Украина на пороге смены власти. Что делать России?

Дела на Украине идут все хуже и хуже, и некоторые у нас уже начали считать дни до того, как развалится нынешний киевский режим. Судя по всему, им уже виден даже некий рубеж, по преодолению которого на Украине и в отношениях между нашими странами начнется чуть ли не новая эпоха. Но так ли это?
Проблема не в режиме, а в украинстве
Окончательное падение Порошенко и его сторонников, конечно, внесет некоторые изменения в обстоятельства украинской политики, российско-украинские отношения и возможности воздействия на них со стороны Запада. Но, думаю, кардинальным образом это ничего не изменит.
Проблема современной Украины заключается не в режиме, который насадил оголтелое украинство, а в украинстве, которое взяло такую силу, что смогло вплотную подойти к захвату власти и настолько впечатлить Запад, что тот помог украинским шовинистам ее оседлать.
Нынешний украинский режим, вполне возможно, падет, а может быть, лишь трансформируется. Но вот украинство — идеология отрицания национальной и культурной общности великорусского и малороссийского народов, принципиальной враждебности ко всему русскому, собственной вожделенной «принадлежности к Европе» и готовности за это выполнять для Запада самую грязную работу — точно останется.
И если ему как мировоззрению и политическому проекту ничего не противопоставить, оно будет и дальше набирать силу. Тем более что спрос на Западе на все, что направлено на разрушение России и русского народа, будет оставаться высоким.
Важные для России и русских вопросы
У меня нет окончательного рецепта подхода к этому вопросу — он может быть выработан только общими усилиями. Проблема, однако, заключается в том, что его серьезного обсуждения не наблюдается.
Сегодня, в основном, обсуждаются тактические политические детали: что думают об Украине, причем, в сугубо прикладном плане, немцы, американцы или поляки; кто из политиков и как должен был себя повести, но не повел; от кого и что ждали, но не дождались; кому и как стоило бы себя проявить сейчас, но он себя, скорее всего, именно так не проявит.
Другое дело — наше собственное самоопределение по проблеме Украины и украинства. Что такое современная Украина сама по себе и для России?
Кто такие украинцы для граждан России вообще и для той их преобладающей части, которые считают себя русскими? Как нам относиться к украинским русским, которые в силу давящих обстоятельств и собственной слабости пошли по пути украинизации? Что будет означать для России и русских возможный возврат украинских элит к здоровому национальному самосознанию, и какие формы оно может принять в современных обстоятельствах?
Некоторые исторические подсказки
В Российской империи существовало мировоззренческое течение — «украинофильство». Изначально оно не было враждебно России и русским, не являлось сепаратистским, а лишь исходило из некой «двусоставности» России, утверждало особую роль Малой Руси в общерусской истории и культуре и имело целью развитие региональной малороссийской самобытности.
Но оно довольно быстро — не без внешнего, понятно, участия — трансформировалось в то самое антироссийское и русофобское украинство, о котором было сказано выше. Потом никогда не бывает так, как прежде. После того, что произошло в отношениях между украинцами и русскими за последнюю четверть века, наше отношение к ним, да и к самим себе, русским, уже никогда не будет прежним. Да этого и не требуется. А вот что требуется, так это реалистично, отставив в сторону стереотипы, взглянуть на историю, на сегодняшний день, провести от них линию в будущее.
Можно, конечно, вслед за автором «Повести временных лет» в силу традиции продолжать говорить о Киеве как о «матери городов русских», но важно вникнуть в то, какое значение вкладывал в эту фразу Нестор-летописец: Олег объявлял Киев «метрополией» (от греч. μήτηρ — «мать» и греч. πόλις — «город»), то есть столицей владений, доставшихся ему в княжение, утверждал понятие о централизации как единственно возможной форме существования государства. Потом такой столицей стал Владимир, затем — Москва, Петербург, опять Москва.
Киев для нас останется столицей централизованного русского государства — Киевской Руси, но, собственно, пращуром русских городов пусть все же будет основанная, как мы сегодня знаем, раньше него, в 753 году, древняя Ладога. От кого ведут свое родовое начало русские города в Сибири? Расскажите там нашему мужику, что они ведут свое начало от Киева, и услышите, что он вам ответит. А русские города Новороссии — разве они не дети Санкт-Петербурга?
Не очень веря в концепцию триединства русского народа (а перед лицом событий 1991-го и последующих лет в нее можно только верить — эмпирически она не подтверждается), я никогда специально не искал в ней противоречий. Недавно, однако, мне бросилось в глаза ее явное расхождение с близкой мне мыслью Льва Николаевича Гумилева о битве на Куликовом поле, как отправной точке формирования собственно русского этноса. Помните: «Пришли москвичи, серпуховчане, ростовчане, белозерцы, смоляне, муромляне и так далее, а ушли с него — русские»? Немаловажно, конечно, добавить сюда и западно-русских князей и воинов из Брянска, Полоцка, Друцка… Но с земель Малой Руси там если кто и был, то в личном качестве. Верю, что и потомки его, несмотря на все исторические перипетии, навсегда остались русскими.
Не повторять ошибок и преодолевать украинство в себе
Многовековое пребывание народов Западной и Южной Руси под польско-литовской и австро-венгерской оккупацией, их подверженность в тот период жесткому религиозному и культурному переформатированию не могли остаться без губительных для них последствий. Заданный их формированию в качестве «самостоятельных» этносов антирусский вектор не был полностью преодолен ни в Российской Империи, ни в СССР.
Вновь подстегнутые извне в конце XIX века и лишь ненадолго заторможенные в середине века XX, на рубеже тысячелетий разделительные процессы между теми, кто называет себя украинцами и русскими, стали полностью необратимыми и привели к сегодняшней трагической реальности. Близко к «точке невозврата», к величайшему сожалению, находятся и действительно братские в прошлом связи белорусского и русского народов.
Белоруссия, однако, — это очевидно иная тема, здесь присутствует гораздо больше, чем в случае с Украиной, факторов, работающих на сохранение между нами если не единства, то хотя бы общности.
Что же касается Украины и украинцев как последователей украинства, то здесь политика должна проводиться без скидок на прошлую «дружбу народов»: нам слишком дорого уже обошлись и еще обойдутся политкорректность и прямое попустительство. При этом там необходима особая открытость ко всему русскому, всяческая его поддержка, но не такая, какой была поддержка так называемых «соотечественников», которые с началом известных событий осенью 2013 года просто исчезли.
Главное же, чего требует от нас углубляющийся кризис на Украине, — это последовательное преодоление тех черт внутрироссийской и конкретно русской политики, которые, как это ни печально, перекликаются с корнями украинства. Это западничество, пренебрежение многовековой отеческой традицией, попытки подмены народного начала политическими конструкциями, а также банальная национальная ограниченность, вызванная плохим знанием своей собственной страны и своего собственного народа.
Если мы сами останемся до конца русскими, то в исторических местах Киева у нас всегда будет по-особому биться сердце. Этого, однако, мало для сохранения общности с нашими давними, но не очень добрыми, соседями. Надо, чтобы и у них, особенно у живущих на Украине русских, так же благоговейно, как у нас, с мурашками по спине, билось сердце на Соборной площади в Кремле. Будет так или нет, на самом деле только наполовину, причем на меньшую, зависит от России.

: 09:25 08.03.2017)
Михаил Демурин
https://ria.ru/

В зоне риска: российские активы на Украине под угрозой «национализации»

