Чудесный ковер-самолет Хоттабыча

 Дорожка, укрытая выпавшим за ночь снегом, казалась сказочным коридором в неимоверно прекрасном лесу, созданным не иначе волшебником по какой-то своей магической надобности. Изящные ели и строгие сосны, одетые в белоснежные подвенечные наряды, казались сошедшими с рождественских открыток. Тройка, покажись она за поворотом, с Санта-Клаусом в санях, никого бы не удивила. Зимняя тайга. Впрочем, в этих местах её называт пармой. В меру морозно, пронзительно солнечно и ясно. Полярная ночь вступит в свои права через час или два.

 По дорожке продвигаются несколько десятков человек, уверенно направляющихся к какой-то, только им известной цели. Не толпа, хотя и идут растянувшейся гурьбой, разномастно одетые и с разнообразнейшей поклажей. Мужчины, женщины, дети. Скрип снега под ногами, гомон, смех.

 Во всем их облике явственно чувствуется непонятная сила, объединяющая их всех, окутывая аурой общности, общей причастностью к чему-то серьезному. И радость на всех без исключения, даже не улыбающихся лицах. Впереди их ждало явно что-то хорошее и долгожданное.

 Вот высокий, худощавый мужчина лет сорока, в черной нагольной куртке и слегка неуместной здесь фуражке с голубым околышем, оживленно беседующий со стройным блондином, облаченным в лётный камуфляж. За ними молодая, нарядная женщина, одетая совсем не по-таежному, с двумя детками, запакованными в шубы . Это командир отряда Сан Сеич и б/инженер Серёга С. со своим семейством. А вот инженер по СД, родом из черноморского города, фамилия которого совпадает с названием другого, но тоже черноморского города, что очень нравилось местным острословам. Молодая пара, прапорщик Лешка и официантка из летной столовой Рита, виновники первой свадьбы в нашем таежном гарнизоне. Не забыть мне армейский КАМАЗ, весь в грязи и разноцветных ленточках, с кольцами на кабине и куклой на лобовом стекле (до ближайшего сельсовета 8 верст по бездорожью).

 Людей было много, всего около семидесяти человек. Где-то там, среди них, приближаясь к заветной цели, находился и я.

 Лес, даже сказочный, когда-нибудь да заканчивается. Дорожка не подвела, вывела куда надо. Внезапно расступившийся лес открыл не менее впечатляющий пейзаж. Заснеженный простор, сверкающий в лучах клонившегося к горизонту светила. Знакомый до последнего закутка, и увиденный впервые, поражающий величием и целесообразностью. АЭРОДРОМ!

 Здесь и находилась цель, вынудившая стольких людей покинуть теплые жилища и пуститься в путь через заснеженный лес. Простой полковой «горбатый», или транспортный Ил-76, если иначе. Нет, не простой он был в этот день, 27 декабря 1991 года, совсем не простой. Чудесный ковер-самолет Хоттабыча, не иначе, способный перенести куда угодно. Большинству он дарил Новый год в кругу семьи, многим встречу праздника в цивилизации, в нормальном городе, без трескучих морозов и тайги, в благополучной еще Прибалтике.

 

 Все шло своим чередом. Лайнер усиленно готовился к вылету, суетились не на шутку, часть готовящих отбывала вместе со всеми на праздничном борту. Б/инженер Паша О. сосредоточенно докачивал крайнее ТЗ, вливая керосин под заглушку, все 90 тонн, чтобы хватило туда и обратно. Заправляться в Литве уже было проблематично. Паша — опытный и толковый технарь, прошедший многолетнюю наземную практику, но этот полет был для него первым самостоятельным в качестве б/инженера. Волновался вдвойне.

 АДОшник — капитан Валера Р., из бывших замполитов, но человек свой, изгнанный из комиссаров за порядочность и разгильдяйство, пытался рассадить пассажиров, устроить груз, но на него мало обращали внимание: и так все всё знают.

 Радистом пр-к Игорь Б.- лучший спортсмен части, специалист по части дефицитов, и просто хороший человек. Занят устройством жены и тещи в кабине экипажа.

 Подкатили и остальные члены экипажа. Экипаж сильный подобрался. Командиром п/п-к Боря Д. — опытнейший пилот, из тех, кто чувствует ситуацию, как говорят, «жопой». Помощником ст.л-т (возможно, капитан,точно не помню) Валера К. — талантливый пилот, подающий большие надежды. Штурманом ст.л-т (капитан?) Серега М. — не менее талантливый навигатор, балагур и весельчак.

 Наконец-то летим. Настроение предновогоднее, расслабленное, на борту обычная, слегка возбужденная атмосфера. Нормальная авиационная атмосфера, то есть легкий бардак, но в меру. В грузовом отсеке резвятся дети, взрослые тоже, не забывая о наступающем празднике, начинают закусывать, чередуя закуску с выпивкой. Вход в кабину экипажа почти свободный. Не обычный рейс гражданского аэробуса, где все сидят на строго указанных местах и еду приносят стюардессы, а обычный рейс военного борта, где все разместились как им удобней, едят и пьют то, что взяли с собой, и ходят по самолету как у себя дома. Группа из трех человек, включая и меня, разместилась в уютной нише недалеко от штурмана. Радуемся не меньше остальных, и под ровный рокот моторов ведем задушевную беседу, не без выпивки, конечно, закусывая заморскими деликатесами. НАТОвскими пайками — гуманитарная помощь, бля, разваливающейся российской армии от благодарного бундесвера.

 Идиллию нарушил встревоженный инженер по СД майор с черноморской фамилией, спустившийся из кабины экипажа и попросивший подняться меня наверх. Был я в ту пору старшим б/инженером — инструктором эскадрильи. Встревожился тоже, инженер по пустякам отрывать от стола не будет.

 В кабине все вроде как обычно, экипаж на месте, движки урчат, летим. Только приборы странно себя ведут. Стрелка указателя спойлеров мечется вверх-вниз, светотабло загораются то желтым, то красным, то зеленым, та еще новогодняя иллюминация. Топливная система в отказе, один суммарник работает. Судя по левой руке правака, периодически бьющей по переключателю вверху и слева от себя, «Рита» в истерике (речевой информатор, способный нежным женским голосом довести до инфаркта). Никто ничего не понимает, но летим. Сталкиваться с таким еще не приходилось, и что дальше делать, пока не знаем. В ход пошли инструкции, особые случаи в полете, не стесняясь, листаем книги, лететь еще три часа, а тут такие непонятки, и чем кончится, непонятно.

 Поднявшийся в кабину пилот Сан Сеич (как и многие — пассажир в этот раз), чрезмерно бледный, заставил мое сердечко биться значительно быстрее. Уж его-то из-за стола могло поднять только что-то неординарное. Он произнес всего несколько слов: «Володя, левая плоскость горит!» Горело хорошо, в районе закрылка.

 Сердечко уже не билось, оно просто куда-то упало. В голове пронеслось: «…системы пожаротушения там нет, кессоны полные, с таким весом сесть невозможно, аварийного слива топлива не предусмотрено… это все! Жопа!»

 Но ведь летим еще пока, надо что-то делать! Книги брошены, пошли в ход все помнящие руки и лихорадочно заработали мозги.

 Экстренное снижение, пламя сбили! Повторное воспламенение, очередное экстренное снижение. Командир, светлая голова, додумался: приказал отключить АЗСы левого закрылка. После этого больше не горели.

 Но наступила очередь чудить гидросистеме. Уровень гидрашки начал резко падать. Вначале не особенно переживали — есть ведь вторая, аварийная. Задергались когда и вторая г/система пошла на убыль. Этого не могло быть. Конструктивно так устроено, что этого не могло произойти. Но произошло.

 Снизили скорость и решили, пока есть гидрашка, хотя бы выпустить закрылки. Посадка с полным весом и с гладким крылом шансов на успех не имела никаких. Попытка не увенчалась успехом — несинхронный выпуск закрылков. Еле успели на остатках гидрашки вернуть их в исходное положение.

 Ничего необычного дальше не происходило. Не горим, не падаем, рули слушаются, двигатели как часы, а в перспективе посадка с запредельным весом без механизации, аварийный выпуск шасси и, может быть, Новый год. Если долетим, если опять не загоримся.

 Атмосфера на борту заметно изменилась. Экипаж уверенно вел самолет домой, советуясь с землей, однако толковых советов пока не получал.

 Боковым зрением ловлю жену и мать радиста (они сидели в кабине возле термосов) перекрещивающих не то кабину, не то экипаж. В грузовом салоне не лучше. Дети уже не бегают, прижаты материнскими руками к себе. Никто не ест и не пьет. Пробираясь в конец отсека по нужде, чувствую на себе напряженные взгляды, народ пытается понять по моему лицу, насколько хреновая ситуация.

 Три офицера, вольготно расположившиеся у входа в кабину, создали свого рода баррикаду с целью не допустить народ в кабину в случае паники, продолжают веселиться, выпивают и травят анекдоты… Своим бесшабашным видом пытались поддержать женщин и детей, создавая видимость нормального полета.

 До места долетели без приключений. Три часа кружили над городом, вырабатывая топливо. Что за эти часы передумали люди, трудно предположить. Впереди неизвестность, и могло быть всякое. Уходить из жизни никому не хотелось, многие наверняка молились про себя. И я тоже. Просил Господа, что бы это случилось на обратном пути, если по-другому невозможно, повидать детей, а потом уж ладно…

 

 Дождались и посадку. Шасси аварийно выпустились. Посадочная скорость на 100 км/час выше положенной. Пассажиры привязаны ремнями к лавкам по 5-6 человек. Спасибо экипажу, сели сказочно, притерлись как никогда.

 Лайнер на земле, в конце полосы. В кабине полное молчание и никакого движения. Неуправляемый самолет медленно, на малом газу начинает скатываться с ВПП на грунт. Только тогда пришли в себя. Живы…

 Людей посадили в автобусы и отвезли домой, экипаж и участвовавшие выпили за удачу тут же на борту и тоже поехали по домам.

 А в ДОСах нас уже встречали. Первыми были дети. С возгласами: «А вы что, не разбились?!» После этого меня по-настоящему проняло.

 

 Экипаж награжден орденами Мужества, радист медалью «За Отвагу».

 Командира корабля Борю Д. недавно видел в новостях ОРТ, на борту самолета, объясняющего что-то министру Обороны РФ Иванову. Помощник Валера К. — полковник, командир части, в отряде им. Ю.Гагарина. Штурман Серега М. там же, старшим штурманом части. Б/инженер Паша О. живет в Дальнем Зарубежье. Радист Игорь Б. инвалид, переживший прободную язву желудка и инсульт, обитает на Украине. Судьба АДОшника Валеры Р. печальней — 10 лет тюрьмы. Подставили. 5 уже отсидел.

 

 B. Испанец

Спортивные комментаторы НАШИ

Пожалуй, единственное, что отличает работу журналиста во время Игр ТАМ и ТУТ — это эффект присутствия.

 Не считайте сказанное очевидным — я имею в виду совсем не только возможность посещения соревнований. Волнение от постоянного, не прекращающегося адреналиного передоза. Только закончили играть одни — начали другие. Только выиграли в бадминтон, а там — борьба, только выиграли золото в дзюдо, а там уже — гимнастика. И все — свои, все — важны, все бьются, и все друг за друга. Я был в олимпийской деревне, и видел, как наши, приходя в штаб команды, спрашивают друг у друга про результаты, как они все болеют, и даже по возможности, смотрят…

 

 Когда находишься там, только если ты — не корреспондент, ты не видишь многого, работая в IBC — International Broadcasting Center, но ты видишь все — потому что на каждом углу мониторы многоканального олимпийского телевидения, и вся бригада канала время от времени собирается у какого-то из экранов, замирает, и смотрит — то на картинку из бассейна, то — с ковра…

 

 Корреспонденты — счастливчики. Работа у них очень тяжелая. Они видят лишь несколько видов — куда пошлют, видят живьем, и кому-то везет присутствовать при победах, а кому-то при драмах или поражениях. Но они же — едва ли самые загруженные на Играх люди (кроме спортсменов). Они сами про себя расскажут лучше, но тот короткий опыт, что имею я сам, позволяет говорит — круто все видеть самому:)

 

 А знаете, как забавно бывает, когда утром корреспондент уезжает из IBC с напутствием «привезти золото», и «привозит» его вечером с чувством выполненного долга! И его радостно встречают коллеги, а уж тем более тогда, когда корреспондент — не «профильный», не — как Тарас Тимошенко на волейболе или Оля Богословская на легкой атлетике, а так — неожиданно, там, где не особо верили. С настольного тенниса, там, скажем…

 

 И к комментаторам это тоже относится. Честно скажу — ходил гордым до невозможности после женского теннисного турнира, нагло заявляя: «Ну, я сделал все, что мог!» Вы ж понимаете, это, типа, я все три места занял:)

 

Комментировать спортивные соревнования — это искусство. Во время репортажа зрители и слушатели не должны даже на секунду почувствовать, что комментатор может думать о чём-то, кроме данной игры. Значит, это каждый раз — образ, перевоплощение, театр. Телекомментатор — профессия публичная. Поэтому человек должен быть образованным, начитанным и обязательно хорошо владеть русским литературным языком.

 У комментатора скорость мысли должна опережать скорость речи, так же, как скорость света опережает скорость звука. Это нормальный физический закон, который должен срабатывать и у комментатора.

 Спортивные комментаторы часто работают вдвоём. Особенно это важно для тех видов спорта, где по ходу трансляции возникает мало зрелищных событий и комментаторы вынуждены рассказывать вещи, напрямую не относящиеся к происходящему на экране: историю, новости и т. д. (например, «Формула-1»).

 

 Спортивные комментаторы – это совершенно отдельное и в некоторой степени уникальное явление в мире. Русские комментаторы очень часто выполняют сразу две функции – свою непосредственную, ну и заодно веселят телезрителей юмором 🙂

 

Профессия комментатора очень молодая, она была создана в середине прошлого века. Чаще всего в нее приходили бывшие профессиональные спортсмены. Это и понятно: кто,кроме них, в совершенстве владеет терминологией и способен подметить острые моменты? Но вот известный комментатор 50-х годов Котэ Махарадзе был профессиональным…артистом! Но как заслушивались его репортажами любители спорта! А чего стоят его перлы, которые давно ушли в народ:

 

— Боковой арбитр принимает красивые позы. Возможно, он раньше занимался балетом.

 

— И настал соперникам греков полный Пападопулос. Они могут теперь идти Загоракис!

 

Спортивный комментатор — одна из тех профессий, на которую нигде никогда не учили. Так, пионер спортивного радиорепортажа Вадим Синявский в молодости работал тапером в московских кинотеатрах. Первая женщина-комментатор Нина Ерёмина и футболист Владимир Маслаченко пришли в журналистику из большого спорта, а Николай Озеров в молодости разрывался между теннисом и театром. Эти имена знакомы нашим родителям. Они еще помнят, как вечерами у маленького телевизора собиралась вся семья и с замиранием следила за игрой любимой команды. Ну, а те, у кого телевизора не было, включали погромче радиоприемник. Это был золотой час комментатора! Он так эмоционально описывал происходящее на поле, что никакая трансляция и не нужна!

  

Николай Озеров

 

Николай Озеров 11 декабря 1922 года родился  (на фото) — заслуженный мастер спорта, 24-кратный чемпион СССР по теннису, народный артист России, знаменитый спортивный комментатор. В медийных структурах Николай Николаевич появился случайно. Второй после Вадима Синявского спортивный голос страны — Виктор Дубинин на сезон 1950 года был назначен старшим тренером московского «Динамо» (вот времена были!), и радионачальство, пребывая в поисках кандидата на освободившуюся вакансию, услышало голос Озерова. Ему предложили, он согласился… 1981 год. В этот день пришел конец великой эпохе. Мухаммед Али провел свой последний бой на ринге.

     

 Георгий Георгиевич Саркисьянц

 

Георгий Георгиевич Саркисьянц (16 марта 1934, Москва — 5 мая 2011, Москва[1]) — советский и российский спортивный журналист и телекомментатор, известный по телепередаче «Футбольное обозрение», телевизионным и радио комментариям крупнейших спортивных событий. Он вёл спортивные программы на радио и телевидении, принимал участие в освещении многих Олимпийских игр, чемпионатов мира и Европы. Он стал первым спортивным комментатором, который получил звание Заслуженного работника культуры России.

 

Как рассказал советский футболист и телекомментатор Владимир Перетурин, Саркисьянц был настоящим профессионалом и талантливым комментатором, с которым современные журналисты не могут сравниться.

 

«Я работал с ним лет 30. Ушёл один из тех комментаторов, для которых работа была профессией, это был настоящий комментатор. Он комментировал многие виды спорта: фигурное катание, волейбол, футбол. Это была личность, которых не осталось. Для Саркисьянца, Озерова, Набутова, Синявского, Майорова, Семёнова, Маслаченко — это была профессия, а сейчас у современных комментаторов — это должность.

 

В фигурном катании он был герой, никто лучше него не вёл. Он не только делал репортажи интересными, он ещё пропагандировал великолепный русский язык. Он был одним из тех, кто вёл спортивный блок в программе «Время». Сейчас спорт оттуда выкинули, стал бледен язык, некому комментировать. Мы были единомышленниками в освещении футбола, он был для нас чем-то особенным, мы жили профессией», — рассказал В.Перетурин

 

Геннадий Орлов

 

— Спортивный комментатор, ведущий программы «оПять о футболе». Стаж работы на телевидении-36 лет. До смены руководства на пятом канале комментировал все матчи с участием «Зенита». Является настоящим фанатом питерского клуба и сборной России. Однако у болельщиков вызывает неоднозначные впечатления. Главной отличительной чертой Геннадия Орлова является частая путаница футболистов на поле. Любимые фраза: «Ииии мяч влетает в ворота!» Больше всего запомнился фанатам с матча ¼ чемпионата Европы Россия — Нидерланды, в котором Орлов перепутал почти всех Голландских футболистов, начудил с комментариями и напутал со временем: «Аршавин удар иии… доставая длинной своей рукой Дер Вар Сар переводит мяч на угловой»

 Самые смешные комментарии:

 «До начала матча — пять минут, счёт по-прежнему 0:0»

 «Это Штефан Кисслинг… Да, кисло, очень кисло, ребята!»

 «Игра такая напряженная, 1-1.. но составы сказать надо!»

 «Опять скользит Погребняк. А в Питере он не скользил. Это потому, что в Испании вчера был дождь. А в Питере дождя не было. Но дождь не должен влиять на хороший газон, а газон тут хороший.»

 «Тимощук и Денисов — кочки на болоте в футбольной игре Зенита.»

 

Владимир Маслаченко

 

Комментатор телеканала «НТВ-Плюс Футбол», болельщик «Спартака», весёлый и позитивный. Он из тех, немногих, кто способен превратить скучнейший матча в настоящее зрелище. Любимая фраза: «»сейчас я вам объясню в чем заключалась моя мысль»»

 Самые смешные комментарии:

 «Валентин Иванов молчит. Даже я это слышy.»

 «Спаpтак забил столько же мячей, сколько и Интеp — ни одного.»

 «У вратаря нет кепки, нынче в моде лысины.»

 «Все сделал, только ударить забыл… ну и немудрено — столько бежать, имя свое забыть можно.»

 «У нас нет времени показывать пенальти, поэтому мы сделаем все, чтобы их не было.»

 

Ни́на Алексе́евна Ерёмина

 

  Советская спортсменка, чемпионка мира, трёхкратная чемпионка Европы, пятикратная чемпионка СССР. Заслуженный мастер спорта СССР (1959). С 1961 года работала спортивным комментатором на Всесоюзном радио. Первый эфир провела вместе с радиокомментатором Борисом Валовым 10 июня 1961 года.

 

В 1974 году начала работу на Гостелерадио. Работала вместе с известными комментаторами Николаем Озеровым и Вадимом Синявским.

 

В течение 18 лет комментировала спортивные события в программе «Время».

 

Нина Еремина есть баскетбол. Нина Еремина прошлого — Владимир Гомельский настоящего. И наверное незаменименимые люди в понимании игры баскетбол. Если хотел разобраться и понять эту умнейшую игру — послушай репортаж Ереминой. Она была быстра, интересна, досточно подробна и сама многое умела на площадке.

 

Виктор Гусев

 

Спортивный комментатор первого телеканала. Комментировал матчи сборной России по футболу, международные матчи сборной России по хоккею. Часто слишком резко высказывает свои мысли, к примеру на Евро-2008 в матче группового этапа Россия-Испания Виктор заявил, что Широков не игрок уровня сборной. После этого футболисты сборной попросили заменить комментатора, сказав что он «не фартовый» для сборной. В последнее время его комментаторская карьера пошла на спад. Любимая фраза: «берегите себя».

 Самые смешные комментарии:

 «Сычёв, надо бить – Штааяяяяяй! Мяч попадает в штангу!»

 «Самый возрастной игрок на поле греческий вратарь — 34 года. Древний грек одним словом.»

 «Выходит Гомеш вмешто Коштиньо. Вмешто. Прям по-португальски говорю».

 «В 19:00 футболисты московского «Локомотива» в Черкизово будут принимать… ну, в смысле, команда так португальская называется, «Брага»».

 «Вот… удар! Я на него обратил внимание еще в гостинице».

 

Илья Казаков

 

Футбольный комментатор, ведущий программы «Футбол России» на канале «Спорт». Достаточно квалифицированный специалист, однако нередко увлекается игрой и отходит от темы. Его спокойность и пассивность отпугивают многих любителей футбола. Любимая фраза: «Какой хороший гол…мог бы быть!»

 Самые смешные комментарии:

 «Игнашевич обрезал команду…»

 «Дзагоев очень хорошо потренировался. Так потренировался, что удары выше ворот и пас не точный.»

 «Впору по татуировке на этом месте было бы сделать не вратарю, а защитникам, на затылке ещё по паре глаз нарисовать…»

 

Рамазан Рабаданов

 

Не мог не добавить в свой список этого весёлого дагестанского комментатора. Рамазан Рабаданов стал широко известен в российском Интернете после того, как один из роликов с его комментариями попал на You Tube.

 Это было настолько смешно, что ссылки на это видео распространились повсеместно. Рамазан комментирует происходящее по простому, как будто он в компании друзей, что выделяет его из всех. Кавказский акцент и нескончаемые эмоции — это Рамазан Рабаданов!

 Любимая фраза: «Вабабабабай»

 Наиболее смешные комментарии:

 «Вот они. Шотландские болельщики. Хулигани, алкоголики. Сколько людей из-за них умерло».

 «Плетикоса-Плетикоса сиди дома плети косы».

 «Когда на носу свадьба, похороны откладываются!!»

 

 Григорий Твалтвадзе

 

Российский тележурналист, спортивный комментатор телеканалов «Россия» и «Спорт». Специализируется на таких видах спорта, как футбол, хоккей и борьба. Довольно большую критику вызывает деятельность Твалтвадзе у болельщиков в Интернете. Сам журналист относится к этому спокойно, негативно высказываясь лишь о человеке, который вёл от его имени блог, содержавший спортивную аналитику, на LiveJournal. Одного из своих Интернет-недоброжелателей Григорий однажды насильно усадил за микрофон и заставил комментировать, через полторы минуты тот начал запинаться и попросил, чтобы от него отстали. Любимая фраза: «Ну что же, у нас еще не все потеряно».

 Интересный факт:

 На чемпионате мира 2002 года Твалтвадзе вместе с Александром Бубновым комментировал ключевой матч группы B между командами Нигерии и Англии. В тот день была очень жаркая, влажная погода, из-за чего Григорий заснул прямо во время матча и пробудился лишь услышав голос напарника.

 Наиболее смешные комментарии:

 «Сейчас вы посмотрите опасный повтор голевого момента.»

 «Сейчас правила строгие… Ухо в офсайде — уже в офсайде весь человек. А вот рука в офсайде — нет офсайда, потому что рукой не играют.»

 «Боровски, пас Подольски. Почти всё Подмосковье представлено в этой сборной Германии!»

