Авиация Заполярья

Пассажиры поднимаются на борт легендарного «кукурузника» Ан-2, на улице -30, на борту тоже -30 и только в тесноте можно будет чуть-чуть согреться теплым дыханием. На борт затаскивают чемоданы и коробки, так как багажного отделения у Ан-2 нет. И бортпроводника, который бы предложил леденцы и соки, тоже нет. Это реалии современной гражданской авиации за полярным кругом в России.

 

Пока мы с вами тут обсуждаем у кого мягче кресло в бизнесе – у некоторых есть только одна альтернатива – Ан-2 либо Ми-8, а ведь до своей деревни или чума в тундре от ближайшего «аэропорта» еще может нужно будет несколько часов на снегоходе ехать. Самолеты здесь ходят как маршрутки с промежуточными остановками, наземное же сообщение попросту невозможно!

  

Сегодня я расскажу про «Нарьян-Марский объединеный авиаотряд» – это название авиакомпании, которая базируется в аэропорту Нарьян-Мара. До столицы Ненецкого автономного округа всего 2,5 часа на самолете от Москвы и вы попадаете в 100% северную аутентику Заполярья, ведь это единственный крупный город европейской части России, с которым нет постоянного автомобильного сообщения!

  

9 февраля 1923 года считают днем рождения гражданской авиации России, авиация Заполярья в Ненецком автономном округе берет свое начало 4 февраля 1930 года, когда был совершен первый рейс Архангельск-Сыктывкар-Архангельск. 13 февраля 1933 года была открыта первая заполярная авиалиния, которая связала Архангельск с Нарьян-Маром. Самолет Л-507, пилотируемый летчиком Л.К. Фительбергом и бортмехаником М. Алексеевым, преодолел расстояние за 6 с половиной часов.

 

В то время самолеты использовались для доставки почты, вывозки пушнины и рыбы в Архангельск. Полет до Архангельска длился около 8 часов. Самолеты совершали посадку в различных местах: зимой на лед реки Печоры около лесозавода, в Кармановской курье и на Казенном озере, а летом на пастбище возле деревень Куя и Никитцы.

 

В 1935 году необходимость организации авиабазы в Ненецком округе была утверждена в Севкрайисполкоме. Председатель Ненецкого ОИК Иван Павлович Выучейский доказал, что для связи с отдаленными районами, оленеводческими совхозами, рыбными становищами округу без авиации не обойтись. Тогда площадка для приема самолетов была оборудована прямо на льду реки Печора. В военные годы силами жителей Нарьян-Мара была построена первая грунтовая взлетно-посадочная полоса.

 

В 1941 году была создана специальная авиационная группа, которой поручалось вести наблюдение по трассе Севморпути, контролировать вход в проливы Новой Земли и конвоировать грузовые транспорты. В Нарьян-Маре расквартировался 16-й авиатранспортный отряд 3-й авиагруппы, подчиненной Беломорской военной флотилии. Самолеты здесь обслуживали, заправляли, а экипажи отдыхали перед новыми вылетами.

 

30 сентября 1946 года образован 228-й авиаотряд. В 1963 году авиаотряд переименован в Нарьян-Марский объединенный. В 1985 году авиапредприятие перебазировалось в новое здание аэропорта, а свежепостроенная взлетно-посадочная полоса позволила принимать современные самолеты, такие как Ту-134, Як-40, Ан-24, Ан-26.

 

Пик развития пришелся на конец 80-х – начало 90-х. На это время приходятся самые большие объемы часов налета – порядка 30-ти тысяч. Да и вертолетов с самолетами было гораздо больше, чем сейчас. В конце 90-х – начале двухтысячных произошел серьезный спад. И только в последние два года показатели деятельности предприятия стали улучшаться.

 

Аэропорт Нарьян-Мар сейчас – это аэродром класса В, оборудован системой посадки II и III категории с обоих направлений и светосигнальным оборудованием. Аэродром принимает самолеты Ан-24, Ан-26, Ан-12 Ту-134, Як-40, Як-42, Ил-18, CRJ 200, Boeing 737, ATR 42, вертолеты всех типов. В зимнее время при определенной глубине промерзания грунта возможен прием самолетов Ил-76.

  

Ненецкий объединенный авиаотряд – сегодня это 605 человек – летчики, инженерно-технический состав, работники аэропорта. Летный отряд состоит из 8 экипажей Ан-2 и 30 экипажей Ми-8.

 

Нарьян-Мар сверху:

 

 

Здание аэропорта Нарьян-Мар:

  

В декабре 1952 года в Нарьян-Мар прибыл первый самолет Ан-2, идеально подходящий для условий Крайнего Севера. Сейчас 2013 год, а Ан-2 все еще в строю!

  

Народное название «кукурузник» самолёт получил в наследство от По-2, поскольку заменил предшественника на сельскохозяйственных работах в период массового засева полей кукурузой. Будучи простым в эксплуатации, пригодным для работы с неподготовленных грунтовых площадок и обладая малым разбегом и пробегом, самолёт был незаменим для работ на малоосвоенных территориях Сибири, Крайнего Севера, Средней Азии, где применялся повсеместно. Ан-2 производился в СССР, Польше и продолжает выпускаться в КНР. Всего было построено более 18 тыс. Ан-2. Занесён в Книгу рекордов Гиннеса, как единственный в мире самолёт, который выпускается уже более 60 лет.

 

Стоимость перелета – 2-5 тысяч рублей, есть скидки для студентов и пенсионеров. Зимой самолеты взлетают на лыжах, летом на колесах и возможна посадка на грунтовые полосы.

 

Вертолетный парк Нарьян-Марского Авиаотряда состоит из вертолетов Ми-8. Час эксплуатации Ми-8 составляет 80-100 тысяч рбулей.

 

 

А это самый большой вертолет в мире (из серийно-производимых) – Ми-26. Кроме прочих задач, он используется для транспортировки оленины на мясокомбинат. Один час работы Ми-26 стоит 670 тысяч руб/час, грузоподъемность составляет 18 тонн. При закупочной стоимости 125 руб за 1 кг оленины, стоимость ее вертолетной транспортировки составляет еще 90 руб/кг! А других вариантов добраться в отдаленные регионы округа попросту нет. Нет ни дорог, ни зимников! За зиму вертолет делает 20-25 таких перелетов в разные регионы, куда централизованно свозится мясо на снегоходах из более мелких деревень или олени пригоняются самостоятельно в крупные пункты забоя. Причем есть рейсы по 1 часу, а есть рейсы по 5-6 часов.

 

Владимир Бенца

 

Необычные авиационные обычаи

Развитие российской авиации началось в XX веке. 100 лет для мировой истории совсем небольшой отрезок времени. Однако за этот период среди летчиков сформировались свои традиции, обряды и неписаные законы. Например, всем известно, что практически не бывает самолетов № 13, многие летчики не фотографируются перед вылетом, а в годы Великой Отечественной войны плохой приметой считалось бриться перед полетом. Но обряды существуют не только у российских летчиков, но и у авиаторов других стран…

 

В процессе визита ознакомления с авиабазами ЮАР, на одной из них Hoedspruit после наземного осмотра базы нашим летчикам предложили совершить ознакомительный полет по окрестностям этого аэродрома на боевых самолетах ВВС ЮАР «Мираж-4». А какой летчик откажется от предложения полетать на иностранном самолете?!

 

Полеты всех российских летчиков, среди которых

были заместитель командующего ВВС России генерал- полковник Михаил Сорока и полковник Александр Харчевский, прошли замечательно. Однако по окончании полетов российскую делегацию ожидало интересное « представление ».

В ВВС ЮАР, как и в других странах, существует свой негласный обычай, который друзья по службе совершают над летчиками, выполнившими полет на новом для них типе самолета. Этот обряд у африканских летчиков получил немного странное название — «Адольф». Такое «имя» он получил благодаря Адольфу Гитлеру, известному всему миру своей жестокостью.

 

«Варварский» обычай заключается в следующем… Летчика, вернувшегося из полета, естественно, все поздравляют с выполненным заданием, но затем просят снять шлем, обувь и расстегнуть до конца молнию летного комбинезона. После этого двое рослых и накачанных военнослужащих торжественно приближаются с двух сторон к виновнику торжества, аккуратно берут его, каждый со своей стороны, одной рукой за рукав, а другой — за штанину и, аккуратно подняв в воздух, несут в вертикальном положении к огромной ванне, наполненной холодной водой с мелко наколотым льдом. При этом следует заметить, что на улице стоит жара — температура выше +40° С в тени!

 

Военнослужащие аккуратно опускают героя босыми ногами в воду. Резко поджимая ноги, виновник торжества, естественно, кричит «ой!» В этот момент «богатыри» переворачивают его вверх ногами и макают в ледяную воду головой, а когда герой вне себя от «радости» начинает вырываться, его целиком бросают в ванну со льдом и, спасаясь от брызг холодной воды, разбегаются в разные стороны. Убегать надо быстро, так как намокший летчик, естественно, очень резво выскакивает из ванны, отряхиваясь и выгребая из комбинезона застрявшие куски льда.

   

Необычные обычаи

 

Но и это не все…

 

После обряда «крещения» водой герою дают немного прийти в себя и подают серебряный кубок с напитком. Объем сосуда примерно 200 грамм (то есть наш родной

стакан), а крепость — 70 градусов и аромат соответствующий.

Если вы когда-нибудь пробовали или нюхали самогон из буряка, который варят в деревнях Белоруссии, — поймете меня.

