Для всех, кто любит авиацию, открыт в любое время запасной аэродром!

«Под ним лучше не стоять»

Россияне оценили украинскую «новинку» Ан-178 на авиасалоне «Фарнборо-2018»

Москва, 17 июля. На международном авиасалоне «Фарнборо-2018» в Великобритании Украина, как сообщал «Укроборонпром», продемонстрировала свой новый транспортный самолет Ан-178. Россияне оценили воздушное судно, вспомнив, что видят «новинку» не в первый раз.

Авиасалон открылся в Великобритании в понедельник. По информации украинского ведомства, на нем Ан-178 совершит полет, также Украина покажет перспективные проекты КБ «Антонов». Среди последних – морской патрульный самолет Ан-148МП и Ан-188, которые планируют разрабатывать совместно с иностранными компаниями.
Россияне к громким заявлениям «Укроборонпрома» отнеслись скептически. Они напомнили, что украинский концерн «Антонов» был ликвидирован, а при конструировании Ан-178 была допущена ошибка, из-за чего для правильной центровки самолет приходится снабжать дополнительным грузом.
«Данный самолет — совместная разработка Украины и России, а этот экземпляр они по всем авиасалонам возят, у него есть проблемы с центровкой, поэтому в салон для баланса вынуждены были поставить металлическую плиту в несколько тонн», — объяснил один из пользователей в соцсетях.
Он отметил, что прототип самолета ранее с этим балластом совершал полеты на авиасалонах, однако после приземления груз оперативно выгружали, чтобы скрыть его наличие.
«Опять со свинцовой плитой в салоне?» — иронично поинтересовался в ответ другой комментатор.
«Убили «Антонова». В 2005 году была прекращена разработка новых самолетов, а с 2015 года и штучное производство. С 2014 года нет ни одного заказа и контракта как на давно созданные самолеты Ан-148, Ан-158, Ан-74, Ан-140, так и на «новые» Ан-178 и Ан-132», — напомнили россияне о ликвидации украинского предприятия.
Они добавили, что заявленные как новый самолет Ан-178 на деле таким не является.
«Мне кажется я этот «новый» самолет уже лет 10 или 15 вижу», — предположили в соцсетях.
Зрителям британского авиасалона комментаторы посоветовали быть внимательными и держаться подальше от украинских самолетов.
«Под ним лучше не стоять», — лаконично рекомендовали пользователи.
«Я надеюсь, они там хорошо все скотчем примотали, перед демонстрационным полетом. А то зрителей жалко», — говорится в одном из комментариев.
Напомним, проблемы на украинском авиаконцерне «Антонов» начались еще в 2014 году, когда работникам перестали выплачивать зарплату, а многомиллионные контракты с Россией и Венесуэлой были разорваны. В 2017 году КБ «Антонов» было ликвидировано, часть его мощностей вошла в состав «Укроборонпрома». Однако, как неоднократно отмечали эксперты, без сотрудничества с РФ Украина не в состоянии выпускать самолеты.

Автор: Василий Котов
https://riafan.ru/

Россия вынудила американцев закрыть свою базу в Сирии

США не станут дожидаться национального позора из-за Эт-Танфа
Материал комментируют:
Алексей Леонков
Мы уже писали о том, что скандально известная американская база Эт-Танф в Сирии может быть вскоре закрыта. И дело не в том, что кто-то решился на агрессию против вооруженных сил США в регионе, а в тех условиях, которые создали Дамаск и Россия на юге Сирии.
Изначально эта база создавалась с целью тренировать на ней отряды радикальной сирийской оппозиции. Поначалу тут обучались в основном граждане арабской республики, но потом к обучению стали допускать всех, кто желал с оружием в руках совершить государственный переворот в Сирии. Единственной целью этих людей была ликвидация или, на худой конец, смещение Башара Асада. До поры до времени воспитанные американцами боевики были довольно-таки грозной внутрисирийской силой. Они совершали нападения на правительственные силы, иногда побеждали, а порой не гнушались разбить пару-тройку отрядов своих собратьев по оппозиции, если американцы или непосредственные командиры отдавали соответствующие приказы.
В общем, для Вашингтона было целесообразно содержать Эт-Танф и тратить приличные средства на подготовку с головы до ног проамериканских оппозиционных боевиков. Но вот все изменилось.
В САР доминирующей силой стал Асад, вовремя пригласивший российских военных. Вместе с ними сирийский президент добился фантастических результатов — отвоевал обратно почти все ранее утраченные провинции и сумел закрепиться в каждой из них. Речь в том числе и о мухафазе Хомс, где находится Эт-Танф. По мере того, как власть Дамаска повсеместно укреплялась, американская база постепенно превращалась в некоторое подобие птицефермы, где боевиков взращивали исключительно для того, чтобы потом отправить на убой. Все отряды, абсолютно все, направлявшиеся отсюда на фронт уничтожались полностью. Они ничего не могли противопоставить Сирийской арабской армии, воссозданной при содействии российских специалистов.
Сегодня для американцев ситуация стала еще сложней — Эт-Танф окружена со всех сторон. Различные арабские источники сообщают, что боевики сюда больше не перебрасываются даже через иорданскую и иракскую границы. Те же группировки, что уже с давних пор считаются преданными союзниками США, готовятся к тому, чтобы покинуть Эт-Танф и уйти к курдам, на север. При этом сирийская газета «аль-Уатан» пишет, что лидеры местных формирований участвуют в переговорах с Дамаском и российскими военными о сдаче оружия и создании безопасного коридора до пункта назначения. Из всего этого можно сделать вывод, что база Эт-Танф скоро будет окончательно ликвидирована. Во всяком случае, она уже не может быть базой для подготовки террористов. Тогда зачем американцам содержать ее в этой безжизненной пустыне?
Российский военный эксперт Алексей Леонков полагает, что план США по подготовке террористов полностью провалился, и теперь Эт-Танф действительно вряд ли пригодна для подготовки вооруженной оппозиции. Но ждать полной ликвидации базы пока не стоит.
— Недавно прошел саммит НАТО, по завершению которого участники составили совместное заявление. В этом заявлении есть пункты, в которых отдельно обговаривается роль таких государств, как Ирак, Иордания и Турция. Суть такова, что США продолжат развивать сотрудничество с этими странами в их борьбе с ИГИЛ*, Джебхат ан-Нусрой** и другими террористами, которых в Сирии уже практически не осталось. Это заявление нужно трактовать следующим образом — США обозначили, что они ни при каких обстоятельствах не покинут регион, в том числе и Сирию. Свои силы из САР они не выведут, их военные продолжат здесь вести свою деятельность. Будет ли это база Эт-Танф, база в Хасаке или еще где-нибудь — разницы нет, но главное, что они никуда не исчезнут. История показала, что куда-либо зайдя, американцы уходят только при полном национальном позоре. Например, как в Сомали или во Вьетнаме. Нужен большой провал.
«СП»: — Ну, а что насчет Эт-Танфа? Разве план США не провалился? База перестала снабжать оппозицию подготовленными боевиками, и смысл ее содержания теперь толком неясен. Куда выгоднее для американцев поддерживать проекты на севере, где всем заправляют курды.
— Да, план американцев провалился, во всей Сирии он проваливается, но тут нет того оглушительного провала, как в случае тех кампаний, который я назвал. Да, действительно этот небольшой участок на юге Сирии практически бесполезен, он потерял свое значение. Курдистан — куда более перспективный проект, потому что, во-первых, здесь много нефтяных месторождений, во-вторых, для американцев очень важно его местоположение. Помимо того, что за счет него можно контролировать ближайшие государства, есть возможность разместить определенное ракетное оружие, которое в случае необходимости будет способно поразить цели даже в Китае или Индии.
«СП»: — Не говорит ли все это о том, что США будут вынуждены скоро закрыть свою базу?
— Для этого нужны еще кое-какие условия. Например, Дамаск вместе с Россией могут перекрыть возможности снабжения Эт-Танфа с воздуха. Это сильно осложнит жизнь их военных. Но добровольно американцы, как правило, никогда не закрывают свои базы, если есть возможность продлить их существование.
Новости Сирии: Кремль готов рассмотреть просьбу о льготах для добровольцев в Сирии
________________________________________
*Движение «Исламское государство» (ИГИЛ) — решением Верховного суда РФ от 29 декабря 2014 года было признано террористической организацией, ее деятельность на территории России запрещена.
** «Группировка «Джебхат ан-Нусра»(Фронт ан-Нусра) решением Верховного суда РФ от 29 декабря 2014 года была признана террористической организацией, ее деятельность на территории России запрещена.

Заур Караев

https://svpressa.ru/

Авиация против укреплений. Российские бетонобойные бомбы

Враг может спрятать свои объекты под землей или поместить их под железобетонное укрытие. Однако такая защита уже давно не дает никаких гарантий. На вооружении всех развитых военно-воздушных сил, в том числе и российских, состоят специальные бетонобойные авиационные бомбы. Подобное оружие разработано для поражения укрепленных целей, защищенных от других авиабомб. За счет ряда характерных особенностей конструкции бетонобойные бомбы способны уходить в грунт на большую глубину или пробивать солидные слои железобетона.

История советских и российских бетонобойных авиационных бомб (в отечественной терминологии используется сокращение БЕТАБ) началась в середине тридцатых годов. В то время советские инженеры работали над новым классом авиационного оружия – т.н. ракетными бомбами или бомбами с «дополнительной скоростью». Результатом перспективного проекта стало несколько бронебойных и бетонобойных бомб, предназначенных для атаки кораблей и наземных укреплений. Характерной чертой новых классов оружия было наличие твердотопливного ракетного двигателя, обеспечивавшего разгон бомбы перед попаданием в цель.

Из артиллерии в авиацию
В конце тридцатых была запущена разработка новых авиационных бомб, соответствующих актуальным задачам. Вскоре советские конструкторы создали изделия БРАБ-200ДС и БЕТАБ-150ДС. Последняя стала первой отечественной авиабомбой, изначально предназначенной для борьбы с бетонными укреплениями. Любопытно, что уже к началу сороковых оружейники нашли наиболее удачные конструкторские решения, часть которых используется до сих пор.
Примечательные результаты в деле борьбы с корабельной броней и бетонными укреплениями показывала 203-мм артиллерия. По этой причине основой для новых бомб стали существующие снаряды соответствующих калибров. Бетонобойную бомбу построили на основе снаряда Г-620 аналогичного назначения. Последний весил около 100 кг, имел толстостенный корпус и нес 15,36 кг взрывчатого вещества. Снаряд комплектовался ударной трубкой УТ-36. После определенной переработки конструкции и установки дополнительных агрегатов снаряд превратился в бомбу.

Новое изделие получило название БЕТАБ-150ДС – «бетонобойная авиационная бомба калибром 150 кг». Литеры «ДС» означали «дополнительная скорость» – так обозначалось наличие разгонного твердотопливного двигателя, предназначенного для повышения характеристик пробития и заглубления.

Бетонобойная бомба нового типа получила стальной корпус, основанный на детали существующего артиллерийского снаряда. Он имел головную часть заостренной формы с цилиндрической поверхностью в задней части. Сзади к снаряду предлагалось присоединять цилиндрический корпус с твердотопливным двигателем, оснащенным дистанционной трубкой ТМ-4. Снаружи на нем установили Х-образное оперение. Любопытно, что, в отличие от более поздних БЕТАБ, первое изделие этого класса не имело тормозной системы.

Бомба БЕТАБ-150ДС имела длину чуть менее 2,1 м при диаметре корпуса 203-205 мм. Снаряженная масса – 165 кг. Ракетный двигатель получил заряд твердого топлива массой 17,4 кг. После сброса с самолета-носителя бомба должна была выходить на расчетную траекторию и включать двигатель, при помощи которого достигалась скорость 210 м/с. Испытания показали, что при падении на мраморный скальный массив перспективное изделие может уйти на глубину 1,65 м. После взрыва в массиве появлялась воронка диаметром 1,8 и глубиной 2,5 м.
По ряду причин, первая отечественная бетонобойная бомба не успела на Советско-финскую войну. В ходе этого конфликта Красная Армия столкнулась с проблемой в виде многочисленных вражеских укреплений, и при этом не могла рассчитывать на реальную помощь бомбардировочной авиации. Бомбу нового типа приняли на вооружение уже во время Великой Отечественной. По имеющимся данным, советские бомбардировщики регулярно использовали такое оружие против различных объектов противника, и в большинстве случаев речь шла об успешном поражении цели.