 

Георгий Черданцев

 

Самый эмоциональный спортивный комментатор НТВ-плюс, ведущий программы «Футбольная ночь», «90 минут». Георгий – автор незабываемых репортажей Голландия-Россия на Евро-2008 и Арсенал-Ливерпуль, в котором Андрей Аршавин сделал покер. Любимая фраза: «Ееееееееееееееее!»

 Наиболее смешные комментарии:

 «Ста-а-авь пенальти!..Не имеешь права ты так делать!.. Ну что ж это происходит!? Не, ну до свидания, это стопроцентный пенальти!

 «Колодин добрый вечееееер!»

 «Я не знаю, какие таблетки ест Сильвестр…»

 «Я щас закончу вообще всё!»

 «Я не понимаю, что я говорю…»

 

Василий Уткин

 

Заслуженный букмекер, ярый противник договорных матчей строгий, но справедливый комментатор телеканала «НТВ-плюс Спорт», любит высмеивать команды, не показывающие достойного футбола . Под его горячую руку попали такие команды, как «Бавария», сборная Англии и др.

 Любимая фраза – «Играйте в футбол»

 Наиболее смешные комментарии:

 «От пышной шевелюры Пуйоля мяч уходит за пределы поля. Волей-неволей тут стихами заговоришь.»

 «Это пенальти! Я готов получить желтую карточку вместе с Солари, если это симуляция!»

 «Г-о-о-о-о-л!!! Как? Судья его не засчитал? Ну ладно, будем считать, что Рауль размял сетку, я размял глотку, а вратарь весь размялся.»

 «Что-то Нико Ковач уже никаковач…»

 «Здравствуйте, я Василий Уткин из Птичьего Гнезда!»

 

Дмитрий Градиленко и Роман Трушечкин

 

Великолепный комментаторский дуэт телеканала «Спорт». Эта пара в первую очередь запомнилась по матчам чемпионата Европы 2008. Дмитрий и Роман – эмоциональные, весёлые комментаторы, которые зачастую поднимали нам настроение даже в самых скучных матчах.

 Любимая фраза: «Здорово, здорово!»

 Наиболее смешные комментарии:

 «Лайнсмен должен это зафиксировать. Вот этот господин тут бегает».

 «Так махнул локтем левым, что попади туда голова голландца — не сносить ему головы».

 «Лука Тони надеется, что арбитр почувствует свою вину и назначит какой-нибудь штрафной».

 «Ван Бастен укоротил прическу, и не сразу его можно узнать».

 

Владимир Стогниенко

 

Первую строчку по праву занимает всенародный любимец, комментатор с большой буквы и просто хороший человек Владимир Стогниенко! Ни один матч с его комментариями скучным не будет! Приятный голос, эмоциональные комментарии, весёлые шутки, завидный патриотизм – всё это привлекает болельщиков. Любимые фразы: «Нармальнааа…», «Решаааать!», «Класс».

 Наиболее смешные комментарии:

 «У Пуйоля волосы спружинили, хотел то лучше сыграть»

 «что-то такое… не очень уклюжее сделал сейчас Кака…»

 «Хаби Алонсо (пауза) Побрился.. ну надо же»

 «Беги Форест, беги» (Барселона-МЮ про Анри)

 «Игра у нас получилась как непропеченный пирожок, вязкая и невкусная»

 «Кто получит в этом году золотой мяч — ясно. Хотя, что уж тут этим золотым мячом, орехи щелкать что ли?.. Все это достаточно субъективно, хотя и весьма почетно…»

 

Кирилл Набутов   

 

Родился 16 августа 1957 в Ленинграде в семье футбольного вратаря, а затем спортивного комментатора Ленинградского ТВ.

 

 В 1979 окончил факультет журналистики Ленинградского государственного университета им. А. А. Жданова.

 

 С 1979 работал спортивным комментатором в Главной редакции спортивных программ Ленинградского телевидения.

 

 С 1988 по 1990 — одновременно ведущий программы «Телекурьер».

 

 В 1991 создал собственную программу «Адамово яблоко».

 

 С 1997 — автор и ведущий публицистической программы «История одного события (РТР).

 

 С сентября 1999 — ведущий программы «Один день с…» и «Служба спасения» (НТВ).

 

 В качестве корреспондента и комментатора сотрудничал с РГТРК «Останкино», ВГТРК, CNN, TF-1 и др.

«4 года назад в Пекине у петербуржцев была 1 золотая олимпийская медаль, меньше чем на других Олимпийских играх. Дальше делайте выводы сами».

 

Виктор Набутов спортивный комментатор Ленинградского телевидения. 

 

У микрофона Виктор Набутов: «Подает Хиравата». Мяч тем временем попадает с сетку, и комментатор ровным, спокойным голосом, не меняя интонации, продолжает: «Да, действительно неважно».

 

Известный спортсмен, радио и телекомментатор В.С. Набутов родился 28 марта (10 апреля) 1917 года в Петрограде. Он с детства занимался спортом, прекрасно играл в теннис, баскетбол, бильярд. Выступал за сборные Ленинграда по футболу, баскетболу, волейболу, хоккею с мячом и легкой атлетике. Уже в 17 лет, в 1934 году он получил звание мастера спорта по волейболу. Но эти заслуги не идут ни в какое сравнение с его футбольными достижениями. В 1936 году Виктор был приглашен в ленинградское «Динамо», где в течение трех сезонов играл вратарем, участвуя в самых первых чемпионатах СССР по футболу. Для «бело-голубых» он был настолько незаменимым человеком, что в лихом 1937-м руководители спортобщества даже вызволили его из ссылки. В Оренбург семья Набутовых была сослана после убийства Кирова, а глава семейства Сергей Григорьевич был расстрелян по ложному обвинению. Можно представить себе, каково пришлось сыну «врага народа». В 1938-1939 годах В. Набутов выступал за команду «Электрик» («Красная Заря»), с которой вышел в финал Кубка СССР (1938).

 

Тонкое знание спорта, остроумие и артистизм принесли ему огромную популярность как спортивному комментатору. Сначала он вел футбольные радиорепортажи, а с появлением телевидения стал телекомментатором. Это была новая и очень интересная и творческая работа. Телекомментатор должен был помогать людям, не всегда сведущим, войти в курс событий и разобраться, что к чему.

 

 Комментировать спортивные соревнования — это искусство. Во время репортажа зрители и слушатели не должны даже на секунду почувствовать, что комментатор может думать о чём-то, кроме данной игры. Значит, это каждый раз — образ, перевоплощение, театр. Телекомментатор — профессия публичная. Поэтому человек должен быть образованным, начитанным и обязательно хорошо владеть русским литературным языком. Каждый из легендарных наших комментаторов был яркой личностью. Николай Озеров всегда излучал оптимизм, от него исходила мощная энергетика, и у него был просто великолепный русский язык. Котэ Махарадзе из каждой трансляции умел сотворить маленький спектакль, тщательно готовился к матчам. Яркая отличительная черта Виктора Набутова — обострённое чувство справедливости. Он не боялся правды и имел право на острые суждения, поскольку сам был прекрасным спортсменом.

 

Ольга Богословская, Дмитрий Губерниев, Ольга Васюкова — наши лучшие спортивные комментаторы, беспристрастные, высказывают уважение нашим соперникам, всегда рассказывают массу околоспортивных новостей о спортсменах! А вот что действительно плохо комментируют — фигурное катание! Особенно сейчас, когда мы утратили сои лидирующие позиции в мире.

 

Ольга Богословская  

 

 О́льга Миха́йловна Богосло́вская (в девичестве — Нау́мкина, род. 20 мая 1964) — советская и российская легкоатлетка, бегунья на дистанции 100 и 200 м. Заслуженный мастер спорта России.

 

Обладательница серебряной медали летних Олимпийских игр 1992 года в составе Объединённой команды в эстафете 4х100 м (в компании Марины Транденковой, Галины Мальчугиной, Ирины Приваловой). Чемпионка мира 1993 года в эстафете 4х100 м (Наталья Воронова, Мальчугина, Привалова).

 

Работает на телеканале «Россия-2» спортивным комментатором (специализация — лёгкая атлетика).

 

Комментировала XXX летние Олимпийские игры в Лондоне (2012).

 

Была замужем за спортивным комментатором Дмитрием Губерниевым. Сын — Михаил (род. 2002). Сын от прошлого брака — Егор (род. 1990).

 

Александр Гришин

 

Первый российский спортивный комментатор, начавший общение с болельщиками он-лайн непосредственно во время трансляций.

 

 Окончил Московский Государственный Технологический Университет «МАМИ» по специальности «Технология и Автоматизация Машиностроения». Как водится, по специальности не работал ни дня, о чем ни капельки не жалеет.

 

 На телевидении оказался благодаря счастливому случаю, преодолению собственной скромности и уличной встрече с Димой Федоровым.

 

 Хотя с детства увлечён футболом, интересуется многими видами спорта. Чуть больше остальных — автомобильными гонками по бездорожью и фигурным катанием.

 

Александр Гришин: Суперфинал или «Ох, уж эти компоненты»

 

Николай Попов

 

по меткому выражению комментатора Николая Сергеевича Попова, никто теперь не сможет сказать, что серебро Каролине досталось малой кровью.

 

Александр Горелик

 

Заслуженный мастер спорта СССР по фигурному катанию. В 60-х годах прошлого века фигурист выступал в парном катании с Татьяной Жук, был серебряным призером Олимпиады 1968 года в Гренобле, вице-чемпионом мира 1966 и 1968 года.

 

 Уйдя из спорта, он сыграл главную роль в художественном фильме о фигурном катании «Голубой лед». Работал тренером по фигурному катанию.

 

В последние годы в паре с Николаем Поповым А.Горелик комментировал соревнования фигуристов на канале «Спорт», был членом Всероссийской федерации фигурного катания.

 

Алексей Парф

Три главы евромайдана, или Змей Горыныч

 ЕВРОМАЙДАН: БОЙ  ЗА  НАРОД,  ИЛИ  БИТВА  ЗА  ВЛАСТЬ?

Яценюк Арсений

 

 Арсений Петрович Яценюк (укр. Арсеній Петрович Яценюк, род. 22 мая 1974 года, Черновцы, Украинская ССР) — украинский государственный деятель. Министр экономики Украины в 2005—2006, министр иностранных дел Украины в 2007, спикер Верховной рады Украины с 4 декабря 2007 по 14 ноября 2008 (подал в отставку 17 сентября).

 

Биография

 

Ранние годы, учёба

 

Родился 22 мая 1974 в буковинском городе Черновцы в семье преподавателя истории России, Германии и Латинской Америки Петра Ивановича Яценюка и преподавательницы французского языка Марии Григорьевны Яценюк (р. 1943), уроженки галицийской Коломыи.

 

В 1991 закончил с серебряной медалью специализированную англоязычную школу № 9 им. Панаса Мирного. В том же году поступил на юридический факультет Черновицкого национального университета им. Юрия Федьковича, в котором его отец преподавал на историческом факультете и занимал должность заместителя декана.

 

Высшее образование, свой бизнес (1992—2001)

 

В декабре 1992 18-летний Арсений создал в Черновцах юридическую фирму «ЮрЭк Лтд». Таким образом, он совмещал своё обучение в университете с предпринимательской деятельностью. Сооснователем фирмы был Андрей Иванчук (Вскоре после избрания 4 декабря 2007 года Арсения Яценюка спикером украинского парламента, он стал директором ГК «Укринтерэнерго»). Одним из первых клиентов фирмы Яценюка стал черновицкий предприниматель Михаил Папиев (впоследствии замгубернатора Черновцов, деятель СДПУ (о), министр труда и социальной политики), благодаря которому состоялось знакомство Яценюка с видными представителями политики и бизнеса Украины.

 

В 1996 году закончил университет по специальности «правоведение», после чего ещё более года возглавлял свою юридическую фирму, успешно занимаясь приватизацией различных промышленных и аграрных предприятий.

 

В сентябре 1997 года Арсений Яценюк стал временно безработным. С января 1998 года Яценюк переехал в Киев, где устроился консультантом кредитного департамента Акционерного почтово-пенсионного банка «Аваль». В декабре того же года он был повышен до советника председателя правления данного банка. Свой последний месяц работы в «Авале» Арсений Яценюк провёл в качестве заместителя председателя правления банка, после чего был приглашён Председателем Совета министров Крыма Валерием Горбатовым на должность крымского министра экономики.

 

В 2001 году в 27-летний Яценюк закончил Черновицкий торгово-экономический институт Киевского национального торгово-экономического университета по специальности «учет и аудит», получив второе высшее образование.

 

Министр экономики Автономной республики Крым (сентябрь 2001 — январь 2003)

 

19 сентября 2001 началась политическая карьера Арсения Яценюка. В тот день Верховная рада Автономной Республики Крым избрала его исполняющим обязанности министра экономики Крыма в правительстве Валерия Горбатова. 21 ноября того же года решением крымского парламента Арсений Яценюк стал полноценным министром экономики.

 

29 апреля 2002 Арсений Яценюк вместе со всем советом министров подал в отставку, так как приступила к работе новоизбранная Верховная рада Крыма. И хотя в тот же день исполняющим обязанности председателя совета министров вместо Валерия Горбатова стал Сергей Куницын, Арсений Яценюк сохранил свою должность. Уже 15 мая он во второй раз полноценно возглавил министерство экономики.

 

Однако на этой должности Арсений Яценюк пробыл меньше года, будучи переведённым на новую работу в Киев.

 

Первый заместитель председателя Национального банка Украины, и.о. Главы Нацбанка (январь 2003 — февраль 2005)

 

В январе 2003 председатель Национального банка Украины (НБУ) Сергей Тигипко назначил Арсения Яценюка своим первым заместителем.

 

В 2004 году получил ученую степень кандидата экономических наук.

 

Когда Сергей Тигипко 4 июля 2004 стал главой избирательного штаба кандидата в Президенты Украины Виктора Януковича, Арсению Яценюку поручили исполнять обязанности главы НБУ до конца предвыборной кампании. Из-за политического кризиса этот этап его деятельности длился до 16 декабря, пока Верховная рада Украины не приняла отставку Сергея Тигипко и не назначила новым руководителем НБУ Владимира Стельмаха.

 

30 ноября 2004, во время выше указанного кризиса, Арсений Яценюк издал постановление НБУ № 576/2004 («О временных мероприятиях касательно деятельности банков») о временном запрете на досрочное снятие банковских вкладов, что предотвратило возможные отрицательные последствия политического противостояния.

 

В феврале 2005 Арсений Яценюк подал в отставку и был уволен с занимаемого им поста.

 

Первый заместитель председателя Одесской обладминистрации(март 2005 — сентябрь 2005)

 

9 марта 2005 председатель Одесской областной государственной администрации Василий Цушко назначил Арсения Яценюка своим первым заместителем. На этой службе он пребывал до своего назначения на пост министра экономики Украины 27 сентября того же года.

 

Министр экономики Украины (сентябрь 2005 — август 2006)

 

27 сентября 2005 Арсений Яценюк был назначен министром экономики в правительстве Юрия Еханурова.

 

25 мая 2006 новоизбранная Верховная рада Украины 5 созыва отправила правительство в отставку, поручив ему при этом продолжать исполнять свои обязанности до избрания нового. Из-за парламентского кризиса Арсений Яценюк был вынужден работать в режиме исполнения обязанностей министра более двух месяцев, пока 4 августа не был отправлен в отставку вместе со всем Кабинетом министров.

 

Во время пребывания на этой должности Арсений Яценюк руководил переговорами по вопросам вступления Украины во Всемирную торговую организацию, возглавлял комитет «Украина — Европейский союз», являлся членом Консультативного совета по вопросам иностранных инвестиций на Украине (с 17 октября 2005 по настоящее время) и управляющим в правлении «Черноморского банка торговли и развития» (28 декабря 2005  — 5 марта 2007).

 

Первый заместитель Главы Секретариата президента Украины (сентябрь 2006 — март 2007)

 

20 сентября 2006 Президент Украины Виктор Ющенко назначил Арсения Яценюка первым заместителем главы Секретариата президента Украины — представителем президента Украины в Кабинете министров Украины.

 

В Кабинете министров Арсений Яценюк представлял интересы Президента в очень трудное для него время, так как Верховная рада Украины одного за другим уволила почти всех лояльных Виктору Ющенко министров (1 ноября министра культуры и туризма и министра юстиции, 29 ноября министра по делам семьи, молодёжи и спорта, 1 декабря министра иностранных дел и министра внутренних дел). Кроме того, с 25 сентября 2006 Арсений Яценюк являлся членом Совета Национального банка Украины, а также членом наблюдательных советов ОАО «Государственный экспортно-импортный банк Украины» и ОАО «Государственный сберегательный банк Украины». От исполнения последних двух должностей он был освобождён 13 марта 2007.

 

21 марта 2007 Арсений Яценюк был утверждён в должности министра иностранных дел Украины и прекратил свою деятельность в Секретариате.

 

Министр иностранных дел Украины (март 2007 — декабрь 2007)

 

21 марта 2007 426 голосами из 450 Верховная рада Украины избрала Арсения Яценюка министром иностранных дел Украины. Его кандидатура была предложена Президентом Украины Виктором Ющенко после того, как парламент дважды (22 февраля и 20 марта) отклонил кандидатуру Владимира Огрызко на этот пост.

 

При представлении своей кандидатуры 21 марта 2007 Арсений Яценюк сделал упор на приоритет экономики во внешней политике страны. По его словам, внешняя политика Украины должна стать реалистичной, прагматичной и прогнозируемой, с основным курсом на евроинтеграцию и выход на европейские рынки. Говоря о сотрудничестве с Россией, он подчеркнул: «Россия — чрезвычайно важный партнёр. Она слишком большая, чтобы вести с ней непредсказуемую политику».

 

По словам бывшего премьер-министра Украины Юрия Еханурова, Арсений Яценюк, несмотря на отсутствие дипломатического образования и профессионального дипломатического опыта, имеет большой опыт международной работы. Депутат Верховной рады Украины от «Блока Юлии Тимошенко» Андрей Шевченко заявил после утверждения кандидатуры Арсения Яценюка на пост главы МИД, что воспринимает Яценюка, как человека более прозападного, чем пророссийского.

 

В день своего назначения на пост министра Арсений Яценюк был включён в состав Совета национальной безопасности и обороны Украины.

 

Почти всё пребывание Арсения Яценюка на должности министра иностранных дел пришлось на время острого политического кризиса, начавшегося 2 апреля 2007 с роспуском украинского парламента.

 

5 июля поддерживающий Президента Украины партийный блок «Наша Украина — Народная самооборона» выдвинул Арсения Яценюка кандидатом в депутаты Верховной рады Украины под номером три своего избирательного списка. В виду этого 17 августа Арсений Яценюк ушёл в неоплачиваемый отпуск. Тем не менее, чтобы не потерять над МИДом контроль, этот отпуск, длившийся до конца сентября, Арсений Яценюк время от времени прерывал.

 

Во второй раз Арсений Яценюк ушёл в отпуск 6 декабря, через два дня после своего избрания на пост главы Верховной рады Украины. 18 декабря Верховная рада Украины отправила его в отставку и совмещение постов главы парламента и главы МИД закончилось.

 

Председатель Верховной рады Украины (декабрь 2007 — ноябрь 2008)

 

23 ноября 2007 Арсений Яценюк принял присягу депутата Верховной рады Украины, а уже 4 декабря 2007 по итогам тайного голосования он стал восьмым председателем украинского парламента. За его кандидатуру отдали свои голоса 227 депутатов, представляющих фракции «Нашей Украины — Народной самобороны» и «Блока Юлии Тимошенко».

 

21 декабря 2007 Президент Украины вывел Арсения Яценюка из состава Совета национальной безопасности и обороны Украины (СНБОУ), так как по должности глава парламента в отличие от главы МИД не должен быть членом данного органа власти. Однако в тот же день Арсений Яценюк опять был введён в состав СНБОУ.

 

17 сентября 2008 Арсений Яценюк подал в отставку в связи с прекращением существования правящей коалиции.

 

11 ноября прошло тайное голосование по поводу принятия отставки Арсения Яценюка. Однако данное голосование было признано недействительным, так как в нём приняли участие лишь 109 депутатов при необходимых 226. Первым свой бюллетень в урну опустил сам Арсений Яценюк, который проголосовал за свою отставку.

 

12 ноября Верховная Рада Украины отстранила Арсения Яценюка от председательства на пленарных заседаниях на срок в два дня. После этого был изменён процесс принятия отставки Главы парламента — тайное голосование было заменено открытым. Верховная Рада немедленно воспользовалась новым способом и приняла отставку Арсения Яценюка 233 голосами «за».

 

21 ноября Президент Украины вывел Арсения Яценюка из состава СНБОУ.

 

Политическая карьера с ноября 2008 года

 

После отставки с должности председателя ВРУ, Арсений Яценюк занялся организацией собственной политической силы — «Фронта перемен». В условиях экономического кризиса, политической анархии на Украине и усталости граждан от привычных политических фигур, уже в феврале 2009 года был зафиксирован рост популярности Арсения Яценюка, как возможного кандидата в президенты Украины на ближайших выборах.

 

С подачи украинского министра внутренних дел Луценко, а также при поддержке ряда СМИ получил характерное прозвище «Сеня-Кролик», ставшее популярным в блогосфере и СМИ с намёком на внешнее сходство Яценюка с персонажем мультфильма «Винни-Пух идёт в гости».

 

22 мая 2009 года, в день, когда ему исполнилось 35 лет, Арсений Яценюк заявил о своём намерении участвовать в президентских выборах. Газета «Сегодня», со ссылкой на неназванные источники, заявила, что кампанию Яценюка финансируют такие предприниматели, как Виктор Пинчук, Виталий Гайдук и Дмитрий Фирташ. Избирательную кампанию Арсения Яценюка повели российские политтехнологи Дмитрий Куликов, Тимофей Сергейцев и Искандер Валитов.

 

Президентская кампания Яценюка оценивалась в 60—70 миллионов долларов. На билбордах Яценюка, появившихся по всей Украине в конце июня 2009 года, Яценюк был изображён в милитаристском стиле, тогда как его предыдущим образом был «молодой либерал». Некоторые аналитики считают, что это отрицательно сказалось на кампании.

 

Летнюю рекламную кампанию Яценюка политологи Михаил Погребинский, Вадим Карасёв и другие аналитики оценили как неудачную. По данным опросов общественного мнения, Яценюк занимал третье место в рейтинге кандидатов после Виктора Януковича и Юлии Тимошенко.

 

В ноябре 2009 года Яценюк был избран лидером партии «Фронт перемен», и партия выдвинула его кандидатуру в президенты. В январе 2010 года Яценюк заявил, что его избирательная кампания стоила 80 миллионов гривен и что у него было в 10 раз меньше рекламы, чем у всех его политических оппонентов; Яценюк заявил, что большая часть расходов пошла на телевидение.

 

После выборов Яценюк хотел распустить Верховную раду, поскольку, по его мнению, парламент препятствовал бы его деятельности. Он также заявил, что «Блок Юлии Тимошенко» и Партия регионов — это «почти одно целое».

 

На президентских выборах Яценюк занял четвёртое место, получив 6,96 % голосов. Об активном участии в президентской кампании Яценюка супруги тогдашнего президента Украины Ющенко Кэтрин-Клэр свидетельствовал Виктор Балога. (Интересно в связи с этим отметить, что в бытность А. Морозовым руководителем «Ощадбанка», Арсений Яценюк, будучи 1-м замглавы секретариата президента Украины, поднимал вопрос о финансировании «Ощадбанком» фонда Катерины Ющенко, Морозов свидетельствовал, что этот вопрос рассматривался на уровне президента Украины Ющенко.)

 

21 февраля 2010 года президент Янукович предложил трёх кандидатов на пост премьер-министра Украины: Яценюка, Сергея Тигипко и Николая Азарова. Яценюк отклонил предложение после того, как украинский парламент 9 марта 2010 года принял поправку, которая позволила принять участие в формировании коалиции большинства отдельным депутатам, а не только парламентским фракциям; Яценюк не одобрил эту поправку. Вместо этого он призвал к досрочным парламентским выборам: «Неконституционные попытки парламентариев сформировать коалицию и правительство приведут к углублению политического кризиса и к кризису государственности как таковой». Быть премьером в коалиции с коммунистами было неприемлемо для Яценюка.