 

Летчик должен с радостным выражением лица понюхать поднесенное угощение, затем набрать в рот небольшую порцию, прополоскать горло, как это делается при лечении ангины, и проглотить… Наши летчики, естественно, достойно выполнили этот обряд до конца по строго установленному порядку. Затем в соответствии с программой все герои должны осушить бокалы до дна и сказать речь.

 

Вечером в клубе ВВС был устроен торжественный товарищеский ужин, который протекал по своему обыкновению — приветственные речи, обмен тостами и дружеские разговоры.

Вдоль одной из стен клуба был расположен бар с напитками. А рядом, на архитектурном выступе, висел очень красивый колокол — настоящая морская «рында». В непринужденной беседе я проходил вдоль бара. Когда поравнялся с колоколом, рука сама потянулась к нему. Раздался громкий звон, и весь зал дружно взорвался аплодисментами.

 

Необычные обычаи

 

Оказалось, что по еще одной военно-африканской традиции человек, ударивший в этом баре в колокол, должен за всех заплатить. Однако хозяева заверили меня, что на сегодняшних гостей из России это правило не распространяется.

В чужой стране, если вы не знаете местных обычаев и традиций, с вами могут произойти курьезные, а иногда и не очень смешные ситуации. Но основные традиции летчиков ВВС ЮАР оказались очень душевными.

 

 Автор: Gagarin

Тягнибок и Коломойский разжигают в Украине большой пожар

 Статистика упрямо говорит о росте ксенофобии и антисемитизма в Украине. Это факт. Газета «Киев еврейский» обсуждала со многими общественными лидерами, политиками, государственными служащими  эту проблему. Никто ее существование не отрицает.

 

 Корреспондент «Киева еврейского» Анастасия Веременко также обратилась к лидеру «Свободы» Олегу Тягнибоку с вопросом «Как Вы считаете, вырос ли уровень ксенофобии и антисемитизма в Украине?»

 

 Лидер «Свободы» ответил: «Нет. Это вранье. Уровень ксенофобии и антисемитизма, как был на бытовом уровне, так и остался. Все остальное политика».

 

 На государственном уровне антисемитизма в сегодняшней Украине  с нынешним Гарантом Конституции быть не может. Такую официальную позицию не примет мировое сообщество.

 

 А «бытовой антисемитизм», — это, по мнению Тягнибока и многих других, обычно и не страшно. Но ведь именно в реальной жизни и в быту проходит вся наша жизнь. И именно на этом уровне могут зарождаться и происходить реальные трагедии.

 

 Так что не стоит недооценивать так называемой «бытовой антисемитизм» и его реальную опасность.

 

 В этом же разговоре с журналисткой газеты «Киев еврейский» Тягнибок практически дословно повторил слова своего заместителя Андрея Ильенко, сказанные Президенту Украинского независимого совета еврейских женщин и главному редактору газеты «Киев еврейский» Элеоноре Гройсман о том, что если евреи и люди других национальностей будут  уважать украинские законы, общаться на государственном украинском языке, то тогда «Свобода» будет нормально к ним относиться, и тогда они будут полноценными гражданами Украины, подробнее

 

 Выходит, что «этнические украинцы» люди первого сорта  являются полноценными гражданами Украины, без всяких «если». А граждане Украины, представители национальных меньшинств, а посему «второсортные украинцы», должны стараться соответствовать высоким стандартам «полноценности по-свободовски». Они должны заслужить «полноценность», которая и без того гарантирована им Конституцией и украинскими законами.

 

Тягнибок считает, что только этнические украинцы должны быть у власти в Украине. «Борьба за украинские идеалы стоит пролитой крови. Думаю, что граждане Украины устали от так называемой политкорректности и толерантности», — заявляет он.

 

 И эти идеалы «Свободы» широко популяризируются в СМИ, ток-шоу и новостные программы не обходятся без Тягнибока.

 Позвольте, разве это ли не ксенофобия и антисемитизм, которые преднамеренно и осознанно разжигаются в Украине?

 

 Завоевывают все больше умов и душ. И дают все больше полномочий тому же пресловутому «бытовому антисемитизму»?

 

 В то же время, Игорь Коломойский в интервью порталу IzRus сказал, что «Свобода» явно сместилась от ультранационализма ближе к центру, стала более умеренной. Если раньше их электорат составлял 2—3 процента маргинального населения, то теперь их электоральная база выросла. Они вполне в ближайшее время могут стать лидерами Запада и Центра Украины».

 

 Директор социологической службы ”Украинский барометр” Виктор Небоженко так прокомментировал это высказывание: «Коломойский повторяет ошибку немецких олигархов, которые считали, что в фашизме нет никакой опасности. Все помнят, что из этого вышло. Им пришлось убегать. Человек, который редко выступает по политике, как это делал Коломойский, вдруг говорит, что это — неплохие ребята. С 1945 года ни один порядочный еврей-олигарх не может себе позволить такие заигрывания», подробнее 

 

Тягнибок утверждает, что все в порядке. Игорь Коломойский избранный недавно руководителем Европейского еврейского совета как минимум на пять лет (на съезде, на который нас не пустили ни в качестве лидеров Украинского независимого совета еврейских женщин, ни в качестве средства массовой информации газеты «Киев еврейский» (подробнее в материале «Еврейские женщины мешают большому еврейскому делу и в материале  «Поворотный момент для еврейской диаспоры определен без женщин» тоже утверждает, что все в порядке).

 

 Те, кто борются с фашизмом и нацизмом, делают громкие заявления по поводу событий 65-летней давности, в упор не замечая ситуацию, которая складывается сегодня в Украине.

 

 А если вспомнить историю, то мы найдем в ней много звеньев цепи, которые  впоследствии сделали возможным Холокост. С каждым новым звеном эта цепь становилась прочнее и в результате привела к трагедии невиданных масштабов. Сегодня есть реальные звенья новой цепи, которая грозит обернуться новой трагедией.

 

 Но их почему-то снова не желают замечать. А цепь тем временем крепчает.

 Почему-то и  Тягнибок, и Коломойский упорно говорят на «черное» — «белое».

 

 И под видом невинных шалостей с огнем, разжигают в Украине большой ксенофобский пожар.

 

 

Элеонора Гройсман 

 Президент Украинского независимого 

 совета еврейских женщин 

 Главный редактор газеты «Киев еврейский»

Был такой случай в авиации

В начале века, когда еще русский летчик Арцеулов продемонстрировал возможность выхода из штопора, самолет, попавший в него, считался обреченным. Один из летчиков, испытавший столь неприятную ситуацию, отстегнул привязные ремни и, дождавшись, когда аппарат перевернулся вверх колесами, выскользнул из кабины. Смешение центра тяжести привело к выходу аппарата из штопора. Завершив виток и войдя в горизонтальный полет, самолет устремился навстречу покинувшему его пилоту и «поймал» его, «усадив» в кабину! Придя в себя, летчик взялся за рычаги управления и благополучно приземлился.

  

Французы предприняли попытки преодолеть пролив ЛаМанш воздушным путем. За рулем аэропланов тогда, разумеется, находились мужчины, но французские женщины решили не отставать. Эдит Дюран, жена летчика Анри Дюрана, уговорила его на этот безрассудный поступок.

 

И вот аэропланы супругов поднимаются в воздух и направляются в сторону побережья (Анри, естественно, взялся сопровождать жену до самого финиша на английском побережье). Когда оба аэроплана набрали достаточную высоту, у Эдит вдруг забарахлил мотор, а затем окончательно заглох. Эдит беспомощно оглянулась на мужа и увидела, что он приказывает ей прыгать с парашютом. Что она немедленно и сделала.

 

Своим весом женщина уравновешивала находившийся в носу мотор, теперь же центровка нарушилась, и самолет еще круче пошел вниз. Но за счет аэродинамического напора его винт начал раскручиваться, и мотор, у которого, по-видимому, образовалась воздушная пробка в карбюраторе, снова заработал. Аэроплан выровнялся, а затем стал быстро набирать высоту. Но Анри это уже не видел, поскольку следил за приземляющейся на парашюте женой, одновременно выбирая площадку для приземления своего самолета.

 

Тем временем покинутый его женой самолет пересек пролив, углубился на территорию Британии и совершил падение на ухоженный парк какого-то английского аристократа. Этот последний этап путешествия и был зафиксирован собравшимися журналистами.

 

Великая Отечественная война. Партизанский отряд в Брянских лесах шлет на Большую землю тревожную радиограмму: кончаются боеприпасы, а от линии фронта отряд отрезан карателями. Штаб отреагировал немедленно, и Алексей Шевцов, бывший летчик-истребитель, поднял в воздух свою латаную-перелатаную «уточку» (учебнотренировочный самолет «У-2»).

 

На партизанский «аэродром» Алексей вышел точно и уже собирался совершить разворот, чтобы садиться против ветра, но «уточка» вдруг угодила в воздушную яму, ее основательно тряхнуло и при этом отказало управление! Самолет летел по прямой, неумолимо приближаясь к территории, занятой немцами.

 Проклиная капризную технику, Алексей вывалился из самолета, почти сразу выдернув кольцо парашюта. Приземлился он довольно удачно и двинулся в сторону оставшегося далеко позади «аэродрома».

 И вдруг через несколько минут он услышал знакомый рокот двигателя, а взглянув вверх, остолбенел: прямо над головой, почти касаясь колесами верхушек деревьев, пролетела ею собственная «уточка», неизвестно каким образом развернувшаяся обратно.

