«Наука побеждать» в практике современного руководителя

Автор: Летуновский Вячеслав Владимирович,

Руководитель Школы Корпоративного Тренинга

 Вячеслава Летуновского (г. Москва)

 

 Итак, почему Александр Суворов? – Начнем издалека. Более 15 лет в нашей стране выстраиваются рыночные отношения. В своих попытках повысить эффективность управления бизнесом и людьми мы в основном опираемся на западный опыт, большей частью американский. Последнее время к нему добавился и японский. Но все чаще и чаще на конференциях и семинарах, я слышу голоса наших российских менеджеров, что мы не американцы и не японцы, мы не Х, не Y и не Z, мы — другие. Конечно же, эти голоса правы – мы действительно другие. Только вот какие? Кто мы? Какие мы? – От того, правильно ли мы сумеем ответить на данный вопрос, без преувеличения можно сказать, зависит наша выживаемость на международном рынке, который становится все более конкурентным, все более жестким.

 

 Эффективная бизнес-культура всегда питается соками национальной культуры. Яркий тому пример — американская, японская, а теперь еще и китайская бизнес-культура. Для того, чтобы снова ощутить живительные соки своих корней мы обратимся к истории, которая у нас очень богата примерами подлинно великих управленцев, один из которых – выдающийся полководец, за 40 лет не потерпевший ни одного поражения, и ни разу не отступавший – генералиссимус Александр Васильевич Суворов. Наше короткое исследование имеет своею целью выделить те моменты управленческой системы Суворова, которые, уже находятся вне времени, и, бесспорно, повысят эффективность работы любого руководителя, в особенности же отечественного.

 

 Прежде всего, хотелось бы отметить, что управленческая система Александра Васильевича Суворова отличалась необыкновенной адекватностью и живостью в сравнении с бытовавшими в то время прусскими, австрийскими и английскими системами. Вместо артикула и регламента Суворов предлагал живое самостоятельное творчество вверенных ему подразделений и отдельных людей на поле боя. Он говорил о том, что «местному всегда виднее», и всегда поощрял инициативу, даже если ее плоды были отрицательны. Однако это ни в коем случае не означает, что процесс боя бросался на произвол судьбы. Эффективность действий подразделений достигалась доведенной до автоматизма выучкой и тренировкой, согласованности совместных действий.

 

«Живая» управленческая система Суворова становится все более актуальной ввиду попыток введения в практику современного менеджмента различных систем качества, например, популярной в настоящее время концепции бережливого производства. Жесткое авторитарное внедрение подобных систем приводит к снижению мотивации, и, как следствие, падению лояльности среди сотрудников. Кроме того, следует помнить особенности русского национального характера, которому чужда тотальная регламентация и щепетильность японцев. Управленческие находки Александра Васильевича Суворова могут помочь повысить эффективность менеджмента в российских компаниях самого разного типа, включая производственные. Что, конечно же, не означает полного отвержения японского опыта. Речь скорее идет о его адекватной модификации с учетом национальных особенностей.

Основные принципы         

 

Глазомер

 

 Быстрота

 

 Натиск

 

 Целеустремленность

 

 Простота

 

 Наступательность

 

 Завершенность

 

 Первые 3 принципа: глазомер, быстрота и натиск Суворов сам выделял как важнейшие, остальные 4 выделены нами в результате проведенных исследований.

 

Глазомер. Данное качество Суворов почитал одним из важнейших, как для своих офицеров, так и для солдат. Суть глазомера заключается в умении адекватно оценить ситуацию — умение чрезвычайно важное как в бою, так и при принятии решений в бизнесе, поскольку времени на детальное изучение ситуации часто не остается вовсе.

 

 Развитие глазомера имеет в себе две основные составляющие. Первая — это непосредственная практика с последующим разбором для максимального научения. Вторая касается теоретической подготовки, т.е. постоянное изучение всего того, что поможет на поле боя мгновенно принять адекватное ситуации решение. Суворов сам подобным образом постоянно развивал свой глазомер, постоянно изучая передовую военную и научную мысль своего времени, а также поощрял к этому своих подчиненных. Например, вручая офицерам боевые ордена, он всегда напоминал им о необходимости развивать глазомер, рекомендуя конкретные литературные источники, которые считал наиболее полезными. Вспоминая слова Суворова, ставшие в последствии знаменитой поговоркой: «Ученье – свет, а не ученье – тьма».

 

Возникает вопрос об адекватности данного принципа Суворова практике современного руководителя. Речь идет, с одной стороны, о наиболее практичных теоретических подходах, например, таких как «Система сбалансированных показателей» или то же «Бережливое производство». С другой стороны, это изучение конкретных ситуаций, причем как с позитивным исходом, так и негативных, поскольку опыт нашей многолетней учебной практики показывает, что на негативном опыте слушатели учатся лучше, чем на позитивном.

 

 В свете выше сказанного понятна необходимость развивать умение наших руководителей давать своим подчиненным развивающую обратную связь по достижению любых результатов (как отрицательных, так и положительных) — умение, дело с которым в настоящее время, к сожалению, оставляет желать лучшего. По проведенным нами в 2004 г. исследованиям не более 3% процентов наших руководителей умеют давать своим подчиненным грамотную развивающую обратную связь. Развитие подобным образом Суворовского глазомера способно, вне всякого сомнения, значительно повысить эффективность отечественного менеджмента и вывести его на передовые позиции.

 

Быстрота. «Одна минута решает исход баталии, — говорил Суворов, — один час – успех компании, один день — судьбы Империи». В сегодняшнем мире, где теории умирают, не успев родиться, Суворовские слова приходятся как нельзя кстати. Суворов сам как человек был чрезвычайно быстр. По воспитаниям современников, он часто не ходил, а бегал, даже когда ему было за 60 лет. Также быстро передвигались и вверенные ему войска, появление которых почти всегда оказывалось для противника полной неожиданностью. За счет чего подобная быстрота достигалась? – С одной стороны, это постоянная тренировка физической выносливости. С другой — тщательное продумывание малейших деталей как на пути, так и в ходе самого боя. Инструкции давались им всегда очень подробно, живо и эмоционально, сопровождаясь репликами типа: «Богатыри, неприятель от нас дрожит!». Стоит отметить, что между различными боями Суворов не проводил сколь бы то ни было ощутимого водораздела, так же как и в действиях после разгрома врага.

 

Обращаясь к современному опыту принятия решений в бизнес среде, мы смело можем говорить о том, что Суворовское «решаться скоро, хотя бы выбирая не лучшее из средств», весьма и весьма актуально. Очень часто переговоры, длящиеся более полугода, ничем не заканчиваются. Все большую актуальность приобретает способность руководителя максимально быстро реагировать на ситуацию, подводя к заключению сделки, даже рискуя не обеспечить ее соответствующими ресурсами. В то же самое время насущной необходимостью становиться возможность мгновенной мобилизации всех доступных сил и их сбора в один единый кулак – еще один принцип, неоднократно подчеркиваемый Суворовым. «Не разбрасывайтесь!», всегда сохраняйте за собой возможность быстрой концентрации вверенных Вам подразделений для решающего удара. Иными словами, речь идет о предусмотрительности руководителя, заключающаяся в способности бросить в ход резервы, либо быстро привлечь резервы со стороны.

 

Натиск. Этот принцип Суворова также требует самого серьезного рассмотрения. «Первая рвет, вторая валит, третья довершает…» — говорил Суворов, описывая действия шеренг солдат в ходе рукопашного боя. Насколько это актуально для современности? – еще как актуально. И здесь мы тоже можем выделить два важнейших аспекта. Во-первых, продуманность воздействия на неприятельские порядки. Именно Суворов возвел натиск в систему и довел его исполнение до технического совершенства. Он очень тщательно продумывал этапы последовательного воздействия на неприятеля, всегда оставляя за собой инициативу, независимо, от того, на чьей стороне находиться численный перевес. Во-вторых, натиск предполагает такое качество личности как упорство — качество, которое Суворов в своих солдатах всячески развивал и усиливал. Качество, которое в русском человеке имплицитно присутствует (еще Наполеон говорил, что «русского мало убить, его надо еще и повалить»), но имеет в нем характер пассивной стойкости. Суворову удалось этой пассивной стойкости придать активный характер и перевести ее в несокрушимый напор.

 

Что означает натиск для современного российского руководителя? Все те же два упомянутых выше момента. С одной стороны, тщательное продумывание комплексного поэтапного воздействия на заказчика, как в ходе маркетинговых акций, так и на стадии ведения переговоров. С другой стороны, перевод своей природной пассивной стойкости в несокрушимый напор и натиск. Что означает – настрой — не сдаваться ни при каких обстоятельствах и сверхусилие при доведении дела до победного конца.

 

 Вспоминается анекдот про японца и американца, японец при банкротстве делает харакири, американец не прошедший всего 1-2 процедуры банкротства рассматривается как человек с недостаточным предпринимательским опытом. Понятное дело при Суворовском подходе к профессиональной подготовке о банкротстве и речи быть не может, но вот тому же упорству и у американцев можно поучиться.

 

Целеустремленность. На этом Суворовском принципе стоит остановиться отдельно. «Всегда имей цель определенную, — говорил Суворов, — Сражения, цель которых остается непонятной, – излюбленный прием невежд». Есть в русской душе такая природная склонность, которая скорее вредна, чем полезна, — ввязаться в драку, а там будь что будет. Такое вот русское «Авось» в Суворовской системе недопустимо, действия каждого подразделения и каждого солдата всегда имеют вполне конкретную цель. Однако цель вытекающую не из мертвого регламента, а из знания задачи как на микро- так и на макроуровне. Вспомним Суворовский афоризм «Каждый солдат знай свой маневр», По Суворову он означат не только и не столько подробный инструктаж солдат перед боем, сколько доведения до всего личного состава целей полка, дивизии, армии, корпуса и даже всей кампании. Суворову возражали, говоря о том, что пленный солдат может выдать противнику военные тайны. Суворов на это отвечал, что вред от того, что солдаты не понимают смысла своих действий, гораздо выше вреда от передачи информации противнику. Понимая смысл своих действий в общем контексте, подразделение при самостоятельных действиях, в условиях отсутствия четкой связи с вышестоящим командованием, оказывается вполне способным выполнить боевую задачу даже без специальных указаний и распоряжений. Кстати говоря, относительно доведения целей предприятия до рядовых исполнителей есть еще один момент, на который, безусловно, стоит обратить внимание. Речь идет о том, что доведение до них важной информации само по себе является очень мощным мотиватором. Все это было актуально в Суворовские времена, актуально оно и сейчас.

