«Он испугался»: почему Лукашенко не пошел с Путиным на самбо

Встреча Владимира Путина и Александра Лукашенко в Сочи оказалась омрачена отказом президента Белоруссии посетить турнир по самбо вместе со своим российским коллегой по завершении переговоров. Эта ситуация вкупе с недавними резкими высказываниями Лукашенко в адрес РФ лишь усилила опасения насчет назревающего кризиса в российско-белорусских отношениях. «Газета.Ru» выяснила, что отравляет дружбу Москвы и Минска.
Переговоры президента России Владимира Путина и его белорусского коллеги Александра Лукашенко в Сочи вызвали многочисленные пересуды в прессе — после переговоров «за закрытыми дверями» президент Белоруссии, вопреки изначальному плану, не пришел смотреть турнир по самбо с российским лидером.
Отсутствие белорусского президента на спортивном мероприятии многие трактовали как проявление «обиды» со стороны Лукашенко. Впрочем, пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков заверил, что переговоры Путина и Лукашенко прошли хорошо.
«Ничего не случилось. У Лукашенко были другие планы. Переговоры прошли очень хорошо», — успокоил журналистов официальный представитель Кремля.
Доступная для представителей прессы протокольная часть встречи действительно прошла гладко — Владимир Путин тепло приветствовал своего коллегу, отметив, что рад возможности «с глазу на глаз» обсудить вопросы двусторонней повестки и «проблемы международного характера».
Лукашенко и вовсе выразил мнение, что в российско-белорусских отношениях не возникает каких-то новых проблем.
«Нам действительно есть о чем поговорить, но я бы не сказал, что у нас накапливаются проблемы. У нас есть проблемы, которые решаются быстро и которые долго не решаются, но новые проблемы, к счастью, не появляются, как я проанализировал, за последнее время», — констатировал президент Белоруссии, после чего журналистов попросили покинуть зал переговоров.
В беседе с «Газетой.Ru» политолог и заместитель декана факультета Мировой экономики и мировой политики НИУ ВШЭ Андрей Суздальцев отметил, что Лукашенко мог отказаться посетить турнир по самбо вместе с российским лидером, поскольку чувствовал себя неуютно из-за недавнего резкого высказывания в адрес РФ — напомним, 10 августа он обвинил Россию в «варварстве» и «недобросовестной конкуренции».
«У нас сейчас тяжелый период — россияне ведут себя варварски по отношению к нам», — заявил Лукашенко во время рабочего визита на ОАО «Гомсельмаш».
Он посетовал на якобы нежелание Москвы выполнять свои обязательства в рамках ЕАЭС, отметив, что это создает неконкурентную ситуацию.
По словам эксперта, можно судить, что основными темами переговоров стали возможность предоставления Минску очередного кредита, вопрос о пограничном контроле и безвизовом режиме для граждан третьих стран и ряд других вопросов, которые уже затрагивались 19 июня на заседании Высшего государственного совета Союзного государства. Обсуждались и возможные пути углубления интеграции.
Накануне встречи Путина и Лукашенко в Сочи пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков был вынужден прокомментировать слова белорусского президента. Он признал, что в контактах с Белоруссией «есть шероховатости», уточнив, что это абсолютно естественно.
«Белоруссия — наш ближайший союзник и экономический партнер. Объем отношений во всех сферах настолько велик, что эти отношения не могут осуществляться и существовать без шероховатостей. Это рабочие шероховатости, которые урегулируются», — пояснил официальный представитель Кремля, добавив, что двусторонние встречи предназначены именно для урегулирования подобных моментов.
По словам Андрея Суздальцева, тот факт, что Кремль обратил внимание на заявление о «варварах», мог «испугать» Лукашенко.
«Он оскорбил российское государство, власти, народ. Лукашенко, конечно, несдержан, это глубинное, это его мышление. И он испугался, потому что обычно Россия игнорировала такие вещи, а теперь пресс-служба Кремля подчеркнула, что в Москве это оскорбление зафиксировали», — рассуждает эксперт.
«Шероховатостей» в российско-белорусских отношениях, о которых накануне переговоров в Сочи рассказал Дмитрий Песков, у сторон накопилось немало — причем это и экономические, и политические вопросы.
В частности, камнем преткновения стал налоговый маневр в нефтяной сфере, который планирует совершить Россия в 2019 году. Это приведет к удорожанию сырой нефти, а также снижению ежегодных доходов белорусского бюджета, так как в соответствии с действующими договоренностями экспортные пошлины зачисляются в бюджет Белоруссии. В итоге доходы Минска могут сократиться на 3,8% ВВП. Проблемной является и ситуация, связанная с реэкспортом санкционных продуктов в РФ.
Серьезные противоречия вызывает и пограничный вопрос — напомним, в 2017 году Белоруссия либерализовала пограничный контроль и разрешила без виз приезжать гражданам 80 государств. Поскольку Москва не заключала подобных соглашений с властями этих стран, ФСБ России создало пункты погранперехода и режим пограничной зоны на границе с Белоруссией в Псковской, Смоленской и Брянской областях — это вызвало критику со стороны Минска.
1 июня на эту тему высказывался и Лукашенко — опять же, в весьма резкой форме. Он посоветовал России определиться с форматом присутствия своих пограничников на белорусско-российской границе и предупредил о готовности закрыть ее. «Нам нельзя уподобляться россиянам. Они сами не понимают, чего хотят и что они делают на белорусско-российской границе», — заявил Лукашенко.
Не стоит забывать и о недавних кадровых перестановках в правительстве Белоруссии. Премьер-министром республики был назначен руководитель Банка развития Сергей Румас, сменились главы нескольких ведомств, причем эксперты отмечают, что новые чиновники придерживаются «прозападных» взглядов.
«Перестановки в правительстве показали, что Лукашенко выбирает путь жесткого противостояния с Москвой. Он считает, что сейчас, когда у России все будет сложно в свете новых санкций, Москва опять пойдет на уступки — это его традиционная политика», — считает Андрей Суздальцев.
По его словам, кризис в российско-белорусских отношениях есть уже сейчас: «Он просто очень аккуратный, но [проблемные] вопросы не решаются». И в данной ситуации важным фактором являются западные санкции и давление на Россию, обуславливающие стремление Белоруссии выторговывать для себя уступки.
«Когда Россия попадает под санкции, когда России тяжело и нужны союзники, Белоруссия воспринимает это как хороший момент, чтобы от России что-то потребовать — такое традиционное геополитическое мародерство», — констатирует эксперт.

https://news.rambler.ru/politics/

Выжил в Афганистане: названо имя пропавшего 30 лет назад лётчика СССР…

В «Боевом братстве» сообщили имя советского пилота, который десятки лет считался без вести пропавшим.
В ветеранской организации «Боевое братство» назвали имя советского лётчика, который выжил после удара по его самолёту в Афганистане в 80-е годы. Как сообщает РИА Новости, данная информация ещё требует тщательной проверки.
Предположительно им может быть старший лейтенант Александр Баранов, лётчик второй авиационной эскадрильи штурмового авиаполка Су-25 в Баграме, отметил заместитель руководителя организации Вячеслав Калинин. По его словам, работа по поиску пропавшего пилота активно продолжается.
В начале сентября 1986 года Баранов не вернулся из полёта на «ночную охоту». Дальнейшие поиски лётчика оказались безрезультативными, а самолёт или его фрагменты тоже не были найдены….
На прошлой неделе стало известно, что сбитый в Афганистане военный пилот СССР, который десятки лет считался без вести пропавшим, жив и хочет вернуться в Россию. Об этом рассказал руководитель Союза десантников, Герой Советского Союза генерал-полковник Валерий Востротин.
Скорее всего, лётчику не менее шестидесяти лет. Сейчас перед организацией стоит задача подтвердить его личность. Также не менее интересен вопрос, почему он не выходил на связь на протяжении тридцати лет. Как заявили в российским союзе ветеранов, будет оказана любая помощь по возвращению пропавшего лётчика на родину.

Автор: Роман Аксаков…
Источник: https://inforeactor.ru/

Минобороны получило право забирать частные пекарни и автосервисы

Мобилизованные в случае войны предприятия пищевой и швейной промышленности оденут и накормят резервистов и мирных жителей
Российское военное ведомство сможет в случае введения военного положения мобилизовать вне зависимости от форм собственности предприятия пищевой и швейной промышленности, а также ремонтные организации. Новая система, прошедшая проверку в ходе учений «Кавказ-2016», позволит одеть, накормить и оснастить военной техникой вновь призванных из запаса военнослужащих, а также обеспечит нормальные социально-бытовые условия для мирного населения. Опрошенные эксперты считают, что такие мероприятия создают дополнительную нагрузку на бизнес даже в мирное время.
— Порядок мобилизации предприятий описан в пакете документов «Плана обороны Российской Федерации на 2016–2020 годы» (ПО РФ), — рассказал «Известиям» представитель российского военного ведомства, знакомый с ситуацией. — Новая схема была опробована в ходе учений «Кавказ-2016». В целом эксперимент по мобилизации предприятий в Крыму, Ингушетии и Ставропольского края прошел успешно, хотя были выявленные некоторые юридические проблемы. По итогам «Кавказа» сама процедура мобилизации и ее откорректированные правила включены в ПО РФ.
По данным «Известий», речь не идет об изъятии предприятий у собственников или их национализации. После отмены военного положения собственникам активов будет выплачена компенсация, форма расчета которой уже согласована. Под действие новых правил попадает широкий спектр организаций, начиная от частных пекарен, ателье и гаражных ремонтных мастерских, заканчивая мясо-молочными холдингами, региональными автомобильными ремонтными сервисами (включая дилерские) и крупными логистическими компаниями, располагающими своими частными парками автобусов и грузовиков.
— Идея мобилизации предприятий не нова. Еще в Советском Союзе существовала сложная система мобилизации промышленного фонда, включая те же транспортные, швейные и пищевые активы, — рассказывает «Известиям» военный эксперт Владислав Шурыгин. — Как показывает современный опыт, без таких мероприятий невозможно не только вести боевые действия, но даже обеспечить ликвидацию последствий стихийных бедствий. Но в СССР было проще: не было предприятий и организаций, находящихся в частной собственности. Поэтому в начале 1990-х годов система мобилизации промышленности устарела, а на замену ей никакого нового плана принято не было.
По словам председателя отраслевого отделения по хлебопечению, мукомольному и кондитерскому производству «Деловой России», гендиректора ООО МСЕ «Экспохлеб» Юрия Кацнельсона, сейчас практически вся пищевая промышленность, за редким исключением в виде муниципальных пекарен, является частной.
— В СССР почти вся хлебопекарная промышленность была сосредоточена в руках у государства, — говорит Канцельсон. — Это были крупные заводы, на которых были предусмотрены мобилизационные мощности — дополнительные цеха. Когда наступало время Ч, их расконсервировали. Кроме того, были предусмотрены резервы, где хранилась мука. В обычном состоянии завод мог ежедневно выпекать 150–200 т хлеба. Дополнительные мощности позволяли увеличить этот показатель на 100 и более тонн.
Согласно новым правилам и процедурам, на мобилизованные организации также возлагаются обязанности по выпуску дополнительной продукции и ремонту техники. Планируют работу и назначают норму выпуска продукции штабы обороны, в состав которых входят главы субъектов федерации, представители Минобороны России, а также руководители региональных силовых ведомств.
Полная мобилизация промышленных активов российским военным ведомством может начаться только в случае угрозы глобальной войны. В ходе же локальных конфликтов или стихийных бедствий Минобороны «призовет» на военную службу только ограниченное количество наиболее важных предприятий, располагающих необходимыми для обеспечения мобилизации ресурсами.
Так, по данным «Известий», в ходе учений «Кавказ-2016» для обеспечения перевозки призванных из запаса граждан были мобилизованы несколько транспортных фирм, которые на автобусах и грузовиках отвезли самих резервистов и их имущество к месту назначения. А ряд хлебопекарен и мясо-молочных комбинатов выпускали дополнительную продукцию для снабжения частей и подразделений Российской армии.
Между тем новый мобилизационный порядок вызвал опасения у представителей бизнес-сообщества.
— Если мобилизовывать частные предприятия, то нужно перевести их на государственные рельсы, поскольку это совершенно иная экономика, снабжение, затраты, — говорит Юрий Канцельсон. — На сегодняшний день в стране 700 индустриальных предприятий и 12 тыс. пекарен относятся к малому и среднему бизнесу. Сам бизнес просто не готов содержать мобилизационные мощности, на это нужны большие средства. В 1930-е годы, когда государство готовилось к войне, правительство специально переформатировало хлебопекарную отрасль — вместо кустарных производств появились большие заводы с дополнительными ресурсами. Но тогда это всё делалось по единому плану и государство вкладывало в это значительные средства.
По словам Анастасии Алехнович, руководителя экспертного центра при бизнес-омбудсмене, в экстраординарной ситуациях, в обстоятельствах войны или при стихийном бедствии уже не совсем корректно рассуждать о нарушении прав бизнесменов и их неготовности к мобилизации.
— Сейчас в России уже создан механизм госрезервов и он работает, — говорит Алехнович. — Более того, предприятия борются за то, чтобы работать с этими госрезервами. Новый же механизм мобилизации предусмотрен только для особых и экстраординарных случаев, которые, я уверена, не произойдут. Вряд ли мобилизация будет применяться в мирное время.