 

А в отряде тем временем гадали, куда делся только что пролетевший над их головами самолет, показавший покачиванием крыльев, что он их заметил. Шли томительные минуты, и вот наконец послышался рокот двигателя. Только самолет летел как-то странно — очень низко и прямо над полосой. Почти долетев до ее середины, вдруг выключился двигатель, «уточка» резко клюнула носом… и пошла на посадку! «Что делает, идиот, ведь разобьется!» — ахнул кто-то из партизан. Подхваченный попутным ветром, самолет проскочил почти две трети полосы и только потом грубо ударился о землю колесами, подпрыгнул и покатился прямо на оставленный в конце полосы кустарник, в который и врубился с жутким скрежетом и треском.

 

Когда партизаны подбежали к забившемуся в кустарник самолету, волосы у них встали дыбом: в кабине пилота не было! Ломать над этой чертовщиной голову было некогда, и по приказу командира все бросились разгружать долгожданный груз.

 

Измученный летчик добрался до передового поста лишь через два часа. В то, что ему рассказали, он отказывался верить, пока сам не увидел накрепко засевшую в кустарнике «уточку». По нормам мирного времени самолет ремонту не подлежал, но время было военное, и за два дня партизанские умельцы подлатали его и заодно вытесали топорами из березы новый винт.

 

Столь же невероятный случай произошел 4 июля 1989 года со сверхзвуковым самолетом «МиГ-23». Во время учебного полета пилот Н. Е. Скуридин ощутил хлопок и резкое падение тяги двигателя. Решив, что тот вышел из строя, летчик катапультировался. Однако, избавившись от человека, «МиГ» продолжил полет, пересек несколько государственных границ и рубежей ПВО, пока не упал на территории Бельгии.

 

Как могло случиться, что неуправляемый реактивный самолет мог пролететь более девятисот километров, до сих пор нет ответа. Такое возможно, если бы самолет был оборудован автопилотом, но на самолетах типа «МиГ-23» их не было. Во всяком случае, этот инцидент в истории современной реактивной авиации уникален.

  

http://xistor.ru/

 

Дела домашние. Маленькие хитрости

Под каждой ступенью лестницы, ведущей на второй этаж дачи, нетрудно сделать выдвижные ящики для хранения хозяйственных мелочей. Часть ступенек можно сделать откидными на петлях и использовать их как шкатулки.

 

 Зажимая плоскогубцами предмет, поверхность которого можно повредить, наденьте на губки отрезанные от старой перчатки пальцы.

 

 Краска, оставшаяся в откупоренной банке, через некоторое время из-за контакта с воздухом образует плотную пленку. Чтобы избавиться от этого неудобства, после работы плотно закройте крышку, постучав по ней молотком, и храните банку в перевернутом положении. Воздух окажется на дне, пленка там образуется, но мешать в следующий раз не будет.

 

 Продлить жизнь букету георгинов до недели и даже больше помогут вставленные внутрь полых стеблей ватные фитильки длиной 4 см. Снаружи следует оставить хвостик в 0,5 см, а узлы стеблей аккуратно проткнуть спицей.

 

 Варить макароны в кипящей воде 10 минут необязательно. Бросьте макароны в кипящую воду, доведите ее до кипения, накройте кастрюлю крышкой и снимите с огня. Пусть постоит 20 минут, за это время один-два раза перемешайте содержимое.

 

 Отвертку для мелких винтиков можно быстро изготовить, заточив кончик ключа от банки сардин.

 

Советами поделились: Н. АНИСИМОВ (г. Тула), О. СЕРЖАНТОВА (г. Красноярск), С. ВЕЛИЧКИН, Р. БОРИСОВ, Э. ГЕВОРКЯН и А. ВАЙНБЕРГ (Москва), Г. МИХЕЕВ (г. Тверь), Д. ПЕЧЕНКИН (г. Владимир).

 

 

Готовя блюдо со сложным рецептом, зажмите раскрытую на нужной странице поваренную книгу, например вешалкой для брюк, и повесьте на гвоздик рядом с поварешками прямо перед глазами.

 

 Пленку, огораживающую кабину летнего душа, даже не очень сильный ветер легко срывает вместе со штатными зажимами. Но если обвязать ее веревкой хотя бы в верхней части, пленка останется на месте и при резких порывах.

 

 Если под руками не оказалось штангенциркуля, для измерения диаметра детали можно воспользоваться разводным ключом или тисками и линейкой. Зажмите деталь и измерьте расстояние между губками.

 

 Паста шариковой ручки хорошо удаляется с одежды лаком для волос. Брызните лаком на пятно, затем сильно протрите это место куском мыла и сполосните в холодной воде. После этого стирайте, как обычно.

 

 Закрепив шурупами бельевые прищепки на оконной раме, можно, при необходимости, легко перевесить наружный термометр на затененную сторону окна.

 

 Когда вы моете оконные стекла, протирайте их с наружной стороны вертикальными, а с внутренней — горизонтальными движениями. Можно и наоборот, главное, вам сразу будет видно, на какой стороне стекла остались полосы и где нужна дополнительная протирка.

 

Советами поделились: С. ВЕЛИЧКИН, Ю. ФРОЛОВ (Москва), Г. ХАРЛАМОВ (г. Курск).

 

 

Чтобы почистить ковер, посыпьте его обыкновенным крахмалом, а потом соберите крахмал пылесосом.

 

 Вешая тяжелую картину, обеспечьте ей поддержку снизу с помощью прибитого к стене металлического уголка.

 

 Подключив динамическую головку (громкоговоритель) от старого приемника к любому карманному приемнику при помощи шнура со штекером от наушников, вы будете приятно удивлены громкостью звука и его качеством.

 

 Сыр может заплесневеть в полиэтиленовом пакете, даже если он находится в холодильнике. Чтобы избежать этого, положите в пакет один-два кусочка сахара.

 

 Насыпьте на дно мусорного ведра немного наполнителя для кошачьего туалета. Он будет служить поглотителем запахов. Раз в неделю этот слой нужно менять.

 

 Укрепите зеркало над верхней полкой гардероба — тогда вам не придется залезать на стул, чтобы увидеть, что там хранится.

 

Советами поделились: Е. ЛОЗОВСКАЯ, Ю. ФРОЛОВ (Москва), К. ВАЛАЕВ (г. Екатеринбург).

 

НАУКА И ЖИЗНЬ

Мишель Брюн «САХАЛИНСКИЙ ИНЦИДЕНТ: Истинная миссия рейса KAL 007»

Дорогие друзья!

 

Вашему вниманию предлагается сокращенный перевод книги Мишеля Брюна «Сахалинский инцидент», посвященной трагической гибели пассажирского лайнера Боинг-747 «Корейских авиалиний» (KAL) с 269 пассажирами и членами экипажа на борту. Минуло уже много лет с той сентябрьской ночи, когда огромный авиалайнер потерпел катастрофу где-то между Сахалином и Японскими островами. О его судьбе до сих пор ничего точно не известно. Что произошло с ним на самом деле? Был ли самолет сбит советским перехватчиком, атакован японскими ПВО, взорван в воздухе для того, чтобы замести следы неудавшейся провокации? Известно одно – американская пропаганда приложила беспрецедентные усилия для того, чтобы обвинить в гибели этого самолета советских военных летчиков, на которых до сих пор лежит расхожее клеймо аморальных, бездушных, роботоподобных убийц, до сих пор гордящихся хладнокровным расстрелом безоружного гражданского авиалайнера. Взгляните хотя бы на то, как умело обработано интервью с Геннадием Осиповичем, которое он дал корреспонденту газеты «Нью-Йорк Таймс» в 1996 году. И советское руководство, Министерство обороны СССР, не сделало пока ничего, чтобы опровергнуть американскую версию «один беззащитный гражданский авиалайнер – один советский перехватчик», версию, которая противоречила всем уже тогда известным им фактам. 

 

И вот нашелся человек, который, проявив очевидный талант ученого-аналитика, опираясь на свой многолетний опыт и разностороннюю профессиональную подготовку, практически в одиночку, используя лишь самые скромные финансовые ресурсы, нашел и сопоставил самые разные свидетельства, и, в результате, смог доказать, что в ту ночь в небе над Сахалином произошел настоящий воздушный бой, не пуск ракеты с самолета Осиповича по нечаянно заблудившемуся корейскому лайнеру, а именно ожесточенная схватка между советскими и американскими военными самолетами, со сбитыми и потерями с обеих сторон. В ходе этого боя, продолжавшегося несколько часов, группа американских самолетов, состоящих из десятка самолетов: разведчиков различных типов, постановщиков электронных помех, истребителей эскорта, преднамеренно вторгшаяся в воздушное пространство СССР, была уничтожена советскими летчиками ПВО, с честью защитившими неприкосновенность границ страны. В какой степени автору удалась эта смелая попытка, могут судить не только читатели, но и все те, кто знает гораздо больше, чем позволено (даже теперь, спустя столько лет!) сказать вслух.

 

Мишель Брюн, обладающий авторскими правами на «Сахалинский инцидент», дал любезное согласие на публикацию сокращенного перевода своей книги на сайте airforce.ru в обмен на право обратиться ко всем читателям сайта с двумя важными для него (и для всех нас!) просьбами.

