружить огневые точки противника. Сейчас каждую такую «охоту» — как и ответный обстрел — надо согласовывать. На продавленном кресле ополченец с позывным «Клюв» из Макеевки рассказывает про последнюю «охоту»: «один раз нас из „мухи“ подбили, ничего, все живы, даже „бэху“ не бросили».
Другой ополченец, с позывным «Кочевник», рассказывает про себя, что сам из Иловайска, в ополчении с начала войны, до этого работал строителем, хотел поступать в университет, но денег было мало. «Я еще музыкант, шахматы люблю, мастер спорта», — добавляет он.
Борьба с мародерами и незаслуженные награды
Через шлагбаум Кочевник пропускает «девятку». Люди едут в разрушенный дом за стройматериалами. Следом к блокпосту подходит женщина средних лет, говорит про мародеров, пришедших ночью: «Мы заперлись в комнате, а они до утра шарили, муж с монтировкой вышел, напугал, они убежали. А сейчас слышу — телефон звонит, но не наш, ихний, они забыли. Я взяла, они мне говорят, что еще вернутся и чтобы мы с мужем из дома ушли, иначе нам плохо будет».
Кочевник вызывает по рации часть. Через пять минут из переулка выезжает красная «семерка» с тремя ополченцами — женщина садится в машину, «семерка» уезжает.
К вечеру темнеет, и со стороны города подходят двое — мужчина и женщина в рабочем комбинезоне. Они также рассказывают про мародеров: к соседскому дому с обвалившейся крышей подъехал человек, представившийся ополченцем «Востока». С ним была женщина, уверявшая, что собирает вещи мужа. «А я знаю семью, которая жила там, и не они это вовсе», — говорит свидетельница.
«За мародерство тут жестко (наказывают. — «Газета.Ru»), — говорит ополченец Завхоз. — Чтобы не портить репутацию. Для мирных жителей люди в форме — они все одинаковые. Подразделения-то все разные».
До линии разграничения меньше часа ходьбы по пустой улице Стратонавтов. «Стратонавты» — это же как космонавты, только по-американски. Вот у нас и пусто, как в космосе», — шутит ополченец Арбуз. На позициях у Песок кроме «Сомали» располагаются еще «Спарта» и «Восток».
«На передовой сейчас «востоковцы», командир — Мрак, из казаков, — рассказывает Завхоз. — У них собака есть, Адмирал зовут. Он, когда стрелять начнут, первым все слышит, и люди спрятаться успевают. Талисман такой. Его один раз ранило, так всей группой выхаживали. Они на линии тоже редко сменяются. Привычные».
Кочевник говорит про новые наспех сколачиваемые формирования. Ополченцам обидно, что многие с фронта ходят с автоматами по городу, не снимая формы, и рассказывают байки про свое геройство. «А есть такие кренделя: выдали ему форму, а он ни разу на боевом дежурстве не был, он даже не знает, что это такое, он сюда не за этим пришел, — вспоминает один. — Он там пьяный по городу шляется все время, рассказывает, какой он герой. Отчебучит чего, а люди смотрят, а это ж сарафанное радио… А потом идешь, а он на тебя так глядит, что дай ему автомат — и он сам тебя застрелит».
«У меня жена в ночном магазине работает, так алкаш какой-то хотел погрубить… — рассказывает Завхоз. — Она говорит: «Полицию вызываю». Адрес записали, говорят: «Выезжаем». Проходит минут двадцать, никто не едет. А он все так и стоит, настроен был, чуть дверь не выломал. И еще минут через двадцать опять жена звонит, говорят: «Сейчас машинка освободится — выедет». Через двадцать минут они перезванивают, а алкаш тот уже ушел, а они говорят: «Да у нас, знаете, свободных машин нету».
На блокпосту на улице Стратонавтов понимаешь, что Донецк — все еще прифронтовой город, а многие из тех, что возвращаются с оружием в руках, не знают, что делать с ним. Ополченцам, находящимся практически на передовой, приходится совмещать обязанности солдат и милиции.
Заводят разговор про награды. Ни у Клюва, который был под Широкино, ни у Кочевника из Иловайска наград нет. На передовой их снимают — то ли из суеверия, то ли чтобы не привлекать лишнего внимания снайперов противника, — но эти ополченцы, несмотря на участие в боевых действиях, пока не награждены.