Алексей Рамм
Анна Каледина
https://iz.ru/news/

ИНТЕРВЬЮ С МАКСИМОМ ШЕВЧЕНКО В ПРОГРАММЕ «ПРОТИВ ВСЕХ» ЗА 20 ФЕВРАЛЯ 2017 ГОДА

В.КАРПОВ: В эфире программа «Против всех». У микрофона Владимир Карпов. И с нами сегодня журналист Максим Шевченко. Здравствуйте, Максим.
М.ШЕВЧЕНКО: Здравствуйте.
В.КАРПОВ: Давайте с признания документов ДНР и ЛНР и начнём. Зачем это нужно России? Ваше мнение.
М.ШЕВЧЕНКО: Ну, это элемент политической войны, безусловно. Наверное, какие-то гуманитарные аспекты тут тоже присутствуют, о чём говорил ваш комментатор, я слышал. То есть там на самом деле людям тяжело пересекать с украинскими паспортами, непросто. Хотя и проблем особых не возникало на самом деле. Ну, это, конечно, политическое давление на Киев, на Запад. Это показатель того, что Россия не собирается останавливаться, а готова идти дальше, идти…
В.КАРПОВ: А «дальше» — это признание независимости республик?
М.ШЕВЧЕНКО: Ну, прежде всего признание этих паспортов — это, как говорится, крест на Минске, на Минских соглашениях.
В.КАРПОВ: То есть вы солидарны с украинской стороны, где вот именно так… И с европейской, кстати, тоже.
М.ШЕВЧЕНКО: Ну а как иначе это воспринимать? Минские соглашения предусматриваются, что ДНР и ЛНР — это специальные зоны в составе Украины, по большому счету. Я очень рад, что это крест на Минских соглашениях. Вы не подумайте, что я как-то опечален. Потому что я считаю, что Минские соглашения спасли киевский режим от крушения и от катастрофы. Просто в августе 2014 года Россия попросила армию ДНР остановить наступление на Мариуполь, который, если бы он был взят… А в нём был только один батальон «Азов» с неполным боекомплектом и со сломанным тяжёлым пулемётом. И в принципе, все жители Мариуполя ждали, что сейчас их освободят от этого режима киевского.
Но был определённый ультиматум из Вашингтона и из Берлина о том, что если Мариуполь падёт, то это для России будет иметь тяжелейшие последствия. И тогда остановили эти войска — и началась вся эта минская бодяга, которая привела к гибели ещё тысяч людей. Потому что если бы сразу это завершили тогда, летом 2014-го, фронт дошёл бы до Днепра, вся Восточная Украина, Новороссия стала бы свободной, я думаю, что необходимости в Минских соглашениях и, главное, в конфликте не было бы. Половина украинской армии перешла бы на сторону Новороссии, которая тогда ещё была актуальная.
И украинские военнослужащие в изобилии переходили. Я помню, как из Мариуполя два танка подъехали… Танки были закреплены за Национальной гвардией, то есть за фашистскими батальонами, за нацистскими. И они с включёнными двигателями (Т-72) их оставили около какого-то кафе и всем экипажем пошли в это кафе кушать, оставив работающие дизеля. И проходили там несколько офицеров украинской армии, в тоске и печали думающие о том, что их заставили убивать своих братьев и сестёр. Увидев танки, они переглянулись, прыгнули в них и угнали два новеньких Т-72 через линию фронта на сторону ДНР. Я сам эти танки видел и беседовал с этими специалистами, которые уже в Донецке.
Поэтому я вас уверяю, что Минск был спасением для Киева. И крест на Минске — да, очень хорошо. Это значит — Киеву конец.
В.КАРПОВ: Почему Киеву конец?
М.ШЕВЧЕНКО: Политическому Киеву. Потому что в случае возобновления полномасштабных реальных боевых действий Украина посыплется, как карточный домик. Война не популярна в Украине. То, что СБУ придушила оппозицию в Харькове, Одессе, Днепропетровске…
В.КАРПОВ: В Николаеве, в Киеве.
М.ШЕВЧЕНКО: …в Николаеве и в других городах, — это всё, как говорится, знаете, временное явление, как успех царского правительства после революции 1905 года. Вот в 1908 году казалось, что всё, революции больше нет, но прошло совсем немного времени — и оказалось, что всё совсем по-другому. Поэтому я думаю, что если кто и не заинтересован при всей воинственной риторике о возобновлении войны, то это, конечно, Киев.
В.КАРПОВ: Тогда почему полумеры? Почему не признание республик?
М.ШЕВЧЕНКО: А это было бы чересчур. Это было бы чересчур, поскольку это уже было бы… Всё-таки паспорта — это как бы намёк, это шаг: «Знаете что? Мы как бы одну чёрточку этого креста провели, но если вы не заставите Киев признавать хотя бы Минские соглашения…» Потому что ведь в Раде не признаётся, не ратифицируется закон об особых территориях, об особых районах. Ведь в Раде же правят психопаты, которые выступают с реваншистскими речами. Если это будет продолжаться, то Россия и вторую чёрточку проведёт, в конце концов. Если Абхазию и Южную Осетию можно признать, почему нельзя признать Донецкую область?
В.КАРПОВ: Потому что признали частью Украины, Максим Леонардович.
М.ШЕВЧЕНКО: ДНР, на мой взгляд, нельзя признать только по одной причине: это так страшно, что большая часть ДНР оккупирована на сегодняшний день украинской карательной группировкой под названием «АТО». И конечно, я считаю, что ДНР должна быть полностью в границах Донецкой области как минимум, а может быть, ещё включая и Кривой Рог, который неразрывно всегда связан с Донбассом.
В.КАРПОВ: Но это фактически означает продолжение войны, причём таких полномасштабных боевых действий.
М.ШЕВЧЕНКО: Если Киев хочет войну, Киев войну получит.
В.КАРПОВ: А мы хотим войны?
М.ШЕВЧЕНКО: А «мы» — это кто?
В.КАРПОВ: Российская Федерация.
М.ШЕВЧЕНКО: Ну, войны вменяемые люди никогда не хотят. Но от войны тоже, как говорится, бегать долго не будешь. Война на пороге, это очевидно.
В.КАРПОВ: Вы сторонник признания ДНР и ЛНР?
М.ШЕВЧЕНКО: Конечно, я сторонник. Я был наблюдателем на референдуме 11 мая 2014 года. Я видел, как люди там, пенсионеры, увешанные орденами, на костылях ковыляли. Вот меня поразило — в Славянске, по которому там вокруг грохотали миномёты (ну, не могу сказать, что слишком часто, но, в общем, это ещё не была такая эскалация боевых действий), постреливали с горы Карачун, там где-то Стрелков с Моторолой на окраинах бегали и Counter-Strike такой устраивали, а в Донецке… то есть в Славянске люди шли на избирательные участки. Никакой пропаганды вообще не было, никаких плакатов даже не было. Просто сказали: «Вот мы хотим быть с Киевом? Да не хочет Донбасс с ними быть! Не хочет! Донбасс себя особо…»
И вот этот пенсионер 90-летний, увешанный орденами вот так вот весь, на костылях шёл, и я его спросил… У меня даже его фотография есть здесь, я сфотографировал, вот в iPad, могу вам показать. Не помню точно, как его зовут, сейчас на память не вспомню, в записях есть. Я говорю: «Дедушка, почему вы идёте?» А он с внуками, с правнуками, которые всё проголосовали на этом референдуме за ДНР. «Ну а как иначе? — говорит. — Ты что? Мы им подчинимся, что ли?» И его никакой Русский мир не интересовал. Просто была чёткая позиция: «Донбасс на колени… — извиняюсь, они говорили по-другому: — раком перед этими в Киеве не встанет никогда!»
В.КАРПОВ: Но мы живём в Российской Федерации, поэтому рассматриваем все события с точки зрения интересов Российской Федерации.
М.ШЕВЧЕНКО: Ну, вы знаете, это формальная граница для меня лично ничего не значит. На Донбассе живут мои братья. Я за время войны на Донбассе… Я до этого не так хорошо знал Донбасс. Был там наездами, знал, что Донецк — это самый европейский город Украины, самый чистый город Украины, самый культурный город Украины, самый такой, знаете, интересный в интеллектуальном смысле город Украины. Это я знал. Но то, что на Донбассе настолько высокотехнологичное, культурное, интернациональное, подчеркну, население, демократичное… В одном окопе у вас мог сидеть монархист, коммунист. И когда они стреляли… Они там пили, спорили: «Ты за Николая?» — «Нет, я за Ленина». А когда начиналась стрельба, все вставали за Донбасс. Еврей, армянин, палестинец… Я видел, как израильтянин с палестинцем вместе воевали, как донецкий еврей вернулся из Израиля, и палестинец, которые там учились в изобилии, в Донецке, сидели рядом в одном окопе против общего врага.
Донбасс всех примиряет. Я не знаю, Русский это мир или какой-то ещё мир. Для меня это Донецкий мир — удивительный, уникальный, интернациональный мир. Поэтому я считаю (это моя позиция, Максима Шевченко), что за Донбассом правда. И надо поддержать Донбасс в любом случае. Если они опять начнут войну, я пойду добровольцем туда, на Донбасс.
В.КАРПОВ: Это Максим Шевченко, журналист. Его позиция только что вам стала известна, теперь я ставлю её на голосование. Да, нужно признавать Донецкую народную республику и Луганскую народную республику, не ограничиваться полумерами по признанию документов, а признавать республики, да, вы с ним солидарны — 134-21-35. Нет, вы не поддерживаете Максима Шевченко — это 134-21-36. Ещё раз. Да, нужно признавать — 134-21-35. Нет, вы против этого — 134-21-36.
А как же последствия, Максим?
М.ШЕВЧЕНКО: Последствия будут такие: Украина, ещё раз говорю, начнёт рассыпаться. И я вас уверяю, что в процессе боевых действий такие люди, как Савченко, договорятся с ДНР и совместно повернут штыки против Киева.
В.КАРПОВ: А экономические, политические?
М.ШЕВЧЕНКО: Экономические последствия? Сейчас Украина живёт за счёт просто финансового оборота западных денег, отмывания денег. ДНР и ЛНР живут за счёт полулегального экспорта угля, коксохима. Вот в Авдеевке бои — это же понятно было из-за чего. Уголь приходил с севера, из Донбасса, химический завод, кокс уходил потом в Мариуполь, на юг туда, в Мариупольский завод. Вот так прямо на границе оказалось важнейшее предприятие. Вот за контроль над этим предприятием и шёл бой фактически. Поэтому я думаю, что чем быстрее Донбасс освободится, включая Кривой Рог, естественно (и криворожские пацаны, я уверен, несмотря на всю эту пропаганду, поддержат своих братьев на Донбассе — я просто знаю точно, это так и будет), тем быстрее экономическая ситуация наладится.
В.КАРПОВ: Вот здесь проводят параллели между тем, что происходит сейчас на Востоке Украины, и тем, что у нас происходило в Приднестровье и происходит в Приднестровье, Южная Осетия, Абхазия, Нагорный Карабах — такие замороженные конфликты.
М.ШЕВЧЕНКО: Это не одно и то же. Это совершенно разные конфликты, которые…
В.КАРПОВ: И масштабы тоже разные, Максим.
М.ШЕВЧЕНКО: Это конфликты абсолютно разные. Если у вас везде… Допустим, Нагорный Карабах — это конфликт армян и азербайджанцев, межэтнический конфликт, который имеет свою давнюю историю. Приднестровье — это, скажем так, вообще конфликт конца 80-х — начала 90-х, замороженный. То здесь это совсем другое дело. Здесь по обе стороны фронта говорят на русском языке. И в эфире… Даже я знаю ситуации, когда бойцы ЛНР, спецподразделения давали распоряжения по рациям на суржике, то есть на украинском языке фактически, ну, на суржике, таком варианте украинского языка…
В.КАРПОВ: Понимаю. Смешанный.
М.ШЕВЧЕНКО: Да. А с той стороны — со стороны карателей АТО — чисто русский язык звучал в эфире, понимаете, когда их там зажимали в капкан.
В.КАРПОВ: С этой точки зрения я понимаю — такая окопная правда. Но я-то о другом — о тех последствиях, которые неизбежно будут в Российской Федерации.
М.ШЕВЧЕНКО: Война неизбежна. Война неизбежна. Трамп — это вестник большой войны. Трамп — это вестник большой войны не потому, что Россия плохая. Для Америки, конечно, Россия плохая всегда, потому что любой, кто не подчиняется их режиму на зоне, которой они видят мир… Россия, Иран — это плохое. Вот почему Иран включён в список террористических государств? Я понимаю, что угроза может исходить из Йемена, где идёт гражданская война, из Ирака, из Сирии угроза исходит, из Ливии.
В.КАРПОВ: Да вы знаете прекрасно, почему он включён — потому что Иран не признаёт Государство Израиль.
М.ШЕВЧЕНКО: Не только поэтому.
В.КАРПОВ: Потому что сейчас администрация Соединённых Штатов произраильская.
М.ШЕВЧЕНКО: Есть много государств, которые не признают. Саудовская Аравия тоже не признаёт Государство Израиль. У вас десятки стран, все исламские страны — члены Исламской конференции не признают Государство Израиль и не имеют с ним дипотношений.
В.КАРПОВ: Уходим, уходим…
М.ШЕВЧЕНКО: Иран включён по другой причине.
В.КАРПОВ: Это дорого. Я сейчас возвращаюсь на Восток Украины. Российская Федерация будет платить за весь Восток Украины, миллионы людей!
М.ШЕВЧЕНКО: Ну, за войну надо платить. Это война. Война против России уже идёт.
В.КАРПОВ: За войну платить, а потом за мир платить?
М.ШЕВЧЕНКО: Война против России идёт. Дешевле готовиться к войне самому, чем потом реагировать на удар противника. Я вам честно говорю, что поддержка ДНР и ЛНР всеми политическими и иными способами — это дешевле, чем их сдача и потом война с модернизированной Украиной уже на территории Российской Федерации.
В.КАРПОВ: Ну, ровно такая же логика была у тех людей, которые как раз и стали провозвестниками того самого Русского мира и движения «Новороссия». Они полагали, что сейчас только дай команду в Николаеве, в Одессе, в Харькове, в Донецке, в Луганске — и поднимутся тысячи людей.
М.ШЕВЧЕНКО: Поднялись, но они были задавлены силой. Поднялись. Тысячи людей на самом деле поднялись. Мы помним одесское сожжение, уничтожение огнём. Десятки тысяч людей подверглись репрессиям, были арестованы. Поднялись, но были не готовы после первых поражений…
В.КАРПОВ: Просто когда вы говорите уверенно: «Тогда всё рухнет. Киевский режим — всё. Тогда уже…»