 

В своем письме Мишель просил меня, как инициатора перевода и представителя его интересов перед русскоязычной аудиторией, предложить откликнуться на эту публикацию всем читателем, которые обладают любой информацией по делу KAL 007 и могли бы информировать его о своих находках и имеющихся в их распоряжении свидетельствах и фактах. Он обращается к непосредственным участникам, свидетелям каких-либо событий, связанных, так или иначе, с этим загадочным делом, к морякам, летчикам, пограничникам, принимавших участие в поисково-спасательных работах, к жителям Сахалина и Монерона, обладателям каких-либо вещественных доказательств, писем, документов. В соответствии с нашей с ним договоренностью, вся информация о KAL 007, поступившая на мой электронный адрес ekovalev@hotmail.com будет переведена на английский и отправлена Мишелю в столицу Парагвая Асунсьон, где он в настоящее время проживает. Его отклики, комментарии и уточняющие вопросы будут опубликованы на сайте, который, таким образом, мог бы сыграть роль общественно-информационного центра по делу KAL 007.

 

Мишель Брюн также попросил меня оказать ему помощь в поисках издателя его книги на русском языке. В случае ее публикации в «бумажном виде», круг людей, обладающих какой-либо информацией мог бы заметно расширится. Выполняя его просьбу, я прошу откликнуться всех читателей, связанных с российским редакционно-издательским миром и присылать свои соображения, касающиеся публикации, на тот же электронный адрес: ekovalev@hotmail.com

 

Я также счел уместным опубликовать письмо, которое Мишель Брюн написал Геннадию Осиповичу в 1994 году, так и оставшееся без ответа.

 

Расследование, которое ведет не только Мишель Брюн, но и другие исследователи, еще не закончено, и в наших с вами силах помочь им сделать все возможное, чтобы установить истину и подлинную степень виновности всех вовлеченных в эту ужасную трагедию, одну из самых зловещих в еще не написанной подлинной истории холодной войны.

 

Перевод Евгения Ковалева

8 самых простых способов сэкономить на бензине

Чтобы уменьшить расходы на бензин, совсем не обязательно обладать навыками автомеханика или модернизировать своё авто.

 

Вот несколько простых хитростей, которые помогут вам сэкономить на автомобильном топливе без лишних забот и технических ухищрений.

 

1. Если вы постоянно заправляетесь на АЗС одного и того же поставщика (например, на заправке рядом с работой, или вам просто нравится сервис конкретной компании), есть смысл оформить карту постоянного клиента — такие услуги предоставляют многие крупные «сетевики». Как правило, карты работают как накопительные: чем чаще вы заправляетесь, тем дешевле для вас становится бензин.

 

2.  Если любимой заправки у вас нет и вы, в общем-то, никогда не знаете, где в следующий раз будете заправляться, вам больше подойдёт топливная карта типа «кэш-бэк». Это значит, что, покупая бензин на любой автозаправке (иногда их список не ограничен, иногда ограничен, но очень широк), вы будете получать часть потраченных средств обратно — в виде начислений на эту карту. Потратить «виртуальные деньги» можно только на бензин, но опять же — на любой из аффилированных АЗС.

 

3.  При оформлении кредитной или зарплатной карты в банке, поинтересуйтесь, существуют ли там специальные бонусные программы. Иногда банки проводят акции, участники которых получают скидки или бонусы, когда расплачиваются банковской карточкой на конкретных АЗС.

 

4. Если у вас есть Ай Фон или другой коммуникатор, поройтесь в каталогах приложений — среди них могут оказаться программы, крайне полезные для автовладельцев. Например, некоторые приложения помогают найти заправки с самыми низкими ценами на предварительно проложенном вами маршруте или просто ближайшие из дешёвых АЗС.

 

5.  Передвигаясь по городу, старайтесь не заправляться на станциях вдоль крупных шоссе. Стоит свернуть и проехать несколько кварталов — и вы увидите, что цены на топливо внезапно стали ниже.

 

6. Рассчитывайте свои поездки так, чтобы не оказаться с пустым баком перед длительными выходными. Как правило, за несколько дней до майских праздников или новогодних каникул сети несколько поднимают цены на бензин, а по окончанию «уикенда» опять опускают.

 

7.  Если вам предстоит день разъездов — например, по делам или по магазинам, — постарайтесь заранее просчитать свой маршрут. Проложите его так, чтобы не гонять машину туда-сюда, а ещё лучше, поищите парковку, равноудалённую от всех мест, которые собираетесь посетить за день. Лучше пройтись до них пешком, чем стоять в пробках, да ещё и каждый раз искать новое место для стоянки.

 

8.  Не перевозите в машине то, что вам не нужно конкретно сейчас. Лишний вес — это лишний расход топлива, и особенно это касается внешнего багажника, который может увеличивать затраты бензина сразу на 5-10%. Устанавливайте его непосредственно перед использованием, а затем опять снимайте.

  

 

По материалам «Аргументы и Факты»

 

В небе Заполярья и Карелии. Часть 2.

За первый день наступления части 7-й воздушной армии произвели 229 самолето-вылетов, в то время как авиация противника-лишь 30.

 

При поддержке авиации войска 131-го стрелкового корпуса прорвали главную полосу обороны врага, форсировали реку Титовка и захватили плацдарм на ее западном берегу. Одновременно через Титовку переправился 126-й легкий стрелковый корпус, который начал охватывать немецко-фашистские войска с юга.

 

На второй день наступления погода улучшилась, хотя и оставалась очень неустойчивой. В течение дня четыре раза сильные снегопады, когда видимость не превышала 100 м, сменялись совершенно безоблачной погодой. Именно эти часы советская авиация использовалась в полной мере, совершив за день свыше 500 самолето-вылетов. Особенно эффективно действовали штурмовики, оказывавшие непосредственную поддержку наступающим войскам на поле боя. По заявкам командиров стрелковых корпусов группы Ил-2 наносили удары по узлам сопротивления противника, по скоплениям боевой техники и живой силы.

 

Утром воздушной разведкой, а затем с наблюдательного пункта командира 99-го стрелкового корпуса был обнаружен подход неприятельских войск по дороге от Луостари к реке Титовка. Одновременно противник старался удержать отдельные опорные пункты в центре и на левом фланге. По заданию командира корпуса ге-иврпл-лейтенанта С. П. Микульского командир 260-й смешанной авиационной дивизии полковник Г. А. Калугин выслал три группы самолетов 828-го и одну группу 214-го штурмовых авиационных полков по восемь Ил-2 в каждой для уничтожения противника и его опорных пунктов в полосе наступления корпуса. Задача была выполнена. Штурмовики уничтожили 6 автомашин, 18 повозок, 18 лошадей, подавили огонь батареи МЗА, взорвали склад боеприпасов.

 

В этот же день восьмерка Ил-2 668-го штурмового авиационного полка в сопровождении восьми истребителей действовала по опорному пункту противника юго-восточнее Луостари. Еще до подхода к цели ведущий группы старший лейтенант Б. А. Хлуновский услышал по радио голос генерала И. Д. Удонина, руководившего боем с временного командного пункта на переднем крае: «Будьте внимательны, с малой высоты заходят в атаку «фокке-вульфы». Но впереди по курсу летчики уже видели фашистские укрепления, гитлеровцев, засевших в траншеях, артиллерийские орудия и минометы. И, несмотря на большую опасность со стороны вражеских истребителей, командир эскадрильи перестроил группу для атаки поодиночно и первым ввел самолет в пикирование. За ним последовали остальные летчики. С первого захода они сбросили бомбы, затем, развернувшись, пошли в новую атаку. Штурмовой удар оказался эффективным. Но и эскадрилья понесла потери: один «ил» -был сбит, а второй подбитый самолет летчик посадил на своей территории вне аэродрома с убранным шасси. Экипаж его остался жив и вскоре вернулся в часть.

 

Так же успешно действовали эскадрильи этого полка, возглавляемые старшими лейтенантами И. М. Валивачем и Г. М. Пьянковым.

 

Много неприятностей 131-му стрелковому корпусу доставляли артиллерийские и минометные батареи врага, расположенные в опорном пункте на безымянной высоте северо-восточное озера Чапр. Они вели систематический фланговый огонь по наступающим войскам. Экипажи 7-й воздушной армии несколько раз наносили по высоте бомбовые и штурмовые удары, но уцелевшие орудия продолжали стрелять. 9 октября командир корпуса генерал-майор 3. Н. Алексеев поставил перед 261-й смешанной авиационной дивизией задачу подавить вражеский огонь. По указанию генерала И. Д. Удонина на задание вылетела шестерка Ил-2 17-го гвардейского штурмового авиаполка во главе с капитаном Я. И. Андриевским. Прибыв в район цели, штурмовики перестроились в «круг» и меткими ударами, снижаясь во время атак почти до земли, разгромили две противотанковые и одну минометную батареи, а также взорвали склад с боеприпасами. Командир корпуса высоко оценил действия штурмовиков.

 

Соединения ударной группы 14-й армии при поддержке авиации взломали вторую полосу обороны. Левофланговый 126-й легкий стрелковый корпус, обойдя противника с тыла, 9 октября вышел в район развилки дорог западнее Луостари.

 

В это время воздушные разведчики обнаружили приближение головного полка 163-й пехотной дивизии Противника и сообщили об этом на командный пункт. Первый удар по врагу, подходившему к развилке дорога ни несли штурмовики, создав на дороге «пробку» и посияв панику среди солдат и офицеров. Командир 126-го легкого стрелкового корпуса полковник В. Н. Соловьев воспользовался этим и, ускорив выход частей к развилке дорог, вслед за ударом авиации атаковал еще не успевшего принять боевой порядок противника. По показаниям пленных, в этот день их полк потерял до 40 проц. личного состава.

