Иван Карлович Эйнцвейн. Великий русский изобретатель

 (Окончание)

    Тем временем, гениальный ученый не унимался. Он провел серию опытов  по измерению скорости света. Для этой цели ночью разводил костер и бежал до тех пор, пока в глазах не потемнеет. Затем измерял расстояние, на которое отбежал, и делил на время бега. Его результат (280 000 верст/с) поразительно совпал с результатом, полученным позднее Милликеном.

    Кроме быстрых ног, исследователь обладал замечательным глазомером. Часто, сидя на заборе и улыбаясь в изобретенные им усы, И. К. наблюдал, как его родные вскапывают грядки. Грядки на огороде у Эйнцвейнов всегда были идеально ровными и параллельными.

    Одной из острейших проблем на Руси в то время было то, что здоровым мужикам силу некуда было девать. И. К. эту проблему снял. Он решительно усовершенствовал пудовую гирю, преобразовав ее в двухпудовую. Теперь русский мужик мог за раз поднимать вдвое больше пудов и в два раза сильнее уставать.

    Много пользы было от Эйнцвейна русскому народу. Однажды, когда И. К. надоело продавливать пробку в бутылку пальцем, он изобрел штопор — точь-в-точь как у барина, даже лучше! Проведя испытания штопора и проверив на себе действие содержимого бутылки, этот самородок не остановился на достигнутом. Долго бродила по деревням изобретенная И. К. брага.

    Великая польза от эйнцвейнова таланта была и Государству Российскому.

Ведь именно И. К. изобрел и изготовил дубину народной войны, которая решительно поднялась в 1812 году.

    Ближе к старости Эйнцвейн изобрел телевизор и смотрел по нему прогноз погоды на завтра. Потом шел к людям и предупреждал их. Люди считали его колдуном и побаивались. А между тем, в его изобретениях не было ничего сверхъестественного! Казалось бы, нехитрое дело — вкопать вдоль улицы столбы и повесить на них провода. Hо почему-то никто, кроме И. К. не догадался этого сделать! Да что там говорить, если даже изобретенному Иваном Карловичем гвоздю не нашлось применения, хотя строили в те времена абы как, без единого гвоздя.

    И все же некоторые изобретения Эйнцвейна дошли до нас в первозданном виде. В их числе дошел и шагающий экскаватор, обнаруженный недавно на Московском тракте.

    О наблюдательности и сообразительности И. К. ходили легенды. Так, задолго до Павлова он заметил, что у него при виде еды течет слюна. А когда изобретателя в очередной раз сжигали на костре, он обнаружил, что от нагревания тела расширяются, о чем и прокричал односельчанам через бушующее пламя. (Знаменитое «…И все-таки оно расширяется!…»)

    Целью жизни изобретателя было создать такие грабли, на которые можно было бы безбоязненно наступать. Он очень много экспериментировал, и это сказалось на его здоровье, и без того слабом. Правда, к старости предусмотрительный Эйнцвейн подготовился неплохо, изобретя заранее пенсионное удостоверение.

Это изобретение обеспечило ему безбедную старость и бесплатный проезд на любой лошади в оба конца.

    И. К. был уже маститым изобретателем, когда в руки ему попалась одна удивительная книга — «Учебник физики. 6-й класс». Эта книга буквально перепахала великого ученого, перевернув многие его представления о науке.

    Последним изобретением Ивана Карловича Эйнцвейна стал самозакапывающийся гроб. При испытаниях гроба и погиб великий изобретатель, унеся секрет изобретения с собой в могилу. Секрет немнущихся брюк он тоже унес в могилу, хотя до сих пор непонятно, зачем он ему там понадобился.

 

Красная Бурда

Как я учился курить

  Поскольку, я не освоил это занятие в школьные годы, поскольку по причине вздорности характера не курил назло старшеклассникам. Я даже гордился этим:—Вот я какой, ни разу это зелье не пробовал!

  Получал конечно, периодически по мордам от старших за это, но похоже упрямство оказалось сильнее физической боли.

  Но кажись на третьем курсе училища, в период лётной практики, так получилось, что наша эскадрилья курсантов на неделю оказалась, предоставлена самой себе. Инструктора убыли в профилакторий отдохнуть, всё же, обучение курсантов это далеко не лёгкое дело.

  Нет-нет, бардак у нас конечно не начался, служба шла, как ни как старшекурсники. Но ненавязчивое употребление спиртных напитков, куда правду таить, было конечно. Но самовольных отлучек не было точно. Не по причине конечно, сверх сознательности, а по причине того, что вокруг, километров на сто, степь да степь кругом. Какой уж тут самоход.

  Короче говоря, времени у нас было навалом, а занять себя нечем. А как известно, когда курсанту нечего делать, то ему в голову лезут дурные мысли. Не стал исключением и я. В один прекрасный день, я задумался о пользе и вреде курения. Решил на практике разобраться, в чём кайф от вдыхания дыма.

  Время было как раз послеобеденное, ближе к ужину и я решил не откладывать эксперименты на потом, а воплотить их в жизнь тут же.

  Купив в ближайшем военторге пачку, или две, не помню «Космоса» и коробок спичек, я удалился в упомянутую мною степь.

  Красиво на природе! Уже созрела ковыль и ласковый ветер создавал иллюзию волн. Как будто вокруг не степь, а море. Правда немного досаждали комары и где эти гады в степи берутся? Но я полагал, что от них у меня есть средство.

  В таком вот минорном настроении я открыл пачку сигарет, вытащил и прикурил сигарету… Затянулся… В горле дерёт, кашлять охота, но я мужественно терпел. После третей затяжки, позывы к кашлю пропали. Я осмелел и в несколько глубоких затяжек добил сигарету.

  Кажись меня на**ли. В чём тут кайф? Ничего особенного я не уловил.

  Поразмыслив, я решил что дело в дозировке и решил не останавливаться на достигнутом, а посему закурил очередную сигарету.

  Та же история, никакого прихода. Ладно, достаю ещё одну.

  Шестая сигарета дала наконец долгожданный эффект! Правда, не такой как я ожидал.

  Мир вокруг меня неожиданно перевернулся, а желудок начал выражать протест. Причём выражал гад, гораздо больше, чем я съел за обедом. (Хотя для меня и сейчас загадка, причём здесь желудок? Я же обкурился, а не перепил).

  После чего, у меня только и осталось сил, что найти место почище, и упасть без сил. Комары тут же устроили пиршество, но мне на это уже было наплевать.

  За то время, что я приходил в себя, солнышко успело спрятаться за горизонт и на небесах зажглись звёзды. К казарму я вернулся, в аккурат к вечерней проверке. Эту процедуру мы блюли неукоснительно, чтобы никого не потерять. И хотя моя физиономия была зелёной от никотина и вся в укусах комаров, вопросов мне никто не задавал. Пришёл самостоятельно и ладно. Всю ночь и весь последующий день я страдал от головной боли.

  И долго ещё потом не выносил сигаретного дыма. Вот так закончились мои опыты с курением.

  А вот выпить люблю.

 

Владимир Лисовой

Топ 10 самых длинных женских ног

На какую часть женского тела мужчины сразу обращают внимание? Прежде всего, конечно, на ноги. В данном рейтинге представлены самые длинноногие известные женщины мира. Самые длинные ноги больше 1,3 метра в длину, это больше чем мой рост в третьем классе.

 

10 место. Дэрил Ханна. Рост 178 см, длина ног 106 см

 Дэрил Ханна – американская актриса, которую многие авторитетные издания признали одной из самых красивых актрис, обладательница «лучшего тела в истории кино». Её самая запоминающаяся роль – киллер из фильма «Убить Билла».

 

9 место. Ума Турман. Рост 180 см. Длина ног 108 см

 

 

 Уму назвали в честь индуистской богини. Её имя переводится как «дарующая блаженство». Своим 41 размером ноги актриса покорила легендарного Квентина Тарантино, сделавшего ее своим талисманом.

 

8 место. Ева Герцигова. Рост 180 см. Длина ног 112 см

 Чешская топ-модель и актриса. В модельный бизнес Ева попала случайно: в 16 лет поехала в Прагу на каникулы, там по совету подруги пошла на кастинг, где её и заметили.

 

7 место. Мария Шарапова. Рост 188 см, длина ног 121 см

 Мария – экс-первая ракетка мира, единственная россиянка, которая 5 раз играла в финалах турниров Большого шлема, и три раза выходила из них победителем. Она является лицом компании Sony Ericsson, а также компаний Cannon, Palmolive и Colgate. В 2006 году Мария Шарапова была признана самой красивой спортсменкой мира.

 

6 место. Адриана Скленарикова. Рост 178 см, длина ног 121,5 см

Словацкая супермодель, работавшая с самыми знаменитыми модельерами, включая Вивьен Вествуд . В начале двухтысячных была признана самой длинноногой моделью.

 

5 место. Надя Ауэрманн. Рост 180 см, длина ног 122 см

 Немецкая модель и актриса. В конце 90-х гг. была внесена в книгу рекордов Гиннеса за самые длинные ноги.

 

4 место. Нина Пыльская. Рост 193 см, длина ног 123,5 см

 Сначала казахская, затем российская модель.

 Нина с детства мечтала о модельном бизнесе, для чего посещала курсы Вячеслава Зайцева в Москве.

 

3 место. Эль Макферсон. Рост 185 см, длина ног 123,5 см

 В 22 года была признана одной из самых красивых женщин мира, позже получила прозвище «мисс тело». Выдающейся у модели является не только длина, но и размер ноги- 42,5.

 

2 место. Сэм Стейси. Рост 180 см, длина ног 127,6 см

 Англичанка по происхождению, Сэм Стейси в 2001 году стала самой длинноногой женщиной в мире.

 

1 место. Светлана Панкратова. Рост 196 см, длина ног 132,2 см – самые длинные ноги в мире

 

 

 Светлана профессионально занималась баскетболом, сначала в России, затем в Америке. Сейчас живет в Испании и работает в агентстве по торговле недвижимостью. В 2008 году Панкратова попала в книгу рекордов Гиннеса как обладательница самых длинных ног. Снялась с самым маленьким человеком в мире – китайцем Хи Пинджином, ростом всего 74 см.

 

 

 

 

 

Самолёт Яковлев Як-6

 Конструкторское бюро, возглавляемое А. С. Яковлевым, в 1942 г. предъявило на летные испытания двухмоторный самолет Як-6 (НББ) — низкоплан с двумя двигателями. Конструкция этого ночного ближнего бомбардировщика с убирающимся шасси — деревянная. Крыло площадью 29,6 квадратных метров двухлонжеронное, неразъемное с деревянным каркасом и полотняной обшивкой. Задняя кромка крыла прямая, передняя — стреловидная. Фюзеляж и оперение также деревянные с фанерной и полотняной обшивкой.

 

Фюзеляж широкий с двумя сиденьями рядом в закрытой кабине; его носовая часть выклеена из шпона, хвостовая часть ферменная, четырех лонжеронная. Фонарь кабины откидной, в левом борту дверь. Шасси — убираемое назад ручным приводом. Оборудование стандартное и кроме того электрооборудование для ночных полетов, приемо-передающая рация и радиополукомпас с питанием от воздушного генератора и аккумулятора. Самолет сразу проектировался в двух вариантах: транспортном и бомбардировочном. При этом конструкторы стремились сделать его максимально простым в управлении, дешевым в производстве, с минимальным применением дефицитного в годы войны металла.

 

В варианте ночного ближнего бомбардировщика Як-6 имел 5 держателей для бомб весом от 50 до 250 кг. Всего же он мог брать до полутонны боевой нагрузки. Механический сбрасыватель и прицел находились в пилотской кабине. Над грузовым отсеком монтировалась шкворневая установка для пулемета ШКАС. Нормальный взлетный вес — 2350 кг. Большая часть самолетов Як-6 строилась в транспортном варианте. Отсек для шести пассажиров или груза помещался за двухместной пилотской кабиной.