 

Простота. Действия Суворова были всегда просты. Такой вот своеобразный мат в два хода для противника. Гениальное всегда просто. В этой связи вспоминаются аналогии с великими русскими поэтами Пушкиным и Лермонтовым: стихи их просты, тем не менее, превзойти их по красоте и силе воздействия на читателя не удалось ни кому, хотя, например, например. изобретательности представителей серебряного века русской поэзии (19 век — начало 20-го) можно только завидовать. Все равно серебро остается серебром, оно не золото.

 

 Простота была характерна и для профессиональной подготовки и для ведения боевых действий. При обучении солдат Суворов выбирал максимально простые и в тоже время максимально точно моделирующие ситуацию боевого столкновения тренировки. Речь идет о так называемых сквозных атаках, в ходе которых отрабатывалось боевое столкновение, и разного рода учебных штурмах. В практике Суворова был интересный случай: один из полков на поле боя приобрел негативный опыт и в ходе последующих учебных тренировок никак не мог добиться хотя бы удовлетворительных результатов. Суворов лично взялся за его боевую подготовку, упростив отрабатываемые задачи настолько, насколько это возможно и добившись в конечном итоге автоматического исполнения. В последствии этот полк очень удачно проявил себя в бою. Суворов учил солдат и офицеров простым приемам и методам, но в ходе постоянных тренировок доводил их до автоматизма и совершенства, и эта тактика его никогда не подводила. В самом деле, в ходе реального боевого столкновения солдату некогда думать о сложных схемах и алгоритмах, ему нужно действовать. Тоже самое можно сказать, например, о менеджере по продажам, который в ходе переговоров уже не думает ни о каких техниках и алгоритмах, а просто использует то, что перешло у него на неосознанный уровень.

 

Наступательность. «Ничего кроме наступательного» вот лозунг, которого Суворов придерживался всю свою жизнь, все 40 лет, в ходе которых ему доводилось участвовать в боевых действиях. Способность Суворова владеть инициативой просто поражает. Даже обладая войсками в 10 раз меньшими по численному составу, чем у противника, он все равно проводит наступательные действия и неизменно завершает их поражением противника. «Одно звание обороны, уже доказывает слабость, а, значит, наводит робость» — говорил Суворов, и старался в своих боевых приказах вообще не использовать таких слов как оборона и отступление. Нельзя, однако, сказать, что Суворов не обучал солдат отступлению и обороне вообще. В ходе боевой подготовки он тренировал и отступление, требуя при этом соблюдения строго боевого порядка, но, называя это не отступлением, а «упражнением для ног». Подобная тактика – нападать на противника всегда и везде, где только можно, неоднократно себя оправдывала. Во время Швейцарского похода, при отходе русских войск, арьергард Суворовских войск напал на преследовавшие их войска французского генерала Массены и наголову их разбил. Тоже можно сказать и об обороне, после присоединения к России Крыма и Кубани. Суворов лично руководил возведением оборонительных сооружений, вспоминая уроки своего отца – военного инженера, и сделал это как всегда блестяще.

 

 Владение инициативой остается насущной темой и для современного руководителя, это касается и темы разработки новых брендов, и введения их на рынок, и взаимодействия с клиентами – мало отослать письмо или дать рекламную листовку, нужно научиться самостоятельно выходить на клиента, предлагая ему свои услуги и продукты. Нужно всегда и во всем опережать главных конкурентов. Нужно владеть инициативой как в ходе переговоров с клиентом, так и в ходе управленческих бесед со своими подчиненными. Неутомимая бодрость, основа которой хорошая физическая форма — вот корень, из которого вырастает постоянная наступательность и владение инициативой, и этому искусству владения инициативой нам надлежит еще учиться и учиться у нашего великого учителя – Александра Васильевича Суворова.

 

Завершенность. «Недорубленный лес всегда вырастает», — говорил Суворов и в своей практике боевых действий всегда старался окончательно разбить врага, что ему почти всегда удавалось, за исключением итальянской компании, где его действия все время сковывались австрийским кабинетом, которому он подчинялся. Внимательное изучение Суворовских компаний показывает, что будь у Суворова чуть больше свободы, которой его лишали политики большей частью из-за зависти, а иногда из-за глупости, вне всякого сомнения, ему удалось бы взять Стамбул в турецкую компанию, и Париж в Итальянскую. Французский генерал Макдональд в 1807г. говорил на балу в Париже российскому посланнику: «Будь у вас другой Суворов, вы бы здесь сейчас ничего не увидели». Военные таланты Суворова Макдональд ставил выше своего императора Наполеона, на службе у которого он считался одним из лучших маршалов. Макдональду вторил Генерал Моро, который говорил о Суворове: Le sublime de l art militare, что можно перевести как «Все что есть возвышенного в воинском искусстве», а генерал Массена, противостоявший Суворову с шестикратным превосходством во время швейцарского похода, говорил о том, что он отдал бы все свои победы за один швейцарский поход Суворова. Сам Наполеон отзывался о Суворове менее лестно, при этом, необходимо отметить, что в отличие от вышеупомянутых генералов он не встречался с ним на поле боя.

 

 Таким образом, Суворов, так же, кстати, как и Наполеон, всегда старался довести ход сражения до полного и окончательного разгрома противника, используя кавалерийские части как наиболее мобильные. Имеет ли это отношение к практике современного руководителя? Бесспорно, имеет. Современный руководитель, ведя одновременно несколько дел, вопреки суворовскому принципу сосредоточенного удара (который, кстати, очень хорошо выучил последователь Суворова на море – Федор Федорович Ушаков), решает свои управленческие задачи половинчато, не договаривая и не доводя, к примеру, отношения с коллегами, подчиненными и клиентами до полной ясности, что, в последствии часто приводит к печальным результатам. Пользуясь метафорой Антуна де Сент Экзюпери: «… баобабы выросшие из маленького семечка разрывают планету».

Специфические особенности управленческой системы А.В.Суворова

Профессиональная подготовка. «Над ним шутили в штабе иногда, а он в ответ брал сходу города», — писал о Суворове лорд Байрон. О качестве профессиональной подготовки в Суворовских войсках ходят легенды. Французские генералы называли суворовских солдат взрослыми, а солдат других европейских стран по сравнению с ними – детьми. Что же такого особенного делал Суворов в своей боевой подготовке? В принципе, ничего особенного. Просто его действия и в этой сфере как всегда были максимально адекватными ситуации. Он учил своих солдат и офицеров только тому, что реально может пригодиться в ходе боевых действий. Более того, он всегда максимально близко моделировал ситуацию боевого столкновения. Излюбленный прием обучения войск для Суворова – это сквозные атаки: пехота на пехоту, конница на конницу, пехота на конницу. Постоянная тренировка до автоматизма, при котором для солдат штыковая атака (вещь, прямо скажем, требующая вполне определенных волевых качеств) становиться вполне обыденным делом. До того обыденным, что суворовские гренадеры в ходе польской компании атакуют в штыки и опрокидывают польскую (далеко не самую худшую в Европе) конницу, – дело совершенно немыслимое и не повторенное никем после Суворова. А чего стоит тренировка штурма Измаила? Опять все тот же принцип максимально возможного приближения учебной ситуации к реальной боевой обстановке, и доведение самых необходимых при штурме крепости навыков до автоматизма.

 

 Подход Суворова к обучению можно уподобить подходу «обучающейся организации». Как мы уже говорили, именно он впервые сказал: «Ученье – свет, а неученье – тьма». Суворов для обучения своих войск использовал любую предоставляющуюся возможность. Проходит дивизия мимо монастыря с высокими крепостными стенами – Суворов тут же командует: «Штурмовать монастырь». Прошло сражение – два-три часа длиться «разбор полетов», с максимально подробным освещением всех удачных и неудачных моментов. В войсках кроме того что каждый командир был отвственнен за обучение своих войск, еще имелся особо поддерживаемый Суворовым институт ветеранского наставничества и специально введенный им, институт экзирцимейстеров на уровне рядового состава, т.е. лиц непосредственно отвечающих за обучение личного состава. Суворов также всячески поощрял самостоятельную военную подготовку офицеров, подавая им в этом пример, рекомендуя к чтению, самые передовые источники военной мысли.

 

 Конечно, такой тотальный системный подход к обучению личного состава не мог не дать результатов. Высокая профессиональная выучка добавляла суворовским солдатам уверенности в своей непобедимости. Вот и выглядели суворовские чудо-богатыри в глазах других «взрослыми» по сравнению с «детьми».

 

Нравственное воспитание. Нравственному воспитанию личного состава Суворов уделял не меньшее значение, чем профессиональному. Высокий моральный дух вверенных ему войск явился вторым китом, на котором основывалась непобедимая мощь его войск. Как ему это удавалось? За проступки, позорящие честь русского солдата и офицера Суворов, в целом не слишком суровый в наказаниях, карал очень строго. Известен случай, когда в ходе итальянской компании два офицера русской армии обокрали раненого французского генерала, находящегося в плену. Суворов приказал их обоих разжаловать в солдаты и прогнать сквозь строй.

