«Может начаться самая настоящая резня»

Россия начала активные действия по усилению своего военного присутствия в Сирии: военные корабли проводят маневры у ее берегов, доставляется военная техника, приезжают специалисты. Это вызывает озабоченность США и стран Запада, которые против помощи России режиму Башара Асада даже в борьбе с исламистами. Для чего в Сирии нужно российское военное присутствие, «Газете. Ru» рассказал член Российского совета по международным делам (РСМД) дипломат-арабист Александр Аксененок.
Александр Аксененок — чрезвычайный и полномочный посол России, арабист, член РСМД, в 1980-е годы — советник-посланник, временный поверенный в делах СССР в Сирии. В 1991–1995-х годах посол СССР (затем — России) в Алжире. Также занимал пост спецпредставителя России на Балканах. Автор многих публикаций о взаимоотношениях России с арабским миром ответил на вопросы «Газеты.Ru».

— Как вы оцениваете развитие ситуации вокруг Сирии, учитывая сообщения о присутствии там российских военных и укреплении нашей базы в Тартусе?
— Насколько мне известно, пока в Тартусе базы как таковой не существует, а тот пункт заправки и снабжения, что функционирует, базой назвать нельзя. Даже американцы характеризовали его как facilities (помещения технического характера). Но возможности развертывания базы там есть. То, что Россия поставляла технику, никогда не было секретом. Об этом говорит и российский МИД, и Минобороны. У меня нет причин не верить заявлениям российской стороны, да и самого Дамаска, что боевых подразделений России в Сирии нет. Поставки могут сопровождаться временным увеличением присутствия военных специалистов, которые оказывают содействие в освоении техники. Однако о каком-то высаживании «экспедиционного корпуса» на сирийском побережье в Тартусе, Баньясе или в Латакии, как об этом сенсационно сообщают некоторые иностранные агентства, речь определенно не идет. Видимо, можно говорить лишь о том, чтобы помочь самим сирийцам организовать оборонительные линии.
— Зачем, по вашему мнению, нужно такое укрепление?
— В предгорьях Латакии идет наращивание сил оппозиции из конгломерата различных вооруженных группировок в основном исламистского толка, в том числе известной террористической организации «Джабхат ан-Нусра» и протурецкой «Ахрар Аш-Шам». Есть опасность и для Дамаска — как с северо-запада, так и с юга.
На юге действует так называемый Южный фронт, штаб которого, укомплектованный американскими и саудовскими советниками, находится в Иордании. А со стороны северо-запада, в районе Забадани и в провинции Идлиб, идут бои с отрядами так называемой Свободной сирийской армии, запрещенной в России ИГИЛ и «Джабхат ан-Нусра». Причем между ними самими время от времени происходят боестолкновения.
— Если в военных действиях мы участвовать не собираемся, то какова политическая цель России в Сирии?
— Мне представляется, что политическая цель — предотвратить наихудший вариант развития событий. Ситуация на театре военных действий развивается от плохого к худшему. Это известно всем, кто внимательно следит за развитием ситуации в Сирии. В этом наши оценки совпадают и с оценками американцев, и с оценками саудитов. Главное — не допустить крушения государственных структур Сирии. Об этом официально заявлял в Москве министр иностранных дел Саудовской Аравии. Тезис о необходимости сохранения устоев государственности в ходе политического процесса прозвучал также в тексте совместного коммюнике по итогам недавнего визита в Вашингтон короля Саудовской Аравии Салмана.
Иначе, как предупреждал предыдущий спецпредставитель ООН по Сирии Лахдар Брахими, произойдет «сомализации Сирии». При нынешнем раскладе сил альтернатива Асаду — приход к власти воинствующих исламистских и джихадистских сил: либо в лице ИГИЛ, либо в лице организаций подобного рода.
— Сегодня многие эксперты говорят, что распад Сирии неминуем и цель России — «спасти, что осталось», то есть ту часть, которая в большей степени населена алавитами и христианами. Как вы оцениваете такой вариант событий?