В тот же период разрабатывалась более крупная бетонобойная бомба БЕТАБ-750ДС. Она отличалась увеличенной до 4 м длиной и была больше похожа на снаряды реактивных минометов. Однако при освоении производства такого оружия возникли серьезные проблемы, и вскоре от него отказались. В результате этого в линейке БЕТАБ осталось только одно серийное изделие.

Послевоенное семейство

Несмотря на достаточно высокие характеристики, бомба БЕТАБ-150ДС со временем морально устарела. Развитие наземных средств защиты, имевшее место в ходе недавней войны, предъявляло новые требования к оружию. Боевая авиация тоже не стояла на месте и теперь нуждалась в ином вооружении. В связи с этим в послевоенный период было создано новое семейство бетонобойных бомб, соответствовавших актуальным требованиям.

Согласно исследованиям военных теоретиков, теперь самолетам с бетонобойными бомбами предстояло бороться с рядом новых целей. В частности, такое оружие рассматривалось в качестве средства борьбы с железобетонными укрытиями, строящимися на аэродромах вероятного противника. На тот момент уничтожение самолета в таком сооружении было возможно только при использовании специальных бомб, способных пробить мощное перекрытие.
Первыми послевоенными образцами БЕТАБ стали два изделия сравнительно простой конструкции. Это были свободнопадающие бомбы БЕТАБ-250 и БЕТАБ-500 калибром 250 и 500 кг соответственно. При создании нового оружия использовались современные материалы и технологии. Одновременно с этим был взят курс на упрощение конструкции. В частности, первые послевоенные бомбы не комплектовались реактивным ускорителем. Впрочем, и при таком облике они были способны решать поставленные задачи.

БЕТАБ-250 и БЕТАБ-500 имели корпуса похожей конструкции, отличавшиеся размерами и объемом. Оба изделия комплектовались скругленной головной частью, за которой помещалась цилиндрическая основная часть корпуса. В хвосте предусматривалась коническая секция с креплениями для Х-образного стабилизатора. В связи с различными габаритами и отличающейся массой две бомбы имели разные пропорции.

Бомба меньшего калибра имела длину 1,86 м при диаметре 285 мм и весила 210 кг, из которых 140 кг приходилось на боевую часть. По своим характеристикам она существенно превосходило старую БЕТАБ-150ДС. Длина бомбы БЕТАБ-500 достигла 2,11 м при диаметре 425 мм. Масса – 410 кг с 380-кг боевой частью, оснащенной 75,8 кг взрывчатого вещества. Более крупный боеприпас мог пробить 500-1000 мм железобетона. Взрыв, осуществлявшийся с замедлением до 30 с, оставлял после себя воронку диаметром 4-5 м.

Старые идеи и новые технологии

Бетонобойные бомбы БЕТАБ-250 и БЕТАБ-500 показывали, в целом, высокие характеристики, но со временем перестали полностью отвечать требованиям. Прежде всего, возникали претензии к точности попаданий и реальному воздействию на цель. Для максимального разгона бомбы до момента встречи с целью, обеспечивающего максимальное заглубление, бомбометание приходилось осуществлять с больших высот, что сказывалось на точности свободнопадающего боеприпаса. Кроме того, развитие противовоздушной обороны вынуждало самолеты работать на малых высотах, и это тоже негативно влияло на применение БЕТАБ.
По результатам очередных исследовательских и конструкторских работ были созданы несколько новых бетонобойных бомб с разными особенностями конструкции. Они разрабатывались с использованием некоторых элементов изделия БЕТАБ-500, и потому могут считаться ее глубокой модернизацией.

Идеи, предложенные еще в начале сороковых годов, были вновь реализованы в бомбе БЕТАБ-500ШП («штурмовая, с парашютом»). В ее основе лежала боевая часть существующей БЕТАБ-500, которую дополнили новыми устройствами. В одном корпусе с боезарядом, в его хвостовой части, поместили реактивный двигатель с 2,2 кг твердого топлива. За двигателем установили сбрасываемый контейнер с парашютом площадью 6 кв.м. Бомба имела длину 2,51 м и весила 380 кг, из которых 77 кг приходилось на заряд боевой части.

Изделие БЕТАБ-500ШП после сброса с носителя должно выпускать тормозной парашют, задачей которого является изменение траектории полета. Для повышения боевых качеств авиабомба должна падать на цель под минимальным углом к вертикали. После выхода на подобную траекторию осуществляется сброс парашютной системы и запуск твердотопливного двигателя. С его помощью бомба в минимальное время развивает достаточную скорость. За счет нововведений конструкции БЕТАБ-500ШП может применяться на высотах от 170 м. При этом она пробивает до 550 мм железобетона, а по прочим характеристикам сопоставима с базовой БЕТАБ-500.

Не менее интересный вариант бетонобойной бомбы был предложен в проекте БЕТАБ-500Ш («штурмовая»). В этом случае к основному корпусу с усиленной головной частью и боезарядом предлагалось присоединять специальное тормозное устройство комбинированного действия. В крупном цилиндрическом корпусе устройства помещался твердотопливный двигатель, причем его сопла находились на переднем торце. Сзади на корпусе поместили воздушный тормоз т.н. зонтичного типа, состоящий из нескольких подвижных плоскостей. БЕТАБ-500Ш имела длину 2,8 м при диаметре 325 мм. Масса – 424 кг, заряд – 70 кг. Как и БЕТАБ-500ШП, это изделие могло сбрасываться со сравнительно малых высот.

После отделения от носителя БЕТАБ-500Ш самостоятельно затормаживается при помощи реактивного двигателя и зонтичного воздушного тормоза. Падение скорости приводит к изменению траектории. Затем плоскости тормоза складываются вдоль корпуса. Бомба получает возможность разогнаться и упасть на цель. По известным данным, с точки зрения боевых качеств БЕТАБ-500Ш похожа на другое оружие своего класса.

Суббоеприпасы для кассет

Бетонобойные авиационные бомбы калибром до 500 кг предназначаются для поражения железобетонных сооружений, бункеров, укрытий и т.д. При этом авиация может получить приказ на уничтожение иных целей, построенных из бетона. Специально для поражения взлетно-посадочных полос и рулежных дорожек, автомобильных дорог и иных площадных целей были разработаны боевые элементы, применяемые с разовыми бомбовыми кассетами.

Такое оружие носит названия РБК-500 БЕТАБ и РБК-500У БЕТАБ-М. Бетонобойный элемент для таких кассет представляет собой уменьшенный вариант полноразмерной авиабомбы. Он имеет цилиндрический корпус переменного диаметра с коническим головным обтекателем, внутри которого помещаются основной заряд в усиленном корпусе, а также твердотопливный двигатель и парашют. В кассету типа РБК-500 умещается десять таких изделий.

По своему принципу действия суббоеприпасы изделия РБК-500 БЕТАБ похожи на полноразмерные авиабомбы БЕТАБ-500ШП. Сразу после выхода из кассеты отдельные элементы раскрывают парашюты и выходят на траекторию, близкую к вертикальной. Далее осуществляется запуск двигателя, при помощи которого элемент набирает требуемую скорость падения. Несмотря на малые размеры, такие суббоеприпасы способны надежно поражать бетонные ВПП или шоссе, оставляя после себя множество достаточно крупных воронок.

БЕТАБ в бою

Первая отечественная бетонобойная бомба поступила на вооружение в самом начале Великой Отечественной войны, и поэтому вскоре таким изделиям пришлось атаковать реальные цели. Являясь фактически единственным представителем своего класса, БЕТАБ-150ДС активно использовалась до самого конца войны. На счету такого оружия множество разрушенных дотов, блиндажей и бункеров и других сооружений противника.

После войны отечественные ВВС использовали оружие в основном на полигонах в рамках учений, однако им все же пришлось работать по реальным целям. Бомбы семейства БЕТАБ-500 активно использовались в Афганистане для атаки объектов в горах. По разным данным, некоторое количество такого оружия нашло применение позже, во время двух войн в Чечне. Во всех случаях грамотное применение бетонобойных бомб позволяло едва ли не одним ударом уничтожить тот или иной защищенный объект вместе с находящимися внутри врагами.

В конце сентября 2015 года воздушно-космические силы России начали операцию на территории Сирии. Уже к концу осени того же года стало известно, что в ряде случаев российские боевые самолеты атаковали объекты противника при помощи бетонобойных бомб. В очередной раз была показана высокая эффективность подобного оружия при его грамотном применении.

***

Некоторые задачи оказываются чересчур сложными для оружия общего назначения, и в таком случае должны применяться специализированные системы. Специально для борьбы с укрепленными объектами, построенными в скальном грунте или с применением железобетона, несколько десятилетий назад были разработаны первые отечественные бетонобойные авиационные бомбы. В дальнейшем это направление получило развитие, что привело к заметному росту потенциала боевой авиации.

В арсеналах российских воздушно-космических сил на данный момент имеется сразу несколько средств для борьбы с бетонными сооружениями. А это значит, что вероятный противник может не надеяться на свои укрытия и бункеры. Современное оружие достанет его и под толщей железобетона.

По материалам:
http://airwar.ru/
http://airpages.ru/
http://russianarms.ru/
http://migavia.com/

Главная


https://vpk.name/
Широкорад А. Б. История авиационного вооружения. — Мн.: Харвест, 1999.

Предатели внутри: что произошло 19 июля на встрече Путина с дипломатами?