 

С запасом топлива в 278 кг дальность полета в этом варианте достигала 580 км. Два двигателя М-11Ф по 140 л. с. позволяли Як-6 развивать скорость до 180 км/час (посадочная — 93 км./час), длина разбега и пробега менее 300 м. Самолет Як-6М представлял собой усовершенствованный вариант, в результате дальнейшей разработки которого в начале 1944г. поднялся в воздух Як-8. Он был больших размеров, претендовал на роль специализированного транспортного самолета, но серийно не выпускался. из-за задержки с более мощными двигателями.

Поговорим о галстуке?

Красивый узел для галстука порой оказывается большей проблемой, чем вопрос о хлебе насущном. Проверено на себе 🙂

 

Галстуки можно завязывать множеством различных узлов, предназначенных для разных случаев. Здесь мы рассмотрим только один узел – самый популярный и применяемый — Half Windsor — Половинный виндзор.

 

Он одновременно является и наиболее универсальным, подходит как для галстуков стандартной ширины, так и для широких плотных и узких галстуков.

 

Если Вы только учитесь завязывать галстук, то лучше встать перед зеркалом, чтобы контролировать весь процесс. Потом, когда движения отработаются до автоматизма зеркало будет нужно только чтобы расправить узел и разгладить складки.

  

Рисунок должен быть понятен без комментариев. Теперь уделим немного внимания выбору галстука и уходу за ним.

 

1.Качество.

 

При выборе галстука основное внимание следует уделить его качеству.

 

Высоко ценятся шелковые галстуки ручной работы итальянских мастеров.

 

Неплохо смотрится синтетическая ткань под шелк или ее смесь с шелком. Бывают галстуки из тонкой шерсти, кашемира, хлопчатобумажной ткани, льняные и вискозные. Впрочем, последние быстро теряют вид и утрачивают форму.

 

Положите галстук на ладонь, если его широкий конец свисает свободно, не закручиваясь, то он будет лежать ровно, когда вы завяжете узел. Шов с задней стороны должен быть скользящим, а не жестким — так определяется ручная работа. Высококачественные галстуки сшиты из трех разных кусков, а большинство «коммерческих» — из двух.

 

2. Цвет

 

В большинстве ситуаций следует избегать слишком ярких галстуков с броским рисунком, картинками или незнакомыми вам гербами и символами.

 

Прежде всего, расцветка должна гармонировать с цветом костюма, рубашки, носок и туфель.

 

В официальной одежде практически повсеместно правилом является галстук темных тонов в сочетании со светлой сорочкой. Да и вообще, темные галстуки смотрятся очень элегантно. Но при этом не стоит забывать, что галстук лучше подобрать таким образом, чтобы он был на тон светлее пиджака.

 

Черный галстук к белой рубашке обязателен при выражении скорби и соболезнования.

 

3. Узор

 

Теперь рассмотрим галстуки с повторяющимся узором. Им можно отдать предпочтение, даже отправляясь на ответственные переговоры (при условии что узор не слишком экстравагантный).

 

Полосатый галстук говорит о серьезных намерениях. Галстук с диагональной полоской, выдержанной в традиционных цветовых сочетаниях, подойдет лишь в том случае, если вы надели его под однотонный костюм и рубашку без рисунка.

 

Галстук в горошек тем более универсален, чем меньше диаметр горошин, его украшающих. Горошек, более напоминающий точку, вполне сгодится для официальных мероприятий. Разумеется, чем крупнее горох, тем выразительнее галстук, но тем больше и опасность выглядеть несколько по-клоунски.

 

Клубный галстук расскажет всему миру о ваших пристрастиях, проще говоря — о хобби. Крохотные дядечки, размахивающие клюшками для игры в гольф или теннисными ракетками, маленькие яхточки, несущиеся по волнам, или самолетики, рассекающие облака, наверняка смогут расположить к вам людей со столь же достойными увлечениями.

 

Не забывайте также и о том, что яркий галстук — это преимущество молодости. Пожилой мужчина может позволить себе подобное украшение летом со светлым костюмом где-нибудь на фешенебельном курорте.

 

И, наконец, самое важное. В гардеробе каждого мужчины должен непременно иметься галстук, наиболее ярко отражающий индивидуальность его владельца. Этот кусок ткани на шее будет правдиво сообщать всем окружающим: «А вот он, какой я на самом-то деле».

 

4. Размер

 

Длина галстука должна быть такой, чтобы в завязанном виде он прикрывал пряжку ремня. Ширина галстука зависит от ширины лацканов пиджака. В среднем они бывают от 7 до 9 см. Узел должен быть тугим, если вам нравится, то можете сделать складку при выходе из узла.

 

5. Аксессуары

 

С галстуком можно носить специальный зажим или булавку-заколку, фиксирующие концы галстука и не дающие им болтаться.

 

6. Хранение и уход

 

Для того, чтобы галстук служил долго, за ним нужно не только хорошо ухаживать, но и правильно хранить. Когда вы снимаете галстук, узел нужно распускать, чтобы волокна ткани не перекручивались. После этого его следует повесить на вешалку, чтобы он «отвиселся» несколько дней.

 

Хороший качественный галстук не стирают и не гладят!

 

От пятен галстук избавляет пятновыводитель или химчистка. Ну а если нужно разгладить появившиеся складки, аккуратно скатайте галстук и оставьте так на ночь. К утру все складки распрямятся.

 

Если же вы решите пройтись по нему утюгом, вставив картонный шаблон, то помните, что от трения меркнет глянец и повреждаются волокна. После этого вашему галстуку прямая дорога в мусорное ведро.

 

 Надеюсь эти простые советы помогут Вам выглядеть на все сто.

 

 

Интервью с Анатолием Ивановичем Ивановым

 Иванов Анатолий Иванович. Родился я в городе Кронштадте 2 сентября 1946 года. Мой отец был военный, заведовал химскладами. Мать работала в «Арсенале».

 Учился в обычной школе, но заканчивал вечернюю, потому что работать надо было… Работал с четырнадцати лет.

 

 — Когда Вы приняли решение идти в авиацию?

 

 В четырнадцать лет, даже в тринадцать принял это решение. Здесь, в Кронштадте, был создан авиационный клуб, и в планерную секцию набирали ребят. Я попал как раз в первый набор и стал планеристом. А в четырнадцать лет я уже летал на планере самостоятельно.

 

 — А откуда летали?

 

 С аэродрома «Бычье поле», на котором мы сейчас находимся. Он раньше немного по другому был расположен, но в принципе все тот же аэродром.

 

 — Как проводилось обучение в планерной школе?

 

 В принципе смысл обучения он и сейчас такой же. Где-то полгода мы занимались теорией. К зиме мы уже закончили теорию, и занялись практикой непосредственно на аэродроме.

 

 — Когда пошли в военную школу?

 

 В 1965 году. Тогда принцип был такой: посылал военкомат, но нужно было выразить желание, выбирать конкретное училище, из тех, чьи направления есть в военкомате, написать заявление. Дальше отправляли в училище… Я выбрал Тамбовскую высшую школу летчиков имени Марины Расковой, которая выпускала летчиков для фронтовой и дальней бомбардировочной авиации.

 

 — На каких самолетах проводилось обучение?

 

 Обучение проводилось вначале на «Л-29», потом на «Ил-28». На поршневых, конкретно «Як-18А», обучать перестали как раз перед моим поступлением.

 

 — К «Л-29» было много претензий по управляемости самолета. У Вас были какие-то сложности?

 

 Нет, самолет это очень хороший. Но проблемы, конечно, бывали, например, невыпуск шасси, даже отказы двигателей были. Но все как-то не очень серьезно. Когда я учился, катастроф не было. Позже на них бывали катастрофы, но по причинам не техническим, а как говорится, человеческий фактор.

 

 — В целом обучение было достаточное?

 

 Более чем достаточно, трехгодичное летное обучение, чисто летная практика. Давали почти триста часов налета, на первом типе девяносто часов, далее на втором типе уже на «Ил-28».

 

 — Классический советский вариант обучения — садимся за парту, учим самолет до болта до последнего. А, например, у американцев, у них – достаточно уметь летать. У них – знание конструкции ограничивается знанием «что и где включается». Так нужно ли углубленное обучение?

 

 Я скажу, это не повредило тем, кто это все прошел, они наиболее подготовлены к выполнению полетов. Выпускникам и свидетельство пилота и аттестат летчика-инженера. Был даже диплом инженера-конструктора, специальность была такая.

 И у выпускников было, что выбрать после окончания училища. Летное долголетие не у всех одинаковое. У одних – три, четыре, пять лет. Другие и все пятьдесят летают. Поэтому можно было что-то делать еще, помимо того, что бы летать, многие становились преподавателями, в конструкторском бюро работали, испытателями.

 

 

 — На «Л-29» Вас учили простому пилотажу? Или и высшему тоже? Или высший пилотаж пилотам бомбардировщиков не нужен?

 

 В высшем пилотаже у нас не было необходимости, а сложный пилотаж, включая штопор, петли, бочки, проходили.

 

 — На втором году на «Ил-28» перешли?

 

 Со второго года летного обучения.

 

 — «Ил-28» к тому времени был уже, скажем так, не последняя разработка, были уже более современные машины.

 

 Ну да, да.

 

 — «Ил-28» это самолет с прямым крылом, не стреловидным. Он уже к тому времени был морально устаревший был.

 

 К тому времени он был наиболее надежный и работоспособный. И по техническим, политическим и другим признакам. Он даже в войнах участвовал.

 

 — 60-е годы — время хрущевских реформ, сокращения авиации и все остальное, проблем с поступлением в училище не было?

 

 Как раз когда я поступал в училище, конкурс был большой и училища все работали. Хрущевские времена закончились в 1963 году. И авиацию, которую он сократил к 1965 году, до моего поступления, практически восстановили, поэтому проблемы были, да, отбор был очень жесткий, как по медкомиссии, так и по образовательным дисциплинам, экзамены сдавали, как в высшее училище, по полной схеме. Конкурс по здоровью очень жесткий – приезжало для поступления две–три тысячи человек, а оставалось на экзамены человек пятьсот–шестьсот. А из этих пятьсот–шестьсот оставляли на курсы двести, для того что бы выпустить в конечном итоге сто. Такая вот программа была. Поэтому конкуренция естественно была.

 У меня со здоровьем проблем не было, проблемы были с образованием, все же я оканчивал вечернюю школу, но набрал достаточное количество баллов и поступил.

 

 — Как Вам показался «Ил-28»?

 

 «Ил-28» я до сих пор вспоминаю с удовольствием, это очень надежная техника. Она уже была доведена, освоена как по боевому применению, и летно-технические данные и аэродинамика его были великолепны. Отказов практически было у него минимум, а задачи мог выполнять вполне приличные. Скажем там бомбовая нагрузка три тонны, у него были пушки и передние и задние со стрелком-радистом, это вполне обеспечивало ПВО самолета. Конечно, нападать он не был способен, но сам себя защитить вполне мог…

 

— В то время истребительная авиация уже была сверхзвуковая, Вас как-то обучали в борьбе с истребителями? Или это все возлагалось там на стрелков?

 

 Естественно, изучались противозенитные, противоракетные, противоистребительные маневры, как себя вести в различных ситуациях.

 

 — Тренировки по боевому применению на полигоны были?

 

 Были и на бомбометание и на стрельбу из пушек.

 

 — Бомбы цементные бросали? Или боевые?

 

 Боевые бомбы в училище не бросали, В училище бросали учебные бомбы. Они тоже металлические, учебные бомбы калибром 100 килограммов, заряд внутри был практический, тротилово-дымовой, корпус чугунный, который при взрыве просто рассыпался, осколков сильных не давал. Но, если попасть конкретно в цель, то загорится… И взорвет.

 

 — Примерно с какого полета на бомбометание начали понимать, что происходит?

 

 В принципе, теория, которую преподавали до этого, уже дала понимание, что даже учебное бомбометание дело ответственное, как для летчика так и штурмана, и в этом деле не до шуток. А боевое применение пушек и для радиста и командира экипажа, потому что у командира экипажа было управление передними пушками. И, скажем что с первых полетов, какого-то страха не было, а было стремление попасть в цель, и чем точнее, тем лучше.

 

 — В наших ВВС командир экипажа это летчик. А вот у немцев, например, во время Второй Мировой Войны, командиром был штурман. По-видимому, считалось, что раз он бомбы бросает, он за все и отвечает. Ваше мнение на эту тему?