 

В апреле 2012 года лидер «Фронта перемен» Арсений Яценюк и находящаяся в тюрьме лидер «Батькивщины» Юлия Тимошенко объявили о формировании общего списка для участия в парламентских выборах. В июне 2012 года Яценюк был избран председателем совета «Объединённой оппозиции».

 

14 июля 2012 года Арсений Яценюк и другие члены «Фронта перемен» прекратили членство в партии, чтобы принять участие в парламентских выборах по списку «Батькивщины» как беспартийные. Также в этот день исполняющим обязанности лидера партии была назначена руководитель Секретариата партии Светлана Войцеховская. Ещё в апреле Яценюк подчёркивал, что «„Фронт перемен“ существовал и будет существовать», но также заявлял, что объединение оппозиции может заложить основу для создания единой партии.

 

По итогам октябрьских парламентских выборов «Объединённая оппозиция» получила 62 места (25,54 % голосов) по партийному списку и ещё 39, выиграв в 39 мажоритарных округах — в общей сложности получив 101 место в парламенте. 11 декабря 2012 года Яценюк был избран председателем фракции ВО «Батькивщина», совет «Объединённой оппозиции» вместо него возглавил Александр Турчинов.

 

15 июня 2013 в Киеве состоялся объединительный съезд, на котором Юлия Тимошенко была переизбрана председателем ВО «Батькивщина», председателем политсовета партии по предложению председателя «Батькивщины» избран Арсения Яценюка.

 

По данным Германских СМИ, Арсений состоял в масонской ложе 4 года в с 1999 по 2003 год. 11 июня 2003 ушел из масонов по собственной инициативе, которую до сих пор замалчивает.

 

Политические убеждения

Экономическое устройство

 

Яценюк выступает против приватизации государственной собственности и хочет упростить систему государственного управления. По словам Яценюка, с коррупцией невозможно бороться без изменения системы управления страной: «Система управления страной на Украине осталась такой же, как и была при Советском Союзе».

 

В ноябре 2009 года Яценюк заявил, что теневая экономика на Украине является частью нынешней политической системы на Украине, и именно поэтому вывод бизнеса из тени будет возможен только путём изменений в этой системе. Своей самой сложной задачей в случае избрания президентом он назвал разрушение политической клановой системы, созданной за последние 18 лет.

 

Международные отношения

 

В ноябре 2009 года Яценюк заявил, что вопрос о выводе Черноморского флота России из Украины (тогда предполагалось, что аренда завершится в 2017 году) в настоящее время не стоит на повестке дня, и его следует обсуждать только в 2016 году. Сам Яценюк высказывался и высказывается против Харьковских соглашений, по результатам которого аренда Россией военно-морских баз в Крыму была продлена ещё на 25 лет (до 2042 года) с автоматическим продлением в обмен на скидку на российский газ. Яценюк также считает, что изменение условий пребывания Черноморского флота России на Украине и решение о вступлении Украины в НАТО и другие военные союзы возможно только через референдум. Яценюк хочет создать общую энергетическую компанию со странами Европейского союза и Россией.

 

Помимо этого, Яценюк считает, что на Украине только украинский язык должен иметь статус государственного, однако при этом не должны ущемляться права русскоязычного населения. Яценюк убеждён, что Украине нужен безвизовый режим со странами Европейского союза. Яценюк против участия украинских военнослужащих в миротворческих операциях за рубежом.

 

Вопрос о реабилитации ОУН-УПА

 

В настоящий момент Яценюк, несмотря на своё сотрудничество с проевропейскими и националистическими партиями, высказывается против принятия закона о реабилитации членов ОУН-УПА, поскольку считает, что подобный указ может расколоть украинское общество. По его словам, большая часть населения Украины всё ещё живёт по советским принципам и понятиям, которые он называет «советской пропагандой».

 

Семья

 

В настоящее время отец Арсения, Пётр Яценюк, работает заместителем декана исторического факультета Черновицкого национального университета имени Юрия Федьковича, а мать, Мария Яценюк — учительницей французского языка в одном из черновицких лицеев (по другим сведениям — также в Черновицком университете).

 

У Арсения Яценюка есть также сестра Алина Петровна Джонс (по другим сведениям — Стил, р. 1967), проживающая в городе Санта-Барбара (Калифорния, США).

 

Женой Арсения Петровича является Тереза Викторовна Яценюк (р. 1970), от которой у него две дочери — Кристина и София. Тереза Яценюк родилась в семье философов. Её отец Виктор Илларионович Гур — профессор философии в Киевском политехническом институте, мать Светлана Никитична — кандидат философских наук, сейчас на пенсии. Семья Яценюков с 2003 года проживает под Киевом (село Новые Петровцы, Вышгородский район), где у него двухэтажный дом с открытым бассейном, рядом с дачей лидера партии регионов Виктора Януковича.

 

Национальное происхождение

 

В ходе кампании по выборам президента Украины в 2009 году в СМИ и обществе обсуждался вопрос о национальном происхождении Арсения Яценюка. Мэр Ужгорода Сергей Ратушняк сделал в адрес Яценюка антисемитские комментарии; после этого Ужгородский горсовет принял обращение к высшим должностным лицам Украины, смысл которого сводился к тому, что Ратушняк имел право называть Яценюка евреем, потому что тот еврей, а Александр Мороз заявил, что высказывания Ратушняка относительно Яценюка по форме «неделикатные», а по содержанию «он прав».

 

В сентябре 2009 года Яценюк был включён в издание «50 известных евреев Украины», составленное профессором Академии истории и культуры евреев им. Шимона Дубнова, президентом Львовской областной еврейской общины Рудольфом Мирским и исполнительным директором Академии истории и культуры евреев Александром Найманом). Ведущий эксперт ВААДа Украины по вопросам антисемитизма Вячеслав Лихачев заявил, что слышал версию о «частичном» еврейском происхождении Яценюка.

 

Сам Арсений Яценюк неоднократно заявлял, что его родители являются украинцами, а сам он по вероисповеданию — грекокатолик. По мнению израильского политолога и политтехнолога Давида Эйдельмана нееврей Яценюк стал жертвой антисемитских стереотипов.

 

Награды

 

Орден князя Ярослава Мудрого V степени (7 февраля 2008) — за значительный личный вклад в обеспечение интеграции Украины в Всемирную торговую организацию

Медаль «На славу Черновцов» (2008)

 

Прозвища

 

У Арсения Яценюка есть несколько прозвищ — Кролик, Сеня[45]. «Кролик» придумала газета «Комсомольская правда в Украине». Там впервые, в 2009 году Яценюка сравнили с Кроликом из мультика[46] про Винни-Пуха[47]. Однако, прижилось прозвище после того, как его публично озвучил Юрий Луценко[Луценко: Только в нашей стране кролик может решить, что он царь зверей

Корреспондент.net, 18 июня 2009, 16:58

Юрий Луценко: Президентом в 35 лет, без единого депутата в парламенте, без какой-либо поддержки — это прикольно…

Министр внутренних дел Украины, лидер Народной самообороны Юрий Луценко выразил сомнение в победе лидера Фронта перемен Арсения Яценюка на президентских выборах.

 

«Только в нашей стране кролик может решить, что он царь зверей», — сказал Луценко сегодня на пресс-конференции во Львове комментируя намерение Яценюка баллотироваться в президенты Украины.

 

«Я уверен, что Арсений Яценюк должен быть в руководящем звене государства, но президентом в 35 лет, без единого депутата в парламенте, без какой-либо поддержки — это прикольно. Я не верю, что это возможно и что Яценюк — президент — это эффективно», — подчеркнул министр.

 

«Известны расклады, когда придут к власти Тимошенко и Янукович, однако Яценюк — чистый лист», — добавил глава МВД.

 

«Если Виктор Янукович, не приведи Господи, станет Президентом, то мы знаем, кто будет министром обороны, премьером и тому подобное. Если Юлия Тимошенко, дай Боже, станет Президентом, мы также знаем, кто на какие должности будет назначен. Яценюк — это чистый Ющенко с абсолютно неизвестными «любыми друзьями», неизвестной командой», — считает заверил Луценко.

 

По его словам, выбор идет лишь между мощными игроками – Юлией Тимошенко и Виктором Януковичем.

 

Как уже сообщалось, сегодня Юрий Луценко также заявил, что на время президентской избирательной кампании возьмет отпуск и будет агитировать за кандидата в президенты Юлию Тимошенко.

 

16 июня Арсений Яценюк заверил, что во втором туре президентских выборов он встретится с лидером Партии регионов Виктором Януковичем и победит его.].

 

Журналисты между собой обычно зовут Яценюка просто — Сеня.

 

Случаи из жизни

 

Накануне президентских выборов 2010 года команда Яценюка начала активную кампанию своего кандидата в Интернет. Был создан блог arseniy2010 в LiveJournal и ряд других, Яценюк пообещал вести их лично. Как оказалось потом, от имени Яценюка блог вел скандально известный блоггер lumpen (политтехнолог Владимир Петров). 8 августа 2009 года lumpen, забыв «перелогиниться», оставил от имени arseniy2010 комментарий другому пользователю LiveJournal нецензурного и оскорбительного содержания. Спохватившись, он удалил комментарий и продублировал его уже от своего имени, но было поздно. Яндекс сохранил комментарий в кэше.

11 апреля 2011 года Арсений Яценюк сообщил в своем Фейсбуке о том, что впервые за 10 лет заплатил штраф за нарушение ПДД.

 

 

================================================================

 

 

Кличко Виталий

  

Место рождения, образование. Уроженец поселка Беловодское Московского района Киргизской ССР. Вместе с родителями (отец — офицер авиации, мать — служащая) и младшим братом Владимиром (он тоже стал боксером с мировым именем) жил в разных уголках Советского Союза. В 1985 году семья переехала в Украину.

 

В 1995-м Кличко окончил Переяслав-Хмельницкий педагогический институт им.Драгоманова (специальность — преподаватель физвоспитания). Кандидат наук в области физического воспитания и спорта (защитил диссертацию на тему «Методика определения способностей боксеров в системе многоэтапного спортивного отбора»).

 

Спортивные достижения и планы на будущее. Боксом начал заниматься в 14 лет. Одно время увлекся кикбоксингом (и довольно успешно выступал). За 30-летнюю спортивную карьеру достиг высот мирового уровня (с 1996 года — в профессиональном боксе).

 

Кличко — шестикратный чемпион мира по кикбоксингу, трехкратный чемпион Украины по боксу, серебряный призер чемпионата мира среди любителей, неоднократный чемпион Европы среди профессионалов, интерконтинентальный чемпион по версиям WBO и WBA, чемпион мира в супертяжелой весовой категории по версиям WBO и WBC.

 

По статистике, на любительском ринге провел 210 боев (185 выиграл, из них 80 — нокаутом). На профессиональном ринге — 43 поединка (41 победа досрочно, 2 поражения). В 1999 году внесен в Книгу рекордов Гиннеса как первый чемпион мира в супертяжелой весовой категории, который выиграл 26 боев нокаутом, для чего ему понадобилось наименьшее количество раундов. Удостоен звания заслуженного мастера спорта Украины.

 

В 2007-м, к радости тысяч поклонников со всего мира, объявил о своем решении вернуться в профессиональный спорт. Он заявил, что снова готов сражаться за чемпионство в дивизионе лучших супертяжеловесов современности. Правда, первый же бой из-за полученной на тренировке травмы позвоночника пришлось отложить. Тем не менее, Кличко-старший оставался первоочередным претендентом на пояс чемпиона мира по боксу в самой престижной версии — WBC.

 

В итоге, 11 октября 2008-го провел бой с Сэмюэлом Питером, до того отобравшим чемпионство у россиянина Олега Маскаева. После восьмого раунда команда темнокожего гиганта по прозвищу Нигерийский Кошмар приняла решение о досрочном прекращении поединка. Виталий просто не оставил противнику шансов на победу.

 

22 марта 2009 г. защитил титул чемпиона WBC в поединке против обязательного претендента кубинца Хуана Карлоса Гомеса. Бой состоялся в немецком Штутгарте. Развязка боя наступила в 9-м раунде. После второго нокдауна, находясь в тяжелом состоянии, Х.К. Гомес пропускал много ударов и упал на канаты, отвернувшись к противнику спиной, после чего рефери остановил поединок.

 

26 сентября 2009 года Кличко вновь дрался в Лос-Анджелесе спустя пять лет после победы над Кори Сандерсом. Соперником был тогда еще непобедимый американец Крис Арреола. Бой был завершен досрочно в 10-м раунде по решению рефери. Кличко выиграл все раунды по очкам.

 

12 декабря 2009 года в Берне (Швейцария) на 17-тысячной «PostFinance-Arena» Кличко вышел на ринг против американца Кевина Джонсона. В этом бою украинец установил новый рекорд выброшенных джэбов за поединок в супертяжелом весе — 749. Впрочем, соперник смог выстоять все 12 раундов, и наш чемпион победил единогласным решением судей.

 

29 мая 2010 года Кличко защитил свой титул в поединке против чемпиона Европы Альберта «Дракона» Сосновски из Польши. Бой состоялся в немецком Гельзенкирхене на 60-тысячном стадионе «Veltins Arena». Украинец доминировал на протяжении всего поединка, и завоевал победу за 39 секунд до окончания 10-го раунда. Кличко фактически запер своего соперника у канатов ринга, и после серии мощных ударов поляк опустился на колени. Рефери остановил поединок, зафиксировав победу нашего боксера.

 

16 октября 2010 года защитил свой титул в бою с американцем Шенноном Бриггсом. Поединок состоялся в немецком Гамбурге на арене «О2 World». Неожиданно для многих Бриггс дотянул до чемпионских раундов, хотя бой уже больше походил на избиение. Американец в итоге выстоял все 12 раундов, став всего третьим боксером, которому удалось провести полный поединок с нашим чемпионом. По итогам боя Кличко победил единогласным решением судей. После боя Бриггса доставили в больницу, где врачи обнаружили у него переломы нескольких костей лица, в том числе и обеих скул.

 

Всемирный боксерский совет назвал чемпиона мира по версии WBC украинца Виталия Кличко лучшим панчером в истории супертяжелого дивизиона.

 

В 2003 году братья Кличко презентовали свою книгу «Наш фитнес. Простые секреты чемпионов» (вышла на нескольких языках). Она стала бестселлером, на Лейпцигской книжной ярмарке победила в номинации «Лучшая научно-популярная книга года».

 

Шаги и планы в политике.

 

В 2005-м Кличко стал советником президента Украины Виктора Ющенко. В октябре 2006-го получил должность штатного советника главы государства. Еще раньше, во время президентской гонки 2004-го, в дни «оранжевой революции» братья Кличко открыто поддержали кандидата от оппозиции.

 

На выборах-2006 Кличко одновременно баллотировался в народные депутаты Украины (под №1 списка блока ПОРА-ПРП), в депутаты Киевсовета и на пост мэра Киева. В итоге получил только мандат депутата законодательного органа столицы. Возглавил группу имени самого себя. На выборах городского головы занял второе место, уступив одиозному Леониду Черновецкому, но обойдя экс-мэра Киева Александра Омельченко.

 

На самом деле, кресло парламентария не было для Кличко объектом его политических мечтаний. Неслучайно чемпион проигнорировал досрочные парламентские выборы-2007 (в них, как утверждают некоторые источники, у него была возможность попасть в «проходную» часть списка блока Наша Украина — Народная самооборона). Зато в поединке за пост столичного мэра киевляне чемпиона мира по боксу увидели снова. «Для меня главное — цель, — говорит он. — И сегодня моя цель — Киев. Сильный Киев».

 

Сразу после объявления Верховной Радой в начале 2008 года досрочных выборов столичной власти Кличко заявил о своем намерении баллотироваться на пост мэра. Попытка «выбить с ринга» Черновецкого не увенчалась успехом. На досрочных выборах столичной власти в мае 2008 года Кличко занял третье место, уступив Черновецкому и бютовцу Александру Турчинову. В то же время, молодому политику снова удалось провести в Киевсовет свой блок.

 

С самого начала Блок Виталия Кличко в Киевсовете оказался в жесткой конфронтации с командой Черновецкого, и сам его лидер постоянно не кулаками, но словом упражняется на политических оппонентах, повышая свое мастерство в «искусстве возможного». Характеризуя оппонентов, боксер-политик говорит: «Сегодняшняя команда, которая находится в горадминистрации, профессионально занимается лишь распределением земельных ресурсов и недвижимости». Пытался оспорить действия «профессионалов» в суде — сомнительную раздачу нескольких тысяч гектаров дорогущей киевской земли на сессии столичного совета 1 октября 2007 года.

 

В 2012 году повел на парламентские выборы свою партию УДАР, которая по результатам голосования заняла третье место после Партии регионов и Батькивщины, набрав 13,96% голосов избирателей. Всего в Верховной Раде VII созыва УДАР получил 42 мандата. Сам Кличко вошел в состав комитета ВР по вопросам государственного строительства и местного самоуправления.

 

Общественная деятельность.

 

В 1998-2003 гг. Кличко был главой правления международного фонда содействия развитию спорта «Спорт — XXI век». С 2002 года — специальный уполномоченный ЮНЕСКО по программе «Образование для детей из нищеты». С 2003 года — глава правления благотворительной организации Фонд братьев Кличко. Количество социальных инициатив братьев-чемпионов постоянно увеличивается, а объемы потраченных на их реализацию денег измеряется многими тысячами долларов и гривен.

 

Государственные награды.

 

Орден «За заслуги» III степени, орден «За мужество» I степени. В декабре 2004-го знаменитый спортсмен получил звание Героя Украины.

 

Семья.

 

В.Кличко женат. Супруга Наталья Егорова — в прошлом спортсменка и фотомодель. Дети — сыновья Егор (2000 г.р.) и Максим (2005 г.р.) и дочь Елизавета-Виктория (2002 г.р.).

 

 

Хобби. Дайвинг, музыка, шахматы.

 

=================================================================

 

Тягнибок Олег

 

 Председатель партии  Всеукраинское объединение «Свобода», народный депутат Верховной Рады Украины VII созыва.

 

 Личное дело.  Биография

 

Олег Тягнибок родился 7 ноября 1968 года во Львове в семье медиков.

 

Образование: Высшее.

Закончил львовскую школу № 8;

1993 год — Тягнибок окончил Львовский государственный мединститут, лечебный факультет с отличием по специальности «хирургия»;

1999 год — получил диплом юриста во Львовском госуниверситете им.И.Франко.

 

Карьера:

 

Два года в советской армии (с июля 1987 по май 1989 года) Олег Тягнибок провел в писарях у генерала Серебряного, в 270 километрах от родного Львова;

В 1989 году, когда он вернулся из армии, «за политику» уже не сажали, поэтому можно было направить силы на создание в родном мединституте «Студенческого братства».

1989-1990 гг. — Тягнибок работал санитаром хирургического отделения Львовской областной клинической больницы, затем еще два года — медбратом в нейрохирургическом отделении. С августа 1993-го по июль 1996-го — врачом-интерном в урологическом и хирургическом отделениях Львовской областной больницы скорой медпомощи.

С 1991 года — член Социал-национальной партии Украины (СНПУ);

1991-1994 гг. — председатель Студенческого братства Львова;

1994-1998 гг. — депутат львовского облсовета;

1995-1998 гг. — председатель львовской областной организации СНПУ;

1995-1998 годы — уполномоченный СНПУ по организационной работе;

1998 год — избран народным депутатом Украины. Два созыва ходил в состав Комитета по вопросам бюджета Верховной Рады Украины. Народный депутат Украины третьего (1998-2002) и четвёртого (2002-2006) созывов. Оба раза проходил в парламент по мажоритарным округам Львовщины. Член фракции Руха в составе третьего созыва и «Нашей Украины» — четвертого;

1998-2003 гг. — председатель киевской городской организации СНПУ;

Февраль 2004 года — СНПУ переименована во Всеукраинское объединение «Свобода», председателем которого и стал Тягнибок;

С 2006 года — депутат Львовского облсовета (фракция ВО «Свобода»). Попытки партии на выборах 2006 и 2007 годах стать парламентской не увенчались успехом;

2008 год — кандидат на пост мэра Киева на досрочных выборах (2%);

2010 год — кандидат в Президенты Украины, но не прошел во второй тур, набрав 1,43 % голосов по Украине (Больше всего — 5,35% — во Львовской области, меньше всего — 0,19% — в Донецкой);

С ноября 2012 года народный депутат Верховной Рады Украины VII созыва, №1 в партийном списке ВО «Свобода». Фпакция в парламенте входит в состав Объединенной оппозиции вместе с ВО «Батькивщина» и Партией «УДАР».

 

Семья:

 

Олег Тягнибок женат. Супруга — Ольга — врач-эпидемиолог. Воспитывают двух дочерей — Ярину-Марию (1992 г.р.) и Дарину-Богдану (1995 г.р.) — и сына Гордея (1997 г.р.). Андрей, брат, народный депутат. 

 

Олег Тягнибок родился во Львове в семье медиков. В его роду три беатифицированных священника УГКЦ и сын историка Ивана Крипьякевича. Однако есть информация, что девичья фамилия его бабушки — Фронтман.

 

Также у львовян вызывает удивление, каким образом семья репрессированных получила от СССР четырехкомнатную квартиру.

 

Матери-фармацевту пришлось задействовать все его и свои связи, чтобы обеспечить поступление сына во Львовский мединститут, который был одним из самых коррумпированных вузов Советского Союза.

 

Награды:

 

Орден Австрийского общества им. Альберта Швайцера с формулировкой «За активное участие в гуманитарных проектах направленных на помощь детям, пострадавшим от чернобыльской аварии» (2007 г.);

Золотой крест за заслуги перед Украиной от ветеранов дивизии войск СС «Галичина» (2010);

Орден Святого Равноапостольного князя Владимира Великого III степени от Украинской православной церкви Киевского патриархата с формулировкой «За заслуги в возрождении духовности Украины и утверждении Поместной Украинской Православной Церкви» (2010);

Личность года по версии журнала «Корреспондент» (2012 г.);

Медаль «Японско-Украинская дружба и сотрудничество» от благотворительного фонда «Украинский Орден Морской Крест» (2013);

Член Комитета Верховной Рады Украины по вопросам информатизации и информационных технологий.

 

Увлечения, хобби: Одно из любимых увлечений Олега Тягнибока — футбол. Раньше играл в баскетбол, увлекался велотуризмом.

 

Идеологические принципы (дословно)

 

Запретить коммунистическую идеологию как человеконенавистническую, которая причинила непоправимый вред украинскому народу.

Принять новый закон о гражданстве, в соответствии с которым гражданство будет предоставляться только тем лицам, которые родились на территории Украины или являются этническими украинцами, а также тем, кто проживает на территории Украины более 10 лет, владеет украинским языком и знает историю Украины. Лишать натурализованных иностранцев украинского гражданства за совершение уголовных преступлений.

Вернуть в паспорт графу «национальность» и свидетельство о рождении и законодательно узаконить отношения «титульной» нации и «национальных меньшинств» на территории Украины.

Ввести экзамен на знание истории Украины для получения гражданства.

Установить пропорциональный принцип участия украинцев и представителей национальных меньшинств во всех сферах государственной и экономической деятельности (власть, бизнес, образование и.т.д.).

Строгие антииммиграционные законы.

Принять закон «О защите украинского языка».

Обязательный экзамен по украинскому языку для всех государственных служащих и кандидатов на любые выборные должности.

Возвращение всех этнических украинцев на Украину.

Защита национального информационного пространства Украины (путём контроля СМИ, телевидения, радио, Интернета).

Признание факта оккупации Украины большевистской Россией в 1918—1991 годах.

Публичный судебный процесс над коммунизмом.

Ликвидация всех имперско-большевистских символов.

Официальное признание, извинение и компенсации [от России] за геноцид украинской нации.

Компенсации [от России] наследникам репрессированных украинцев.

Статус депортированных (из России и Польши) — украинцам Кубани, Холмщины.

Создание Балто-Черноморской геополитической дуги (между Европой и Россией).

Визовый режим с Россией.

Двухсторонние соглашения с США и Великобританией об их военной помощи в случае вооружённой агрессии против Украины.

Ядерный статус Украины.