Президент Украины Петр Порошенко принял решение приостановить работу кондитерской фабрики Roshen в Липецке, выставив ее на продажу. О мотивах Порошенко, побудивших принять подобное решение можно только догадываться, однако этот шаг представляется крайне тревожным сигналом. Фактически Порошенко перерезал пуповину, которая удерживала его от более активных действий по расширению конфликтного поля с РФ. Под этим определением подразумеваются не только военно-политические провокации, но и угрозы для российского капитала на Украине, чьи суммарные активы оцениваются примерно в $ 15 млрд.2017-02-03_100728
Положение киевского режима и впрямь сложное — внешняя поддержка тает на глазах, внутренние противоречия ввиду сужения «кормовой базы» нарастают, а социально-экономическая ситуация продолжает обваливаться. В подобных реалиях украинские власть имущие могут отважиться на целую серию шагов, направленных на недружественное поглощение (квазиправовую национализацию), либо введение новых ограничительных мер против российского бизнеса на Украине. Тем самым власть решит сразу несколько вопросов — начиная от обеспечения собственных бизнес-интересов (банальное рейдерство либо же зачистка рынков от конкурентов), заканчивая потаканием собственной социальной базе из числа ультранационалистов, требующих «передать на нужды фронта имущество государства-агрессора».
Надо сказать, что репрессии в отношении российского капитала на Украине начались практически сразу после «майдана». Уже к августу 2014 года Государственная фискальная служба Украины составила список всех предприятий с российским капиталом, пообещав вводить санкции против тех, где доля последнего превышает 50%. А после принятия Верховной Радой постановлений «О признании Российской Федерации государством-агрессором» (от 27.01.2015) и «Об отпоре вооруженной агрессии Российской Федерации и преодолении ее последствий» (от 21.04.2015), дополнивших собой правительственный закон «О санкциях» (от 15.08.2014), киевский режим создал юридические основы, устраняющие препятствия для введения ограничений на деятельность российского капитала на Украине. Первые санкции были введены решениями Совбеза и Кабмина уже в январе-феврале 2015: по словам министра экономического развития и торговли Айвараса Абромавичюса, 160 российских компаний были лишены лицензий и разрешений, дающих право на определенные виды деятельности.
«Дамоклов меч» национализации продолжает висеть над банками с российским капиталом. В комитетах Верховной Рады ждут своего часа несколько законопроектов по этому поводу. Как показал опыт недавней национализации «ПриватБанка», принадлежавшегоИгорю Коломойскому, в результате подобного шага власть имущие получают широкое поле возможностей для осуществления финансовых махинаций, направленных на личное обогащение.
Впрочем, вопрос продолжения работы российских банков на Украине остается крайне дискуссионным. Шутка ли — докапитализация банков «страны-агрессора» обеспечила Украине в 2015—2016 приток 30−50% иностранных инвестиций. Фактически киевский режим «воюет с Россией» на деньги самой России, что не раз вызывало вопросы общественности как в РФ, так и оппозиционных кругов на Украине. Притом банки с российским капиталом на Украине являются хронически убыточными, подвергаются физическим атакам «активистов» и санкционному давлению (были отозваны лицензии на право осуществлять операции на фондовом рынке). Долгое время в банковских кругах Украины циркулировали слухи о продаже российских банков, однако, учитывая нынешние украинские политико-экономические реалии, продажа активов возможна только с очень большим дисконтом.
Вытесняется российский капитал и с других сегментов финансового рынка — страхового и биржевого. У компаний, принадлежащих резидентам РФ, отнимают лицензии в связи с «подтверждением факта контроля лиц из государств, осуществляющих вооруженную агрессию против Украины». Либо же резиденты РФ вынуждены уменьшать свою долю в украинских активах (до уровня менее 50%) — «Московская биржа ММВБ — РТС» в 2015 утратила контрольный пакет акций «Украинской биржи» и биржи «ПФТС».
Утрачивает российский капитал свои позиции на топливном рынке Украины. После многочисленных атак радикалов, «Лукойл», занимавший 4-е место по объемам розничной реализации моторного топлива, еще в 2014 вынужден был продать свою сеть из 240 АЗС и 6 нефтебаз австрийской компании AMIC. Ранее, еще в 2010, «Лукойл» законсервировал Одесский НПЗ, а в 2013 права собственности на завод перешли холдингу «ВЕТЭК», чьим бенефициаром является беглый «младоолигарх» Сергей Курченко. Последним активом «Лукойла» на Украине остается нефтехимический завод «Карпатнефтехим» (Ивано-Франковская область), однако он работает с большими перебоями. Не так давно представители трудового коллектива «Карпатнефтехим» обращались к центральной власти с требованием восстановить экономические связи с РФ, но данная петиция не нашла отклика в высоких киевских кабинетах.
Другой НПЗ — Лисичанский (Луганская область), принадлежащий «Роснефти» законсервирован в результате боевых действий летом 2014 года. Кроме того, в комитетах Рады имеются законопроекты, согласно которых 300 автозаправочных станций «ТНК» могут быть национализированы, а «Роснефти» будет запрещено осуществлять транзит через Украину. Правительство Арсения Яценюкагрозилось также арестовывать транзитный российский газ, однако на определенном этапе разум возобладал, а также, судя по всему, Киев опасался реакции Европы на подобный шаг.
В целом, в результате боевых действий на Донбассе представители российского промышленного капитала понесли потери. Коснулись они прежде всего финансово-промышленных групп «Донецксталь» (основной актив — Донецкий металлургический завод) и «Индустриальный союз Донбасса» (ключевой актив — Алчевский металлургический комбинат), где сосредоточены интересы российских промышленников Виктора Нусенкиса и Александра Катунина.
С большими перебоями работает и «Лугансктепловоз», 76% акций которого владеет корпорация «Трансмашхолдинг». Большую часть 2014−2016 завод простаивал, хотя периодически в СМИ попадала информация о том, что луганские машиностроители выполняют заказы для «РЖД».
Если говорить о российских активах, которые могут быть прибраны к рукам украинских власть имущих, то помимо вышеупомянутого банковского и топливного сегментов, это операторы мобильной связи «Киевстар» и «МТС», о которых периодически вспоминает «патриотическая общественность».
Словом, российский капитал продолжает нести убытки на украинском направлении, вытесняемый как объективными обстоятельствами, так и целенаправленной политикой, проводимой киевским режимом. Безусловно, это нельзя сравнить с потерями Украины от разрыва львиной доли экономических связей с РФ, в результате чего украинская экономика обрушивается уже даже не в третий, а в четвертый мир, но факт остается фактом. И, как было сказано в начале материала, после закрытия порошенковской фабрики в Липецке, украинские власть имущие могут попытаться «отыграться» на российских активах внутри страны.