 

 Нас готовили в то время, и как командира экипажа и как штурмана, примерно в таком же объеме, как и в штурманском училище, и основная задача, конечно, вывести на цель и точно попасть, это задача штурмана. Но командир экипажа отвечает и за действие штурмана. И должен иметь возможность контролировать. Если в Америке пилот не контролировал действие штурмана, а просто как бы вел вслепую машину, выполнял его указания, самостоятельно выполнял только взлет и посадку, то в таком случае возможно положение о том, что штурман командир и правильней. Но наш подход оправдал себя, в частности потому, что штурман может где-то и ошибиться, а командир всегда может подсказать.

 

 — У Вас среди инструкторов, среди начальников ветераны войны были? Отечественной? Или корейской?

 

 Да, да, были. Были, и на первом на «Л-29» Жемухов Анатолий Георгиевич. На втором курсе — Тимофеев Александр Николаевич…

 

— Опытом войны делились? Или старались не рассказывать вообще?

 

 В то время это было не модно, поэтому как бы по-военному курсантов гоняли.

 Рассказывали что-то. Но я не помню, чтобы они много рассказывали, почему-то я не помню. В основном-то эти инструктора участвовали в боевых действиях в последние годы войны.

 

 — До вас вообще доводили какие-либо документы обобщающие опыт войн?

 

 Да, это обязательно. У нас была тактика фронтовой и дальней авиации, боевые действия, опыт всех войн, где использовалась авиация, с акцентом на современные. На эту тему писали и курсовые работы и дипломы защищали. Отрабатывали свои варианты. К примеру, боевые действия по аэродрому противника в составе эскадрильи или дивизии.

 

 — И опыт вьетнамской войны, арабо-израильские конфликты?

 

 Нам доступны были только сводки. Литературы с анализом и обобщением опыта не было, а сводки приходили. Но анализа фактически и там не было, мы их просто просматривали. Была информация: кто, сколько, когда, зачем, куда. Вот эту информацию мы знали, какие типы самолетов там участвовали.

 Наш выпуск был несколько ускорен. На это больше всего повлияли Чехословацкие события 1968 года.

 Югославия, Чехословакия, события там развивались до такой степени, что назревала война, и поэтому готовили по серьезному. Но все обошлось, и мы были распределены после окончания, скажем так по мирным планам….

 Я попал в Сибирский военный округ, и поскольку мне в характеристике инструктора написали, что «есть склонности к инструкторской работе», меня направили инструктором в Барнаульское училище, оно как раз в то время сформировалось. Там основное время я и провел, за исключением того, что участвовал в перелетах, в учениях и прочих, прочих… Пришлось за время работы училища побывать на Дальнем Востоке, в Европе…

 

 — Когда Вы пришли в Барнаульское училище, на чем стали летать?

 

 Я попал на «Ил-28» инструктором, на третий курс обучения.

 

 — А не появилось ли у Вас в поведении, того, что часто бывает с молодыми преподавателями. Типа «Ну что за уроды нынешние курсанты. Вот мы в их годы… »

 

 Нет, у меня такого не было. Не знаю, или повезло или действительно какие-то способности были, но у меня было желание качественно и быстро научить своих курсантов. И у меня группы выпускались в числе лучших, первых, в эскадрильи, и в полку… Инструктором, чисто инструктором я проработал три года. Потом пошло повышение, в звании рос и в должности и уже конкретно не обучал, а проверял командиров, курсантов. Занимался с летным составом. Обеспечивал процесс передачи опыта.

 

 — Были случаи, чтобы курсантов отчисляли за неуспеваемость, за профессиональную непригодность?

 

 На третьем курсе у меня не было. А вообще за летную неуспеваемость, процентов пять, отчисляют на первых курсах. Потому что по медицине не выгонишь – все нормально, но есть психологические моменты. Как мы знаем, есть несколько типов нервной системы.

 И если курсант не может, не справляется с определенной программой, то нет смысла дальше его учить, потому что проблемы будут нарастать, он не сможет осваивать новые типы самолетов, или того хуже, сам погибнет и других погубит.

 Поэтому давали некоторое количество дополнительных полетов, и если видели, что курсант систематически с трудом усваивает, то отчисляли его. Но это редкие случаи.

 Я лично смотрел на них, как на людей, которые желают летать. И если у него есть желание, стремление есть, он сам подойдет и попросит:

 — Ну дайте мне еще несколько полетиков, у меня все получится.

 И видишь, что у него действительно получается, тогда брал ответственность на себя, и даже свои полеты какие-то отдавал. Выпускал и таких.

 

 — Вы осваивали какую-то новую технику, кроме «Ил-28»?

 

 Ну как сказать, новую технику, ну, «Як-28» дали в училище, когда «Ил-28» стали списывать. Но на «Як-28» много не пришлось летать, потому что у нас параллельный полк летал на «Як-28». А «Ил-28» был раннего выпуска, и его уже на консервацию стали убирать. «Як-28» не нашел своего продолжения, то же самое, после «Ил-28», потому что там трудности были со спарками. Боевых было много, а спарок было мало. И на наше удивление было разработано так, что на боевых одни двигатели, а на спарках были другие двигатели, и те двигатели, которые на спарках уже прекратили выпускать. А выпускала эти двигатели Польша. И самолет этот, не нашел такого боевого продолжения. А учебное продолжение нашел в училище самолет «МиГ-21».

 Вместо «Як-28», пошел «МиГ-21». Летный состав переучился, ну собственно говоря, проблем особо никаких не было, как для летного состава, и для курсантов, они дальше обучались на «МиГ-21». Просто этот вариант, училище было фронтовой бомбардировочной авиации, чисто фронтовой, вот Тамбовское было в основном фронтовой и дальней. Для фронтовой «МиГ-21» перспективен, на переучивание на «Су-24», на «МиГ-25». Училище вообще-то славилось тем, что подготовка была курсантов очень хорошая. И эти виды боевой подготовки, стрельба из пушек, ну на спарке там пулеметы и бомбы. Сбрасывали бомбы, так же неуправляемые ракеты. НУРСы. Это выполнялось и на «МиГ-21».

 

 — Про «Як-28» хотелось спросить. В адрес этого самолета было очень много ругани. «Як-25» — это перехватчик. А «Як-28» на его базе — ударный самолет. Вот в его адрес много критики было, в частности за счет малой нагрузки, которую он мог нести. В общем, неудачный самолет.

 

 Не сказал бы. Не знаю, кто там ругал, я такого не слышал. У него недостаток был, но совсем другой: были проблемы с взлетом и посадкой при боковом ветре. Предельный боковой ветер до 10 м/сек. Это из-за конструкции шасси — у него велосипедное шасси и на концах крыльев стояли поддержки, колесики.

 Что касается качеств как тактического самолета, он имел наоборот, высокую энерговооруженность, на взлете мог с углом шестьдесят, с боезапасом, в небо уйти, да. У него были предусмотрены, если с предельной бомбовой нагрузкой, еще пороховые ускорители по бокам крыльев, они сбрасывались после взлета. Они выполняли свою функцию очень хорошо. Поэтому я бы не сказал, что неудачный самолет. Правда, воевать мне на них не пришлось, с полной боенагрузкой, а вот в учебном плане мне очень понравился этот самолет.

 

 — А велосипедное шасси, кроме неустойчивости при боковом ветре, каких-то других сложностей не создавало?

 

 В общем-то нет.

 Ну как сложности, я скажу, основная сложность для техника. Шасси, фюзеляж низко к бетону, поэтому что там все подвесить, запихать, разложить, то пока весь не извозишься, все это не сделаешь. А поскольку в то время весь экипаж вешал бомбы, то… Это вот была всегда такая проблема для всего обслуживающего персонала. А по другому, по скоростям, ну тактический радиус действия был вполне достаточный, что сказать, рассчитывай куда тебе надо. Поскольку фронтовой бомбардировщик, он и не предусматривал далее пятисот километров задания. А где-то в пределах двести—триста километров, что бы мог отбомбиться и вернуться. Вернуться не обязательно на свой аэродром, если там есть раньше, если ты в тыл врага летишь, то там конечно вернуться через фронт перелететь. А если по другому, то и другие аэродромы есть.

 

 — Как в училище обеспечивалась ПСС (поисково-спасательная служба)?

 

 К ПСС, очень серьезно относились. На каждом аэродроме свой вертолет был…

 

 — А сколько всего аэродромов всего было?

 

 В училище было три аэродрома, три полка учебно-боевых. Начальный один, промежуточный, и выпускной. Предусматривались варианты на летнее обучение, были и запасные аэродромы. В полку было от трех до четырех эскадрилий. Все четыре эскадрильи, если интенсивно пользовались одним аэродромом, то было тесновато…

 Использовали и другие аэродромы. Вот я помню в Кемерово летали, на Урале летали, в Барнаул летали, там использовали даже гражданский аэродром для обучения.

 

 — Вы сказали, «учебно-боевые полки», означает ли это, что в принципе, в случае какой-то ситуации их могли использовать в качестве боевых?

 

 Да, летный инструкторский состав — усиленный и подготовленный. Если летом мы обучали курсантов, то всю зиму мы готовились, летали для себя. Слетанность и боевая подготовка была не хуже, чем в боевых полках.

 

 — Географическое расположение проблем не создавало?

 

 Барнаульское училище – это Западная Сибирь — резко континентальный климат. Летом там бывало очень жарко, а зимой холодно и метель. Ну, были вот когда впервые-то пришел до 1973–1974 годов, видимо, то ли в Сибири авиации было мало, проблем с полетами не было, потом ограничения наложили. Летом учебные полеты ограничивались, про боевые ничего не было сказано, до плюс тридцати пяти летать. А зимой до минус тридцати пяти, вот.

 

 —А с чем связаны такие ограничения?

 

 Ну очень холодно, или очень жарко, для обучения и подготовки авиатехники.

 

 — Но в самолете обогрев есть.

 

 Обогрев… У меня был случай, когда самолет в ремонт готовили летом, а очередь подошла и потребовалось именно на нем лететь зимой, в декабре. Минус тридцать пять–тридцать семь градусов. А наверху там еще пониже. А самолет не перевели в режим зимней эксплуатации. Не тепло гнал патрубок, а наоборот, холод. Зимой, да еще холод, ты можешь себе представить, только взлетел, стекло сразу стало замерзать и нечем его не отогреть. Решение принял не возвращаться, все обледенело… На гражданских аэродромах садиться получше. Поэтому попробовал скребок, вроде еще отскребает, но берег его, скажем, до посадки, потому что перед посадкой, хорошо еще было два скребка всегда, один на борту, а другой всегда у себя свой личный. Так один сломался, а другим перед посадкой успел почистить себе окошечко. Ноги не отморозил, но замерзли так, что было выйти сложно.

 

 — Когда начали переучиваться на «МиГ-21»?

 

 В 1983 году. Нам давали самые последние серии…

 

 — «МиГ-21» — это фактически истребитель, еще к тому же сверхзвуковой, в ударный самолет переделывать, смысл имело?

 

 Я так думаю, да. Во-первых, в то время, скажем еще «Су-24», он примерно по своим летно-техническим данным был близок к «МиГ-21», вот и решение было такое. «Су-24» и «МиГ-25», первые типы, а первые всегда шли в боевые полки, не было их столько что можно было их использовать для обучения. В перспективе, планировали училище переучивать на «Су-24», потому что он чисто фронтовой бомбардировщик. Так вот те, кто заканчивал училище на «МиГ-21» или даже на «Як-28», то в принципе проблем не имели в боевых полках, у них уже было применение. Единственно что конечно опыт там маленький, там двести сорок–двести пятьдесят часов, кто там триста успевал набрать, я не знаю, может быть поменьше.

 Да, МиГ-21 давал возможность легко себя чувствовать и продвигаться вперед, сдавать на классы, осваивать более сильные машины…

 

— Я вот в каком плане «МиГ-21» он сам по себе истребитель, у него два маха, маневренность ну не шибко скажем там… Вот, нагрузки бомбовой большой, он нести не мог…

 

 Так весь смысл училища-то и есть, не что бы там брать много нагрузки, и он и был, использовался в этих целях учебных. Что бы ты как летчик и один в кабине сидишь, мог и прицелится, и мог отбомбиться точно и на повышенных скоростях, вот эта вот задача. А дальше на боевых самолетах, скажем, а там уже на «Су-24», там двойное управление, штурман-оператор и пилот-командир.