— Вы правы, де-факто раздел Сирии, который можно назвать «кантонизацией», уже состоялся. Но пока еще нет четких линий разграничения. Они очень подвижны. Театр военных действий напоминает лоскутное одеяло. Постоянно идет война за сферы влияния, за кусочки территории, расположенные ближе к крупным центрам, таким как Дамаск, Хомс, Хама, Латакия. Если линии разграничения будут расчерчены, уже вряд ли можно ожидать, что единое сирийское государство когда-то будет восстановлено.
Сейчас в театре военных действий существует четыре сферы контроля: правительство контролирует от 20–25% территории, а это в основном крупные города, вторая сфера контроля — за ИГИЛ и «ан-Нусрой» — примерно 60% территории, которые в основном представлены сельскохозяйственными или пустынными землями. Они находятся в основном в районе Междуречья. Третья часть территории — курдские анклавы, и курдам удалось соединить их в отдельный курдский пояс вдоль границы. Четвертая часть находится под контролем оппозиции всех цветов и оттенков — от умеренной до радикально исламистской, среди которых есть и салафиты, и различные суннитские племена, которые находятся на содержании у различных региональных сил.
— Есть опасения, что исламисты уничтожат алавитов, если падет Дамаск?
— Нет никаких сомнений в том, что идет борьба за выживание алавитского меньшинства. В случае обвального развития событий может начаться самая настоящая резня, гуманитарная катастрофа даже в большем масштабе, чем та, которая происходит до сих пор. Это будет сравнимо с резней между племенами хуту и тутси в Руанде, из-за которой Европа до сих пор посыпает себе голову пеплом.
— Некоторые западные и арабские эксперты высказывали предположения, что у Дамаска и Тегерана имеется какой-то «план Б», который предусматривает создание вдоль побережья алавитского коридора от Дамаска до Латакии для обеспечения безопасности местного населения. Но если такой анклав и будет создан, это означает конец территориальной целостности Сирии и продолжение кровопролития с новой силой. Именно поэтому Россия проявляет такое беспокойство, и не из-за судьбы Асада, а именно из-за последствий для региона Ближнего Востока в случае силовой смены власти.
— Вы хорошо знали Хафеза Асада, отца нынешнего президента. В случае если бы сегодня главой страны был он, могли ли события пойти по другому пути?
— Он был выдающейся фигурой, и мне представляется, что прежде всего он не допустил бы появления тех раздражителей, которые подстегнули революцию в марте 2011 года. Хафез Асад мог бы подняться выше клановых и родственных соображений и привлечь к ответственности тех сирийских «силовиков», которые несут ответственность за события на юге страны в городе Дераа, ставшие триггером последующим народным выступлениям, вначале вполне мирным. Милитаризация этого внутреннего конфликта началась позже с вмешательством региональных держав Турции и Саудовской Аравии.
— Как вы видите фигуру Асада-младшего?
— С одной стороны, он пытался реформировать страну, но оказался неспособен это сделать. Сирия запоздала с реформами как минимум на 10 лет. В Алжире, где я с 1991 года более четырех лет возглавлял наше посольство, всплеск исламистского террора начался в основном как результат поспешного проведения демократических реформ в горбачевском стиле. В Сирии, наоборот, ситуация хаоса возникла из-за запоздания с политическими реформами после того, как была проведена некоторая экономическая либерализация. Монополия партии «Баас» на власть осталась, по существу, в неизменном виде.
Когда Башар Асад пришел к власти, многие надеялись, что произойдут политические перемены, поскольку баасистская панарабская идеология под лозунгами «единство, свобода, социализм» быстро теряла свою былую привлекательность в арабском мире. Там уже шли тенденции к национально-этническому, конфессиональному обособлению пока в рамках национального государства. Думаю, если бы Асад-старший оставался у власти, он бы сумел не допустить разрастания конфессионально-клановых отношений, используя свой авторитет и государственный опыт. Он мог бы уловить пульс времени, не повторяя при этом ошибок Горбачева.
— Нет ли у вас ощущения, что США готовы согласиться с присутствием России в Сирии, даже несмотря на противоречия по Украине?
— Я далек от излишнего оптимизма, но и не склонен рассматривать дальнейшие перспективы в одних лишь черных красках. Концепция широкой коалиции в борьбе с ИГИЛ, которую предложила Россия, является очень своевременной.
— Почему она нужна и зачем надо объединить усилия всех?