 

 Будучи сам очень религиозным человеком, он также развивал религиозное чувство у своих подчиненных. Ни одно крупное сражение у него не начиналось без церковной службы, которая чаще всего, в силу Суворовской стремительности, совершалось не перед боем, а вместе с боем. Неграмотных солдат он учил молитвам. Беспощадный к врагам на поле боя, он был очень милосерден к ним после их поражения: пленных поляков просто отпускал домой, пленным французам возвращал их шпаги. За свою жизнь Суворов отдал только один приказ о смертной казни, когда был пойман во время швейцарского похода французский шпион. В его времена, когда к солдату было принято относиться как к неодушевленному предмету, он сам себя с гордостью называл солдатом, и говорил о том, что солдат для отечества превыше всего.

 

 Огромное значение Суворов придавал развитию национального достоинства русского человека, которое базировалось у него на чувстве человеческого достоинства. «Кто любит свое Отечество, — говорил он, — тот подает лучший пример любви к человечеству». Суворов безгранично верил в несокрушимую мощь русского духа. Вот несколько высказываний Суворова, демонстрирующих эту веру:

Мы русские, мы все одолеем.

 От храброго русского гренадера никакое войско в свете устоять не может.

 Природа произвела Россию только одну. Она соперниц не имеет.

 Попробуйте сдвинуть этот камень. Не можете? Так и русские не могут отступать.

 Покажи на деле, что ты русский!

 Россиянин отличается верой, верностью и рассудком.

 Там, где пройдет олень, там пройдет и русский солдат. Там, где не пройдет олень, все равно пройдет русский солдат.

 Тщетно двинется на Россию вся Европа: она найдет там Фермопилы, Леонида и свой гроб

 Эта вера удесятеряла его собственные силы и силы его солдат, позволяя молниеносно разбивать иногда в несколько раз превосходящие силы противника.

 

 Читая эти Суворовские слова, удивляешься тому, как же быстро мы растеряли это драгоценное суворовское наследство веры в свою непобедимость. Тем не менее, не все потеряно, пока жива память. В наших жилах течет та же суворовская кровь. Мы русские — этим все сказано.

 

Культура победы. Тесно связано с темой нравственного воспитания постоянное культивирование Суворовым победы над противником. Духом победы дышит каждое распоряжение Суворова, каждая его инструкция, в которой нет и намека на современные воинские уставы, в которых больше, пожалуй, прусского следа, чем русского Суворовского. Вот пример его инструкции по штурму крепости:

 

 «Ломи через засеки, бросай плетни чрез волчьи ямы, быстро беги, прыгай чрез полисады, бросай фашины, спускайся в ров, ставь лестницы. Стрелки очищай колонны, стреляй по головам. Колонны лети чрез стену на вал, скалывай, на валу вытягивай линию, караул к пороховым погребам, отворяй вороты коннице. Неприятель бежит в город! Его пушки обороти по нем, стреляй сильно в улицы, бомбардируй живо. Недосуг за этим ходить. Приказ: спускайся в город, режь неприятеля на улицах. Конница, руби. В домы не ходи. Бей на площадях. Штурмуй, где неприятель засел. Занимай площадь, ставь гауптвахт, расставляй вмиг пикеты к воротам, погребам, магазинам. Неприятель сдался? — Пощади!»

 

 Все, всегда и везде у Суворова заканчивается победой и подробными инструкциями, что и как делать после разгрома врага. Такие слова как поражение и отступление вообще отсутствовали в его словаре. Ежедневный развод у него всегда заканчивался словами: Бодрость, Смелость, Храбрость, Победа, Слава, слава, слава!

 

Система карьерного роста. Суворов находил чрезвычайно полезным развитие у своих подчиненных честолюбия. Известны случаи, когда солдаты в Суворовских войсках дослуживались до полковников, получая по ходатайству самого Суворова у императрицы дворянские звания. Екатерина знала, что Суворов просит только за действительно отличившихся, и никогда ему не отказывала. Для того чтобы повысить честолюбие своих солдат, он вводил целую систему статусных отличий. Суворовский капрал имел своего ординарца и екзирцмейстера, чего не было в войсках других военноначальников. Суворов вообще всячески развивал и поддерживал дух здорового соревнования как между различными подразделениями, так и среди отдельных солдат и офицеров.

 

Оценка и обратная связь. Оценка и обратная связь у Суворова составляли неотъемлемый элемент его системы управления и развития подчиненных. Любой результат, отрицательный либо положительный, всегда получал со стороны Суворова адекватную обратную связь. Так хвалить отличившихся, как это делал Суворов, пожалуй, в нашей армии не удавалось никому (см. ниже признание). Его речи просто «зажигали» поощряемых им солдат и офицеров. Тоже можно сказать и про негативную обратную связь: Суворов не оставлял без внимания ни одну мелочь, его наказания не были чрезмерно суровыми, но всегда были очень быстрыми и адекватными. Таким образом, постоянно оценивая действия своих подчиненных и внося в них коррективы путем положительной и отрицательной обратной связи, Суворов добивался сразу нескольких целей:

 во-первых, большей управляемости и более точного исполнения поставленных приказов;

 во-вторых, повышения дисциплины, которая, не смотря на отсутствие чрезмерной суровости, была намного выше, чем у большинства его коллег-генералов.

 В-третьих, предоставляя обратную связь, он ее в тоже время и получал обратно (в суворовских войсках был запрещен ответ «Не могу знать», на поставленный вопрос нужно было всегда давать четкий и определенный ответ), что позволяло ему самому лучше владеть ситуацией.

 В-четвертых, постоянная оценка и обратная связь способствовала скорейшему научению и развитию подчиненных.

 Остается непонятным, почему столь важный и необходимый навык оценки и обратной связи остается так слабо развитым у большинства наших менеджеров, здесь им Суворовский опыт просто жизненно необходим.

 

Отношение ко времени. Отношение Суворова ко времени хорошо иллюстрирует следующий отрывок из его письма:

 

 «Почитая и любя нелицемерно Бога, а в нем и братий моих, человеков, никогда не соблазняясь приманчивым пением сирен роскошной и беспечной жизни, обращался я всегда с драгоценнейшим не земле сокровищем — временем — бережливо и деятельно, в обширном поле и в тихом уединении, которое я везде себе доставлял. Намерения, с великим трудом обдуманные и еще с большим исполненные, с настойчивостью и часто с крайнею скоростью и неупущением непостоянного времени. Все сие, образованное по свойственной мне форме, часто доставляло мне победу над своенравной Фортуной. Вот что я могу сказать про себя, оставляя современникам моим и потомству думать и говорить обо мне, что они думают и говорить желают».

 

 Действительно, умение Суворова обращаться со временем не может не восхищать. Сам факт того, что великий полководец за 40 лет боевых действий не потерпел ни одного поражения, — уже достойное подтверждение сказанным выше словам. «Я действую не часами, а минутами» — говорил Суворов, и это было правдой, и именно это давало ему еще одно огромное преимущество перед противником, который столь бережным отношением ко времени не отличался. Система Суворова в обращении со временем была как всегда очень проста, и как всегда максимально эффективна. Он взял себе за привычку периодически уединяться, и в тишине продумывал планы будущих битв до малейших деталей, планируя действия своих войск поминутно. Успешный пример претворения таким образом продуманных действий – штурм Измаила: все поставленные задачи были выполнены точно и в срок всеми подразделениями. И как результат — взятие неприступной крепости меньшими силами с минимальными потерями.

 

 Очень тщательное продумывание будущих действий в одиночестве сменялось у Суворова молниеносным претворением задуманного в жизнь. Суворов мало заботился о сохранении военной тайны, знание врагом его планов, по сути дела ничего не меняло, он реализовывал их быстрее, чем те успевали хоть как-то среагировать.

 

Личный пример Суворова также стал предметом всевозможных легенд. Австрийцы говорили о нем как о своего рода талисмане, который можно просто возить и показывать войскам и победа будет обеспечена. И это было правдой. Только одно присутствие Суворова удваивало и утраивало силы его солдат, который бросались на врага с невиданной отвагой. В чем же заключался секрет его личного воздействия? Суворов никогда в жизни не терял присутствия духа. Будучи предельно честен и требователен к себе, и не испытывая угрызений совести, великий полководец не боялся смерти. Отсутствие страха позволяло ему даже в самые критические моменты адекватно оценивать ситуацию и безошибочно находить самое верное, а порою даже единственно возможное решение. Например, в один из критических моментов швейцарского похода Суворов появился среди бегущих солдат, и тут же крикнул им: «Молодцы ребята, заманивай противника, заманивай!». Это высказывание подействовало на них отрезвляюще, — они стали отступать более упорядоченно. Суворов скомандовал «Стой, кругом!» и сам повел их в атаку. Противник был опрокинут и разбит. В самые критические минуты, например, при штурме Измаила и Чертова моста, Суворов первым поднимался в атаку, показывая своим солдатам должный пример. Он был с ними рядом в бою и в походе, ел из одного котла, спал на сене, часто носил простой солдатский мундир. Вставал раньше всех в 2 часа ночи, неизменно обливаясь холодной водой, никогда не одевал теплой шинели, пока в зимнюю форму не переодевался последний солдат.

 

 Конечно та планка, которую поставил себе Суворов, и которую он выдержал, очень высока и не каждому под силу. Но быть в месте с подчиненными, не на словах, а на деле, делить с ними радость и печаль, быть с ними честным и показывать им пример вовлеченности в работу, возможно каждому, для этого совсем не обязательно иметь гений и силу духа Суворова.

Из чего рождается любовь подчиненных к руководителю?

 На примере А.В. Суворова мы можем наблюдать как минимум 4 основных момента, которые делали Суворова любимцем как солдат, так и офицеров его армии: честность, простота в обращении, признание заслуг и … чудачества.

 

Честность. Суворов был предельно честен по отношению к самому себе и к своей профессии. Вынося суждения о профессиональных качествах того или иного начальника, Суворов нередко говорил: «Военное дело то он знает, да оно его не знает, а этот ни военного дела не знает, ни оно его не знает». Про себя же он, шутя, говорил, что Суворов военного дела не знает, но оно его знает. Таким образом, Суворов не мыслил себя вне военного дела, он был с ним единым целым. Также честно и справедливо он старался обращаться по отношению к другим людям, не стесняясь давать жесткую обратную связь даже царственным особам (Екатерина II, Павел I, Франц Иосиф).