Смена статуса Крыма с автономного на областной и отмена специального статуса города Севастополь (при этом Севастополь становится «свободным портом»).

Государственная программа интеграции Крыма в украинское общество.

 

Радикальные высказывания

 

 Олег Тягнибок отвечает на вопросы журналистов после пикетирования Верховного Совета Украины с требованиями о его роспуске.

 

Олег Тягнибок неоднократно делал заявления, которые были расценены как русофобские и антисемитские. Одно из наиболее скандальных выступлений произошло 17 июля 2004 года в Ивано-Франковской области, когда на мероприятиях, посвящённых памяти одного из националистический вождей Украинской повстанческой армии — Дмитрию Клячкивскому (Клим Савур), Тягнибок выступил с такими словами:

Они не боялись, как и мы сейчас не должны бояться, они взяли автомат на шею и пошли в те леса, они готовились и боролись с москалями, боролись с немцами, боролись с жидвой и с другой нечистью, которая хотела забрать у нас наше украинское государство… Нужно отдать Украину, наконец, украинцам. Эти молодые люди, и вы, седоголовые, это есть та смесь, которой больше всего боится москальско-жидовская мафия, которая сегодня руководит на Украине

 

В марте 2005 года в эфире «5 канала» он заявил, что с самого детства не предает своих взглядов, согласно которым «неукраинцы не испытывают внутренней благосклонности к украинской земле»; он также подтвердил, что в Ивано-Франковской области говорил о «тех, кто оккупировал Украину»: «я говорил о россиянах, я говорил о немцах, я говорил о жидах». Тогда же Олег Тягнибок заявил, что не намерен публично извиняться перед оккупантами за свои предыдущие выражения.

 

Чрезвычайный и полномочный посол Израиля на Украине Наоми Бен-Ами заметила по этому поводу, что «господин Тягнибок зря думает, что в посольстве Израиля не видели эту передачу», однако «действия господина Тягнибока не повлияют на отношения между нашими странами». Вице-президент Еврейской общины Украины Евгений Червоненко в 2009 году в интервью на вопрос «Почему молчит еврейская община, слыша лозунги на Западной Украине от представителей ВО „Свобода“?» отмечал: «Если Тягныбок начнет призывать „бей жидов“, вы увидите наши действия».

 

За высказывания на горе Яворыни в 2004 году исключён из блока Народного союза «Наша Украина». Однако, стоит заметить, что согласно решений судебных органов Украины разных инстанций, высказывания Олега Тягнибока не являются противоправными действиями.

 

В интервью в августе 2008 года Тягнибок заявил: «национализма не бывает много».

 

Отвечая на заявление МИД Израиля о антисемитских взглядах ВО «Свобода», Тягнибок призвал Израиль уважать выбор украинского народа, добавив, что наверняка каждая израильская партия представленная в Кнессете является националистической. В то же время Олег Тягнибок неоднократно заявлял, что ВО «Свобода» не является антисемитской организацией.

 

В литературе

 

В 2005 году украинский поэт Михаил Лысунив в подражание «Айболита» Корнея Чуковского написал поэму «Злобный доктор Вырвибок».

В произведении харьковского писателя-фантаста Юрия Никитина «Зубы настежь» фигурирует воевода Вырвибок.

 

Связи

             

Анна Герман — имеющий значительное влияние экс-советник президента Украины, нардеп во фракции ПАртии регионов в парламенте;

Петр Дыминский — собственник ФК «Карпаты», один из главных спонсоров ВО «Свобода»;

Ирина Фарион — кандидат филологических наук, депутат Львовской облрады;

Андрей Ильенко — глава киевской городской организации ВО «Свобода», . Сын одного из трех знаменитых в кинематографической среде братьев Ильенко;

Юрий Михальчишин — член Проводу ВО «Свобода»;

Ростислав Мартинюк – журналист-телевизионщик, основной политтехнолог ВО «Свобода»;

Сидор Кизин — партийный адвокат.

           

 

В октябре 1990-го года, когда по инициативе  Вячеслава Кириленко и  Олеся Дония начинается студенческая голодовка на Майдане с политическими требованиями, именно Тягныбок обеспечивает деятельность медицинской службы акции и фиксацию того, что ее участники действительно голодовали. Так что провозглашение независимости Украины Тягныбок встречает уже достаточно известным персонажем львовского политикума, хотя тот же  Андрей Парубий со своей «Спадщиной» был тогда значительно популярнее. Да, и «Студенческое братство» мединститута значительно уступало по силе своим побратимам из университета и политехники. Чтобы претендовать на пост лидера студенческого движения всего Львова, нужна была посторонняя помощь. И она была найдена в лице тогдашнего руководителя военизированной организации «Варта РУХа» Юрия Криворучко, который тоже был заинтересован в контроле над «Студенческим братством Львова» (СБЛ) как ресурсом для создаваемой Соционал-Национальной партии Украины (СНПУ).

 

Именно Юрий Криворучко, используя в том числе свои навычки врача-психиатра, осенью 1991-го убедил тогдашнего лидера СБЛ  Маркияна Иващишина сделать Тягныбока своим преемником, а самого Криворучко назначить руководителем фонда «Молодая Украина», созданного за собранные на Майдане средства. За это Тягныбок провозгласил «Студенческое братство» соучредителем СНПУ, что фактически привело к расколу студенческого движения Львова. Зато Тягнибок в 1994-м становится депутатом Львовского областного совета, в 1995 — уполномоченным по вопросам организационной работы СНПУ (собственно, только тогда партию и регистрирует Минюст), а в 1997 году одновременно возглавляет львовскую областную организацию партии. Как депутат облсовета без проблем поступает на заочное отделение юрфака. Накануне парламентских выборов 1998-го главный орговик СНПУ и председатель ее самой мощной (фактически единственной) организации решает взять партию под свой контроль. Сходу это не удается, но Юрий Криворучко идет на выборы уже как беспартийный…

 

Олег Тягныбок, выиграв выборы в одном из мажоритарных округов Львовщины, становится первым и единственным представителем СНПУ в Верховной Раде. Он начинает подготовку к переезду руководящих органов до этого региональной партии в столицу, создав и возглавив Киевскую городскую организацию СНПУ. В парламенте ІІІ-го созыва Тягныбок поначалу входит во фракцию Народного Руха во главе с  Вячеславом Чорновилом. Но в 1999-м РУХ раскалывается, и Тягныбок переходит во фракцию  Юрия Костенко. Именно Костенко сводит молодого нардепа с  Виктором Ющенко, и на выборах 2002 года Тягныбок побеждает по своему округу уже при поддержке блока «Наша Украина». В начале 2004-го СНПУ проводит «ребрендинг»: ее название меняют на Всеукраинское объединение «Свобода», ассоциирующуюся со свастикой эмблему – на нейтральную, а саму партию официально возглавляет Олег Тягныбок. С самого начала президентской кампании Виктора Ющенко, Олег — один из ее «моторов» в Галичине, любимец радикально настроенной молодежи.

 

Против Олега Тягныбока заводят дело «за разжигание межнациональной розни», которое курирует тогдашний руководитель Госкомнацмиграции  Геннадий Москаль. Под давлением провластных СМИ и ряда соратников Виктор Ющенко единолично подписывает документ об исключении Тягныбока из фракции «Наша Украина». Правда, своего родного брата Петра, который на Яворыне стоял рядом с Тягныбоком и кивал, Виктор Андреевич так не осуждал… Но Тягныбок, в отличии от другого львовского нардепа Тараса Чорновила, Ющенко не бросил и активно участвовал в «помаранчевой революции». Именно он возглавлял блокирование и захват целого ряда правительственных и общественных зданий.

 

Но уже в 2005-м Олег Тягныбок резко отмежевался от «помаранчевых», обвиняя их в предательстве национальных интересов и коррупции. На парламентские выборы 2006-го «Свобода» идет с предвыборным плакатом, на котором сказочный Котигорошко в цветах партии лупит булавой трехглавого змея с эмблемами Партии Регионов, «Нашей Украины» и БЮТ. И хотя политтехнологи БЮТ неоднократно обвиняли Тягныбока в работе на Ющенко, самого Виктора Андреевича «Свобода» критиковала не менее, чем Юлию Владимировну.

 

В 2006-м в парламент «Свобода» не попала, но получила фракции во Львовском областном и городском советах, а также в нескольких местных советах Галичины. И хотя Олег Тягныбок формально стал всего лишь главой одной из не самых крупных фракций Львовского облсовета, он продолжал позиционировать себя как политика национального масштаба. На досрочных парламентских выборах-2007 и киевских-2008 «Свобода» хоть и улучшила свои результаты, но 3%-й барьер так и не преодолела.

 

Когда Ющенко и Партия Регионов решили во что бы то ни стало провести досрочные выборы Тернопольского областного совета в марте 2009-го, «Свобода» заняла первое место, получив 34,69 % голосов избирателей и 50 из 120 депутатских мандатов. Представитель «Свободы» возглавил областной совет. Правда, как и во многих других случаях, это был не местный «свободовец», а присланный из Львова доверенный человек Тягныбока. Кстати, таких же «комиссаров» получили соседние Черновицкая и Хмельницкая области, а скандал со сменой руководства Ивано-Франковской «Свободы» на лично верных Тягныбоку бывших КУНовцев вообще стал публичным.

 «Захват» СНПУ

 

Как об этом рассказывает бывший лидер Социал-Националистической партии Украины Тарас Боднар: «Прежде всего скажу, что с начала, в 2001 году, была создана Социал-националистическая партия Украины. При ее истоках стояли Андрушкив, Криворучко (Юрий Криворучко — 83 номер избирательного списка блока  Виктора Ющенко «Наша Украина»). Олег Тягнибок пришел уже позже. Власть над партией он получил в 2004 году, когда стал ее председателем. Тогда же он моментально изменил название партии на ВО «Свобода». Что интересно, устав партии уже за него менялся около семи раз, каждый раз урезая права членов и увеличивая права головы. Постепенно Тягнибок рейдерскими методами захватил партию изнутри, «позьидав» всех учредителей и стал «царем и богом». Сейчас практически невозможно снять Тягнибока с главы партии, даже если большинство членов партии были бы против него. Так же, рейдерской атакой была захвачена и Ивано-Франковская областная организация партии ВО «Свобода»…

В сентябре 2006 года руководители партии из Львова собрали нашу Ивано-Франковске городскую партийную организацию, уведомив нас, членов и активистов, только за день. Там, на так называемом «собрании», мы увидели представителей других политических партий и движений, в частности Александра Сыча (КУН), Руслана Марцинкива («Наша Украина»), Юрия Соловья («Гражданский Форум»). Все 25 мест в зале заняли именно эти люди, мы же (около 50 членов партии) вынуждены были стоять у стены. Перед нами выступил сам Тягнибок и предложил рассмотреть предложение от Александра Сыча и его команды — поставить председателем городской партийной организации их человека. Причем, ни Сыч, ни его люди членами партии тогда еще даже не были. Мы пробовали возражать и протестовать, но Тягнибок заявил: будет так как он сказал. Начались столкновения, мы попытались повиносить «чужих» из зала. В результате, объявили перерыв в «собрании» на неопределенное время. Через неделю Олег Тягнибок приехал ко мне домой, предлагал мне место в списке, чтобы я только не создавал проблем. Он разъяснял мне, что надо немедленно принять людей с КУН и НСНУ для того, чтобы использовать их финансовые и организационные возможности. Уже позже мы услышали, что Тягнибок назначил Сыча главным партийным идеологом. Как можно ставить человека на ответственную должность в партии, когда он даже элементарно не прошел три месяца кандидатского партийного стажа? А уже после выборов в Верховную Раду 2007 года состоялась областная партийная конференция в помещении «Просвиты». Так же собрались люди с КУН, из других партий, а нашим активистам даже не выдавали мандаты. Кстати, мандаты тогда выписывали члены молодежного КУН. Таким образом конференция была фальсифицирована, в результате чего дошло до драки. Сам Тягнибок все время сидел и молчал. В тот же день мы заявили о выходе из партии, а с нами вышли одновременно еще две районные организации и часть Франковской городской организации. Впоследствии, новые руководители исключили из партии наших старых активистов… это люди, которые работали в команде Шкутяка и продолжают работать теми же методами. Сыч в марте 2007 года на одном из областных собраний заявил, что треть мест в списках надо будет продать. Он также сообщил, что у них уже есть один человек, который платит ежемесячно тысячу долларов, а также предоставить офис для партии и оплатить работу партийного секретаря… На горе Яворина, когда происходила «черная рада» (где кстати Тягнибок сделал свою политическую карьеру), мы подготовили ему, как главе партии, представление на всех лиц, которые дискредитируют партию, но он сказал: «спрячьте те бумаги, чтобы я их не видел».  

 

 Скандал на горе Яворина

 

17 июля 2004 года в Ивано-Франковской области на мероприятиях на горе Яворина, посвящённых памяти одного из националистический вождей Украинской повстанческой армии — Дмитрию Клячкивскому (Климу Савуру), Тягнибок выступил с такими словами: «Вони не боялися, як і ми зараз не маємо боятися, вони взяли автомат на шию і пішли в ті ліси, вони готувалися і боролися з москалями, боролися з німцями, боролися з жидвою і з іншою нечистю, яка хотіла забрати в нас нашу українську державу… Треба віддати Україну, нарешті, українцям. Оті молоді люди, і ви, сивочолі, оце є та суміш, якої найбільше боїться москальско-жидівська мафія, яка сьогодні керує в Україні».

(Они не боялись, как и мы сейчас не должны бояться, они взяли автомат на шею и пошли в те леса, они готовились и боролись с москалями, боролись с немцами, боролись с жидами и с другой нечистью, которая хотела забрать у нас нашу украинскую державу…Нужно отдать Украину, наконец, украинцам. Те молодые люди и вы седые, это есть та смесь, которой больше всего боится москальско-жидовская мафия, которая сегодня руководит в Украине»)

 

 Справка: Идея Шувалова заключалась в том, чтобы приставить к Тягнибоку камеру канала «Интер», которая будет снимать все его публичные выступления. В течение двух недель журналисты сопровождали тогдашнего депутата от «Нашей Украины», пока он не «выстрелил». Понимая последствия, Ющенко исключил Тягнибока из фракции. Платили ли деньги Тягнибоку за ту речь? Маловероятно, но сегодня он и его соратники по «Свободе» — желанные гости на канале «Интер».. Рядом с Тягнибоком тогда находился Петр Ющенко, родной брат на тот момент оппозиционного кандидата в президенты Виктора Ющенко, и скандал получил широкую огласку.

 

В марте 2005 года в эфире «5 канала» Тягнибок заявил, что с самого детства не предает своих взглядов, согласно которым «не украинцы не испытывают внутренней благосклонности к украинской земле»; он также подтвердил, что в Ивано-Франковской области говорил о «тех, кто оккупировал Украину»: «я говорил о россиянах, я говорил о немцах, я говорил о жидах».

 

Чрезвычайный и полномочный посол Израиля на Украине Наоми Бен-Ами заметила по этому поводу, что «господин Тягнибок зря думает, что в посольстве Израиля не видели эту передачу», однако «действия господина Тягнибока не повлияют на отношения между нашими странами».

 

Тарас Боднар отмечает: «По этому поводу было четыре суда и Тягнибок выиграл все эти суды за счет хорошего адвоката, который доказал в ходе судебных заседаний что слово «жид» не является оскорблением, потому что если так, то надо запретить Франко, Шевченко, Лесю Украинку».

 

В мае 2010 года Тягнибок получил «золотой крест» ветеранов дивизии войск СС «Галичина».

 

«Свобода» и два ее представителя (Олег Тягнибок и  Игорь Мирошниченко) внесены в список десяти топ-антисемитов мира за 2012 год, составленный центром. Он был передан в Госдепартамент США с рекомендацией внести их в список лиц, чье нахождение на территории Штатов нежелательно», — заявил глава иерусалимского отделения Центра Симона Визенталя Эфраим Зурофф.

 

Этот список был составлен по высказываниям и публикациям политиков, официальных и частных лиц в разных странах мира. «Свобода» занимает в нем 5-е место.

 

Тем не менее, в посольстве США в Украине заявили, что не имеют запрета на выдачу виз для парламентариев от партии «Свобода».

 

Связи с Администрацией Януковича

 

Начиная с зимы 2010 года Тягнибока постоянно и регулярно замечали в районе Банковой.

 

Тарас Боднар: «Когда Тягнибок делает какие антисемитские заявления, то стоит только посмотреть на символ партии — три сложенных пальца, которые согласно еврейскому Талмуду являются символом иудейского семисвечника. Кстати, автором этого партийного знака является Левко Мартынюк, один из заместителей Тягнибока по пиару. В интернете можно найти его фото и увидеть, что по внешности он идентичен с известным Львом Троцким-Бронштейном, да так, что и не отличишь. Когда Тягнибок выступает против секс-меньшинств, то в центральный комитет входит человек, даже с неукраинской фамилией, который в действительности является представителем гей-сообщества и даже того не скрывает. Когда Тягнибок заявляет, что в партии не могут быть люди, которые в советские времена работали на ответственных должностях в Комсомоле, то достаточно открыть партийные списки «Свободы» и найдете там многих людей с комсомольским прошлым. Все это антисемитизм, гомофобия — это провокации. А провокации — это методы работы спецслужб. Вот только спецслужб каких стран — надо поинтересоваться… в Заболотове представители «Свободы» забросали яйцами памятник польской графини Потоцкой. Что это было? Это была сознательная провокация. Они знали, что в польском сейме через 10 дней должны были проходить слушания, инициированные Народной крестьянской партией Польши, о геноциде поляков на Волыни. Польские парламентарии потребовали от Украины компенсаций. Затем этот вопрос был направлен на рассмотрение в Европарламент. Так вот, провокация с тем памятником подлила только масла в огонь. А кому это было выгодно — полякам и россиянам».

 

 Бизнес-досье

 

Как утверждает Тягнибок, oн живет на одну зарплату — за исполнение обязанностей председателя ВО «Свобода», она составляет 15000 гривен.

 

Одним из источников финансирования «Свободы» являются членские взносы (3 гривны в месяц). Еще один источник финансирования — средства экономического совета партии, представительства которого работают в каждой области .

 

Машина – служебная: «Вот я, к примеру, езжу на машине члена партии. Большой и красивый джип Toyota. Его выбирал не я, политсовет, чтобы мне было удобно ездить по Украине. Он как дом на колесах».

 

«Это уже просто смешно. Я являюсь председателем политической силы, большой политической силы, политической силы, которая имеет 37 депутатов в украинском парламенте, политической силы, которая приняла решение, что глава партии должен ездить в безопасном автомобиле, председатель партии должен ездить в автомобиле, который позволит ему передвигаться по всей Украине, — отметил он. — Я даже не хочу вам рассказывать и сравнивать с другими политиками, но я также не бедный человек. Извините, пожалуйста, но мне 45 лет. То есть вы считаете, что я 45 лет, будучи более 10 лет депутатом украинского парламента, депутат имеет достаточно большую зарплату, более того, я происхожу не из бедной семьи, из достаточно богатой семьи…».

 

Тягнибок рассказал, что «партия приняла решение, что председатель партии должен иметь именно такой автомобиль, такой маркой автомобиля, кстати, пользуется подавляющее большинство, в том числе и оппозиционных политиков». «И тогда один из наших партийцев сказал: у меня есть такой автомобиль, я могу дать для пользования главе партии этот автомобиль.

 

Прописан, но не живет в квартире под Киевом, где в 1998 году получил ее как народный депутат. Семья проживает во Львове, в районе Стрийского парка, в четырехкомнатной квартире (более 100 «квадратов»), которая принадлежала еще его бабушке.

 

Бизнесом можно назвать якобы работу на интересы олигархов  Игоря Коломойского (тернопольские выборы — 2009)  и  Дмитрия Фирташа (2010-2011).

 

Фракция ВО «Свобода» во Львовской облраде неоднократно была замешана в скрытом лоббировании земельных вопросов. В этом контексте — и разгоревшийся скандал вокруг земли Украинского католического университета, который связывают с историей отношений ВУЗ-а и СБУ.

 

Тарас Боднар говорит: «Не бывает дыма без огня. Ранее бывший глава нашей партии Ярослав Свалеба всегда удивлялся отношениям Олега Тягнибока с господином  Леонидом Нетудыхатой, когда тот еще был депутатом Верховной Рады. А если учесть, что Нетудыхата является человеком Клюева, а Клюев — это регионы, — то все может быть. Кроме того, Тягнибок также часто ездит в Америку и Канаду и, понятно, что он доит украинскую диаспору; собственно «доит» — это слово здесь как раз подходит. У нас есть пословица, что ласковый теленок двух коров сосет (и то как минимум). Когда речь шла о привлечении А. Сыча, как заместителя председателя ОУН (бандеровского направления), то видимо речь шла о деньгах украинской диаспоры и деньги наверняка не малые. Кроме того, «куновцы» говорят, что не простили Сычу его измену до сих пор».

 

Жилье:

 

Лидер оппозиционной партии «Свобода» Олег Тягнибок показал журналистам свою львовскую квартиру, в которой семь комнат, два этажа и антикварная мебель.

 

Тягнибок повел журналиста к построенному еще австрийцами зданию, которому около 100 лет — здесь на первом этаже находится львовская квартира Тягнибока. Как пишет журнал, помещение, которое семейство занимает с 1977 года, — это квартира площадью примерно 60 кв. м, состоящая из четырех комнат, санузла, небольшой кладовой.

 

Несколько лет назад политик расширил площадь квартиры, присоединив приватизированный подвал. Таким образом, появились еще три комнаты, и площадь жилища выросла до 116 кв. м.

 

«Выдели бы вы квартиру десять лет назад — просто ужаснулись бы», — отметил Тягнибок и рассказал историю о том, как в 2002-м это жилище полностью выгорело. Политик уверен, что пожар был неслучайным событием, так как пламя начало распространяться от входной двери. В том году лидер «Свободы» во второй раз баллотировался в парламент, и поджог, предполагает политик, мог стать попыткой оказать на него давление.

 

В сентябре 2013 года появилась информация, что лидер ВО «Свобода» Олег Тягнибок строит особняк в заповедной зоне под Киевом.

 

К дому можно доехать через глухой и заповедный лес по новенькой асфальтированной дороге. При въезде к участку установлен шлагбаум, а вокруг есть таблички «Заповедник «Стугна».

 

Следует отметить, что в природоохранном заповеднике строить строго запрещено, поэтому лесников на всякий случай запугали. «Там были и УБОП и УБЭП, и прокуратура. Я своих ребят послал — так к ним вышли охранники с битами и сказали, что если еще раз сюда сунутся — мозги будут собирать по соснах», — сообщил лесник.

 

На земляном участке есть два дома на берегу водоема среди сосен, один из которых якобы принадлежит еще и брату политика Андрею Тягнибоку. Оба участка имеют общую будку для охраны, две калитки и еще одного прораба. При этом в декларации о доходах политика нет ни земельного участка, ни дома. Перед выборами он с удовольствием хвастался журналистам лишь квартирой во Львове.

 

Нардеп из фракции «Свобода» Ирина Фарион опровергла информацию об особняках Тягнибока, заявив, что он «живет в квартире с видом на мусорную свалку».

 

 «Сукины сыны» Партии регионов

 Но это – наши «сукины сыны»…

 

В ноябре 2010 года во время одного из столичных круглых столов состоялся приметный диалог: «Мы пахали 4 года. Наш успех завоеван потом и кровью. Если кто-то думает, что, заберете прямые эфиры на ТВ, и «Свобода» меньше наберет, – он ошибается», – сказал Юрий Сиротюк.

 

«Мы никак их не финансируем», — сказал  Владислав Лукьянов, — Не нужно ничего бояться. Это наша украинская сила… Я надеюсь, что у ребят появится возможность вырасти из коротких штанишек… Не исключаю, что эта сила пройдет в Верховную Раду… Надеюсь, что будет занята здоровая конструктивная позиция».

 

«Вас ведь Тягнибок называет «криминально-олигархическим кланом». У вас позиция трусливая. Тебе говорят: «ты – уголовный авторитет». А ты – «да они хорошие», – возмутился политолог  Михаил Погребинский.