 

 — Ну, вот по боевому опыту «МиГ-25», когда например в Ирано-Иракской войне, он использовался как бомбардировщик, там они в принципе с трудом в двадцать гектар попадали, с бомбежек.

 

 Вот именно, потому что не все училища выпускали вот именно такого уровня подготовки летчиков.

 

 — Так, ПСС мы не договорили.

 

 ПСС было очень серьезно обеспечено. На каждом аэродроме были свои вертолеты ПСС, у военных, по крайней мере. Дежурил летчик, дежурил экипаж. Вначале когда еще было Як-12, потом «Ан-2», потом дали «пчелку» «Ан-14». Вот, далее, далее потом «Ми-8» вертолеты были в полках. Они же и в ПСС дежурили, они же и обеспечивали, если надо там куда-то.

 

 — Личные средства жизнеобеспечения в чем заключались?

 

 Парашют обязательно, в парашюте был бортовой паек. Станция, «Комар», что ли, я уже забыл. Спасательная радиостанция, которая выдавала сигнал, если летчик катапультировался, да, сразу выдавала сигнал, где ты есть, если ты способен говорить, эта радиостанция на аварийной частоте работала. Можно было вертолет, когда подлетает… Можно было связаться и передать, что наблюдаю, мол.

 Особенно трудности, у нас было одно катапультирование на «Ил-28», когда у командира там что-то случилось похоже потерял сознание, а штурман и радист спрыгнули, так скажем, при температуре тридцать пять и ниже. У штурмана слетели унты, потому что у него были не на нормальные брюки демисезонные или зимние одеты и не пристегнуты, а на обычные, они прикомандированы были с юга… Вот и приземлился с босыми ногами. Стал парашютом ноги закатывать, а парашют белый тоже… Да, он был не чисто белый, а оранжевый тоже был, спасательный парашют, они именно так, они через полоску, как бы. Ну, поскольку он закатал все это, сверху вертолет пролетает несколько раз, а он сидит рукой машет, а не в станцию, ничего, и парашют не разложил. Мы его потом нашли, однако все равно, потому что чувствуешь, что станция здесь где-то работает, они пролетают несколько раз, найти не могут. Ну, когда привезли его, он ноги отморозил. Вот, а пилот потом очнулся и прилетел.

 

 — Аварии и катастрофы были в Барнауле?

 

 Не много, но были. Были, сорвался в штопор при имитации отказа двигателя, на «Л-29», на глиссаде, недотянул. Отвалилось крыло у одного, это вот в моем обозрении, на «Ил-28»…

 Старший штурман полка и старший методист училища ночью при минимуме погоды не оценили условия, заходили, человеческий фактор сработал, не по приборам, а пытались снизиться под облака не на глиссаде, а раньше. А нижний край был 150 метров, даже чуть-чуть ниже, приняли дорогу за полосу, и стали на нее заходить и естественно… А дорога еще оказалась там и поперек с насыпью и когда это все увидели, были уже слишком низко, короче говоря, плюхнулись и разбились.

 

 — Разборы проводили?

 

 Конечно, разборки, да еще какие. Остался жив стрелок-радист. Он дремал, и когда они плюхнулись, и люк открылся его выкинуло. Минимальные травмы: выбило указательный палец, потому что держался за поручень. И большой синяк на заднем месте, потому что ударился о снег.

 

 — Повезло, что еще хоть снег был. Так, а разборы как проводились?

 

 Разборы, наверное, не хуже чем сейчас. Вызвали государственные комиссии. Изучали технику, отказы техники, еще чего-то. Серьезные разборки были.

 

 — Заключения, какие-то методические рекомендации на эту тему были?

 

 Обязательно заключение, методические рекомендации, ограничения, все это, ограничения более сильные сразу накладываются, а потом когда после разборок, более детально уже конкретно применительно этого случая.

 

 — А так что бы ограничить полеты какого конкретного типа самолетов, такое бывало?

 

 Не помню, не помню. Потому что так, на какое-то время да, вот, до первого заключения, посадили, ну естественно, катастрофа, надо разобраться, неделю, там другую. А там уже ближе к этой разборки понятно, что техника здесь не причем, скажем или наоборот, техника причем, эти моменты изучили…

 

 — До курсантов доводились выводы расследования?

 

 Обязательно. До всего летного состава. Возможно, и были изъятия, часть информации не нужно было доводить до сведения курсантов. Но основу этого происшествия обязательно доводили.

 

 — Когда афганская война началась, Вы еще служили, как я понимаю?

 

 Да. В самом Афгане мне летать не пришлось, но на подступах к нему, стояли в полной готовности.

 

 — От вас инструкторов направляли туда на стажировку?

 

 Да, были. Правда, очень немногих. Потому что в Союзе было достаточно боевых полков и летный состав надо было, как бы потренировать.

 

 — Скажите, а Руцкой ведь ваш был выпускник?

 

 Нет, не мой. Нашего училища, я его как-то проверял, вроде на Ил-28, но он мне что-то не запомнился по тем временам…

 

 — Проблемы появились в связи с этой войной, например, ускоренные выпуски?

 

 Нет. Потому что это была локальная война и угрозы, скажем, мировой войны, или нападения на страну не было…

 

 — Передавали боевой опыт, те кто в Афгане служил?

 

 Да. У нас был в полку, и вернулся оттуда Героем Советского Союза, к сожалению, сейчас не помню его фамилию, он там очень успешно наводил авиацию на душманов. Имел ранение.

 

 — Вы к тому времени продолжали на «21-х» летать, или уже на «сушки» перешли?

 

 Уж война заканчивалась, но мы на «21-х» летали и обучали курсантов.

 

 — А других типов, например, «Су-7 Б» у вас не было?

 

 Нет. Эти самолеты были в Ейском училище.

 

 — А для тяжелой авиации у вас не учили?

 

 Тяжелая авиация… Ну меня учили, госэкзамен теоретический сдавал, на «Ту-22М», «Ту-16». Повезло или не повезло, я не знаю, но я попал в училищную систему, и продолжал учить на фронтовых бомбардировщиков.

 

 — Вы отрабатывали применение управляемых ракет и бомб?

 

 Нет, при мне этого не было.

 

 — Какой налет в год Вы считаете достаточным для летчика-бомбардировщика фронтового?

 

 Минимально нормальное где-то пятьдесят—пятьдесят пять часов. И для того что бы подтвердить класс, это для летчика достаточно. Ну, летчики-инструктора налетывали обычно порядка двести часов в год.

 

 — А для того что бы совершенствовать квалификацию?

 

 Этих часов хватало. Программы составлялись с учетом повышения квалификации: полеты ночью, в сложных условиях, боевое применение…

 

 — Когда Вы из армии ушли?

 

 В 1986 году меня перевели в Калужский учебный авиационный центр при ЦК ДОСААФ, на «Л-29». Готовили офицеров запаса, истребителей перехватчиков. Давали им налет порядка сто двадцать часов. На первом курсе сорок и шестьдесят часов на втором курсе, боевое применение, групповая слетанность и сложный пилотаж. В 1992 году по возрасту уволен в запас. Сорок семь лет мне было…

 

 — Ваше личное мнение, фактическое слияние, истребительной и ближнебомбардировочной авиации это плюс? Или все-таки минус?

 

 Я не знаю какие сегодня тенденции.

 

 — Сейчас, например, «Су-27» может нести и ракеты и бомбы, и в принципе, и в том и в другом качестве применяться. Используется и как разведчик. Универсальность проявляется…

 

 Это уже было, я уже говорил, что даже «МиГ-21» был многоцелевым. Он мог использоваться как перехватчик, истребитель, и как фронтовой истребитель-бомбардировщик. Поэтому это все нормально.

 

 — Ну вот если начнутся боевые действия, то истребители как бы использовать в качестве бомбардировщиков, лично на мой взгляд, я может быть не совсем профессионален, но тем не менее, расточительно. Потому что потерь у бомбардировочной авиации в принципе будут больше.

 

 Да нет конечно, если нужен будет бомбардировщик, то у нас есть бомбардировщики, дальние, стратегические, фронтовые.

 

 — Я имею именно фронтовые, скажем, ближние.

 

 Я не знаю, как сейчас вообще будет развиваться авиация, потому что все сокращают. Училищ сейчас практически нет, все на старом запасе, идет сокращение, очевидное, начиная с 1990 года, идет сокращение, сокращение, сокращение. И до сих пор оно идет сокращение… Войны не планируются.

 

 — У нас никогда война не планируется, ни в 14, ни в 41 не планировали, однако они берут, и начинаются.

 

 Использование истребителей в боевых действиях фронтовой бомбардировочной авиации конкретно, да, не рентабельно.

 В учебных целях универсальность это даже плюс. Универсальность у летчика развивается. А потом будет видно, что потребуется. Во время войны нужны истребители и нужны бомбардировщики. Если не будет того и/или другого, значит боевые действия не в полном объеме выполняются. А на каких типах учить этим видам боевых действий, вот тут я согласен, что можно учить пикированию и прицеливанию по наземной цели даже на «Дельфине». Эти самолеты в 1997 году, в Дубно в подмосковье были привлечены для исследования по применению боевых действиях по малоразмерным целям. Например, если вражеская группировка из десяти человек, и что, посылать туда бомбардировщик стратегический? И скорости большие, еще и не попадешь. А с «Дельфина» одну бомбу сбросил, если точно сбросил, то вопрос уже решен. Ну, видимо мы не прошли по конкурсу, конкуренция везде есть …

 

 — Как вы пришли в малую авиацию?

 

 В малую авиацию… Во-первых, я начинал свою летную работу здесь на аэродроме, и родился здесь и жил, и ушел отсюда летать. Когда ушел в запас, я вернулся сюда же, а в период службы контролировал вообще-то и этот клуб, который летал на всяких разных самолетах, подлетывал здесь. Когда вернулся, я просто напросто сразу возглавил летную подготовку, потому что те организаторы и строители, которые здесь были, они знали, что у меня и опыт, и знания соответствовавшие задачам клуба…

 

 — Каков у Вас суммарный налет?

 

 Сказать точно не могу, больше семи тысяч часов. Четыре с половиной налетал в армейских условиях, и остальное вот здесь, в аэроклубе «Дельфин».

 

 — Когда Вы сюда пришли, то возглавили летный отдел?

 

 Как раз началась перестройка, были варианты и на «Як-18Т», потому что авиация ДОСААФ тоже разваливалась, можно было очень просто приобрести эти самолеты для клубов, а «Дельфины» уже были здесь, два готовые. Ну я пришел, сел и полетел. По уровню своей летной подготовки, после того как полетал немножко на «Дельфинах», мне было все равно на какой другой тип этого класса садиться, даже может быть и без контрольного полета изучить немножко арматуру, и особенности самолета. Поэтому вот за этот период, где-то освоил их больше двадцати самолетов.

 

 — Я здесь уже довольно давно и помню те времена, когда здесь закрыты были полеты, тогда на Ржевке базировались. У нас в принципе есть перспективы на развитие?

 

 Вообще перспективы есть, учитывая мнение сегодняшнего руководства авиации, в лице Левитина и его помощников к примеру Нерадько. Оно начало анализировать летную деятельность за рубежом, как выполняются полеты в Америке, Германии, Финляндии. Я тоже изучал эту тему, у них несколько по-другому, чем у нас. И сегодня уже есть документы, которые разрешают использовать эшелоны ниже нижнего, и беззаявочные полеты выполнять. Так обстоит дело во всем мире. Но нам конкретно в России прийти к этому, не так просто. Поэтому если с 1 ноября даже и разрешат, то вопросов еще останется очень много. И привыкнуть к этой системе, ну, не так просто.

 Я не имею в виду, что это закоренелая, старая закалка, или старый уклад, что вот должны разрешить, и ты должен летать вот здесь и никто не попадется навстречу.