 

Простота в обращении. Простота обращения Суворова, опять же как с солдатами, так и с офицерами, просто удивительна. К князю Багратиону он обращался «Петра», или «князь Петра», к старому ветерану = «Платоныч». Почти всех своих ветеранов он знал по имени и всегда использовал любую возможность для того, чтобы лично к ним обратиться и подбодрить, вспоминая их заслуги во время прошлых военных компаний. Таким образом, он обращался не только к русским солдатам, но даже к иностранцам. Вспоминается случай, как во время итальянской компании он обратился к старому австрийскому солдату по-немецки: «Ну что, старик, побьем мы француза?» — «С Вами побьем», — отвечал солдат. Эта простота снимала дистанцию между ним и людьми, тем самым, открывая пути к безграничному влиянию, которое он на них оказывал. Однако эта простота ни в коем случае не означала фамильярности, Суворов всегда чувствовал тонкую грань между простотой и фамильярностью, и никогда ее не переходил.

 

Признание заслуг. В умении давать признание отличившимся, Суворову не было равных среди наших военноначальников. «Чудо-богатыри, герои, слава вам!», «Богатыри, неприятель от нас дрожит!», «Хват, орел!», «Спасибо за героя, Платоныч». «Кавалерии русской слава!», «Господа офицеры, какой восторг!». Очень трогателен момент прощания Суворова с солдатами и офицерами перед отставкой и ссылкой в Кончанское. Полководец перечисляет сражения и ордена, которые он за них получил. Затем снимает их, кладет на стол и говорит: «С вами заслужил, вам и оставляю».

 

 Опыт взаимодействия с руководителями и сотрудниками в современном российском менеджменте, говорит о том, что сотрудникам очень сильно не хватает позитивной обратной связи со стороны руководителей: «Да мне и денег не надо, он хотя бы раз слово хорошее сказал». На вопрос «Достаточно ли признания за успехи, достигнутые в работе, оказывают Вам ваши руководители?» – редко когда оценка поднимается выше 3-х по 5-ти бальной шкале. Таким образом, в умении высказывать признание подчиненным за проявленные успехи, нашим руководителям очень многому можно поучиться у Суворова.

 

Чудачества. Чудачества Суворова делали его образ в глазах солдат более обаятельным и привлекательным, и, если можно так выразиться, более живым и родным. Например, получив за взятие Варшавы чин фельдмаршала, Суворов, радуясь по-детски, прыгал через стулья, каждый раз приговаривая: «этого обошел, этого обошел, этого обошел». Когда Екатерина хотела отблагодарить его за образцовые маневры, проси, мол, чего хочешь, Суворов сказал, что ему ничего не надо, а у нее и так попрошаек много, императрица настаивала, тогда Суворов сдался и попросил 3 рубля с полтиной, дескать промотался, за квартиру нечем платить. Подобных случаев можно привести великое множество.

 

 Интересно отметить, что Суворов сам поддерживал мифологизацию своего образа, например, одеваясь в солдатский мундир и инкогнито заводя с солдатами и офицерами разного рода разговоры, после которых многие были поощрены, а некоторые наказаны. Очевидно, Суворов чувствовал ту силу, которую несет в себе подобного рода мифологизация, с одной стороны укрепляя к нему любовь подчиненных (прежде всего, солдат), а с другой стороны, предоставляя ему свободу, которой обладают разного рода чудаки и сумасшедшие. Так Суворову при дворе позволялось то, что не позволялось никому. Стоит также отметить особое отношение на Руси к юродивым, тем не менее, также стоит отметить, что подвиг юродства в русской православной церкви считался одним из самых тяжелых.

 

 Когда Суворов не мог выполнить данные им ранее обещания, он тоже прибегал к разного рода чудачествам. Например, когда к нему пришла польская делегация с некоторыми просьбами, которые были обещаны Суворовым, но впоследствии отклонены Екатериной. Суворов присел на корточки и сказал: «Суворов вот какой маленький», а потом прыгнул до потолка и произнес: «а императрица, во какая большая», у поляков вопросов больше не было. При этом необходимо отметить, что Суворов всегда полностью управлял своим эмоциональным состоянием, и тем самым управлял эффектом своих чудачеств на окружающих.

 

 Современному руководителю стоит поучиться у Суворова как минимум двум вещам: полному самоконтролю с одной стороны, а с другой стороны определенной свободе отхода от общепринятых норм и правил в действиях, которые соответствуют его внутренней природе. Все это делает образ руководителя более целостным и привлекательным. При этом необходимо помнить, что, несмотря на все свои чудачества, Суворов был высоконравственным человеком, и никогда не позволял себе подвергать сомнению религиозные и морально-этические ценности.

 

 Любовь подчиненных не дается свыше, она завоевывается постоянным к ним вниманием, честностью, смелостью, простой обращения, а также высокой требовательностью руководителя к себе.

Суворовские заповеди успешному руководителю

Приучайся к деятельности неутомимой. Деятельность есть величайшее из всех достоинств.

 

 Побеждает тот, кто меньше себя жалеет.

 

 Ученье свет, а неученье – тьма. Необходимо непрерывное образование себя с помощью чтения.

 

 Ближайшая к действию цель лучше дальней.

 

 Время драгоценнее всего. Стоянием города не берут.

 

 Смотри на дело в целом.

 

 Ноша службы легка, когда дружно подымают ее многие.

«Потомство мое прошу брать мой пример»

 А.В.Суворов

 

http://www.treko.ru/

 

Подстава

   Вот как бывает, что-то врезалось тебе в память, мучает, не дает покоя. Ты хочешь об этом рассказать, поделиться. Наконец, решаешься, печатаешь пару строк и с ужасом обнаруживаешь, что кроме сухих стандартных фраз, ни на что не способен. Злишься на себя и свой скудный словарный запас. Удаляешь безжалостно всё, над чем трудился несколько дней. Потом, вот, кажется нашёл нужные слова, страница, другая и… А через день перечитываешь всё и опять в корзину. Особенно досталось этой теме. После нескольких безуспешных попыток я впал в депрессию и напился. Так что, простите, если что не так.

 

Подстава.

 

Весной девяносто пятого я уже поверил, что х — я, которую творили с войсками, закончилась. Ну не хотелось верить, что там, в Кремле, все продажные идиоты настолько, что не понимают очевидного. Не может государство без армии. Да мы же гарантия их капиталов, наконец!

Первые же полёты в Чечне, вселяют некоторый оптимизм. Что мы вновь армия, а не стадо нищих вооружённых людей. Я видел, как воюет пехота, как она месит грязь и живёт в сырых окопах. Но она гнала этих сволочей. Гнала сплошным фронтом. Я видел это всё. Мы низко летаем. Мы ближе всех к пехоте. Иногда братья Ми-8 садятся прямо в боевые порядки, в эту грязь. Кого-то высадить, кого-то забрать. Тогда мы становимся вокруг них в круг, моля Бога, чтобы то, что предназначено им, досталось нам. Мы бронированные, у нас есть шанс. А стеклянную веранду Ми-8 прибивает даже пистолет.

Интересный момент, когда у нас набирали экипажи в Чечню, многие были готовы даже уволиться из армии. Командование даже применило хитрость, чтобы не «разбежались» лётчики. А здесь… Нет, мы не герои, но среди нас нет никого, кто отказывается летать. Вот она загадка русской души. Воевать, так воевать. Я долго думал, что движет нами. Ведь, благодаря старанию демократов и их прессы, у нас никаких идеалов не осталось. Честь, родина, патриотизм уже ругательные слова. У многих из нас, есть уже квартиры, выслуга для пенсии. Штык в землю и пошло оно всё.

Тем не менее, мы воюем, и воюем хорошо, как будто делаем какую-то важную работу. Потому что, у нас всё же есть мотивация.

Нами движет месть. У нас у каждого уже есть за кого мстить. Друг, сосед, однокашник… И это у нас, лётчиков. А что у пехоты…

Но всё это подсознательно. Мы не думаем о мести, вернее, не говорим о ней открыто. Мы шутим, смеёмся, позволяем себе выпить после вылетов. Нет, мы считаем духов уродами, но…

  

Хотя, не об этом сейчас речь. В один из дней пришёл приказ о сокращении группировки.

Мы не придали этому значения. Мы по советской привычке верим командованию. Мало ли что. Грозный взят, может действительно нужно убрать излишние войска.

В течение последующих дней у нас задача — прикрытие колон. Знакомая до боли по Афгану задача. Ползаем на минимальной скорости туда-сюда, чтобы кероса на дольше хватало. Отработала одна пера, ей на смену приходит другая. А войск идёт много. Удивительно много. Неужели это всё из Грозного? О худшем варианте, я тогда не мог даже предположить.

А через пару дней опять задача на штурмовку… Опять под нами знакомая линия фронта…

Знакомая… А вот это сюрприз! Сокращены войска на передке. И как! От них осталась одна треть. Это было легко понять по пустым танковым окопам. Сплошная линия фронта превращена в пунктир. Цепочка одиночных очагов обороны. Злой умысел, или результат головотяпства, парадных рапортов о победе над боевиками? Хочется верить в головотяпство, но уж больно оно продуманное.

Последствия не замедлили сказаться. Боевики то, полезли. Осмелели. В одну из ночей расстреляли блиндаж с подствольника, в другую…

Армия ещё воюет, но уже как-то по инерции. Ясно, что все смерти ребят псу под хвост. Просто, мы спешим побольше убить этих гадов, пока нам не прикрыли эту возможность. Настроение гадливое, ясно, что нас попросту кинули.

Вот так рассеиваются иллюзии. Да, мы и не армия, мы федералы. Пешки в чужой игре, исход которой уже не зависит от нас.

В начале мая мы заменились. А потом был прорыв боевиков в Грозный, Будёновск, Кизляр…

 

Владимир Лисовой

 

 

30 привычек от которых лучше отказаться.