 

«Ряд заявлений, которые носят эпатажный характер, – это детская болезнь», – попытался возразить Лукьянов.

 

«Ты хоть понимаешь, что их оправдываешь? – ответил Погребинский. — Даже если принять, что это – «сукины сыны».

 

«Но это – наши «сукины сыны», – твердо ответил Лукьянов.

 

«Да они – обыкновенные нацисты! – изумился Погребинский, —  Партия регионов, поскольку не является идеологической силой, просто не понимает, что за идеология у «Свободы». Они не изменят риторику. Они – идейные люди. Они – настоящие обыкновенные нацисты. Тягнибок ведь не отказывается от своих слов, которые произнес на известном митинге. А вас они видят повешенными на ветках».  

 

 Говорят…

 

По информации, будучи в 10-м классе школы с углубленным изучением немецкого языка №8, физически развитый Олег Тягнибок якобы случайно убил одноклассника, показывая прием из рукопашного боя, выученный от отца, врача олимпийской сборной. Позже на себя вину взял его брат. Выше упоминалось непонятное богатство «неблагонадежной» семьи.

 

В субботу 14 мая 2011 года на улице Княгини Ольги, во Львове лидер ВО «Свобода» Олег Тягнибок избил молодого парня. Он возвращался из аквапарка «Пляж» на собственном автомобиле TOYOTA Land-Cruiser 200 и на кольце улиц В. Великого — Кн. Ольги перед его автомобилем никак не мог двинуться с места автомобиль ВАЗ 2109 с наклейкой «У». Водитель-новичок не мог двинуться. Тягнибок начал сигналить, однако водитель «девятки» не смог завести машину. Тягнибок выпрыгнул из собственного джипа и стремглав помчался к машине. Новичок испугался и закрыл дверь, но это не остановило лидера ВО «Свобода» и он рукой разбил окно водительской двери — Вытолкнув водителя и силой повалив его на обочину, он оттолкнул самостоятельно автомобиль к обочине и проехал дальше. Водитель ВАЗа получил повреждения головы средней тяжести. Сейчас парень готовит иск в суд на лидера ВО «Свобода»  

 

Тягнибок в русскоязычном разделе Википедии

 

Во время интервью Радио «Свобода» журналист Роман Скрыпин уведомил Тягнибока о том, что в русскоязычном разделе Википедии в статье о нём его причислили к сексуальным меньшинствам, о нём есть целый раздел, посвящённый «ксенофобским высказываниям». Тягнибок назвал это провокацией. Он также сказал: «Поскольку это российская версия, я этому не удивляюсь (Оскільки це російська версія, я не дивуюся цьому».

 

Тягнибок сказал, что его партия обратится по этому поводу в Википедию. Также Тягнибок посетовал, что с интернет-изданиями бороться очень сложно, и что его партия уже пробовала пару раз судиться, но это бесперспективно.

 

 Оперативные донесения

 

7 ноября 2013 года, в день 96-й годовщины Октябрьской революции, главе фракции «Свобода» Олегу Тягнибоку исполнилось 45 лет. Первый зампредседателя парламентской фракции Партии регионов Михаил Чечетов поздравил лидера «Свободы» Олега Тягнибока с днем рождения, приветливо расцеловав его при этом прямо в сессионном зале.

 

 

 

 

 

Главные авиационные законы Б. Брэда

Первый главный закон Б.Брэда

Не зарекайся.

Второй главный закон Б.Брэда

Никогда не делай в полете того, что обычно не делаешь.

Третий главный закон Б.Брэда

Принимая решение, помни, сейчас всё ещё можно изменить.

Четвертый главный закон Б.Брэда

Полет будет безопасней, если летит не только тело, но и душа.

Пятый главный закон Б.Брэда

На земле и небе действую те же законы. Только в небе цена их невыполнения много выше.

Наблюдение Б.Бэрда

Небо это место, где невозможно насорить.

Дополнение к наблюдению

Но можно испортить воздух.

Совет Б. Брэда

Как только ты понял, что освоил данный летательный аппарат в совершенстве, ты обязан прекратить летать на нём в качестве пилота.

Иначе обязательно доставишь много неприятностей себе и своим пассажирам.

С авиатехникой можно общаться только на ВЫ.

Фундаментом обеспечения безопасности полетов есть желание летать безопасно.

И увидел Человек Небо. И полюбил его. И просил Человек Творца близости с Небом. И разрешил Творец эту близость, но только по Любви. ( ОТ Б.Брэда)

 

 

 

Самолёт Четвериков МДР-6 Че-2.

В предвоенные годы авиация Военно-Морского Флота наряду с колесными самолетами различного назначения получила несколько типов летающих лодок, в том числе морской дальний разведчик (МДР). Его разработала группа инженеров, возглавляемых И. В. Четвериковым. Конструктор впервые в нашей стране применил на морском самолете крыло типа «чайка» (его площадь — 59,4 квадратных метров).

 

Двигатели (на первом экземпляре — звездообразные М-25Е, затем М-62 и М-63) устанавливались в местах перегиба крыла. Схема самолета — летающая лодка, высокоплан со свободнонесущим крылом. Центроплан был круто изогнут от корпуса лодки, с которым сопрягался обтекателями. Лодка — двухреданная, хорошо обтекаемых форм, все поперечные сечения лодки криволинейные, плоских поверхностей не было. Размеры лодки немного менялись в модификациях самолета.

 

Конструкция Че-2 — металлическая. Полотно применялось лишь для обшивки рулей и элеронов. Обшивочные листы корпуса в основном тонкие. Клепка потайная. Экипаж три-четыре человека, вооружение: три пулемета ШКАС в двух стрелковых установках, до 12 различных бомб общей массой до 1000 кг. Опытный образец летающей лодки в 1937 году успешно прошел испытания и вскоре машина поступила в серийное производство. Большинство самолетов Че-2 выпускалось с двигателями М-63 мощностью по 1100 л. с.

 

Машина, несмотря на большие размеры, была достаточно легкой. Вес пустого Че-2 не превышал 4100 кг, взлетный — 6700 кг. В перегрузочном варианте летающая лодка весила 7200 кг. Благодаря своим аэродинамическим формам самолет обладал хорошими летными и мореходными данными. Его максимальная скорость достигала 360 км/час, потолок — 9 тыс. м.

 

Для повышения летных качеств самолета МДР-6, чтобы летающая лодка могла более или менее равняться с серийным бомбардировщиком типа ДБ-3, решено было выпустить модификации обозначавшиеся «А», а затем «Б» с номерами от 1 до 5 за 1940-1946 гг. «А» (1940 г.) и «Б» (1941 г.) — два опытных экземпляра, почти подобные, но с резкими отличиями от серийного типа «Н». На модификации «А» стояли двигатели М-105 рядного типа.

 

Поплавки были специальной формы, чтобы они могли уместиться между лонжеронами крыла, в виде ящиков на жестких коробчатых стойках с управлением от электросистемы с червячной передачей. Проектирование самолета «А» было начато осенью 1939 г. Он был выпущен в 1940 г., в 1940-1941 гг. прошел заводские испытания, но потерпел аварию около Углича, при перелете на место проведения госиспытаний.

 

 

Устинов Дмитрий Фёдорович. Биография

 30.10.1908 — 20.12.1984

Герой Советского Союза и дважды Герой Соц.Труда

     Даты указов         

 

            1.         27.10.1978     Медаль № 11302

            2.         03.06.1942     Медаль № 24

            3.         17.06.1961     Медаль № 89

 

    Памятники

 

                           В Москве на Красной площади

                           Мемориальная доска в Москве

                           Бронзовый бюст в Самаре

                           Мемориальная доска в Москве (на доме, в котором жил)

                           Мемориальная доска в Санкт-Петербурге

                           Вывеска на здании «Военмеха» в Санкт-Петербурге

                           Бюст в Коврове

           

 

Устинов Дмитрий Фёдорович — выдающийся деятель Советского государства, Маршал Советского Союза.

 

Родился 17 (30) октября 1908 года в городе Самаре в семье рабочего. Русский.

 

В 1922-1923 годах служил в Красной Армии, после чего окончил профтехшколу и Ленинградский военно-механический институт. В 1927-29 годах работал слесарем на Балахнинском бумажном комбинате, затем на фабрике в Иваново. Член ВКП(б)/КПСС с 1927 года. С 1934 года — инженер в Артиллерийском морском НИИ, начальник бюро эксплуатации и опытных работ; с 1937 года — инженер-конструктор, заместитель главного конструктора и директор ленинградского завода «Большевик».

 

9 июня 1941 года Д.Ф. Устинов был назначен народным комиссаром вооружения СССР. На этом посту он внёс крупный вклад в достижение победы в Великой Отечественной войне, обеспечив массовый выпуск оружия, успешное освоение производства новых видов вооружения.

 

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 3 июня 1942 года за выдающиеся успехи в производстве вооружения и обеспечения ими Красной Армии Устинову Дмитрию Фёдоровичу присвоено звание Героя Социалистического Труда с вручением ордена Ленина и золотой медали «Серп и Молот».

 

Генерал-лейтенант инженерно-артиллерийской службы (21.01.1944); генерал-полковник инженерно-артиллерийской службы (18.11.1944).

 

 До 15 марта 1953 года Д.Ф. Устинов находился на посту наркома (с 1946 года — министра) вооружения СССР. С 15 марта 1953 по 14 декабря 1957 года он — министр оборонной промышленности СССР, а с 14 декабря 1957 по 13 марта 1963 года — заместитель Председателя Совета Министров СССР.

 

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 17 июня 1961 года за выдающиеся заслуги в развитии ракетной техники и обеспечение успешного полета советского человека в космическое пространство Устинов Дмитрий Фёдорович награждён второй золотой медалью «Серп и Молот».

 

С 13 марта 1963 по 26 марта 1965 года Д.Ф. Устинов — первый заместитель Председателя Совета Министров СССР. С 26 марта 1965 по 5 марта 1976 года — секретарь ЦК КПСС и кандидат в члены Политбюро ЦК КПСС. На этом посту Д.Ф. Устинов координировал работу всех учреждений военно-промышленного комплекса.

 

29 апреля 1976 года Д.Ф. Устинову было присвоено воинское звание «генерал армии» и он был назначен на пост министра обороны СССР. 30 июля 1976 года ему присвоено воинское звание «Маршал Советского Союза».

 

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 27 октября 1978 года «за большие заслуги в укреплении обороны страны в годы Великой Отечественной войны и в послевоенный период и в связи с 70-летием со дня рождения» Маршалу Советского Союза Устинову Дмитрию Фёдоровичу присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда».

 

Член ЦК КПСС с 9 июня 1941 года. Член Политбюро ЦК КПСС с 5 марта 1976 года. Депутат Верховного Совета СССР 2, 4-11-го созывов (1946-1950, 1954-1984).

 

Скончался 20 декабря 1984 года. Его прах захоронен на Красной площади в Кремлёвской стене.

 

Награждён одиннадцатью орденами Ленина (08.02.1939, 03.06.1942, 05.08.1944, 08.12.1951, 20.04.1956, 21.12.1957, 29.10.1958, 29.10.1968, 02.12.1971, 27.10.1978, 28.10.1983), орденами Суворова 1-й степени (16.09.1945), Кутузова 1-й степени (25.10.1944), семнадцатью медалями. Также награжден иностранными наградами: тремя орденами Сухэ-Батора (Монголия, 1975, 1978, 1981), орденом Боевого Красного Знамени (Монголия, 1983), двумя орденами Клемента Готвальда (Чехословакия, 1978, 1983), орденом Белого Льва 1-й степени (Чехословакия, 1977), орденом Хо Ши Мина (Вьетнам, 1983), двумя орденами Георгия Димитрова (Болгария, 1976, 1983), орденом «Крест Грюнвальда» 1-й степени (Польша, 1976), двумя орденами Знамени с рубинами (Венгрия, 1978, 1983), орденом «Солнце Свободы» (Афганистан, 1982), двумя орденами Карла Маркса (Германская Демократическая Республика, 1978, 1983), орденом Шарнхорста (Германская Демократическая Республика, 1977), орденом Белой Розы 1-й степени (Финляндия, 1978), орденом «Плайя Хирон» (Куба, 1983). Герой Монгольской Народной Республики (8.06.1981). Герой Чехословацкой Социалистической Республики (6.10.1982).

 

 Лауреат Ленинской премии (20.04.1982), Сталинской премии 1-й степени (16.12.1953), Государственной премии СССР (5.02.1983).

 

 Почётный гражданин города Северодвинска Архангельской области (25.05.1983).

 

Бронзовый бюст Устинова Д.Ф. установлен на его родине — в городе Самаре на Самарской площади.

 

Имя Д.Ф. Устинова присвоено Ульяновскому авиационному промышленному комплексу, производственному объединению «Ижмаш» и району в городе Ижевске, Ленинградскому (ныне Санкт-Петербургскому) механическому институт, где он учился, площади в его родном городе Самаре, улицам в Москве и Санкт-Петербурге, ракетному крейсеру Краснознамённого Северного флота. В Москве на доме, в котором он жил, и на здании Министерства обороны установлены мемориальные доски. В 1984-1990 годах его именем был назван город Ижевск.

Воспоминания лётчика-испытателя подполковника Терехова Александра Глебовича

 В 1950-51 годах с целью обеспечения лётных испытаний наземной и бортовой аппаратуры радиотехнических систем навигации и посадки при ВВС Ленинградского военного округа была образована отдельная лётно-испытательная группа, которая была предана НИИ-33.

 Вскоре она была переформирована в 9-ый отдельный летно-испытательный отряд, под командованием И.В.Зайдель и в 1952 году переведена на Гатчинский аэродром. Сюда же перебрались и институтские конструкторы — разработчики и испытатели. Офицеры и сверхсрочники жили в городе, солдаты в казарме находившейся здесь недалеко от аэродрома, на том месте, где недавно находилось ГАИ. Там же на аэродроме размещалась ещё одна лётная часть до 1961 года, командир-полковник Гузеев Г.Н.

 

Летать лётчикам-испытателям приходилось на разных машинах: Ил-12, Ил-14. Их салоны были напичканы аппаратурой, там же люди конструкторы-разработчики, исследователи. Летали много, днём и ночью на высотах от 20 до 4000 метров, бывали и длительные полёты (Подмосковье, Киев, Челябинск, Байконур и др.).

 

 

В 1962 году испытательный отряд был преобразован в 196-ю отдельную лётно-испытательную эскадрилью. Увеличился объём работы и тематика исследований.

В отряде работали опытные лётчики испытатели. Это: командир отряда И.В. Зайдель, заместители: М.И. Мартьянов, Г.Ф. Афанасьев, В.Л. Михно, Р.Ф.Писарев, Ш.Б. Сайфутдинов, В.П. Степанов, Терехов А.Г. , А.П. Бездетнов, командиры звена В.А. Сергеев, М.Т. Меченков, И.П. Карпухин, штурман-испытатель А.П. Агулов, зам. командира по инженерно-авиационной службе В.С. Семченко, старший бортмеханик В.Н.Семенов, бортмеханик Н.Ф. Кобелев, бортмеханик В.М.Видешин, бортрадист Б.М. Фролов и многие другие.

 Они достойно завершили историю первого в России военного аэродрома. Это было в 1963 году. Основным куратором лётно-испытательного отряда была Герой Советского Союза, прославленная лётчица Валентина Степановна Гризодубова, которая не раз прилетала на Гатчинский аэродром.

 

В мае 1963 года 169-ая ОЛИАЭ была переведена на Сиверский аэродром.

 

 169-я ОЛИАЭ – это последняя авиационная воинская часть отечественных Военно-Воздушных Сил, из тех, которые дислоцировались здесь, начиная с 1909 года, с момента сборки и испытаний первых аэропланов офицеров-воздухоплавателей Учебного Воздухоплавательного парка русской армии.

 

 

В 2010 году Постановлением администрации МО «Город Гатчина» от 29.06.2009 г. №876

отмечалось 100-летие образования первого в России военного аэродрома.

 

Терехов Александр Глебович

Рассказ курсанта ХВВАУЛ

ДЕНЬ РОЖДЕНИЯ

 — Тридцать второй на боевом!

 — Тридцать второму заход разрешаю, мишень семнадцатая!

 — Понял.

 Та-а-а-к, чуть повыше надо… Успеть отстреляться. Пятый заход уже, а снаряды не кончаются. Самое гнусное – привезти снаряды обратно. Большего позора не бывает. Топлива хватит ещё на заход, не больше.

 Вот уже белая мишень в кругу… вписывается в ромбики прицела, можно стрелять…

 «Та-та-та-та-та», — наперебой заспешили слева две 23х-миллиметровые пушки. «Дуг-дуг-дуг-дуг», — перекрывая обеих, застучала справа 37ми-миллиметровая. Как швейная машинка. Голос-то у неё какой! Будто знает она, что на борту она – самая могучая в мире. Нет крупнее калибра нигде больше, чем на МиГе. Стараются втроём, залпом, на ремнях вишу – так тормозит от стрельбы… Нет, не закончились опять!

 — Выводи, — коротко и спокойно подсказал голос.

 Да я уже и так вывожу. Боевой разворот, подо мной мишень, вся в разрывах. Кажется, хорошо всадил.

 На полигоне тихо, нет того гвалта, как на рабочем канале, сейчас всего три самолёта на кругу.

 Поглядываю с опаской на топливомер. Ещё домой топать, да на круг запас нужен.

 …Ещё заход…шестой.

 — Тридцать второй, на боевом!

 — Заход. Мишень двадцать шестая!

 Что это он мне мишень поменял?

 — Понял, тридцать второй? Мишень двадцать шестая. Ту ты всю разворотил! — как будто на мой вопрос ответил.

 Приятно слышать от такого человека такие слова.

 — Понял, двадцать шестая!

 Шестерым курсантам в эскадрилье заряжают полный боекомплект. А так, всем положено только по тридцать снарядов в НР-23 и пятнадцать в Н-37. Это поощрение такое, его сам Малолин придумал – за успехи. Попробуй весь боекомплект расстрелять за пять заходов!

 Малолин с войны лётчик. На фронт попал, когда у него налёт был семь часов. Только взлетать научили, а садиться – нет, мишень воздушная для фрицев. Рассказывал. Первые полёты – только хвост ведущего и видел. Кто удерживался в первых двух-трёх полётах за ведущим, живым оставался. Кто не удержался – погиб. Вот это отбор! А сейчас у нас он – «начальник огня и дыма», начальник воздушной, огневой и тактической подготовки полка. Сам полётами на полигоне руководит. Его слово здесь решающее. Вот новая мишень в кольце прицела.. Обрамляю ромбиками…

 «Дуг-дуг…» — замолчала, наконец, тридцать седьмая. «Та-та-та…» — умолкли и двадцать третьи. Всё… вывожу…

 — Левым разворотом на привод, тысяча четыреста!

 Знает Малолин, что у меня топливо на исходе, напрямую отослал. Ну, а так нормально будет. Хватит дотянуть. Хороший самолёт МиГ-17.

 Вон, полковник Федорец вернулся из Кореи – восемь сейбров сбил. Одного какого-то крутого американоса завалил. Ему потом с ним встречу устраивали. Правда, и самого два раза сбивали. Рассказывал – очнулся от того, что струя воздуха в лицо ударила. Глаза открыл, а впереди дыра и воздух в лицо… Катапультировался, едва успел. Глаза повредил. Теперь тоже нас, вот учит. Интеллигентен, всегда спокоен, грубого слова от него не услышишь. Только чуть улыбается, когда поругаться нужно. А Сутягин там героя получил, теперь вот во Вьетнам уехал, наверное, за второй звездой.

 Ну, вот и красная лампочка аварийного остатка топлива «300 литров» замигала. Ничего, хватит теперь!

 Это крайний день на полигон летали, ещё кое-какие долги подтянуть и третий курс закончен!

 После полётов на разбор уже собираются.

 — Хорошо ты сегодня пострелял! У тебя что, говорят, день рождения сегодня, что ли?

 — Да.

 — А что ж, не сказал?

 — Так от полётов бы отстранили!

 — Ну ладно, поздравляю. А сколько тебе?

 — Девятнадцать уже!..

 

Равиль Хадеев

Интервью с Андреевым Константином Григорьевичем

Андреев К.Г. Курсант Чугуевского ВАУ, 1938 г.

  

А.Д.: Андреев Константин Григорьевич, родились 11 августа 1917 года, так? Расскажите, пожалуйста, какую вы авиашколу заканчивали?

 

К.Г.: ЧВАУ, Чугуевское Военное Авиационное Училище. Я учился вместе с Кожедубом. Вот только окончил он немного раньше на несколько месяцев. Потому что он был в совершенно другой эскадрилье. И их выпуск был 1 мая 1940 года, а я окончил в том же самом 40-м году, но только 16 июня. Через полтора месяца после Кожедуба.

 

А.Д.: А вы в каком городе родились?

 

К.Г.: В Казани.

 

А.Д.: И аэроклуб какой заканчивали?

 

К.Г.: Аэроклуб заканчивал 4-й объединенный аэроклуб в Ленинграде. Тут, на проспекте Карла Маркса был аэроклуб, у Самсониевской церкви.

 

А.Д.: В аэроклуб поступили по своему желанию или «по комсомольской путевке»?

 

К.Г.: Я хотел быть летчиком с десяти лет и все время хотел поступить в авиатехникум на Литейном. Там курса не было летчиков. «Мы курс летчиков перевели в какой-то другой город. Хотите, мы направим вас?» Я говорю: «Нет, воздержусь», откуда я знаю, примут ли?

 

А.Д.: А как вы попали в Ленинград? Работали или учились?

 

К.Г.: Нет, я окончил 8 классов в Казани. Родители, отец на пенсии, в 1931 году пошел на пенсию, получил 30 с чем-то рублей пенсии, мама и я. А в семье я был девятый. У родителей, девятый, поскрёбыш, вот. А сейчас остался я один [смеется]. Я в Ленинград уехал в декабре 33-го года. Приехал сюда к брату. У меня здесь было три брат. Один брат окончил Институт Ульянова Ленина в 1930 году и работал инженером, или главным инженером. В 1940 стал депутатом районного Совета. Теперь второй брат. Этот на заводе «Марти» работал, в 33-м году был правительством награжден Орденом Ленина.

 

А.Д.: А в каком году вы в аэроклуб поступили?

 

К.Г.: В аэроклуб я поступил в 1938 году и окончил его. Тут как раз прибыли из ЧВАУ, из Чугуевского Военного Авиационного Училища набирать курсантов. Ну, я подал заявление. . В общем, все такое, говорят: «Ждите». Ну, вот, жду, жду, жду, жду. Потом думаю себе, или не приняли? В голову всякая чушь лезет, состояние плохое, хорошего ничего нет. Ну, ладно. Потом, значит, вызывают. По повестке, вызывают — «вы должны явиться…». «Вас зачислили курсантом Чугуевского Военного Авиационного Училища». Ну и хорошо. А когда в аэроклубе учился, там было так, прибыли мы в Любань, в 4-й объединенный аэроклуб в Любани, там еще площадка такая еще была… на ней стоял самолет Р-зет, метеорология, погода…

 

А.Д.: Разведчик погоды?

 

К.Г.: Да, Р-зет. Утром улетел, вечером прилетал. Где уж он там был, не знаю. Ну, это не важно.

 

А.Д.: А в аэроклубе учились на У-2?

 

К.Г.: Так У-2 — это самая безошибочная машина, самая такая легкая машина.

 

А.Д.: А УТ-1 не было там?

 

К.Г.: Нет еще. Этих машин не было еще тогда. Это в 1937-1938 годах было.

 

А.Д.: И сколько вы в аэроклубе полетов сделали?

 

К.Г.: В аэроклубе так: приняли меня в аэроклуб в марте месяце примерно а летать стали мы летом. И 15 мая мы поехали в лагерь в Любань, и уже в конце июля закончили аэроклуб. И прибыли как раз представители из ЧВАУ по набору курсантов.

 

А.Д.: И сколько вы успели полетов совершить в аэроклубе, приблизительно?

 

К.Г.: В аэроклубе? У меня данных нет. Тогда данных нам не давали. Все это у них, в Осоавиахиме. В училище опять У-2.

 

А.Д.: А на каких самолетах в училище обучались?