 Не в этом дело, а дело в том, что у нас система обучения, передачи своих профессиональных данных другому, более молодому поколению, она сейчас усложнена.

 Потому что если раньше у нас молодое поколение, оно все проходило школу ДОСААФ, или в военных училищах, и дальше уже уходила на гражданку, она имела опыт и знания свои, то на сегодня многие клубы, готовят в основном бизнесменов и обеспеченных людей, которые заинтересованы быстренько отучиться, получить «корку», быстренько сесть за штурвал самолета, и полетел. Вот тут, если его опытному наставнику не держать под контролем, не подсказывать, что бы он слушался, то могут быть такие случаи, что у всех на слуху. Он уже купил свой самолет, вертолет и говорит, пошли все, дальше я сам разберусь…

 А разобраться еще опыта не хватает, потому что эти налеты, как говорят, сто–двести, даже четыреста часов вокруг аэродрома в идеальных условиях, это еще ничего не говорит, о том, что он достаточно опытный. Помимо этого опыта должен быть разум, понимание ситуации и конкретное образование, в чем мы вообще сейчас много теряем, даем какой-то летный опыт взлета, посадки… А дальше образование, метеорология, аэродинамика, оно порой хромает. Вот, летчик имеет общее понимание в этом плане, конкретно пока, ну это по русской системе, пока не ошибешься, сам не почувствуешь, ага, все обошлось, значит нормально, а не обошлось?!

 

 — А если применительно к нашему аэроклубу, у нас какие перспективы? И какие у нас возможности?

 

 Ну, я вообще-то полагаю, что мы продолжим развиваться. Из плюсов – у нас есть свое КБ и производственная база, что в принципе, при наличии средств позволит пополнить парк самолетов или даже строить их на заказ, а так же поддерживать их в исправном состоянии. Но вот на сегодня опять остаются трудности, которые раньше сильно выручали, потому что территория аэродрома базирования «Бычье Поле» принадлежит Ленинградской военно-морской базе, передать они ее нам не передадут. Вот на сегодня мы ждем, как выступал Сердюков, военные городки, которые не используются будут передаваться в местные власти и там дальше все будет развиваться совсем по другой схеме.

 

 — С другой стороны, где гарантия, что на этом месте дома не начнут строить?

 

 Да, угроза есть. Потому что многие аэродромы РОСТО проданы, перепроданы и сейчас висят непонятно где и как.

 По сему сказать на сто процентов что мы будем развиваться очень успешно нельзя. Трудности все равно останутся, на ближайшие два–три года. Непременно.

 

 — Как Вы вообще относитесь к тому, что у нас в Ленинградской области сейчас по факту есть лишь два нормальных, действующих аэродрома. Нормальных — я имею в виду, больших. Это Левашово и Пулково. Ржевку закрыли, Сиверскую закрыли. Ну, из малых аэродромов я толком работающих знаю два, это наш — Бычье поле и Гостилицы.

 

 Аэродрома Смуравьево фактически нет, Сиверской нет. Вещево уже давно разобран. Громово тоже уже, Ржевка — продана. То есть аэродромная сеть Северо-запада фактически разрушена.

 Это наша внутренняя политика, может быть она и оправдана, потому что та армия, которая была, много съедала государственных денег и денег нашего населения, а может, это не оправдано, поскольку обороноспособность страны должна сохраняться…

 С другой стороны, для обороноспособности должны присутствовать профессионалы, летчики которых нужно готовить в училищах, поэтому какие-то училища должны работать. Если у нас сейчас два училища, или три всего в России, этого недостаточно. Можно было бы первичную подготовку проводить в аэроклубах ДОСААФ и ФЛА…

 Но ФЛА РФ развалили, что сразу усложнило ситуацию и отбросило нашу частную авиацию на годы назад. В то же время, практика показывает, что ограничения не работают, люди летали и летать будут. Появилась практика «партизанских» полетов, самолеты летают с первых попавшихся площадок, на непроверенных машинах, что периодически приводит к печальным последствиям. Причина – чрезмерное «закручивание гаек», стремление взять под контроль все и вся. Любой нормальный летчик предпочтет летать по закону, но закон неимоверно усложнен и предусматривает неоправданно большие ограничения. Есть у нас техника и аэродромы, зарегистрированные клубы, но не летающие. А есть не зарегистрированные, но постоянно находящиеся в небе. Вот скажем Горская, он, фактически, не действующий, хотя и находится в системе ДОСААФ…

 

Хочешь быть снайпером в небе — будь им на земле!

 

 — Та же Ржевка, например, она, перед тем как ее продали, была переоборудована под новое радиолокационное оборудование, была полностью готова к использованию в качестве дополнительного аэродрома города. И сейчас идет эмоциональная дискуссия: нужна ли нам третья полоса в Пулково. А почему нельзя было использовать для этой цели ту же Ржевку, как она раньше использовалась? В Москве и Лондоне по ТРИ аэропорта, и никто и не думает их закрывать, а у нас такие возможности были и их не использовать – просто преступно. Вывести на ту же Ржевку мало и средне-габаритные грузовые перевозки, на сколько сразу Пулково разгрузилось бы! А теперь там стоянка Форда с перспективой превращения в Нью-Васюки…

 

 Вариантов-то много было, и Вещево тоже хотели превратить в транспортный аэроузел, но не срослось. Сейчас Пулково хотят расширить, увеличить оборот. А в то же время в Ленобласти есть люди строящие аэродромы сами для себя, причем полосы по мировым стандартам подготовлены…

 

 — Вопрос тот же, зачем строить то, что уже построено было? Зачем это было делать?

 

 Ну, если говорить вообще о большой авиации, то отдельная тема — о достаточности. О достаточности думают коммерсанты и правительство, Я думаю, нам ближе тема вообще о развитии авиации в России. И в том числе, потому что вся авиация начинается с легкомоторный авиации. Вот тут у нас большие пропуски. Хотя мы сейчас покупаем уже за границей «Цесны», «Пайперы».

 

 — Но покупают только те, у кого деньги есть, да и далеко не новые самолеты.

 

 Ну, в общем-то да, ну тем не менее, это уже развитие. Потому что по другому, как раньше были… Сейчас опять переформировали РОСТО в ДОСААФ. Эту организацию в 1998 году создали. Она по остаточному принципу присвоила все самолеты у ДОСААФ. А поддержки государственной фактически не имела, по остаточному принципу и отдали все на самооткуп. На сегодня все самолеты пришли в негодность, без ресурса, на ремонт денег нет, летный состав сам себе ищет работу в каких-то частных клубах или еще где-то…

 Перешли сейчас в систему ДОСААФ, с условиями, что военные имеют 51 %, остальные 49 %. Ну 49 % это надо сто процентов наработать в таком количестве, что на эти сорок девять содержать аэродром, отремонтировать технику и выдать зарплату. А сегодня опыт показывает, вот клуб в Горской не может этого ничего. Не потому, что работать не умеют или летают плохо. У них нет начального капитала, с чего можно начать. Вот дайте летчикам аэродром, готовые самолеты – тех же Як-18Т, хоть они уже морально устарели. Дайте денег на развитие аэроклубов. А по другому-то дело не пойдет… Необходима государственная поддержка.

 

 — Везде нужен первичный капитал?

 

 Конечно! Горской сейчас свободу дали, а летать они не могут. И с аэродромом, с его территорией проблему не решили, и с техникой проблемы не решены. Естественно летный состав там ходит друг за другом по земле. И все дело стоит.

 

 — Я со многими ветеранами Отечественной войны разговаривал, у них у всех, начало летной жизни — это аэроклуб. Причем аэроклубы были если не в каждой деревне, то через одну.

 

 Было очень много.

 

 — И получалось, что из посещавших аэроклуб, каждый десятый в итоге становился летчиком, уже серьезно становился. По большому счету, ведь если даже летчик молодой, скажем в нашем клубе подготовленный. Какие шансы у него применить свои знания в авиации? Насколько востребованы в училищах ВВС или ГВФ люди, заметьте, за свои деньги выучившиеся летать? Или его участь – полеты в аэроклубе?

 

 В аэроклубах остаются единицы. Основная масса движется дальше, покупают собственные самолеты и летают по своим нуждам, другие идут в ГВФ переучиваются на коммерческих командиров воздушных судов. Ну и в ВВС тоже идут, несмотря на сокращения… То есть люди находят применение полученным знаниям.

 

 — Ну и опять же, кстати говоря, опять же, хороший вопрос это возраст. Почему у нас допуск к полетам со скольки, с восемнадцати лет?

 

 С восемнадцати.

 

 — А если бы он начал летать с шестнадцати, то в восемнадцать он мог уже имея какой-то опыт идти в военное училище, либо в академию ГВФ.

 

 Раньше так и было. И у нас в четырнадцать лет разрешалось летать на планерах, в шестнадцать лет на самолетах. Но вылетать самостоятельно на планерах с шестнадцати, на самолетах с восемнадцати. Поэтому начало подготовки в шестнадцать лет, два года — это вполне реально. Скажем в Финляндии, там в шестнадцать лет на самолетах выпускают. У них совсем другой подход к этому делу. Там вроде частные клубы, однако их финансируют. Финансируют (как общественные организации у нас), выделяются территории, те военные аэродромы, которые строили немцы в свое время, там их много.

 Военные сдают их не в аренду, а просто отдают клубам. Отдают клубам и летайте, пожалуйста. И создают условия, дают даже самолеты, поддержку город дает, в бензине, в ремонте технике. Но эти клубы обязывают условием — должны за год набрать на планеры восемь человек, обучить их за зиму и летом выполнить программу, и на самолет пять человек.

 Но набирают как правило больше, человек пятнадцать, скажем. И у нас так было всегда — набирали в два больше. А остается до полетов уже меньше, а начинают летать еще меньше. И в конечном итоге если набрал пятнадцать, то если пять человек выпустил, как раз сколько нужно. Им ставят задачу такую. А если военные собираются провести там какие-то учения, там аэродромы большие есть, они за то, что клуб теряет в налете в это время, потому что им разрешено заниматься тоже обучением и других товарищей. Не только школьников, ну и других товарищей, которые хотят с возрастом научиться летать, ну вот, они даже им доплачивают за то, что клуб нес убытки. У них, такой охраны как у нас нет. Я на два аэродрома приезжал, там кроме собачек, которые бегают и всем друзья, никого нет. Самолеты, правда, все в ангарах стоят закрытые, больше никого. Стоят домики там, типа коттеджей, летного состава. Есть клубные гостиницы, точнее общежитие — только для своих, поселить гостей можно, но нужно согласовывать со всем правлением клуба.

 

 — По Вашему опыту, какой предельный возраст, для тех, кто захочет научиться летать?

 

 Сложно. По опыту я скажу что, молодежь до тридцати лет — это легко. До пятидесяти скажем, кто желает. Это еще, скажем, управляемые люди, с которыми есть смысл заниматься. А после пятидесяти, если начинать обучать… Я бы не стал заниматься с такими людьми. Другое дело, если он всю жизнь летал, потом у него лет двадцать перерыв и сказал, а я вот хочу, ну у него со здоровьем все нормально, ну давай слетаем. Ты ж сам к нам ветерана привозил – нормально слетали…

 Ну, и с удовольствием поможем в обучении желающим. Подробности можно узнать на нашем сайте:

http://www.kronavia.ru/

 

 — Что может позволять малая авиация кроме частных полетов и первоначального обучения?

 

 Многое. Малая авиация может привлекаться для поисково-спасательных работ, например в нашем регионе осенью и весной на льду в открытое море уносит рыбаков, а мы могли бы совершать регулярные облеты акватории хотя бы в пределах границ Финского залива. Мы можем совершать облеты лесных территорий летом для выявления очагов пожаров, мы так же можем быть использованы для инспекторских облетов территорий с соответствующими службами. Да в конце концов, мы можем использоваться для сверх-коротких перелетов хотя бы в пределах Ленобласти, например, если надо попасть из Кронштадта в Копорье, по воздуху это может оказаться гораздо быстрее, чем в пробках на машине сидеть. У малой авиации много возможностей. Осталось ими воспользоваться.

   

 Олег Корытов

 

Украина и евроинтеграция

Эксперт: Местечковость и беспредельное хамство галичан доведут Украину до «плачевного исхода»

 Украинский политолог, директор Центра политического анализа и технологий Сергей Барышников. 