В четверг 19 июля президент Путин прибыл в МИД на встречу с российскими дипломатами, где провёл совещание послов и постоянных представителей России. Выступление президента состояло из двух частей: открытое обращение к собравшимся, на котором присутствовали журналисты, а также закрытая часть, куда были приглашены только дипломаты и другие доверенные лица.
Эта встреча прошла спустя двое суток после того, как Путин провёл в Хельсинки переговоры с Трампом. Казалось бы, на пресс-конференции в понедельник 16 июля по итогам встречи с американским президентом Путин выглядел вполне удовлетворённым итогами переговоров. Тем не менее, уже в четверг 19 июля многие из собравшихся на совещании в МИДе обратили внимание на то, что риторика Путина несколько поменялась.
Российский президент в довольно резкой форме предостерёг американцев от попыток вытягивания Украины и Грузии в военный альянс НАТО. Путин также был очень разочарован действиями американцев, заявив, что некоторые из представителей их истеблишмента ставят свои узкие интересы выше национальных. Таких людей хозяин Кремля назвал жалкими и ничтожными людьми, подчеркнув, что на самом деле таковыми они не являются – напротив, они довольно могущественные, если могут навязывать свои идеи широкому кругу людей в США. Кроме того, по итогам встречи произошла ещё одна очень неприятная ситуация.
Так что же произошло, и с чем связано резкое охлаждение Путина в отношении американцев? А произошло вот что. Дело в том, что в закрытой части своего выступления Путин озвучил дипломатам свою идею проведения в Донбассе референдума по статусу Донбасса. По словам Путина, этот вопрос он обсуждал на встрече с Трампом. Вы скажете – но ведь в ЛДНР уже проходил референдум в 2014 году, на котором жители высказались за независимость. Всё так. Но в данном случае Путин попытался провернуть хитрый ход по вопросу «особого статуса Донбасса». То есть фактически Путин предлагал провести там референдум с международными наблюдателями не по вопросу отделения региона от Украины, но по части наделения части Донбасса особыми правами в составе Украины.
Эта идея не нова – украинская сторона давно должна была провести это решение через свой Парламент, внеся поправки в конституцию. Однако по факту этого до сих пор не сделано и, судя по всему, делать этого Киев не планировал и в дальнейшем. Таким образом Путин хотел бы получить тот же результат, но заручившись поддержкой американского президента. Дескать – мы знаем, что вы в состоянии продавить это решение через официальный Киев. Трамп внимательно выслушал пожелания Путина и запросили время на размышления. Трамп также попросил Путина не озвучивать эту идею на брифинге.
Что в данном случае не понравилось Путину? А не понравилось ему именно такое поведение Трампа, который сделал вид, что эта идея обсуждаема, попросив российского президента не поднимать этот вопрос на пресс-конференции с журналистами. Конечно, такое заявление стало бы информационной бомбой, прежде всего, для Киева и части антироссийских политиков в США. Но Трамп попытался уберечь себя от удара, поэтому вопрос с референдумом на брифинге с журналистами пропустили. Однако как только Трамп вернулся в Вашингтон, стало известно, что ни о каком референдуме речи быть не может. Отметим, что на тот момент об этом по-прежнему знали лишь участники переговоров.
То есть крайнее раздражение Путина и слова о «жалких и ничтожных людях» связаны именно с тем, что к моменту своего выступления – в четверг 19 июля Путин уже получил оперативную информацию о решении американцев. Отказ от референдума. Тогда к чему был весь этот спектакль Трампа?! Понять российского президента можно – это был действительно некрасивый поступок американской стороны. Но украинский вопрос – это лишь часть обсуждений. Вполне возможно, что с собой Трамп также увёз предложения Путина и по другим направлениям – например, по Сирии. И, по всей видимости, там также последовал отказ. То есть по факту провал хельсинских переговоров в целом. Отсюда крайне жёсткая риторика Путина в МИДе.
Утечки и предатели
Провал идеи с референдумом – лишь часть беды. Дело в том, что кто-то позволил себе очень грубую ошибку с утечкой этой идеи в американские СМИ. Об этой идее, напомним, Путин заявил на закрытой части своего выступления в МИДе. И уже в ночь на пятницу в Блумберге появилось сообщение о том, что Путин и Трамп обсуждали референдум в Донбассе. Безусловно, эта преждевременная утечка информации в СМИ была попыткой оказать давление на Путина. Уже в пятницу об этом узнал весь мир, при чём панику подняли в самом Киеве – до утечки они просто не знали о переговорах Путина и Трампа по этому вопросу. В пятницу украинская сторона закатила истерику, заявив о том, что ни о каком референдуме и речи быть не может. Дескать – посмотрите, что творится – Украину втихаря дербанят! В результате возникшего скандальчика от этой идеи публично поспешили откреститься и в самом Вашингтоне.
Белый дом заявил, что предложения российской стороны считают неприемлемыми. Конечно, как мы уже упомянули выше, о решении американцев Путин был проинформирован ещё до «сливов». Однако эта инициатива должна была пройти в режиме информационной тишины: если отказ – то отказ. Если приватность – то приватность. Оставим это между нами, ведь на пресс-конференции в Хельсинки эту идею тоже оставили в тайне. Однако из-за утечек информации всю это было подано в прессу как попытка Путина продавить решения, от которых американцы демонстративно отказались. Как вы сами понимаете, это неприемлемо! Возникает вопрос: какая сволочь вытащила наружу то, что президент Путин рассказал в узком кругу?
И если по утечкам в области гиперзвуковых российских разработок виновные найдены (материал-ссылка выше), то дипломатические утечки пока расследуются. Нет сомнений, что здесь также необходимо провести зачистки лазутчиков. Тем более, что в последнее время мы очень серьёзно взялись за наведение порядка в структурах, которые имеют доступ к засекреченной информации. Например, 14 июня 2018 года сотрудниками ФСБ была задержана Карина Цуркан, член правления компании ПАО «Интер РАО». Как выяснилось, она сливала иностранным спецслужбам информацию о поставках электроэнергии в Крым.
Как известно, полуостров находится под санкциями, поэтому обеспечить туда поставки ресурсов непросто. Карина Цуркан оказалась румынской шпионкой, которая информировала иностранные спецслужбы о схемах обхода санкций. Кроме того, ранее в Москве по подозрению в шпионаже также были задержаны Дмитрий Прозоров и Андрей Жуков. Ещё раньше в руки ФСБ попался гендиректор «Силовых машин» Роман Филиппов. Его задержали по подозрениям в покушении на разглашение государственной тайны. Работа идёт, товарищи! Будем надеяться, что контрразведка ФСБ наведёт порядок и в этой области.

http://agitpro.su/

Минобороны снизит требования к здоровью ученых в погонах

Военное ведомство разработало дифференцированные критерии для поступающих в магистратуру и адъюнктуру
Минобороны снизит требования к здоровью офицеров, поступающих в военные учебные заведения, для того чтобы заниматься наукой. В ординатуру и адъюнктуру смогут попасть военнослужащие после не очень тяжелых ранений, травм, переломов, если специальная комиссия вынесет положительное решение. Изменения позволят офицерам с большим опытом, в том числе боевым, повысить уровень своего образования и передать знания молодому поколению. По мнению экспертов, это положительно скажется на качестве подготовки кадров для Вооруженных сил.
В Минобороны «Известиям» заявили, что требования к состоянию здоровья офицеров, поступающих в военно-учебные заведения, будут дифференцированы.
Подготовлены поправки в приказ министра обороны № 770 от 20 октября 2014 года, который устанавливает порядок проведения военно-врачебной экспертизы (документ имеется в распоряжении «Известий»). Согласно поправкам, для офицеров, поступающих в адъюнктуру (аналог аспирантуры в военных вузах), ординатуру и докторантуру, установят более низкие требования, чем для тех, кто поступает в магистратуру. Сейчас критерии одинаковы.
Когда приказ будет принят, при наличии некоторых диагнозов — речь, идет, например, о последствиях ранений, травм и переломов с «незначительными клиническими проявлениями» — офицеру предложат пройти индивидуальную оценку. Специальная комиссия решит, годен ли он к поступлению в ординатуру, адъюнктуру или докторантуру. В этом случае учитывается прогноз медиков о риске ухудшения состояния, а также характеристика командира о том, насколько человек справляется с обязанностями при своем заболевании. Также в список диагнозов, при которых решение будет приниматься индивидуально, входят, к примеру, умеренное заикание, болезни позвоночника (без нарушения функций), язва желудка (с редкими обострениями) и др.
Сегодня «при наличии увечья, заболевания, по которым… предусмотрены индивидуальная оценка категории годности к военной службе… выносится заключение о негодности к поступлению», сказано в действующем приказе Минобороны.
Но из-за возраста и особенностей службы далеко не все офицеры обладают нужным здоровьем. В пояснительной записке к проекту обновленного приказа отмечается, что сложившаяся ситуация не позволяет военнослужащим, имеющим большой практический опыт службы в войсках, «в том числе в условиях боевых действий в военных конфликтах, повысить свой образовательный уровень».
Что касается будущих магистров, к их здоровью останутся высокие требования. В проекте приказа говорится, что они в том числе будут зависеть от профиля заведения. Последние содержат, к примеру, ограничения по росту для танкистов и подводников, различные требования к остроте зрения для плавсостава, ракетчиков и десантников и ряд других условий. На офицеров, которые решили глубоко уйти в науку, такие тонкости не будут распространяться.
СПРАВКА «ИЗВЕСТИЙ»
В высших военных училищах готовят лейтенантов по программам бакалавриата или специалитета. Выпускники училищ, отслужив в среднем 5–7 лет, смогут продолжить свое образование в военных академиях по программе магистратуры.
Офицеры, поступающие в ординатуру, адъюнктуру и докторантуру, — это люди, которые впоследствии будут служить не в строевых частях, а заниматься научной и преподавательской деятельностью, отметил эксперт Российской ассоциации юристов силовых ведомств «Гвардия» Олег Жердев.
— Таких нагрузок, как при службе в войсках, у них не будет, — отметил эксперт. — Их задача не защищать родину непосредственно с оружием в руках, а обучать защитников Отечества.
Снижение требований необходимо, чтобы грамотные кадры не уходили в запас, а могли продолжать службу на преподавательских должностях, считает председатель независимой военно-врачебной экспертной комиссии полковник медслужбы запаса Сергей Стрильченко.
— Офицеры получают ранения на службе, — отметил он. — Неправильно лишать их возможности заниматься преподавательской деятельностью.
Ранее «Известия» сообщали, что в этом году в общевойсковых командных училищах сократили срок обучения до четырех лет. В учебных заведениях со сложными техническими специальностями срок обучения останется прежним — пять лет.

Роман Крецул
https://iz.ru/

Под крылом Будапешт

— Ну и погодка! — проворчал лейтенант Орлов, перчаткой сбивая с унтов мокрый снег.
Все мы, сидевшие в землянке, полностью разделяли его недовольство погодой, но ворчливый тон и кислое лицо так несоответствовали добродушному Петиному характеру, что трудно было удержаться от улыбки.
…К концу шел 1944 год. Советские войска, стремительно наступая, изгоняли гитлеровцев из Венгрии. После почти трехмесячных ожесточенных боев вражеский гарнизон в Будапеште был полностью окружен. На окраинах города завязались уличные бои.
Наш аэродром располагался на берегу Дуная, южнее венгерской столицы, до которой оставалось рукой подать. Все жили в ожидании реально ощутимой, с каждым днем приближающейся победы. И как обидно было в это время наше бездействие, вызванное снегопадом.
Дверь снова открылась.
— Старший лейтенант Шмелев, срочно на кэпэ дивизии! — крикнул посыльный, не входя в землянку.
Что мог означать этот вызов? Погода явно нелетная: облачность 10 баллов, снег, видимость не более 300 метров.
На командном пункте меня ожидал командир дивизии генерал-майор авиации Белецкий.
— Товарищ старший лейтенант, — подавая мне руку, сказал он, — вам поручается необычное задание: разбросать над Будапештом листовки с ультиматумом советского командования о капитуляции гарнизона. Ведомого разрешаю подобрать по своему усмотрению. Имейте в виду, что в тот момент, когда вы будете над городом, в расположение противника направятся две группы наших офицеров-парламентеров для вручения ультиматума командованию окруженных вражеских войск. Поэтому во время полета на провокации не поддаваться, оружие не применять.
Появиться над Будапештом! Я хорошо знал, что шансов вернуться обратно не очень много. Генерал это тоже понимал, и взгляд его договаривал то, чего нельзя сказать по уставу: «Держись, браток! И постарайся вернуться обратно…»
Возвратившись в землянку, я подозвал Орлова:
— Полетишь со мной.
Я знал, что в трудную минуту Петя не дрогнет. Этот умел ценить доверие. Он отлично понимал, что участие в таком ответственном полете может быть поручено далеко не всякому.
— Давай уточним обстановку! — просто сказал он.
А обстановка складывалась явно не в нашу пользу. Во-первых, погода оставалась по-прежнему нелетной, и, во-вторых, у нас не было достаточных сведений о противовоздушной обороне Будапешта. Правда, при снегопаде нам можно будет пройти над городом бреющим полетом, прямо над крышами домов. В этом случае вражеские зенитчики не смогут вести огонь по нашим самолетам, особенно из установок на крышах. Зато во время бреющего полета больше вероятности зацепиться за тросы аэростатов заграждения или натолкнуться на высокие шпили больших зданий, которых в Будапеште достаточно. Но надо рисковать, другого выхода нет.
Подготовить наши штурмовики Ил-2 к полету не долго. Бомбовые люки на этот раз «заряжены» листовками.
У наших самолетов собрались друзья — летчики, техники, механики. Проводить нас пришли представители Политуправления фронта, которые ночью привезли на аэродром листовки с текстом ультиматума, а также товарищи — летчики-истребители из соседних частей. Начались напутствия, пожелания…
Мы запускаем моторы. Туман. Видно меньше половины длины взлетной полосы, к тому же очень узкой.
На старте Орлов почти вплотную подрулил ко мне, занял место справа, и мы, будто связанные, пошли на взлет.
Быстро вышли к руслу Дуная. Низкая облачность местами почти закрывает землю. Самолеты идут так, что берега реки выше их крыльев. Долетели до Чепеля — длинного, узкого острова, за ним показался Будапешт.
Сделали небольшую горку и направились к центру города. Теперь смотри и смотри.
Вот неожиданно возникают силуэты двух башен с высокими шпилями, неотвратимо мчащиеся из белой пелены нам навстречу. В какую-то долю секунды поставил самолет на крыло и успел проскочить между шпилями. Орлов прошел правее.
Идем на максимальной скорости. Под нами проносятся едва различимые контуры кварталов. Левобережная часть города напоминает Москву: концентрические кольца бульваров, улицы, сбегающиеся к центру радиусами.
Зенитные средства противника молчат. Гитлеровцы, видимо, не предполагали, что в такую погоду советские самолеты осмелятся появиться над городом.
Мы открыли бомболюки. И тут же за нами протянулись белые раструбы. Тысячи листовок, кружась в воздухе, будто большие хлопья снега, медленно опускаются на улицы.
Развернувшись над Будапештом, снова повернули к Дунаю и по его руслу пошли к своему полевому аэродрому. Посадка в туманной мгле оказалась труднее полета. Посадочной полосы совсем не видно. Ракеты выглядели светлой точкой в этой серой мгле.
По радио я попросил:
— Поставьте ракетчиков вдоль полосы. Укажите ее направление.
Только после этого смогли сесть.
На аэродроме узнал трагическую новость о провокационном убийстве советских парламентеров. Несмотря на это, наше командование не отдавало приказа о штурме города. Было сделано все для сохранения столицы Венгрии от разрушения, для спасения жизни ее граждан. Это был величайший акт гуманности командования советских войск.
Мы с Орловым совершили еще четыре полета над Будапештом и опять сбрасывали листовки. После каждого из них нас встречал командир дивизии. Когда 2 января необычное задание было полностью выполнено, генерал сказал:
— Молодцы, ребята! Спасибо!
А на следующий день пришла телеграмма командующего 17-й воздушной армии: «За отличное выполнение ответственного задания командования по разбрасыванию листовок над Будапештом в сложных метеорологических условиях объявляю благодарность…»
В январе установилась наконец ясная погода. Большую активность начала проявлять авиация противника, и на фронте шли непрерывные воздушные бои.
Один из этих дней для меня чуть не стал роковым. Мне было приказано группой в 18 Ил-2 под прикрытием 24 истребителей нанести штурмовой удар по вражеской танковой колонне.
Вышли на цель. Стали пикировать на танки и автомашины.
Во время второго захода слышу по радио: «Товарищ командир, вы горите!»
Воздушный стрелок подтверждает, что из-под фюзеляжа идет густой черный дым.
Гореть в воздухе было не впервой, но мне всегда удавалось на большой скорости сбить пламя и спасти машину. Поэтому сейчас я тоже особенно не встревожился, а передал командование группой заместителю и с высоты 1300 метров бросил самолет в пикирование. Дым черным шлейфом потянулся за нами. Вышел из пике лишь на высоте 30 — 50 метров. Но воздушный стрелок опять докладывает:
— Горим!
Оказывается, зенитный снаряд попал в масляный радиатор и поджег масло. А над масляным радиатором находились бензиновые баки. Если огонь дойдет до них — взорвемся. Но теперь с парашютом не прыгнешь: мала высота. Оставалось попробовать сесть на фюзеляж и покинуть горящий самолет.
На скорости 160—180 километров в час самолет коснулся земли и заскользил, как на лыжах. Казалось, сама железнодорожная насыпь, которая находилась в полусотне метров впереди, неслась на машину. Самолет, не в состоянии погасить скорость, с силой врезался в нее. От удара я потерял сознание. Когда пришел в себя, увидел у борта кабины двух наших солдат. Один из них тряс меня за плечо и торопил:
— Товарищ летчик, бежим! Вон там, в овраге, фашисты.
Мы со стрелком как могли быстро вылезли из самолета и побежали в сторону наших траншей. Фашисты стали обстреливать нас минометным и пулеметным огнем. Кругом рвались мины, свистели осколки и пули.
И тогда над полем появились 11 штурмовиков и 24 истребителя. Оказывается, это Орлов по радио дал команду:
— Все на помощь командиру!
Самолеты навалились на вражеские минометы и пулеметы так, что заставили тех приумолкнуть. И когда вражеский огонь прекратился, мы без помех добрались до наших траншей.
Есть у поэта Твардовского прекрасные строки:
У летчиков наших такая порука,
Такое заветное правило есть:
Врага уничтожить большая заслуга,
Но друга спасти — это высшая честь!
У меня, не раз испытавшего силу беззаветной боевой дружбы, есть особые основания свято помнить эти замечательные строчки…