Денис Гаевский, Киев
https://eadaily.com/ru/

«Кодекс Яресько»: сколько официально зарабатывают украинские реформаторы

Миллионы украинцев встречают конец года с огорчением и пустыми кошельками. Первые полноценные платежки за «зимнюю коммуналку», которые они получили, оставляют многие семьи даже без подарков на Новый год. При средней зарплате в 4,5 тыс. грн. средняя платежка для живущих в стандартной двухкомнатной хрущевке за ноябрь составила около двух тысяч гривен. Половина из них — оплата отопления, прожить без которого зимой в Украине невозможно. Впрочем, это еще не предел. Чтобы получать кредиты МВФ, правительство документально пообещало западным кредиторам повышать тарифы и далее. Например, цена на газ в 2016 и 2017 годах вырастет еще в два раза. С учетом того, что газ в производстве тепла составляет более 70%, то почти в два раза вырастут и тарифы на отопление.
Кроме «коммуналки», инфляция ударила в этом году и по ценам на продукты и товары и составила уже 42%. Вакханалию с обиранием собственного народа Киев называет сейчас реформами, конца и края которым не видно. Вот, что написал по поводу налогов, которыми правительство планирует обложить малый бизнес в Украине в следующем году, один из киевских предпринимателей. «Жить в следующем году станет намного тяжелее, чем в этом, — пишет Владислав Бовсуновский. — Более того, в следующем году даже не появится надежды на какое-либо улучшение — для этого просто нет объективных и субъективных факторов. Спасибо так называемому «кодексу Яресько» (министр финансов Украины Наталья Яресько). Сейчас перечислю, что он значит. Вы будете каждый день офигевать от роста цен на еду? Это — «кодекс Яресько». Не будете знать, чем заправить машину, не будет понимания, как ее застраховать или провести обслуживание? Это — «кодекс Яресько». В школах и детсадах будут требовать все больше денег, а вы будете стесняться посмотреть учителям и воспитателям в глаза, боясь признаться, что платить нечем? Это — «кодекс Яресько». Близкого человека уволят с работы, он будет ходить по рынку и не сможет найти себе нового места? Это — «кодекс Яресько». Зарплату будут платить с большими перебоями? Это — «кодекс Яресько». Гривна будет падать относительно доллара, но вам уже будет все равно, так как доллары все равно купить не на что? Это — «кодекс Яресько». На улицах резко вырастет преступность, справиться с которой полиция будет не в состоянии? Это — «кодекс Яресько». И, самое худшее, — у тех людей, которые сейчас проявляют инициативу, опустятся руки. И они массово начнут уезжать из страны. Это — тоже «кодекс Яресько». Кстати, если вы думаете, что она из-за этого как-то переживает или готова нести ответственность за свои действия, то вы ошибаетесь. Она развернется, покажет в аэропорту американский паспорт (несмотря на украинские законы, запрещающие двойное гражданство, Яресько по-прежнему является гражданкой США) и будет припеваючи жить на свои сбережения до конца своей жизни в какой-то теплой стране. А вы будете думать о том, как найти деньги на резко подорожавшие лекарства, потому что не найти нельзя, так как ребенок снова заболел. И вспоминать «кодекс Яресько».
Впрочем, то, о чем написал предприниматель, уже происходит. Например, на днях подал в отставку министр инфраструктуры Украины Андрей Пивоварский. Молодой реформатор ушел из правительства из-за низкой зарплаты. Как он объяснил, обещанные доплаты ему и его команде из неких благотворительных фондов за полтора года так и не появились. А прожить на зарплату министра в 6 тысяч гривен, которую под видом демократизации установили киевские реформаторы, в Киеве очень сложно.
В таком бедственном положении, однако, оказались, далеко не все высшие чиновники в Украине. Президент Петр Порошенко привел с собой в новую демократическую власть в основном богатых реформаторов, которые, как говорил классик, действительно оказались далеки от народа. Те, кто продвигает в стране якобы реформы, даже официально являются богатыми людьми, которым, по большому счету, и нынешняя правительственная зарплата не к лицу, и они смогут пережить ни один десяток повышений тарифов на отопление или продукты, не моргнув и глазом.
EADaily изучило официальные доходы главных реформаторов Украины.
Президент Украины Петр Порошенко. Владелец шоколадной империи «Рошен», нескольких автомобильных и автобусных заводов и верфей до сих пор не продал свой бизнес. По декларации глава государства в прошлом году только официально заработал 369 млн. грн. (около 16 млн. долларов). Большая часть из них — дивиденды и проценты от бизнеса. Официально Порошенко хранил в прошлом году в банках 452 млн. грн. (19 млн. долларов). При этом зарплата президента до последнего времени составляла около 10 тыс. грн. в месяц.
Глава Администрации Президента Украины Борис Ложкин. Экс-владелец крупнейшего в Украине медиахолдинга UMH официально заработал в прошлом году 92 млн. грн (около 4 млн. долларов). Из них зарплата главы АП составила лишь 60 тыс. грн. Остальное — дивиденды и проценты от бизнеса. Семья Ложкиных владеет четырьмя квартирами площадью более 500 кв. м., домом на 534 кв.м., земельными участками на 20 га и четырьмя шикарными автомобилями «Лексус» и «Ауди». Кстати, на то, чтобы оплатить отопление семейных квартир и дома по нынешним тарифам Борису Ложкину необходимо 16 тыс. грн. ежемесячно. Это — его зарплата в кресле главы АП.
Премьер-министр Украины Арсений Яценюк. Вечный госчиновник и народный депутат, который успел побывать почти на всех должностях, кроме президентской, заработал в 2014 году 1 млн. 147 тыс. грн. (49 тыс. долларов). Львиную долю доходов составили — дивиденды и проценты. Официально Арсений Яценюк является самым бедным среди главных реформаторов страны. Хотя известный волонтер, телеведущий и общественный активист Алексей Мочанов в августе заявил, что премьер устроил закрытую вечеринку, на которой отметил первый заработанный им миллиард долларов. Понятно, что глава украинского правительства легально заработать столько не может. В официальной декларации у него, кроме заработанного миллиона, есть еще вклады в банках на немногим более 500 тыс. долларов, три квартиры общей площадью 340 кв.м., дом на 300 кв.м. и земельный участок 3000 кв.м. Плюс два автомобиля «Мерседес» и «Рейндж Ровер». На отопление дома и квартир у премьер-министра должно уходить ежемесячно не менее 10 тыс. грн. Сегодня это чуть меньше трети того, что зарабатывает в правительстве премьер. В декабре Арсению Яценюку подняли на 25% зарплату — до 34 тыс. грн. (1,45 тыс. долларов).
Глава Нацбанка Валерия Гонтарева. Экс-председатель совета директоров группы по управлению активами «Инвестиционный капитал Украина» заработала в прошлом году 26,3 млн. грн. (1,12 млн. долларов). Основной доход — продажа ценных бумаг и облигационных прав. Главе НБУ и ее семье принадлежат три квартиры площадью 200 кв. м, два дома площадью 650 кв. м., земельные участки площадью 3000 кв. м и четыре автомобиля «Порш Кайен» и «Тойота Лэндкрузер». Для оплаты отопления квартир и домов семье Гонтаревых необходимо ежемесячно 13 600 грн. Это больше зарплаты главы НБУ, которая составляет 10 тыс. грн.
Министр финансов Наталья Яресько. Гражданка Украины, которая так и не отказалась от американского гражданства, и экс-соучредитель инвестиционной компании Horizon Capital заработала в прошлом году 2,05 млн. долларов. 99% из них — заграницей. Там же у нее на банковских счетах по опубликованной декларации хранятся еще более двух млн. долларов. В Украине у главы Минфина есть семейный дом на 1,29 тыс. кв.м., квартира площадью 120 кв. м. и земельные участки на 10 тыс. кв.м. При зарплате в 6 тыс. грн ее расходы на отопление при нынешних тарифах составляют более 22 тыс. грн.
Министр экономики Айварас Абромавичус. Литовский предприниматель и партнер шведской инвестиционной компании East Capital получил украинское гражданство, а в прошлом году официально заработал 15 млн. грн. (641 тыс. долларов). Большая часть дохода — деньги от инвестиционной компании. У министра и семьи есть квартиры в Вильнюсе (106 кв. м.), в Крыму (244 кв.м.) и Киеве (185 и 66 кв.м.). Еще — два «Порш Кайена». На отопление киевских квартир министру понадобится ежемесячно 4 тыс. грн. — две трети его министерской зарплаты.
Глава МВД Арсен Аваков. Доход экс-политэмигранта в Италии и экс-нардепа составил в прошлом году всего 222 тыс. грн. (менее 100 тыс. долларов). Однако итальянский бизнес главы украинского МВД по-прежнему продолжает приносить хорошую прибыль, которую уже получают члены семей, на которых Арсен Аваков переписал его. Так, семейный доход главного милиционера Украины в 2014 году составил полтора миллиона евро. А общая площадь трех его квартир в Украине — 786 кв.м. На их отопление сейчас необходимы две министерские зарплаты.
Губернатор Одесской области Михаил Саакашвили. Экс-президент Грузии задекларировал в Украине доход в 97 тысяч долларов, которые он заработал в прошлом году заграницей. Еще у Михо и его семьи есть банковские счета на 150 тысяч долларов, две квартиры общей площадью 300 кв.м., дом на 97 и земельные участки на 7000 кв.м.
Большинство остальных высших чиновников Украины также не бедствуют. Например, глава Минэнерго Владимир Демчишин заработал в прошлом году более двух миллионов гривен (около ста тысяч долларов), вице-премьер Геннадий Зубко — более миллиона (более 50 тыс. долларов), а министр здравоохранения из ГрузииАлександр Квиташвили — 82 тысячи долларов.
Как показала практика, украинские высшие чиновники не только по доходам, но и пониманию действительности далеко ушли от народа. Реформы, которые вылились пока в одно сплошное повышение цен и налогов, развели реформаторов и рядовых украинцев по параллельным и уже, очевидно, не пересекающимся мирам. Если одни по-прежнему выбирают между тем, на чем ехать на работу — на «Порш Кайен» или «Тойота Лендкрузер», то у других выбор несколько иной — заплатить за отопление или все-таки накрыть новогодний стол.