 

К.Г.: Там истребительное училище, И-15, И-16. Нас посадили на И-15, 4-я эскадрилья — истребитель И-15, а остальные на И-16. Вот такой, это «Чайка» [показывает модель И-153], на которой я в части летал, и воевал на ней и погорел на «Чайке» [смеется].

 

А.Д.: А как вы из Чугуевского училища попали на Балтийский флот, ведь это армейское училище?

 

К.Г.: Это училище армейское. И вдруг, значит, когда мы закончили, вдруг прибыла комиссия, команда, из Москвы, из Министерства. «Ваш выпуск, четвертой эскадрильи, передали в ВВС ВМФ. И вот всю нашу эскадрилью распределяем по флотам: Балтийский флот, Северный флот, Дальневосточный флот и Черноморский».

 

А.Д.: А на Балтийский флот, те, которые с вами учились — кто-нибудь попал?

 

К.Г.: Да. Нас на Балтику направили 6 человек. Так как я в аэроклубе старостой был летной группы, прибыл в училище, и там меня опять поставили старостой летной группы или командиром отделения. Мне два треугольничка повесили. И мне все документы, на все 6 человек.

 

А.Д.: Вы не помните фамилии этих 6 человек?

 

К.Г.: Дмитриев Володя, Шабанов Николай, Никанор.

 

А.Д.: В документах по-разному: Никандр и Никанор. Какое правильно? Никанор или Никандр?

 

К.Г.: Шабанов и всё. А Никанор — мы его и не называли. Чернов Миша первый из нас погиб… Был шестой Никандров. Но его отчислили. Отчислили его, их двоих, потому что они боялись с парашютом прыгать, прыжки боялись делать, отчислили их в другую часть, не в авиационную. И на Дальний Восток их послали.

 

А.Д.: А вот Никандров и кто еще? Кого отчислили?

Константин и Зоя Андреевы, 1936 г.

 

 

К.Г.: Коткин. Коткин в Финскую участвовал. В Финскую летал. Награжден орденом Красного Знамени. А почему он испугался? Летать не стал. Раз парашютные прыжки не любишь, значит и самолета не получишь и летать не стал.

 

А.Д.: И когда вы попали в часть в 4-ю эскадрилью 13-го полка из училища?

 

К.Г.: Ну, значит, так, училище окончили. Это в июне 1940 года. Нас построили и прямо в форме, тогда не было курсантской, прямо в солдатской форме, гимнастерки и сапоги, и послали в часть. Наш выпуск последний младшими лейтенантами выпустили. А после нас уже стали сержантский состав стали выпускать. В часть прибыли…

 

А.Д.: Перед войной весь полк базировался на Ханко? 13-й истребительный, все эскадрильи?

 

К.Г.: Нет. В мае 40-го года полк 13-й авиационный истребительный отправился переучиваться на новую матчасть. А «чаечную» эскадрилью оставили на Ханко. Одна наша эскадрилья осталась на Ханко, Белоусова как раз.. Но на Ханко у финнов был огород. Площадка. А в середине примерно с двухэтажный дом — скала. Вот мы вокруг скалы как балерины на своих «чайках». Потому если что — раз на скалу. Мешала нам приземлиться. Ее стали разрушать — не поддается разрушению. О, какой камень был! Ух, какой, ну ни с какой стороны не подойти! Понятия не имели, что с такой скалой делать. А ее уже приступили к взрыву. Взрывают, она ни с места. Вот какая скала была!

 

К.Г.: И вдруг началась война. Как раз мы были в дежурном звене. Звено старшего лейтенанта Семенова Григория. Как раз мы заступили Да, как раз это дело, капитана Антоненко и Бринько не было у нас, они после прилетели. Между прочим, Бринько сбил нашего командира звена Ивана Козлова.

 

А.Д.: Да. Я знаю — 15 июля. А вот как, кстати, как летчики вашей эскадрильи к этому отнеслись? Не обиделись?

Младший лейтенант Андреев, 4 аэ 13 ап КБФ, Ханко, зима 1940-1941 гг.

 

 

 

К.Г.: Злость была очень сильная. Ну как так? Своего? Он с парашютом выбросился, он ему еще по парашюту шлепнул. Еще очередь, заход сделал и по парашюту ему! Человек и так уже видно, что он все. Не знаю, что в голове было у Бринько. И очередь сделал по парашюту. Ну, и убил человека в воздухе прямо.

 

А.Д.: Нашли его потом, Козлова?

 

К.Г.: Ну, а как же? Как раз он его сбил над Ханко, над аэродромом. Да, его похоронили… еще с финской войны там… Васильев что ли, Герой Советского Союза похоронен… вот, вместе с ним.

 

А.Д.: А наказание какое-нибудь дали Бринько? Арестовали его? Наказали его как-нибудь? Бринько?

 

К.Г.: Нет, ничего, не арестовали. Мы не видели, не знаем ничего… Бринько… он в Низино на тросы заграждения налетел. Шьи-ить и готов [смеется]. Это в 41-м году было. Мы в Низино были на могилке Бринько.

 

А.Д.: 13 сентября 1941 года.

 

К.Г.: Антоненко — он при мне погиб…26 июля У нас на аэродроме, там. Потому что финны такой артобстрел вели! Что плюнуть негде было, из дальнобойных орудий, ну, ни взлететь, ни посадку совершить. Все бьют и бьют, все бьют и бьют… Куда приземлиться — не знаю. А где угодно не будешь машину приземлять… Как, что, раз-раз, скорее прятаться в кусты или под сетку. Антоненко похоронили… площадь Борисова была в Ханко, вот там его похоронили вместе с ГСС летчиком Борисовым.

 

А.Д.: Просто он 14-го июля получил звание Героя Советского Союза. И тут такое происшествие. Может, его пожалели? Или не стали обращать внимания?

 

К.Г.: Надо было защищать Родину. Некогда там прислушиваться где там, что там. А у нас на Ханко воевать некому было. В эскадрилье всего 22 летчика, так что мы не успевали отдыхать даже, вот прилетишь, раз сразу, заправляешь машину, все такое, вот значит пока там доклад, все. Нас было всего немного и потом — сбивали! Вот первого летчика сбили — Чернова Мишу мы полетели девяткой. В Турку полетели бомбить аэродром. Девяткой летим, а Антоненко с Бринько нас охраняли. Потому что у них машины-то скорость больше, вот они летели, вокруг на. Вот, подлетаем к Турку. Такой артогонь!… Они научились во время Финской финны-то. По «чайкам», по И-16 метко вообще стреляли. Такой зенитный огонь, что плюнуть негде было. Летишь, раз тебя подбросит от взрыва снаряда! Не знаю, летишь за направляющим, Белоусов вел девятку. И смотреть надо, аж голова устала. Мишаллетел слева в звене. Пламя и все… Прямое попадание, пламя

 

А.Д.: А это до захода в атаку или после?

 

К.Г.: Мы до аэродрома не долетели, несколько километров. Как лес зенитные взрывы были! Боже ж ты мой! Смотрим, Мишка погиб. ОХ! Парень-то был хороший, ну что же сделаешь…

 

А.Д.: А что вы на аэродроме видели?

 

К.Г.: Смотришь, что бы в тебя не попали. Ну, по команде Белоусова сбросили бомбы.

 

А.Д.: Попали?

 

К.Г.: А откуда я знаю? Мы сбросили, и кто смотрит? Смотришь там, чтобы тебя ни сверху, ни сзади не сбили, видишь в кабине, и вот так вертишься, такой массированный огонь был.

 

А.Д.: А потом вы куда полетели?

 

К.Г.: А потом мы, значит, оттуда, и над заливом бреющим улетели, чтобы не было звуку.

 

А.Д.: Вот там был еще гидроаэродром, вы его атаковали в тот раз?

 

К.Г.: Нет, нет, мы сбросили бомбы и драпа! Потому что могут пальнуть зенитки. Сейчас смешно, а тогда были слезы, можно сказать. Как так? Потеряли товарища, это была большая утрата, что сделаешь.

 

А.Д.: Вы 22 сентября 1941 года перелетели с Ханко на Эзель. Так?

 

К.Г.: Нет, я этого вылета не помню. Чтобы с Ханко мы прилетели на Эзель — я не помню. И там меня шлепнули.

 

А.Д.: А как вас сбили? В документах просто написано что 22 сентября вы атаковали наземные цели и вас сбили «мессершмитты».

 

К.Г.: Не знаю, не помню.

 

А.Д.: Написано, что вы сделали вынужденную посадку на острове Абрука.

 

К.Г.: Не, не знаю, а где такой?

 

А.Д.: А вот, там около Эзеля есть такой остров, вы сделали вынужденную посадку. Вас сначала посчитали пропавшим без вести в полку, а потом вас в госпиталь направили, в советский госпиталь на острове Эзель.

 

К.Г.: Нет, не помню. Мне рассказывали так, что воздушный бой был очень, очень такой, наших один самолет был, значит я, а против меня 4-5 самолетов. И вот как ты, куда девался вдруг? А ты как-то раз и над самой водой. Немцы думают, что я сейчас в воду шлепнусь и все и внимание. А я и усвистел.

 

А.Д.: Потом запись в архиве о том, что вы попали в госпиталь, была позже, и вас оставили на острове Эзель. Так как тогда была эвакуация войск наших с острова Эзель, и вас оставили вместе с госпиталем, потому что не могли эвакуировать раненых, вывезли только здоровых.

 

К.Г.: Не было плавстреств не было никаких лодок, никаких, нечем было меня отправить.

 

А.Д.: А вы какие ранения получили после этого боя?

 

К.Г.: Контузия. Когда садился на вынужденную сломал локтевой сустав.

 

А.Д.: И когда вы очнулись?

 

К.Г.: А уже очнулся я в госпитале? На полу. Немцы все кровати убрали.

 

А.Д.: Уже немцы были?

Узник лагеря под номером 2363

 

 

К.Г.: Заняли, я уже в плену был, в своем госпитале. И весь медперсонал в госпитале оказался в плену. Меня когда сбили. Я не говорил, не ходил, без сознания был. Вот. «А это что такое? А это что такое? А это что?» Ничего не понимал, что такое. Я говорю:

 — Где мы находимся?

 — В госпитале.

 — А что такое госпиталь?

 — Здесь раненые.

 — А как это — раненые?

 — Сейчас война.

 — А что такое война?

 — С немцами.

 — А что такое немец? — Все для меня было новое.

 — Ты кем был? Летчик?

 — А что такое летчик?

 — На самолете, который летел.

 — А что такое самолет?

 — А вон-вон — летит самолет!

 Ну, для меня… бестолковый я был, когда в сознание пришел.

 

А.Д.: И что немцы делали?

 

К.Г.: На полу, постельное белье — все наше. Немцы не брали. Только кровати забрали. А это всё они — большевистская зараза, коммунистическая зараза. «Ты коммунист? Ты фашист? Ты коммунист?» «Да, коммунист, да, коммунист». Что же сделаешь…

 

А.Д.: Вот немцы вас захватили в плен в госпитале, как они относились к вам?

 

К.Г.: Они не были в госпитале, они боялись дотронуться даже до двери госпиталя. Русская зараза, нет, не русская, большевистская зараза, коммунистическая зараза. Вот они боялись. Вот охранник. Вокруг здания немец ходит, снаружи здания. Вот, мороз. Вот он ни-ни, а в дверь боится, открыть двери боится. Боялись до ручки двери дотронуться. Вот до чего это дело — коммунистическая зараза.

 

А.Д.: И вас лечили в госпитале там прямо. Наши врачи?

 

К.Г.: Как лечили? Лечить-то нечем. Дадут там аспирин, еще что-то. Но немцы присылали своих солдат. На излечение, потому что начальник госпиталя был еврей, хирург, знаменитый хирург, он операцию делал немцам. А потом, что с ним сделали — наверно убили, так что — тут еще его ценили, а куда-нибудь в другое место — уничтожили, наверное, и все. У них как там: сейчас хороший, через пять минут что-нибудь психанет и убьет тебя, вот ни за что ни про что.

 

А.Д.: И вот вылечили вас куда направили?

 

К.Г.: Да не вылечили, ничего не вылечили. У меня рука неправильно срослась. Да, так она и осталась. Нас с острова Эзель, с 41 на 42 год, на Большую землю немцы повезли.

 

А.Д.: В каком месяце?

 

К.Г.: В конце декабря. Перед новым годом, перед новым 42-м годом. На пароходе, по Рижскому заливу, а куда, в какой порт нас повезли — не знаю, ну и потом на железнодорожный поезд и привезли дальше, куда не знаю.

 

А.Д.: А когда Красного Знамени получили?

 

К.Г.: Это я сбил самолет, и меня наградили Указом Президиума Верховного Совета, а я уже был в плену. А меня наградили. И я узнал в плену, что награжден Орденом Красного Знамени, в 1942 году.

 

А.Д.: А вы не помните когда эту фотографию делали, когда снимали в плену?

 

З.Н.: А сразу, как в плен попал.

 

А.Д.: А в каком лагере?

 

К.Г.: Там лагерей много, сейчас и не помню… .: Нас нигде подолгу не держали, все отправляли на Запад, в Германию. Нас привезут в один лагерь, потом, значит, вдруг наши там в 43-м году как их турнули. Вот они нас готовы были всех уничтожить.

 

А.Д.: А как относились к пленным?

 

К.Г.: А там, страсть такая. И штыком прокалывали нашего брата. Помню, в лагере, летчик в звании капитана, служил как раз вместе с братом с моим, который был инженер авиационного полка. Его проткнул этот немец и тю-тю. Звали его Иванов Владимир. Вот. Он попал в плен в 41 году. Или в 42-м. В 42 году по-моему попал.

 

А.Д.: А номера полка не помните?

 

К.Г.: Понятия не имею даже

 

А.Д.: А с Балтийского флота вы пленных летчиков не встречали в плену?

 

К.Г.: Встречал. Вот, мы как раз когда кончилась война, мы собрались 26 человек, и все с Военно-Морского флота, с Северного флота, с Черного и с Балтики. Мы все так группой прибыли в Москву в Министерство. Нас там личные дела достали из архива. Взяли. И нас потом по своим флотам.

 

З.Н.: И мне сказали, что он погиб. Мне сперва извещение прислали, что пропал без вести. Я ведь выехала тоже оттуда, с Ханко. Мне вручили, я ведь получала аттестат, вот, и я в очередной раз пошла за аттестатом, и меня вызвали в какой-то дом, на площади Труда — я там получала. Там мне и вручили это… о его, нет, в общем, «Мы не знаем — пропал без вести, если», говорит, «вам будет что известно, вы нам сообщите». Я говорю, «Это вы мне должны сообщать, как это — я вам должна сообщать?»

 Это я туда пешком ходила. И когда мне это вручили — пропал без вести, я на какое-то время потеряла сознание. Ну вот. И оттуда я ушла, как бы заблудилась, мне опять надо было возвращаться на Пороховые, и вот получила извещение, и после этого я три с чем-то года никаких известий не получала до 45-го года.

 

А.Д.: И вот вас американцы освободили?

 

К.Г.: Американцы. Между Мюнхеном и Альпами у нас лагерь был, у нас там национальный лагерь, у немцев был. Все эти, кто с кем воевали немцы, все пленные были там. И американцы и черные и только не было кого — японцев, китайцев.

 

З.Н.: Когда его сбили его, у товарищей на глазах. И вот за ним прислали с Ханко самолет,, чтобы его вывезти на Большую землю. А в машину сел командующий острова Эзель, Кудрявцев, Он был без сознания. Его на носилках принесли. Как рассказывали. А он — «Андреева не брать!» Сам сел в самолет и усвистел, в Кронштадт. Вот он его и разыскивал, разыскивал, нашел его квартиру, телефон, у них дома в квартире был, на Скороходова, вот, но его нигде не мог найти, потому что его уже упрятали, его уже разыскивали, как врага народа, 25 лет дали ему.

 

А.Д.: Это когда?

 

З.Н.: После войны

 

З.Н.: Вот он улетел на Большую землю, а его вернули на носилках обратно в госпиталь. А он был весь в гипсе, весь в гипсе и без памяти. Память когда ему пришла… Месяца через два может. Родителей вспомнил только лишь перед концом войны. Меня не мог вспомнить, братьев тоже самое — вспоминал — ну никак вспомнить не мог..

 

К.Г.: Госпроверку прошел на Волге… Алкино, на эвакуирование,

 

А.Д.: А вас не преследовали? После войны многих пленных сажали тоже в лагеря. Обвиняли как врагов народа.

 

К.Г.: Нет. Пока вот это дело, что я ВВС КБФ, был в Балтике, в Таллине, вот я там на учет вставал… значит, смотрю… военный идет… знакомая физиономия…Смотрю — мой техник, я давай скорей-скорей искать в голове, кто он такой, потом: Васька? Брусницын? Вспомнил сразу! А он на велосипеде едет. Я ему: Что, машину заимел, и знаться не хочешь, да? Тудыть-твою-тудыть-твою-туды… А в плену один сплошной мат был… Вот… Смотрю, проехал, так метров 75-100, заворачивает, он оказывается, это время ехал когда, вспоминал — «Как так, кто зовет, вдруг его фамилию-имя знает… что меня чертит в бок… Кто ж такой? Я у него техник был». Когда мы прибыли в часть из училища, он у меня был первый техник самолета. Подъезжает… «Костя, это ты?» Я ему: «Как видишь. Откуда ты?» «С Луны прилетел…». Я говорю: «Вон оттуда прилетел [Показывает на небо]». Как? Что? Чего? Я говорю: «Вот расскажи, как ты-то здесь?» А он: «Наш полк здесь». Я говорю: «Давай веди меня туда». И повел меня туда, в штаб. И попал в свою часть. А уже там меня в список, в личный состав полка, в эскадрилью. Я уже не военнопленный, не покойник, а уже как военнообязанный, ну и все, медкомиссия видит, что я ни ходить, ни говорить не могу.

 На каждом слове заикался. Не на слове, а на каждой букве заикался, пока там, «товарищ» скажешь — пройдет минут пять, вот если всю речь, то полчаса целых.

 Адъютант эскадрильи, да эскадрильи, в которую меня записали… дежурным по части, я ему — какой из меня дежурный? Он мне — ничего, простоишь, и вдруг, дневальный, я ему говорю: «Дневальный, не уходи отсюда никуда». Вдруг, дневальный — нет, фу ты, телефон звенит, трещит, Я: «С-с-с-с-с-с-с-с-с-с-с-лушаю, де-де-де-де-де-де-де-журный по части». Он говорит: «Сначала научись говорить!» Я говорю: «Как?», и матом — без заиканий, без ошибок! — и повесил трубку. А потом смотрю — идут с винтовками, меня… и какой-то майор… а он меня уже знал, этот майор. Вот такое дело. А так бы послал бы кого, кто не знал бы меня. И все — и не видать бы мне радостной жизни больше.

 

А.Д.: И когда вас списали? Когда вас уволили со службы в запас?

 

З.Н.: В сорок шестом.

 

А.Д.: В сорок шестом?

 

К.Г.: В сорок шестом, да… В сорок шестом. И никуда на работу не брали… ничего. Как быть? Я до Кировский завод пешком ходил, до «Большевика» ходил, на Пороховые, за Ржевку… нигде… Озерки… все пешком, потому что… Все туда и по Международному… до войны был Международный, а сейчас он Московский проспект, туда за Электросилу, туда пешком ходил, все, весь день, по Лиговке, ну нигде меня не берут и все такое… И устроился, рядом, автобаза тяжеловозов, такая, потом стал 20-й автопарк. Вот. Взяли так, и смотрят на меня косо. Работаю, работаю месяц, без оформления, начальник отдела кадров приходит:

 — Вы Андреев?

 — Да, я.

 — Почему вы не приходите в отдел кадров оформляться?

 Я говорю:

 — А мне никто ничего не говорит.

 — Завтра получка, а мы ищи — и не знаем, как вы кто, и мы вас не знаем, как говорит так? Пойдемте — и пошли, там клетушка была — такая вот полтора на полтора, отдел кадров. Ну…

 — Был в плену.

 Перекосило его — был в плену и работает! И полетело. В партком, в местком, директор, всю верхотуру базы, потом около часа она там бегала: «Продолжайте, пишите». Ну, написал, и на этой базе проработал двадцать четыре года. И жену устроил, когда последняя подписка была на займ, мне говорят:

 — Подпишись.

 Я говорю:

 — Не буду подписываться.

 — Почему?

 Я говорю:

 — Да что же за каторга-то такая, я еле живой, у меня жена не работает, сын в школе учится, на питание не хватает, у меня не хватает заработка!

 — А кем жена работала?»

 — Да в кладовой, кладовщица была

 — Так пусть приходит — оформляется.

 В общем жизнь была такая веселая, что…!

 

А.Д.: Во вы еще расскажите, у вас 82 боевых вылета выполнено.

 

К.Г.: 82 или 83 вообще.

 

А.Д.: И вот у вас одна индивидуальная победа и одна групповая. Вот 23 июня 41 года вы одержали групповую победу вместе с Семеновым и Дмитриевым. Расскажите об этом бое.

 

К.Г.: Не помню.

 

А.Д.: И вот 26 июля 1941 года вы индивидуальную победу одержали — вы сбили истребитель Фоккер-21 — тоже не помните подробностей?

 

К.Г.: Нет, ничего не помню.

 

А.Д.: Но вот налет на Турку вы помните?

 

К.Г.: А это помню… Взлетает командир эскадрильи Белоусов, потом смотрю — Бискуп, комиссар эскадрильи, тоже в звании капитана в то время, и я третий — Андреев. Меня ставят ведомым слева, а он не имеет права ставить, поскольку слева ведомый должен быть летчик опытный, с большим налетом. А меня молоденького, только испеченного, вдруг меня поставили. И командир эскадрильи тут ошибся. И получилось как — Белоусов отбомбился, Бискуп отбомбился, я захожу… Раз, со снижением идет прямо на меня — «Мессершмитт-109» — и по мне трассирующий огонь, сноп огня. Я раз — в лобовую и тоже из всех четырех пулеметов. Он огонь прекратил, а, думаю, испугался, хорошо, он прошел надомной, меня тряхнуло от его струи, где он? Это было над территорией Финляндии, мне далеко углубляться нельзя, потому что горючего мало. Летаю, смотрю, что бы он меня в зад не шлепнул, или сверху не шлепнул меня. В облачность, раз, выйдешь в окно — нету, и опять в облачность, потом смотрю — со стороны Германии летит, «Мессершмитт-109». Я его над Балтикой встретил. Я ему с поперечным курсом лечу. Смотрю по прицелу, как оно там и — раз, мелкими очередями, смотрю — задымил, ага, думаю, теперь мой будешь, и так раз справа, раз справа, он так со снижением и так туда, в залив. Как название залива, забыл уже. Ну, я оттуда, думаю, они увидят, услышат еще, повертываю свои вожжи, и над Балтикой домой.

 Словом, подлетаю к аэродрому, смотрю, они уже сели,. Я подлетаю, приземлился, ну, меня поздравили. Я говорю, как же так, я остался один? Да, нет, мы наблюдали, наблюдали. А сами сбежали.

 

А.Д.: В июле? Это было в июле?

 

К.Г.: Сейчас я не помню, когда было.

 

А.Д.: А в какое время? День, вечер?

 

К.Г.: Нет, днем было, но не помню, столько времени прошло, жизнь прошла.

 

А.Д.: А как вы определяли тип самолетов в воздухе?

 

К.Г.: А мы изучали это все. Какой самолет. Командир эскадрильи на разборе летного дня всех. Какой самолет? Фотографию показывает.

 

А.Д.: Фотографии были?

 

К.Г.: Да, фотографии были, у командиров-то были фотографии. Какой самолет, мы уже знали, все на зубок обязаны. «Какой летит?» «А такой-то». «Какая скорость?» — сразу. «Какое вооружение?» Так что надо было все это знать.

 

А.Д.: А вот после вылета, какие документы оформляли? Вот вылет сделан, какие отчеты писали?

 

К.Г.: Полетный лист. Заполнение полетного листа. Это обязательно, летную документацию надо было обязательно вести, во сколько вылетел, в каком направлении полетели, на какое задание, все это нужно было изложить.