— Да, бомбардировки с воздуха сыграли свою роль: удалось помочь курдским отрядам, отстоять районы вдоль границы с Турцией — город Кобани, а также продвинуться в сторону Ракки, так называемой столицы Исламского халифата. Удалось установить и контроль правительства над городом Тикрит, но дальше наступил ступор. И в США уже стали говорить, что борьба с «Исламским государством» займет десятилетия, что нужна долговременная стратегия. Но у международного сообщества нет столько времени.
Сегодня есть реальная недооценка глобальной опасности в лице ИГИЛ и самой идеологии «халифатизма», что гораздо серьезнее, чем угроза «Аль-Каиды».
И дело даже не столько в проникновении джихадистов в Европу или Россию, в том числе под видом беженцев. Нельзя в условиях продолжающейся террористической экспансии и распространения исламофобии исключать, что конфликт перерастет в межцивилизационный, по пророчеству Хантингтона (Самуэль Хантингтон, автор концепции «Столкновение цивилизаций». — «Газета.Ru»).
— Готов ли к участию в этой коалиции сам Асад?
— Правительство Сирии занимает в чем-то двойственную и не всегда реалистичную позицию. Я хотел бы в связи с этим провести параллель с балканским кризисом. Все внутренние конфликты, как бы они ни различались по странам и регионам, имеют свою внутреннюю закономерность. В период конфликта в Югославии президент страны Слободан Милошевич тоже занимал очень негибкую позицию, не желая считаться с реальным развитием событий. Он все время отставал с политическими инициативами. На это всегда обращал внимание Примаков, тогда глава МИДа, который говорил ему: «Вы отстаете, а если выступаете, то уже поздно — они уже теряют значимость». Что произошло с Милошевичем, мы знаем. Если бы Дамаск занимал более гибкую позицию, у России появились бы тогда политические козыри, которые бы позволили добиваться от США симметричных действий и в отношении сирийской оппозиции. Это бы позволило реанимировать политический процесс, который не получился во время Женевы-2.
— Женевский процесс мог бы помочь урегулированию, но почему сторонам так и не удалось договориться?
— На словах, принимая женевское коммюнике, сирийское правительство выдвигает приоритетом борьбу с терроризмом. В свою очередь, оппозиция в лице зонтичной структуры — коалиции Национальных оппозиционных и революционных сил — ставит на первое место положение коммюнике о создании переходного правительства, то есть, по сути дела, о разделе власти.
Но политический процесс пока пробуксовывает, а борьба с терроризмом идет очень медленно. В региональном плане, а именно этот угол приобретает сейчас наиважнейшее значение, каждая из сторон, несмотря на хорошие слова, преследует свои эгоистические интересы, прежде всего связанные с национальными, конфессиональными и государственными амбициями. Если так будет и дальше, то экспансия ИГИЛ будет продолжаться.
Позиция России, как мне представляется, состоит в том, чтобы пустить переговорный процесс по двухтрековому пути: это борьба с терроризмом параллельно с политическим процессом. У крупных игроков, таких как ЕС, Россия и США, помимо разногласий немало общих точек соприкосновения. Это недопустимость обвала государственных институтов, так, как это произошло в Ираке и Ливии, сохранение территориальной целостности, защита национальных и конфессиональных меньшинств, проведение политических реформ на базе положений женевского коммюнике от 2012 года.
— Соседние страны признают опасность ИГИЛ и борются с этой организацией. Готовы ли они действовать совместно с Россией?
— Внешние игроки, особенно региональные, преследуют свои собственные интересы. Возьмите Турцию — это страна, признавая с самого начала террористическую опасность, тем не менее открыла свои границы перед исламскими боевиками. Затем, согласившись войти в антитеррористическую коалицию и предоставив Соединенным Штатам базу ВВС в Инджирлике, она вместо того, чтобы бомбить исламистов, направила воздушные удары против Курдской рабочей партии.
Позицию Израиля тоже нельзя назвать нейтральной. Эта страна воспользовалась ситуацией, чтобы установить каналы связи с террористической организацией «Джабхат ан-Нусра».
Израиль принял на своей территории более тысячи раненых боевиков в пограничных с Сирией госпиталях и возвращал их обратно на поле боя.