 

Группа из семи Ил-2 828-го штурмового авиационного полка во главе с капитаном А. В. Тимошенко под прикрытием шестерки истребителей 773-го истребительного авиаполка и четверки 435-го истребительного авиаполки вылетела по данным воздушной разведки на уничтожение и подавление огня артиллерийской батареи в районе Луостари. При подходе к цели на высоте 900 м руину встретил сильный огонь зенитной артиллерии и пулеметов. Но советские летчики, выполняя противозенитный маневр по направлению и высоте, точно вышли на огневые позиции врага и в кильватере пар с пикирования обрушили на него бомбы. Из-за сильного огня зенитных средств штурмовики сделали лишь один заход, но он оказался эффективным: был подавлен огонь тух батарей, взорван склад боеприпасов, разбито два орудия полевого типа, шесть автомашин и убито много гитлеровцев.

 

На следующий день капитан Тимошенко возглавлял уже восемь «илов», сопровождаемых таким же количеством истребителей 773-го и 435-го истребительных авиаполков по вызову с КП командира 99-го стрелкового корпуса на подавление огня артиллерийских батарей в двух километрах восточнее Луостари. При полете но маршруту группа подверглась обстрелу зенитных средств противника и была атакована двумя истребителями ФВ-190. Огнем воздушных стрелков один «фокке-вульф» был подожжен и горящим врезался в землю. Уточнив по радио расположение цели, капитан Тимошенко для внезапности налета снизился почти до земли и затем, «горкой» набрав высоту 400 м, с планирования атаковал батареи и технику врага на дороге. После этого штурмовики снова на бреющей высоте вышли из атаки и взяли курс на свой аэродром.

 

18 августа 1945 года А. В. Тимошенко было присвоено звание Героя Советского Союза.

 

В период операции интенсивность движения на дорогах в тылу противника резко возросла, а маскировка ослабла. Поэтому удары нашей авиации по вражеским колоннам были особенно эффективны.

 

Разведкой, произведенной утром 9 октября летчиками 435-го истребительного авиаполка, было обнаружено движение пехоты, автомашин и вьючного транспорта противника на дороге от урочища Кьялоайва на Луостари, а также расположение артиллерийских батарей юго-восточнее Луостари. Надо было немедленно наносить бомбо-штурмовые удары. Советские самолеты группа за группой с интервалом 15-25 минут пошли на задание. В результате штурмовики 260-й смешанной авиационной дивизии уничтожили до 50 вражеских автомашин и много другой боевой техники.

 

Исключительно напряженная борьба разгорелась в воздухе. Созданная система ВНОС обеспечивала своевременное обнаружение неприятельских самолетов и наведение на них истребителей. В то же время с целью более быстрого обнаружения воздушного противника наряду с радиолокационными средствами в стороне от вражеских аэродромов, но в пределах видимости, постоянно патрулировали пары истребителей Як-9 7-й воздушной армии, и летчики открытым текстом передавали командованию информацию о воздушном противнике. Это в значительной степени помогало вести с ним успешную борьбу.

 

Особенно упорные воздушные бои разгорелись 9 октября. В течение дня летчики 7-й воздушной армии провели 32 воздушных боя, в которых сбили 37 самолетов. Характерно, что большая часть боев происходила над территорией противника, что свидетельствует о наступательной тактике советской авиации.

 

Высокое мастерство, мужество и героизм проявляли летчики 20-го гвардейского истребительного авиаполка, которым с мая 1944 г. командовал Герой Советского Союза майор П. С. Кутахов. Во главе с ним восьмерка истребителей эскадрильи «Комсомолец Заполярья», сопровождая штурмовиков, в районе цели вступила в бой с 18 немецкими самолетами Ме-109. Пользуясь численным преимуществом, фашисты двумя группами устремились к «илам»: две пары атаковали их снизу и две пары — сверху. Но, развернув ударную группу своих истребителей, Кутахов сам атаковал четверку «мессершмиттов». Атака врага была отбита.

 

Отважно сражались и летчики других полков. В этот день 22 Як-9 29-го гвардейского истребительного авиационного полка, имевшего богатый боевой опыт, полученный еще в боях за Ленинград, во главе с командиром полка майором А. Ф. Дворником сопровождали 54 бомбардировщика Ил-4 113-й бомбардировочной авиационной дивизии, вылетевшей на бомбардировку укрепленного узла противника В районе Луостари. При приближении к цели восемь «яков» ударной группы прикрытия вышли на 2-3 километра вперед с задачей очистить район цели от неприятельских истребителей. Там действительно оказалось восемь Ме-109 и шесть ФВ-190. Майор Дворник по радио передал команду атаковать врага и первым пошел на пару «мессершмит-109». На боевом развороте он с первой же очереди сбил фашиста.

 

В это время заместитель командира эскадрильи старший лейтенант И. С. Леонович, осуществляя непосредственное прикрытие бомбардировщиков, заметил ни высоте 3000 м пару «Мессершмиттов-109». Упреждая врага, он первым атаковал их и с короткой дистанции сбил ведомого. Командир немецкой пары, очевидно но заметивший гибели своего напарника, продолжал набрать высоту. Леонович воспользовался этим и следу и 1-ой очередью поджег ведущего. Но тут он сам был атакован внезапно появившимися двумя «мессершмитами», а другая пара фашистских истребителей напала ни ого ведомого. В бою Леоновича ранило осколком снаряда, самолет был поврежден. Но гвардеец не вышел из боя, а вместе с товарищами продолжал защищать бомбардировщики, которые, выполнив задание, вернулись ив аэродром без потерь. В этом бою старший лейтенант Иван Семенович Леонович довел свой боевой счет до 28 сбитых самолетов противника. 2 ноября 1944 г. ему было присвоено звание Героя Советского Союза.

 

Воздушной разведкой было установлено, что на аэродроме Сальмиярви сосредоточено большое количество вражеских самолетов. 114-му гвардейскому бомбардировочному авиаполку было приказано нанести по ному удар. После тщательной и всесторонней подготовки 9 октября бомбардировщики вылетели на задание.

 

Их прикрывали 20 Як-9 324-й истребительной авиационной дивизии. А еще раньше в район цели для блокирования аэродрома вышли 24 Як-9 122-й истребительной авиадивизии ПВО, которые обеспечили полную свободу действий бомбардировщикам. Первую эскадрилью бомбардировщиков возглавлял командир полка майор А. П. Володин, который являлся и командиром всей объединенной группы, вторую эскадрилью — капитан А. М. Щетинин. Выполняя противозенитный маневр, они на высоте 3800 метров беспрепятственно вышли к вражескому аэродрому и с одного захода сбросили на самолетные стоянки и летное поле свой смертоносный груз. Последний бомбардировщик вел лейтенант А. И. Кукушкин, фотографировавший результаты бомбардировки. По данным фотоконтроля на аэродроме было уничтожено три самолета и сожжен ангар.

 

Большие потери авиации противника 9 октября сказались на ее активности. На следующий день произошло только пять воздушных боев. Но надо было закрепить достигнутый успех и нанести неприятельской авиации решающее поражение. И такая возможность предоставилась. Несмотря на удар бомбардировщиков, враг продолжал базировать на аэродроме Сальмиярви крупные силы авиации. Воздушные разведчики обнаружили на нем до 60 самолетов. Командующий 7-й воздушной армией приказал произвести на аэродром два массированных налета.

 

В первом налете, который был осуществлен 11 октября, приняло участие 18 самолетов Ил-2 17-го гвардейского штурмового авиационного полка и 36 самолетов-истребителей. Еще на подходе к вражескому аэродрому советские самолеты были встречены огнем батарей зенитной артиллерии. А когда «илы» пошли в атаку, застучали автоматические пушки. Но это не остановило летчиков. Они прорвались сквозь стену разрывов и сбросили бомбы точно на цель. На аэродроме то там, то тут вспыхивали самолеты с черной свастикой. При выходе из атаки на группу напали немецкие истребители. Экипажи штурмовиков и истребителей прикрытия обрушили на них огонь пушек и пулеметов, Старший лейтенант И. К. Кузнецов сразу же сбил один «Фокке-Вульф-190». Вскоре такого же успеха добился и его ведомый младший лейтенант М. А. Тиханский. Еще несколько вражеских самолетов сбили в этом бою их товарищи.

 

Во втором налете участвовало 55 самолетов-истребителей. Руководил ими командир 324-й истребительной авиадивизии полковник И. П. Ларюшкин. Первыми в воздух поднялись 10 Як-9 29-го гвардейского истребительного авиаполка, в задачу которых входило блокировать аэродром, подавить зенитные орудия и вытеснить авиацию противника в случае ее противодействия. За ними пошли группы «лавочкиных» и «яков» 191-го и 196-го истребительных авиаполков, возглавляемых их ,командирами. Нападение оказалось для врага неожиданном. Когда над аэродромом появились советские истребители группы блокирования, немецкие зенитчики решили, что вслед за ними придут бомбардировщики, и открыли заградительный огонь. Но почти сразу за группой блокирования — с интервалом в 5 минут — из-за облаков вынырнули истребители ударных групп майора А. Г. Гринченко и майора И. А. Малиновского. Первая группа с пикирования, а вторая — с горизонтального полета сбросили бомбы на стоянки самолетов. Майор А. Г. Гринченко и майор Т. А. Литвиненко уничтожили по одному «Юнкерсу-88», майор И. А. Малиновский — «Фокке-Вульф-190». Успешно выполнила свои задачи группа блокирования — ни один фашистский самолет не взлетел. Лишь при отходе от цели в воздухе показались два «Мессершмитта-109», поднявшихся с другого аэродрома. Капитан В. Б. Митрохин преградил путь врагу и в короткой схватке обил один из них. Выполнив задание, советские истребители вернулись на мой аэродром.