М.ШЕВЧЕНКО: Он рухнет тогда, когда украинские националисты, такие как Надя Савченко, поймут, что в Киеве сидит антиукраинская, антинародная власть, что у украинской нормальной национальной идеи с русскими нет никаких конфликтных точек, что мы с украинцами можем договориться или украинцы с нами. А вот с этой сволотой, которая села в Киеве, олигархической и космополитической, которая пьёт кровь из украинского и из русского народа, договориться невозможно.
В.КАРПОВ: Начиная войну, полагаю, аргументов договориться становится как будто бы меньше, потому что начинать…
М.ШЕВЧЕНКО: Ну, на войне аргументы всегда, как говорится, одни. На войне есть только три варианта: либо ты проиграл, либо ты выиграл, либо худший вариант, когда обе стороны истощены просто физически и материально, это худший вариант. Но я вообще-то, конечно, не сторонник войны. Просто я уверен, что война для Украины является стратегической целью, что они модернизируют армию, заручатся поддержкой Запада и непременно нападут. Это неизбежно будет. Их армия — уже 250 тысяч. Это армия другая, в которой есть другие специалисты, которая по-другому строит части, которая вооружена другим оружием. Это не армия 2014 года. Поэтому война с ними неизбежна. Лучше сейчас их, условно говоря, как в боксе, знаете, такими короткими…
В.КАРПОВ: Джебами?
М.ШЕВЧЕНКО: …короткими джебами, да, держать на расстоянии и бить их в нос, чем потом, как говорится, отбиваться от них и ещё от НАТО, которое к ним придёт обязательно на поддержку.
В.КАРПОВ: С нами Максим Шевченко. Голосование продолжается. Вы за Максима Шевченко — 134-21-35. Да, нужно признавать независимость ДНР и ЛНР — 134-21-35. Нет, вы категорически против этого — 134-21-36. Голосование продолжается. Сейчас — новости.
НОВОСТИ
В.КАРПОВ: В эфире программа «Против всех». С нами Максим Шевченко, журналист. У микрофона Владимир Карпов. Сейчас продолжается голосование. И будем принимать уже возражения наших слушателей. Напомню, что за Максима Шевченко — 134-21-35, против — 134-21-36. Сейчас, Максим, вам пригодятся наушники.
М.ШЕВЧЕНКО: Давайте.
В.КАРПОВ: 73-73-948. Поехали! Слушаем сейчас вас внимательно. Да, здравствуйте.
РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Меня зовут Олег, Москва. У меня такой Максиму Шевченко вопрос. В Первой чеченской войне гибли ребята под присягой. Через 20 лет он их назвал «ельцинскими солдатами и предателями». Пройдёт ещё 20 лет, и ребята, которые…
М.ШЕВЧЕНКО: Вы не лгите, пожалуйста. «Предателями» я не называл никого. Вы если уж и говорите, то, пожалуйста…
РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Хорошо, хорошо. «Ельцинскими солдатами» вы назвали.
М.ШЕВЧЕНКО: Ну, командующим, главнокомандующим был Ельцина, да. А что такое?
РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Да. А пройдёт 20 лет…
М.ШЕВЧЕНКО: Во-первых, я про солдат не говорил. Послушайте…
РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Власть поменяется — и солдат опять назовут…
М.ШЕВЧЕНКО: Хватит бредить в прямом эфире! Про солдат я не говорил. Я сказал, что ельцинские бандиты, имея в виду власть (Березовского, которого вы, наверное, обожаете, и всех остальных, кто затеял эту войну), затеяли тогда Чеченскую войну. Я солдат вообще не упоминал. Это интерпретация такая. Когда я сказал в эфире «Эха Москвы» «ельцинские бандиты развязали войну», то я имел в виду Ельцина и его окружение. Наверное, вы обожаете Ельцина и его окружение и не считаете их бандитами. Это ваша точка зрения, на которую вы имеете право. К сожалению, я считаю их преступниками. Для меня разницы между теми, кто расстрелял парламент в октябре 1993-го и развязал Чеченскую войну, никакой нет. А для вас, наверное, есть.
В.КАРПОВ: «Стрелков жаловался, что местные воевать не идут, — пишет 373-й, — поэтому на что вы рассчитываете?»
М.ШЕВЧЕНКО: Стрелков там не был уже почти полтора года. А что значит «местные воевать не идут»? А куда им идти воевать сейчас? Там есть достаточно сформированные два корпуса.
В.КАРПОВ: В тот момент, когда там велись активные боевые действия, вот в те времена.
М.ШЕВЧЕНКО: Нет, извиняюсь, это к Стрелкову они не шли воевать, а к Ходаковскому очень даже шли. «Восток» выдержал тяжелейшие бои на Саур-Могиле, понёс большие потери. В общем, и казачий там есть полк… извиняюсь, не казачий, а шахтёрский полк. И Петровка, которую защищал… Очень даже шли. Просто Стрелков был совершенно чужой человек с чужой идеологией, который предъявлял какие-то претензии непонятные местным. Собственно местные его и изжили оттуда. А под командованием своих очень даже шли. Захарченко, Ходаковский, другие — это вполне прославленные донецкие командиры.
В.КАРПОВ: Виктор Рудницкий: «Максим, Россия плохая не только для Америки. Россию, увы, ненавидят даже в Одессе и в Кривом Роге. Не тешьте себя иллюзиями. Нет здесь таких “пацанов”. А если бы и были…»
М.ШЕВЧЕНКО: Кто-то — да, кто-то — нет. Поверьте, вы не тешьте себя надеждами, что все думают так, как вы. Поверьте, далеко не все. И поверьте, что когда придёт час, вы узнаете, что далеко не все думают так, как вы.
В.КАРПОВ: Вы знаете, сейчас предпочитают быть пассивными наблюдателями, чтобы за них кто-то сделал, кто-то совершил…
М.ШЕВЧЕНКО: А сейчас что, на плаху идти в Одессе или в Кривом Роге? Сейчас вас просто грохнут либо в подвалах СБУ будете сидеть. А когда час икс придёт, поверьте, всё закрутится, как надо.
В.КАРПОВ: Максим Шевченко с нами. Вы за него — 134-21-35, вы против — 134-21-36. Слушаем вас внимательно. Да, здравствуйте.
РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Добрый день. Максим, у меня к вам такой вопрос. В долгосрочной перспективе всё-таки как вы видите развитие этих территорий? При условии, что всё будет развиваться по сценарию дружбы с Россией, в противоречии с киевской властью теперешней. Ну, безусловно, выборы какие-то, наверное, будут.
В.КАРПОВ: Спасибо, принимается.
М.ШЕВЧЕНКО: Понятно. Хороший вопрос, спасибо. Во-первых, я считаю, что эти территории находятся в состоянии войны, поскольку большая часть — и Донецкий, и Луганский экономические бассейны, Донецко-Криворожский — это были связанные индустриальные организмы, которые работали до недавнего времени как единое целое. И вот всё от Кривого Рога, Мариуполя, понимаете, до Луганска, до Брянки, Стаханова — это было связано дорогами, инфраструктурой, логистикой сложнейшей. Индустриальные регионы, в которых одновременно добывали… Ну, полного цикла. В принципе, добыча угля, руды, марганца, всякая химическая переработка, вплоть до металлического бруса, который через Мариуполь уходил в Европу.
Группа Рината Ахметова превратила Донбасс, сохранив советский Донбасс, модернизировала его. Я сейчас не идеализирую Рината Леонидовича Ахметова. Я просто вам рассказываю реальность, какой она была. В то время как здесь, в России, уничтожались многие индустриальные регионы, Донбасс был сохранён. Это был самый развитый, самый промышленный, самый цивилизованный, самый технологичный регион вообще Украины, где, как говорится, занимались люди не воровством, а производством. И зарплаты были достаточно большие. По украинским меркам 800–1000 долларов — это, в принципе, были обычные зарплаты для тех, кто работал в шахтах, или для тех, кто работал на специальных предприятиях.
И поэтому, во-первых, первый пункт — это полное восстановление целостности Донецко-Криворожского экономического бассейна. То есть это или освобождение и присоединение этих территорий к ДНР, либо такое соблюдение Украиной Минских соглашений или иных соглашений, развивающих Минские, при которых Донбасс и Донецко-Криворожский бассейн будут гарантированы от АТО, от карателей и от того, что там, в Киеве, они будут прыгать на майданах и так далее…
В.КАРПОВ: Вы же уже похоронили Минские соглашения.
М.ШЕВЧЕНКО: Ну, это я похоронил. Это же моё частное мнение журналиста и публициста, понимаете. Всё-таки в этом участвуют ещё и президенты, и разведки, и разного рода политики, которые, наверное, более ответственные, чем я даже, в своих действиях и высказываниях. Я их похоронил, но они как вариант остаются, по большому счету.
Если будет гарантирован федерализм Украины, федерализация Украины, будут гарантированы права, естественно, русскоязычного населения, будет гарантирована демилитаризация Востока Украины, то есть отвод как карательных подразделений АТО, так и расформирование ополченческих формирований, в случае если будет гарантирован политический и экономический суверенитет Донбасса и Луганской области. Для этого границы Донецкой и Луганской области, естественно, должны совпасть с границами ДНР и ЛНР. На данный момент это линия фронта, которая разрезает Донбасс и разрезает Луганщину.
А что касается… Поэтому все форматы современных ДНР и ЛНР я рассматриваю как временные военные форматы, которые требуют определённых авторитарных, очевидно, каких-то мер. Хотя я с ними не согласен. Я считаю, что народные советы были бы более правильной формой, и что успешный период восстания 2014 года происходил именно на фоне стихийного формирования народовластия. Но потом, очевидно, олигархическая тенденция возобладала, и в целом народные советы были удушены как в ДНР, так и в ЛНР, и всё свелось…
В.КАРПОВ: Стандартная практика всех революций, мне кажется.
М.ШЕВЧЕНКО: Не всех совершенно. Советская власть, знаете, она всё-таки сохранялась… Советская власть даже во времена Сталина действовала в интересах не узкой кучки людей, стоявших во главе. Вы не можете сказать, что Сталин на свой карман работал, например, или на карман…
В.КАРПОВ: Сталин был уже спустя десятилетия после революции.
М.ШЕВЧЕНКО: А когда была революция, советы в полный рост работали. И Донецко-Криворожская республика товарища Артёма — это лучший тому пример, где реально советы всё решали. Это вообще территория народовластия традиционного: махновского, большевистского, какого угодно.
Так вот, отвечая на вопрос радиослушательницы, я полагаю, что на данный момент и ДНР, и ЛНР остаются, конечно, военными лагерями, готовыми к войне больше, чем к мирной жизни. Но если будут даны гарантии мирной жизни, я точно знаю, что люди достаточно быстро восстановят экономические связи, промышленные связи. Но таких гарантий им Киев не даст. Из Киева слышны…
В.КАРПОВ: Там заново все предприятия практически нужно отстраивать.
М.ШЕВЧЕНКО: Нет, вы заблуждаетесь. Серьёзные предприятия никто не обстреливал. Именно поэтому на третий год войны бои в Авдеевке имели такой резонанс, потому что Авдеевский комбинат-то работал. Я же по этой дороге часто ездил на Горловку. Вот там всегда видно трубы Авдеевского комбината, они всегда работали, всегда дымили. Снаряды, «Грады» летают, а они работают. И крупнейшие такие центры — и в Ясиноватой, и в Горловке — никогда не прекращали свою деятельность. В Ясиноватой, например, работает комбинат, который делает уникальные комбайны для подземной проходки, которые поставляются в Казахстан. Там Алма-Атинское метро, по-моему, ими роют. Это дешевле, чем китайские или американские комбайны покупать. И я полагаю, что цикл Донбасса в целом заморожен, наверное, не разрушен совершенно, экономический цикл.
В.КАРПОВ: Уточню. Вы так ярко заявили о том, что в случае обострения конфликта сами возьмёте в руки оружие и поедете в Донецкий бассейн…
М.ШЕВЧЕНКО: Как и многие другие.
В.КАРПОВ: Да. Вы ещё не получили гражданства ДНР или ЛНР?
М.ШЕВЧЕНКО: Я не буду получать гражданство никакое. Я имею российское гражданство. И гражданство тут совершенно не необходимо. Знаете ли, Байрон и не получал греческое гражданство, когда поехали под Миссолонги, как и многие другие. Это не имеет значения. Просто это будет справедливая война. И я надеюсь, до этого не дойдёт и в Киеве возобладает разум. Но я вижу, как они готовятся к войне. И я думаю, война неизбежна просто.
В.КАРПОВ: Я остановлю голосование. С вами 73% наших слушателей, против вас — 27%. Так проголосовала наша аудитория. Поэтому предлагаю сейчас двигаться дальше. Не так много времени у нас останется на последнюю тему, но и тема полегче, если хотите.
У нас есть министр образования Российской Федерации Ольга Васильева, она вышла с новым предложением — сделать обязательным ЕГЭ по истории для российских школьников. Как вам такая идея?
М.ШЕВЧЕНКО: Мне такая идея очень нравится. Я как раз ехал к вам и слышал по «Эху Москвы» монолог Ирины Прохоровой, одного из таких либеральных интеллектуалов, которая, путаясь в показаниях и в словах, говорила: «Зачем же? Если, допустим, человек хочет быть ветеринаром, зачем ему история?» Это показатель того, как либералы относятся к народу. Они хотят, чтобы народ был распределён подобно таким рабам в Древнем Риме или в Древнем Египет, функционально: человек-мотыга, человек-ветеринар, не знаю, человек-водитель, человек-инженер.
А общегуманитарные знания, которые делают человека свободным, любого человека — ветеринара, инженера, военного, — для этого и нужны гуманитарные знания: философия, история, литература. Не для того, чтобы ими заниматься, как Прохорова, руководя каким-то журналом, понимаете, маргинальным достаточно, и при этом будучи якобы великим филологом… Хотя, думаю, если бы она не была сестрой Михаила Прохорова, вряд ли она была бы так сильно известна. Так вот, общегуманитарные дисциплины, безусловно, нужны для развития личности человека, свободной политической личности.
В.КАРПОВ: Тогда зачем останавливаться? Матрица нашей культуры — это наша литература.
М.ШЕВЧЕНКО: Я считаю, что литература и история должны быть обязательными экзаменами.
В.КАРПОВ: Итого — у нас получится как минимум четыре обязательных экзамена.
М.ШЕВЧЕНКО: Ничего страшного.