Саудовская Аравия, в свою очередь, направила огромные средства в поддержку салафитских групп, которые могут стать инструментом саудовского влияния. Все региональные страны пытаются извлечь для себя выгоду. И это был один из факторов, который подтолкнул Россию к конкретным действиям. Реальность же сегодня такова, что есть две крупные силы: это сирийское правительство и ИГИЛ, а также «ан-Нусра», хотя между обеими группами в последнее время случаются вооруженные столкновения. И если общая цель сторон Саудовской Аравии, Ирана, Турции, США — борьба с «Исламским государством», надо исходить из реального положения вещей, из которого исходит сейчас Россия.

Газета.Ru

Порошенко срывает ордена

Украинским войскам приказано скрутить с боевых знамен награды за подвиги в Великой Отечественной
Процесс повальной «декоммунизации» Украины докатился и до ее армии. На официальном сайте президента этой страны Петра Порошенко опубликован указ № 646/2015, который отменяет боевые награды и почетные наименования самых заслуженных воинских частей, доставшихся Украине от СССР.
При этом логику составителей документа понять сложно. Ну ладно, не нравится нынешнему Киеву любое упоминание о советских победах и боевых орденах. Хотя плачено за эти ордена большой солдатской кровью. В том числе — и украинской.
О наградах мы еще поговорим, но для начала вопрос: вице-адмирал Павел Степанович Нахимов-то как попал в скандальный порошенковский указ? Под «декоммунизацию» он точно не подходит. С Советским Союзом общее у Нахимова только то, что севастопольцы (да и не только они!) во все времена свято чтили и чтут память участника Наваринского сражения, победителя в битве при Синопе и одного из руководителей первой обороны города. А еще в Севастополе из руин, оставленных Украиной, восстановлено Черноморское высшее военно-морское ордена Красной звезды училище имени П. С. Нахимова, первый выпуск офицеров из которого состоялся в 1941 году. Училище уже выпустило первых лейтенантов и для российского ВМФ.
Но четверть века оно, увы, вынужденно промаялось под украинскими знаменами. Ужалось до невозможности, обветшало, скатилось к прямо-таки африканскому уровню и превратилось в жалкое подобие самого затрапезного военно-учебного заведения. Хотя было Киевом абсолютно незаслуженно резко повышено в статусе — до Академии Военно-Морских сил Украины.
При этом имя адмирала Нахимова на своем знамени сохраняло. Возможно, потому, что некоторые «самостийные» историки взялись доказывать, что родившийся в Вяземском уезде Смоленской губернии адмирал Нахимов и не Нахимов вовсе. А — конечно же! — урожденный Нахименко. Поскольку ведет, дескать, свою родословную от сотника Ахтырского слободского казачьего полка Мануила Тимофеевича Нахименко, которому будущий адмирал якобы приходился правнуком.
Как бы там ни было, имя адмирала в названии Академии ВМСУ сохранялось вплоть до нынешнего указа Порошенко. Хотя сама Академия (вернее — то, что от нее осталось после возвращения Севастополя в Россию) вынужденно съехала в Одессу. Туда же отправились и всего 16 офицеров-преподавателей из нескольких сотен.
Теперь — все. По воле президента Украины Академия ВМСУ осталась безымянной и с именем заслуженного адмирала рассталась, видимо, навсегда. За что, конечно, главе Украины абсолютно искреннее «спасибо» от подавляющего большинства бывших и будущих выпускников ЧВВМУ имени Нахимова. Сраму поменьше. Думаю, имею право на такие слова, поскольку офицерский кортик и лейтенантские погоны в 1976 году получал именно на плацу ЧВВМУ.
Но, повторяю, история с адмиралом Нахимовым в указе № 646/2015 стоит особняком. Остальная его часть направлена исключительно на борьбу с памятью о Советской армии.
Особенно досталось некогда лучшей в Вооруженных силах Советского Союза 24-й мотострелковой Самаро-Ульяновской, Бердичевской, ордена Октябрьской Революции, трижды Краснознамённой, орденов Суворова и Богдана Хмельницкого Железной дивизии, дислоцированной в городе Яворов Львовской области.
Так дивизия именовалась до 2003 года. Потом Киев велел из дивизии сделать отдельную механизированную бригаду. Номер, ордена и почетные наименования не тронул. Наоборот, еще и добавил. Приказав к длинному названию бригады дописать в конце еще и «имени князя Даниила Галицкого».