* * *

Будапешт давно позади. Советская Армия вышла уже на подступы к Берлину. По всему видно: до конца войны совсем недалеко.
Наш аэродром располагался близ деревни Орци, несколько севернее города Капошвар. Действуем по скоплениям вражеских войск и техники. Сегодня тоже получили боевую задачу нанести штурмовой удар по железнодорожному узлу. Разведка обнаружила там несколько воинских эшелонов.
Скоро вылет. А пока, примостившись на ящике возле землянки, лейтенант Орлов заканчивает бритье. Собственно говоря, в этом не было особой необходимости, так как борода пока не доставляет Пете больших хлопот. Впрочем, втайне этим он как раз и огорчается: один из лучших летчиков части Орлов, как многие из молодежи, мечтает выглядеть солиднее.
— Не беспокоит? — шутливо спросил я.
— Я и сам могу кое-кого побеспокоить, — отшутился Петя, аккуратно укладывая бритвенный прибор.
— По самолетам! — вдруг прозвучала команда.
Большая группа наших штурмовиков под прикрытием истребителей точно вышла на цель. Построившись в круг, ринулись штурмовать вражеские эшелоны.
Фашистские зенитчики открыли сильный огонь. Вокруг нас заклубились вспышки разрывов. В самолет Орлова угодил снаряд. Повреждение давало летчику право спросить разрешения выйти из боя и под прикрытием истребителей вернуться на аэродром.
— Как дела? — спросил я его по радио. — К себе дотянешь?
— А у меня еще бомбы есть! — услышал в ответ.
Лейтенант Орлов считал для себя железным законом бить врага, пока видят глаза, пока руки способны управлять самолетом. Он уже повел свой Ил-2 в очередную атаку, когда второй снаряд пробил броню и разорвался внутри. Самолет окутался черным дымом.
Все находившиеся поблизости с волнением ждали, что Петя выбросится с парашютом. А он ввел свой горящий самолет в пикирование. Машина, как гигантская ракета, понеслась к вражеским эшелонам. Черные клубы дыма, поднявшиеся над станцией, и сильный взрыв возвестили, что летчик Петр Иванович Орлов нанес свой последний сокрушительный удар по врагу.
Это было 4 апреля 1945 года. Наш дорогой друг не дождался великого Дня Победы совсем немного. За героизм, проявленный лейтенантом Орловым в боях за Родину, ему посмертно присвоено высокое звание Героя Советского Союза.

Н. Шмелев.

ИНТЕРВЬЮ С ПИСАТЕЛЕМ ЗАХАРОМ ПРИЛЕПИНЫМ ОТ 10 ИЮЛЯ 2018 Г.