Избежать энергокатастрофы Украина может только за счет России

Украина в спешке пытается решить ком накопившихся энергетических проблем, чтобы спасти от замерзания Киев и другие города. Самая острая ситуация сложилась с углем, которого катастрофически не хватает. Польша в субботу призналась, что не в состоянии помочь Украине. МВФ решил повременить с выдачей кредитов. У Киева осталась надежда только на Россию.
Польша не поможет
«Мы замерзнем – и Киев в первую очередь. Угля на станциях нет, а из-за дебилизма руководства страны за неделю нам его уже не успеют привезти»
Посол Польши на Украине Генрик Литвин заявил, что Польша начала поставлять уголь украинским региональным потребителям. Однако обеспечить потребности Украины в энергетическом угле она не может, что подтверждает и сам посол. Объемы поставок небольшие, потому что в Польше добывается в основном уголь другого типа, который невозможно использовать на украинских ТЭС.
Не всегда потребности Украины совпадают с теми возможностями, которые имеет Польша, говорит Литвин. «Поэтому пока еще таких больших контрактов не было, но есть меньшие контракты для поставок польского угля региональным, локальным потребителям», — сказал Литвин.
Буквально 3 декабря Укрэнерго сообщило, что пять украинских ТЭС оказались на грани остановки: угля там осталось всего на четыре дня. Ситуацию усугубила авария на одном из блоков Запорожской АЭС. Восстановить его работу обещают не ранее 12 декабря.
Накануне директор одной из украинских ТЭС рассказал главному редактору газеты «Украинская правда» Севгиль Мусаевой-Боровик о катастрофической ситуации на электростанциях из-за нехватки угля.
«Сегодня утром мне позвонил директор одной из ТЭС и орал в трубку так, что я чуть не оглохла. Его речь была очень эмоциональной с непечатными словами в адрес руководства страны. Нет, я знала, что у нас все плохо с углем, но не подозревала, что до такой степени!!!» – написала она на своей странице в Facebook (пунктуация автора сохранена – Прим. ВЗГЛЯД).
«Я не пугаю, но если мы в ближайшее время не запустим газомазутные блоки, то замерзнем – и Киев в первую очередь. Угля на станциях нет, а из-за дебилизма руководства страны за неделю нам его уже не успеют привезти», – добавила она.
По ее словам, на складах ТЭС государственной «Центрэнерго» начиная с июля количество угля сократилось до совсем незначительных показателей: июль – 969 тыс. тонн; август – 691 тыс. тонн; сентябрь – 205 тыс. тонн; октябрь – 98 тыс. тонн; ноябрь – 58 тыс. тонн.
«Почему нельзя было начать импорт из ЮАР, Новой Зеландии, Австралии еще в августе? На что они надеялись?? На хорошую погоду или на то, что уголь упадет с неба как манна небесная? Для чего нужно было устраивать этот цирк с юаровским углем, с Улидой? Это разве не предательство национальных интересов? А теперь шмонают Центрэнерго и Энергоатом», – добавила журналистка.
«А коалицию создавать месяц и правительство? В условиях войны, необходимости нового транша МВФ, в такой ситуации с углем? А назначить на должность министра энергетики, который вообще далеко от понимания процессов, не является энергетиком в нынешней ситуации?? и на котором частично лежит ответственность за все сейчас происходящее??» – продолжила она.
«Это преступная бездеятельность, некомпетентность, отсутствие ответственности???? Объясните!» – потребовала Мусаева-Боровик.
Уголь в зоне «спецоперации»
Украина продолжает жить на грани энергетической катастрофы, хотя уголь есть совсем рядом – в ДНР и ЛНР. Однако министр энергетики Украины Владимир Демчишин заявил, что, несмотря на дефицит топлива, Киев не собирается покупать уголь у ополченцев. Хотя сам Демчишин говорит, что на складах только украинской госкомпании «Уголь России», на территориях, подконтрольных ДНР и ЛНР, находится 2 мнл тонн.
В ДНР поставили условие, что продадут уголь только при остановке военных действий. Однако Киев и вовсе не собирается покупать этот уголь, а хочет его оттуда вывезти. Это вызвало непонимание и возмущение в министерстве ТЭК ДНР, где заявили, что не собираются отдавать уголь. Он будет продан, а вырученные деньги пойдут на зарплаты шахтеров, которые Киев не платит с лета, пообещали власти республики.
Однако у Украины были и есть еще две возможности для решения угольной проблемы – это закупать уголь у России, а также готовую электроэнергию в России.
С поставками угля из РФ в конце ноября начались проблемы. Как сообщала газета ВЗГЛЯД, российские производители требуют хотя бы частичной, но предоплаты за поставки угля. Но у Украины нет денег. Кроме того, у этой коллизии может быть не только экономическая, но и политическая подоплека. Россия тем самым может подталкивать Киев договариваться по углю с ДНР и ЛНР, которые готовы продавать уголь, но требуют выполнения главного условия – прекращения военных действий и признания республик.
Частично поставки угля из России идут, однако учитывая патовую ситуацию, наиболее действенный и быстрый способ решить проблемы ТЭС – это закупка готовой электроэнергии у России. Поэтому Минэнерго Украины и пытается договориться с Москвой об этом. Россия заявила, что начнет экспорт электроэнергии на Украину при условии стабильного энергообспечения Крыма. Киев заявил, что готов пойти на это, тем более, что Крым платит за электроэнергию вовремя и по выгодным рыночным тарифам. Осталось найти деньги, которых нет: золотовалютные резервы страны и так быстро иссякают и составляют уже менее 10 млрд долларов. Даже в WSJ уже признали, что Украину ждет дефолт без получения кредитов от МВФ.
Минимум газа
Не лучше ситуация на Украине и с газом. Газпром в субботу подтвердил получение от «Нафтогаза Украины» 378 млн долларов предоплаты за первую в рамках зимнего пакета поставку российского голубого топливаю. Однако это означает, что Киев купит газа в этом году по минимуму – всего 1 млрд кубометров. Судя по всему, остальные 3 млрд кубометров он собирается докупить в первом квартале 2015 года. Мотивы понятны: в это время российский газ немного подешевеет.
Однако этого мало, чтобы бесперебойно пройти зиму, поэтомуюжные европейские страны, которые получают транзитом российский газ через Украину, по-прежнему рискуют остаться без него. Член наблюдательного совета Института энергетических стратегий (Украина) Юрий Корольчук говорил, чтобы убрать все риски зимой, Украине надо было бы купить минимум 4, а лучше 5 млрд кубометров газа, причем обязательно до конца 2014 года. А в первом квартале 2015-го осталось бы докупить еще 1–2 млрд кубометров. В данной ситуации есть большой риск как минимум суточных перебоев в поставках газа в Европу через Украину в сильные холода обеспечен.
Откуда возникает этот риск? Дело в том, что если уровень в ПХГ понизится до 11 млрд кубометров, то в системе упадет давление. Это значит, что подъем газа будет происходить медленней и выбирать газ придется в меньших объемах. Надо отметить, что 5 млрд кубов в ПХГ – это буферный газ, который нельзя поднимать, он нужен для поддержания давления в хранилищах.
В этом случае можно будет увидеть такую картину в январе–феврале следующего года. В Европе наступают сильные морозы, потребители просят Газпром поставить больше газа через Украину. Особенность транзитных поставок в этом случае такова: Нафтогаз отбирает газ на востоке на границе с Россией, а Европе отдает ровно такой же объем из своих подземных хранилищ рядом с европейской границей. Чтобы прокачать дополнительные объемы газа по транзитной трубе, требуется время, а эта схема позволяет оперативно реагировать на возросший спрос. Но из-за снижения давления в ПХГ Украина просто не сможет быстро выбрать необходимый для Европы объем газа. Как минимум суточные перебои в поставках газа обеспечены.

Сорванный контракт: Китай не шутит

В конце 2012 года Украина подписала с Китаем Генеральное соглашение. Поднебесная выделяла Украине трехмиллиардный долларовый кредит. На полтора миллиарда Украина должны была в течении пятнадцати лет поставлять в Китай зерно, еще полтора миллиарда, так называемую товарную часть кредита, Украина могла расходовать на инфраструктурные проекты.
Выполнение контракта, то есть, обеспечение поставок зерна в Китай украинская сторона возложила на Государственную Продовольственно-Зерновую корпорацию.
После прихода на должность министра агрополитики Игоря Швайки в прессе поднялся шум: якобы Китай требует вернуть деньги в арбитражном суде. Шум, однако, улегся, когда на должность главы корпорации был назначен новый руководитель Петр Вовчук.
И вот недавно Китайская Национальная корпорация ССЕС (полное наименование — Китайская национальная корпорация машинной промышленности и генеральних подрядов — ред.), с которой Украина и заключила упомянутое Генеральное соглашение на поставку зерновых культур , обвинила нашу госкорпорацию в катастрофическом нарушении графика поставок. Соответственно, Украине грозят впечатляющие финансовые санкции.
Об этом идет речь в недавнем письме главы правления корпорации Сун Бая, адресованном премьер-министру Украины Арсению Яценюку.
Пекин-Киеву: где зерно, панове?
Вот текст этого документа, имеющегося в распоряженииУкринформа.
«Наша компания оказывает всевозможную помощь ГПЗКУ (та самая Государственная Продовольственно-Зерновая Корпорация Украины — ред.) на протяжении 2014 года, который стал очень сложным периодом для Украины и ГПЗКУ, — пишет Сун Бай, — Это привело к длительному застою в деятельности, а также к появлению неразрешенных вопросов…

В течение сентября и октября этого года корпорации ССЕС и ГПЗКУ заключили и подписали девятнадцать контрактов на экспорт зерновых объемом в 1 090 000 тонн, стоимостью в 230 млн. долларов, причем объемы дополнительных поставок все еще обсуждаются, включая 150,000 тонн кукурузы, которые должны быть поставлены к концу декабря 2014 года и 1 000 000 тонн пшеницы- к концу января 2015 года, — сообщается в письме руководителя ССЕС. — Около 50% указанного объема, а это 520 000 тонн, должны были быть поставлены к концу октября. Мы обеспокоены, что поставки идут не по графику — было отгружено лишь 65 000 тонн, причем в качестве объяснений этому были указаны проблемы с логистикой, а также другие местные административные факторы. Мы опасаемся, что это приведет к задержкам поставок в течение всего квартала.
В случае, если ситуация не будет исправлена, это приведет к нарушению контракта, а также к финансовым потерям, — заявляет господин Сун Бай в заключительной части письма, — мы приложили большие усилия, чтобы получить квоты на поставку зерновых с Украины (в частности кукурузы), а также чтобы найти рынки сбыта зерновых с Украины потребителям в Китае в условиях жесткой конкуренции с другими большими мировыми экспортерами в Северной Америке и странах Черноморского региона. Достижение этой цели зависит от выполнения поставок, так как потерянную один раз репутацию, очень сложно восстановить какими бы ни были внутренние обстоятельства. Нашей деятельностью также обеспокоены в нескольких Министерствах Китая, а также в Эксимбанке Китая, который выделил несколько миллиардов долларов Украине».
Письмо завершается просьбой Сун Бая к Арсению Яценюку «лично принять участие и посодействовать Министерствам Украины, а также предприятиям в работе с корпорациями ГПЗКУ и ССЕС с целью выполнения наших планов».

Нам также достоверно известно, что 14 ноября в Киеве побывала делегация ССЕС во главе с председателем правления Сун Баем и генеральным директором Ян Цзин. Руководство ССЕС встретилось с Премьер-министром Украины Арсением Яценюком и министром агрополитики Игорем Швайкой. Официальные сообщения об этих встречах были крайне лаконичны. По нашим данным, по отношению к украинской стороне разговор был крайне жесткий и неприятный.
Укринформ обратился в Продовольственную госкорпорацию (кстати, по форме собственности являющуюся публичным акционерным обществом) с просьбой прокомментировать ситуацию и получить информацию о том, как выполняется контракт. Увы, никакой информации, ни публично, ни непублично получить нам не удалось. На письменный запрос из госкорпорации нам не ответили. По крайней мере, на момент написания этого материала. Неоднократно набирали указанный на корпоративном сайте номер телефона, но на том конце провода звучало, что телефон не работает по техническим причинам. Cвязались с пресс-секретарем корпорации на Фейсбуке, попросив ее о комментарии или хотя бы о реальном работающем номере приемной, но ответа также не последовало.
Мы продолжили попытки получить ответ. В парламенте удалось обратиться с вопросами к министру агрополитики Игорю Швайке. (Это был день сложения полномочий правительства и до избрания нового правительства отраслью де-факто руководит господин Швайка.
«Как вы прокомментируете позицию китайських партнеров о том, что Украина не выполняет контракт?» — спросили мы.
«Этополный бред, контракт выполняется, есть графики, мы постоянно консультируемся с китайскими партнерами», — ответил министр.
«Но мы видели письма ваших партнеров из Китая, которые утверждают обратное, об этом же, насколько нам известно, шла речь на заседании правительства, об этом говорил премьер-министр Яценюк», — наставали мы.
«Это бред, — повторил министр, — есть график, есть объективные факторы, которые влияют на ситуацию, но мы находимся в постоянном диалоге с китайскими партнерами и решаем все наши вопросы».