С какого перепугу? Где был князь Даниил а где — 24-я мотострелковая дивизия, названная Железной в 1918 году, в Гражданскую войну, отличившаяся под Сталинградом, в Донбасской наступательной операции, в освобождении Левобережной Украины, в Житомирско-Бердичевской, Проскуровско-Черновицкой, Львовско-Сандомирской, Восточно-Карпатской, Западно-Карпатской, Моравско-Остравской и Пражской операциях?
Теперь, стало быть, любые упоминания о славных сражениях из названия 24-й механизированной бригады ВСУ президент выжег каленым железом. Хотя так ли не прав Порошенко в этом случае? Он точно не руководствовался подобными аргументами, но в 2014 году тяжелые батальонные тактические группы бывшей Железной дивизии двинулись усмирять восставший Донбасс. Ее танки бронированным катком прошлись по Славянску, Краматорску, Лисичанску, Красному Лиману. Герои Сталинграда, наверное, метались в гробах, когда формальные их наследники — солдаты и офицеры 24-й мехбригады — рвались к обороняемой горсткой ополченцев Саур-Могиле, за которую и в Великую Отечественную в Донбассе шли самые ожесточенные бои.
Так, может, и хорошо, что на знамени той, чужой теперь для нас бригады, лишь князь Даниил Галицкий и остался?
Кого и чего еще лишил Порошенко своим указом? Всего — более 80-ти частей, соединений и военно-учебных заведений. Среди них, скажем, 107-й реактивный артиллерийский Ленинградский ордена Кутузова полк. Отныне он не «Ленинградский» и не «ордена Кутузова».
А Харьковское гвардейское высшее танковое командное ордена Красной звезды училище превратилось в Харьковский гвардейский танковый институт имени Верховной Рады Украины Национального технического университета «Харьковский политехнический институт».
51-я гвардейская механизированная Перекопско-Харьковская, Пражско-Волынская, ордена Ленина, дважды Краснознаменная, орденов Суворова и Кутузова бригада с минувшего четверга именуется без прежнего боевого грома — просто 51-я механизированная Волынская.
Почему, кстати, Волынской быть разрешено, а Харьковской — нет? И то, и другое наименование — украинские. Но и спросить некого. Не ответят в Киеве.
В общем, перечень обесчещенных Порошенко воинских частей и соединений так же огромен, как огромные их прежние боевые заслуги перед некогда единой страной.
Но почему вообще это происходит? На самом деле, уверен, — все просто. Дело не только в «декоммунизации». Украинская армии, как и вся страна, которой она принадлежит, мучительно ищет свою историческую идентичность. Которая — не приведи Бог! — и близко не должна, с точки зрения Киева, ничего общего иметь с исторической идентичностью российской.
Эти метания не раз приводили, и продолжает приводить к нелепым ситуациям. Самое смешное — выборы памятных дат для новоизобретенных украинских воинских праздников.
Вот, к примеру, день уже упомянутых ВМСУ. Всего за десятилетие он переназначался четырежды.
Все началось с 1 августа. Аргумент — флотоводцы Украины обратились к президенту Леониду Кучме с предложением выбрать именно такой вариант потому, что, оказывается, 1 августа 1996 завершились первые масштабные учения ВМСУ «Море-1996». Захотелось их увековечить. Кучма согласился.
Первый праздник военных моряков Украины велено было организовать в Севастополе с 1997 года. Получилось худо. Дело в том, что для севастопольцев День флота — это всегда святой день. С советских времен в последнее воскресенье июля, когда отмечается День нашего ВМФ, набережные ломятся от желающих поглядеть на парад боевых кораблей. Многие приезжают с детьми из других городов. Причем, не только Крыма.
1997-й и для российских военморов оказался тяжелейшим. Но парад состоялся и севастопольцы на него пришли, как на собственный праздник. А через несколько дней случилось 1 августа и то же самое попытались повторить ВМСУ. Обездвиженные и ободранные украинские корабли на рейд никто не выводил вообще. Решено было ограничиться хилым, но дешевым военно-спортивным праздником на стадионе. Получилось убого.