«А в России, говорят, в магазин заезжаешь, а там по пятьсот рублей ордена и медали любые», — жалуется Кочевник.
«Все награды, все, которые у нас есть, все продается! — негодует Арбуз. — Шевроны и нашивки, говорят, любые. Я говорю: «А „сомалийские“ есть?» Продавец говорит: «А вот с этим туго». Но нет, искал-искал, вроде нашел. Ты представляешь, каково человеку, который руку или ногу потерял за этот крест? Что он для него значит? И вот зайти в такой магазин».
Под «крестом» подразумевается Георгиевский крест — солдатская награда, учрежденная Игорем Стрелковым 29 мая 2014 года. До Золотой Звезды Героя именно стрелковский «Георгий» был высшей наградой в ДНР, и отношение к нему особое, с ностальгией по Стрелку.
Официально Народное ополчение Донбасса переименовано в Республиканскую гвардию, но военнослужащие по-прежнему называют себя ополченцами — да и сложно их воспринимать по-другому.
Кочевник рассказывает о начале «Сомали» так: «Людей не хватало, оружия. Нам и говорят: „Вы как пираты — грязные, заросшие, кто в чем и кто во что горазд“. И потом собрание, комбат и говорит: „Ну, раз пираты, так давайте уж сомалийские“.
»Сомалийцы» известны по боям за донецкий аэропорт. Арбуз рассказывает, что новый семиэтажный терминал в аэропорту классный был, да вот только слишком хорошая цель, стоял на возвышенности. С него начинался обстрел «Градами» по дуге — аэропорт, улица Стратонавтов, Киевский район — и в обратном порядке. На эти три цели хватало залпа одного пакета.
Сейчас на линии соприкосновения тихо. Из минометов в основном бьют к вечеру. По словам ополченцев, раньше мог подъехать танк и ударить прямой наводкой.
«На второй день, когда я приехал, так и обстреливали. Лупит сначала по терминалу аэропорта, потом резко разворачивается, где-то метров в шестистах от нас — и как дал! Они в паре работают. Пока один прикрывает, другой перезаряжает. У них же здесь все пристреляно. — Кочевник показывает на поле в сторону Песок, за разрушенным частным сектором. — Даже минное поле их. А когда все закончится, кто разминировать будет?»
Ополченцы предпочитают не говорить о том, что нынешний режим долгой тишины, возможно, и есть тот самый «конец».
После того как прошла война, здесь оглушительно тихо. На районном кладбище, что расположено по соседству, уже почти год не хоронят. Сквозь огромные дыры в ограде просвечивают могильные кресты. Предупреждающий знак с надписью «Водитель, впереди опасный участок движения» ополченцы из «Сомали» оставили шутки ради: «Если танчик ВСУ на этой дорожке покажется, обратно ему уже не уехать».
Бойцы уверяют, что стреляют только в ответ на сильный огонь с позиций ВСУ и к украинским срочникам, в отличие от добровольческих батальонов, относятся нормально.
«Тут скучно. Когда нечего делать, самое то — напиться бы, — подытоживает Кочевник. — Круглые сутки сидишь грязный, немытый. В этих креслах и спим. Так дни и проходят — встал, поел. Через месяц отпускают тебя на день-два, ну если что-то там особое — сын родился, знаешь, — то десять дней. Вот и идешь. А я вообще растерялся — выехал в город, так там движение, куча людей, не знаю, что мне делать. Сел, покурил, отдуплился, думаю — надо ехать. Да, и за сигаретами тоже — у нас их не хватает».
«Волонтеры» «Сомали»
Сразу за блокпостом возвышается «девятка» — бывший девятиэтажный жилой дом, ставший расположением «сомалийцев». Во время боевых действий здание было заброшено — сейчас его обживают снова.
Во дворе сложены армейские ящики с боеприпасами, здесь же стоит накрытый маскировочной сеткой танк. На нижних этажах живут бойцы батальона, выше находится административно-хозяйственная часть.
По словам ополченцев, в «Сомали» сейчас около трехсот человек, из чего можно предположить, что батальон практически всем боевым составом расквартирован именно здесь. После введения режима тишины основная часть «сомалийцев» несет дежурство на блокпостах, расположенных на большом расстоянии друг от друга.