А.ГУДОШНИКОВ: 19 часов 5 минут. Вторник. Июль. День десятый. В студии Алексей Гудошников. Всем здравствуйте. Чего долго-то время тянуть. В гостях у меня Захар Прилепин. Захар, здравствуйте.
З.ПРИЛЕПИН: Добрый вечер.
А.ГУДОШНИКОВ: Я сразу скажу нашим слушателям, что если у вас есть какие-то вопросы к Захару, то вы можете их присылать на +7-925-8888-948, это смс-портал и в Telegram govoritmskbot. Первый комментарий от слушателя Дмитрия: «Ватник у ватника». Захар, вы ватник?
З.ПРИЛЕПИН: Да.
А.ГУДОШНИКОВ: Хорошо. Я же читаю новости про вас. Говорят, что вы решили уйти из батальона ДНРовского.
З.ПРИЛЕПИН: Ну как уйти? Действительно я сейчас временно приостановил свое членство в батальоне спецназа армии ДНР, потому что накопилось какое-то количество задач, которые надо решать, в том числе и здесь. И задач, поставленных передо мной руководством республики. Вы знаете, мы как большевики 18-го года: партия сказала. Или как, «Штирлиц, вот Дальний Восток, а теперь езжай в нацистскую Германию, а теперь вот туда». Но если чего-то будет, я вернусь в любую минуту.
А.ГУДОШНИКОВ: То есть сегодня ДНР ставит перед вами задачу выполнить некоторые…
З.ПРИЛЕПИН: Некоторое количество.
А.ГУДОШНИКОВ: …других задач здесь. Что это за задачи такие?
З.ПРИЛЕПИН: Понимаете, горячая фаза войны на данный момент, не скажу, что полностью завершена, конечно, есть противостояния, и перестрелки, и все остальное. Но республика стоит перед задачей государственного строительства, культурного строительства и вообще она должна миру явить какой-то контекст, конспект, какое-то слово на букву «к». Условно говоря, еще есть Куба, на букву «к», когда Куба появилась, и весь мир удивился, сказал: вот это да. Неважно, чем все это закончилось, а важно, как мир на это смотрел. Мне, конечно, хотелось бы, чтобы Донецкая народная республика предложила что-то такое всем обиженным и оскорбленным, и желающим, мечтающим о собственной свободе, что мы можем не только отвоевать свободу, мы можем еще и строить что-то такое, что не имеет аналогов.
А.ГУДОШНИКОВ: Что, например, она может предложить?
З.ПРИЛЕПИН: Народная экономика. Возврат к каким-то, не побоюсь этого слова, социалистическим принципам.
А.ГУДОШНИКОВ: Социалистическим?
З.ПРИЛЕПИН: Безусловно. Конечно же. Сейчас весь мир, так или иначе, левеет. Большинство мэров европейских столиц социалисты. Почему европейцы так настойчиво выбирают социалистов? Конечно же, мир будет леветь. Сейчас какой век? 21-й?
А.ГУДОШНИКОВ: 21-й пока.
З.ПРИЛЕПИН: 21 век, самое начало. 21 век будет веком полевенея планеты. В этом смысле Донецкая народная республика как раз имеет шансы не вписываться в систему международных финансовых манипуляций и во все это безобразное банковско-офшорное, манипулируемое, квазиэконмоическое, вот это разветвленное безобразие, а придумать какую-то свою систему.
А.ГУДОШНИКОВ: Наверное, на кого-то надо будет опираться. Опираться на кого? На Россию?
З.ПРИЛЕПИН: Конечно же.
А.ГУДОШНИКОВ: Россия, она же вся такая банковская.
З.ПРИЛЕПИН: Она вся такая, да, Россия. Но Россия официально, наверное, не признала, официально она туда не заходит, поэтому там есть серьезный люфт для того, чтобы… Да даже и Россия сама будет не против. Россия скажет: вы там стройте чего-нибудь, что у вас будет работать, чтобы мы на вас меньше обращали внимания и не слали вам гуманитарные конвои. Если у вас что-то построится, да и ради бога. То есть Россия может даже в какой-то момент сказать, молодцы.
А.ГУДОШНИКОВ: Это как вообще соотносится с этими идеями, которые часто звучат из Киева, да и здесь у нас они часто звучат, что Россия претендует на ДНР и ЛНР как на часть своих территорий. То есть это вообще лажа какая-то.
З.ПРИЛЕПИН: Нет, конечно, это не совсем лажа. Ничего плохого нет в том, что Россия настроена экспансистски.
А.ГУДОШНИКОВ: Россия так настроена или нет?
З.ПРИЛЕПИН: Она, к сожалению, не настроена так. Она настроена в божественно-метафизическом, прошу прощения, смысле, так, конечно. Потому что вот эти территории вокруг нас — это же не просто территории вокруг нас. Это место обитания и воронка евразийского пространства, где мы и есть основной, ну так получилось после Орды, мы основной игрок на этих пространствах. И поначалу всем казалось, что давайте отделятся Армения, Казахстан, Беларусь, Прибалтика и все заживут своей отдельной, особенной жизнью. Я не хочу обидеть никого из этих народов, но все прекрасно понимают, что суверенитет их стоит не очень дорого. Не очень дорого стоит суверенитет.
А.ГУДОШНИКОВ: Нет, они, конечно, другое будут говорить.
З.ПРИЛЕПИН: Они будут говорить другое. Они все хотят вступить в НАТО. Почему они все хотят вступить в НАТО? Потому что они прекрасно понимают, что ни экономически, ни военным образом, зачастую ни культурным образом в самом широком смысле, у них мощные свои культуры древние, но в смысле сегодняшнего взаимодействия культуры в самом широком смысле, в медиапространстве, интернет-пространстве, музыкальном пространстве, где угодно, сама по себе квинтэссенция России, конечно, обыгрывает наших соседей. Она больше, огромней, и либо они втягиваются обратно в воронку воздействия России, либо они пытаются найти себе каких-то заокеанских партнеров.
А.ГУДОШНИКОВ: Может, дело в том, что Россия сама хочет в эту воронку втягиваться и продолжает втягиваться?
З.ПРИЛЕПИН: Нет, не хочет. Россия хочет тихонько сидеть, ковыряться на своем огородике или пилить свое баблишко.
А.ГУДОШНИКОВ: Не трогайте нас.
З.ПРИЛЕПИН: Не трогайте нас, да. Вот она как-то так хочет, а ей это все время все наваливается. Потому что все-таки есть система национальной безопасности, есть система совершенно очевидных угроз. Мы лет 25 сидели и думали, что обойдется, пусть они сам там, как хотят, а потом понимаем, что невозможно, чтобы они сами как хотят, потому что они чего-то хотят такое, что нам просто напрямую упирается пикой в спину или в бок. И приходиться на это реагировать. Начинаешь реагировать и вползаешь в эту ситуацию (я забыл, к чему я это говорил). У России нет никакого желания, у российской власти, истеблишмента, тем более финансового истеблишмента, никакого вообще желания впутываться в эту историю. Вот Армения. В Армении сейчас переворот, давайте скорее с Арменией что-то решать. Да чего с ней решать? Она, Армения, в торговом балансе занимает 65-е или 35-е место по отношению России, она нам не нужна экономически. Военная база, туда не доберешься. Армяне все в России живут вообще, там живет их малая часть. В целом она не нужна, а вроде бы надо ею заниматься. Но Россия скорей бы спихнула с себя все на свете, все Прибалтики, весь среднеазиатский пояс, но что-то божественное, что-то метафизическое, что-то от нас не зависящее все время навяливает нам вот эти ресурсы.
А.ГУДОШНИКОВ: Хорошо. Вот вы говорите о безопасности. Мне интересно понять, что сейчас о безопасности думают, так или иначе, в ДНР и ЛНР тоже. Почему? Потому что, например, до чемпионата мира по футболу шли активно разговоры о том, что Киев как раз во время чемпионата мира по футболу пойдет атакой. Пошел он или не пошел атакой?
З.ПРИЛЕПИН: Это не то, что шли активные разговоры, а я вам (как еще позавчера военнослужащий ДНР) готов сказать, что у нас были все разведданные, что они абсолютно к этому готовы. Самое главное, там по горючке было понятно, что там горючего столько, что только наступать и идти очень далеко, до Урала. Конечно, подвезли артиллерию, танки, ротацию сделали. Разведка наша, и не только наша, говорила о том, что они к этому готовы. Потом потребовалась всего одна фраза Владимира Владимировича Путина на прямом эфире, когда я задал вопрос, что будет делать Россия, и что лично думает Владимир Путин о возможности украинского обострения, и он сказал, что Украина рискует потерять свою собственную государственность. И стала сразу понятна цена и весомость субъектности украинской власти. Сразу стало понятно, что достаточно просто им сказать что-то, и они сразу понимают.
А.ГУДОШНИКОВ: Серьезно что ли, эти слова так повлияли на кого-то?
З.ПРИЛЕПИН: Они сразу понимают свое место. Никакого другого рационального объяснения я не знаю. Никакого.
А.ГУДОШНИКОВ: Никакого нет?
З.ПРИЛЕПИН: Может быть, есть какое-то. Допустим, нам, военнослужащим армии ДНР, дали добро, чтобы мы стреляли по всему, что движется, если вдруг…
А.ГУДОШНИКОВ: Дали добро кто?
З.ПРИЛЕПИН: Наше непосредственное руководство.
А.ГУДОШНИКОВ: Руководство. Понятно. А что сейчас это будет? Потому что если вы, так скажем, оставляете свой пост и переезжаете в Москву…
З.ПРИЛЕПИН: Я не переезжаю в Москву.
А.ГУДОШНИКОВ: А куда?
З.ПРИЛЕПИН: Во-первых, я прописан в Нижнем Новгороде, там живет сейчас моя семья. Во-вторых, в Москве у меня есть так называемый хутор Захара Прилепина, там есть у меня моя резиденция. Но я не ушел с поста советника главы ДНР. У меня там есть гуманитарный фонд, у меня там есть телевизионная программа. Я куратор своего батальона. Я буду, конечно, жить на три города, как, собственно, и жил. Просто раньше я 90% времени проводил в Донецке, а сейчас я буду мотаться между Москвой, Донецком и Нижним Новгородом.
А.ГУДОШНИКОВ: Это что значит, что там стало поспокойнее?
З.ПРИЛЕПИН: Поспокойнее.
А.ГУДОШНИКОВ: И больше уверенности в завтрашнем дне?
З.ПРИЛЕПИН: Поспокойнее стало.
А.ГУДОШНИКОВ: В связи с чем?
З.ПРИЛЕПИН: В связи с тем, что сложилась следующая политическая ситуация. Петр Алексеевич Порошенко знает о том, что у него очень маленький рейтинг, процента 4-7, чего-то надо делать. Чего-то надо делать ему в преддверии выборов, которые в следующем году. Что он может делать? У него есть два варианта по сути, самых простых: ввести военное положение под видом обострения на Донбассе и продлить свои президентские полномочия. Минус какой здесь? Он может придумать обострение, может даже сам пойти в наступление, но он имеет все шансы очень быстро это наступление проиграть. И тогда он имеет следующий шанс, что его повесят, причем свои же, где-нибудь на Майдане, или что-нибудь плохое с ним случится, потому что нельзя, еще один котел украинская государственность не переживет. Представить еще одно, условно, Дебальцево, Иловайск, только уже в районе Мариуполя, Авдеевки или, упаси бог, для них (для нас это очень хорошо) Краматорск или Славянск. Все, капец Порошенко. Есть другой вариант, он должен согласиться уйти с поста президента, но он должен получить какие-то гарантии от России, от Европы и от США о том, что его потом, как Милошевича, не засудят за антитеррористическую операцию. Потому что на Украине мало ли, кто придет к власти, а человек, который придет к власти, он может сказать, что все, что здесь происходило, было незаконно и «вообще мы зря убили 8 тысяч человек на Донбассе, из них 250 детей, давайте найдем виноватого какого-нибудь».
А.ГУДОШНИКОВ: И это будет Порошенко.
З.ПРИЛЕПИН: И это будет Порошенко или Турчинов. Потому что даже в России известно и на Украине прекрасно знают, что там 70% населения АТО не поддерживает. А если сейчас там будет выдвигаться какой-то кандидат миротворец и еще настроенный на дружбу с Россией, если там были бы реальные выборы, реальная демократия, он бы победил просто с перевесом в 5 раз.
А.ГУДОШНИКОВ: Но реальной демократии нет, реальных выборов нет, поэтому чего бояться-то?
З.ПРИЛЕПИН: Там есть другие кандидаты, которые могут вслух это не говорить, но могут заранее договориться с Москвой или с Берлином, или с Вашингтоном.
А.ГУДОШНИКОВ: Хорошо. Вот эта встреча, которая намечается сейчас, Трампа и Путина, как вы думаете, там какое место будет уделяться Украине?
З.ПРИЛЕПИН: Какое дело, как я об этом думаю? Я думаю, конечно, будет какое-то место Украине, но не то место, которое Украина себе придумала в этом разговоре. То есть это будет шестнадцатый вопрос, двадцать четвертый вопрос. Это даже не вопрос. Там будут предложения такие-то, предложения такие-то, а Украина будет просто разменной картой.
А.ГУДОШНИКОВ: А это значит, что Соединенные Штаты Америки и другие западные страны в меньшей мере теперь смотрят на Украину?
З.ПРИЛЕПИН: Конечно.
А.ГУДОШНИКОВ: Им уже стало все равно?
З.ПРИЛЕПИН: Актив или пассив, которым сложно пользоваться, который некуда тащить, который в принципе Европе не нужен… То есть какое-то время они были возбуждены, видимо, старая прапамять такая австро-венгерская взыграла, что мы сейчас… Украина. Но Европа прекрасно понимает, что у них сейчас вообще свои мигранты, своих проблем дофига, денег совершенно нет, Европа падает в кризис финансовый, это совершенно очевидно, там половина стран банкроты. Тут Украина, 36 миллионов населения, которая тоже лезет в Европу, которая хочет в Евросоюз, которая разворует все деньги, ничего делать не хочет, еще стреляет изо всех сил во все стороны. Не нужен такой актив. Поэтому в целом Европа так уже накрыла себя маленьким таким домиком, пускай Россия и Америка между собой разберутся. Они так по инерции санкции продлевают, в целом им Украина неинтересна.
А.ГУДОШНИКОВ: Неинтересна. Хорошо. А нам интересна Украина? Я имею в виду, Украина не в той части, которая ДНР и ЛНР, а вообще вся Украина. Она нам интересна? А почему она нам интересна? И где этот интерес проявляется?
З.ПРИЛЕПИН: Во-первых, она, конечно, экономически долгое время была нам более чем интересна. Сейчас, к несчастью, так сложились обстоятельства, что мы многие свои активы там закрыли, заводы перепрофилировали, что-то там обнулили, специалистов вывезли просто сюда, и теперь они работают у нас. Но в целом, опять же с этой, прошу прощения, метафизикой ничего не поделаешь. Это наше пространство и пространство, которое было нашим в течение тысячи лет, наших трех народов, наших родственных народов, оно будет все время взывать и требовать, чтобы мы там присутствовали.
А.ГУДОШНИКОВ: Ну, а мы там не собираемся присутствовать.
З.ПРИЛЕПИН: С точки зрения государственной безопасности, конечно же, иметь рядом конфликтное государство, где живет 35 миллионов человек, которое заточено против России, нет никакой просто выгоды. Потому что это постоянная, непрестанная проблема. Тем более, если это государство потеряло Крым и, представим себе гипотетически, по факту, конечно, и Донбасс, это вечная, неумолимая обида. Есть Армения и Азербайджан, есть Нагорный Карабах. Он никогда не закончится. Никогда. Пока смерть не разлучит нас. Вот у нас либо должна быть дружественная Украина и какое-то общее пространство, либо мы имеем врага, тут другого варианта нет.
А.ГУДОШНИКОВ: Ну оценки-то разные сейчас есть и они действительно вообще полярные, вот из того, что я читаю. Некоторые говорят, что, ну тут уж совсем чуть-чуть осталось до того, что Украина распадется на части и какая-то часть уйдет, условно, Польше и Румынии. Кто-то говорит еще что-то.
З.ПРИЛЕПИН: Во-первых, с Польшей и Румынией, и с прочими игроками, там договариваться совершенно не с кем. Они тоже не субъекты мировой политики. Конечно, если бы не было США, Меркель, еще кого-нибудь, конечно, мы бы свистнули, «румыны, поляки, давай, набегай», они бы прибежали с большими ножницами и нарезали бы себе. Но они только в студиях российского телевидения могут так шуметь, а так-то особенно – нет, там их никто не спросит. Украина не распадется, потому что мы сами должны это знать. Мы, пережившие 95-й, 96-й и прочие все эти годы, кавказскую кампанию и все остальное. Страна может быть абсолютно нищей, президент может быть пьяный, правительство может состоять из воров, негодяев, олигархов и просто предателей страны, и страна все равно останется лежать огромной тушей. Потому что не может субъект, еще раз повторю, 36 миллионов населения, исчезнуть, никуда он не распадется и ничего с этим не случится. Нет пока никаких предпосылок к тому, чтобы что-то отвалилось. Нет. Поэтому только смена властной парадигмы, только смены политического истеблишмента, только смена политической матрицы на Украине решает эту проблему либо военное просто вторжение на Украину.
А.ГУДОШНИКОВ: Хорошо. А политическая матрица при каких обстоятельствах, как может измениться на Украине? Пока вроде бы никаких предпосылок.