Это повторилось и через год, и через два… Для украинских адмиралов и политиков подобное казалось особенно обидным потому, что на всех углах города твердили, будто Севастопольские бухты — родные именно для ВМСУ. А россияне здесь — гости. Но горожане упорно демонстрировали Киеву ровно противоположное.
В 2006 году в Крым пожаловал уже президент Виктор Ющенко. Опечаленный холодным приемом, он предложил День ВМСУ перенести на другую дату. И придумать для него нечто более духоподъемное, чем обычные учения.
Сказано — сделано. За искомую веху у Ющенко приняли морской поход и победу киевского князя Олега под Константинополем в июне—июле 907 года. Указом президента Украины № 259/2006 от 24 марта 2006 года День Военно-Морских сил Украины приказали ежегодно отмечать в первое воскресенье июля. Невзначай подчеркивая тем самым, что Украина — куда более древняя морская держава, чем Россия. «Москальскому» флоту-то едва за 300 лет. А соседям, получается, далеко за тысячу.
Не изменилось ровно ничего. Город по-прежнему признавал единственный праздник военных моряков. Тот, который празднует Россия. В 2012 году эту реальность осознал следующий президент — Виктор Янукович. И распорядился (раз по другому не получается) сделать праздник совместным с российскими моряками, которых тогда еще называли на Украине братьями по оружию.
ВМСУ присоседились к Черноморскому флоту, флаги расцвечивания на мачтах украинских кораблей стали вывешивать тоже в последнее воскресенье самого жаркого месяца. И внешне все, вроде, прилично. Но после известных событий в 2014 году к власти пришел Порошенко. И велел и тут обрубить концы. Снова в Киеве за основу приняли поход князя Олега на Константинополь. И снова горилку на столы в украинских кают-компаниях стали выставлять в начале, а не в конце июля. Но уже не в Крыму, а в Одессе, куда ВМСУ пришлось бежать из Крыма.
Примерно так же выглядит и ситуация с украинским Днем защитника Отечества. Чего только не предпринимали в Киеве, чтобы вытоптать в памяти народа советское 23 февраля!
До 2004 года главного «военного праздника» на Украине не было вообще. Существовал лишь «День Збройних Сил України», который Верховная Рада ввела в 1993 году и назначила на 6 декабря — на день принятия в 1991 году закона «О Вооруженных Силах Украины».
Но «общенародности» явно не хватало. Поэтому политическая мысль по этому поводу в Киеве кипела не переставая. По словам бывшего министра обороны Украины Александра Кузьмука, идеи рождались «самые фантастические». Вплоть до выбора 28 апреля — даты выхода приказа германского командования о формировании в 1943 году дивизии СС «Галичина».
В 2008 году президент Украины Виктор Ющенко «настоящим национальным Днём защитника Отечества» назвал 29 января. Потому что в этот день в 1918 году под селом Круты в 130 километрах от Киева мальчишки-гимназисты, студенты, юнкера и некоторое количество офицеров приняли неравный бой с большевистским отрядом Муравьева. Никого и ничего не спасли и с небольшими потерями отступили к столице.
Никакого влияния на общий ход Гражданской войны этот малоизвестный эпизод не оказал, но в Киеве он, за неимением более значительных, поднят сегодня на невероятную идеологическую высоту.
Тем не менее, с объявлением 29 января Днем защитника Отечества на Украине ничего не вышло. Не поддержала Верховная Рада, в которой тогда верховодила оппозиция президенту.
Сменивший Ющенко президент Виктор Янукович с Днем защитником Отечества поступил точно так же, как и с Днем ВМСУ. То есть — объединил с российским праздником. С 2009 года основным «мужским» праздником и на Украине признали 23 февраля.
Естественно, влезший полтора года назад в президентское кресло Порошенко не мог не порушить и эту «зраду». В разгар бойни в Донбассе в 2014 году он заявил: «В богатой подвигами летописи украинского воинства множество битв и дат, достойных стать Днем защитника Отечества. Я подчеркиваю, Украина никогда больше не будет праздновать этот праздник по военно-историческому календарю соседней страны. Мы будем чествовать защитников своего Отечества, а не чужого».
Как итог — сегодня главным праздником украинских военных считается 14 октября. В этот день церковь отмечает Покров Пресвятой Богородицы, а «светская» Украина — День украинского казачества и годовщину создания Украинской повстанческой армии (УПА)*.