В.КАРПОВ: Это русский язык, математика, литература и история.
М.ШЕВЧЕНКО: Ну, ничего страшного. Когда я школу заканчивал, у нас было, по-моему, десять экзаменов — и ничего, мы справились.
В.КАРПОВ: Нет, мы говорим только об обязательных.
М.ШЕВЧЕНКО: Причём наши экзамены были сложнее, чем ЕГЭ, прямо скажем. Вот я не знаю, вы заканчивали школу, вы же не ЕГЭ…
В.КАРПОВ: Я ещё до ЕГЭ.
М.ШЕВЧЕНКО: Вот. Это было гораздо сложнее, по билетам, потому что ты должен был знать общие категории, ты должен был беседовать с преподавателями, отвечать на их дополнительные вопросы. Тебя могли «валить» на экзамене.
В.КАРПОВ: А могли и «тащить».
М.ШЕВЧЕНКО: Могли и «тащить». Ну, тебе и сейчас на ЕГЭ могут собственно дать подсказку, проблем нет.
В.КАРПОВ: Но в меньшей степени, поговаривают.
М.ШЕВЧЕНКО: Ну, не знаю, в какой там — меньшей, не меньшей. Но ЕГЭ — это схематическое сознание. Я вообще противник ЕГЭ. Вот я сел и дал себе труд запомнить эти тесты по истории.
В.КАРПОВ: Довольно простые.
М.ШЕВЧЕНКО: Ну, они не просто простые, а они чудовищно примитивные. То есть это тесты… Вот это дисциплина и метод, сознательно понижающий интеллектуальный уровень человека. То есть наша методология преподавания истории и сдачи экзаменов заставляла нас прямо или косвенно отвечать на вопрос: «Почему это так случилось?». А сегодня у вас вопрос «Почему?» просто убирается, и просто вы должны знать даты. «Кто завоевал Русь?» Батый, я не знаю, Иван Грозный, Алла Пугачёва или Филипп Киркоров? Понимаете? То есть, в принципе, ЕГЭ, вот эти тесты — это способ выращивания примитивного быдла, на мой взгляд. Поэтому я…
В.КАРПОВ: ЕГЭ и тесты — это способ понять вообще, какие знания получают наши школьники.
М.ШЕВЧЕНКО: Да это не знания никакие! Это не знания.
В.КАРПОВ: «Универсальный подход» это называется.
М.ШЕВЧЕНКО: Можно и макаку научить, понимаете, прыгать по этим… где ставить галочки. Это вообще не имеет отношения к развитию личности.
В.КАРПОВ: Конечно!
М.ШЕВЧЕНКО: Классическая прусская педагогическая школа всё-таки ориентирована была на классический гуманизм, когда знания о мире развивают ваше, как говорится, душевное, духовное и интеллектуальное Я — личность.
В.КАРПОВ: Тесты — это не способ преподавания, это способ понять, вообще чему научили в школе. Это просто инструмент. Просто всё зависит от того, как вы…
М.ШЕВЧЕНКО: А почему экзамен не способ понять?
В.КАРПОВ: Ну, потому что там больше субъективности, в этом проблема.
М.ШЕВЧЕНКО: Да ничего подобного. А в тестах больше примитивности. Поэтому у вас и получается, что некоторые регионы, где по-русски плохо говорят, имеют 100-процентный ЕГЭ по русскому.
В.КАРПОВ: Имели, имели.
М.ШЕВЧЕНКО: И будут иметь, поверьте.
В.КАРПОВ: Имели.
М.ШЕВЧЕНКО: И будут иметь. Будут иметь, поскольку это чудовищная унификация.
В.КАРПОВ: Последние два года эта проблема уже не так остра, если хотите.
М.ШЕВЧЕНКО: Она не так остра, потому что все приспособились к этой жульнической схеме. Все работают с этими примитивными ЕГЭ. А я считаю, что Ольга Юрьевна должна пойти дальше. Я считаю, что по истории должен быть экзамен, нормальный экзамен, где человек беседует, где он формирует навыки устной речи, где он пытается доказать свою позицию, где его спрашивают: «А почему Наполеон пошёл завоёвывать Россию?» — и он должен попытаться полемизировать с экзаменатором, пусть даже он ошибётся. Ну, мы же с вами помним это. Даже ошибочное мнение, если вы его аргументированно пытались доказать, выводило вас на пятёрку, потому что вам экзаменатор мог сказать: «Молодец! Ты думаешь, поэтому молодец. Читай то-то, то-то, то-то — и будешь хорошим студентом, например».
В.КАРПОВ: Смысл ЕГЭ в том, чтобы человек из любого региона мог приехать и поступить с этим экзаменационным листом в вуз.
М.ШЕВЧЕНКО: Слушайте, в советское время я знал ребят, которые из Тувы из Бурятии… Это не имело значения — это ЕГЭ, не ЕГЭ. А сейчас ЕГЭ вообще исключает для этих ребят возможность поступления, поверьте. Вы пройдитесь по вузам — там только богатеи учатся. Богатеи покупают себе места в вузах. Покупают.
В.КАРПОВ: Не только богатеи.
М.ШЕВЧЕНКО: В основном. Так называемая национальная квота — это местная национальная буржуазия. А простые люди уже не могут поступить.
В.КАРПОВ: А она сохранилась до сих пор, национальная квота? Не знаю. Мне кажется, после ЕГЭ надобность в ней отпадает.
М.ШЕВЧЕНКО: К сожалению, нет. Поэтому я считаю, что экзамен по истории и по литературе нужен. И я думаю, что если вы уж так хотите тесты, то сдавайте. Но я всегда был сторонником того, чтобы на выбор человеку предоставляли возможность: либо тесты (ЕГЭ), либо открытый экзамен перед экзаменационной комиссией. Мне кажется, человек должен иметь возможность на нормальное развитие, и интеллектуальное в том числе. А то, что историю и литературу знать надо всем и каждому — и ветеринарам, и фельдшерам, и офицерам, и юристам (в противовес тому, что нам готовят либералы, когда каждый из нас должен быть человеком-орудием в их представлении общества), это безусловно.
В.КАРПОВ: Хорошо, с другой стороны зайду. Тогда назовите лишние предметы в сегодняшней школе. Если вот эти обязательные, то, значит, какие-то есть необязательные, лишние.
М.ШЕВЧЕНКО: Я не буду об этом говорить, потому что я не специалист в методологии преподавания в средней школе. Я точно знаю, что история и литература не лишние. Я бы, наоборот, ввёл бы ещё предмет — я бы ввёл бы «Историю и культуру народов России». По крайней мере, раз в неделю читал бы такой предмет.
В.КАРПОВ: Вместо чего тогда?
М.ШЕВЧЕНКО: Ну, вместо, не знаю…
В.КАРПОВ: Вместо английского, вместо иностранного?
М.ШЕВЧЕНКО: Ни в коем случае! И иностранный я добавил бы. Я бы, кроме английского, ввёл бы ещё второй язык. Ну, так и есть во многих школах в старших классах на самом деле.
В.КАРПОВ: И семидневку заодно.
М.ШЕВЧЕНКО: Нет. Шестидневку — безусловно. Я думаю, что тут, конечно, есть что подсократить и есть что добавить. Но история, литература и в старших классах начала философии (это то, что называется «Обществоведением», это можно смело начать и просто «Основы философии» назвать) — это, мне кажется, должны быть обязательные предметы для всех. Химия… Вот для меня обязательные предметы — история, литература, математика, ну, алгебра, геометрия, естественно…
В.КАРПОВ: Физика.
М.ШЕВЧЕНКО: Физика, химия, биология. Я считаю, астрономия обязательно — хотя бы раз, не знаю, в две недели урок. Иностранный язык…
В.КАРПОВ: Вы сейчас обязательные экзамены называете или обязательные предметы?
М.ШЕВЧЕНКО: Нет-нет, предметы, которые я бы по крайней мере в старших классах оставлял бы. Иностранный язык, география. Вот вам собственно классические семь муз. И к ним добавить ещё что-то, что возникает по мере развития человеческого общества.
В.КАРПОВ: Запущу голосование. Вы солидарны с Максимом Шевченко, да — 134-21-35. Вы готовы спорить — 134-21-36. Вы солидарны с Максим Шевченко — нужны обязательные экзамены по истории, по литературе, добавить их к русскому языку и математике, которые уже сейчас обязательные, да — 134-21-35. Нет, вы не согласны — 134-21-36. Наше голосование началось.
Телефон прямого эфира — 73-73-948. Слушаем вас. Алло. Здравствуйте.
РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. На самом деле то, что сейчас приглашённый гость говорит, — это всё, конечно, здорово. Но у нас в стране всё хорошо, но быстро очень меняются правила игры. И я могу сказать как человек, который закончил технический вуз, кандидат наук и преподавал физику с математикой 15 лет, что нельзя так что быстро всё это делать. Вообще идеально вернуться к Советскому Союзу, там всё было хорошо. Но если мы уже перешли к ЕГЭ… У него есть и плюсы, и минусы. Плюс — это то, что действительно можно подавать в пять вузов, может человек не являться…
В.КАРПОВ: На экзамены.
РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Ну, не приезжать на экзамен. И так далее. То есть он отправляет просто результаты ЕГЭ. Даже свои имя, фамилию и отчество отправляет — и результаты они видят. И это большинство вузов. И это действительно формально антикоррупционная схема, которая, в общем-то, сейчас уже работает. И сейчас уже нет вот этих 100 баллов из регионов, в которых плохо говорят на русском языке и с переводчиками. Уже этого нет действительно. И сейчас это всё улучшили. То есть видеонаблюдение…
В.КАРПОВ: То есть от этого отказываться нельзя, а нужно доводить до ума. Я правильно понимаю вашу мысль?
РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Нет, не совсем так.
В.КАРПОВ: Тогда короче.
РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Понимаете, вот идеальная система была в Советском Союзе. Вот я вырос и в 1991 году закончил в школу…
М.ШЕВЧЕНКО: Конечно, классическая прусская школа — идеальная система, безусловно.
РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Да. Закончил МИФИ, кандидат наук. Сейчас хорошо работаю, хорошо получаю, и всё такое. И никакого другого не надо. Но вот сейчас уже есть, наши дети уже сейчас не умеют писать сочинение, они не умеют отвечать. И не надо их насиловать вот этим. Вдруг поменяли обратно…
В.КАРПОВ: Спасибо, принимается.
М.ШЕВЧЕНКО: Пусть дети наших детей умеют писать сочинение, умеют, как говорится, говорить, писать, думать. Насиловать никого не надо. Но я считаю, что принуждать детей к получению образования — это обязанность взрослых. Принуждать к развитию — это обязанность взрослого поколения.
В.КАРПОВ: Вы понимаете, Максим, что через поколение уже будут люди, которые закончат МИФИ, МФТИ, МГУ, СПбГУ и будут рассказывать: «Господи, как хорошо нам было с ЕГЭ. Мы имели возможность поступать без взяток! Какое счастье!»
М.ШЕВЧЕНКО: Вы заблуждаетесь. Я вас объясню, в чём дело. Вы заблуждаетесь. Советская система образования, технического в частности (я сам закончил МАИ, там МФТИ и так далее, разные вузы были), она была ориентирована на социализм. Идеей Советского Союза было то, что Россия, Советский Союз не является частью Запада и Большого человечества, а то, что она выстраивает свою оригинальную экономику, промышленность и науку. И это у неё получалось. Потом это всё уничтожили. Сегодня концепция российских правящих элит, которые в том числе отвечают за так называемые промышленные отрасли: быть придатком к Западу. Им не нужны никакие образованные люди.
В.КАРПОВ: Идея была — унифицировать с Западом для того, чтобы не было каких-то…
М.ШЕВЧЕНКО: Нафига это надо было унифицировать с Западом?
В.КАРПОВ: Потому что такая была идея.
М.ШЕВЧЕНКО: Это привело к уничтожению российского технического образования, в том числе ориентированного на военно-промышленный комплекс. Московский авиационный институт уничтожен практически, МВТУ практически уничтожен, военные вузы, Военмех питерский уничтожен. Вся оригинальная научная система, которая позволяла науке советской двигаться вперёд, параллельно или опережать в чём-то Запад, она уничтожена!
В.КАРПОВ: Так, может, дело не в тех…
М.ШЕВЧЕНКО: И сегодня готовят просто ремесленников. Сегодня готовят ремесленников, которые либо… Вот лучшие из них переедут потом в Массачусетс или куда-нибудь, понимаете, в Израиль, а все остальные будут здесь интерпретировать то, что там белые господа будут делать, на Западе. ЕГЭ именно для этого создан!
В.КАРПОВ: Вы перечисляете вузы, которые готовили специалистов для ВПК. А в тот момент, когда не было у нас фактически ВПК, для кого готовить-то? Уничтожались вузы ровно потому, что не были востребованы специалисты в этом объёме.
М.ШЕВЧЕНКО: Поэтому не думайте, что капиталистическая Россия, цель которой, как сказал Медведев, «стать пятой экономикой мира», будет что-либо делать для своего народа и для своей страны. Ничего они делать не будут. Они будут делать только то, что впишется в мировой порядок. Это их стратегия. А в мировом порядке совершенно не нужна оригинальная наука, в мировом порядке совершенно не нужна оригинальная технологическая база и экономика.
В.КАРПОВ: Вы знаете, Максим, производить то, что не будут покупать, — тоже довольно «оригинальный» ход. Весь вопрос в том, нужен он нам или нет?
М.ШЕВЧЕНКО: Нет, ну почему? Россия производит вооружения для Африки, допустим, для Азии. Это вооружения третьего и второго порядка, который не является гиперсовременным, но который вполне потребляется в локальных…
В.КАРПОВ: Так это тоже часть мировой экономики.
М.ШЕВЧЕНКО: Но это не может быть ориентиром для образования. У вас мировая экономика, да? Вы, пожалуйста, спекулируйте. У вас есть офшоры. Вот офшоры живут лучше с точки зрения экономики, чем Россия. Давайте тогда мы тоже станем большим офшором и будем перепродавать израильское, американское или европейское в другие страны? Вот зайдите в магазин: у вас израильская морковь, израильская картошка, израильская капуста. У нас что, нет своего агропрома?
В.КАРПОВ: Тимирязевка есть.
М.ШЕВЧЕНКО: Сознательно уничтожается! Уничтожается национальная наука, национальная экономика.
В.КАРПОВ: Специалисты должны быть востребованными.
М.ШЕВЧЕНКО: Так они же не специалистов готовят, а ремесленников, которые будут интерпретировать (ещё раз подчеркну) то, что сделает белый хозяин на Западе. А Советский Союз был ориентирован на то, чтобы здесь была свободная и независимая наука. Эта концепция уничтожена, она враждебна властям, к сожалению.
В.КАРПОВ: С вами, Максим Леонардович, 85%, а 15% против вас — так проголосовала наша аудитория. Спасибо за участие в программе, приходите ещё.

