AVIACITY

Для всех, кто любит авиацию, открыт в любое время запасной аэродром!

Разрушение генофонда: глобальные умолчания

Сегодня начинается публикация материалов о губительном действии некоторых лекарственных препаратов на организм человека.

   Данные материалы будут размещаться в рубрике «Здоровье» под названием «Лекарства убийцы».

  Первый раздел посвящён ПРОЗАКУ и ФЕНОЛФТАЛЕИНУ

 

ЛЕКАРСТВА-УБИЙЦЫ 

«Главному редактору.

 

Мы, пенсионеры Индустриального района, возмущены статьями «Лекарства-убийцы» Сизых Антона. Во-первых, кроме фамилии он ничего не указывает. Кто он? Чем занимается? Какое имеет право на распространение таких сведений? Он шантажирует пенсионеров. Во-вторых, все лекарства, указанные Сизых, мы принимаем годами, и они нам помогают, хотя, наверное, настолько же и вредят, как все лекарства. Чтобы так смело доводить до населения такие факты, нужно иметь основания. А чтобы иметь основания, нужно проводить исследования в научно-исследовательских институтах, которые дадут директивы о снятии данных медикаментов с реализации в аптекоуправления, а те — в аптеки, и т.д. А нам их врачи не станут выписывать. И мы будем спокойно спать и не думать о лекарствах-убийцах.

 

Ответьте через газету. По поручению пенсионеров

 

Михаличенко Мария Андреевна».

 

Спасибо за письмо. А то меня, как автора, уже начинало беспокоить, что никто не высказывает отрицательных оценок. До сих пор все читатели благодарили за ценную информацию, делились своими наблюдениями и фактами, беспокоились за безопасность редакции, поскольку тема лекарственного геноцида затрагивает итересы многих сильных мира сего… Теперь все в порядке. По порядку и отвечаю.

 

К медицине я отношения не имею, по образованию – филолог, являюсь автором ряда тематических исследований, книг и циклов статей (один из них, написанный в форме методического курса в соавторстве с доктором педагогических наук В.Мошкиным и медиками с ученой степенью, посвящен вопросам безопасности продуктов, преподается в школах Москвы, Санкт-Петербурга и Казани). Тему обмана на рынке лекарств начал семь лет назад публикациями в «Комсомольской правде», сделанными совместно с руководителем фармацевтического предприятия.

 

Приведенные в цикле «Лекарства-убийцы» сведения не придуманы мной. Эти факты широко известны в мире, но скрываются от населения РФ. Ваша беда в том, что Вы, Мария Андреевна, излишне доверяете государственным ведомствам. Лично для меня величайшей загадкой является то, что после всех гос-обманов, особенно в отношении пожилых граждан (с компенсацией вкладов, ваучерами, пенсиями и т.д. — Вам это известно лучше меня), все еще находятся люди, считающие, что государство честно стоит на страже здоровья, благополучия, безопасности населения. Оно столько раз Вас обманывало (если только Вы сами не работали в госструктуре), но Вы почему-то до сих пор считаете, что неким должностным лицам в столичных кабинетах Ваше здоровье и благополучие интересней их собственного кармана.

 

Вы уповаете на аптеки, но не учитываете того, что любая аптека — это в первую очередь коммерческое учреждение, а значит, заинтересована в прибыли. Нынче аптеки, не стесняясь, и технический спирт продают, и безрецепторные «колеса» малолеткам, и соответствующий контингент в аптеки за этим товаром ходит чаще, чем к нелегалам.

 

Вы говорите, что лечились лекарствами-убийцами много лет и живы. Рад за Вас и желаю Вам жить дольше, а болеть меньше, но скажите, где и каким образом Вы услышите и учтете мнение тех, кому повезло меньше Вашего, кого лекарства-убийцы лишили жизни до срока? Известно ли Вам, что даже согласно официальной статистики ВОЗ лекарства являются причиной смерти 3 процентов людей, а по данным независимых исследований — 5 процентов? Это каждый двадцатый из умерших. Гораздо больше, чем уносят войны, теракты, пожары и ДТП, вместе взятые.

 

Вы утверждаете, что для тех выводов, которые сделаны в публикациях «Лекарства-убийцы», нужны исследования научных учреждений. Добиваться этого — как раз цель наших публикаций. А отсутствие таких исследований — это и есть главная вина современной фармацевтики, руководствующейся законами бизнеса, а не науки. Как только в мире поднимается очередной скандал по поводу повышенной смертности после приема очередного препарата-убийцы, так тут же и выясняется, что испытания препарата проводились не надлежащим образом, а их положительные результаты были сфальсифицированы производителями.