 

«Название города Рава-Русская (Львовская область) ассоциируется с боевыми событиями, которые происходили 22 июня 1941 года. Там действительно стояли насмерть советские, русские, украинские солдаты. Именно в первый день Великой Отечественной войны общими усилиями там был сделан общий вклад в Великую Победу.

На фоне всех этих евроинтеграционных страстей мэра г. Рава-Русская Ирины Верещук мне хочется спросить, а где был ее дед или прадед в июне 1941 года?

Представляет ли она, что события того времени были, по сути, агрессивным актом Евросоюза, объединенной Европы, которую огнем и мечом объединил Адольф Гитлер.

В той или иной форме, первый раз мы сталкивались с Евросоюзом еще в период наполеоновских войн», — заявил в интервью корреспонденту ИА REGNUM 27 ноября украинский политолог, директор Центра политического анализа и технологий Сергей Барышников.

 

По его словам, евразийский вектор сулит Украине намного больше перспектив, чем евроинтеграция. «Сегодня Европа — не символ будущего, это символ прошлого, ее называют старым континентом, старушкой, это престарелая часть человечества в прямом и переносном смысле. Если представить Украину в качестве молодой невесты, то получается, что ее выдают замуж за старика в образе ЕС. Сегодняшние евроинтеграционные потуги Майдана вызывают иронию и сарказм. Необходимо смотреть на перспективу, включать логику. Сегодня евразийское направление сулит большие перспективы для Украины в плане ресурсов и инвестиций. Евроинтеграционная гиперактивность напоминает мне гиперсексуальность тех юнцов, которые в определенном возрасте чем-то страдают. Если они на этом зацикливаются, мы все прекрасно знаем, чем это грозит», — сказал Барышников.

 

Эксперт также выразил уверенность в том, что органы местного самоуправления на Донбассе не будут брать пример с администрации города Рава-Русская. «Я думаю, что Донбасс вряд ли возьмет на вооружение опыт рава-русских евроинтеграторов. Западные регионы традиционно демонстрируют свое хамство, нахальство, сверхэгоизм. Они не считаются ни со здоровым смыслом, ни с альтернативным и противоположным мнением кого-либо. Только «я», да «я». Это их местечковость, помноженная на беспредельное хамство и беспардонность приведут к плачевному исходу не только для страны, но и всего народа. У нас на востоке страны люди всех основных социальных, профессиональных и возрастных категорий, всегда отличались в сравнении с нашими западными сверхактивными согражданами, терпимостью, вежливостью, толковостью и участием в делах: промышленных, экономических, культурных проектах.

Где сегодня большинство студентов вузов Западной Украины?

На этой профанации, под дождем и снегом. А должны быть в аудиториях.

В Донбассе студенты там, где им и положено быть — в аудитории, овладевают знаниями, «грызут гранит науки». От этого больше пользы в любом контексте, чем от гиперактивности львовских студентов», — подчеркнул Барышников.

 

Rambler-Новости

 Самостоятельно в ЕС

Как сообщало ИА REGNUM, мэр города Рава-Русская Ирина Верещук заявила, что этот населенный пункт, который находится в 2 километрах от Польши, хочет самостоятельно вступать в ЕС, если правительство Украины отказывается интегрировать страну в Европу. Соответствующее заявление городские власти направили в Европарламент. «Миллионы украинских граждан, которые все еще верили и надеялись на светлое будущее для себя и своей страны, теперь не видят даже луча надежды. Городские, сельские и поселковые общины по всей территории Украины сегодня пытаются показать, что Украина — это Европа, ее место в цивилизованном мире, а не в имперском рабстве», — отмечают городские власти.

«Рава-Русская, как город, который расположен в 2 километрах от Европейского союза, ментально, духовно, культурно, исторически является Европой… Общине нашего города как никому другому известно, что такое Европа, какие она дает возможности и перспективы. И поэтому мы не согласны, не поддерживаем, не признаем и не подчиняемся антиукраинскому решению правительства. Вместо этого просим вас прислушиваться не к политикам и чиновникам, большинство из которых сегодня проводят откровенные антиукраинские действия, а к простым гражданам, которые говорят «да» Европе, «да» — соглашении об ассоциации», — подчеркивается в заявлении.

  

«Регионал» Колесниченко: В Крыму и юго-востоке Украины создадут отряды самообороны для защиты госстроя

 В Крыму и на юго-востоке Украины будут созданы отряды самообороны для защиты государственного строя и Конституции, сообщил в эфире телеканала «112 Украина» народный депутат от фракции Партии регионов Вадим Колесниченко.

 «В Севастополе более 800 человек выразили желание сформировать отряды самообороны для защиты государственного строя и Конституции. В Крыму в каждом городе подобные подразделения уже созданы. На юго-востоке Украины – тоже сформированы», — сказал политик.

 В.Колесниченко также подчеркнул: «Они не защищают Кабмин, власть. Они готовы выступить в защиту Конституции».

 Политик добавил, что в субботу-воскресенье эти люди приедут в Киев. Нардеп также раскритиковал то, что в решении политического кризиса в стране будет принимать участие посредническая миссия Европарламента.

 «Стыдно и позорно, когда здесь приезжают посредники и ищут компромисс. Мы во всем должны искать свой национальный интерес», — сказал политик.

 По мнению В.Колесниченко, в Украине наблюдается организация государственного переворота.

 «То, что гордятся люди тем, что сделали баррикады…это — баррикады не мирных граждан. Это – баррикады обанкротившихся политиков, которые кинули Украину в начало эскалации гражданского противостояния», — добавил он.

 Политик отметил, что юго-восток и центр Украины никогда не согласятся с захватом власти и госпереворотом.

 «То, что на субботу-воскресенье едут люди со всей страны в Киев для поддержки власти, говорит о том, что этот номер не пройдет», — подытожил В.Колесниченко.

 17:16 12.12.2013 

 http://interfax.com.ua/news/

 

 Украина и ЕС возобновили переговоры по подготовке к подписанию Соглашения об ассоциации – Кожара

 

Украина и Евросоюз уже возобновили переговоры по подготовке к подписанию Соглашения об ассоциации, заявил министр иностранных дел Украины Леонид Кожара.

 «Мы уже возобновили эти переговоры. Уже была техническая миссия в Брюсселе, определен предварительный круг вопросов, которые будут обсуждаться. И сейчас состоится визит на более высоком политическом уровне — первого вице-премьера Сергея Арбузова», — сказал он в четверг в эксклюзивном интервью агентству «Интерфакс-Украина», отвечая на вопрос, когда планируется возобновить соответствующие переговоры.

 Он также высказал уверенность в том, что Украина должна продолжить курс на евроинтеграцию, который определен законодательством страны.

 «На мой взгляд, страна, которая не участвует в интеграционных процессах, она проигрывает конкурентную борьбу на мировых рынках. Мы должны продолжать курс евроинтеграции и это официальный курс правительства, это требования закона», — подчеркнул глава МИД.

 18:34 12.12.2013 

 http://interfax.com.ua/news/

Владимир Познер: «Я каждый день искупаю один свой смертный грех»

Известный телеведущий накануне своего приезда в Киев рассказал, почему Украина не будет жить как Германия и Франция, что он изменил бы в России, будучи президентом, и почему побоялся раскрутить Пугачеву на откровения

                                   

— Владимир Владимирович, не сомневаюсь, что вы следите за событиями в Украине и знаете о ситуации, которая возникла вокруг Евросоюза. Как человек-космополит, успевший пожить в разных странах, что думаете: каким будет исход событий?

 

— Я не люблю угадывать будущее. Большую роль в этой ситуации играют эмоции, и трудно при всех разговорах предсказать, как все повернется. Даже политологи попадают пальцем в небо. Полагают, что отношения между Украиной и Россией осложняются тем, что когда-то это была Российская империя, которая потом стала советской, а свойство любой империи – распад. Далее, в зависимости от мудрости политических лидеров, это расставание бывает кровавым, военным либо человечным. В любом случае у одной стороны остаются фантомные боли, а у другой возникает напыщенное желание доказать, что теперь она независима.

 

В России большинство людей в обиде до сих пор, что братья-славяне нас покинули. А у вас многие думают: «Да мы им покажем!» Когда-нибудь все успокоится, но потребуется время. Не сомневаюсь, что многие люди, которые вышли на Майдан, искренне хотят, чтобы Украина была менее зависима от России. Они хотят быть как Германия и Франция. Но до этого очень далеко, ведь это вопрос многих поколений.

 

— Давайте тогда предположим, что президентом России стали вы. Что в первую очередь стали бы менять?

 

— Говорю искренне: «Не дай Бог!» Это последнее, чего бы я захотел. Такая ответственность и сложная ситуация — не уверен, что хоть как-то с этим справился бы. Есть вещи, которые нельзя декларировать. Например, нельзя сказать: «С сегодняшнего дня — демократия!» У нас постсоветская страна, и те, кто управляют сегодня, это люди определенного возраста. Они жили в советское время, ходили в советскую школу, были пионерами, комсомольцами. Они были сформированы той системой, но системы больше нет. Они попали в другие обстоятельства, но хотят управлять теми мозгами. Это самое трудное.

 

Есть отдельно взятые вещи, над которыми я стал бы больше думать. Меньше тратил бы на оборону и сделал бы все возможное, чтобы страна слезла с нефтегазовой иглы. Естественно, это ударит по России. Будет польза, но только в том смысле, что это заставит поменять вектор экономики. Деваться будет некуда. Есть еще важнейшие вещи — они касаются идеологии.

 

— Если бы я заранее не знала года вашего рождения, то никогда бы не поверила, что в следующем году вам исполнится 80 лет. Лично для вас это что-то поменяет в жизни?

 

— Я отношусь к этой цифре с большим удивлением — не могу в это поверить. Всегда считал, что 80 — это старик. А я играю три раза в неделю в теннис, хожу на фитнес, иногда девушки на меня посматривают. Думаю: как это может быть? Естественно, я понимаю, что значительную часть своей жизни уже прожил, и волей-неволей возникают мысли о смерти. Это неизбежно.

 

— Но при этом вы ведь все равно строите планы…

 

— Я экзистенциалист. Живу каждым днем и хочу от каждого получить максимум того, что могу получить. Думать о том, что я буду делать через год, даже смешно. Работаю над книгой, хочу поехать в Африку, пофотографировать. Мне страшно интересно там побывать, посмотреть на животных… Но не более того. А так — живу и живу. У меня миллион дел, и я занимаюсь этим с громадным удовольствием. Хотя бывает, что не хочется.

 

Я немного гедонист. Люблю получать удовольствие в самых разных формах. Вот недавно был День благодарения в Америке, я там вырос, и для меня этот праздник очень важен. В этот день дома  всегда устраиваем семейный праздник. Я сам готовил, и мы в компании хорошо выпили вина. Я большой любитель вина, иногда думаю: если бы родился заново — стал бы виноделом. Я обожаю лозу, хорошо в этом понимаю. Сделать вино — это особое удовольствие. Вино ведь живое. Когда его закупоривают в бутылку, оно обижено, что было в плену. Поэтому сразу после откупоривания оно не такое вкусное. Вину надо подышать, почувствовать, что от него будут получать удовольствие. И только после этого пить. Если конечно, это хорошее вино.

 

— Вы давно можете жить в свое удовольствие. Что, кроме удовольствия, заставляет вас работать?

 

— А я и живу в свое удовольствие. Наверное, одна из причин заключается в том, что я нашел себя. А ведь большинство людей на этой земле занимаются не тем, чем должны. К сожалению, школа и общество не способствуют тому, чтобы человек открыл какое-нибудь дело. Работа — это важнейшая часть моей жизни. Мне жалко людей, которые мечтают о пенсии.

 

— Некоторые вынуждены работать ради денег. У вас такой необходимости нет. Скажите честно: свой первый миллион вы давно заработали?