 

А.Д.: И вот документы на воздушные победы они куда направлялись?

 

К.Г.: А это уже к начальству. Мы к этому делу никакого отношения не имели. Это начальство. Вот эти штабисты — они уже направляли, куда, что, чего.

 

А.Д.: А это в штаб эскадрильи уходило? Ведь на Ханко не было штаба полка 13-го?

 

К.Г.: Не было, да.

 

А.Д.: А куда уходили эти документы?

 

К.Г.: А кто их знает, куда они там? В главный штаб Военно-Морского Флота, военно-морской базы Ханко. А те уже направляли по своему каналу.

 

А.Д.: А еще какие-нибудь боевые эпизоды помните?

 

К.Г.: Еще боевые эпизоды… Мы каждый день летали по нескольку раз, то бомбежка, то штурмовка, то еще отбитие, то нарушение, прилетай — а там какой-то плывет. Кто на бревне плывет, кто на доске плывет, финны, финны, между островами-то у них расстояния-то были не большие. Вот с острова на островок, переползали они…

 

А.Д.: А еще встречи в воздухе были с самолетами? Не помните?

 

К.Г.: Сейчас не помню. В плену… Очереди за баландой были такие что… Часа три стоять надо было, чтобы получить литр баланды… Вот так, больше месяца там был. Встретился с Горшквым. Лешей. У нас их два было. Один маленький, другой большой. Так вот я с маленьким встретился. Он на меня смотрит, я на него смотрю… Кто ж такой думаю… Знакомый, как-то получил баланду. Говорю: «Слушай, товарищ», он говорит — «Что ты, Костя Андреев! Вместе служили на Ханко!» Я так, что меня передернуло. «А как ты здесь оказался?» . Он сказал, что был на «Сталине», и их с тонущего корабля спасли немцы.

 

А мне нагадал один, в плену как раз-то! Молодой парень, молодой парень:

 — Дайте-ка…

 — Ага, ну, давай.

 — Ты будешь жить до ста лет! Да ста лет!

 Я говорю:

 — Не знаю, сейчас немец придет, кто его знает, с какой он целью придет, шлеп тебе и все и готов. Я говорю, — Кто его знает!

 — Нет, — говорит, — Будешь жить, до ста лет жить!

 Вот такой мне диагноз признал.

 

А.Д.: А вы о людях можете рассказать, с которыми служили вместе с вами? Вот Белоусов, например? Какой он человек был, черты характера, какие-то особенности?

 

К.Г.: Белоусов, Леонид Георгиевич? Это душа человек был, сердце был. Он никогда ни на кого голос не повышал.С нами дружил. он вообще-то был горячий, в смысле службы-то… Он за службу, кажется, все отдаст. Вот у меня был случай такой… Прилетел в зону… вдру погода испортилась, аэродрома не вижу — стена снега. Кое-как приземлился, но шасси подломил. Выключил мотор и самолет завалился на одну плоскость. Подбегают. Оказалось, полетел узел, где крепится нога к корпусу. А тогда приказ министра был — за каждую поломку возмещает виновник. Это мне по самые некуда. Тыщу лет буду работать. И не расплатиться будет. Вот думаю, вот это да! Ну, Белоусов так, ничего. На следующий день — полеты. Он мне машину дал. Позвонили в Москву, из Москвы прилетела комиссия. Комиссия, которая прилетала, человек 15, наверное, посмотрели, что я не виноват, и мне опять дали машину. Дали машину, и я опять стал летать.

 

З.Н.: Как немцы его посылали на работу. Расскажи, как тебя немцы посылали на работу.

 

К.Г.: А, немцы? Утром, проверка, количество человек, а вот эта рука меня спасла. Он хватает меня, а я кричу, что есть сил: «Ваше сиятельство!» Вот, на работу. Я выхожу, там унтер-офицер был, такой псих, вообще ненормальный, с чем дескать вышел, там переводчик, я говорю: «Видишь, у меня вообще рука не действует». Хватает меня, вообще, к немецкому врачу, в госпиталь, и вот, везут меня с работы, везут меня прямо в лагерь и прямо в госпиталь, прямо к этому военному немецкому врачу. Я кричу. Он говорит — в лазарет! На месяц в лазарет, в немецкий госпиталь положил, немецкий врач положил. Потом уже, когда уже продержал месяц, так же как у нас сейчас, дал назначение работать в шлаке. После уже, после уже госпиталя, опять на этой проверке… вот уж он на меня, с такой ненавистью, ох, ты, дескать, меня обманывал, вот скотина, вот так, смотрим друг на друга. Так что вот, эта рука меня и спасла! А там было, расстреляли бы где-нибудь или закололи бы штыком и все. Потому что докажи, что я вообще какой инвалид — и не докажешь, потому что все на месте, все нормально, а вот голова дурная…

 

А.Д.: Вы помните Антоненко и Бринько?

 

К.Г.: А как же! Они хотя и не нашей эскадрильи были, но веселые, дружные.

 

А.Д.: Характер какой был? Как себя вели?

 

К.Г.: Да мы тогда все были одинаковые, все мы были веселые, все были дружные, все были более-менее нормальные.

 

А.Д.: А о Семенове можете что-нибудь рассказать?

 

К.Г.: Семенов? Ну, он семейный был. И у него сколько, двое детей, по-моему, было. Вот. Ну, все хорошо было, мы обращалися хорошо, вежливо, так что, плохого ничего не могу сказать. Правда, как в семье, не знаю, ничего не могу сказать, не был.

 

А.Д.: А Дмитриев?

 

К.Г.: Володя? Вот мы с Володей Дмитриевым, он, когда мы вместе, мы не считали деньгами — его деньги, мои деньги, не считали никогда. В ресторан? Все, я плачу, в следующий раз — он. Мы как родные были. Как родные были. Так что мы ни с чем не считались, как будто у нас одно целое, одна семья. Прекрасный был человек!

 

А.Д.: А Козлов?

 

К.Г.: Козлов Иван? Он командир звена был. Он с нами, он жил отдельно, семьи у него не было, по-моему, он один жил. Он из 33-й отдельной эскадрильи был, а там мы мало знаем, что с ним было, мало знали. Вот Лазукин веселый был! О, Лазукин веселый был! Его во время Финской обидели — всех наградили, Правительство наградило Орденом Красного Знамени, а ему — Звездочку. За что про что там — до сих пор не знаю, за что его наградили Звездочкой. А всех остальных летчиков — Орденом Красного Знамени наградили, а его только одного обидели. А почему, какая причина, не знаю.

 

А.Д.: А Белорусцев, помните?

 

К.Г.: Белорусцев, ну, они вместе летали, это я знаю, а как погиб, что я не знаю.

 

А.Д.: Он в плен попал.

 

К.Г.: Хороший парень, веселый такой, дружный. Мы все летчики эскадрильи, все были дружные. Все — один за одного.

 

А.Д.: А где вы жили? На аэродроме?

 

К.Г.: На Ханко? Около аэродрома. Там, сначала было здание для младших авиаспециалистов. А потом, когда в 40-м году указ Президиума Верховного Совета был, как бы, за поломку любую отвечает виновник. И вот, значит, на всех летчиков, техников, которые не отслужили 4 года, а в училище учились, стажа не было, вот всех нас на службу, на казарменное положение, даже Финскую которые воевали, командиры звеньев там были — все равно на срочную службу, потому что 4 лет не отслужили. И нас всех…

 

А.Д.: А Овчинникова помните?

 

К.Г.: Овчинникова? Овчинников у нас был шебутной такой, он старше, по-моему, всех нас был. Мы его всегда как бы ненормальным… он у нас был штурман эскадрильи. Такой вообще бесшабашный человек был!

 

А.Д.: А Добряк?

 

К.Г.: Добряк — это наш. Добряк и… их двое прибыло. Добряк и… на Ханко к нам прибыл, в сентябре или октябре… Мы все жили дружно, никто ни с кем не ругался никогда. Все… А с Володей Дмитриевым мы просто были больше чем родные. Лучше чем родные. Мы не считали — твое-мое, мое-твое, как одно целое, лучше, чем братья.

 

А.Д.: А такого Соколова не помните? Я о нем не знаю ничего.

 

К.Г.: Соколов-то? Не знаю, у нас не было такого.

 

А.Д.: А Чижов?

 

К.Г.: Чижова не было.

 

А.Д.: А вот Быстров такой Александр Иванович. Он на И-16 был, тоже на Ханко.

 

К.Г.: Не помню, значит из 1-й, 2-й эскадрильи — на И-16, одна «чаечная» эскадрилья была — 4-я.

 

А.Д.: А Екушева не помните?

 

К.Г.: Екушев? Это летчик… с какой? С 1-й эскадрильи?

 

А.Д.: Да.

 

К.Г.: Екушев это… Цоколаев, Екушев, Васильев…

 

А.Д.: Байсултанов.

 

К.Г.: Байсултанов, точно. Вот они все из 1-й эскадрильи… Я забыл их, они все из 1-й эскадрильи 13-го истребительного полка.

 

А.Д.: А кстати, был такой эпизод, что говорят, одни — было, другие — не было, говорят, что сбили около Ханко бомбардировщик и его подняли из воды и поставили на площади?

 

К.Г.: При мне — нет. При моей жизни не было. Я не знаю, что чего после меня было, но при мне не было. Не знаю, не знаком.

 

А.Д.: А что вообще о финнах говорили?

 

К.Г.: Финны? Финны, что они… У нас, были санки у нас тут, как сказать, живьем уничтожили и все такое, как сказать, питаться-то нечем, как, когда уже немец под Ленинградом стоял…

 

А.Д.: А наши летчики, что о финнах говорили? Разговаривали о них? За что воюем?

 

К.Г.: Не помню, ни аварии, ничего не помню. Никаких следов. Потому что у меня голова пустая.

 

А.Д.: Да нет, вы посмотрите — сколько вы помните!

 

К.Г.: Ааа, ну это, и так вообще можно написать вот такую книгу, можно написать, все по ниточке вытягивать, это можно. Так что я могу… Пришлось мне и увидеть и услышать и испытать на себе ой как много! Кое-что… Только все надо наводящие вопросы, что бы я — о это да, это было. А так — трудно мне.

 

А.Д.: А вот еще — вы не помните ли, были ли на Ханко современные истребители МиГ-3? Не И-16 и И-153.

 

К.Г.: При мне не было. Вот уж и забыл… Герои-то как, они…

 

А.Д.: Антоненко, Бринько.

 

К.Г.: Антоненко, Бринько, а у меня уже из головы выскочило. Они только на новых машинах летали, а какие машины были — не помню.

 

А.Д.: Но они вроде на И-16 летали?

 

К.Г.: Нет, нет, у них наравне с «мессерами» были. Они и догоняли «мессеров». Но названия машин не знаю.

 

А.Д.: Но не И-16?

 

К.Г.: Нет. Нет, нет. Они с И-16 пересели на эти машины, им прислали, или как-то. Они откуда-то прилетели, они ездили за ними и откуда-то прилетели на этих машинах. А так — не было никаких машин других.

 

А.Д.: А вот в середине июля прилетали на Ханко СБ и Як-2? Не помните? Какие вообще прилетали на Ханко, садились на аэродром?

 

К.Г.: Сейчас не помню, не знаю, потому что время прошло сколько, в голове такая кутерьма прошла. Голова видала адскую жизнь!

 

А.Д.: А вы финские «чайки» видели?

 

К.Г.: Нет.

 

А.Д.: А что говорили, как их опознавать, советские ли они, или финские? Как опознавать?

 

К.Г.: По эмблемам, у нас звезда, а у них крест этот фашистский, ну и по строению силуэта самолета.

 

А.Д.: Так, а если «чайки»?

 

К.Г.: А это они во время Финской, они сбили наш, отремонтировали, и участвовали как наши самолеты. Вот Бринько-то на это и метил, а я думаю, что он, он, когда Козлова сбил-то, он думал, что это финны летают, вот все, его и, ничего ему не сделали, ему никакого наказания и не было. Вот, я вспомнил это дело. Подбил, а Бринько: «Я думал, что это финн под нас подделывается». И все шито-крыто. Как будто бы никакого сбития и не было! Да… Много, много, много чего… Первую жертву, нас с Эзеля везли на пароходе немцы, в 43-м, и что чего, там, немец схватил и раз — за борт, в декабре месяце, перед Новым Годом. Вот это меня первый раз — как это так, как можно, вытолкнул!? Хоть я и был глупый и бестолковый, но с этого времени у меня ненависть появилась ко всем немцам, ну и звери! А потом, идешь, был такой придурок, не поприветствуешь его — он тебя или прикладом даст, или пинка даст. Надо было приветствовать его, такой придурок был! А разные были случаи.

 

А.Д.: А никто по-доброму не относился? Все злые были?

 

К.Г.: Никого не было. Все как собаки злые были. Вот у меня один случай был — один раз. Просит: ком, ком, ком, ком. Подходишь, осматривается, из кармана достает какой-то узелочек, хлеб завернутый. Не успел я отойти метров десять, как он подлетает — бух меня прикладом! А он говорит, вон офицер немецкий, и не дал мне, и меня прикладом. Вот такое удовольствие. [Смеется]. Много таких было. Ни за что не про что. Не виноват, ничего, но вот, пожалуйста, получай. А вдруг, ни с того ни с сего, сзади прикладом — тут нормальный человек-то сумасшедшим будет, не то, что контуженный. Да…

 

А.Д.: Много вы мне рассказали, спасибо вам большое…

 

К.Г.: Жизнь прошлась зверская, не то что зверская, а я не знаю, как ее назвать. Был там в госпитале капитан, в ту войну, до революции, он и был, по-русски говорит, в звании капитана, я говорит, был в Москве, в Казани, в Перми, в Свердловске, разные города. Я говорю — я сам из Казани. Он говорит: «Где вы там?» Я говорю — Макарьевская церковь. О! Это говорит, Макарьевская церковь — это говорит, целый собор, такая красивая церковь была! Как Исакий наш, в середине большой.

 

А.Д.: Кто он там был в госпитале?

 

К.Г.: Он был никто. Но с нами нельзя было ему ни останавливаться, ни говорить.

 

А.Д.: Он военнопленный был?

 

К.Г.: Нет, зачем? Немецкий офицер! Он в звании капитана: «Мне нельзя с вами разговаривать, нельзя останавливаться, потому что я в России в плену был. Мне это запрещено. Потому я и хожу, оглядываюсь».

 

А.Д.: Так он русский был?

 

К.Г.: Нет, немец. Он немец, но по-русски хорошо говорил.

 

А.Д.: Да, Ханко. Как жили там?

 

К.Г.: Дом культуры там, дворец культуры там был, приезжали артисты, студенты.

 

А.Д.: Кстати, а вы не помните Смирнова? Он возможно из штаба эскадрильи был. Он штабист.

 

К.Г.: Смирнов? У нас полку был, парашютист был, по укладке парашютов был, он парашютист был, парашюты для нас укладывал. И в каждой эскадрилье укладчик парашютов был. На фотографии тут есть. Саши или как, укладчик парашютов.

 

А.Д.: Не летчик?

 

К.Г.: Нет.

 

А.Д.: Смирнов — начальник ПДС?

 

К.Г.: Не знаю как там, какая должность, со штаба полка был.

 

А.Д.: Но на Ханко?

 

К.Г.: Да, в звании капитана.

 

А.Д.: А имени не помните?

 

К.Г.: Имя, отчества не помню. Простой был, вовсе даже простой, чудесный, на любую тему поговорить, очень хороший, веселый. Никогда не ругался. Никогда я не слышал, чтобы он матом ругался. Всегда каждому — «товарищ». Молодец, молодец. Ну, а у нас вообще не было таких, чтобы матом ругаться — не за что, не за что. Задания любые мы выполняли, так что летали, и незачем было матом.

 

А.Д.: А вы видели своими глазами, как Антоненко разбился?

 

К.Г.: Антоненко? Антоненко не разбился. Был очень сильный артобстрел финнов, и мы стояли у скалы, несколько человек. Такой артобстрел! И вот снаряд бух об скалу, или осколок, и его осколком — фьють и тут же… Погиб… Во, как… Не в бою, и вдруг — человека не стало.

 

А.Д.: Тогда в тот день, 26 июля, была высадка наших войск на остров Бенгтшер, был такой маленький островок у Ханко, Бенгтшер. Наши десантники высадились и отбивались, наши летчики оказывали поддержку. Вы не помните, Антоненко возвращался с какого вылета?

 

К.Г.: Какие самолеты других эскадрилий мы не знали — куда они вылетали, по какому задания, потому что мы не знали ихние задания, куда они летали, на какую операцию, не знали. Мы только лишь, что нам командир, мы не знали даже, что, какую операцию, задание будут выполнять следующие летчики. Мы знали лишь свою операцию, вот какую нам командир доложит, а других операций мы не знали.

 

А.Д.: А вот Белоусов садился 10 июля 41-года на запасную площадку. Вы не помните, зачем он туда садился?

 

К.Г.: Это на Ханко?

 

А.Д.: Да.

 

К.Г.: У нас аэродром был, посередине скала — так что не хватало места. Он стал облётывать и там нашел площадку.

 

А.Д.: Далеко от аэродрома?

 

К.Г.: Нет, не очень далеко.

 

А.Д.: На западе, на севере?

 

К.Г.: От нашего аэродрома на северной части, да тут вот, рядом, в северной части, в северной части. Там была площадка. Так Белоусов хотел ее приспособить для нашего отдельного звена, отдельное звено туда отправить, ну, результат я не знаю, какой был. Да, он летал, где-то там разыскивал где-то что-то, в точности не знаю, ну где-то нашел вроде как, а послали кого, я не знаю, не помню… Да, второго Ханко не увидать… То и дело вспоминаю, то и дело вспоминаю… Хоть она [Про жену] там ничего и не видала там, нигде не была… Дворец Культуры, да там по магазинам прошлись…

 

А.Д.: А там финны оставались?

 

К.Г.: Нет, ни одной души, ни одной души, ни одной души там не было. Там станция…. Когда ехали поездом через всю Финляндию, вот там транзитом, а… Правда рассказывали, поезд идет, бац, время, смотрел в окно какой-то наш, финны так [показывает кулак], а им вот так [показывает сразу два кулака] — «Мы вам покажем

http://library.by/

 

Запись и литературная обработка Артема Драбкина

 

 

 

Как попадают в Испытатели?

     «Мы притягиваем в свою жизнь всё то, о чём думаем».

                                                       Ричард Бах.

 

                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                          Как-то при очередном пролёте через Москву на Кавказ меня «отловил» мой бывший лётчик Анатолий Полонский: «Товарищ командир, представляюсь – Нелетающий космонавт № … вот диплом». 

 

      «Почему нелетающий»? – спросил я.

 

     «Я иду по классу «Бурана», как космонавт-испытатель. Программу «зарезали», теперь будут летать на американских «Шатлах», т.е. их пилоты, наши инженеры. Так что полететь реально, у меня шансов практически нет», — ответил Анатолий.

 

       «Толя, а может это и к лучшему. Возьми Ивана Бочурина, «Заслуженного лётчика-испытателя СССР», 5 лет в отряде космонавтов, а так и не полетел».  Мы с Анатолием как-то были в гостях у Ивана Бочурина.  Иван поделился тогда впечатлениями от полётов на аналоге «Бурана».  К Бочурину  в тот вечер мне удалось взять Юру Лончакова, своего правого лётчика, по счастливому совпадению оказавшегося  в Москве. А позже, на огонёк заглянул ещё космонавт Анатолий Арцебарский. У него и у Ивана Бочурина я был инструктором по горным лыжам на военной турбазе «Терскол» в Кабардино-Балкарии, там мы и познакомились. Потом соответственно общались в Москве или у меня в Николаеве, когда представлялась такая возможность. Юра Лончаков тогда и предположить не мог, что лет через 15 его назначат Командиром отряда Российских космонавтов, и Арцебарский был первым «живым» космонавтов, кого он «потрогал своими руками». И я тогда хорошо помню, какое неизгладимое впечатление произвело на Юру общение с такими незаурядными лётчиками и людьми…

 

      Но, сначала немного предыстории. Сам я пробивал поступление в Школу Лётчиков-испытателей три года. Сначала  в отделе кадров авиации Балтийского флота мне отказали по причине,  что поступить в Школу испытателей со старого типа самолёта, фронтового бомбардировщика ИЛ-28, на котором я тогда летал, практически невозможно.  Против этой «железной» логики мне возразить было нечего. И лишь через  несколько лет я узнал, что мои два однокашника по училищу: Миша Поздняков и Серёжа Буров наплевали на подобные советы «умных» дядей и на свой «страх и риск» приехали в город Ахтубинск, несмотря на то, что в тот момент летали на ИЛ-28 инструкторами в Челябинском ВВАУШ. Их сначала даже  на аэродром не допустили,  не то, что к экзаменам. Ребята так и жили почти месяц, дожидаясь «неизвестно чего». Потом количество поступающих кандидатов резко пошло на убыль. Кто-то «завалился» на экзаменах, кого-то срезали на медкомиссии. Тогда вспомнили про них. В итоге, ребята прошли все препоны и добились зачисления слушателями военной Школы лётчиков-испытателей. Я «снимаю перед ними шляпу» и отдаю должное их настойчивости и вере в свои силы. Мне тогда этого не хватило. Впоследствии Михаилу  Позднякову присвоили почётное звание «Заслуженный лётчик-испытатель Российской Федерации», а Серёжа Буров добился звания «Лётчик-испытатель 1 класса».

 

        Второй раз, когда я служил уже в Белоруссии в 57 мрад,  мне отказали по причине,  что я ещё не освоил бомбардировщик-ракетоносец Ту-16, на котором только приступил к полётам. Потом мне исполнился 31 год, а в Школу лётчиков-испытателей берут до 30. Я считал, что уже всё кончено, как вдруг, с Ахтубинска на меня пришёл персональный вызов: «Товарищ Чечельницкии В.В., несмотря на Ваш возраст, Вы рассматриваетесь кандидатом для поступления в Школу Лётчиков-испытателей. Ждём Вас на конкурсные экзамены, высылайте документы…» Я понимал, дело не в моих лётных качествах, просто мои однокашники, братья Олег и Константин Припусковы постарались.  Они к тому времени уже окончили эту Школу и сделали мне  вызов. Я тут же написал очередной рапорт на имя командира полка и стал ждать результата. Препоны пошли сразу. Неделю рапорт не подписывал командир полка Сергей Прокопьевич  Диденко. В конце концов, он рапорт подписал: «Не возражаю, при условии замены выпускником Военно-Морской академии подполковником Абрашкиным». Не возражаю – отзыв  в целом, положительный, рапорт  со всеми необходимыми документами ушёл  дальше, а я стал целенаправленно готовиться к теоретическим и практическим экзаменам. Помню своё состояние тогда – летал, как на крыльях!!! Примерно через месяц меня вызвал начальник строевого отдела полка и вручил мне мой рапорт, исписанный мелким убористым подчерком. Я, не веря своим глазам, взял его с мыслью: «Что там можно так много написать?»

 

      А написано было следующее – после резолюции командира полка шло резюме Начальника штаба дивизии полковника Литовченко: «Весь 1977 год личный состав 170 и 240 мрап (я успел послужить в обоих полках дивизии) напряжённо трудился, чтобы сделать майора Чечельницкого В.В. командиром эскадрильи и инструктором. Он хочет уйти в испытатели, зачеркнуть весь огромный, вложенный в него труд большого коллектива людей. Отпускать считаю нецелесообразным»…  Дальше шёл  вывод  начальника политотдела дивизии, полковника Анохина Владимира Ивановича. Он в ещё более витиеватых  выражениях  расписал мысль начальника штаба, что я «бегу с фронта в тыл, ищу лёгкой жизни, не считаюсь с мнением коллектива, короче, дезертир» — отпускать  нецелесообразно. Владимир Иванович пользовался безграничным уважением среди личного состава, но здесь он неправ.