 Терпеть то, что тебе не нравится.

 Общаться с людьми, которые убивают твою самооценку

 Думать о том, что скажут другие.

 Пытаться держать все под контролем.

 Плыть по течению и выбирать путь наименьшего сопротивления.

 Держать свое мнение и все чувства при себе.

 Бояться рисковать.

 Думать только о других, а не о себе.

 Стараться понравиться всем.

 Забывать о близких и родителях.

 Проводить все свободное время в четырех стенах.

 Постоянно спешить.

 Осуждать себя.

 Бояться ошибок.

 Говорить «я не могу» и настраивать себя на неудачу.

 Сравнивать себя с другими.

 Зацикливаться на прошлом.

 Думать только о будущем.

 Жаловаться на жизнь.

 Держать в себе обиду.

 Покупать и хранить ненужные вещи.

 Делать все самостоятельно.

 Пытаться быть совершенной.

 Перекладывать ответственность на других.

 Давать обещания, которые не сможешь сдержать.

 Думать о плохом.

 Стесняться.

 Повторять свои ошибки.

 Завидовать.

 Хмуриться.

 

Валентин Никончук  

Американская морская пехота получит новый ударный вертолет

«AH-1Z Cobra» на испытаниях.

Фото с сайта marines.mil

 

 

Американская компания Bell Helicopter, Textron Inc. заявила об одобрении производства новейшего ударного вертолета «AH-1Z Cobra» или «Зулус».

 

В общей сложности до 2019 года в ряды Морской пехоты США планируется поставить 189 машин, которые заменят более раннюю модификацию вертолета AH-1W. О стоимости сделки не сообщается.

 

Главное отличие новой версии изделия заключается в том, что оно является четырехлопастным. На машине установлена улучшенная трансмиссия и система посадки. Кроме того, вертолет обладает полностью интегрированной стеклянной кабиной и улучшенной авионикой. «AH-1Z Cobra» способен действовать при любых погодных условиях и в любое время суток. Новейшая система наведения и идентификации  целей позволяет экипажу выполнять задачи на больших расстояниях.

 

Вооружение «Зулусов» представлено ракетами воздух-воздух ближнего радиуса действия «AIM-9 Sidewinder», 70-мм неуправляемыми ракетами «Hydra-70», ракетами воздух-земля «AGM-114 Hellfire», различными бомбами  и 20-мм пулеметом.

 

Вертолет впервые взлетел в 2000 году и был представлен широкой публике в сентябре 2010 года.

Хит-парад звездных мам в «возрасте»

Многие российские знаменитости, по примеру западных звезд, обзаводятся наследниками достаточно поздно. Представляем вам топ звездных женщин, которые не побоялись стать мамами в «солидном» возрасте.

 Первое место в хит-параде «возрастных» мам можно отдать Илзе Лиепа, в 2010 году родившей свою первую дочь Надежду.

 Незадолго до рождения ребенка Илзе исполнилось 46 лет.

 На втором месте оказалась Ольга Кабо, которая в июле 2012 во второй раз стала мамой в 44 года. Ее первой дочери Тане недавно исполнилось тринадцать лет. Теперь у нее есть маленький братик по имени Виктор.

 Отец малыша — бизнесмен Николай Разгуляев, с ним Ольга живет в браке четыре последних года.

 Третье место в хит-параде  занимает 43-летняя Эвелина Бледанс, которая в апреле 2012  года родила сына Семена.

 От предыдущего брака у актрисы есть взрослый сын Николай, которому сейчас 18 лет.

 На четвертом месте находится Ольга Дроздова, супруга Дмитрия Певцова. Звездная пара многие годы пыталась забеременеть, но Ольге удалось стать мамой только в 42 года.

 В 2007 году у счастливых родителей появился долгожданный сын Елисей.

 На пятом месте находится известная актриса Марина Могилевская, которая родила в августе 2011 года свою первую дочь.

 На тот момент Марине Могилевской исполнился 41 год.

 На шестом месте оказалась 40-летняя  Кристина Орбакайте, которая в марте 2012 года родила дочку Клавдию.

 Клавдия стала третьим ребенком певицы.

 На седьмом месте в хит-параде    Елена Проклова. В 18 лет у нее родилась дочь Арина, а в следующий раз стать матерью ей удалось только в 40 лет — у актрисы родилась дочь Полина.

 Между рождением дочерей Елена потеряла троих детей.

 На восьмом месте оказалась Светлана Пермякова, которая впервые стала мамой в 39 лет. В июле 2012 года Светлана родила дочь Варвару.

 Отцом девочки является 21-летний директор Светланы — Максим Скрябин.

 На девятом месте — Татьяна Догилева.

 В 37 лет она впервые стала мамой, причем беременность стала для нее большой неожиданностью. Сейчас ее дочери Кате уже 14 лет.

 

 Рената Каримова

Авиаторы-самогонщики

— С питиём браги нужно кончать, — мучительно раздумывал командир вертолёта Ми-24, капитан А. Его второго пилота, старшего лейтенанта Л. мучили те же мысли. Да и находился он рядом, в соседней кабинке. Я не оговорился, именно в кабинке, а не в кабине, поскольку дело происходило не на борту боевого вертолёта, а пардон, в военном клозете. Животы у обоих, прихватило основательно. Капитан А., перебирал в уме альтернативные варианты и отметал их один за другим, поскольку:

— покупать водку у представителей транспортной авиации, дорого

— покупать её родимую в дукане, рискованно

— перейти на продукцию родной парфюмерной промышленности, уж как-то не по офицерски, хотя и этот вариант, как и предыдущие был опробован.

  

Странно, но такой вариант, как не пить вообще, обоим даже не приходил в голову.

  — Слушай, а ты же с Украины? — нарушил молчание капитан А. Вообще, он мог об этом не спрашивать, биографию своего правака он знал досконально.

  — Ага, — с некоторой натугой в голосе ответил старлей Л.

  

Не успел он удивится столь очевидному вопросу, как капитан А. задал уже другой вопрос.

  — И деревенский?

  — Ага, — старлей Л. не мог понять, к чему клонит командир, почему начал так издалека. Впрочём, капитан А. не стал долго держать его в неведении и продолжил уже утвердительно, — значит твои родители гнали самогонку.

  

Самогонка! Старлей Л. был поражён, как же эта мысль не пришла в голову ему самому. В памяти начали всплывать картины детства, юности. Вот, он ещё совсем маленький, заговорщицкий и загадочный взгляд отца, а он (малец) всё не может понять, почему в доме пахнет пирогами, а пирогов нет. А здесь он подросток, ему поручено «важное дело», носить из ближайшего колодца воду для «процесса». Он старшеклассник и впервые пробует вместе с одноклассниками этот напиток, причём мерзкого качества, купленный у известной в деревне бабки самогонщицы. Курсантский отпуск, он удивляется, какой неожиданный эффект дали сто грамм для храбрости перед танцами, он так и не решился поцеловать понравившеюся ему девушку, девушка поцеловала его сама. И, наконец, он впервые приехал домой лейтенантом, после выпуска, вся семья собралась за столом и отец торжественно наливает ему в рюмку «домашней», показывая тем самым, что отныне он считает сына взрослым.

  — Ты чего молчишь то? — вернул его к реальности капитан А., — аппарат сделать сможешь?

  — Ну конечно, о чем вопрос, вот только из чего… — в памяти у старлея уже всплывали особенности конструкции.

  — А ты нарисуй схему, а мы потом подумаем, что из чего делать, — предложил капитан.

  

Поразительно, как продуктивно работает в таких случаях мысль. Боле того, у обоих даже перестали болеть животы, а посему, покончив с физиологическими нуждами, офицеры покинули помещение. По пути обсуждали конструкцию будущего изделия, при этом шарили взглядами по сторонам в поисках чего-нибудь, что могло быть использовано для его изготовления. В модуле, в своей комнате, они расположились за столом и, попивая крепкий чай, принялись рисовать чертёж аппарата. Вернее рисовал старлей Л., а капитан А. больше задавал вопросы по назначению того, или иного узла. За этим занятием их и застал командир звена капитан К.

   Выслушав пояснения, он одобрил идею и заявил желание присоединиться к проекту. Он, капитан К., отказался от предложенного чая и в свою очередь предложил пройти в его комнату. У него, оказалось, было в заначке поллитра спирта, который по замыслу конструкторов, должен был использоваться для омывки лобовых стекол вертолёта, но на практике, до вертолёта этот спирт никогда не доходил. А стёкла после полёта и водой прекрасно отмываются.

Капитан К. оказался прав, «под это дело» думалось лучше. Уже после первой рюмки была высказана реальная мысль, что неплохо бы проверить: а что уже есть в наличии?

Оказалось, что не так уж и мало. Был сорокалитровый молочный бидон, который уже использовался для брожения браги, тем не менее подходил и для нагрева оной. Ещё был примус, непонятно кем и для чего привезённый в Афганистан, и пылившейся на полке без дела. Хорошо хоть не выбросили. Нашлась также электроплитка, причём регулируемая. Оставалось только найти из чего сделать змеевик. Идеально конечно подошёл бы лабораторный дистиллятор, но где его взять в этой средневековой стране. Концессионеры даже на пару минут приуныли. Задача казалась неразрешимой. Однако вовремя налитая вторая рюмка исправила положение.

  — Самолёт, — прошептал, выпив и закусив, капитан А.

  — Какай самолёт? — не поняли его капитан К. и старлей Л., — вроде никто не садился…

  

Однако, проследив за устремлённым вдаль взором капитана А. поняли в чём дело. Там, на отшибе аэродрома стоял транспортный Ан-26, которому уже никогда не подняться в небо. Искусный афганский лётчик приложил его при посадке об полосу так, что крылья самолёта стали почти касаться земли, отчего самолёт стал похож на курицу наседку. И несмотря на то, что он там стоял не один год и был уже основательно раскурочен, он продолжал оставаться неисчерпаемым источником всевозможных гаечек, проводков, трубочек и прочих запчастей из разряда именуемых словом фигнюшка.