Только многих ли украинцев устраивают эти нескончаемые военно-идеологические пляски? Честные социологические исследования Киев провести, конечно, не позволит. Поэтому сошлюсь на опубликованные несколько лет назад признания того самого экс-министра обороны Кузьмука. Кстати, если и не близкого к националистам, то большинство из них устраивавшего: «Новые традиции приживались непросто: было время, когда мы официально праздновали 6 декабря, а за закрытыми дверями и зашторенными окнами отмечали 23 февраля. И это было повсеместно и считалось нормальным. Мы даже смеялись над тем, что празднуем День Советской армии «в подполье».
________________________________________
*В ноябре 2014 года Верховный суд РФ признал экстремистской деятельность «Украинской повстанческой армии», «Правого сектора», УНА-УНСО и «Тризуба им. Степана Бандеры». Их деятельность на территории России запрещена.

Сергей Ищенко

Россия пригрозила лишить истребители болгарских ВВС гарантии

В Федеральной службе по военно-техническому сотрудничеству (ФСВТС) РФ пригрозили лишить истребители МиГ-29, принадлежащие ВВС Болгарии, гарантии производителя. Это произойдет в случае, если болгарские военные все-таки решат пройти техническую модернизацию авиадвигателей не у российского производителя самолетов, а в Польше. Об этом РИА Новостям сообщил замглавы службы Анатолий Пунчук.
По его словам, позиция Софии контрпродуктивна и идет вразрез с духом и договоренностями между нашими странами в области военно-технического сотрудничества и в особенности в части защиты интеллектуальной собственности. «Это, безусловно, отрицательно скажется на наших дальнейших отношениях в этой сфере», — отметил он.
Как подчеркнул замдиректора ФСВТС, это создает предпосылки для того, что РСК «МИГ», как производитель данных самолетов, в будущем не сможет гарантировать безопасность их полетов. Такое жесткое заявление российский чиновник был вынужден сделать в связи с тем, что 4 ноября Народное собрание Болгарии (парламент) вынесет на повестку обсуждение вопроса о ратификации соглашения, согласно которому проводить модернизацию самолетов МиГ-29 ВВС Болгарии будет польское предприятие.
Ранее правительство Болгарии дало «зеленый свет» на подписание межправительственного соглашения с Польшей о ремонте МиГ-29. После этого Болгария достигла с Варшавой соглашения на ремонт восьми двигателей для истребителей МиГ-29. Условия соглашения предусматривают в последующем починку польской стороной еще двух самолетов, принадлежащих Болгарии.
Напомним, гендиректор РСК «МиГ» Сергей Коротков ранее указывал, что предприятие не передавало никакой документации и прав на двигатели произведенных для инозаказчиков самолетов МиГ-29. Вся документация, по его словам, была взята с Украины, которая не имела права передавать эту интеллектуальную собственность.
При этом стоимость ремонта двигателей истребителей МиГ-29 стоит примерно одинаково что в России, что в Польше — около миллиона евро. Однако РФ гарантирует более продолжительный результат. Польская сторона, заключившая контракт с Болгарией на ремонт ее самолетов, дает гарантию на 350 часов налета, в то время как ремонт в России дал бы гарантию на 500 часов. «Болгарская сторона будет вынуждена в два раза чаще обращаться за ремонтом этих двигателей», — отмечал гендиректор РСК «МиГ» Сергей Коротков, добавляя, что выбор Болгарии вызван не экономическими, а политическими причинами, в частности давлением со стороны партнеров по НАТО.
По данным из открытых источников, в настоящее время на вооружении ВВС Болгарии стоят двенадцать МиГ-29 и два учебно-боевых МиГ-29УБ. Болгария вошла в НАТО в 2004 году. У этой страны есть на вооружении большое количество образцов военной техники советского производства. В это число кроме МиГ-29 входят истребители МиГ-21, штурмовики Су-25, вертолеты Ми-24 и Ми-17, танки Т-72, бронетранспортеры БТР-60 и БРДМ-2, ракетные комплексы «Точка». Российские компании-производители вооружения и техники осуществляют их обслуживание на основе ранее заключенных договоров.

Российская Газета