 

 

С уважением, Сизых Антон

 

 

С конца 1990-х до середины 2000-х годов единственным печатным СМИ в России, которое системно публиковало информацию о лекарствах-двойниках и лекарствах-убийцах российского рынка, о прививочной афере и многих других составляющих ФАРМОГЕНОЦИДА, была газета «Деловой курьер Алтая». 30-тысячный тираж расходился только в одном районе Барнаула, но электронная версия газеты имела постоянных читателей в обоих столицах Российской Федерации, в Европе и странах СНГ, Израиле, Штатах.

 

 За последние годы тема ФАРМОГЕНОЦИДА стала еще более актуальной.

 

Буду рад, если некоторые публикации ныне закрытой газеты «ДКА» принесут практическую пользу читателям.

 

Лекарства-убийцы 1. Прозак

 

С конца 1990-х до середины 2000-х годов единственным печатным СМИ в России, которое системно публиковало информацию о лекарствах-двойниках и лекарствах-убийцах российского рынка, о прививочной афере и многих других составляющих ФАРМОГЕНОЦИДА, была газета «Деловой курьер Алтая». 30-тысячный тираж расходился только в одном районе Барнаула, но электронная версия газеты имела постоянных читателей в обоих столицах Российской Федерации, в Европе и странах СНГ, Израиле, Штатах.

За последние годы тема ФАРМОГЕНОЦИДА стала еще более актуальной.

Буду рад, если некоторые публикации ныне закрытой газеты «ДКА» принесут практическую пользу читателям.

 

Нас давно не удивляет то, что российский рынок в последние годы превратился в своеобразный «полигон утилизации», свалку для всего того, что признано опасным, от чего избавляется остальной мир. Но есть в современной глобальной экономике такая отрасль, которая превратила в свалку весь мир. Отрасль эта — фармация.

Всемирная организация здравоохранения как-то объявила, что «для лечения всех болезней хватило бы 200 медикаментов». Реальное же количество препаратов, имеющихся на рынках некоторых стран Евросоюза превышает 12 тысяч. Количество препаратов, представленных на российском рынке, стремительно приближается к этому числу. И среди них есть немало таких, вредоносные и даже смертоносные последствия применения которых давно поставили крест на их дальнейшем использовании в странах Северной Америки и Евросоюза. Тем любопытнее посмотреть, какова судба этих препаратов в России.

Автор выражает признательность региональному отделению Российской партии ЖИЗНИ за информационную помощь в подготовке этой информации.

 

ГЛОБАЛЬНЫЕ ПРОЦЕССЫ НА ЗАПАДЕ И НАЗНАЧЕНИЕ РОССИЙСКОГО РЫНКА

 

Запад, «подсевший» на медикаменты гораздо раньше нашего, вскормивший такие суперкорпорации, что ни наука, ни государство им теперь не указ, поскольку скуплены на корню, судорожно пытается избавиться от излишних, небезвредных и откровенно опасных препаратов. Там идет грандиозная информационная война. Обыденными стали массовые обращения в суд за многомиллионными компенсациями от жертв и от родственников жертв фармо-корпораций. В иных странах препараты ежегодно изымаются с рынка чуть ли не сотнями. Общественное мнение от очередных разоблачений бросает то в жар, то в холод. И страны вроде нашей Папуа-Новой России, традиционно служившие «мусорным ведром» для многих других отраслей западной индустрии, с «отбросами» фармацевтической отрасли явно не справляются. Слишком уж велики «мусорные отвалы». «Третий мир» не в состоянии их вместить.

Но прежде чем обратить взор на наши с вами родные аптечные витрины, давайте подумаем вот над чем:

 

ЧТО ДАЛА ФАРМАЦИЯ НАРОДАМ, В ЕЕ РАЗВИТИИ ПРЕУСПЕВШИМ?