  — Да с таким кладезем не то что самогонный аппарат, целую химическую лабораторию построить можно!

  

Поняв это, концессионеры повеселели, правда, сразу к самолёту не отправились, спешка в таком деле вредна. Вначале спокойно и обстоятельно допили спирт, попутно обсуждая технические вопросы и только потом, вооружившись топорами, пилами, и прочим необходимым инструментом, двинулись к самолёту.

  

   Спустя полчаса, они уже вновь были в модуле с целым ворохом всевозможных трубок, емкостей, дюритов (армированный резиновый трубопровод, используется в качестве соединений алюминиевых трубок топливной системы), хомутиков и прочей фигни. Но поскольку эта деятельность троицы не могла ускользнуть от внимания, то в комнате было гораздо больше народу. Проект вовлекал в себя всё больше и больше участников. Основателям только и осталось, что доработать конструкцию под имеющиеся материалы и передать «чертежи» в умелые руки авиационных техников.

   Работа спорилась, инженерно технический состав по ходу выполнения вносил изменения в конструкцию, аппарат рождался и совершенствовался на глазах. Спустя час, он был готов.

   Аппарат поражал своим совершенством и функциональностью, ничего лишнего. Участники проекта, а теперь это уже весь лётный и инженерно-технический состав звена любовался творением своих рук. Змеевик, пардон, правильней будет спиртовой пароконденсатор вертикального типа с водяным охлаждением (ну не поворачивается язык называть змеевиком это творение рук и ума авиационных инженеров), работал по проточному принципу, для чего из умывальника была протянута магистраль холодной воды. Нагретая вода, за ненадобностью по другой магистрали сбрасывалась за окно. Для ёмкости с исходным сырьём была сооружена оригинальная опора, под которой размещался примус. Кроме того, опора позволяла в случае необходимости, закрепить также электроплитку для осуществления так сказать бокового нагрева. Емкость для нагрева (она же для брожения) предполагалось соединять с пароконденсатором посредством упомянутых мною термостойких резиновых дюритов.

А тут ещё весьма вовремя вызрела бражка… Раньше мы бы её просто выпили, но теперь…

Акцию назначили на двенадцать ночи. Это были годы борьбы с пьянством. Конспирация у нас была нешуточная. Я не буду рассказывать как прошёл ужин, как мы с нетерпением ждали время «Ч». Это не столь интересно.

   И вот это время «Ч» наступило. Примус был разожжён и выведен на максимальный режим. Вода подключена и начала циркулировать по открытому контуру. Несмотря на то, что аппарат мог работать автономно, никто не уходил, всё звено было в сборе. При этом стояла полная тишина, никаких обычных при таком скоплении разговоров. Все как завороженные смотрели на срез фланца для выхода продукции, чтобы не пропустить историческое событие первой капли.

Примерно через час стало ясно, мощности примуса не хватает. Оператор по нагреву повернул ручки мощности обоих конфорок электроплитки на максимум… И… О чудо! Минут через десять заблестела и упала в кружку первая капля, затем вторая, третья. Скорость процесса нарастала и вот уже в кружку бежит тоненькая струйка. Если бы не необходимость конспирации, то разразилось бы троекратное ура. Глаза у всех были, примерно как на кадрах старой хроники у участников запуска первого спутника.

Но расслабляться не стоило. Главный консультант, старлей Л. дал команду, и оператор убрал половину мощности электроплиты и весьма своевременно, сырьё за малым не вскипело.

И вот, наконец в наших руках полная пол-литровая кружка. Капитан К. подставил под струю трехлитровую банку, а сам взял кружку, чтобы снять пробу, по старшинству. От волнения у консультанта, старлея Л., совсем вылетело из головы то обстоятельство, что продукт в кружке может достигать крепости более семидесяти градусов и соответственно предупредить об этом руководителя проекта и прочих участников. Он, как и остальные, наблюдал за торжеством первой пробы, и был весьма удивлён, когда капитан К., сделав солидный глоток, молча передал кружку автору идеи капитану А.. Но капитан А. также сделав солидный глоток также молча передал кружку главному консультанту старлею Л.

  — Что случилось? Почему они молчали? Где одобрение? Неужели провал? Всё же сделано правильно, — роились мысли в голове у старлея Л., пока он брал кружку и подносил её ко рту.

  

   Вот он сам сделал солидный глоток и понял всё. Понял, какой тактический просчёт совершён, понял, почему молчали товарищи. Их, как и его, в буквальном смысле как говорят украинцы заципыло. Жидкость в кружке, как и следовало ожидать, превышала упомянутую крепость, кроме того, была тёплой, и вдобавок, помимо фирменного самогонного духа, впитала в себя все запахи авиационных жидкостей: керосина, гидро-жидкости, масла… Трубки (аппарат) не только нужно было помыть, их необходимо было перед использованием пропарить, в этом и заключался тактический просчёт консультанта (В последующем было уже всё нормально). Но главная стратегическая цель была достигнута, в кружке была настоящая самогонка, в её высшей фракции — первач. Наконец выражение (простите, но другого слова для описания этого нет) охуения на лице капитана К. сменилось восторгом, а главное он вновь обрёл способность говорить.

  — У мля (не пойму, почему буква Б автоматически меняется на М)!… — (дословно) произнес он и все поняли, это успех.

  

   Кружка пошла по кругу, слышались судорожные вздохи, кряканья и тихие восторженные возгласы.

К утру мы стали счастливыми обладателями целого ведра самогона. Пропущенный через картофельную стружку и облагороженный растворимым кофе он приобрёл весьма приличный вкус. Мы его не иначе как коньяком не величали. Жаль только что ведра на двадцать четыре человека всё же мало. Выпили мы всё за один субботний вечер. Но какой был банкет!

Впоследствии технологию производства самогона мы довели до автоматизма. Причём оборзели до того, что делали это днём.

  

   Пока не попались. Нашему старшему начальнику, подполковнику Х., татарину по национальности. Тот поступил в соответствии с традициями своего народа. Обложил нас данью, один литр с каждой выгонки. Но это уже другая история.

 

Владимир Лисовой

Мастерство водителя и безопасность вождения

Экстремалы-одиночки

 

 Один мой знакомый когда-то частенько ночью практиковал такую «забаву». Он въезжал в тоннель под «Маяковкой» на огромной скорости по полосе встречного движения, совсем как в фильме «Ронин» уходили от погони главные герои. Сам он, правда, не ведал ни о каких экстремальных приемах вождения (тогда о них еще не знали), а упомянутого фильма еще не сняли. Мой знакомый называл свою забаву русской авторулеткой, подчеркивая, что в случае появления встречной машины благополучный разъезд с ней просто не входил в его планы! Надо ли для исполнения такого смертельного трюка хорошо водить машину? Вовсе нет, скорее необходима плотная втулка.

 

 Точно так же обстоит дело с экстремалами по умолчанию. Водят они неважно. Понятно, что их законное место среди немецких любителей скорости. Но курьез в чем? Среди мчащихся со скоростью 250 км/ч в левом ряду немецкого автобана — более 90 процентов чудаков на букву «М», начитавшихся инструкций, где указана максимальная скорость купленной ими машины в 250 «ка-эм-ха». Вот они и рулят одной левой со скоростью 250 км/ч, курят, пьют кока-колу, слушают громкую музыку. Если начался дождь или туман, никто не сбавляет скорость. Поразительно! Вот кто и есть настоящие экстремалы. Думаете, такие не попадают в аварии? Еще как попадают. И аварии эти цепные, или групповые, с большим количеством пострадавших людей и машин.

 

 Совсем отмороженный

 

 Как-то в одном немецком гараже мне встретился «олдтаймерщик», только что приехавший из Франции, где он принимал участие в ралли олдтаймеров — старинных автомобилей. К его видавшему виды потрепанному «опелю» была прицеплена платформа, на которой стояло алюминиевое гоночное чудо 23-го года выпуска. «Неужели кузов сохранился?» — спросил я. «Нет! Кузов сделан десять лет назад полностью из алюминия, как оригинальный. Точно по чертежам. Это спортивная французская машина имеет 21 лошадиную силу, но весит всего 440 килограммов и поэтому легко развивает 120 км/ч», — ответил г-н Кайзер, владелец «униката». Так, он предпочитает активный стиль коллекционирования, отметил я про себя. Ничуточки не смущаясь своего отмороженного носа бордового цвета и обветренного лица, г-н Кайзер с упоением, смакуя каждое слово, поведал: «Ралли открытых довоенных спортивных машин проходило в окрестностях Гренобля при температуре около -8… — 10 °С и при сильном ветре (дело было зимой). Мы проехали с женой всю трассу длиной 1800 километров, и я был без шлема, ведь тогда, в 1920-х годах, шлемов не было. Кроме того, на оригинальном болиде не было предусмотрено ветровое стекло — поэтому и на моем вы его не увидите!» А затем бережно достал кубок, который он выиграл в своем классе легких автомобилей. Есть же еще люди! Зимой, в мороз, да еще и без лобового стекла! Вот это приключение! Это как раз тот тип водителя, у которого вместо втулки шило.

 

 Быстро поедешь…

 

 (О быстром, но безопасном стиле вождения)

 

 Один автогонщик «Формулы-1», легендарный Джекки Стюарт, посоветовал автолюбителям никогда не ездить быстро. «Попробуйте ездить быстро, но если не получилось, не делайте этого больше никогда!» Эти слова принадлежат известному каскадеру. И тот, и другой знают, что такое скорость, не понаслышке.

 

 В каком-то смысле езда по дорогам общего пользования может быть более опасной, чем участие в автогонках.

 

 ошибочно. Во-первых, доказано, что инстинкт самосохранения все равно сильнее. А во-вторых (разгадку вы уже знаете), гонщики владеют приемами управления автомобилем на больших скоростях. (Настоятельно рекомендую воздержаться от любых экспериментов на дорогах общего пользования после прочтения этой главы. Закрытые гоночные трассы при соблюдении жестких мер безопасности — вот необходимые условия для любых тренировок на автомобиле.)