На первом этаже «девятки» вдоль плохо освещенного коридора тянется ряд дверей с выбитыми замками — это бывшие квартиры дончан, которые сейчас занимают ополченцы. Практически вся мебель из них вывезена.
В однокомнатной квартире в «девятке» голые стены и десяток матрасов на полу, пара табуреток, старый и постоянно работающий телевизор. Если повезет, то в коридоре можно найти и такой же старый холодильник. Люди спят прямо на матрасах вместе с оружием, едят и курят здесь же, садясь на матрас и раскладывая еду на табуретках. Водопровод и канализация не работают, поэтому туалет находится на улице, а воду для бытовых нужд приносят в ведрах, которые стоят тут же на полу.
Пришедшие с дежурства ополченцы напоминают чем-то каторжников, вернувшихся с работ. Они устали, медленно двигаются и не хотят говорить — в отличие от моих собеседников на блокпосту.
Молча покурив, перекусывают консервами и ложатся спать под звуки телевизора. На происходящее рядом они не обращают никакого внимания, как будто это их не касается.
Из обрывков разговоров становится понятно, что бойцы недовольны перемирием, считают сложившуюся ситуацию бессмысленной (хотя об этом упоминают очень осторожно) и хотят воевать — вместо бесконечных дежурств с перерывами на отдых в расположении. Людей в батальоне не хватает. Уйти по собственному желанию из «Сомали» довольно трудно, а рядовому — практически невозможно.
Ополченцы, чьи родные и близкие остались на территории Донецкой области, контролируемой ВСУ, воспринимают прекращение боевых действий как предательство в прямом смысле слова. Немногие из них сохраняют своеобразный оптимизм: мол, такое положение дел продлится недолго и вновь начнется война. Другие хотят войны до победного конца, а кто-то — просто мира.
Кроме расквартированных «сомалийцев» в «девятке» также живут «волонтеры». Это бездомные, пьяницы и разного рода «подозрительные», задержанные за несоблюдение комендантского часа или нахождение в нетрезвом состоянии в районе ответственности «Сомали». Их отправляют на принудительные общественные работы: уборку помещений и территории, погрузку-разгрузку вещей и сортировку грузов и тому подобные работы.
В среднем «волонтеров» отпускают через две недели, но часть из них рано или поздно возвращается, а некоторые находятся — вероятно, не по доброй воле — в «девятке» постоянно.
Пока я был в расположении, один «волонтер» сбежал, но, по словам ополченцев, этот побег не имеет смысла — все его документы остались в части, так что в скором времени его задержат на одном из блокпостов и привезут обратно.
Вечером в часть прибыл командир батальона Гиви (или, как его называют «сомалийцы», Батя). Батя приехал на «девятку» в двенадцатом часу ночи, на белом внедорожнике с ростовскими номерами. Охраны с ним не было, рядом сидела блондинка и курила дамскую сигарету. Батя вышел из машины, на скорую руку провел во дворе дома построение, в котором участвовало человек десять из дежуривших, отдал какие-то распоряжения и быстро уехал — блондинка едва успела докурить.

Газета.Ru

Торрент-пираты блокированы навсегда

Мосгорсуд заблокировал доступ к 13 сайтам, содержащим нелегально распространяемый видеоконтент. Об этом «Газете.Ru» сообщили в пресс-службе суда. В числе подвергшихся блокировке сайтов оказались известные торрент-трекеры rutor.org и kinozal.tv. Впервые в России доступ к ним перекрыт «на постоянной основе».
В роли истца выступила основанная режиссером и продюсером Тимуром Бекмамбетовым производственная компания «Базелевс дистрибьюшн». Изначально по иску проходило 14 ответчиков, но один из ресурсов в итоге сумел избежать блокировки.
На судебное заседание не явились представители ни одной из сторон, так что в зале присутствовал лишь представитель Роскомнадзора.
Помимо rutor.org и kinozal.tv под блокировку попали wood-film.ru, tushkan.net, dream-film.net, bobfilm.net, kinokubik.com, kinobolt.ru, torrentor.net, seedoff.net, tv.serial-online.net и еще несколько пиратских ресурсов.
Больше всего шансов избежать блокировки было у Kinozal.tv, который в июне 2015 года предоставил Роскомнадзору прямой доступ к своим системам.