 

Вот идеальное поле для статистических исследований — Швейцария. Страна, не знавшая в ХХ веке ни войн, ни социальных потрясений, сытая, с давно сложившейся демографической динамикой без провалов и всплесков. Швейцария раньше и дальше других стран продвинулась по пути «медикаментализации» населения. Это один из европейских лидеров (наряду с Францией) развития фармации, обиталище трех транснациональных фармо-корпораций. Так вот, с 1930 по 1990 год население страны увеличилось на 50 процентов. Смертность от рака возросла за те же 60 лет почти в 3 раза (более поздних данных по Швейцарии нет), а заболеваемость по многим типам раковых заболеваний — в 8 раз. Число смертных случаев от сердечно-сосудистых и церебрально-сосудистых заболеваний удвоилось, число умерших от болезни Паркинсона возросло в 4 раза, смертность среди больных бронхиальной астмой выросло в 3 раза, и т.д. В общем, получается, что сверхразвитая фармация не лечит, а калечит людей.

Уместно также вспомнить французов, явных мировых лидеров по пожиранию антидепрессантов и транквилизаторов (во Франции этих препаратов принимают в 5 раз больше, чем в США, а там их также лопают в количествах, какие нам и не снились) и их плачевную демографию. Минимальный показатель рождаемости «коренного населения» Франции (конец 1970-х годов и вызванный им «провал» конца 1990-х) пришелся на максимальный объем употребления «успокаивающих» средств.

Ну да бог с ним, с Западом. Посмотрим, что натаскали представители корпораций с позволения всяких охраняющих здоровье граждан РФ ведомств в наши аптеки.

В России-то и без цифр очевидно, что с бурным ростом аптекарского бизнеса бурно идет в рост и всевозможная заболеваемость.

 

ПРОЗАК (ФЛУОКСЕТИН)

 

В конце 1980-х — начале 1990-х годов по Европе прокатилась волна странных немотивированных убийств, совершаемых добропорядочными, в том числе пожилыми гражданами. Несколько лет те, кому положено, искали «общий знаменатель» и наконец, выяснили, что все убийцы регулярно принимали антидепрессант ПРОЗАК, синтезированный американской лабораторией Eli Lilly.

Спустя всего лишь 6 лет после поступления препарата на рынок (к 1993 году) за этим лекарством числилось 26 623 случая нежелательных побочных эффектов, 1885 самоубийств. Лаборатории Eli Lilly было предъявлено 170 судебных исков за причиненный ущерб здоровью. Среди самых громких преступлений, совершенных людьми, постоянно употребившими прозак, особо нашумевшим было массовое убийство, совершенное служащим Жозефом Весбекером, спокойным и законопослушным швейцарским гражданином, которой однажды взял и убил восьмерых коллег и ранил 12.

За год до этого преступления 5 из 8 «экспертов по здоровью», давших добро на продажу прозака, состояли в деловых отношениях с Eli Lilly. А еще ранее в США прозак пошел в массовое производство и в продажу благодаря тому, что экс-президент Джордж Буш-старший еще перед избранием в Белый Дом входил в административный совет этой лаборатории, а избирательная кампания сенатора Индианы экс-вице-президента Дана Квайля финансировалась этой же лабораторией, имевшей свое бюро в Индеанаполисе.

К чему мы это говорим? А вот к чему. Благодаря получившим широкую огласку скандалам в Европе для прозака настали тяжелые времена, в ряде стран он был запрещен и изъят. На основе реальных трагических событий был даже снят и показан на Западе предназначенный для молодежной аудитори художественный фильм-предупреждение «Поколение Прозака» (его 30 августа показал канал REN-TV). А вот в России препарату немедленно открыли «зеленый свет». Он появился во всех сегодняшних справочниках и прайсах, имеется в многоуважаемом «Реестре лекарственных средств» (это после скандалов-то и запретов!), само собой, в аптеках.

 

 

Более того, ответственные за наш фармо-рынок контролеры не только впустили препарат из США под собственным именем ПРОЗАК (оптовая цена упаковки более 550 рублей), но и позволили скопировать его двум отечественным фирмам (под названиями ПРОФЛУЗАК и ФЛУОКСЕТИН ценою 111-128 рублей). Следом, сориентировавшись в обстановке, скопировали ПРОЗАК и погнали его в нашу Папуасию-Россию под наименованиями ФРАМЕКС и ФЛОКСЭТ братья-венгры. К 2004 году компанию им составили многочисленные копии-«двойники»: норвежский ФЛУОКСЕТИН НИКОМЕД, чешский ДЕПРЕКС, финский ФЛУКСОНИЛ, словенские ПОРТАЛ и ФЛУВАЛ, индийские ПРОДЕП и ФЛЮДАК…

А вот информация о том, какая буря отбушевала вокруг прозака-флуоксетина в Европе, была наглухо закрыта не то что для потребителей РФ — для врачей.