 

 Любой гонщик пытается вести свой автомобиль на пределе возможного. Как же это ему удается? Главная задача гонщика — как можно более равномерно распределить весь вес автомобиля на все четыре колеса, то есть сохранять баланс автомобиля на дороге. Для этого все действия гонщик, когда он тормозит, движется на повороте или ускоряется, совершает максимально плавно и мягко. В буквальном смысле это означает следующее: чем медленнее движется гонщик, тем быстрее идет автомобиль.

 

 Теперь разберемся, как работают шины гоночного автомобиля. Максимальное сцепление шин с поверхностью дороги достигается в самом начале их скольжения. В этом-то и кроется главный секрет скорости. Скольжение шин при прохождении поворотов называется углом увода и измеряется в градусах. С увеличением скорости на повороте направление качения шины и направление, куда «смотрит» диск (или обод) колеса, начинают несколько различаться. Угол между этими направлениями будет углом увода, а если скорость увеличивать и шина начнет скользить, то углом скольжения. Чтобы стало понятным, что означает это на практике, приведу следующий пример с четырьмя гонщиками. Первый едет таким образом, что угол увода шин его машины составляет от 2 до 5 градусов. Шины его машины не достигают максимального сцепления с дорогой, следовательно, он едет не на пределе и поэтому довольно медленно по сравнению с другими. Второй гонщик мчится что есть мочи, каждый поворот проходит с диким сносом всех четырех колес, ставя скользящий автомобиль почти поперек дороги к великому удовольствию и восторгу зрителей. Выглядит впечатляюще, но что это дает? Мы видим, что если угол увода зашкаливает за 10 градусов, то сцепление шин с дорогой резко

 падает. Гонщик сильно перебарщивает и вредит сам себе. Кроме того, его «запредельная» езда с постоянным заносом резко увеличивает температуру шин, они перегреваются, и коэффициент сцепления колес с дорогой уменьшается еще больше. Кроме того, прохождение каждого поворота в такой манере требует дополнительного нервного и физического напряжения. Третий гонщик проходит поворот, балансируя на пределе, то есть в нашем случае в диапазоне максимального сцепления шин с дорогой. У него угол увода составляет 10 градусов, казалось бы, оптимальный вариант, но выигрывает гонку четвертый гонщик. Он умудряется ехать на поворотах так, что угол увода составляет у него 6-7 градусов, температура шин его автомобиля оптимальная, и на финише он будет первым. Так ездит Шумахер!

 

 Этот пример демонстрирует, что означает балансировать на грани максимального сцепления шин с дорогой. Непосвященному зрителю кажется, что все четыре гонщика из нашего примера проходят поворот очень быстро. Разница в скорости между тем, кто «прокатывает» поворот с углом увода 2 градуса, и тем, кто влетает буквально «на ушах» со сносом всех четырех колес 12 градусов, может составлять 2-3 км/ч или даже меньше. Теперь вы понимаете, какое мастерство, обостренное чувство автомобиля и просто талант необходимы, чтобы вести машину в гонках с углом скольжения или увода на поворотах от 6 до 7 градусов. Мастерство приобретается путем долгих тренировок, а обостренное чувство автомобиля, умение видеть и исправлять свои ошибки, умение анализировать любую ситуацию и просчитывать ее на несколько ходов вперед доступно только тому, у кого есть талант.

 

 Приведенные здесь выкладки справедливы только для спортивных, то есть низкопрофильных, шин. Обыкновенные стандартные, или серийные, шины будут вести себя на большой скорости на поворотах несколько иначе. Угол увода у таких шин будет на порядок выше, чем у низкопрофильных спортивных, прежде чем они сорвутся в скольжение. Кроме того, как выражаются автогонщики, стандартные шины при быстром прохождении поворота сильно «подворачиваются», то есть деформируются. В таком положении шина цепляется за дорогу уже не всей  плоскостью, а только своей боковиной, что значительно уменьшает ее сцепление с поверхностью дороги. Это приводит к быстрому износу шин, а главное, к очень низкой управляемости автомобиля. Совсем другое дело -низкопрофильные специальные шины. Чем меньше расстояние от поверхности дороги до обода колеса, тем меньше деформация шины на повороте, а следовательно, лучше сцепление шины с дорогой, так как пятно контакта такой шины с дорожным покрытием соответствует ее рабочей поверхности. То, о чем я сейчас говорю, имеет огромное значение для управления автомобилем, «обутым» в разные шины, на большой скорости на повороте. Дело в том, что занос автомобиля, «обутого» в стандартные шины, начинается довольно плавно и так же плавно прекращается. Совсем другое поведение наблюдается у машины, «обутой» в низкопрофильные, спортивные шины. Тенденция к использованию таких шин на современных автомобилях в последнее время увеличивается. Все больше спортивных версий серийных или тюнинговых автомобилей появляется на наших дорогах. Их владельцы предпочитают активный стиль вождения автомобиля и чувствуют себя немножко автогонщиками. А коль скоро так, они должны знать об особенностях управления такими машинами. Главное заключается в том, что низкопрофильная шина теряет сцепление с дорогой внезапно и так же внезапно снова его обретает.

 

 Вот новый поворот…

 

 «Прохождение поворота начинается входом на поворот, а в следующий момент я направляю машину на апекс и прибавляю газ, чтобы оказаться в нужной точке на выходе». Так описывает вход на поворот один из автогонщиков «Формулы-1». Гонщики умудряются очень быстро проходить повороты не потому, что они такие отважные и ничего не боятся, — они умеют это делать правильно. А вот обычные водители поворачивать не умеют абсолютно! Иначе они бы не клали свои вычищенные до блеска автомобильчики на крышу в довольно простых поворотах, возвращаясь с дачи в город. Давайте научимся проходить повороты красиво и безопасно. Это самое интересное и захватывающее в вождении автомобиля!

 

 Три точки поворота

 

 При прохождении поворота, и это главное, автомобиль должен пройти через три точки. Первая — точка входа, и ей предшествует торможение — подготовка к вхождению на поворот. Выбор верной скорости, на которой можно безопасно вписаться на поворот, очень важен. Торможение заканчивается перед началом поворота руля и входом на поворот. Это очень важно: поворачивать руль можно только тогда, когда педаль тормоза полностью отпущена, в противном случае автомобиль станет неуправляемым. Почему? Очень просто: мы загрузили передние шины автомобиля торможением — весь их потенциал работает именно на снижение скорости. Кроме того, мы перераспределили вес автомобиля вперед в продольном направлении и, соответственно, разгрузили задние колеса. Если в этот момент повернуть руль, то облегченный «задок» автомобиля сразу пойдет в занос. Если машина оснащена системой ABS, этого не произойдет. На таких машинах можно поворачивать руль при нажатой педали тормоза, но только в аварийной ситуации, когда другого выхода нет. В любом случае торможение перед входом на поворот в рассматриваемой нами ситуации не является экстренным, то есть аварийным. Оно не должно быть таковым перед поворотом в обычных дорожных условиях. Цель торможения — выбрать подходящую скорость для безопасного и чистого входа на поворот, а так же подготовиться к следующей фазе: повороту руля.

 

 направляем машину внутрь поворота, прямо на апекс, и далее «распускаем» автомобиль, одновременно начав разгон. Апекс — это гоночный термин, обозначающий то место, в котором автомобиль максимально приближается к вершине поворота. Далее переходим в движение по дуге. Автомобиль идет по заданной траектории с постоянной скоростью — значит, педаль газа нажата ровно настолько, чтобы такую скорость поддерживать. Водитель выбирает скорость в зависимости от крутизны поворота, состояния проезжей части, видимости и множества других факторов. Но лучше всегда иметь запас в 30-40 процентов на непредвиденные обстоятельства: на дороге может внезапно возникнуть препятствие. Когда вы прошли большую часть дуги поворота, можно плавно и осторожно прибавлять газ. Тяга на ведущих колесах улучшит устойчивость автомобиля на выходе из поворота и усилит стабилизирующий эффект рулевого управления. Руль будет стремиться сам вернуться в исходное положение, соответствующее положению колес прямо. Выпускать его из рук для самовыравнивания — грубейшая ошибка! Водитель медленно возвращает руль в исходное положение, продолжая увеличивать скорость автомобиля прибавлением газа. И только тогда, когда колеса «смотрят» прямо, а поворот остался позади, можно начинать интенсивный разгон.

 

 делать в первой! Причина роковой ошибки такого лихача в неправильном входе на поворот. Незнание правила трех точек и страх заставляют водителя сильно «резать», то есть раньше входить на поворот. Это нормальный рефлекс на опасность, но с ним надо бороться. Такой водитель бесцеремонно выезжает на полосу встречного движения на левых поворотах, а на правых выскакивает на обочину. В результате весь поворот смещается в третью точку. Лучше войти на поворот медленнее, а выйти быстрее, чем наоборот, — это аксиома, известная любому автогонщику. Чем выше тяга двигателя на повороте, тем больше возможностей у водителя противодействовать центробежной силе на дуге поворота. Если вы сомневаетесь, на какой передаче проходить поворот, лучше подстраховаться от критической ситуации включением более низкой передачи.