М.ШЕВЧЕНКО: Пожалуйста. До свидания.
https://govoritmoskva.ru/interviews/

Кошкин: Россия изменила свой взгляд на «Мистрали» и нужды ВМФ

Заявление министра промышленности и торговли Дениса Мантурова по перспективам вертолетоносцев для Военно-морского флота России не является удивительным, считает полковник в отставке, заведующий кафедрой политологии РЭУ им. Г.В.Плеханова Андрей Кошкин.
России был интересен именно проект «Мистраль»
Напомним, что Мантуров заявил, что Россия будет строить вертолетонесущие корабли, но это не будут специализированные суда, как это предполагалось в рамках известного проекта по закупке у Франции двух кораблей-доков типа «Мистраль».
По его словам, Россия продолжит делать ставку на суда, которые смогут нести ударную вертолетную группу, но, в то же время, не будут специализированы только на ней. Это, вероятно, классические авианосцы, дискуссия о постройке которых идет в России уже не один десяток лет, а также большие десантные корабли вроде тех, что сегодня находятся на вооружении Корпуса морской пехоты США.
Впрочем, окончательного решения здесь пока не принято, и это логично, поскольку строительство кораблей подобного типа связано с отдельной стратегией развития не только военно-морского флота, но и всех вооруженных сил нашей страны.
Кроме того, не нужно забывать про то обстоятельство, что контракт на закупку «Мистралей» был подписан в нулевые годы, когда российским министерством обороны руководил Анатолий Сердюков. Тогда вообще был пик популярности иностранной военной техники в России и даже в ходу был тезис, что проще закупить немецкий танк «Леопард», чем возиться с отечественным Т-90.
Сегодня бы Россия вряд ли выбрала «Мистрали»
Также данный тренд наложился на то обстоятельство, что в нулевые годы в России только началась программа разработки новых военных средств, и отечественный ОПК был тогда отнюдь не в той «форме», что сегодня. По этой причине и было принято решение по «Мистралям», тем более, России просто не помешало бы получение западных военных технологий современного образца.
Не говоря уже про то, что такие суда никогда не производились нашим ОПК, поэтому «Мистрали» могли стать полезным опытом для российского флота и оборонных предприятий, но в свете известных событий данный контракт не был реализован.
Кстати говоря, заявление Мантурова не является окончательным, поскольку появилась информация, что в ОСК – объединенной судостроительной корпорации, отметили, что итоговое решение по судьбе вертолетоносцев в России пока не принято.
В то же время, очевидно, что корабли подобного типа не стоят первыми в списке на обновление отечественного ВМФ, который нуждается в значительной замене плавсостава, но это будет зависеть от позиции Минобороны и правительства РФ по поводу того, какой военно-морской флот нужен нашей стране. И именно на этом будут базироваться все последующие решения.
За десять лет многое изменилось
«Если мы говорим конкретно о «Мистралях», то здесь надо брать ситуацию, которая имеет место быть в политическом руководстве нашей страны, а также в отечественном оборонно-промышленном комплексе сегодня и десять лет назад», — заключает Кошкин.
Как замечает эксперт, нужно также не забывать про геополитику, а также про все сопутствующие обстоятельства, которые связаны с развитием российских вооруженных сил, поскольку только так можно будет оценить данное решение по вертолетоносцам.
«В случае, если рассмотреть все эти моменты в комплексе, можно будет объективно понять, на чем базируется или вообще будет базироваться решение отечественного правительства по кораблям подобного типа. Ведь изначально в решении о закупке у Франции этих вертолетоносцев было заложено огромное количество предпосылок», — констатирует Кошкин.
Это и импорт технологий, и поддержание геополитического сотрудничества с Францией вместе с другими государствами, входящими в блок НАТО, и появление в составе ВМФ РФ нового типа судов, и более ограниченные возможности ОПК РФ в нулевые годы.
Россия ищет оптимальные пути развития своих вооруженных сил
«На сегодня, конечно, все изменилось – как геополитика, поскольку подобный военный контракт между Россией и странами блока НАТО теперь попросту невозможно представить, так и внутрироссийская ситуация», — резюмирует Кошкин.
Например, за последние годы в России были подняты на принципиально новый уровень сухопутные, военно-воздушные, а также стратегические силы, но на этом программа обновления Российской армии, естественно, не заканчивается. Это вообще постоянный процесс, тем более, для такой военной сверхдержавы, какой является Россия, перед которой в настоящий момент стоит вопрос о создании новых машин для стратегической авиации, а также окончательного решения вопроса, связанного с общей стратегией развития ВМФ.
Здесь принципиален ответ на вопрос, какой флот нам нужен – океанский с возможностью проведения полномасштабных операций во всех интересующих нас регионах мира или ограниченные военно-морские силы для прикрытия наших государственных границ.
«Что касается конкретно «Мистралей», то не нужно недооценивать роль российского участия в этом проекте – эти корабли были созданы полностью под нас и являются совместным российско-французским проектом», — заключает Кошкин.
Другой вопрос, что время идет и, как замечает Андрей Петрович, в отечественном военном руководстве сложилось четкое мнение, что корабль типа «Мистраль» больше не соответствует нуждам ВС РФ и нам необходим более широкий проект.
Соответственно, речь здесь идет не об отказе от какого-то направления, а о выборе наиболее оптимального пути развития.

Автор: Дмитрий Сикорский
https://rueconomics.ru/

Для воссоздания уникального самолета России придется пойти на хитрости

Самый грузоподъемный (среди серийных) самолет в мире – Ан-124 «Руслан» – выполняет поистине уникальные задачи, особенно для российских военных. Именно поэтому в России обсуждают возможность воссоздания его производства. Возможно ли это чисто технически, не создаст ли препятствия Украина – и действительно ли такой самолет сегодня нужен России?
В России задумались над возобновлением производства самолетов Ан-124 «Руслан», права на которые после развала Союза достались Украине. Об этом заявил член комиссии при президенте России по вопросам развития авиации Юрий Сытник.
Не так давно о желании возобновить выпуск «Русланов» в новом облике заявляли и в Объединенной авиационной корпорации, и в Минобороны. Этот вопрос «регулярно рассматривается», сказал командующий российской Военно-транспортной авиацией Владимир Бенедиктов. Это трудная, но решаемая задача, отметил гендиректор ПАО «Ил» (входит в ОАК) Алексей Рогозин.
Желание ОАК получить финансирование и загрузить Ульяновский авиазавод, а военных – иметь новую технику, более чем понятно. Ан-124 до сих пор остается самым грузоподъемным серийным самолетом в мире. Он может помогать военным перебрасывать тяжелую бронетехнику и стратегические ракетные комплексы, а на гражданке возить сверхтяжелые и большие грузы.
Самолет был разработан еще в 1980-х годов в ОКБ «Антонова» в Киеве. После распада СССР ОКБ досталось независимой Украине, и современной компании «Антонов» желание России выпускать «Русланы» пришлось не по нраву. Пресс-служба компании заявила, что возобновление и модернизация производства самолетов Ан-124 в России невозможны без участия украинского государственного предприятия «Антонов», на котором он изначально и был сконструирован.
Имеет ли право Россия выпускать такой самолет без Украины?
Формально Россия действительно не может самостоятельно выпускать самолеты Ан-124 «Руслан» под маркой «Антонов» без разрешения разработчика. Однако модернизировать Ан-124 на самом деле уже бессмысленно. «Большинство систем, агрегатов Ан-124 морально устарели и уже даже не выпускаются. Даже не все заводы, которые когда-то что-то для него производили, ныне существуют. Поэтому речь может идти только о создании нового самолета на базе существующего Ан-124», – говорит глава портала «Авиа.ру» Роман Гусаров. К тому же при создании совершенно нового самолета отпадает вопрос предъявления претензий со стороны Украины относительно интеллектуальных прав. Можно сказать, с помощью такой хитрости удастся полностью обойти все претензии Украины по поводу интеллектуальных прав на машину.
Иначе говоря, по сути, речь идет о создании нового самолета на базе «Руслана» собственными силами России и под собственным новым брендом. «Это будет абсолютно новый самолет, и именно российского производства – разработанный уже нашими конструкторами», – заявил председатель комитета Совета Федерации по обороне и безопасности Виктор Бондарев.
Но есть у России ресурсы для выпуска такого самолета?
России эта задача абсолютно под силу, были бы деньги. У нее есть и десятилетние компетенции в области строительства новых воздушных судов, и современные технологии, и специалисты в этой области. Причем Россия уже доказала всему миру, что способна пользоваться не только советским заделом, но и создавать современные самолеты с нуля. Доказательством являются уже летающий региональный SSJ-100, проходящий последние сертификационные испытания среднемагистральный МС-21 и совместный с китайцами проект по созданию широкофюзеляжного самолета.
А могла бы Украина самостоятельно воссоздать производство Ан-124?
Ирония заключается в том, что, в отличие от России, Украина как раз сама не имеет ни технической, ни финансовой, ни производственной возможности самостоятельно создать такой самолет. У нее нет производственных мощностей даже для ремонта стареньких Ан-124.
Почему лучше создавать самолет на базе Ан-124, а не с нуля?
«Это позволит немного ускорить процесс создания нового самолета, так как можно будет использовать опыт, компоновку и конструкцию, которая уже доказала свою жизнеспособность за многие десятилетия. Концептуальные решения, на которые обычно уходят годы, уже есть, весь Советский Союз работал над созданием такого самолета. Миновав этот этап, можно сразу начать с проектирования», – говорит Роман Гусаров.