З.ПРИЛЕПИН: Ну как? Они же там без конца кричат, что этот российский шпион, тот российский шпион, здесь продался москалям, тут агент КГБ. Думаете, они просто так кричат? Конечно, они кричат не просто так. Конечно же, бодрые и полные сил украинские политики продаются одновременно Москве, Польше, Нью-Йорку, Вашингтону, Берлину.
А.ГУДОШНИКОВ: Зарабатывают.
З.ПРИЛЕПИН: И в нужный момент надо понять, кто больше этих фишек вложил в них, и кто сумеет этими фишками лучше пользоваться. Конечно же, вся эта система перенастраивается. Тем более мы, как ни крути, все равно родня, и возможностей у нас до них дотянуться и как-то на них повлиять чуть больше, чем у США.
А.ГУДОШНИКОВ: Вот эта история с переписыванием истории как раз таки, когда какие-то новые герои, новые старые, так скажем, украинские, когда книги для детей и детей воспитывают на каком-то русофобстве…
З.ПРИЛЕПИН: За оставшийся год до президентских выборов ничего такого страшного не случится, а потом книжечки сдадим в макулатуру, ничего страшного.
А.ГУДОШНИКОВ: Я уже слышал, что два поколения детей воспитаны абсолютно антирусски.
З.ПРИЛЕПИН: Два поколения, их, конечно, воспитывали, но я вам, как человек, который прожил последние три года на юго-востоке бывшей Украины, как-то это, знаете, в общем, незаметно прошло для тех людей, которые наполнили всю армию ДНР. Там же 95% воюющих, в Луганске и Донецке, это местные ребята, которые все закончили украинскую школу, и которым, в сущности, совершенно все равно, потому что они всю жизнь ощущали себя русскими. И давление, и инерция тысячелетней истории сильнее, чем три года преподавания каким-то странноватым, фриковатым учителем тебе какой-то фриковатой истории. Хотя они же, эти люди, смотрят «Семнадцать мгновений весны», читают «Святослав» Скряленко, находятся в контексте советской мифологии, музыки советской, постсоветской. Они все равно в этом контексте находятся. Конечно же, эта инерция влияет на них сильнее, и вообще прапамять сильнее влияет.
А.ГУДОШНИКОВ: Вот сегодня, после крымских событий, когда Крым присоединился к России, Донбасс не присоединился по ряду разных причин, сегодня, мне интересно, как нас там, в Донбассе, воспринимают? Как Россию там воспринимают? Не чувствуют ли себя люди брошенными? Нет ли какой-то претензии на то, что «все-таки мы большего ждали от России, чем получаем»?
З.ПРИЛЕПИН: Я думаю, что претензии есть. Я не скажу, что я с ними сталкиваюсь постоянно. Претензии есть. Тут есть определенный фактор донецкого характера, такого шахтерского. Люди особенные там живут. Это не пафосные слова, никакой патетики в этом нет. Они перенастроили свое сознание. Я сколько бы там ни общался с людьми, со студентами, с работягами, я говорю, «простите нас», они говорят, «да что, простите, мы сами все это выбрали. Это вам спасибо, что вы приехали, приехали россияне, многие погибли. Спасибо. Но мы сами провели референдум, мы сами восстали. И теперь, глядя на нынешнюю Украину, мы, при всем том, что мы переживаем, мы хотим выходить на 9 мая с красными знаменами и георгиевскими ленточками, и с портретами своих дедов с красными звездами. Мы хотим учить свою историю, мы не хотим глядеть на зигующих подростков, на отвратительного президента, на продажную проамериканскую элиту, и вот мы несем за это жертвы. Но той Украины, к которой даже можно было вернуться, ее уже нет». Нет Украины 2011 года, когда вроде все было мирно. Есть только вот эта Украина, нынешняя, и идти некуда. Поэтому, если сейчас проводить референдум в Донбассе, они опять скажут: возьмите нас в Россию. А больше им идти некуда. Либо независимость, либо Россия. Никто за возвращение в Украину голосовать не будет.
А.ГУДОШНИКОВ: Исходя из того, что вы говорите, того ощущения, которое вы сейчас описали, которое присутствует в людях, у меня есть некий вывод, что не совсем правильно наши телеканалы подают Донбасс. Потому что всегда это в какой-то, как мне кажется, в слезливой манере.
З.ПРИЛЕПИН: Может и правильно. Надо, чтобы люди жалели. Люди русские жалостливые, надо, чтобы сопереживали. Если они будут подавать как место стоицизма и самурайства, наши скажут: ну нормально, держитесь там.
А.ГУДОШНИКОВ: Ну, а на самом деле?
З.ПРИЛЕПИН: На самом деле, конечно же, все по-разному. Есть пенсионеры, которым тяжело, трудно и у которых маленькие пенсии. Есть студенты, которые там, в Донбассе, находясь, они до 14 лет, до 15 росли, выросли на Украине, взрослели на Украине, они читают украинскую и российскую прессу и смотрят то и другое телевидение. У них, конечно, вихри витают в головах зачастую. Как Александр Владимирович Захарченко, глава ДНР, говорил: «Революцию совершили 40-летние люди». Мы с ним практически ровесники. Потому что люди, которые помнят еще то время, застали это время и взрослыми людьми вошли уже в нулевые годы. Не знаю, насколько это правда, но основной, конечно, действующий состав управленческий, конечно, это 40-летние. А тем, которым сейчас 14, 16, 18, с ними надо работать, с ними надо заниматься. Поэтому все к одному знаменателю не сводится. Но понятно, что это народ и он един, когда 9 мая на Донбассе, когда похороны Моторолы (Арсена Павлова) и вдруг 50, 70, 100 тысяч человек выходят, ты видишь огромное, просто море народа, и люди чувствуют, что они едины.
А.ГУДОШНИКОВ: С другой стороны, они смотрят, например, на своих одногодок в России или они смотрят на своих одногодок на Украине, которые могут выехать в какую-то страну, отдохнуть, развлекаться, тусоваться, а их жизнь – это борьба. Нет?
З.ПРИЛЕПИН: И да и нет. Конечно же, они тоже могут выехать в Россию и тоже пойти в ночной клуб.
А.ГУДОШНИКОВ: Ну, а в Европу?
З.ПРИЛЕПИН: Вы всерьез верите, в Москве, возможно, у нас молодые люди ездят в Европу. Я недавно смотрел статистику по выездам за границу, у нас с 70% упало до четырех. Поэтому никакой особенной Европы для людей из Владивостока, Хабаровска, Красноярска, Новосибирска, Тюмени, Омска и т. д., и т. п. не существует. То же самое для Украины. Четыре миллиона уехали на заработки взрослых мужиков. А студенты в это время едут в Европу в клубы. Нет, конечно, они не ездят в Европу в клубы, они думают, куда им тоже поехать на заработки после института или бросить институт. Нет, опять же, этой прекрасной, цветущей молодежной жизни украинской и российской, которой завидуют на Донбассе, нет.
А.ГУДОШНИКОВ: Я просто хочу для себя определить. Так получается, что иногда на программах встречаешься с какими-то поляками, еще с кем-то. Некоторые из них, особенно рьяные, они так говорят: ну чего, вы бросили Донбасс? А я вот думаю, а что им отвечать.
З.ПРИЛЕПИН: Да нет, конечно, не бросили Донбасс. Мы помогаем Донбассу экономически. Мы помогаем Донбассу политически. Мы помогаем Донбассу финансово. На Донбассе в университетах, вот Донецкого, 20 тысяч студентов, переходят понемногу на российские стандарты образования, на российские дипломы и все остальное. Не перешли полностью, но переходят. И эти тенденции, эта работа, она там заметна, она происходит. Конечно же, там пространство вообще России в этом смысле. Экономика вся переведена на Россию с Украины, она отрезана и перекинута на Россию. И те люди, которые наблюдательные и понимают что-то, они понимают, что здесь открылось производство, там запустился завод, здесь открыли вуз, в вузе преподают преподаватели, преподают то-то и то-то. В Россию уже ребята выезжают на самые разнообразные конкурсы, в Москву, в Крым, в Севастополь, выигрывают какие-то гранты.
А.ГУДОШНИКОВ: А что по деньгам? Вообще, как жизнь человеческая устроена? Что себе может позволить средний человек, как он живет, что он ест, как он одевается?
З.ПРИЛЕПИН: Я не знаю, как они, честно говоря, живут, мне не очень это понятно. Я сужу просто по бойцам своего батальона, бывшего теперь уже, в смысле, курируемого мной, но где я не служу. 16 тысяч рублей зарплата у бойца и 20 тысяч рублей зарплата у офицера. Как они выживают со своими семьями, если у жены тоже 5, 7, 10 тысяч рублей зарплата… Конечно, они питаются в батальоне, то есть там все готово, мы их одеваем, обуваем, лечим, но тем не менее деньги совершенно непонятные. Я когда, прямо скажу, спросил Александра Владимирович Захарченко, «Александр Владимирович, вообще, как люди-то живут», он говорит, «мы же украинцы, трохи туда, трохи для себя». То есть кому-то родственники помогают, кто-то где-то подрабатывает, как-то они крутятся. Потому что, судя по тому, как выглядит город, как выглядят люди, как они одеваются, как они себя ведут, какие у них телефоны, я не вижу никакой депрессивности. Я знаю в России 30 городов, которые выглядят грязнее, хуже, чем Донецк, и люди выглядят там хуже, депрессивнее, как будто их бомбят. Не буду называть, чтобы не обидеть, какие города. Вот те люди, которые приезжают ко мне в гости, они говорят, «боже мой, фонари, чистота, люди, девушки, колясочки, детские площадки. А где у вас война?» Я говорю, «садитесь в машину, 10 минут и передовая». Они говорят, «это невозможно просто». Просто тьма и свет, и все одновременно.
А.ГУДОШНИКОВ: А что происходит на передовой? Как это выглядит? Что это такое?
З.ПРИЛЕПИН: Передовая выглядит так. Это окопы, блиндажи, расстояния от 200 метров до 1,5 километров до других окопов, блиндажей, и там сидят вооруженные люди, которые в течение дня стремятся друг друга, обычно с наступлением темноты начинают друг друга убивать.
А.ГУДОШНИКОВ: Я понимаю. Я к тому, что это же не первый конфликт, в котором вы участвовали.
З.ПРИЛЕПИН: Третий.
А.ГУДОШНИКОВ: Да, третий. Не знаю, правомерно или нет, вообще, можно сравнивать конфликты эти или нет.
З.ПРИЛЕПИН: Можно.
А.ГУДОШНИКОВ: Чем они отличаются? Чем они похожи?
З.ПРИЛЕПИН: Там очень простое отличие. Допустим, если мы в Грозный заходили, это городская война, и, конечно же, мы доминировали. У нас была артиллерия, у нас были танки и все остальное, а те были партизанами. В Донбассе война начиналась обратным образом, мы были партизанами. Мы были городскими партизанами. Сейчас у нас война уже полевая, мы стоим в поле, они стоят в поле. В Чечне такого не было. Там если кто-то в поле, там летели вертушки, все разбомбили, то есть по-другому все.
А.ГУДОШНИКОВ: Давайте уже после новостей. Я хотел спросить, потому что очень сильно свою армию хвалит Порошенко, вот реальную оценку этой армии чтобы вы дали.
19.35 в Москве. В гостях у меня Захар Прилепин. «Спасибо за гостя», — пишет Владимир. Пожалуйста, Владимир. Я до новостей хотел спросить про армию украинскую, настолько ли она сильна, как ее малюет Петр Порошенко.
З.ПРИЛЕПИН: Ну Порошенко надо объяснять хоть какие-то свои удачи на политическом поприще. Он говорит: неужели вы не заметили, какой у нас стала армия? Конечно, не заметили, потому что она как стояла на одном месте, так и стояла, и вся эта концепция жабьих прыжков и прочей ерунды ни к чему не привела. То есть они там говорят, что они в одном месте прошли километр, вот мой батальон в другом месте прошел 500 метров, и я даже этим не хвалюсь, потому что это смешно. Если бы мы прошли 15 километров, тогда можно было бы…
А.ГУДОШНИКОВ: Вот эти Javelin, вся эта история?
З.ПРИЛЕПИН: Нет, Javelin — это все фигня. Тем более это к Порошенко не имеет никакого отношения. Я вам скажу про армию Украины. Во-первых, она очень большая. Это дает определенные преимущества. Их там под 100 тысяч человек, на самом деле вся армия 200 с лишним. У нас только на передовой стоит плюс-минус вторая линия обороны 100 тысяч человек. Люди реально многие, военнослужащие армии Украины, воевали 3-4 года, то есть опыт у них прибавился. У нас многие и так уже приехали воевавшие, а у них минимум было воевавших. Сейчас у них ребята, которые в окопах посидели, которые все понимают. Но при этом колоссальнейшая просто ротация. Офицеры их не хотят служить, они уходят и уходят. Я точные цифры не знаю, до 80% офицерского состава ротируются. Приходят, нагоняют новых, вот этих курсантов несчастных, которые все начинают с нуля. На Донбассе это в силу многих причин невозможно. Во-первых, у нас, конечно, большинство абсолютное, тотальное — идеологически мотивированных. Второй момент – им уходить некуда. Республика маленькая, ты не уйдешь куда-то бизнесом заниматься, еще чего-то делать, потому что вот она, она раз и кончилась, 100 километров в одну сторону, 100 в другую. Украина-то огромная, еще можно заграницу уехать, а мы тут все террористы, сепаратисты и не денешься никуда. Поэтому в батальоне у меня 99% личного состава воюет 3-4 года, все офицеры воют всю войну. В других батальонах та же самая картина – все воюют. Воровство колоссальное в украинской армии, безумное. Мы сами там у них чего-то закупаем периодически.
А.ГУДОШНИКОВ: Да, мне говорили, что они продают.
З.ПРИЛЕПИН: Они продают во все стороны и все. Сейчас поменьше нам стали продавать, хотя тоже продают. А там они просто пилят ужасно. У нас это невозможно, потому что республика маленькая, все прозрачно и сознание мобилизационное. То есть там любой генерал может торговать чем угодно, и ничего ему не будет, потому что огромная страна, финансовый транш получили, чего-то закрыли, распилили. А у нас тут все заметно. И люди знают, которые во власти, даже если бы они были жулики, но они, слава богу, не жулики, что наворовал, а завтра сюда придет Украину, здесь зарежут тебя. Поэтому лучше создать свою оборонку, лучше вложиться в бомбы, в снаряды, в боекомплекты, в танки, во все, что угодно, даже авиацию создать собственную лучше и флот. И тогда мы будем все спокойно себя чувствовать. То есть сознание другое. Поэтому ротации меньше, воровства меньше, и люди воюют за идеологию. Вот эти три причины, которые нам позволяют 26-тысячной армии вообще не переживать, что там напротив стоит 100 тысяч человек.
А.ГУДОШНИКОВ: И еще одна вещь, которую я для себя хотел всегда прояснить. Я, когда спрашиваю, почему люди при Порошенко, при власти украинской у нас ее сильно критикуют (в России), почему они при нем живут, почему они терпят, с его электоральным рейтингом крайне низким, с его антирейтингами крайне высокими. Мне обычно прямо говорят: да потому что люди запуганы. Что, прям реально вся Украина запугана что ли?
З.ПРИЛЕПИН: Конечно же, есть очень серьезный элемент, есть тысяча видео в YouTube, посмотрите, недавно люди то в Киеве, то в Харькове, на 9 мая что делают с ними за георгиевскую ленточку; машину припарковал, разбивают стекло; люди вышли с флагом российским, его две девчонки и мальчишка забили просто. Эти случаи ужасно даже выглядят визуально, то, что видим. Мы еще многое не видим, мы не знаем. Я догадываюсь и более-менее знаю, сколько людей просто забили в Мариуполе, в Славянске, в Харькове разнообразные правосекторные и прочие неонацистские группировки. Просто кошмар. Сколько храмов захватывали самым насильным, самым безобразным образом. Чудовищная статистика. Но дело даже не в этом. То есть дело и в этом тоже, но не только в этом. Дело в том, что на Украине нет ни одного политика, который обладал бы серьезным рейтингом. Поэтому они не знают, за кого им выйти на новый Майдан, даже если они хотели бы выйти.
А.ГУДОШНИКОВ: Некому вести, короче говоря.
З.ПРИЛЕПИН: Самый большой рейтинг у Тимошенко, у Вакарчука, у Зеленского: 7, 8, 9, 12 процентов. Страна не имеет авторитета, она без руля, без ветрил. Ну вышли на Майдан и что? Кого они будут, Кличко провозглашать опять или кого? Они не верят вообще никому. Какая-то часть ненавидит Россию, но из ненависти России не сделаешь нового президента. А другая часть, если бы Путин выдвинулся, они, конечно, выбрали бы его. Я не шучу, 30 процентов электората украинского 100 процентов выбрали бы Путина.
А.ГУДОШНИКОВ: Тридцать процентов.
З.ПРИЛЕПИН: Тридцать точно, а так, может быть, и 45.
А.ГУДОШНИКОВ: Просто говорят некоторые, приезжаешь в Киев… Я просто не был в Киеве… Я ни разу в жизни не был в Киеве.
З.ПРИЛЕПИН: Я много раз был в Киеве.