 

Несмотря на усложнившиеся метеорологические условия, советская авиация продолжала оказывать помощь наступающим частям. В условиях тундры, сильно пересеченной и местами заболоченной местности, бездорожья, при быстром продвижении войск 14-й армии артиллерия корпусов нередко отставала от стрелковых частей, поэтому ее задачи приходилось выполнять штурмовой и бомбардировочной авиации. Кроме того, из-за отсутствия дорог авиация часто являлась единственным средством снабжения войск в ходе наступления. Например, только 14 и 15 октября на самолетах По-2 была доставлена частям 126-го легкого стрелкового корпуса 51 тонна боеприпасов и продовольствия.

 

Авиация тесно взаимодействовала с сухопутными войсками. 11 октября полковник Г. А. Калугин, находившийся на командном пункте командира 99-го стрелкового корпуса, приказал 828-му штурмовому авиаполку уничтожить артиллерийские батареи на юго-восточной окраине Луостари. Требовалось также разгромить контратакующий батальон врага, который пытался сбить советские подразделения, оседлавшие дорогу на участке Титовские мосты — Петсамо.

 

В 10 часов первая группа в составе восьми Ил-2 под ч командованием капитана П. А. Рубанова вылетела на выполнение задания. А оно было нелегким. Требовалась особая точность нанесения удара. Погода стояла плохая. Сомкнувшись плотным строем, временами в облаках, а в остальное время сквозь дождевые разрывы экипажи прошли на малой высоте между сопками по реке Титовка к цели и обрушили на врага бомбы и артиллерийские снаряды. Задание было выполнено блестяще. Следующая группа «илов» во главе с капитаном Н. В. Боровковым, преодолев такие же препятствия на маршруте, повторным ударом сорвала контратаку противника, советские войска удержали дорогу.

 

На усиление своих контратакующих частей гитлеровское командование стало перебрасывать подкрепления. Воздушные разведчики донесли, что от Титовских мостов на запад движется колонна, насчитывающая до 70 автомашин с пехотой. На их уничтожение была поднята шестерка самолетов Ил-2 839-го штурмового авиаполка, которой командовал майор А. Ф. Екимов. В густой дымке, из-за которой почти ничего не было видно, штурмовики все же отыскали автоколонну. «Приготовиться к атаке», — последовала команда Екимова. Летчики перестроились в правый пеленг и с разворота на пикировании ударили по головным машинам. На дороге образовалась пробка, солдаты стали в панике разбегаться в стороны от дороги. Наблюдением с командного пункта и осмотром после занятия этого участка дороги было обнаружено более двадцати обгоревших автомашин.

 

Командование 99-го стрелкового корпуса осталось довольно действиями авиации. Генерал С. П. Микульский в телеграмме командующему 7-й воздушной армией сообщал: «При прорыве обороны противника и овладении Луостари большинство летчиков 7-й воздушной армии, поддерживающих 99 ск, действовали умело и настойчиво. Систематическими, непрерывными и эффективными ударами групп штурмовиков по подходящим резервам, огневым средствам и укрепленным пунктам помогли сломить оборону противника. И в районе действий штурмовиков, по дороге от Петсамо до Луостари, видна работа штурмовиков: разбитые и обгоревшие автомашины, транспорт и другая боевая техника противника вместе с уничтоженными солдатами. Я от лица Поиск 99 ск объявляю искреннюю благодарность всем летчикам, содействовавшим корпусу в прорыве обороны цротивника и взятии Луостари».

 

Обстановка на земле менялась быстро. От летчиков требовалась безупречно точная работа. 14 октября наступлению 131-го стрелкового корпуса мешал опорный пункт на высоте 181, находившийся на развилке шоссейных дорог, ведущих на Петсамо. На задание иищли лучшие экипажи 668-го штурмового авиаполка но главе с капитаном Г. М. Пьянковым. Но, когда группе штурмовиков была уже в воздухе, части корпуса заняли восточный скат этой высоты. Авианаводчик вовремя перенацелил летчиков на западные скаты. Удары штурмовиков оказались точными и эффективными. Четверка Пьянкова уничтожила много вражеских солдат и офицеров, подавила огонь артиллерийских орудий и минометов, разбила несколько пулеметов, расчистив тем самым путь пехоте.

 

15 октября советские войска овладели важным узлом обороны противника — Петсамо (Печенгой). 14-я армии но взаимодействии с Северным флотом при поддержке 7-й воздушной армии нанесла большой урон частям 19-го горнострелкового корпуса и отбросила их к западу и северо-западу от Петсамо и Луостари. Создавались благоприятные условия для развития наступления к границам Норвегии. Началась подготовка ко второму этапу операции. В это время 7-я воздушная армия прикрывала и обеспечивала перегруппировку поиск 14-й армии и подтягивала авиационные части ближе к линии фронта.

 

Командующий 7-й воздушной армией генерал-лейтенант авиации И. М. Соколов 17 октября провел совещание с командирами и заместителями командиров истребительных авиационных дивизий и полков, а также с офицерами штаба армии, на котором подвел итоги действий авиации, особенно истребительной, в первом периоде операции. Проанализировав боевую деятельность истребительной авиации, командующий дал указания по ее боевому использованию на втором этапе операции.

 

Подводились итоги и ставились задачи и в других соединениях.

 

Серьезное внимание уделялось совершенствованию управления авиацией в воздухе и на земле, организации связи между авиационными частями, соединениями, а также между авиацией и сухопутными войсками. Благодаря энергичной деятельности начальника связи 7-й воздушной армии полковника С. И. Маркелова, его заместителя инженер-майора В. С. Чернышева, офицеров К. Н. Калинина, П. И. Шаглина, И. А. Крылова и многих других воинов-связистов в ходе операции в целом удалось обеспечить надежную связь авиационных соединений и частей с сухопутными войсками и между собой, а также с экипажами в воздухе.

 

В первые два дня наступления управление авиационными соединениями и частями осуществлялось с командного пункта воздушной армии через его штаб исключительно по проводным средствам связи. Командиры 260-й, 261-й штурмовых и 324-й истребительной авиационных дивизий со своих командных пунктов при КП стрелковых корпусов вызывали авиацию, корректировали ее действия, сообщали результаты боевого применения авиации в свои штабы исключительно по радиосредствам.

 

По мере продвижения сухопутных войск и перемещения командных пунктов воздушной армии и авиационных соединений и частей проводная связь стала работать с перебоями, поэтому основная нагрузка легла на радиосредства, которые все время работали безотказно.

 

Связь авиации с сухопутными войсками осуществлялась путем личного общения командующего 7-й воздушной армией и .командиров авиационных дивизий с командующим Карельским фронтам, командующим 14-й армией и командирами стрелковых корпусов.

 

Характерной особенностью было то, что в наступательных операциях 1944 г. летный состав широко и уверенно использовал радиосвязь в полете. Как правило, задачи на штурмовку и перехват ставились и уточнялись летному составу по радио с КП командиров авиационных дивизий и радиостанций наведения на переднем крае. Было несколько случаев, когда по радио отменялись ранее поставленные задачи и ставились новые, так как сухопутные войска продвинулись вперед. С помощью радио — по данным радиолокационной станции «Редут» несколько раз восстанавливалась ориентировка экипажей в сложных метеоусловиях. Имел место даже случай слепой посадки самолета на аэродроме по указаниям с земли по радио. Таким образом, радио стало неотъемлемым средством связи в авиации.

 

Подвели итоги первого этапа операции и политработники. Партийно-политическая работа в ходе наступательных боев была подчинена обеспечению более успешного выполнения авиационными частями и соединениями боевых задач. В ходе операции особенно возросли авангардная роль коммунистов. Примером для таких авиаторов служили опытные летчики, техники, воины тыла, которых недаром называли «старой северной гвардией».

 

Ни второй этап операции командующий Карельским фронтом поставил перед 7-й воздушной армией следующие задачи: непосредственным сопровождением штурмовой авиации расчистить дуть пехоте, подавляя огневые точки и артиллерию противника на опорных пунктов; не допустить отхода противника по дорогам на запад, уничтожая его живую силу и технику; препятствовать подходу резервов из районов Киркенес, Наутси; прикрывать с воздуха войска 14-й армии; вести воздушную разведку поля боя и войсковых тылов; во взаимодействии с ВВС Северного флота уничтожать транспорты врага во фьордах и порту Киркенес.

 

С 18 октября вое усилия 7-й воздушной армии были пива сосредоточены на поддержке соединений 14-й ар-чип, возобновивших наступление. Ожесточенные бои разгорелись за преодоление заранее подготовленного оборонительного рубежа немецко-фашистских войск, которые пытались задержать продвижение 99-го стрелкового корпуса на Ахмалахти и 31-го стрелкового корпуса на Никель. Здесь враг создал две сильные артиллерийские группировки.

 

На помощь стрелковым корпусам пришла штурмовая авиация, действовавшая в основном группами по 6-8 самолетов по заявкам общевойскового командования.