Что же надо сделать для создания нового самолета?
Во-первых, надо перепроектировать самолет с помощью цифровых технологий.
Во-вторых, в процессе оцифровки вся конструкция самолета будет подвержена пересчету и переработке с учетом новых современных материалов. «При возможной внешней схожести с «Русланом» конструктивно это будет совершенно новый самолет, не говоря уже о его внутреннем наполнении – все системы, авионика и т. д. будут новыми. Для примера, в «Руслане» только компьютерное оборудование занимает целую комнату. В современных машинах все это заменится на коробочку размером с бытовой компьютер», – рассказывает Гусаров.

Где будет производиться самолет?
Несмотря на то, что киевское КБ сконструировало Ан-124 «Руслан», в реальности над его созданием работал весь Союз – то есть вся тогдашняя Россия. И производство самого самолета было налажено в Ульяновске. На этом же заводе восстанавливали самолеты к полетам после долгого простоя в 90-е годы и проводили капитальный ремонт летающих сейчас Ан-124.
Поэтому производственная площадка под новый самолет уже имеется. Ульяновский авиастроительный завод располагает достаточными мощностями, интеллектуальными и техническими ресурсами для возобновления производства Ан-124.
Как назовут новый самолет?
Конечно, новый самолет будет и называться по-новому. Скорее всего, проектом будет заниматься «Авиационный комплекс им. Ильюшина», поэтому логично, что новый самолет получит имя своего создателя, то есть «Ил».
Потребуется ли России кооперация с другими странами?
Даже авиапромышленные гиганты – американский Boeing и европейский Airbus – не делают все комплектующие самостоятельно. В строительстве самолета участвует огромное количество поставщиков из разных стран. Тот же Boeing покупает титан, например, у России.
Без кооперации с зарубежными производителями не обойтись и России. Импортные детали использовались также и при создании с нуля самолетов SSJ-100 или МС-21. Создание полностью своей базы потребует слишком много времени и средств, говорит Алексей Калачев из «Финама». Другое дело, что России стоит стремиться к снижению доли импорта при сборке самолетов и, конечно, создавать сердце лайнеров собственными силами. Работы в этом направлении идут.
Если доля импорта в Sukhoi Superjet 100 была высока (80%), то доля иностранных комплектующих в МС-21 уже существенно снижена – 50%. И главное, что кроме иностранного двигателя (американского) у лайнера появится российский двигатель – ПД-14.
Сможет ли Россия обойтись без украинского двигателя в новом транспортном самолете?
Без российского двигателя делать тяжелый транспортный самолет бессмысленно, особенно если учесть, что одним из покупателей будет Минобороны, считает Гусаров. Россия задумалась о замещении украинских двигателей сразу после неконструктивного разрыва Киевом сотрудничества по линии ВТС. Перед Объединенной двигателестроительной корпорацией стоит задача к 2019 году оснастить тяжелые военно-транспортные самолеты отечественными двигателями. Уже на Ан-124 планировалось устанавливать российские двигатели НК-32 второй серии производства «Кузнецова» (их в свое время разрабатывали для ракетоносцев Ту-160). Значит, ОДК способна создать силовую установку и под новый самолет на базе «Руслана».
«У нас достаточно опыта, чтобы сделать двигатель, который будет поднимать самый большой в мире авиационный «грузовик». Никаких технических препятствий нет», – цитирует RT военного эксперта журнала «Арсенал Отечества» Алексея Леонкова.
Хватит ли инженеров под новый проект?
Возрождающийся российский авиапром отчаянно нуждается в квалифицированных кадрах. Возможный недостаток инженерных кадров можно компенсировать приглашением специалистов из других стран, говорит Алексей Калачев из «Финама». Причем переманить специалистов можно с самого же предприятия «Антонов». На самом деле процесс перетока кадров уже идет. И ульяновский авиационный завод «Авиастар-СП» как раз является ярким примером привлечения иностранных профессионалов из бывших советских республик – Узбекистана и Украины. Российские авиапредприятия создали целые программы с целью переманивания в Россию специалистов из бывших советских республик.

Есть ли спрос в мире на самолеты типа Ан-124 «Руслан»?
Большого спроса на тяжелые транспортные самолеты в мире нет и быть не может. Это специализированная техника для перевозки крупногабаритных грузов, и объем таких коммерческих перевозок невелик. Всему миру достаточно парка из 20 таких самолетов, считает Гусаров. Плюс еще 10 таких самолетов может заказать Минобороны и еще на 10 штук теоретически может быть спрос со стороны иностранных заказчиков. Если портфель заказов наберется хотя бы на 40 таких самолетов, тогда можно рассуждать об этом проекте.
Сколько потребуется денег и времени на разработку и организацию производства?
Проект потребует колоссальных денег. Эксперты считают, что аналог «Руслана» может обойтись значительно дороже, чем SSJ-100 и даже МС-21. «Это миллиарды долларов. Ведь придется создать новые агрегаты, системы, организовать новые производства комплектующих, причем уникальных и дорогих», – говорит Гусаров.
Для сравнения: на разработку и запуск SSJ-100, не такого большого, как «Руслан», потребовалось пять лет и около 44 млрд рублей вложений. Общий объем инвестиций в создание ближне- и среднемагистрального самолета МС-21 превышает 100 млрд рублей.
По оптимистичным оценкам, на реализацию проекта может потребоваться шесть лет. Для сравнения: на создание новой модификации существенно более маленького Ил-114 и организацию его серийного производства закладывается четыре года.
Почему мировые лидеры авиастроения не строят таких транспортников?
К сожалению, 40 самолетов – это не те объемы производства, при которых можно будет говорить об окупаемости. Именно поэтому западные лидеры авиастроения Boeing или Airbus или другие иностранные государства инвестировать в строительство такого самолета не хотят.
«Это социалистическая экономика могла позволить себе вкладывать большие средства в создание самой крупной в мире техники, не заботясь об экономической эффективности. А Boeing или Airbus работают на рынок, где достаточный уровень рентабельности может обеспечить лишь серийное производство», – говорит Алексей Калачев. Поэтому окончательное решение, стоит ли заниматься таким дорогим проектом, будет приниматься государством, без которого этот проект просто невозможно будет реализовать, говорит Гусаров.
Сейчас для России намного важнее «как можно быстрее поставить на крыло МС-21 с пермскими двигателями» и сосредоточиться все-таки на российско-китайском проекте широкофюзеляжного самолета CR929, считает первый вице-президент Союза машиностроителей, председатель комиссии Госдумы по обеспечению развития организаций ОПК Владимир Гутенев. Он не сомневается, что Россия может принять любой вызов, но вот выпуск Ан-124 считает нецелесообразным.

https://vz.ru/

Как понять, что вы доживете до ста лет

В мире с каждым годом продолжительность жизни увеличивается, а значит и ваши шансы на долгую жизнь растут. По каким признакам можно понять, что вы вполне можете дожить до ста лет?

Вода — это жизнь

Человек на 70% состоит из воды, чтобы не нарушать баланс в день необходимо выпивать не менее полутора литров воды. Если вы не забываете пить воду, то ваши шансы на долгую и здоровую жизнь серьезно возрастают. Но пить нужно именно воду, а не чай, кофе, соки и другие напитки.

Правильное питание

Овощи и фрукты обязательно должны присутствовать в рационе. Они обеспечивают витаминами, энергией и клетчаткой, необходимыми для хорошего пищеварения. Также не забывайте включать в рацион морскую рыбу и морепродукты, которые содержат Омегу-3. Это вщество снижает риск сердечно-сосудистых заболеваний.

Сон, как у младенца

Если есть возможность немного поспать днем, обязательно ей воспользуйтесь. Старайтесь высыпаться, во сне организм человека отдыхает и становится здоровее.

Всегда в движении

С возрастом двигательная активность снижается, уделяйте достаточно времени физическим упражнениям, делайте зарядку, не забывайте о растяжке. Все это убережет вас от травм и продлит молодость.

Долой лишний вес

Если вы следите за своей фигурой и не допускаете набор лишнего веса, у вас все шансы на долгую и здоровую жизнь. Среди тех, кто перешагнул столетний рубеж, толстяков не было.
Вы чувствуете себя моложе своих лет

Часто приходится слышать, что возраст, указанный в паспорте, — это всего лишь цифра. Последние исследования британских ученых подтвердили, что среди тех людей, который ощущали себя моложе своего возраста, уровень смертности был ниже.