А.ГУДОШНИКОВ: И не поеду туда, пока все не устаканится, потому что не хочу, вот принципиально не хочу. Люди приезжают и говорят: да все гуляют, нормально, все хорошо, никаких проблем нет.
З.ПРИЛЕПИН: Конечно. А можно было приехать и во Львов в 42-м году, там тоже все гуляли, нормально все. Куда угодно. И в Смоленск, и в Брянск можно было приехать, и в Брест, ну, если по руинам не ходить. Это ничего не означает, во-первых. Ты ходишь, пока ты георгиевскую ленточку на себя не прицепил. Это одно. Другое состоит в том, что не показатель киевская улица, конечно же. Потому что огромная страна. Показатель вот не эта улица, Крещатик, условно, киевский, а только то, что в России три миллиона уехавших украинцев, а еще два миллиона в Польшу, а еще миллион в Великобританию. Чего у них уехали все мужики-то? Что же за такая хорошая, спокойная жизнь, если из страны уезжает сразу треть мужского населения? Вот об этом лучше задуматься.
А.ГУДОШНИКОВ: В Донецке, наверное, чемпионат мира смотрели.
З.ПРИЛЕПИН: И болели за Россию.
А.ГУДОШНИКОВ: Болели за Россию. Последний матч был с Хорватией. Хорваты вдруг начали выкрикивать, потом, после матча…
З.ПРИЛЕПИН: Один хорват.
А.ГУДОШНИКОВ: Один хорват начал кричать про «славу Украине» и так далее, там видеозапись есть. Естественно, сразу подняли все исторические сведения какие-то, на какой стороне и когда были хорваты, где они зиговали и как. И тут же выяснилось, оказывается, хорваты есть в батальоне «Азов». Реально есть или нет?
З.ПРИЛЕПИН: Были, да. Находили мертвых по паспортам в аэропорту донецком, в «Азове» были. Я сам лично не пересекался, врать не буду, но бойцы говорят, что хорваты были. А у нас сербов, которые воюют за Донбасс, я видел много очень. То есть и здесь разделение вполне симптоматичное.
А.ГУДОШНИКОВ: Я понял. Я напоминаю, что у меня в гостях Захар Прилепин. Я ничего специально не говорю дальше, потому что, мне кажется, Захара Прилепина если знаете, то знаете, а если не знаете, не объяснить вам. 73-73-948 — телефон прямого эфира. +7-925-8888-948 – смс-сообщения, govoritmskbot – Telegram.
Вопрос про творческие планы по любому надо спросить. Вы теперь, как я понял, процентовку своего присутствия в разных городах и республиках поменяете. А чего делать-то будете конкретно?
З.ПРИЛЕПИН: Во-первых, придется мне сказать все-таки, кем я был до войны. В довоенной своей жизни я занимался разными вещами: это литература, это общественная деятельность, это в меньшей степенно, но музыка. Начну с самого простого. В свое время я увлекся рок-музыкой, у меня есть множество сотоварищей из числа мастодонтов, от Димы Ревякина до Константина Евгеньевича Кинчева или группы «2517».
А.ГУДОШНИКОВ: Про одного сотоварища я хотел бы отдельно спросить.
З.ПРИЛЕПИН: Без проблем, я расскажу. Я три года этим не занимался, сейчас мы опять с друзьями чего-то задумали и практически уже придумали целую пластинку: Захар Прилепин и группа «Элефанк», и все наши товарищи, от Бранимира до Макса Кучеренко из группы «Ундервуд», мы делаем и доделываем разноцветную такую пластинку. Это раз. Второе. Я, как литератор, всю жизнь, с детства, как литератор, тем более родившийся в рязанской деревне 43 года назад, я мечтал написать книгу о Сергее Есенине, потому что у меня радикально другие представления о нем, чем о Есенине писали до сих пор другие его исследователи. Я ее и напишу. Месяца за три мне только надо успокоиться, три месяца, и я сделаю новую биографию Есенина, которая, я надеюсь, всех удивит.
А.ГУДОШНИКОВ: За три месяца?
З.ПРИЛЕПИН: Потому что я всю жизнь его читаю. Я знаю каждую минуту его жизни. То есть я не то, что есениновед, а я есениноманьяк. Поэтому мне нужно просто сесть и записать, она у меня в голове лежит уже 10 лет, условно говоря. Это два. Три. Какая-то часть времени мной будет проведена в Москве в силу того, что я, кроме того, что литератор и музыкант, я еще человек левых взглядов. Мы с этого начинали нашу программу отчасти, будем подводить ее финал тем же самым, я левак. Я смотрю, где в России можно применить те представления, которые у меня сложились к моим годам о том, в каких нуждается видоизменениях Россия. И нынешняя мэрская кампания в Москве мне кажется очень удобной для этого площадкой. Я поддерживаю левого кандидата от коммунистов Вадима Кумина, у нас отличная компания: Макс Шевченко, Серега Шергунов, Сергей Удальцов, их всех давно знают, и Вадима Кумина тоже. Мне кажется, мы очень весело проведем сейчас эту кампанию.
А.ГУДОШНИКОВ: Единственное, что мы о политике, конечно, не будем говорить, тем более в предвыборных каких-то вещах. Вот меня музыка заинтересовала отдельно. Захар, я русский рэп слушать начал, хотя раньше как-то я к нему относился примерно так же, как к русскому року относился. Хотя теперь я слушаю русский рок и почему-то русский рэп. И в русском рэпе я заметил такого человека, для себя отметил, Хаски.
З.ПРИЛЕПИН: Ой, да, мой товарищ очень близкий. С ним совместки будут в новом альбоме совершенно убойные.
А.ГУДОШНИКОВ: Вот у меня вопрос по поводу Хаски. Он сам тексты пишет или ему помогали?
З.ПРИЛЕПИН: Конечно. Слушайте, вы, как неофит рэп-музыки спрашиваете, потому что все рэперы… Вот некоторые рокеры поют чужие тексты. Допустим, Федоров из «АукцЫон», которому пишет Озерский и Гаркуша, писали. И то исключений немало. И Майк Науменко покойный, Гребенщиков, Цой, и Шевчук, и Кинчев – все поют свои тексты. А рэп в этом смысле еще более завязан на личность, на фактуру, на собственные модуляции, на жестикуляцию, на цвет глаз, на свою картавость, на свою определенную юродивость. Поэтому все рэперы читают только свои тексты, всегда, в 100 процентах случаев.
А.ГУДОШНИКОВ: Я объясню, почему понравилось и «2517», Хаски. Даже «2517» не так. У Хаски очень много русского в звучании, как мне кажется. Я не знаю, как это в рэпе называется, вот эти звучки дополнительные непонятные, как будто бабульки какие-то поют, и вообще сама тематика меня очень зацепила. Я удивился, неужели сам человек делает.
З.ПРИЛЕПИН: Конечно, он это делает. И, конечно, все это поняли, то есть все мыслящие люди это поняли. Это даже сложно, что называется, изъяснить, потому что вдруг узнали своего собственного ребенка, который всем этим мукам и звукам города нашел… Он оязычил то, что представляет из себя панельная Россия, дети, подростки в этих подъездах. Вот эта наша радость и мука от своей собственной страны, от ее огромных пространств, кто мы здесь, потерянные вот эти дети на этом пространстве. Хаски, на самом деле его зовут Дмитрий Кузнецов, человек, у которого есть бурятская, армянская и русская кровь, это квинтэссенция молодого провинциального, из Улан-Удэ, подростка, который через себя все это пропустил, который все понимает, который дико круто рифмует, который прочитал всю русскую литературу, знает всю современную музыку, знает всю поэзию и может говорить на том языке, который угадывается. Я был на его концерте. Кстати, он в Донецк приезжал несколько раз, и в Донецке просто люди, они все песни знают наизусть. Он ездит от Бреста до Владивостока, и везде его как своего опознают.
А.ГУДОШНИКОВ: В том и фишка, что сегодняшний рэп, я так наблюдаю за рэперами разными, есть мейнстримовый…
З.ПРИЛЕПИН: Есть попсня.
А.ГУДОШНИКОВ: Да. Везде все пиарят. В том числе, например, я таким рэпом считаю Скриптонита…
З.ПРИЛЕПИН: Он скоро перестанет петь, поэтому не волнуйтесь.
А.ГУДОШНИКОВ: …да, убьют и так далее, его фанаты, я имею в виду метафизически, не знаю, уничтожат, плевать на меня будут. А есть люди, которые реально работают со словом, и «2517» мне в этом плане тоже очень сильно нравится, ребята крутые реально. Очень крутые. Почему, кстати, сегодня рэп стал настолько интересным, даже если смотреть по интернету и блогерам, которые берут интервью у рэперов, почему-то именно интервью с рэперами на первом месте. Почему так?
З.ПРИЛЕПИН: А с кем?
А.ГУДОШНИКОВ: В том числе и с мейнстримами, конечно.
З.ПРИЛЕПИН: Потому что, видимо, самые адекватные нашему быстрому времени, всем его ритмам и пульсам, самая адекватная музыка. Это не только, конечно, в России. Сейчас у нас многие скептики говорят: ну какой рэп, это все смешно, это все негритянская какая-то лабуда, которая в России не должна приживаться. Но у нас и бардовская музыка порождена французским шансоном, и рок-н-ролл рожден, собственно, Британией, Америкой и Африкой, и джаз, и так далее, и тому подобное. Все порождено кем-то другим, а мы это осваиваем. И рэп мы тоже освоили и сделали русской национальной музыкой. Во всем мире рэп побеждает всю другую музыку.
А.ГУДОШНИКОВ: Те же самые «2517», у них есть Сибирский марш. Насколько я понимаю, они его у «Калинов мост», группы, взяли просто и переосмыслили, в каком-то смысле добавили текст. Интересная такая преемственность от рока к рэпу.
Давайте вопросы к Захару Прилепину. Потому что чего-то я жадничаю, явно вам не даю вопросы задавать. Как вас зовут? Здравствуйте.
РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Владислав. У меня вопрос к Захару. Как левые силы, а он представляет левые силы, только что об этом сказал, относятся к повышению пенсионного возраста? И почему, я считаю, не слышно левые силы?
З.ПРИЛЕПИН: Я надеюсь, вы их услышите. Отношусь я к этому, безусловно, плохо. Потому что я могу понять мотивацию государства, они могут нам сказать, что у нас 25% пенсионеров, и должны были это сказать. Они должны были сказать, что у нас демографическая яма, и мы, к сожалению, плохо и мало размножаемся. Власть должна была нам сообщить о том, что через какое-то количество времени у нас будет на одного работающего человека три пенсионера. Но она с нами не разговаривает. Она даже не желает нам нужным об этом сообщить. Это важные вещи. Куда более важные вещи, что, конечно же, не надо экономить на самых слабых и беззащитных. У нас есть люди куда более обеспеченные, и в России, допустим, налог на сверхбогатство стоило бы давно ввести или не списывать долги бывшим республикам Советского Союза, многомиллиардные, многотриллионные, которые потом рушат памятники воинам-освободителям советским и изгоняют русское население, не списывать долги, а пустить как раз на латание этой дыры. Есть, короче, возможности с этим бороться, и мы предложим эти возможности.
А.ГУДОШНИКОВ: Здравствуйте.
РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Добрый день. Виктор. Захар, у меня такой вопрос. Я в феврале был в Абхазии. Как раз они 25-летие отмечали своего освобождения. Меня поразило, какая там разруха. Вот 25 лет. Они ничего не восстанавливают, ругают нас, что мы им платим маленькие пенсии, Путина, в частности. Им дали паспорта. Почему наша власть не дает паспорта Донбассу? Это же наши кровные люди. Во всяком случае, получив паспорта, платить пенсию. Почему этого не делают, вы можете мне объяснить?
А.ГУДОШНИКОВ: Сложности у людей возникают, да.
З.ПРИЛЕПИН: Я точно не представляю российскую власть. Я могу вам сразу сказать, что на Донбассе той разрухи, о которой я тоже слышал, я не был, правда, в Абхазии, там точно этого нет. Вы увидите цветущий, полный сил город Донецк и окрестности. Там, где не стреляет украинская армия, там все в порядке. Что касается паспортов, то я думаю, что у России (могу предположить, я ничего об этом не знаю) есть следующие сложности. Россия, если и будет признавать Донбасс, то, конечно же, в полном составе Донецкой и Луганской областей. Если она сейчас начнет какие-то действия по признанию Донбасса, это автоматически означает, что мы отказываемся от Славянска, Краматорска, Мариуполя и всех тех городков, которые тоже воевали за свою свободу и потом ее потеряли, и сейчас, мы считаем их временно оккупированными. Если мы признаем и даем здесь паспорта, они говорят: ну ладно, значит, этим территориям говорите до свидания. Поэтому мы не можем половинчато работать. Так или иначе, референдум проводился, федерализация автономии или отделение от Украины, на всей территории Донецкой и Луганской областей. Поэтому мы должны сначала все их взять, так или иначе, получить целиком, или они должны их получить целиком.
А.ГУДОШНИКОВ: Как это сделать? Что, война опять?
З.ПРИЛЕПИН: Я не знаю. Вдруг Петр Порошенко начнет наступление, тогда мы будем вынуждены начать контрнаступление и остановимся совершенно случайно на границах Донецкой и Луганской областей. Либо придет какой-то новый президент, совершенно неожиданный, Вакарчук, и скажет: я миротворец и вообще я считаю, что Донбасс надо отделить, потому что они реально другие.
А.ГУДОШНИКОВ: Или, по крайней мере, надо спросить Донбасс.
З.ПРИЛЕПИН: Или надо спросить Донбасс, давайте проведем референдум, позовем наблюдателей из Италии, Франции, Германии, Австралии, Голландии и Люксембурга, и Ватикана, и они скажут: о, действительно проголосовали, до свидания.
А.ГУДОШНИКОВ: Ну да. Здравствуйте.
РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Георгий. Скажите, пожалуйста, Захар, допустим, вы говорите, гипотетически, так сказать, что если бы был третий котел. Но люди, с кем я общаюсь, кого мне удалось (контуженных) пригреть, кое-что отдать здесь, в России, просто места не буду называть, я просто хотел бы сказать, вот они все говорят, которые были во время тех котлов, говорят: ну вот же они, вот, пора ударить. Там уже когда открытые местности были, просто разные ситуации были и в Дебальцеве, и в другом месте, в другом котле. Просто они говорили: а нам поступает приказ из Москвы. Я знаю, я понимаю, сейчас как бы ускорю свой вопрос, что Владислав Юрьевич Сурков, который для меня является предателем России, вот такие, не появятся ли опять, скажут, вот третий котел, а там скажут: а нет, нельзя, ребята, не трогать, все.
З.ПРИЛЕПИН: Я сразу скажу, что не всегда стоит доверять полевым разговорам. Я у себя, скажем, в своем батальоне совершенно безумные конспирологические идеи встречаю у бойцов, которые приходят ко мне и говорят: Захар, расскажи, правда ли, что там такой-то, такой-то чиновник из Москвы, позвонил, сказал. Это все в 99,9% случаев не имеет никакого отношения к действительности. Владислав Юрьевич Сурков, здесь прозвучало это имя, никакого отношения к котлам дебальцевским, иловайским не имел. Если и были на моей памяти какие-то от России предупреждения, то предупреждения несколько другого толка. Потому что с тех пор, как возникли минские соглашения, Россия, так или иначе, вынуждена прослеживать за их соблюдением, потому что у нее есть какие-то более далеко идущие планы, которые может быть не всегда понятны, к сожалению или к счастью, или к несчастью, бойцам на линии передовой. Поэтому у нас есть своя работа, надо ее выполнять и ни в коем случае не кивать на Москву. Москва тут, знаете, не самая важная вещь.
А.ГУДОШНИКОВ: У нас на один короткий действительно конкретный вопрос успеет Захар ответить. Пожалуйста.
РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер, Захар. С уважением. Михаил Иванович. Вопрос. Не может ли к вам быть применено уголовное преследование за участие в боевых действиях на чужой территории, что у нас наказуемо уголовно?
З.ПРИЛЕПИН: Может быть и может, я не знаю. Понимаете, когда я создавал свой батальон, поначалу было три дня в российских СМИ… Когда уже создал, он работал четыре месяца. Об этом стало известно российским СМИ. Царил полный хаос, а потом по этому поводу высказался пресс-секретарь Путина Песков, сказал, что все нормально, потом глава МИДа Лавров, потом ряд других чиновников. Практически это легитимизировано российской властью на уровне дискурса. Тем более в России такое количество людей, порядка 30 тысяч человек, в качестве добровольцев пошли. Добровольцев, в смысле, волонтеров, гуманитарщиков, военкоров и так далее, в том числе и ополченцы, прошли через Донбасс, поэтому тюрем не хватит.
А.ГУДОШНИКОВ: Времени уже нет, я просто скажу, это как шутка даже прозвучит. «Так этот музыкант там воюет что ли?» То есть работать есть, над чем, Захар, рассказывать людям и так далее.
З.ПРИЛЕПИН: Музыкантом я был три года назад, в прошлой жизни.
А.ГУДОШНИКОВ: Захар Прилепин был у меня в гостях. Я с вами прощаюсь до завтра. И да прибудет с вами сила!