Даже книгу французского врача Л.Броуэра, откуда мы взяли этот пример, в России издать не удалось, она издана в Киеве.

В следующий раз поговорим об еще более знакомых лекарствах.

 

 

Лекарства-убийцы 2. Фенолфталеин

 

 Посмотрите на любые современные лекарственные формы — будь это хоть простейшие аспирин или парацетамол с новым имиджем, под новыми наименованиями, хоть травки в современнейших капсулах. Они сопровождаются информацией с потугами на исчерпывающую — показаниями и противопоказаниями, таблицами дозировок с учетом возраста и т.д., описаниями побочных эффектов и эффектов желательных, общетерапевтическими сведениями и предупреждениями. По сути это курс терапии, изложенный на упаковке со вкладышем. Своего рода комикс по роману Достоевского или, если хотите, Драйзера. Но так было не всегда. Во все времена эти вещи — дозировки, предупреждения… — определял врач. На основе личного приема, при личном контакте, с учетом личных особенностей, занося каждое назначение в личное «досье» — медицинскую карту и ведя это «досье» в течение почти всей жизни клиента.

 

 

КОММЕРЦИАЛИЗАЦИЯ ФАРМАЦЕВТИКИ

 

 

Давайте «от печки». Зададим себе нескольно простых вопросов. Что такое фармацевтика? Кто такой фармацевт? Чем он занимается? Еще полвека назад у нас в Отечестве (а около века назад на Западе) мало кто из граждан даже слово такое слышал. Это был очень маленький сектор медицины, занятый разработкой и синтезом препаратов, которые можно было создать только в особых, специально созданных условиях. Этим в основном занимались научно-исследовательские институты, учреждения со специализированными лабораториями. То есть «высокая» наука, находившаяся на содержании у государства у нас, или частные научные центры, добившиеся права работать на бюджетные деньги, на Западе. А лечением больного занимались двое — врач и аптекарь.

 

Врач обследовал пациента, консультируясь при необходимости с коллегами более узкой специализации, направляя, если надо, обследоваться в учреждения с высокотехнологичной медтехникой. Учитывая возрастные, наследственные и другие особенности организма больного, врач разрабатывал индивидуальное лекарство и писал соответствующий рецепт. Аптекарь составлял по этому рецепту индивидуальное лекарство для данного больного, т.е. почти во всех случаях сам же и был фармацевтом. Ничего похожего на сегодняшний «универсализм» лекарств, выпускающихся в одном месте для всех категорий больных, не было.

 

Понятно, что аптека не в состоянии синтезировать пенициллин и некоторые высокотехнологичные препараты, но таких лекарств было немного (их и сейчас немногим больше; почти все сегодняшнее многообразие — модификации и сочетания нескольких «базовых» препаратов).

 

Фармацевтика обслуживала врача и аптекаря, как необходимое, но не главное приложение к их тандему. Тем, чем она является сейчас, она стала, когда перешла из «области науки» в «область бизнеса».

 

 

БОЛЬШИЕ ДЕНЬГИ — БОЛЬШИЕ БЕЗОБРАЗИЯ

 

 

На первый взгляд это вроде бы благо — конкуренция и все такое. Однако, постепенно, год за годом «благо» превратилось в свою противоположность и привело к абсурдному положению. Фармацевтика, развившаяся по законам бизнеса в мощную самостоятельную отрасль, теперь содержит и аптекаря, и врача, и науку, и государственные ведомства (последних — в форме подкупа и всяческого финансового протекционизма). Аптекарь же практически перестал готовить индивидуальные лекарства (хотя большая часть препаратов сегодняшнего многотысячного аптекарского ассортимента по-прежнему представляет из себя простые сочетания компонентов, составить которые аптеке и сегодня не составило бы труда) и превратился в простого торговца, реализующего товар фармацевта.

 

Следом за ним врач (на Западе явно, а у нас все более явно) оказался пристегнутым к интересам фармацевта, превращаясь в простого конторского служащего, клерка, посредника между фармацевтом и больным.