 

— Если переводить с английского, то я — верхний средний класс, обеспеченный человек. Каждый определяет его в денежном варианте по-своему. Человек может считать себя богатым, если у него в долларах миллионов десять. В Америке таких много. Но обычно богатство — это сотни миллионов. Десять миллионов сегодня есть, а завтра их нет. У меня нет и десяти миллионов. Но я обеспечен настолько, что если, не дай Бог, не смогу дальше работать, не стану переживать, как будут жить зависимые от меня люди. Я смогу им помогать.

 

Я легко расстаюсь с деньгами и получаю удовольствие, что могу себе позволить подарить что-то жене, дочери, внуку и внучке. Или приятелю. Скажем у него важная дата, и я, условно говоря, могу купить ему бутылку «Арманьяка» выпуска его года рождения. Но я не транжира. Зарабатываются деньги непросто, они не растут на кустах и деревьях. Если бы я был совсем один и ни от кого не зависел — другое дело, но когда есть ответственность перед другими людьми, транжирить нельзя.

 

— Кажется, что Владимир Познер на экране и вне — два разных человека.

 

— Если говорить о некоторой привлекательности моего образа для кого-то, полагаю, что это потому, что я такой же, как всегда. Я не играю роли. С близкими, может быть, веду себя немного иначе, могу употребить непарламентскую лексику, чего не могу, скажем, сделать в эфире. Но все равно, я все тот же.

 

— В свое время вы заняли третью сточку в рейтинге мужчин, которых женщины хотели бы видеть в числе своих любовников. Как вы оцениваете такую популярность? Бывало ли, что вы были собою недовольны?

 

— Трудно говорить такое о себе — я стараюсь отстраняться. В молодости я был красивым и пользовался успехом у дам, никогда моя внешность меня не заботила. С возрастом стареешь, появляются морщины, мешки под глазами… А я человек публичный и должен следить за собой. Стараюсь не поправляться, если что — могу сесть на диету. Мне говорили: мол, неплохо было бы сделать небольшую пластическую операцию — здесь убрать, вот здесь… Но я не делал их и делать не буду. Хотя понимаю, наверное, можно было бы глаза чуть-чуть подправить или еще что-то. Но это возрастные вещи. В мультике «Винни-Пух» ослик Иа смотрит на свое отражение в луже и приговаривает: «Душераздирающее зрелище!» Так и я, когда утром смотрю на себя в зеркало. Но комплексов у меня по этому поводу нет.

 

— Обращаете внимание на то, что о вас говорят?

 

— Мне нравится, что многие люди относятся ко мне хорошо. Причем самые разнообразные. Вот на рынке я покупаю картошку, и мужик из под Тулы мне говорит: «Я так люблю вашу программу!» «Ничего себе!» – думаю. Всегда был уверен, что меня смотрят только интеллектуальные люди, получившие высшее образование. И меня такая популярность греет. А то, что есть люди, которые меня не любят, это меня тоже греет. В этом смысле разделяю точку зрения Сирано де Бержерака, который говорил, что «под взглядами врагов я хожу прямее». Это тоже стимул. Но я никогда не читаю, что обо мне пишут критики.

 

— Никогда бы не подумала, что вы сами ходите за картошкой. Не царское это дело. Экономите на помощниках?

 

— Вы смеетесь? У меня никогда не было помощников и секретарей. На работу я не хожу, но там есть люди, которые работают над программой «Познер». Есть один человек, который является моим помощником, к нему поступают телефонные звонки, просьбы. Он мне все передает. Но он же мне не домработница… Я сам люблю ходить на рынок и в магазин, за рулем машины — тоже я. Хотя есть водитель, но только потому, что из-за пробок некуда припарковать машину в Москве.

 

— Но ведь у вас есть ресторан. Там должны быть подчиненные. Легко ли вам уволить человека?

 

— Ну, это не подчиненные. Рестораном занимается мой брат, он нанимает и увольняет персонал. Единственное, что сделал я, когда родилась идея открыть ресторан моей мамы, — помог с местом. Думаю, я был бы плохим бизнесменом. Надо быть очень жестким и уметь уволить не одного человека, а иногда и всех. Если надо, наверное, смог быть это сделать, но удовольствия от этого не получаю. Могу, если кто-то плохо что-то в ресторане приготовит, пожаловаться на него, и тогда у этого человека могут быть неприятности. Но я не рассматриваю этих людей как подчиненных, потому что я не в штате, у меня нет должности.

 

— Столкнулась в жизни с одной закономерностью. Если кто-то талантлив, то как человек — не очень хороший. Даже так: чем более талантлив и гениален, тем ужаснее его человеческие качества. Сами о себе вы могли бы сказать: «Владимир Познер — хороший человек?»

 

— Думаю, да. Я добрый, помогаю людям изо всех сил, воспитал замечательных детей, а это тоже отражение того, кто ты есть. Никогда никого не предал. Конечно, у меня есть грех. И я знаю, какой. Но, в общем, мне кажется, я — хороший человек.

 

— Какой может быть грех? Вы же не веруете в Бога. Но будь вы верующим, мог бы Господь простить вам его?

 

— Ну, если посмотреть по Ветхому Завету на семь смертных грехов, кажется, один у меня на душе есть. Не знаю, прощают его или нет. Но, честно говоря, мне все равно. Я атеист. Даже если бы Господь был, я так к нему плохо отношусь, что мне не нужно было бы прощения. Понимаю, что это шокирует верующих. Я читал Библию, и неоднократно. Если говорить о христианстве, то у Матфея сказано, что ни один волос не упадет с головы без ведома Господа. Другими словами, Бог знает все. И не только знает, но и происходит все по его воле. Если так, то как цунами в Японии унесло жизни 20 тысяч человек, среди которых — дети? Или вот самолет в Казани грохнулся. Это что — по воле Бога? Если он такой, то я даже знать его не хочу.

 

— Если говорите о грехе, значит, на душе тяжело, и хотелось бы его искупить.

 

— А я искупаю. Причем каждый день. Не скажу как. Но никогда его не искуплю. У меня никогда не будет чувства, что я от него освободился.

 

— В одном из своих интервью вы сказали, что есть в телевизионном мире пять человек, которым вы никогда не подали бы руки. Назовете их?

 

— Я предпочитаю этого не делать. Это не проливает свет на меня, на то, кто я есть. Есть несколько человек, которые для меня нерукоподаваемы. Мне жалко, что я когда-то об этом сказал. Думаю, эти люди прекрасно об этом знают. А всем остальным знать это не обязательно.

 

— Физиолог Павлов вызывал у собак слюноотделение с помощью выработанных рефлексов. Вы — физиолог по образованию. Какие приемы используете, чтобы заставить человека говорить правду?

 

— Из-за Павлова я и хотел стать физиологом. Он выделил условный рефлекс. Есть безусловные, когда мы моргаем и защищаем глаза… Чтобы быть настоящим интервьюером, нужно быть психологом, чувствовать человека, читать выражение его глаз, лица, что он делает руками. Внимательно слушать и слышать, анализировать тон, каким он говорит. Или услышать то, что он не сказал, но мог бы. Это сложная штука.

 

— Как тогда объяснить тот факт, что иногда вы не задаете гостям вопросы, на которые заставляете отвечать других интервьюируемых?  Яркий пример — неудавшаяся словесная дуэль с Аллой Пугачевой. Было видно, что вы боитесь спросить у нее больше, чем знаете.

 

— Согласен. Средненькое интервью вышло. Тут сложная история. Я очень люблю ее и не мог задавать жестких вопросов, которые всегда необходимы. Она закрытый человек, и если приходит на интервью, то хочет предстать перед зрителем в определенном образе. И все делает, чтобы этот образ сохранить. Чтобы это сломать, ее надо вывести из себя. Я не стал этого делать. Есть одна причина, о которой я не хочу говорить, хотя это не имеет отношения ко мне лично. Это касается того времени, когда моя супруга (продюсер Надежда Соловьева. — Авт.) работала с Аллой Борисовной. Это было много лет, и там все было непросто. Мне не хотелось, чтобы у Пугачевой возникла мысль, будто жена меня настроила.

 

Но если вывести ее из себя (а я умею это делать), то непонятно, какими могли бы быть последствия. Я бы не удивился, если бы она встала и ушла. Что тоже было бы неплохо и вызвало большой шум. Но не получилось, виноват.

 

— Можете выделить какого-то одного гостя? Независимо от лагеря, в котором он сидел?

 

— Назвать какого-то одного не могу. Но могу честно сказать, что среди тех, кого я интервьюирую, у меня нет друзей. Это правило американской журналистики: нельзя ходить в гости, играть в теннис, выпивать вместе, ходить в баню с потенциальным героем твоего интервью. Потому что это помешает работе.

 

Но что касается самого интересного. Уже шестой год идет программа. Есть некоторые фрагменты, которые остались в памяти. Интервью с Гайдаром. С большим удовольствием вспоминаю интервью с Хилари Клинтон, с послом Америки, который в конце программы расплакался. Очень интересным было интервью с Горбачевым. Особенно определенная часть, которая касалась его отпуска. Чубайс… Когда я его спросил: «Вы же знаете, что  народ вас ненавидит и многое не прощает. Как вам с этим живется?» Он немного помолчал, посмотрел и сказал: «По-разному». Но в этих словах было столько… Такие вещи не забываются.

 

— У вас три гражданства. Если все-таки решите уехать, будете, хоть немного, тосковать и сожалеть?

 

— Да. Буду тосковать по моим друзьям и дому, который очень люблю.

 

— И еще, говорят, любовь меняет людей в любом возрасте. Когда вы обрели третье чувство уже в такие солидные годы, в какую сторону новый брак изменил вас?

 

— Эта любовь сыграла решающую роль в том, как я выгляжу, и кто сегодня есть. Просто решающую. Думаю, я постарел бы гораздо быстрее и может быть, вообще бы постарел. До этого я примирился с ситуацией для меня в какой-то степени безнадежной. Если хотите, именно то, что произошло, стало для меня вторым рождением.

 

http://www.segodnya.ua/

18 отвратительных пищевых ингредиентов

Новости о таких вызывающих отвращение ингредиентах, как розовая слизь и аммиак (подробнее о них чуть позже) заставили нас задуматься: какие ещё сюрпризы таятся в пище, которую мы едим? Мы задались вопросом о безопасности продуктов питания, а также обратились с ним к экспертам пищевой промышленности, и оказалось, что все виды материалов, которые вы не положили бы добровольно в свой рот, проходят очистку и перерабатываются в продукты питания. Вот некоторые из них… читайте на свой страх и риск!

 

Это не означает, что их небезопасно употреблять в пищу. Управление по контролю качества пищевых продуктов и лекарственных препаратов и другие организации тратят много времени и энергии, чтобы убедиться в том, что вы не едите вещества, которые представляют угрозу вашей жизни. Но мысль, что что-то кажется «просто неправильным», часто не принимается во внимание.

 

Вот список пищевых ингредиентов, которые занимают высокие позиции в рейтинге по показателю отвратительности.

 

1. Мясо механической обвалки

 

Что это: Механическая обвалка мяса это то, что остаётся после того, как мясо, прилегающее к куриным или свиным костям, пропускают через ситоподобное сооружение с использованием высокого давления. «Оно выглядит как паста или тесто, – говорит штатный юрист Научного центра по пищевой безопасности Сара А. Клейн. – Вы настолько измельчаете куски костей, хрящей и других частей, что, в конечном счёте, они окончательно превращаются в пасту».

 

Из-за риска губкообразной энцефалопатии крупного рогатого скота (ГЭКРС), или коровьего бешенства, говядина механической обвалки больше не допускается в пищу человека.

 

Показатель отвратительности: высокий.

 

2. Желатин

 

Что это: Вегетарианцы, приготовьтесь, вы будете шокированы! То же вещество, которое заставляет желе и другие продукты на основе желатина покачиваться, производят из коллагена – белка, получаемого обычно из кожи животных.

 

Источник варьируется в зависимости от типа продуктов питания, говорит доктор философии, адъюнкт-профессор животных наук в университете Висконсин-Мэдисон Эндрю Л. Мильковски (Andrew L. Milkowsi). В десерты, например, добавляется в основном желатин из свиной кожи.

 

Где он может вам встретиться: Желатин, который является загустителем, также можно найти в замороженных злаках, йогурте, кондитерских изделиях, а также в некоторых видах сметаны (проверьте этикетку).