Почему хмурятся китайцы
Мы обратились к экспертам.
«Ситуация действительно на грани критической, — комментирует один из аналитиков, консультирующих правительство.- Действительно, в рамках 15-летнего Генерального соглашения, корпорации ССЕС и ГПЗКУ заключили девятнадцать торговых контрактов на экспорт украинской кукурузы объемом в 1,09 млн. т, стоимостью $230 млн. И около половины указанного объема (520 тыс. т) должны были быть отгружены уже до конца октября, а остальное — на протяжение ноября этого года. Всего же, на протяжении шестимесячного периода с июля 2014-го по январь 2015 года, украинская госкорпорация должна была поставить китайской стороне более 3,3 млн. т, включая (кроме вышеуказанного объема 1,09 млн. т), еще 1 млн. тонн пшеницы, около 0,8 млн. т ячменя и дополнительно до 0,2-0,5 млн. т кукурузы.

Однако, как мы видим, по информации китайской стороны (и нет основания ей не доверять), на начало ноября наша корпорация сумела выполнить всего 1 из 19 контрактов, поставив лишь те самые 65 тысяч тонн вместо необходимых более полумиллиона тонн кукурузы! И дальнейшие перспективы едва ли обнадеживают. Как стало известно из источников в портах Украины, на протяжении ноября ГПЗКУ в самом лучшем случае отправит еще 4 судна общим объемом 200 тыс. т. Поэтому, дефолт по подавляющему большинству экспортных контрактах с Китаем и недопоставка украинской стороной 3/4 оговоренных объемов кукурузы кажется более чем вероятной».
На вопрос, есть ли шансы до конца текущего года поправить ситуацию, наш эксперт ответил: «Похоже, они стремятся к нулю».
Критический настрой нашего собеседника по отношению к корпорации разделяют и другие опрошенные эксперты и участники зернового рынка. По их мнению, причины провалов корпорации кроются не только в плохой организации менеджмента внешнеэкономической деятельности, логистики и перевалки. В этом же ряду, считают они, погоня за количественным валом, а не качеством, использование услуг сомнительных фирм-посредников, покупка зерна по завышенным ценам у структур, приближенных к руководству Минагрополитики. В итоге, говорят эксперты, корпорация сама загнала себя в капкан на спотовомрынке. Форвардных контрактов было подписано и профинансировано вдвое меньше, чем ожидалось. Причем большая часть из них сейчас не выполняется. В результате, несмотря на потраченные многомиллионные средства, ГПЗКУ столкнулась с острым дефицитом зерна экспортного качества, балансове убутки госкорпорации по итогам трех кварталов нынешнего года, по некоторым данным, перевалили за 820 млн. грн. Взрываются громкие коррупционные скандалы, в которых фигурирует корпорация и ее руководство, и что делать со всем этим дальше, похоже, никто не представляет.
И вот китайцы забили тревогу, вынося уже сейчас (а не через месяц-два) проблему на высший уровень. По данным наших источников в Кабмине и Минагрополитики, делегациякитайской ССЕС высказалась весьма категорично: если до Нового года ситуация в ГПЗКУ кардинально не изменится, то на 15-летнем аграрном проекте и кредите в $1,5 млрд., можно будет поставить жирный крест. Последствия такого развития событий для нашего государства, могут оказаться самыми печальными и трудно предсказуемыми.
Аналитик аграрного рынка Марьян Заблоцкий по-другому видит ситуацию, сложившуюся в ГПЗКУ и подозревает в нечистоплотности и предыдущий менеджмент корпорации:
— Первые деньги на поставку зерновых были выделены в конце 2012 года. 1,5 млрд. дол. были зачислены на сет ГПЗКУ в государственном Укрэксимбанке. Деньги были получены под государственные гарантии, спешно принятые 27 декабря 2012 года. Понятно, что все 1,5 млрд. дол. ГПЗКУ были сразу не нужны, а вот деньги на счету Укрэксимбанка в условиях дефицита бюджета были даже очень привлекательны для Минфина. Тем более, что для использования денег правительству достаточно лишь сделать один звонок и дать команду банку, который находится в их подчинении, передать деньги в бюджет. Как в частных беседах говорят банкиры, львиная доля китайских денег еще до революции была использована Укэсимбанком для финансирования бюджета. Наиболее простой способ — покупка государственных облигаций номинированных в долларах, которые не так давно были введены в оборот на внутреннем рынке. Формально ГПЗКУ имеет деньги на счету в банке, но вот в банке ликвидных валютных активов, скорее всего, под этот счет уже нет.
Новое правительство прекрасно понимает, что для расчёта с китайцами нужно вернуть деньги из бюджета. Но вот делать этого не очень хочет. Во-первых, у Минфина реальные финансовые трудности. Во-вторых, кредит выдан на очень привлекательных условиях — низкая процентная ставка и длинный срок погашения. Но кредит все-таки выдан не для бюджета, а на закупку зерна. Поэтому правительство пытается балансировать между целевым и нецелевым использованием денег.
При этом всем Арсений Яценюк, как и все профессиональные участники рынка зерна, довольно негативно относится к ГПЗКУ. На втором аграрном форуме Яценюк откровенно назвал ГПЗКУ «нечистью». Причина в коррупционных скандалах и убытках, которые сопровождают деятельность компании. С начала деятельности, официальные убытки ГПЗКУ превысили 1 млрд. грн. Если б не китайский кредит, то ГПЗКУ наверное уже б давно ликвидировали.

Как это делалось, или, вернее, как не делалось
Автору этих строк до работы в Укринформе пришлось возглавлять управление связей с общественностью Продовольственно-Зерновой Госкорпорации и работать на должности пресс-секретаря.
Работая в корпорации, я постоянко созванивалась с директорами элеваторов (корпорация — это 53 элеватора по всей Украине, включая два крымских), изучала оперативную информацию для Министерства агрополитики, общалась с директорами различных департаментов корпорации о сотрудничестве с КНР (экспорт зерна был на тот момент не единственным направлением работы корпорации).
Могу сказать с абсолютной ответственностью, корпорация периода руководства ею Робертом Бровди (и руководства министерством агрополитики Николаем Присяжнюком) выполняла контракт с Китаем.
Это подтверждают не только официальные отчеты корпорации того периода, но и весь мой личный опыт общения с начальниками обычных элеваторов, портовых элеваторов, все оперативные данные того периода.
Два миллиона тонн, которые экспортировала корпорация к концу 2013 года, были серьезным достижением. Даже немного триумфом, который по-своему праздновали все департаменты ГПЗКУ. И дальше, несмотря на страшные социальные потрясения конца 2013- начала 2014 года, реальная экономика и аграрный сектор жили своей жизнью. Украинские суда, зафрахтованные корпорацией, стояли под. загрузкой и 30-го, и 31-го декабря 2013 года, и 1-го, и 2-го января, а также 6-го и 8-го января 2014 года. Корпорация в тот период отправляли по десять-двенадцать судов в месяц по разным направлениям. Иными словами, несмотря на революцию, Украина оставалась надежным партнером.

Однажды я спросила директора элеватора, как ему удалось в четыре раза поднять показатель хранения зерна. (Элеваторы госкорпорации достаточно старые и, чтобы заманить на них клиента, нужен особый подход и наработанные связи, и я недоумевала, как удалось в четыре раза поднять поступления). Он ответил: «Раньше все целый сезон ждали, пока заполнится зерновая емкость, а уже затем отгружали зерно на экспорт. Но оказалось, можно работать по-другому: корпорация, даже когда есть небольшая партия зерна, стала сразу фрахтовать маленькое судно и отправлять его партнерам. Такая оборачиваемость дает хорошие показатели».
«Почему вы, наконец, не начнете ремонт элеваторов, раз Китай дает кредит?» — спрашивала я у руководителя департамента строительства (вторая часть трехмиллиардного кредита, полтора миллиарда долларов, как уже было сказано, отводилась именно на реконструкцию наших мощностей).
«Мы съездили в Китай и хорошо все изучили. По моему мнению, стоит закупать только швейцарское оборудование, концерны которого расположены в Китае, а они хотят, чтобы мы брали чисто китайское оборудование. Торгуемся, — объяснял мне директор департамента по строительству, — Раскрыть кредит не самоцель. Я за европейское оборудование».
Как это ни странно, но проблемы в корпорации начались со сменой «преступного режима» и приходом нового, революционного, менеджмента.
На собрании коллектива новый министр Игорь Швайка публично пообещал присутствующим уголовные дела. Когда он бравурно уходил, пожимая руки всем сотрудникам, директор лучшего элеватора корпорации мрачно пошутил: «Это, как в фильме: «Здрасьте. Я — царь».