https://woman.rambler.ru/health/

Из истории развития истребительной авиации. Часть вторая

Летом 1940 года над Англией нависла и не в переносном, в буквальном смысле — угроза давно обещанного Фюрером вторжения на Британские острова. Составной частью гитлеровского плана захвата Англии «Морской лев» была операция «Адлерангриф» — воздушное наступление люфтваффе. К броску через Ла-Манш приготовились экипажи двух с половиной тысяч самолетов, базировавшихся на 400 аэродромах Голландии, Бельгии, Франции, Норвегии и Дании. 12 и 13 августа немцы провели массированные налеты на основные аэродромы и береговые радарные станции англичан, а 14-го начали ночные рейды к авиационным заводам фирм «Бристоль», «Вестланд», «Роллс-Ройс» и «Глостер». Результат—повреждения двух аэродромов и нескольких радиолокационных станций. Не слишком удачно прошли и налеты на предприятия. Чаще всего бомбардировщики не успевали долететь до цели — на полпути их перехватывали английские истребители. Потери люфтваффе только 13 августа составили 47 самолетов. Британцы лишились 13 машин. Уже на следующий день над островами появились не пикировщики Ju-87, бомбившие накануне аэродромы, а двухмоторные истребители Мессершмитт Ме-110 с бомбовой нагрузкой: командование люфтваффе не рисковало больше посылать без сопровождения сравнительно тихоходные бомбардировщики на «растерзание» английским истребителям. В те же дни, обеспокоенный потерями, Геринг распорядился «впредь в составе каждого экипажа самолета, действующего над Англией, иметь не более одного офицера». До середины октября германская авиация днем и ночью пыталась разгромить королевские военно-воздушные силы, расстроить систему ПВО, подготовить высадку вермахта на Британские острова. И каждый раз, неся немалые потери, англичане отбивали атаки. Героями воздушного сражения, названного англичанами «битвой за Англию», стали пилоты 600 истребителей «Спитфайр» и «Харрикейн». Как правило, «Харрикейны» нападали на вражеские бомбардировщики, а более скоростные «Спитфайры» заставляли ввязываться в бой истребителей сопровождения. Оставшись наедине с «Харрикейнами», фашистские самолеты либо становились их жертвами, либо спасались бегством, так и не долетев до объектов бомбардировки. «Спитфайр», скорость которого примерно равнялась скорости Ме-109 с двигателем «Даймлер-Бенц» 601 В (1000 л. с.), превосходил основной истребитель люфтваффе в маневренности. Реджинальд Митчелл, главный конструктор фирмы «Супермарин», воплотил в истребителе лучшие качества гоночных самолетов, сумел сделать его чрезвычайно легкой в управлении, маневренной машиной. Своей маневренностью «Спитфайр» обязан не только тщательному подбору площадей рулевых поверхностей, их весовой и аэродинамической балансировке, но и крылу сравнительно большой площади. При полетном весе «Спитфайра» 2700 кг площадь его несущей поверхности составляла 22,5 м2. У Ме-109Е, весившего 2600 кг, куда меньше— 16,4 м2. Тем не менее «Спитфайр» с небольшой удельной нагрузкой на крыле сохранил скоростные свойства гоночных «рекордсменов». Придав крылу аэродинамически выгодные очертания, Митчелл удачно сочетал в самолете высокую скорость гоночной машины с маневренностью хорошего истребителя с малой нагрузкой на крыло. Первый тур воздушных сражений второй мировой войны вскрыл и недостатки истребителей конца 30-х годов; восемь крыльевых пулеметов «Спитфайра» оказались слабым оружием против самолетов врага, оснащенных противопульной броней. Одной лишь скорострельности уже не хватало. «Пронять» истребители и бомбардировщики люфтваффе можно было пушечными снарядами… Летом 1940 года, когда война уже грохотала на Западе, в КБ и на испытательных аэродромах нашей страны шла напряженная работа. Инженеры готовили документацию для серийного выпуска новых боевых самолетов, технологи—оснастку для сборки сотен и тысяч экземпляров машин, опытные образцы которых еще проходили заводские и государственные испытания. В том же, 1940 году нашим инженерам и летчикам представилась возможность изучить и самолеты будущего противника. «Перед войной мы совсем немного знали о немецких самолетах,— вспоминает летчик-испытатель И. И. Шелест. Изредка нет-нет да и проскользнет в печати короткая заметка о появлении новой машины. Но вот немецкие самолеты стали прибывать на наш аэродром. В масштабе «один к одному». Матовые, не отсвечивающие под лучами солнца и камуфлированные разнозелеными пятнами, но без паучьих свастик и черных крестов — их уже успели закрасить… Первые впечатления, к сожалению, оказались неутешительными для нас. «Срубленные» будто бы грубо, угловатые, длиннохвостые немецкие машины имели много новшеств и в воздухе оказались простыми и послушными. Надо было видеть редкое противоречие; летчик-испытатель огорчается машиной, которая ему нравится! …Постепенно все наши летчики включились в испытания немецких машин. Мне тоже кое-что перепало — сперва на двухмоторном «Фокке-Вульфе», потом на обоих «Мессерах» (109, 110). Пришлось порядочно полетать на «Юнкерсе» и других самолетах. «Немцев» удалось попробовать и Виктору Расторгуеву, моему другу… «Можно подумать,— говорил Виктор,— что они знают «петушиное слово» и заклинают им создаваемые самолеты,— все они устойчивы, хорошо управляемы, и в этом похожи друг на друга… Черт с ними! Наши новые истребители не хуже. Только маловато их. Пока-то дойдут до большой серии… попадут в части… А немцы уже заставили работать на себя всю Европу!» Почти одновременно в Научно-испытательный институт ВВС поступили три опытных истребителя, созданных в чрезвычайно сжатые сроки конструкторскими бюро А. Яковлева, А. Микояна и М, Гуревича и конструкторами С. Лавочкиным, В. Горбуновым, М. Гудковым. И-26 — прототип первой из знаменитых яковлевских боевых машин — был оснащен двигателем жидкостного охлаждения М-105. В развале У-образного мотора расположили 20-мм пушку ШВАК; два пулемета винтовочного калибра стреляли сквозь диск винта. На испытаниях И-26 показал себя скоростной (до 580 км/ч), маневренной, легкой в пилотировании машиной. И-201 С, Лавочкина, В. Горбунова и М. Гудкова обладал более мощным вооружением: 20-мм пушкой, одним крупнокалиберным и двумя пулеметами обычного калибра. Конструкция деревянная, из так называемой дельта-древесины, фанерного шпона, пропитанного фенольными смолами. Дельта-древесина не горела, а лишь обугливалась от огня. В сочетании с отличной аэродинамикой крыла и фюзеляжа гладкие полированные поверхности позволили истребителю развивать на высоте скорость до 560 км/ч. Правда, машина вышла тяжеловатой — полетный вес доходил до 3300 кг. Третий самолет, И-200, спроектированный конструкторами А. Микояном и М. Гуревичем, принадлежал к классу высотных истребителей. 1350-сильный двигатель АМ-35А развивал максимальную мощность на высоте 7—10 км. Расчет конструкторов был на то, что в разреженной атмосфере, где самолет противника теряет свои мощностные и маневренные свойства, И-200 как бы распрямляет плечи, в полной мере проявляет и быстроходность и верткость. На высоте 7250 м самолет развивал 640 км/ч — весьма высокая по тем временам скорость! Летом—осенью 1940 года, еще до конца испытаний, новые машины пошли в «серию», И-26 стал истребителем Як-1, И-201 получил наименование ЛаГГ-1, И-200 превратился в серийный самолет МиГ-1. Параллельно с запуском в «серию» конструкторы доводили истребители, устраняли недостатки, отмеченные испытателями и армейскими пилотами. На смену ЛаГГ-1 пришел ЛаГГ-3, который при том же полетном весе летал почти вдвое дольше своего предшественника. Чтобы улучшить маневренность и сделать машину терпимее к ошибкам пилотов, Истребитель Як-3 ее оснастили автоматическими предкрылками. При больших углах атаки крыла ЛаГГ выбрасывал по передней кромке предкрылки. Они-то и не давали воздушному потоку отрываться от крыла, удерживали истребитель от срыва в штопор. Строгим в управлении слыл и МиГ. Серийные МиГ-3 оснастили автоматическими предкрылками на концах крыла. Дальность полета Ми Га тоже не устраивала заказчика. Как же заставить «спринтера» освоить и «стайерские» (конечно, по истребительным понятиям) дистанции? Нельзя посягать на боевую нагрузку и снимать оружие, и без того машину не удалось оснастить пушкой — только крупнокалиберными пулеметами. Да и емкость баков нельзя увеличивать беспредельно. Остается кропотливый, но благодарный труд—улучшать аэродинамику истребителя по крохам; по граммам и килограммам уменьшать силу сопротивления! Очень кстати оказались для отечественного опытного самолетостроения гигантские аэродинамические трубы ЦАГИ, запущенные в 1939 году. Первой продувочной «моделью» стал МиГ-3 в натуральную величину. При продувках истребитель, тщательно «вылизанный» после исследований на моделях и в опытных полетах, раскрыл таившиеся в нем резервы скорости и косвенно дальности. Выяснилось, что одна только антенна «крала» у машины 2 км/ч. Свободно свисавший провод заключили в обтекаемую трубу. Так, проанализировав влияние «пустяков» на аэродинамику самолета, добились немалого выигрыша в сопротивлении. Отсюда и экономия горючего, а значит, и большая дальность полета. МиГ-3 считался одним из самых перспективных самолетов наших ВВС. Его стихией была высота, и именно на высоте, как полагали до начала боевых действий специалисты по тактике авиации, разыграются воздушные бои второй мировой войны. Теперь все зависело от промышленности, которой предстояло свернуть выпуск устаревших «Чаек» и И-16, «размножить» в тысячах экземпляров новейшие советские истребители. Спроектированные с дальним прицелом, воплотившие в себе последние достижения науки и техники, они оказались самыми «молодыми», а потому и сильными соперниками авиации врага. Конструкция поддавалась модернизации, переход к другим, более совершенным моделям шел прямо «с колес», без остановки налаженного серийного производства. Оценив сильные и слабые стороны наших истребителей, советские конструкторы взяли курс не на разработку совершенно новых образцов, а на последовательное модифицирование удачных машин, их оснащение более мощными двигателями, «вылизывание» оправдавших себя аэродинамических форм, включение в проверенные конструкции новых материалов, оборудования, оружия. Занимаясь новым вариантом самолета, нельзя совершенствовать его вообще, добиваться повышения абсолютно всех характеристик машины. Конструктор вынужден опираться в своей работе на освоенную промышленностью технологию, пользоваться каталогом готовых изделий — унифицированными пневматиками шасси, крепежом, иными стандартными элементами. Не всегда стоит менять, скажем, пусть не самую совершенную, но доведенную гидросистему, которая не грозит внезапным отказом, как это может случиться с абсолютно новыми гидроцилиндрами, золотниками, гидроаккумуляторами. Конечно, прежде чем оснастить какой-нибудь новинкой сотни и тысячи серийных машин, ее проверяют на стендах и в испытательных полетах, но главные испытания — на фронте. Поспеши конструктор, побуждаемый самыми лучшими намерениями,—ошибка будет стоить немалой крови, потери драгоценного времени на исправление опрометчивого решения. Модифицирование самолета тесно связано с качествами вражеских машин того же назначения, или самолетов, с которыми истребителю предстоит бороться, с текущими условиями воздушной войны и действиями наземных войск, наконец, с долгосрочными планами командования. Конструктор обязан считаться также с производительными возможностями страны в тот или иной момент мировой войны… Лучшие пилоты-истребители добивались на ЛаГГах отличных боевых результатов — летчик К, Груздев уменьшал радиус виража своей машины, выпуская посадочные щитки на 10—15°. Тем не менее маневренности и скороподъемности самолета явно недоставало в боях с Ме-109Е. К тому же серьезным недостатком обернулись и технологические достоинства ЛаГГ-3: его конструкция из дельтадревесины. Ведь смолы для пропитки дерева были импортными, а война затруднила доставку столь нужного материала. Возврат к обычной древесине утяжелил бы конструкцию и без того слишком тяжелую для 1050-сильного мотора М-105П. Более мощный, но пока «сырой» двигатель М-1 06 проходил еще стендовые испытания. Выпуск ЛаГГов собирались прекратить. Положение с этой машиной требовало радикальных, но безошибочных переделок. С. А. Лавочкин нашел выход — в моторе воздушного охлаждения АШ-82 А. Швецова. Этот появившийся накануне войны двигатель не слишком привлекал конструкторов истребителей — их отпугивал большой «лоб» звездообразного мотора, высокое аэродинамическое сопротивление «звезды». Но двигателисты заметно уменьшили высоту цилиндров, диаметр мотора лишь ненамного превышал модель М-105П, зато мощность 1700 л. с. вместо 1050. Важное достоинство такого двигателя и его высокая живучесть в бою — пробоины не выводят из строя систему охлаждения. К тому же АШ-82 хорошо защищал пилота от обстрела спереди. В начале 1942 года в воздух поднялся опытный модифицированный ЛаГГ, летавший быстрее Ме-109 (1941) на 40—50 км/ч. Вдобавок Ла-5—так называлась серийная машина—превосходил Ме-109Е по вооружению: две 20-мм пушки против одной такого же калибра и двух пулеметов у фашистского самолета. Не следует думать, что успех предопределен, если переделка машины заключается всего лишь в замене одного двигателя другим. Конструкторские муки начинаются с перетасовки чуть ли не всех сколько-нибудь весомых элементов истребителя: более тяжелый мотор нарушает центровку исходного самолета. Разбалансированная машина не сможет задрать нос при старте, а если и взлетит, вряд ли проделает даже простейшие фигуры пилотажа. Справившись с центровкой, Лавочкин уперся в другую проблему — перегрев двигателя. Он оказался столь сильным, что истребитель, сделавший всего несколько полетов, сняли с испытаний. Пришлось повозиться с носовой частью самолета, спрофилировать ее так, чтобы воздушный поток исправно обтекал каждый из ребристых цилиндров, унося излишки