 

Показатель отвратительности: высокий для вегетарианцев, низкий для всех остальных.

 

3. Окись углерода

 

Что это: В домах устанавливаются детекторы угарного газа по следующей причине: этот не имеющий запаха газ смертельно опасен. Но то же самое вещество, которое исходит из выхлопной трубы вашего автомобиля, используется при упаковке говядины и некоторых видов рыбы, например, тилапии или тунца. «Это помогает сохранить их свежий цвет, – говорит заместитель директора организации Food & Water Watch Пэтти Ловера.»

 

Где вы можете его встретить: Угарный газ закачивается в пластиковую упаковку после того, как будет выкачан весь воздух, чтобы воспрепятствовать процессу окисления, который может превратить розовое мясо в коричневое. «Процесс считается безопасным для человека, хотя он больше не используется так широко, – говорит Ловера. – Потребители возражали против возможности обработки с целью замаскировать порчу мяса».

 

Коэффициент отвратительности: средний.

 

4. Шеллак

 

Что это: Любители сладкого, закройте глаза: такое красивое, глянцевое лакомство, как драже дорого обходится. Оно часто покрыты шеллаком – липким веществом, полученным из секреции самок лакового червеца, насекомого родом из Таиланда.

 

Где вы можете найти его: Шеллаком покрывают драже, ириски и другие конфеты с твёрдым блестящим покрытием. На упаковке он может быть указан как «кондитерская глазурь». Такие сладкие, но такие отвратительные.

 

Коэффициент отвратительности: низкий.

 

5. Закачка солёной воды

 

Что это: В океане солёная вода это то, что надо, а закаченная в продукты питания? Поверьте! Слишком большое количество соли может способствовать повышению кровяного давления и вызывать другие проблемы со здоровьем, так что чем её меньше, тем лучше. Но на практике этот способ используется: производитель вводит соль и другие ингредиенты в сырое мясо (как правило, куриное) для улучшения вкуса и увеличения веса мяса, прежде чем продать его.

 

Где вы можете её найти: в упакованном мясе, но вам лучше этого избежать! Проверьте мелкий шрифт и состав на упаковке. Мясо, в которое вводилась солёная вода, сдобрено, можно сказать, до 10% раствором или до 15% куриным бульоном. Нормальная курица содержит примерно от 40 до 70 мг натрия на 4 порции, в то время как накачанная водой может содержать в 5 или более раз большее количество, или 300 мг и выше.

 

Фактор отвратительности: высокий, по причинам здоровья.

 

6. Вирусы

 

Что это: Разве не вирусы являются причиной наших заболеваний? Ну да, но бактериофаги – крошечные бактерии, убивающие вирусы – действительно помогают нам извести бактерий. Впервые одобренные для использования в продуктах питания в 2006 году, бактереофаги заражают пищу, инфицируя микробов, а не человека, говорит Мильковски.

 

Где вы можете найти его: Производители распыляют их на готовое к употреблению мясо и деликатесные продукты, которые продаются в герметичных пластиковых упаковках. Пищевые бактереофаги бывают 2 типов: одни, которые борются с кишечной палочкой, и другие, борющиеся с бактериями рода Listeria (только второй используется для продуктов питания, а первый – для распыления на крупный рогатый скот.) Проверьте перечень компонентов на наличие слов «предварительная обработка бактериофагами».

 

Показатель отвратительности: низкий.

 

7. Аммиак

 

Что это: Аммиак это сильно пахнущий химикат, встречающийся в продуктах бытовой химии, но он также используется как газ, убивающий микробов в низкосортной жирной говяжьей вырезке.

 

«Вырезка (из мяса животных) подвержена образованию большего количества бактерий в ней, – объясняет Ловера. – Аммиак используется в процессе обработки как шаг к уничтожению бактерий».

 

Где вы можете его найти: Эта сомнительная практика началась около 2001 г., а конечный продукт – иногда называемый розовая слизь – используется в качестве наполнителя для говяжьего фарша.

 

Показатель отвратительности: высокий.

 

8. Розовая слизь

 

Что это: Розовая слизь это продукт, полученный из кусочков мяса, плотно прилегающего к жиру, которые отделяются путём выплавления жира и отжима в центрифуге.

 

Результат – розоватая субстанция, называемая постной мелко текстурированной говядиной, которая обрабатывается газообразным аммиаком с целью уничтожить микробов, а затем добавляется в говяжий фарш в качестве наполнителя. В большое количество говяжьего фарша: в пересчёте на деньги – 10 миллиардов фунтов стерлингов в год.

 

Где вы можете его найти: Последнюю волну недовольства этой смесью подняли такие компании как Венди (Wendy’s) и Макдональдс (McDonald’s), сообщив, что их гамбургеры не содержат розовой слизи, и такие супермаркеты как Safeway и Wegmans, заявившие, что больше не будут это продавать. Школы, участвующие в Национальной программе школьных обедов, теперь имеют возможность заказать говядину без неё, по данным Департамента сельского хозяйства США (USDA).

 

Показатель отвратительности: высокий.

 

9. Бисфенол А

 

Что это: хотя химическое вещество бисфенол А, или BPA, был удалён из большинства твёрдых пластмасс (в том числе детских бутылочек и кружек-непроливаек), оно всё ещё может быть обнаружено в изолирующей прослойке некоторых контейнеров, говорит Ловера.

 

Где вы можете его найти: это может быть особенно проблематично с такими консервированными продуктами как помидоры, сообщает Ловера. Речь идёт о том, что это вещество просачивается в пищу.

 

BPA связан с мозгом, поведением и проблемами простаты, особенно у эмбрионов и детей.

 

Показатель отвратительности: высокий.

 

10. Бобровая струя

 

Что это: Приготовьтесь. Это пищевой ароматизатор, добываемый из касторового мешка пахучей железы самца или самки бобра, которая расположена рядом с анальным отверстием. По словам Мильковски, это вещество довольно дорогое (задумайтесь, что вероятнее всего придётся сделать, чтобы получить его) и чаще встречается в духах, чем в натуральных продуктах питания.

 

Где вы можете его найти: Хотя название этого ингредиента звучит совершенно отвратительно, Управление по контролю качества пищевых продуктов и лекарственных препаратов (FDA) утверждает, что в целом он признан безопасным. Вы не встретите его на этикетках ни одного продукта питания, потому что он, как правило, указывается просто как натуральный ароматизатор. Всё верно, бобровая струя натуральная – натуральная мерзость.

 

Показатель отвратительности: средний.

 

11. Бензоат натрия

 

Что это: Вы когда-нибудь чувствовали покалывание в горле, сделав глоток газировки или сока? Это может быть бензоат натрия. Это распространённый консервант, также признанный Управлением по контролю качества пищевых продуктов и лекарственных препаратов в целом безопасным, т.е. он не должен представлять опасность. Что не означает, что вы не должны избегать его: исследование, опубликованное в 2007 году в The Lancet, показало, что смесь бензоата натрия и пищевых красителей была связана с гиперактивным поведением у детей, хотя было трудно сказать, красители или консерванты в этом виноваты.

 

Где вы его найдёте: безалкогольные и другие газированные напитки, фруктовые соки и джемы, салаты, приправы и соленья.

 

Показатель отвратительности: средний.

 

12. Антибиотики

 

Что это: Люди принимают антибиотики, чтобы убить микробов. Домашний скот получает антибиотики, потому что растёт больше и быстрее – и, таким образом, приносит больше прибыли.

 

Где вы можете найти их: основное беспокойство вызывает чрезмерное использование антибиотиков в животноводческой продукции, растущей проблемой является устойчивость к антибиотикам, говорит Ловера. Исследователи обеспокоены устойчивостью бактерий к антибиотикам во внешних условиях и продуктах животноводства.

 

Но болезни пищевого происхождения могут возникнуть в результате устойчивости бактерий в пищевых продуктах к антибиотикам, учитывая запрет на вывоз индейки в 2011 (устойчивые сальмонеллы), а также в 2012 запрет на вывоз говяжьего фарша (также сальмонеллы).

 

Показатель отвратительности: высокий.

 

13. Диоксид кремния

 

Что это: диоксид кремния это то, что попадает в ваш купальник и волосы на пляже. То, что ласково называют песком, тоже содержится в продуктах питания. Он используется во многих продуктах, как вещество, обеспечивающее текучесть, и, отчасти, потому что он выполняет полезное дело, поглощая небольшое количество влаги, которая может стать причиной образования комков в некоторых продуктах, говорит Мильковски. Проглатывание небольшого количества песка на берегу никогда вам не вредило и, надо полагать, не повредит и за обеденным столом.

 

Где вы можете его найти: в соли, супах, кофе и сливках.

 

Показатель: низкий.

 

14. Кармин

 

Что это: Да, снова насекомые. В вашей пище. Когда дело доходит до еды, насекомые подходят не только для придания блеска. Для окрашивания они тоже хороши, особенно красные. Кармин – красный пищевой краситель, который получают путём вываривания кошенили – насекомых, которые являются своего рода жуками.

 

Сообщалось о том, что краситель на основе насекомых может вызвать серьёзные аллергические реакции у некоторых людей, в том числе потенциально опасные для жизни анафилактические реакции, поэтому теперь Управление по контролю качества пищевых продуктов и лекарственных препаратов требует, чтобы ингредиенты были чётко указаны на этикетках продуктов питания и косметики.

 

Где вы можете его найти: кармин можно обнаружить в мороженом, Skittles, Good n’ Plenty, лимонаде и грейпфрутовом соке.

 

Показатель отвратительности: высокий, если вы вегетарианец, средний для всех остальных.

 

15. Пропиленгликоль

 

Что это: Этот химикат можно встретить в антифризах (незамерзающей жидкости), это правда. Но, как говорит Мильковски, это «очень, очень безопасный материал». На самом деле, он гораздо безопаснее, чем его родственник, этиленгликоль, который особенно токсичен для собак.

 

Пропиленгликоль обладает смазывающей способностью, которая помогает в производстве приправ, не говоря уже о презервативах. А если вам нужно хорошо размешать какие-то пищевые ингредиенты, это вещество именно то, что вам нужно. «Вы заметите, что вещества, которые плохо смешиваются в воде, хорошо растворяются в пропиленгликоле, – говорит Мильковски».

 

Где вы можете его найти: газированные напитки, салаты и пиво

 

Показатель отвратительности: средний.

 

16. Целлюлоза

 

Что это: целлюлоза, получаемая в основном из древесной массы и хлопка, используется в производстве бумаги и иногда добавляется в пищу.

 

Где вы можете её найти: целлюлозу добавляют в тёртый сыр, чтобы предотвратить его слипание, а также она может быть обнаружена в мороженом. Находят его, естественно, и в кукурузе. «Целлюлоза совершенно безвредный материал, – говорит Милковски. – Люди не могут переварить его».

 

Показатель отвратительности: низкий.

 

17. Каррагинан

 

Что это: Вы едите водоросли? Если вы ответили нет, то приготовьтесь к сюрпризу, потому что каррагинан есть везде. Добываемый из водорослей, каррагинан представляет собой гель, используемый в качестве загустителя и эмульгатора.

 

Где вы можете его найти: может быть введён в сырую курицу или другое мясо, чтобы удержать воду, а также в такие молочные продукты, как творог и мороженое. Шоколадное молоко часто содержит каррагинан, чтобы предотвратить отделение какао от молока.

 

Показатель отвратительности: низкий

 

18. Жидкий дым

 

Что это: Мы беспокоимся о задымлении и употреблении в пищу слишком большого количества закопченного барбекю. Мы также заинтересовались, что вообще такое жидкий дым? Жидкий дым производится путём сжигания опилок и фиксации компонентов в воде или растительном масле, объясняет Мильковски.

 

Где вы можете его найти: этот продукт можно приобрести и добавлять в соусы и другие продукты, чтобы придать им, как вы уже догадались, аромат дыма. Если вы привыкли готовить на открытом огне, а это не всегда возможно, то жидкий дым создан специально для вас; производители, конечно, не упускают это из виду. Жидкий дым также добавляется в продукты для приготовления барбекю, печеных бобов, сосисок, бекона, и вяленой говядины, помимо прочего.