 

Ведущими шли наиболее опытные летчики. Одну из групп возглавлял командир эскадрильи 828-го штурмового авиаполка капитан М. А. Макаров. При подходе к и на группу обрушился настоящий огненный шквал разрывов зенитных снарядов. Макаров с основными силами штурмовиков спикировал на вражеские артиллерийские позиции, а младшие лейтенанты В. В. Козлов и М. М. Андриенко атаковали зенитные установки. В первом заходе они подавили огонь «эрликонов», а во втором заставили замолчать зенитные орудия среднего калибра. При выходе из третьей атаки воздушный стрелок экипажа Козлова старшина В. В. Дубогрызов передал, что в хвост их самолета заходит «Мессер-шмитт-109», и просил довернуть вправо. Козлов сразу же выполнил просьбу стрелка, однако фашист уже открыл пулеметный огонь, и пули прошили плоскость их самолета. Но и Дубогрызов успел прострочить фюзеляж «мессершмитта», который на большой скорости проскочил вперед «ила» и на «горке» с левым разворотом устремился вверх. Козлов не растерялся, быстро поймал врага в прицел и ударил по нему из пушек. А прикрывавшие штурмовиков истребители окончательно добили «мессершмитт». Вскоре еще один фашистский истребитель горящим врезался в землю. Так, несмотря на сильный зенитный огонь и настойчивые атаки вражеских истребителей, штурмовики и прикрывавшие их истребители боевое задание выполнили успешно. Михаилу Афанасьевичу Макарову и Владимиру Васильевичу Козлову в 1945 г. было присвоено звание Героя Советского Союза.

 

20 октября на уничтожение неприятельской колонны на дороге были подняты в воздух шесть Ил-2 214-го штурмового авиаполка во главе с командиром эскадрильи капитаном Ф. А. Козловым. Штурмовиков прикрывала четверка ЛаГГ-3 435-го истребительного авиаполка под командованием командира эскадрильи майора В. Я. Мамченко.

 

При подходе к цеди на высоте 2000 м группа была встречена сильным заградительным огнем зенитной артиллерии. Но внизу в разрывах облаков летчики уже видели большую колонну автомашин и войска с боевой техникой. По команде Козлова штурмовики с левым разворотом, занимая выгодную дистанцию для атаки, спикировали на врага. Зенитный огонь еще более усилился, фашисты старались прежде всего сбить самолет ведущего, вокруг которого были сплошные разрывы. И машина капитана Козлова загорелась.

 

Летчики-штурмовики К. И. Коханчик, Е. В. Глушак, Н. И. Толин, М. В. Кондрашев видели, как пылающий Ил-2 командира развернулся в сторону вражеской колонны и на пикировании врезался в нее. Последовал сильный взрыв. Вместе с Ф. А. Козловым погиб и воздушный стрелок сержант Дмитрий Паршиков.

 

«Летающие танки» не только наносили большие потери, но и наводили ужас на гитлеровцев. Немецкий обер-ефрейтор, взятый в плен, говорил: «Особенно велика паника при налетах русских штурмовиков. Сразу теряется всякое управление подразделениями, все мечутся к спешат укрыться в камнях. Солдаты приходят в себя чорез добрую пару часов. Штурмовики удручающе действуют на психику наших солдат».

 

Хотя авиации противника и был нанесен серьезный урон, она все же совершала отдельные налеты на советские войска, пытаясь замедлить темп их наступления. Фашистские истребители нападали также на советские гнмолеты в воздухе. Поэтому требовались немалые усилия по обеспечению прикрытия сухопутных войск и других родов авиации.

 

Сопровождая 20 октября группу самолетов Ил-2 на штурмовку переднего края обороны противника, две эскадрильи 19-го гвардейского истребительного авиаполки, возглавляемые капитанами П. 3. Кочегиным и Г. Ф. Дмитрюком, за линией фронта встретили 11 бомбардировщиков Ю-87 и 12 истребителей Ме-109. Группа Дмитрюка сразу атаковала бомбардировщики. Гвардейцы разбили их строй и стали расстреливать вражеские самолеты. Восьмерка во главе с Кочегиным продолжала сопровождать штурмовиков. И это было разумно, так кик у самой цели на «илов» и прикрывавших их истребителей напали шесть «Мессершмиттов-109». Отбивая их атаки, лейтенант С. Н. Слюнин поджег один фашистский самолет. Штурмовики, выполнив задание, взяли курс на аэродром. Капитан Кочегин приказал паре Слюнина сопровождать штурмовиков, а сам с младшим лейтенантом Р. М. Середой связал боем «мессершмитты», стремясь оттянуть их в сторону. В одной из лобовых атак Кочегин сбил немецкий истребитель. Но вскоре и его подбили. Пришлось прыгать с парашютом.

 

Приземление произошло на территории, занятой противником. Гитлеровцы хотели взять советского летчика о плен. Отстреливаясь из пистолета, Павел Захарович, хотя у него и была повреждена нога при ударе о землю, сумел уйти от погони и спрятаться в канаве с водой, поэтому собака-ищейка не взяла след. Вскоре Кочегина обнаружил живший в этих местах норвежец Бьерне Беддари, который отвел его в домик Сигварта Ларсена. Мужественный норвежец, рискуя жизнью, несколько дней укрывал летчика у себя. Норвежские патриоты очень тепло относились к Кочегину, кормили, оказывали медицинскую помощь. Один из них — Харальд Кнудтцен, понимавший по-русски, заверил летчика: «Вы среди настоящих друзей». Вскоре сюда пришли наступавшие советские войска. Так проявлялась интернациональная дружба.

 

Подвиг норвежских друзей не забыт. 19 января 1966 г. Указом Президиума Верховного Совета СССР Сигварт Ларсен был награжден орденом Красной Звезды, а Бьерне Беддари и Харальд Кнудтцен — медалью «За боевые заслуги».

 

Мужественно сражались в небе Заполярья в октябрьских боях 1944 года летчики истребительных авиационных полков, прибывшие с Ленинградского фронта, — А. Д Билюкин, П. Д. Зюзин, И. С. Леонович, Т. А. Литвиненко, И. Т. Тушев, которым 2 ноября 1944 г. было присвоено звание Героя Советского Союза. Уже после войны это высокое звание присвоено активному участнику боев на Севере генерал-полковнику авиации А. И. Бабаеву.

 

http://avia.lib.ru/

Иноземцев И.Г.

Валить или сваливать?

Всем украинцам нужно решить, что делать в условиях гражданской войны

Все, как вы понимаете, некая смесь тунисско-египетско-сирийского варианта по свержению законной власти в Украине уже запущена. Чтобы вариант этот стал балканским или ливийским, нужно залить страну кровью, разделить ее на противоборствующие территории, втянуть в противостояние максимум населения. А потом ввести беспилотные зоны и немножечко, совершенно демократично, побомбить места дислокации верных правительству войск и некие «стратегически важные объекты». То, что пострадают мирные люди, возможно, даже журналисты, в том числе и «чэсни», – это будет мелочью.

 

Внимания на нее тогда уже не обратят. Журналисты к тому времени выполнят свою подстрекательско-провокаторскую работу и будут списаны в «ветошь революции», жалеть которую не стоит. Это сейчас журналисты якобы на переднем крае борьбы и проливают кровь мешками за демократию. Вон, например, у трех журналистов «5-го анала» был запор этой ночью, а у четверых из «1+1», «Зеркала недели» и «Телекритики» – понос. Но виноват в этом, как вы понимаете, «Беркут». При виде него у ребят и случилось контрреволюционное расстройство здоровья, положенного то ли на алтарь борьбы, то ли на обосранные унитазы в редакциях. Но Сенат США специально поручил Виктории Нуланд отвезти «жертвам тоталитаризма» памперсы, активированный уголь и слабительное и четыре бутылки «Кока-колы».

 

 И сейчас между «чэсными» идет борьба, не менее ожесточенная, чем столкновения между провокаторами-боевиками и силовиками, кто эти амерские пряники получит. Претендентов – тьма. Одни подставляются под дубинки, резиновые пули, слезоточивый газ и светошумовые гранаты на местах столкновения. Другие имитируют собой «похищенных», приставая к ментам с криками «ну возьмите меня» (у Елены Воробей это, правда, до сих пор получается лучше) и потом отсиживаются в СИЗО. Третьи либо получают в табло по запаре от своих же боевиков, либо просто мажутся кетчупом и перед телекамерами таких же ушлепков, как и сами, изображают «избитых». А потом они меняются местами. Чтобы потом вместе разделить полученный пряник. И никто не задумывается о том, что журналист, если он выполняет профессиональный долг, а не стал «актывистом», не должен подставляться. Потому что это: а) невыполнение работы; б) чистое соучастие в провокациях; в) повод для эскалации обвинения одной из сторон в «излишней жестокости» и «недемократичности».