 

       Командиру дивизии  даже места на рапорте не хватило. Так он прямо на вызове наискосок, крупными буквами начертал: «Запрещаю»… и подпись генерал Пироженко И С. Я тогда вышел напрямую на Командующего ВВС Балтийского флота генерал-лейтенанта Павловского Анатолия Ивановича, изложил суть дела. На что получил ответ: «Раз командир дивизии считает, что Вас отпускать нецелесообразно, я поправлять его не буду. Решайте вопрос с ним». Я  тут же написал письмо однокашнику Олегу Припускову, закончившему в первом наборе эту Школу лётчиков-испытателей ещё в 1974 году: «Олег, вот такая ситуация, не отпускают, помоги приехать». Он в ответ: «Вася, ты только приедь…» А как приехать, когда я в системе ВМФ, а Школа в системе ВВС – это совершенно разные «епархии»… Я ему в ответ: «Так я приехать как раз не могу, документы на руки не дают, да и командир дивизии сказал: «Мне хорошие лётчики самому нужны» — помогите его обойти». В общем, не передать горечь моего разочарования, когда «Жар-птица» была почти в руках, но пролетела мимо…

 

       Прошло 5 лет. Я успел закончить Военно-Морскую академию в городе Ленинграде, прослужить ровно две недели в 12 омрап в гарнизоне Остров, что под Псковом, потом 8 месяцев в 15 разведполку  на аэродроме Чкаловск  под Калининградом,  и снова вернуться в Остров. Прилетел я в пятницу вечером попутным самолётом. Доложил командиру полка полковнику Мордовалову Николаю Александровичу «О прибытии к новому месту службы» и завалился спать в гостинице, весь переполненный впечатлениями от «нового» гарнизона.  В 7 часов утра проснулся, в спортивных трусах с полотенцем под мышкой выскочил из гостиницы и побежал, не торопясь, знакомиться с окрестностями гарнизона Остров. Из крайнего дома  впереди меня метрах в 100 вдруг выскочила мускулистая спортивная фигура и побежала в ту же сторону, куда направлялся и я, а именно к красивейшему озеру, под названием «Гороховое». Бежали мы примерно с одинаковой скоростью, расстояние между нами сохранялось, но когда выскочили за пределы гарнизона, фигура приостановилась, подождала меня. И когда я пробегал мимо, вдруг спросила: «Вы, наверно, наш новый зам. командира полка по лётной подготовке»?

 

       Отвечаю: «А как Вы угадали? У меня, что на трусах или на лбу написано?» Фигура представилась: «Командир корабля  капитан Анатолий Полонский. Мы о вас уже навели справки, знаем, что Вы спортсмен. Разрешите, я Вам покажу самые красивые окрестности нашего гарнизона».  «Не возражаю», — и мы побежали рядом, неторопливо беседуя о службе, полётах, жизни вообще… Я как-то сразу ощутил, что этот симпатичный капитан близок мне по духу и жизненным ценностям.                                                                   

 

           Так началась наша дружба. Не скажу, что она была тесной, но когда выдавалась такая возможность, я всегда с удовольствием общался с Анатолием. Сделал с ним специально несколько полётов, убедился, что этот лётчик обладает очень сильной техникой пилотирования и является перспективным офицером.

 

       Помимо всего, Толя, будучи Кандидатом в Мастера спорта по шахматам,  обладал аналитическим складом ума, артистическим обаянием и впоследствии стал вести  все вечера части. Но окончательно я «положил на него глаз» после следующего эпизода. Были какие-то крупные учения. Поскольку на тот момент я был самым молодым командиром полка из вновь назначенных, Командующий ВВС БФ Пётр Иванович Гончаров принял решение в начале учений находиться в нашем гарнизоне. Он  присутствовал у нас в полку на предполётных указаниях, а потом весь первый вылет оставался на КДП.

 

         Согласно поставленной задаче и условиям учений весь полёт  должен был осуществляться в режиме полного радиомолчания, запуск двигателей по зелёной ракете, и лишь  на четвёртом развороте каждый командир корабля был обязан доложить о выпуске шасси, а при проходе дальнего привода  запросить посадку.

 

       По плану я взлетал первым, за мной полк.  По зелёной ракете, молча, запустили двигатели, вдруг в эфире я услышал голос Полонского, он назвал мой позывной, а затем доложил: «345, не идёт правый двигатель». Я ему в ответ выдал только одно слово: «На резервный». Я не знал, успел экипаж Анатолия перебежать на резервный самолёт или нет. Взлёт полк должен был осуществить в строго в назначенное время, ждать никого времени не было. Зрелище, я вам скажу впечатляющее:  около 30 самолётов с минутным интервалом в режиме полного радиомолчания выруливают на полосу и взлетают. Сбор  самолётов в отряды и ударные группы  за облаками осуществлялся «на петле», и далее все группы на трёхминутном интервале шли в район цели, которую изображали корабли Балтийского флота. Так называемая КУГ (корабельная ударная группа), которую мы должны были «уничтожить» ракетно-бомбовым ударом.

 

         Режим радиомолчания  соблюдался неукоснительно, но  не в ущерб безопасности полётов. Поэтому чаще всего до цели летели, молча, а потом приходилось выходить в эфир, чтобы избежать схождения самолётов в воздухе, т.к. на ТУ-16 нет средств межсамолётной навигации, и трёхминутный интервал выдержать достаточно сложно, особенно в СМУ или при полёте над морем. А в этом вылете ситуация вообще сложилась внеплановая. Когда вышли на радиолокационный контакт с целью, оказалось, что она разделилась, и вместо одной отметки на экране локатора сразу три. Пришлось прямо в полёте менять схему удара, выдавая целеуказание ударным группам. Хорошо у меня штурман был толковый, однокашник по военно-Морской академии Александр Матвеич Иванов,  сразу всё посчитал и по палетке цели  выдал предложения, кому,  по какой цели, бить. Соответственно всё это я озвучил на всех каналах связи, короче, «базара» в эфире и незапланированных маневров в районе цели получилось много.

 

        Пришли домой. На четвёртом развороте и при проходе ДПРМ я, как и положено, вышел на связь с РП, получил условия и разрешение на посадку.  После заруливания на стоянку, прыгнул в свой командирский «уазик» и скорее помчался на КДП. Поднялся наверх, доложил Командующему о выполнении поставленной задачи, и дальше стали вместе смотреть, как садится полк. Всё шло без замечаний, пока не дошла очередь до Полонского. Он «проигнорировал» доклад на четвёртом развороте и также, молча, прошёл над  дальним приводом. «Он у тебя что, немой»?  — спросил Командующий, — « Поезжай, разберись с ним».

 

     Я опять в свой «уазик» и поехал к самолёту Полонского разбираться с «разгильдяем». Экипаж Анатолия как раз выходил из кабин после заруливания и закатки самолёта тягачом на стоянку. «Полонский, почему не запросили у РП разрешения на посадку»? – как можно суровей спросил я. Экипаж  дружно,  не дожидаясь ответа командира, начал его выгораживать, что он сделал все положенные доклады. И сам Анатолий подтвердил это. Я ему возразил, что сам был на КДП и ни одного доклада от него не слышал. Однако капитан Полонский стоял на своём. Поскольку ситуация была двусмысленная, я приказал снять магнитофонные записи с самолёта и КДП. После прослушивания выяснилась такая «деталь». На самолёте чётко слышно, как Анатолий делает положенные доклады, но Руководитель  полётов их не слышит. Оказалось, на резервном самолёте Полонского, на котором он полетел, техники «забыли поменять» кварцы, т.е. произошла смена радиочастот на всех каналах связи, а у Анатолия в полёте было полное радиомолчание. И он ни секунды не усомнился, что это всё по плану, мол, так и надо. Командующий дал указание, режим полного радиомолчания – вот он и соблюдается. А то, что вся группа и ведущий делает какие-то незапланированные маневры, Толе это всё было «до лампочки» — война есть война. Он чётко выполнял первую основную заповедь ведомого лётчика: «Сохранять своё место в строю, постоянно следить за ведущим и не терять его из виду». Я когда прослушал запись всего полёта, отдал должное устойчивости его психики. Сразу вспомнил ещё один общий с ним эпизод.

 

     Мы тогда возвращались с ГДР по учениям «Запад-83». На них осуществлялась проверка всех сил и средств ПВО стран Варшавского Договора. Только по дороге туда по моему отряду, который я вёл, было выполнено 24 атаки истребителей-перехватчиков. Последняя пара МИГ-23 вынырнула из — под меня, когда я проходил ДПРМ при заходе на посадку на аэродром Вернойхен. Меня, помню, тогда поразили два момента: первый, до чего истребители «обнаглели», если им засчитывают такие снимки, (бомбардировщик в прицеле с выпущенными шасси и закрылками, видно, что заходит на посадку)  — «Боевую задачу – то мы уже выполнили, ракеты по «Берлину пустили», раньше перехватывать надо было.                            

А второй момент — что перехват осуществили какие-то «пришлые» МИГ-23, а не МИГ-25 или ЯК-28, базировавшиеся тогда на этом аэродроме, думаю, надо же хозяева какие «гостеприимные – своё воздушное пространство «чужим» отдают.                                           Обратно мы шли на следующий день уже в другом боевом порядке. Ведущий – капитан Полонский с инструктором подполковником Толь Толичем Максимовым, заместителем командира 12 омрап. Затем ведомый в правом пеленге – Сергей Антошкин,  я у него в правом кресле в роли инструктора, и слева должен был стоять Юра Калинин, тоже с кем-то из инструкторов. Но поскольку Толь Толич был одним из лучших заправляемых лётчиков Балтики, такую возможность мы для учёбы упустить не могли. Оба ведомых экипажа стояли в правом пеленге в строю заправки, а Толь Толич, наблюдая за нами, делал замечания по выдерживанию строя. Вдруг я в кабине услышал посторонний,  сильнейший грохот, который намного перекрыл шум наших двигателей. Это вообще-то, нонсенс – в полёте услышать шум не своих двигателей.  В следующую долю секунды я увидел гэдээровский МИГ-23 (Германской Демократической Республики) в перевёрнутом положении проносящийся мимо самолёта ведущего в считанных метрах, причём с такой скоростью, как будто мы стояли на месте. Я увидел его пламя от форсажа, и в ту же секунду истребитель сделал переворот и провалился вниз. А мы тут же в плотном строю влетели в его спутную струю. Строй «слегка рассыпался». Учитывая, что самолёт Антошкина  был плотно зажат  с двух сторон, мне пришлось вмешаться в управление и рвануть штурвал вверх «от греха подальше». Толь Толичь издал буквально вопль в эфир про воздушное хулиганство этого лётчика, и какими последствиями оно чревато…  Я его понимаю — если я, стоя от ведущего справа в 20-25 метрах, т.е. от меня до истребителя было метров 30, испытал на миг чувства страха от неожиданности вперемежку с восхищением: «Ну, даёт немец!», то мимо Полонского с Максимовым истребитель прошёл чуть выше  и левее всего в 5-10 метрах. И всё это на форсажном режиме работы двигателя. Было от чего испугаться. Но, когда потом я обсуждал этот эпизод с Анатолием Полонским на земле, то отдал должное его сдержанной реакции. Чувства страха у него тогда не было, или он просто не успел его испытать, настолько всё произошло скоротечно.

 

        Как бы то ни было, эти два эпизода меня убедили, что лётчик Полонский обладает очень устойчивой психикой и хладнокровно действует в самых сложных ситуациях.

 

      За год до описываемого случая с Полонским  в Школу лётчиков-испытателей ушёл капитан Серёжа Андреев. Помимо блестящей характеристики он увозил с собой мою открытку на имя Начальника Школы полковника Цуварева. В ней было написано буквально следующее: «Этому лётчику не надо никакого «блата»,  просто присмотритесь к нему, повнимательнее.  По своим моральным и деловым качествам  достоин стать испытателем, ручаюсь, как за себя». И подпись    В. Чечельницкий. Ясно, что не в открытке дело. Сергей поступил сам. Но когда я пробивал поступление в Школу, испытатели дали  мне совет —  чтобы на тебя обратили внимание и при равном количестве набранных баллов сделали выбор в твою пользу, очень ценится помимо официальных документов чьё-нибудь поручительство. Оно никогда не бывает лишним. Именно поэтому, зная этот «пикантный» момент, я поручился за Андреева.  А до него с нашего полка в школу лётчиков-испытателей поступил Костя Калугин. Но тогда я о нём просто слышал, но его не застал. А познакомился с ним и подружился уже в Москве,  много лет спустя , когда летел на Байконур. Вот тогда мы и вспомнили эпизоды, кто и как пробивался тогда в испытатели. Но вернёмся к Полонскому.

 

        После ночных полётов я рассчитывал в субботу отоспаться часов до 10-11 утра, но уже в 9.00 разбудил телефонный звонок со штаба ВВС Балтийского флота. Звонил начальник отдела кадров полковник Нелаев Юрий Петрович: «Василий Васильевич, на флот пришла одна «разнорядка» для поступления в Школу лётчиков-испытателей. Командующий приказал обзвонить всех командиров полков, чтобы они дали по одной кандидатуре в отдел кадров, а мы сами здесь по личным делам проведём среди них конкурс и в понедельник, на утреннем планировании доложим итог Командующему».

 

      (Спустя 26 лет, совсем недавно, я узнал, откуда появилась эта «разнарядка» в испытатели. На самом деле вызов пришёл лётчику Геннадию Рябову, но его командир дивизии генерал Пироженко Иван Семёнович и Командующий ВВС Балтийского флота Пётр Иванович Гончаров не отпустили, а поскольку «вызов» всё-таки был, Командующий приказал начальнику отдела кадров полковнику Нелаеву найти кандидатуру на замену)… Кстати, майор Геннадий Рябов пробился всё таки в Школу лётчиков-испытателей, но уже на следующий год. Закончил её, работает с тех пор на этом поприще, в данный момент на авиационном  заводе г. Воронежа занимает должность Зам. Генерального директора, в 2007 году получил звание «Заслуженный лётчик-испытатель России» и продолжает очень интенсивно заниматься испытательской работой.

 

      А тогда я спросил: «Юрий Петрович, а вы кому-нибудь уже об этом звонили?»  

       «Ещё нет, Вам первому, я же выходец вашего полка» (Юрий Петрович в своё время был в нашем полку замполитом). Говорю: «Юрий Петрович, вот Вам две фамилии: капитан Полонский и майор Татьянин. В понедельник, для доклада фамилия будет одна. Просто мне надо поговорить с обоими офицерами.  Больше никому не звоните, скажете, что по итогам проведённого конкурса победил лётчик 12 омрап. Вы меня знаете, я вас не подведу. Два пилота Калугин и Андреев уже стали испытателями. Уверен, что и в этот раз мой «протеже» пройдёт».

 

       Юрий Петрович не сразу согласился с моей «авантюрой», но я его убедил. Он мне дал слово, что больше никому звонить не будет. Я через оперативного дежурного приказал вызвать ко мне в кабинет на 12.00 офицеров Полонского и Татьянина. Сам приехал на час раньше, взял их личные дела с целью более глубокого изучения. Ровно в назначенное время оба чётко доложили о прибытии.

      «Товарищи офицеры, один из вас в этом году поедет поступать в Школу лётчиков-испытателей. Мне надо определить, кто? Что скажете»?

 

       Первый ответил майор Татьянин: «Тов. Полковник, я планирую совершенствоваться как лётчик и командир, хочу поступать в этом году в Военно-Морскую академию».  «Понятно,  свободен,  подождите за дверью». Как только Костя Татьянин вышел,  Анатолий Полонский чуть ли не «бухнулся» передо мной на колени – это я говорю образно, просто тогда меня поразила его «горячая» реакция на моё сообщение, обычно он очень сдержан в проявлении эмоций: «Командир, это моя давняя мечта. Я уже написал рапорт, только не давал ему ход. Жду, когда нам придёт 1-ый  класс».

 

      «Я уже позвонил в Москву. 1 класс вам подписали, недели через две придёт. Давай рапорт, я подпишу, а сам начинай готовиться, экзамены будут серьёзные, даже на внешний вид будут смотреть». В общем, в понедельник в 7.30 утра я доложил полковнику Нелаеву Ю.П. фамилию Полонский, он её озвучил Командующему, тот утвердил, и Судьба дала Анатолию шанс круто изменить свою судьбу. Он его использовал в полной мере. Я, так же как и Сергею Андрееву, написал для Анатолия открытку на имя Начальника Школы. Так Анатолий не только поступил в Школу, благодаря своим личным качествам, его сразу после окончания учёбы взяли в Москву на аэродром Чкаловский и именно благодаря его способностям, он был отобран в отряд космонавтов, которые должны были в перспективе летать на «Буране». Что же делать, если руководство СССР было таким недальновидным, что пошло на поводу у американцев и свернуло такую перспективную для нашей страны программу.

 

        Но Анатолий Полонский всё равно добился многого в своей профессии – стал «Заслуженным лётчиком-испытателем Российской Федерации». И чтобы более полно рассказать об этом замечательном лётчике и человеке, которым я горжусь, как воспитанником  нашего полка, поведаю  жизненную историю, в которой Анатолий сыграл ключевую роль.

 

         Представьте себе яркий солнечный день, белоснежный снег, голубое небо и красивейшие горы Кавказа – горнолыжный курорт Домбай. Я уже почти месяц живу здесь и никак не могу привыкнуть к этому священнодействию.  Всё время вспоминаю роман  Эрнста Хэмингуэя «Праздник, который всегда с тобой». Это он сказал о Париже. Но в данном случае это выражение подходит полностью к Домбаю.                                            Несусь на лыжах с верхней очереди канатки. Вдруг в стороне вижу  яркий комбинезон и в нём стройную, женскую фигуру. Ноги сами поворачивают в ту сторону. Проношусь мимо в красивом вираже, на долю секунды встречаемся с девушкой глазами, проношусь ещё метров 300. И тут до меня доходит, что у неё очень горестный взгляд, который совершенно не вяжется с тем праздником жизни, который вокруг. Понимаю, что у человека горе. Хочется помочь, но как? 300 метров по «крутяку» вверх не залезешь. Я развернулся,  домчался на лыжах вниз к подъёмнику и сразу поехал наверх. Сверху примчался к тому месту, где видел девушку, но там её уже не было.

 

       Катался ещё пол — дня, пытаясь найти девушку с грустным взглядом, но все комбинезоны, на которые я обращал внимание – это была не она. Сделал крайний спуск, выехал на полянку, откуда отходили машины и автобусы, снял лыжи, и вдруг я увидел ту, которую искал. По её позе, потухшему взгляду,  было видно, что у человека горе. Я подошёл: «Извините, по моему, Вам нужна помощь»?

 

        Я понимал, что вряд ли мне искренне ответят на мой  вопрос. Одно дело, к даме подходит мужчина с внешностью Ален Делона или в крайнем случае, Шварцнегера,  а тут  какой-то скромный, ничем не выдающийся, мужчина предлагает вам помочь – шансов, что на меня  как-то среагируют, практически не было Но,  что-то в моём тоне, видно, вызвало в ней доверие.                 «Мне помочь невозможно», — был ответ.

        «Расскажите», попросил я. Она поведала мне свою грустную историю. По большой любви вышла замуж. Всё было поначалу хорошо, родила двух детей. Муж – полковник в Звёздном городке.  Но потом замучил ревностью,  в доме каждый день сцены и скандалы — с кем была, почему задержалась и т.д.  Короче, от такой «весёлой» жизни приняла решение уйти из дома, хотя сама без работы, больна, и уходить, в общем-то, некуда, только на частную квартиру. Тем не менее, приняла твёрдое решение уходить, т.к. такую жизнь больше терпеть не хочет. А сюда приехала к подруге, чтобы подороже продать свои вечерние платья, и обеспечить себя деньгами на первое время. «Ну, и чем Вы мне поможете»? спросила она с издёвкой.

 

        Думал я недолго: «Стойте здесь», — с этими словами я прыгнул в горные лыжи, проехал 100 метров вниз к почтовому киоску. Купил там открытку и конверт, на открытке написал: «Толя, если к тебе обратиться Таня М., сделай всё, о чём бы она не попросила,  даже если понадобиться переспать в постели…  Ей нужна помощь. Подпись…  Командир». Потом запечатал  это в конверт. На конверте написал два телефона: рабочий и домашний, и фамилию: Полонский Анатолий Борисович. Вручил это всё девушке со словами: «Если Вам будет очень плохо, позвоните по этому телефону, Вам помогут». Мы ещё немного поговорили и расстались. Через  пол — года я летел куда-то на юг через Москву. Позвонил  Тане, телефон не отвечал. Тогда позвонил  Анатолию: «Толя, привет! Тебе за это время звонила Таня М?» Он отвечает: «Позвонила один раз: «У меня Вам письмо от Вашего командира»,-  но выбрала очень неудачный момент, я как раз улетал в Канаду на «Руслане».

 

     Анатолий ответил: «Девушка, я сейчас улетаю, перезвоните  по этому же номеру через неделю,  тогда сможем встретиться, поговорить, и Вы передадите мне письмо комадира».  Толя сразу понял, что ситуация неординарная.  Когда  прилетел, ждал звонка, но она так и не позвонила.  «В общем, так и осталась эта история для меня невзвешённой», сказал мне тогда Анатолий.                                                                     

 

        Прошло ещё полгода.  Снова  лечу через Москву на свой любимый Кавказ, опять позвонил Тане М. – переживаю, как у неё там жизнь сложилась.  В этот раз на звонок ответили. Когда Таня узнала мой голос, её радости не было предела: «Вася немедленно приезжай. Мой муж хочет тебя видеть. Ты спас нашу семью».

 

       «Подожди, а что произошло»? И Таня рассказала, что когда она позвонила Анатолию Полонскому, услышала в трубке его красивый, сильный, мужской голос, она вдруг сразу поняла, что теперь она не одна – у неё есть защита. Она буквально на тонком плане прочувствовала Анатолия, какой он надёжный мужчина. В ней сразу произошла мгновенная перемена. Из бесправной, слабой женщины, «сидящей на шее мужа», она превратилась в женщину, сознающую свою красоту и имеющей право на личную жизнь. И когда пришла домой, муж почувствовал, что с ней что-то произошло.  Не сразу — несколько месяцев понадобилось ему, чтобы изменить своё отношение к Тане, но он его изменил. « Теперь я свободно хожу  в бассейн или после 10 вечера на теннисный корт, т.к. раньше время занято. Никаких сцен ревности, муж мне доверяет. У нас вновь стала нормальная семья. Приезжай в Звёздный, ночуешь у нас, мы очень хотим тебя видеть. Анатолия тоже пригласим», — продолжала она радостно изливать свои эмоции.

 

       «Таня, я очень рад за тебя, но через два часа у меня самолёт на Мин. Воды. Так что удачи тебе, и до встречи где-нибудь на горных склонах». Так закончилась эта история, где лётчик-испытатель Анатолий Полонский сыграл ключевую роль в судьбе женщины, которую он и в глаза не видел. Кстати, Анатолий до сих пор не знает, какой бы приказ он от меня получил, если бы Таня передала ему это письмо. Но даже не читая его, он всё выполнил безупречно…

 

      Что я хотел сказать этим примером? Как часто мы, занятые своими делами, проходим мимо чужого горя. А ведь иногда нужна самая малость, чтобы помочь незнакомому человеку в трудной жизненной ситуации. Просто надо быть внимательным к жизни, и не ждать подсказок со стороны.

 

       Сейчас «Заслуженный лётчик-испытатель Российской Федерации»  Анатолий Полонский занимает солидный пост в аэропорту Домодедово. Попутно летает на «Боингах». Как он сам говорит: «Не реже двух раз в неделю появляется желание прошвырнуться над Европой в какой-нибудь Париж или Барселону, и я себе в этом не отказываю». Крайний раз мы встречались с Анатолием в моём любимом гарнизоне Остров Псковской области на 70 — летней годовщине нашего  полка. Тогда Толя написал стихи, которыми мне хочется закончить  рассказ  об этом замечательном лётчике и человеке, а ещё добавить, что помимо Калугина, Андреева и Полонского, Школу лётчиков-испытателей закончили штурманы 12 омрап: Сергей Филипов, Виктор Васильев (дослужился до Главного Штурмана этой Школы) и Олег Швецов (к сожалению, погиб 9 мая 2012г, разбился на «Супер Джете» в Индонезии). А Юра Лончаков стал космонавтом. Согласитесь, нашему полку есть чем гордиться…

 

Чечельницкий Василий Васильевич