С марта в Китай перестали отправлять суда. В первой половине апреля из корпорации ушел прежний менеджмент, в один день с руководителем ГПЗКУ Робертом Бровди уволилось двести тридцать человек. Это был англо, франко и на прочих языках говорящий персонал, специалисты, которых обучали не один год. Они знали о зерне все. И о качестве, и о его цене в каждой области Украины и на каждой мировой бирже, и о маршрутах следования судов, и о стоимости фрахта этих судов.
Отвлекаясь от темы, скажу, что именно наблюдения за ПАО «ГПЗКУ» убедили меня в том, что госкорпорации должны существовать. Несмотря на то, что частные компании сегодня атакуют Кабмин инициативами продать Госкорпорацию, не уверена, что это единственно правильный выход.
Вероятно, госкорпорации должны быть. Но, похоже, руководить ими должны показавши какой-то результат бизнес-команды. Тогда просчитываются все риски, все планы оказываются логичными. Успехи каждого предприятия — просто следствие правильных решений центрального аппарата. (Даже учитывая, что украинским госкорпорациям далеко до западных «родственниц» и щедрый руководитель тянет туда не только ближних родственников, они все равно эффективны).

Возвращаясь к «революционному» менеджменту госкорпорации. До конца апреля в Китай ушло одно судно. По моим расчетам, которые я обсуждала с парнем из аналитического отдела (его очень скоро уволили): чтобы не выйти из графика поставок, нам надо было отправлять по пять-шесть большегрузных суден в месяц.
Мы не выполняли контракт, это было ясно, как белый день. На это не было никаких серьезных причин. Просто в корпорацию пришли люди, как говорится, абсолютно не владеющие темой.
В конце апреля журналистов аграрных ведомств пригласил на встречу заместитель министра АПК по квоте Майдана Андрей Дикун. Когда он спросил, чем мы можем порадовать прессу и поддержать новую власть, я прямо сказала: «Ничем. Контракт не выполняется, более двухсот специалистов ушло из структуры». Дикун больше с нами не встречался.
В госкорпорации при мне сменилось два начальника департаментов форвардных закупок, сами департаменты переименовывались. Я знаю, что документы о новом руководстве ГПЗКУ поступали и в люстрационный комитет, и уполномоченному по борьбе с коррупцией. Признаюсь, я сама пыталась передать лидеру «Сводбоды» Олегу Тягнибоку (как известно, министр агрополитики Игорь Швайка, является выходцем из «Свободы» — ред), что крах контракта может стать его личной ответственностью. Но никого это тогда не испугало.

Надо сказать, что отправка судов в Китай возобновилась. Но загрузка одного-двух судов в месяц не решала вопрос поставок. Наши экспортные обязательства 2013-2014 маркетингового года составляли четыре миллиона тонн, а одно большегрузное судно вмещает 60-65 тысяч тонн.
В мае в Киев приезжали представители китайской корпорации встречаться с новой властью, я присутствовала при встрече Ян Цзин с министром Игорем Швайкой. Я не испытывала ничего, кроме стыда, когда представительнице ССЕС дарили янтарную картину стоимостью четыре тысячи гривен. Она поощрительно улыбнулась, но на лице ее читалось: угощаете за мои деньги — лучше бы вы выполнили обязательства.
С высокой долей вероятности можно утверждать, что при Януковиче часть прибыли корпорации уходила или его семье или министру Присяжнюку. Даже больше — не верю, что тогда можно было работать по-другому. Но сермяжная правда состояла в том, что хотя значительная часть прибыли могла как-то расходиться по частным карманам, но мы оставались серьезным и состоятельным партнером для своих контрагентов. И если мы хотим остаться таким партнером (а не нарваться в данном случае на серьезный судебный иск), я бы не рисковала и отдала это исполнение профессиональной команде, которая или уже имеет опит выполнения такой серьезной программы или, по крайней мере, выполняла подобные программы, и которая смогла бы реанимировать контракт с Китаем.

Делайте же что-то, Или вместо эпилога
Я видела, как в течении полугода после прихода новой команды заваливалась стройная система поставок. Как хоронились планы по наращиванию мощностей собственных портовых элеваторов и делалась попытка купить за миллионы долларов ненужную стивидорную кампанию. Для тех, кто не понимает, объясняю. Экспорт — это, среди прочего, перегрузка зерна в порту. Это дорого и сложно. Прошлая команда максимально использовала государственные мощности портовых элеваторов, а когда их не хватало для всего отправляемого зерна, просто арендовала причалы частных терминалов. Здесь же речь шла по сути о покупке старого причала с кранами, который до этого грузил только металл. СМИ писали, что по факту этой покупки глава правления корпорации Петр Вовчук был задержан СБУ. Насколько нам известно, через несколько дней его выпустили. Но все ли вопросы сняты, до конца неясно.
Мы уже наэкспериментировались с Генсоглашением. Да, хочется новизны и свежих кадров. Но сначала вырастите такого менеджера, который бы сразу впрягся и сделал. А пока такого менеджера нет, возьмите проверенных специалистов. Создайте наблюдательный совет, орган контроля над этой командой, проговорите условия, откуда они берут прибыль.
Но начните уже, наконец, грузить зерно в Китай.
Сун Бай не шутит.

Лана Самохвалова. Киев.

Начало конца: война в Киеве

Экспертное сообщество прозрело. Практически в полном составе. Даже вчерашние плакальщики уже спорят не о том, за сколько и как «сольют Новороссию», а исключительно о сроках вступления киевского режима в схватку с самим собой.
Укр свастика
Это утешительный факт. Не потому, что эксперты наконец узрели очевидное, но в связи с тем, что пространство решений киевской власти сузилось настолько, что варианты без труда просчитываются даже людьми, имеющими отдаленное представление о шахматах и путающих геополитику с хотелками. Значит счет пошел на дни, максимум на недели.

Попытаемся «сыграть за Киев» и посмотреть какие именно ресурсы для продления агонии у него остались. Сегодняшняя ситуация была предопределена в тот момент, когда Порошенко принял решение бороться за досрочные парламентские выборы. Я много раз писал о том, что старая Рада ему ничем не мешала, наоборот, была даже более управляемой, чем могла бы стать и стала новая. Также еще в мае, когда Петр Алексеевич впервые озвучил свое намерение распустить парламент, я утверждал, что на выходе он получит дестабилизацию на подконтрольных территориях и раскол между партиями и вождями майдана. Не буду в очередной раз объяснять, почему это было неизбежно. В ходе избирательной кампании неизбежность стала реальностью.

Что мы имеем в Киеве и окрестностях сегодня?

Майданные политики вполне реально оценили ситуацию с выборами и поняли две очевидные вещи:

1. У них больше нет конкурентов на юго-востоке — регионалы и коммунисты разгромлены, загнаны в полуподполье и принять участие в выборах смогут лишь те из них, кому разрешит новая «демократичная» власть. То есть реальная конкуренция намечается исключительно на майданном поле.

2. Люди, устроившие вооруженный переворот в феврале, никуда не делись. Наоборот, в ходе гражданской войны они организовались, дополнительно вооружились и намерены оказать решающее влияние на результаты выборов тем же способом, каким они решили проблему Януковича. Раз использовав оружие для решения внутриполитических проблем, они уже не остановятся. Тем более, что вооруженное давление — единственный доступный им способ участия в политике.

Единственно верное решение лежало на поверхности: хочешь получить на выборах достойный результат — должен опереться на вооруженную силу. В результате партийные списки и мажоритарные округа оказались переполнены неонацистами из карательных батальонов, «победу» которых должно было обеспечить не волеизъявление населения, а вооруженное давление их товарищей по оружию на избирателей и избирательные комиссии. Но для этого соответствующие «товарищи» должны были оказаться в нужное время в нужном месте.

В результате значительная часть наиболее идеологизированного личного состава разного рода добровольческих, территориальных и прочих батальонов, а также некоторые, купленные по случаю олигархами части регулярной армии, оказались не на фронте, а в областных центрах, как ключевых для «подсчета голосов» местах. Столь же естественно большая часть боевиков окопалась в Киеве, поскольку именно Центризбирком выносит последний и решающий вердикт.

Естественно, все эти «участники политического процесса» с автоматами не собираются возвращаться на фронт. Гораздо выгоднее и безопаснее (во всех отношениях) «контролировать власть» в Киеве. Таким образом, грызущиеся за власть киевские политики сами наводнили столицу бесконтрольной вооруженной силой. Ситуация осложняется тем, что политики, сражаясь за испаряющийся на глазах экономический и финансовый ресурс, объективно не могут найти компромиссный вариант и поделить власть и собственность на всех или хотя бы на наиболее влиятельных. На всех просто не хватает, а группы поддержки (не только батальоны, но и политики, и финансисты, вложившиеся в соответствующую политическую силу) требуют вознаграждения за потраченные усилия и понесенные расходы. Если их не удовлетворишь ты, они перейдут на сторону более удачливого вождя.

То есть пространство для полюбовного политического компромиссного решения конфликта, вызванного борьбой за власть, отсутствует. Ну а если нельзя договориться, штыки остаются последним аргументом в споре, и их задействование — дело времени, а не принципа. К тому же руководители и личный состав различных батальонов, кормящиеся из рук разных олигархов и проходящие по разным ведомствам, не любят друг друга. Нелюбовь усиливается конкуренцией за право считаться самым правильным нацистом, а также фронтовыми счетами (кто кого предал и подставил, кто не поделился с соседом награбленным, кто дезертировал, а кто кровь проливал и т.д.).

Следующим пластом нависает откровенная усталость населения от стремительно ухудшающейся экономической ситуации, бессмысленной гражданской войны (в победу в которой уже никто не верит) и учиненным властями пиром во время чумы в разваливающемся государстве. Народ готов вспыхнуть от первой же спички. Не за Новороссию вспыхнуть, а против «предателей идей майдана», но самим предателям от этого не легче.