«Вечная» блокировка грозит еще одному крупнейшему в России торрент-трекеру — RuTracker. Соответствующее требование уже передали в Мосгорсуд различные музыкальные компании. Глава Национальной федерации музыкальной индустрии (НФМИ) Леонид Агронов тогда отметил, что рассмотрение дела может занять пару месяцев.
И несмотря на последующее заявление пресс-секретаря Роскомнадзора Вадима Ампелонского о том, что правообладатели встретились с представителями RuTracker и могут отозвать свой иск, судьба Kinozal показывает, что шансы избежать блокировки у торрент-трекера невелики.
По словам главы думского комитета по информационной политике Леонида Левина, блокировки являются наиболее эффективным способом борьбы с распространением нелегального контента.
В июне он заявил, что с начала действия Антипиратского закона легальный рынок видеосервисов за год вырос на 58%, а количество потребителей легального контента увеличилось на 50%. «Большинство людей начинают привыкать, что если они хотят посмотреть в сети какой-то ролик, то находят легальные площадки», — подчеркнул он.
Помимо блокировок, пиратские ресурсы планируется лишить рекламных доходов. Так, в среду 14 октября правообладатели, рекламные агентства и ассоциации интернет-индустрии договорились о начале совместной работы в данной области. Об этом «Газете.Ru» рассказал источник, близкий к разработке мер по борьбе с пиратством.
По его словам, рекламщикам был передан список из 5 тыс. сайтов, где, по мнению правообладателей, размещается пиратский контент.
Ранее с похожей инициативой выступал и замминистра связи Алексей Волин, пообещавший предоставить список компаний, размещающих свою рекламу на пиратских сайтах. Таким образом, по его мнению, можно было сыграть на имидже брендов, показав их в негативном свете как пособников пиратства. Это, в свою очередь, заставило бы их уйти с ресурса и перекрыть поток финансирования.
Предпринятые меры Мосгорсуда по блокировке ресурсов положительно оценил глава ассоциации «Интернет-видео» Алексей Бырдин.
«На данный момент вечная блокировка сайтов — самый доступный и эффективный метод борьбы правообладателей с пиратством. Есть более эффективные методы, но они на данный момент недоступны. Существенный вклад в борьбу, например, внес бы запрет индексации пиратских ресурсов в поисковиках.
На мой взгляд, конечно, наличие бесплатной альтернативы (нелегальной) является фактором, сдерживающим развитие легальных сервисов.
В сферах, где нет пиратского контента (Smart TV, например), пользователи активно покупают легальное. То есть, российские пользователи готовы платить за контент», — рассказал «Газете.Ru» Бырдин.
Противоположной точки зрения, однако, придерживается главный аналитик Российской ассоциации электронных коммуникаций Карен Казарян.
«Определенно, блокировка не поможет в борьбе с пиратством. За прошедшие пару лет пользователи неплохо научились обходить запреты, а на каждый блокированный пиратский ресурс появляется два новых. Все методы обхода на сегодня широко известны и доступны для тех, конечно, кому это надо. Что касается попыток таким образом популяризировать легальный контент, то мне не довелось увидеть ни одного исследования, которое бы говорило о том, что блокировка позитивно влияет на популярность легального контента», — рассказал эксперт «Газете.Ru».
По мнению Казаряна, единственный способ борьбы — предлагать доступные ресурсы с вменяемыми ценами и своевременно появляющимся контентом.
В таком случае «пиратить» останутся только те, кто и так бы ничего не купил, или те, кто скачивает с торрентов такой контент, которого нет в легальном доступе.
И если с легальной музыкой и сериалами дела в России обстоят уже лучше, то с фильмами ситуация пока не столь радужна. Не решена проблема релизных окон, а легальные киноплощадки зачастую уступают в качестве пиратским.
«Как бы то ни было, мы всегда выступали против блокировок. Подобные действия ведут к возникновению ошибок и нарушению связанности сети. Это угрожает уже и легальным ресурсам. В перспективе недалекой блокировки могут привести к серьезным проблемам. Наша позиция в том, что необходимо создать вменяемы правила, которые не нарушат работу сети, и для такой работы нужны знающие люди», — рассказал аналитик РАЭК.

Газета.Ru