https://govoritmoskva.ru/interviews/

Россия получила бесценные сведения об американских F-22 в Сирии

Находящиеся на Ближнем Востоке американские самолеты-невидимки F-22 Raptor лишились многих секретов из-за развернутых в Сирии российских систем радиоэлектронного сканирования воздушного пространства. Об этом сообщает специализированный портал Military Watch.
В ВВС США считают, что развертывание истребителей F-22 рядом со страной, где Россия разместила мощную группировку из самых современных систем ПВО, нанесло серьезный урон жизнеспособности самолета, так как Москва получила ценные разведывательные данных об F-22
Специалисты отмечают, что радиолокационные системы российских ЗРС С-300В и С-400 способны охватить все воздушное пространство Израиля, Ливана, а также самой Сирии.
Замначальника штаба разведки США генерал-лейтенант ВВС Вералинн Джеймисон заявила: «Небо Ирака и особенно Сирии стало для них настоящей сокровищницей, так как там они смогли увидеть, как мы работаем. Наши противники наблюдают за нами, они учатся у нас». По словам генерала, Россия получила бесценную информацию, работая в воздушном пространстве Сирии.
Эксперты полагают, что элитный истребитель пятого поколения теперь потерял свое превосходство перед российскими самолетами. Россия, по их мнению, узнала все основные секреты F-22, которые касаются стелс-технологий, оружия и возможностей силовой установки самолета. Также полученные данные могут быть использованы российскими конструкторами при проектировании собственных истребителей-невидимок.
Издание также указывает на опасность использования в Сирии новых самолетов F-35. «Боевые полеты F-35 над этой областью неизбежно дадут России ценную информацию о возможностях истребителя. Иранские системы ПВО также активны в регионе, и шанс проверить свои радары может стать ценной возможностью для Тегерана», — пишет издание.

Лугаnews.ru

Список продуктов, которыми нельзя закусывать водку

В этом списке оказалось почти все, чем привыкли закусывать россияне
Традиционная русская закуска в виде маринованных огурцов и помидоров, оказалась не такой уж и безобидной. Маринад нагружает печень и почки, которые и так работают на износ, когда переваривают алкоголь.

Шашлык – тоже не лучший вариант сочетания с водкой. Пережаренное мясо продлевает действие алкоголя и опять же дополнительно нагружает желудочно-кишечный тракт.

Забудьте мысль о том, чтобы закусывать сладким – тортами, пирожными, шоколадом. После такого сочетания вас будет ждать жесткое похмелье. Дело в том, что жирные и сладкие десерты организм будет расщеплять в первую очередь, и только потом примется за алкоголь. Это значит, что опьянение наступит позже, будет сильнее, а значит и интоксикация организма увеличится.

Диетологи предупреждают, что нельзя подавать на стол к крепкому алкоголю сладкие фрукты типа винограда, арбузов, дынь. Скорее всего, это «подарит» вам незабываемые ощущения в кишечнике – вздутие, брожение, расстройство стула.

Ну и свежие помидоры тоже в списке запрещенных закусок. Водка + свежие помидоры = несварение. Кислота помидоров влияет на стенки желудка и усиливается водкой.

Наталия Гарипова,
http://chelny-izvest.ru/news/