 

 Страшно на это смотреть, противно анализировать, мерзко понимать, что и ты невольно становишься слагаемой этой войны нервов уже с реальной кровью, поток которой неизбежно будет нарастать. На это и расчет. Причем признают это даже те, кто за границей не выполняет заказ на демократию в Украине, а пытается беспристрастно анализировать события. Сначала британский политический обозреватель Нил Кларк заявил: «Я думаю, события в Киеве – это попытка сменить власть в стране. Сейчас это уже вполне очевидно. Цель игры – свергнуть действующее правительство. И я не думаю, что это может быть оправданным. Ведь Украина – не Северная Корея и не Саудовская Аравия. Это демократия. Президента Януковича избрали демократическим путем. …У меня нет сомнений в том, что события в Украине расшевелили из-за ее пределов. Я думаю, что западные политики, например сенатор Джон Маккейн, ответственны за это. Они преднамеренно раскачивали ситуацию… Западные лидеры поощряют такие события в Украине, какие они бы не только осудили, но и придушили в своих странах. Поэтому я думаю, что европейские лидеры и американские политики во многом виноваты. Они почти сказали протестующим: выходите на улицы, продолжайте. Но они не осудили насилия, что интересно, свержение памятника Ленину не признали в западных странах, как акт вандализма. Когда митингующие захватывали правительственные здания в Киеве – это также не осуждали. Представьте, если бы такое случилось в Лондоне или в Париже! Поэтому я не сомневаюсь в том, что ситуация в Украине обострилась и стала серьезнее из-за вмешательства Запада и при поддержке оппозиции. Конечно, это не все причины. Естественно, что люди недовольны, они имеют право на мирный протест. Но, по моему мнению, протесты стали более насильственными, потому что определенные западные персоны хотят изменить режим в Украине. …Мы видим, что происходят столкновения. Если бы такие же действия имели место в столицах западных государств, то подавление протестов было бы сильнее. На прошлой неделе в Украине приняли новый закон о запрете собраний. Но он не очень отличается от похожих норм, которые действуют в западных странах. Запад лицемерит. Западные страны, по моему мнению, пытаются подтолкнуть и почти призывают к свержению демократически избранного правительства. Это не то, что стоит поддерживать».

   Жизнеутверждающие инструкции

 

 Потом в таком же ключе высказался и редактор британского политического журнала Politics First Маркус Пападопулос: «Мы видим руку Запада в том, чтобы подвергнуть Украину своей зоне влияния – зоне влияния США и Европы. Я не верю в то, что эти протесты могли разгореться внутри Украины. Ключевым фактором является руководство ими из-за границы. Они были спланированы и начаты европейскими политиками: немецкими, польскими, а также американскими чиновниками. Поэтому я не настолько полагался бы на лидеров оппозиции. Считаю, они – лишь рядовые солдаты. А кабинеты, в которых принимаются решения, находятся далеко за пределами Украины – на Западе». По его мнению, столкновения 19 января на улице Грушевского в Киеве выходят за рамки законодательства о мирных протестах и недопустимы с точки зрения Евросоюза.

 

 Это – длинные цитаты, но честная позиция. Она не та, которую навязывают жителям Украины «информационные титушки», купленные на западные гранты и олигархические подачки тех, кто внутри страны заинтересован оказать давление на власть. А то и вообще сменить ее, заменить либо на Труса из «Батькивщины», либо на Балбеса из «УДАРа», либо даже на неонацистского Бывалого из неофашистской «Свободы», которая и крышует всех этих боевиков-провокаторов на политическом уровне.

 

 И потому главный вопрос всей Украины, а не только охваченной беспорядками столицы – валить или сваливать? В стране или из страны. Его должны для себя решить власти во главе с президентом Виктором Януковичем, оппозиционеры, олигархи и, конечно же, каждый из граждан страны. Разберемся по порядку.

  

Власть и Янукович.

 

Понятно же, что главное требование оппозиции – начать переговоры об урегулировании кризиса с неизменным участием в них президента – это первый шаг к уравниванию себя и власти в политических статусах. На глазах всего мира. Как только Янукович сел за стол переговоров с погромщиками и боевиками, которых сейчас использует в своих целях рвущаяся к власти так называемая «демократическая оппозиция», он сразу начал терять легитимность. Это означает, что он разговаривает не с нарушителями законов и участниками заговора и переворота, а с возможными своими сменщиками. Поэтому президент и должен решиться – либо отдавать власть, медленно делясь ею под давлением разбушевавшихся под «крышей» оппозиции, и ее западных кураторов уголовников и гопников, либо применить законы и разрешить правоохранителям разобраться с нарушителями и участниками переворота. Локализовать банды боевиков и убрать этот уголовно-политический мусор и из Киева, и с политической арены. Пресечь и купировать эту фейковую революцию в режиме полуразрушенного нужника-бомжатника на главной площади страны. Если не поздно, конечно. Иногда для того, чтобы пресечь разгорание гражданского конфликта в гражданскую войну и развал страны, нужно власть употребить. Западные страны, кстати, знают, как это делать. И всегда это делают, превращая своих боевиков в месиво под дубинками полицейских и спецназовцев.

 

Оппозиция.

 

Ее перспективы обрисовал как-то еще трезвый и не треснутый головой об бордюр франкфуртский покоритель гитлерюгенда Юрий Луценко – «у нас с этого Майдана два пути: либо к победе, либо в тюрьму». И он ведь совершенно прав. Руки оппозиционеров уже обагрены кровью правоохранителей. Оппозиционеры уже почти два месяца работают в режиме ползучего переворота, инспирированного на иностранные деньги, что тоже обозначено в Уголовном кодексе специальными статьями, обещающими внушительные тюремные сроки. Как в любой другой стране мира за подобные деяния. Поэтому у всей этой расшалившейся не в меру оппозиционной шушеры есть два выхода – либо свалить нынешнюю легитимную власть, либо валить из страны. В эмиграцию, по-украински – «в экзыл». Переговоры с властью им нужны для того, чтобы либо нарастить силы с увеличенной западной помощью, либо перегруппировать своих боевиков, сосредоточив в нужных местах и увеличив плату за «риски». Другого заказа им не поступало, следовательно, любые переговоры бессмысленны. Они – лишь оттягивание времени, продление переворота в этом самом времени. И любые длительные компромиссы по выходу из кризиса путем выборов возможны лишь при участии западных спонсоров и заказчиков. При гарантии с их стороны, что они удержат своих уголовно-цепных псов.

 

Олигархи.

 

Их этот вопрос касается самым непосредственным образом. Понятно, что режим Януковича добился для них главного – снижения цен на российский газ, кредитов, способных запустить их предприятия и сделать их продукцию более-менее конкурентоспособной, и открытия российских же рынков для сбыта продукции. И революционный запал, если вы помните, сразу после договоренностей между Киевом и Москвой в декабре прошлого года сразу спал. Но, видимо, не решен консенсусом вопрос, кто будет оператором газа и кто – распорядителем кредитов. Вот основные олигархи, чувствующие себя «обделенными», и не хотят (или уже не могут?) унять тех, кого они выпустили на улицу – «влиять па Папу» и «сдерживать Янека». К тому же их действительно пугают всевозможные западные санкции против их счетов и «хатынок» на Западе. И тут для власти, конечно, есть проблема из проблем. Олигархи – это, увы, становой хребет несчастной Украины, как ни противно сей факт признавать…

 
Это уже реальность

 Возможна также политическая месть тех, кто уже теряет свои кресла и влияние на происходящие процессы. Многие обозреватели прямо связывают эскалацию противостояния 19 января с увольнением, фактически изгнанием из президентского окружения главы его администрации Сергея Левочкина. Левочкин же – это действительно только острие, верхушечный представитель какой-то олигархическо-политической группировки, которой мало места под украинским солнцем. Причем усиленное противостояние уже дважды связывается с этой фамилией…

 

Народ Украины. 

 Украинцы же должны понимать, что перерастание гражданского конфликта в полномасштабную гражданскую войну, расползание ее по стране чревато не только горем для каждого, кого она коснется, но и развалом Украины. Сначала – на зоны влияния разных политических сил, потом – на гособразования, ограниченно признанные разными окружающими геополитическими центрами влияния, а в конечном итоге – на разные государства. Владимиру Путину будут мстить за его геополитические успехи 2013 года в том числе и развалом Украины, которую, как считалось, он «усмирил». Пострадают как «революционеры», так и «контрреволюционеры». Как сторонники европейского выбора (никто разрушенную страну ни в какую Европу не возьмет, там своих нахлебников полно), так и его противники (страна может вообще исчезнуть, а крови прольется достаточно). 

 

 И важен такой нюанс: поддержка действий уголовников в оранжевых касках и с битами в руках так называемой «либеральной интеллигенцией» с оранжевыми соплями на глазах и под носом – это красивое «единение элиты с народом», шикарный современный мем, компьютерная радость и возвышенное вдохновение в соцсетях от «сопричастности к великому на улицах». Но это, опять же, еще и вполне реальная кровь. Той же «элиты», которая обязательно не понравится уголовникам от политики. Об этом тоже говорит история. И не одной страны…

  Неужели это кому-то нужно?

 

 …Вот вкратце так все выглядит утром 21 января 2014 года. А что может быть? Это предмет более детального анализа. Но либо Янукович уйдет, либо он победит экстремистов и радикалов и сможет побороться за свою власть на президентских выборах, до которых остается чуть больше года. Возможен компромисс: опять возврат к Конституции 2004 года и выборы кого-то из оппозиционеров президентом с ограниченными полномочиями, а Янукович останется премьер-министром со всей полнотой власти. Об этом с придыханием твердят многие типа продвинутые офисные аналитики-прогнозисты. Но это все бздура, как говорят в Галичине. Волка, почувствовавшего вкус крови, отстреливают, а не подписывают с ним пакты. Разбушевавшегося быка загоняют в стойло не уговорами, а дрыном по лбу. Главное – решиться. И силой, желательно без крови, переломить ситуацию и спасти Украину от гражданской войны, когда, повторяю, кровь уже никого волновать не будет…

 

 

Владимир СКАЧКО

Главный редактор газеты «Киевский телеграф»