 

Из вспомогательной службы, помогающей врачу и аптекарю в той части их работы, которую они выполнить не могут, фармацевтика превратилась в самодостаточную научную, лечебную, коммерческую, производственную, масс-медийную и чуть ли не политическую силу. Подчинившую тех, кто выполнял названные функции раньше. И взявшую эти функции на себя.

 

Теперь работающая все больше сама для себя корпорация «фармацевтика» сама взялась лечить людей, отведя другим участникам этого действа роли второстепенные. Отрасль научилась делать большие деньги, ну а где большие деньги, там, как правило, неизбежно возникают и большие безобразия. Случаи сокрытия вновь открытых свойств препаратов, фальсификации научных данных и т.д. время от времени эти безобразия набирают масштаб национальных скандалов.

 

О некоторых таких скандалах мы и говорим в нашей рубрике «глобальные умолчания».

 

 

ФЕНОЛФТАЛЕИН

 

 

Препарат этот — наш давний и уважаемый знакомый, некоторые даже считают его отечественным. Один из немногих, которые еще с советских времен в фольклор вошли, а именно — в анекдоты. В нашей стране его гораздо больше знают под другим названием — ПУРГЕН. В отечественной справочной литературе названо еще 14 синонимов. Есть у него и фирменное название — ЭКС ЛАКС от Novartis, транснациональной корпорации с основным капиталом в Швейцарии.

 

В свое время корпорация устанавливала его безопасность, проверяя на животных, после чего ЭКС ЛАКС быстро стал мировым лидером слабительных средств (во всяком случае, так еще в 2002 году было, более поздней информации по экс лаксу нет). А вот что российскому потребителю не известно, так это то, что за несколько лет исследования выяснилось, что фенолфталеин, на основе которого сделано очень много слабительных средств, вызывает рвоту, нервные заболевания, эритемы, геморрой, лихорадку, тахикардию, в особых случаях пациент может войти в кому и умереть, а одно из производных этого вещества к тому же является сильнейшим печеночным ядом.

 

Кроме того, российский потребитель не знает, что еще в 1999 году в США весь экс лакс-фенофталеин от Novartis был изъят из продажи. Из-заподозрения, что он является причиной раковых заболеваний. Причем, фирма поспешила изъять его сама, не дожидаясь, пока FDA (американская государственная организация, осуществляющая контроль за качеством продовольствия и медикаментов) наложит официальный запрет, чем подорвет репутацию и экс лакса, и корпорации. Взамен данный фармо-магнат предложил рознице новое слабительное средство на основе сенны (трава такая; мы в «антидуринге» писали).

 

Впрочем, санкций корпорация не избежала, нарвавшись на штраф в 1 миллиард долларов за то, что цены очень сильно завышены. Но нам интересно не это, а то, что, избежав скандала в США, производитель избежал скандала общемирового и продает свой препарат как ни в чем ни бывало и в Западной Европе (куда более «зараженной» сомнительными медикаментами, нежели Штаты), и в «третьем мире». В той же Швейцарии медицинская общественность борется за запрещение препаратов с фенолфталеином (включая детские) из Италии и Германии, Англии и Франции, США и Чили. А вот в России с фенолфталеином-пургеном никто не борется, наоборот, это из одно уважаемых средств. В последних (электронных уже) версиях справочников для врачей оно предлагается и взрослым, и детям, из побочных эффектов же упомянут один: возможно негативное действие на почки.

 

В следующий раз продолжим знакомство с истинными личинами некоторых наших старых знакомых. А к традиционному пожеланию ума и здоровья добавим еще одно: знаний!

 

Сизых Антон

P.S.  А каково ваше мнение по этому вопросу, уважаемые авиагорожане? Напишите, пожалуйста, свои комментарии.

  • amazonS3_cache: a:5:{s:61:»//aviacity.eto-ya.com/files/2013/11/antibiotiki-v-puzyrke.jpg»;i:2497;s:69:»//aviacity.eto-ya.com/files/2013/11/antibiotiki-v-puzyrke-300×209.jpg»;i:2497;s:62:»//aviacity.eto-ya.com/files/2013/11/antibiotiki-v-puzyrke.jpg&»;a:1:{s:9:»timestamp»;i:1601400673;}s:59:»//cdn.eto-ya.com/aviacity/2013/11/antibiotiki-v-puzyrke.jpg»;i:2497;s:67:»//cdn.eto-ya.com/aviacity/2013/11/antibiotiki-v-puzyrke-300×209.jpg»;i:2497;}