тепла. Тоже непростая задача, ибо система охлаждения не должна создавать большого аэродинамического сопротивления. Вообще «детских болезней», у будущего Ла-5 оказалось вдоволь. То у истребителя барахлили закрылки, то лопалась трубка маслосистемы, то в пилотской кабине начинало печь, будто ее нарочно подогревали. Тем не менее стараниями лавочкинского КБ, представителей моторной фирмы А. Д. Швецова, летчиков-испытателей А. И. Никашина, А, П. Якимова и других истребитель довели, и он продемонстрировал в полетах расчетные характеристики. В считанные недели самолет подготовили к серийному производству и выпустили первые десять головных машин. Испытали—и опять проблема: максимальная скорость серийного образца на 40—50 км/ч меньше, чем у опытного экземпляра. «Недостача» серьезная, а сроки, отпущенные ГКО, предельно сжаты — за две недели поставить на конвейер Ла-5 с данными, соответствующими опытному образцу. На лавочкинский завод командируется группа известных ученых. Их «диагноз»: недостаточная герметичность капота двигателя. Еще одна переделка, и с конвейера пошли Ла-5, не уступающие по своим характеристикам истребителю-прототипу… В небе Сталинграда состоялось боевое крещение модифицированного ЛаГГа, чудесным образом превратившегося в скоростной, маневренный истребитель с мощным пушечным залпом. Летом 1943 года в боях на Орловско-Курской дуге участвовали уже Ла-5ФН, самолеты с форсированным двигателем, «выдававшим» уже 1850 л. с. вместо 1700 у АШ-82. Немцы запустили в производство Фокке-Вульф FW-190. Но и этот хорошо вооруженный и скоростной самолет оказался тяжелее Ла-5ФН, уступал ему в быстроходности и маневре и плохо «держал» снаряды советских авиапушек. Летные свойства лавочкинского самолета улучшились и оттого, что тяжелые крыльевые лонжероны из древесины заменили металлическими — «дюралевый кризис» в промышленности уже миновал. Вес истребителя уменьшился. Конструкторы поработали и над управлением — они сделали Ла-5ФН менее «строгим» к ошибкам пилота, и это особенно оценили молодые летчики, Именно на Ла-5ФН в грандиозных сражениях 1943 года открыл счет своих боевых побед молодой летчик И. Кожедуб. Все 62 немецких самолета, сбитых им за время войны, были сожжены или взорваны огнем пушек «Лавочкина». С Ла-5ФН пилот пересел в кабину Ла-7, следующего варианта удачной машины. Поработав над аэродинамикой, конструктор заставил самолет, оснащенный все тем же швецовским мотором, летать со скоростью 680 км/ч. Огневую мощь Ла-7 составили три 20-мм пушки. Готовя крупнейшие наступательные операции нашей армии 1943 года, советское командование потребовало от авиапромышленности истребителей с увеличенной дальностью полета. Им предстояло прикрывать наземные войска, сопровождать бомбардировщики и штурмовики. Як-9 появились на фронтах во второй половине 1942 года, а в октябре вместе с Ла-5 приняли участие в битве на Волге. На высотах от 4000 до 4800 м машина превосходила Ме-1090-2 по скорости и маневренности. На 5 тыс. м Як-9 забирался за 4,9 мин. «Мессеру» для такого же подъема требовалось 5 мин. На полный вираж Як-9 уходило 19—20 с. Противник затрачивал на это 22—23 с. Замечательными боевыми свойствами Як-9, ведущий свое начало от предвоенного Як-1, обязан более совершенной аэродинамике и замене деревянных конструктивных элементов металлическими. Машину оснастили форсированным двигателем ВК-105ПФ. Продолжая заменять в Яках дерево на дюраль и сталь, КБ А. Яковлева облегчает конструкцию Як-9 и увеличивает внутренние свободные объемы фюзеляжа и крыла. Значит, истребитель можно снабдить увеличенным запасом топлива или оснастить мощным оружием. Як-9Д обладал дальностью полета 1400 км. Як-9 ДД—2000 км. Одну из модификаций (Як-9Т, 1943 г.) оснастили 37-мм орудием НС-37. Позднее, в 1944 году, появился опытный вариант Як-9К, вооруженный 45-мм или 75-мм пушкой. Снаряд пробивал броню танков и боевых кораблей. С другой стороны, КБ А. Яковлева задалось целью создать предельно легкую машину, наиболее подходящую для действий в тесном контакте с наземными войсками, завоевания господства в воздухе. Скорость, отличная скороподъемность и маневренность — вот важнейшие свойства такой машины. Взяв за основу Як-1, конструкторы заменили деревянные лонжероны крыла металлическими. Все мало-мальски весомые элементы самолета после скрупулезного анализа прочности были облегчены. Скорость удалось увеличить не за счет более мощного мотора, а благодаря уменьшению площади крыла, а следовательно, аэродинамического сопротивления несущей поверхности. Поработали конструкторы и над плавностью обводов самолета. Маслорадиатор перекочевал из-под фюзеляжа в крыло, водяной радиатор, насколько возможно, скрыли в центроплане, сделали убирающимся хвостовое колесо. Скорость новой машины—Як-3—увеличилась на 70 км/ч по сравнению с Як-1. С мотором ВК-105ПФ Як-3 развивал скорость до 660 км/ч. Дав фронту отличные истребители, Яковлев продолжал совершенствовать «базовые» модели. Як-3, например, оснастили в 1944 году форсированным двигателем ВК-107А (1500 л. с.). В порядке эксперимента на эту машину поставили даже 57-мм пушку. Стандартными же остались такие комбинации оружия: одна 20-мм пушка и один-два пулемета УБС или две 20-мм пушки. Скорость Як-3 ВК-107А достигала у земли 610 км/ч и 720 км/ч на высоте 5750 м. Потолок достигал 11800 м. 5-километровую высоту истребитель набирал за 3,9 минуты, вираж совершал за 17—18 секунд. В том же, 1944 году на Як-3 попытались поставить еще более форсированный двигатель ВК-108. Под пилотированием В. Л. Расторгуева истребитель показал рекордные характеристики: скорость 745 км/ч, близкая к предельной для поршневого самолета, и скороподъемность — 5000 м за 3,5 минуты. Из-за недоведенного мотора самолет в серию не пошел. Та же участь постигла и Як-3 с мотором воздушного охлаждения АШ-82 (1945). Хотя самолет и удался, необходимости в нем а конце войны уже не было… Неоценимым достоинством Як-3, как, впрочем, и всех истребителей КБ А. Яковлева, была и простота его пилотирования. Этим качеством конструкторы самолетов порой вынужденно поступались в пользу боевых свойств. И тогда истребители при всей своей мощи не прощали ошибок даже опытным асам. Не таков был новый Як. Хорошая маневренность, простота в управлении сочетались с очень мощным пушечным вооружением. Облегчение конструкции дало возможность поставить в развале V-образного мотора 20-мм пушку, стрелявшую через втулку пропеллера. Сквозь диск винта стреляли 2 пулемета калибра 12,7 мм. При широком спектре боевых возможностей «Яковлевых» они оставались похожими не только друг на друга, но и на довоенный Як-1. Правда, Як-3, как и «девятка», выделялся каплевидным фонарем кабины, что давало пилоту хороший обзор задней полусферы… В ходе войны советским авиаконструкторам не пришлось спешно, в пожарном порядке, проектировать принципиально иные машины в связи с изменением военной концепции. Исключение составляет, пожалуй, высотный МиГ-3, появление которого накануне войны стало событием в отечественном и мировом авиастроении. Вопреки предвоенным взглядам, воздушная война шла не на потолке боевых машин, а на умеренных высотах. «В первые же месяцы войны убедились,— вспоминает генеральный авиаконструктор А. Яковлев,— что немецкие летчики научились прикрывать наземные войска, сопровождать бомбардировщики и штурмовики. Як-9 появились на фронтах во второй половине 1942 года, а в октябре вместе с Ла-5 приняли участие в битве на Волге. На высотах от 4000 до 4800 м машина превосходила Ме-1090-2 по скорости и маневренности. На 5 тыс. м Як-9 забирался за 4,9 мин. «Мессеру» для такого же подъема требовалось 5 мин. На полный вираж Як-9 уходило 19—20 с. Противник затрачивал на это 22—23 с. Замечательными боевыми свойствами Як-9, ведущий свое начало от предвоенного Як-1, обязан более совершенной аэродинамике и замене деревянных конструктивных элементов металлическими. Машину оснастили форсированным двигателем ВК-105ПФ. Продолжая заменять в Яках дерево на дюраль и сталь, КБ А. Яковлева облегчает конструкцию Як-9 и увеличивает внутренние свободные объемы фюзеляжа и крыла. Значит, истребитель можно снабдить увеличенным запасом топлива или оснастить мощным оружием. Як-9Д обладал дальностью полета 1400 км. Як-9 ДД—2000 км. Одну из модификаций (Як-9Т, 1943 г.) оснастили 37-мм орудием НС-37. Позднее, в 1944 году, появился опытный вариант Як-9К, вооруженный 45-мм или 75-мм пушкой. Снаряд пробивал броню танков и боевых кораблей. С другой стороны, КБ А. Яковлева задалось целью создать предельно легкую машину, наиболее подходящую для действий в тесном контакте с наземными войсками, завоевания господства в воздухе. Скорость, отличная скороподъемность и маневренность — вот важнейшие свойства такой машины. Взяв за основу Як-1, конструкторы заменили деревянные лонжероны крыла металлическими. Все мало-мальски весомые элементы самолета после скрупулезного анализа прочности были облегчены. Скорость удалось увеличить не за счет более мощного мотора, а благодаря уменьшению площади крыла, а следовательно, аэродинамического сопротивления несущей поверхности. Поработали конструкторы и над плавностью обводов самолета. Маслорадиатор перекочевал из-под фюзеляжа в крыло, водяной радиатор, насколько возможно, скрыли в центроплане, сделали убирающимся хвостовое колесо. Скорость новой машины—Як-3—увеличилась на 70 км/ч по сравнению с Як-1. С мотором ВК-105ПФ Як-3 развивал скорость до 660 км/ч. Дав фронту отличные истребители, Яковлев продолжал совершенствовать «базовые» модели. Як-3, например, оснастили в 1944 году форсированным двигателем ВК-107А (1500 л. с.). В порядке эксперимента на эту машину поставили даже 57-мм пушку. Стандартными же остались такие комбинации оружия: одна 20-мм пушка и один-два пулемета УБС или две 20-мм пушки. Скорость Як-3 ВК-107А достигала у земли 610 км/ч и 720 км/ч на высоте 5750 м. Потолок достигал 11800 м. 5-километровую высоту истребитель набирал за 3,9 минуты, вираж совершал за 17—18 секунд. В том же, 1944 году на Як-3 попытались поставить еще более форсированный двигатель ВК-108. Под пилотированием В. Л. Расторгуева истребитель показал рекордные характеристики: скорость 745 км/ч, близкая к предельной для поршневого самолета, и скороподъемность — 5000 м за 3,5 минуты. Из-за недоведенного мотора самолет в серию не пошел. Та же участь постигла и Як-3 с мотором воздушного охлаждения АШ-82 (1945). Хотя самолет и удался, необходимости в нем а конце войны уже не было… Неоценимым достоинством Як-3, как, впрочем, и всех истребителей КБ А. Яковлева, была и простота его пилотирования. Этим качеством конструкторы самолетов порой вынужденно поступались в пользу боевых свойств. И тогда истребители при всей своей мощи не прощали ошибок даже опытным асам. Не таков был новый Як. Хорошая маневренность, простота в управлении сочетались с очень мощным пушечным вооружением. Облегчение конструкции дало возможность поставить в развале V-образного мотора 20-мм пушку, стрелявшую через втулку пропеллера. Сквозь диск винта стреляли 2 пулемета калибра 12,7 мм. При широком спектре боевых возможностей «Яковлевых» они оставались похожими не только друг на друга, но и на довоенный Як-1. Правда, Як-3, как и «девятка», выделялся каплевидным фонарем кабины, что давало пилоту хороший обзор задней полусферы… В ходе войны советским авиаконструкторам не пришлось спешно, в пожарном порядке, проектировать принципиально иные машины в связи с изменением военной концепции. Исключение составляет, пожалуй, высотный МиГ-3, появление которого накануне войны стало событием в отечественном и мировом авиастроении. Вопреки предвоенным взглядам, воздушная война шла не на потолке боевых машин, а на умеренных высотах. «В первые же месяцы войны убедились,— вспоминает генеральный авиаконструктор А. Яковлев,— что немецкие летчики на истребителях «Мессершмитт», обладавших меньшей высотностью, чем МиГи, не ведут бои на тех высотах, где они слабее. Наоборот, они стремились завязать все бои на малой высоте, где более тяжелый МиГ проигрывал в маневре». Попытка оснастить МиГ-3 «звездой» воздушного охлаждения АШ-82 оказалась запоздалой: к тому времени был практически готов Ла-5. В 1942 году машину сняли с производства. Однако в начале войны 2400 выпущенных МиГов сыграли важную роль в борьбе с превосходящими силами люфтваффе. Полностью оправдала себя ставка советских авиаконструкторов на легкие, но хорошо вооруженные машины смешанной конструкции. Модернизация самолетов, расширение их боевых возможностей происходили за счет внутренних резервов конструкций, без существенного утяжеления истребителей… В расчете на блицкриг немцы полагались на основной истребитель люфтваффе—Ме-109. И хотя боевые качества машины-ветерана поначалу росли от модификации к модификации, настало время, когда резервы конструкции были уже исчерпаны. Приводить в соответствие друг с другом скорость, маневренность и огневую мощь самолета оказывалось все труднее, а то и просто невозможно. «В конце концов,— замечает А. Яковлев,—отличный в своем первоначальном виде истребитель… вырос по весу почти до 3,5 т и потерял маневренные качества. Несмотря на увеличение мощности двигателя и вооружения, «Мессершмитту» не удалось получить никаких преимуществ по сравнению с нашими самолетами Як и ЛаГГ. Не принес гитлеровцам стабильного успеха истребитель Фокке-Вульф FW-190, появившийся на Западном фронте в 1942-м, а на советском—в 1943 году. Как отметил еще в 1942 году английский журнал «Флайт», описывая трофейный FW-190, «самолет FW-190 не является лучшим истребителем в мире, как это утверждают немцы, но, во всяком случае, это очень хорошая машина». Оказавшись в небе Великой Отечественной войны, «очень хорошая машина» нашла себе достойных соперников — легких и маневренных истребителей Лавочкина и Яковлева…

Литература:
Андреев И., Захаров А. «Боевые самолеты» 1992г.
Попова С. «Аэрофлот от А до Я» 1986г.