Временно выпустить пар можно лишь бросив толпе жертву на растерзание. Но время, когда жертвой могли быть регионалы или коммунисты, уже прошло. Нацисты, конечно, готовы убивать их и дальше, равно как и всех «ватников», «колорадов» и прочих антифашистов, но за февральско-ноябрьский период украинской истории отвечать перед народом должен уже кто-то из действующей власти. И этих «кого-то» не так уж много: Порошенко, Яценюк, Турчинов, Аваков, еще с десяток политиков помельче — вот и весь список. Сбиты же они в две главные противостоящие группировки: «Народный фронт» Яценюка и Блок Порошенко.

Вооруженные и очень злые на весь мир и друг на друга люди не могут долго сидеть без дела. Это не «Беркут», месяцами дисциплинированно ждавший от Януковича команды на разгон майдана. Это банды кондотьеров. Если их не бросить на врага, они бросятся на тебя. Таким образом, у киевских политиков не так много времени. Боевики должны получить команду «фас» в ближайшие дни, максимум недели. Можно, конечно, использовать старый как мир трюк и утилизировать ландскнехтов на фронте. Но и здесь возникают неразрешимые проблемы.

Во-первых, с вероятностью в 100%, получив приказ отправляться на фронт, они поступят как петроградский гарнизон в феврале 1917-го, которому только непроверенных слухов о выводе на передовую хватило для того, чтобы свергнуть самодержавие, державшееся куда крепче, чем яценюковско-порошенковская команда пауков в банке.

Во-вторых, армия Киева после августовских поражений способна вести активные боевые действия не более пары недель (а скорее всего фронт рухнет раньше). После этого киевская власть сталкивается не только с боевиками, желающими получить на растерзание «предателей, виновных в поражении», но и с наступающим ополчением, также стремящимся предъявить счет за разрушенные города, убитых мирных жителей, замученных в плену товарищей.

Темпы наступления ополчения будут определяться его относительно небольшой численностью. Следовательно дойти до Киева быстро оно не сможет. Надо будет делать паузы, брать под контроль занятые территории, проводить там мобилизационные мероприятия, вливать местных партизан в боевые отряды и только потом идти дальше. Это создает для Киева еще одну проблему. В случае молниеносного выхода армии Новороссии на ближние подступы к столице можно было бы бежать за рубеж, работать «правительством в изгнании» и еще лет 50 читать лекции и писать мемуары о том, как «российские тоталитарные азиатские орды задушили молодую украинскую европейскую демократию». Но поскольку между началом наступления ополчения и взятием Киева пройдет не меньше одного-двух месяцев, а может быть и больше, у нацистских бандитов из карательных батальонов окажется более чем достаточно времени, чтобы перестреляв «предателей» создать настоящее «революционное правительство» майдана, а у властей в Киеве не только не будет повода драпать на Запад, но, скорее всего, даже не хватит на это ума. Они и дальше будут натравливать нацистов друг на друга и ждать, когда же США решат все их проблемы.

По сути то, что считается киевской властью (хоть это давно уже конгломерат борющихся за виртуальные полномочия политических зомби, готовых вот-вот перейти в разряд реальных трупов), может выбирать между началом перестрелки в Киеве с последующим развалом фронта и развалом фронта с последующей перестрелкой в Киеве.

При этом понятно, что регионы, не перешедшие под контроль ополчения и не поднявшие антифашистское восстание, совсем не обязательно согласятся с результатами очередного вооруженного переворота в Киеве. Кто-то откажет мятежникам в подчинении, кто-то и вовсе заявит о своей «независимости» (благо «территориальные батальоны» есть практически у каждого, а военный ресурс власти после переворота резко сократится). В общем, прогрессия махновщины будет практически моментальной.

Конечно, первым кандидатом в «жертвы толпы» является Порошенко. Народ привык, что президент за все отвечает. К тому же, сторонников мира он разочаровал неспособностью мир заключить, а сторонники войны предъявляют ему счет за поражения как Верховному главнокомандующему. Наконец, он олигарх, имеющий бизнес, в том числе и в России (почти готовый изменник родины).

Но это не значит, что Порошенко будет последней жертвой. Как когда-то ненавидимый почти всеми Янукович был последней преградой между плохим, но порядком и мятежом, так сегодня Порошенко — последняя преграда между остатками формальной государственности и полной анархией. В условиях же полной анархии никому не нужен ни Яценюк, ни правительство, ни депутаты с Радой, ни политические партии, ни даже журналисты и политтехнологи майдана. Там уж у каждого «пана атамана» свой «золотой запас», величина которого определяется количеством штыков в подчинении, а количество штыков — удачливостью «пана атамана» в добывании «золотого запаса».

И боюсь, что очень скоро киевским «европейцам», которые «не видели» в стране нацистов и считали нормальным использование всей огневой мощи украинской армии (включая авиацию и баллистические ракеты) против мирных городов, предстоит узнать, что нацистские банды грабят и убивают не только «колорадов», но и артиллерию против «европейцев» применяют с не меньшим удовольствием, чем против «ватников».

Кстати, межнацистский и «внутриевропейский» конфликт в Киеве — хороший шанс выжить для многих оставшихся там сторонников русского мира. Они очень быстро перестанут быть главной целью, а окончательный распад государственного механизма не позволит применять против них централизованные репрессии. Боевики же будут искать свои жертвы не по идеологическому, а по имущественному признаку. Конечно, тех, кто будет высказывать свою позицию хотя бы с той долей открытости, с которой это можно было делать при Порошенко, нацисты-махновцы убьют не задумываясь. Также в опасности находятся те люди, которых хорошо знают в лицо. Но, для тех, кто не так известен и не будет лезть на рожон, иметь дорогую машину, хорошую одежду и квартиру в престижном районе будет опаснее, чем антифашисткие взгляды.

Одно утешает — долго «праздник нацистской демократии» не продлится. ЕС «прозреет» еще быстрее, чем наше экспертное сообщество. Кстати, сентябрьские алармисты должны были бы публично извиниться — в результате многократно охаянного ими мира «все пропало» не в Москве и не в Новороссии, а в Киеве.

Ростислав Ищенко
Источник: «Актуальные комментарии»

Закрытие предприятий не может быть ценой евроинтеграции

  За ваше право на протест 2004 года вы понесли ответственность — заплатили пятью годами бездарного правления прежнего руководителя Украины, за то, что, вопреки Библии, создали себе из Виктора Ющенко кумира. Решили теперь протестовать за евроинтеграцию – давайте. Но никто не наделял вас правом решать судьбу миллионов людей, работающих на предприятиях, которые могут быть закрыты. И вашу судьбу они решать не могут.

 

Сохранить «Азовмаш», Стахановский вагоностроительный завод, «Днепровагонмаш», Крюковский вагоностроительный завод, «Мотор-Січ». Это только некоторые флагманы отечественной экономики. Они названы 11 ноября 2013 года президентом Украинского союза промышленников и предпринимателей Анатолием Кинахом среди тех, которые в одночасье могли прекратить работу в случае введения Россией санкций, экономических, а фактически — политических.

 

Иногда можно услышать, что эти предприятия выпускают некачественную продукцию, что она устарела, является «совковой». Это неправда. Давайте внесем ясность. Наши предприятия выпускают качественную продукцию, но она не соответствует европейским стандартам так, как им не соответствует ширина украинской железнодорожной колеи. Но никто ведь не призывает разобрать украинские железные дороги?

 

За каждым из предприятий, чье будущее может быть под угрозой – тысячи рабочих мест. Миллиарды налогов и пенсионных отчислений. А значит, и это в первую очередь – миллионы человеческих судеб. Мне нетрудно понять тех, кто действует по логике русской поговорки «лес рубят – щепки летят». Тех, кто считает «щепками» миллионы людей, трудящихся на предприятиях, которые могут быть закрыты.

 

Несколько недель назад я услышал от журналиста первый за длительное время конкретный вопрос: как отразится на моей зарплате евроинтеграция? Она повысится или понизиться? Это очень хороший вопрос. Так его и надо ставить. Я ответил: если ваш олигарх будет терять деньги, ибо у него по политически-экономическим причинам отказываются покупать удобрения, металл или трубы, то ваша зарплата сначала будет заморожена, затем сокращена.

 

Я вижу, что некоторые журналисты, среди прочих активных граждан, выступают за новый майдан. Т.е. акции на центральной площади Киева, возможно, и других городов, с требованиями продолжения евроинтеграции. Скажу то, что говорил и в 2004 году всем, кто выходил тогда на майдан. Да, господа, вы имеете право на протест, на публичное заявление своей позиции. Но, господа, одновременно с этим, хотите вы того или нет, ваше право на протест неминуемо означает ответственность за то, чего вы требуете. Ибо права не бывает без ответственности.

 

За ваше право на протест 2004 года вы понесли ответственность — заплатили пятью годами бездарного правления прежнего руководителя Украины, за то, что, вопреки Библии, создали себе из Виктора Ющенко кумира. Решили теперь протестовать за евроинтеграцию – давайте. Но никто не наделял вас правом решать судьбу миллионов людей, работающих на предприятиях, которые могут быть закрыты. И вашу судьбу они решать не могут.

 

Худший сценарий развития для Украины, когда собираются майданы за и против евроинтеграции. Ибо тех, кто может выйти на площади, ибо его завод обанкротится, не меньше, чем поклонников евроинтеграции. Просто люди из «Азовмаша» или Крюковского вагоностроительного еще не осознали, что завтра могут остаться без средств к существованию.

 

Человеческие судьбы – не щепки. И я не могу назвать людей, которые собираются сейчас протестовать за немедленную евроинтеграцию – патриотами Украины. Ибо патриот нашей страны думает в первую очередь не об эфемерном будущем, а о каждом украинском предприятии и каждой человеческой судьбе, которые могут пострадать из-за того, что кто-то не умерил свои «хотелки», что кто-то мечту воспринимает за реальность.

 

Что будет дальше – понятно и скучно. Ибо все это уже было. Сначала кое-кто выйдет на площади, и их может быть даже много. Потом этими «кто-то» воспользуются политики. Давайте скажем прямо: их используют политики, так, как в 2004 году это сделали Ющенко и Тимошенко. Сейчас это будет, вероятно, Виталий Кличко. И дело даже не в нем самом. Дело в людях, которые стоят за Кличко. Раньше эти люди занимались Ющенко, раскручивали его «отравление», нагнетали истерику вокруг его избрания. Вы забыли это? Значит, у вас проблемы с памятью.

 

Так будьте готовы к тому, что в 2013-м они используют евромайдан, так, как использовали вас в 2004 году. Но пусть те, кто сейчас ратует за выходы на площади, постоянно помнят о тех, кто на них не выходит. Пока не выходит. Ибо за евромайдан выступают, на нем требуют – те, у кого сейчас есть работа и дальше гарантировано будет работа. А вот когда на улицы и площади выйдут те, кто понял, что у него работы больше нет, я хочу услышать не то, что еврооптимисты скажут им, а то, что они услышат в ответ.

 

            Пиховшек Вячеслав

Политический аналитик

Россия создает в Венесуэле центр сервисного обслуживания вертолетов

 Россия расширяет военно-техническое сотрудничество с Венесуэлой. Там создается крупный региональный центр сервисного обслуживания российских вертолетов. Он будет укомплектован современным оборудованием, передовыми технологиями и через 2-3 года заработает в полную силу 

 

В этом году планируется запустить первую линию ремонтного центра, который займется обслуживанием вертолетов, зарегистрированных непосредственно в Венесуэле. Однако в планах «Ростехнологий» — увеличение его производственной мощности, что позволит обеспечивать полный цикл ремонта вертолетной техники российского производства во всем латиноамериканском регионе.

 

Председатель общественного совета при Министерстве обороны России Игорь Коротченко отметил, что Венесуэла в качестве места базирования нового технического центра выбрана неслучайно:

 

«В Латинскую Америку поставлено много российских вертолетов. Венесуэла выбрана как крупнейший покупатель российской военной техники. Это выгодно России, потому что, имея надежный сервисный центр, будут минимизированы временные затраты на восстановление летной годности вертолетов. Россия тем самым характеризует себя как надежного поставщика. Это будет способствовать увеличению доли поставок российских вертолетов на местный рынок. Политика создания сервисных центров и складов находится в русле нормальных маркетинговых усилий любого крупного холдинга. Данный ход — беспроигрышный».

 

 Не исключено, что создание российского сервисного центра в Латинской Америке понравится далеко не всем. Как известно, некоторые западные политики совсем недавно обвиняли Россию в поставках боевых вертолетов в Сирию. И новая информация может быть ими истолкована превратно, при учете того, что венесуэльские власти на Западе уже давно особыми симпатиями не пользуются. Тем более что опасения по поводу укрепления российско-венесуэльского военно-технического сотрудничества уже неоднократно звучали. Однако российский МИД в ответ также не раз заявлял, что партнерство Москвы и Каракаса в оборонной сфере осуществляется в строгом соответствии со всеми международными нормами.

 

Создание сервисного центра свидетельствует, что Россия намерена укрепиться на региональном рынке, считает военный эксперт Виктор Баранец:

 

«Россия неровно ведет экспорт вооружений. Некоторые рынки она уже насытила, к некоторым приценивается, некоторые теряет. А на некоторых она пытается расширить свой экспорт. Так вот венесуэльский экспорт относится к разряду новых рынков. Причем здесь включаются не только чисто экономические мотивы, но и в какой-то мере политические. Потому что между Россией и Венесуэлой существуют хорошие отношения. И Венесуэла нацелилась сама на российский рынок вооружений. Россия этому способствует. Венесуэле был выделен несколько лет назад кредит на покупку российских вооружений в два миллиарда долларов. А всего емкость венесуэльского рынка уже достигает пяти миллиардов».

 

При этом годовой доход России от продажи вооружений около 10 миллиардов долларов. Так что теоретически Венесуэла могла бы обеспечивать половину экспортных поступлений в Россию от продажи современных авиакомплексов, танков и других видов вооружений, востребованных в этой стране. Естественно, при положительной динамике потребуются многофункциональные центры обслуживания техники, первый из которых и создается в настоящее время.

 

Стоит отметить, что расширение военно-технического сотрудничества выгодно и Каракасу. Во время одного из недавних визитов в Москву президент Венесуэлы Уго Чавес заявил, что его страна оказалась в ситуации, когда США и их союзники по НАТО фактически ввели эмбарго на поставку запчастей для ранее закупленной Каракасом военной техники. Например, самолетов F-16. Кроме того, ценовая политика России гораздо более лояльна, нежели у ее западных конкурентов. Так что закупка и обслуживание российской техники во многом обеспечат обороноспособность Венесуэлы и позволят направить сэкономленные средства на гражданские проекты.

 

Илья Харламов

Самолеты Бе-200 и Л-38. Теперь с искусственным интеллектом

 Российские и итальянские специалисты займутся разработкой патрульного самолета, обладающего уникальными техническими характеристиками. На самолеты Бе-200 и Л-38, производимые в России, будут установлены интеллектуальные системы связи, навигации и опознавания, созданные итальянской фирмой SELEX (АУДИО)

 

Контракт между Рособоронэкспортом и итальянской группой компаний Finmeccanica был заключен на авиасалоне «Фарнборо-2012» в Великобритании.

 

Несмотря на сомнения экспертов в успешности российского участия в «Фарнборо», подогретые накладкой с выступлением пилотажной группы «Русские витязи», конкретные результаты работы представителей России все-таки есть. И выглядят они вполне достойно. Один из них – соглашение о сотрудничестве с итальянскими компаниями SELEX Elsag, SELEX Galileo и WASS, входящими в группу Finmeccanica.

 

Аналогичное партнерство развивается между Россией и Израилем. Патрульный самолет, который появится в результате совместных усилий с итальянцами, планируется поставлять третьим странам.

 

Замглавы Рособоронэкспорта Александр Михеев отметил, что компании, ставшие партнерами, уже сегодня являются ключевыми игроками на рынке патрульной авиатехники. Объединение усилий позволит сделать их лидером рынка.

 

Самолет сможет выполнять различные задачи, в том числе контроль границ, отслеживание маршрутов контрабандистов, наркотрафика и нелегальной миграции, наблюдение за нефтяными месторождениями, спасательные операции и экологический мониторинг. Об этом «Голосу России» сообщил представитель Рособоронэкспорта Вячеслав Давиденко:

 

«Военизированные модификации самолета также могут быть разработаны для обеспечения правопорядка, противолодочных задач и борьбы с пиратством. Тип самолета и его конфигурация будут определяться тем, чтобы наиболее рентабельным образом удовлетворить эксплуатационные требования, выдвигаемые конечным пользователем».

 

 Российские и итальянские специалисты проведут маркетинговые исследования. После чего самолет может быть запущен «в серию». Военный эксперт Виктор Баранец отметил, что заключенный контракт – логическое продолжение военно-технических отношений между Россией и Италией:

 

«Здесь можно говорить о наших творческих контактах, связанных с вертолетом Agusta. У российского Минобороны были даже намерения закупить несколько образцов и наладить совместное производство. Пока вопрос решается. Вторым наиболее интересным проектом является создание учебно-тренировочного самолета Як-130. Он уже стал нашей национальной гордостью и имеет международное признание.

 

Сегодня идут контакты не только по переоснащению и модернизации наших самолетов. Россия и Италия совместно занимаются и средствами навигации, и двигателями, и многим другим».

 

 Между тем это не единственный контракт, заключенный Россией. Только в первый день работы салона, 9 июля, компания «Ильюшин Финанс» «подписала соглашение с панамской South America Aircraft Leasing на поставку трех Ан-148 и опцион на двенадцать Ан-148 и Ан-158. Холдинг «Вертолеты России» объявил, что намерен заключить договор с итальянской AgustaWestland на разработку нового легкого вертолета.

 

 «Объединенная авиастроительная корпорация» надеется подписать с авиакомпаниями из Юго-Восточной Азии контракты на поставку 40 самолетов «Сухой Суперджет 100». Корпорация «Иркут» заключила несколько соглашений с французской компанией Zodiac Aerospace Group на расширение партнерства по строительству самолетов МС-21.

 

Конечно, российский авиабизнес еще далек от возможностей корпораций «Боинг» (Boeing) и «Эйрбас» (Airbus). Однако, как говорят, дорогу осилит идущий.

Илья Харламов