 

 Напомню, что очень важным моментом при прохождении поворота является сосредоточение взгляда на самой дальней точке поворота: водитель как бы прицеливается, куда направить машину, сначала взглядом, а потом руки сами делают свое дело. Это показано на рисунке. Водитель, который привык смотреть на дорогу в нескольких метрах впереди перед капотом своего автомобиля, не сможет ехать быстро и безопасно. Неумение вести свой взгляд достаточно далеко впереди -основная ошибка многих водителей. Это является и причиной многих аварий, когда препятствия или непредвиденные ситуации возникают для водителя неожиданно. Авария может произойти и без посторонней помощи. Перечислю типичные ошибки новичков при прохождении поворотов: в затяжных левых поворотах водитель часто возвращает руль в исходное положение раньше времени, так как он теряет ориентацию, смотря почти в упор на правую обочину дороги на повороте, а не как можно дальше вперед. Это приводит к контакту с отбойником или вылету с дороги вправо. Взгляд водителя как бы притягивает машину к правой обочине. На правых поворотах этот эффект проявляется не столь явно, так как водитель вынужден смотреть довольно далеко вперед, нет ли встречных машин. Если поворот крутой, не просматривается, ехать, конечно, можно, но только с отпущенной педалью газа, то есть сильно снизив скорость. Для этого вам совсем не обязательно нарушать скоростной режим, и вы можете абсолютно не мешать другим участникам движения. Поворачивайте руль плавно и мягко на минимальный угол для прохождения любого поворота по идеальной траектории и так же мягко возвращайте его обратно.

 

 Напомню основные особенности различных повадок автомобилей при прохождении поворота, в зависимости от типа их привода.

 

 Передний привод: явная тенденция к недостаточной поворачиваемости, автомобиль стремится «пропихивать» повернутые передние колеса наружу поворота. Поворачивать руль на входе на поворот надо раньше, особенно на скользком покрытии.

 

 Задний привод: проявляется тенденция к избыточной поворачиваемости, то есть склонность к заносу задней оси. Поворачивать руль надо позже и как можно плавнее, а поворот проходить с постоянной тягой на ведущих колесах.

 

 Полный привод: нейтральная поворачиваемость, позволяющая проходить поворот быстрее, но требующая особого внимания. Скольжение автомобиля начинается позднее, но возможности для корректировки сильно ограничены.

 

 Готовимся к худшему

 

 А если все-таки на дороге в крутом повороте удержаться не получается? Главное — спокойствие. Один из начинающих раллистов рассказывал о своем первом впечатлении в такой ситуации, полученном на любительском авторалли, где он выступал в качестве штурмана: «Я услышал, как водитель вдруг спокойно и отчетливо произнес «уходим», -и по ветровому стеклу захлестали ветки. Это случилось на выходе из поворота не немалой скорости, и я приготовился к худшему. Вдруг я снова услышал такое же спокойное «выходим» — и, к моему удивлению, мы снова оказались на дороге, продолжая мчаться с огромной скоростью». Это, конечно, случай, когда говорят, что водителю просто повезло, что удалось перемахнуть через придорожный кювет. А как должен реагировать водитель на начало опрокидывания автомобиля? Оно может возникать при ударе левыми или правыми колесами о препятствия при вращении или во время заноса, а также при соскальзывании автомобиля в глубокий кювет. В таких обстоятельствах способность быстро орудовать рулем также очень важна. Кстати, скорость руления натренированного автогонщика более чем в два раза превышает скорость руления обычного водителя. Так вот, чтобы стабилизировать автомобиль, надо прекратить торможение, если оно имело место, и быстро вывернуть руль в сторону опрокидывания автомобиля. В этой ситуации к рулевому колесу придется применить очень большое усилие, учитывая увеличивающуюся загрузку переднего колеса в сторону опрокидывания. Если водитель быстро среагирует в данной ситуации, опрокидывания автомобиля можно избежать.

 

 Если вам придется «уходить» с дороги, проходящей по высокой насыпи, да еще под острым углом, поверните колеса «в поле». Это уменьшит вероятность переворота.

 

 Если на повороте задние колеса обгоняют передние, то есть машина закрутилась больше чем на 90 градусов, следуйте золотому правилу автогонщиков: «if you spin, both feet in» (если крутит, то обе педали в пол), то есть надо нажать на тормоз и сцепление одновременно. На «автомате» перевести селектор в положение N — нейтраль. Автомобиль остановится значительно быстрее и, вероятнее всего, останется на дороге. А главное, у него не заглохнет двигатель, и после полной остановки вы сможете, сориентировавшись, съехать в сторону или на обочину, освободив дорогу другим водителям. Если угол заноса менее 90 градусов -колеса полностью вывернуты в сторону заноса, — выжимайте только педаль сцепления. Шанс поймать машину еще есть!

 

 колесо даже оторвалось от земли и крутится по воздуху. Крен автомобиля зависит от расположения его центра тяжести, ширины шин, жесткости амортизаторов и конструкции подвесок. Например, мы хорошо видим по телевизору, что болиды «Формулы-1» практически не кренятся даже на огромных скоростях на поворотах. Они сконструированы специально для движения с огромной скоростью и, хотя динамическое перемещение веса у них происходит точно так же, как и у обычного автомобиля, крен почти не виден. Это объясняется короткоходной подвеской, очень широкими колесами, жесткими пружинами и работой специальных приспособлений, которые называются стабилизаторами поперечной устойчивости. Из названия понятно, что они как раз и придуманы, чтобы не давать кузову крениться. Точно такие же приспособления имеются практически на всех обычных городских автомобилях и вседорожниках. Только они, конечно, не могут быть такими жесткими, как на гоночных и спортивных машинах. Гражданские машины должны быть комфортабельными, а это означает, что их пружины и стабилизаторы подбираются так, чтобы обеспечить мягкость кузова на неровностях. Да и шины у них не такие широкие, и центр тяжести из-за большого дорожного просвета расположен значительно выше. Хотя уже появились и гражданские машины, которые почти не кренятся на поворотах. Их амортизаторы оснащены специальной гидравлической системой, управляемой электроникой, которая дает команды поднимать внешнюю сторону кузова на поворотах.

 

 При резком старте капот автомобиля приподнимается. Это видит водитель со своего места, а на самом деле приподнимается вся передняя часть машины, передние пружины разгружаются и вес перемещается назад. Задние пружины сжимаются, и задок автомобиля приседает. Как и в случае с поперечным креном, масса автомобиля остается при этом неизменной, и мы говорим только о динамическом, то есть довольно кратковременном, перемещении веса. Насколько сильно перемещается вес? Если принять статический вес (он же будет равен динамическому весу) всего автомобиля за 100 %, а ускорение за 0,5 G, что соответствует ускорению 18 км/ч, то задняя часть автомобиля станет на 15 % тяжелее. Немного? Да, но эффект от этого большой! На заднеприводных автомобилях он выражается в лучшем старте машины с места за счет, понятно, большего давления на ведущие колеса, а значит, улучшения их сцепления с дорогой. Значит ли это, что, если водитель прибавляет газ во второй половине поворота, за счет улучшающегося сцепления задних колес машина будет устойчивей? Разумеется да. Но не надо забывать, что переднеприводник за счет разгрузки передних колес будет хуже стартовать, да и на повороте любое прибавление газа уменьшает сцепление его ведущих колес. При торможении (возьмем пример с замедлением в 9,81 м/сек2) перемещение веса приобретает поистине драматический характер. Например, на переднеприводном автомобиле, где мотор с коробкой передач находятся спереди (а это дополнительный вес на переднюю ось), при торможении задние колеса «разгружаются» настолько сильно, что малейший поворот руля вызывает их занос. Это и понятно, так как в этот момент на задние шины давит всего 12 % от всего веса автомобиля. Если просто резко отпустить педаль газа, то вес так же переместится вперед, разгружая задние колеса. Да, мы чуть не забыли про вертикальную ось. Если просверлить машину насквозь через крышу, до самой дороги, пройдя через центр тяжести, то это и будет вертикальная ось. В момент заноса машина начинает вращаться вокруг этой вертикальной оси. Для большинства водителей такая ситуация оказывается чаще всего полной неожиданностью.

 

 Однажды мой приятель захотел прокатить меня с ветерком на своей новой машине, а заодно (как я потом понял) и удивить своим мастерством вождения на загородном шоссе. Он без промедления ринулся обгонять длинный хвост машин, да слишком поздно включил пониженную передачу, то есть перешел с четвертой на третью. Это я подметил сразу. И вот мы попадаем в аварийную ситуацию: расстояние между машинами справа не позволяет ему втиснуть машину, а спереди на нас неотвратимо надвигается крутой правый поворот. Приятель решил, что успеет обогнать следующие две машины и юркнуть в то спасительное свободное место, что было перед ними. Почти успел, но его возвращение в правый ряд после обгона практически совпало с началом поворота. Он резко бросил газ и … как только начал поворачивать руль, наш автомобиль поплыл задней осью в сторону. «Газу, газу», — закричал я что есть мочи, и это подействовало. Мой приятель подчинился, и кое-как поймал вышедшую из-под контроля машину. Это характеризует его как раз как довольно неплохого водителя. Если бы он начал тормозить в этот критический момент на входе на поворот, как поступают, увы, в любой аварийной ситуации большинство водителей (а среди них многие считают себя ассами), шанс на выход из этой экстремальной ситуации был бы сведен к нулю. Разберемся, какие силы действовали в этот критический момент на машину и как удалось изменить их расстановку, чтобы окончательно не потерять машину. Понятно, что шины задней оси потеряли сцепление из-за резкого перемещения веса. Замедление было вызвано сбросом газа, вызывающим перемещение веса вперед.

 

 Поворот руля вызвал перемещение веса на внешние колеса. Это означает, что давление на определенные колеса изменилось, следовательно, изменилось и их сцепление с дорогой. В нашем случае перемещение веса шло одновременно в двух направлениях: продольном и поперечном. Идеальная ситуация, в результате которой автомобиль едва ли не всегда норовит выйти из-под контроля. Водитель хотел изменить направление, то есть во что бы то ни стало заставить машину повернуть, в то время когда она опиралась практически всем своим весом на одно единственное внешнее к повороту переднее колесо. Как мы уже знаем, для замедления или изменения направления движения массы автомобиля к ней требуется приложить силу. Но площади контакта с дорогой одного-единственного колеса для того, чтобы эта сила подействовала, явно недостаточно. Это было попыткой нарушить законы физики, что невозможно. Что же произошло, когда водитель прибавил газ? Вес перераспределился назад, и задние колеса обрели сцепление (внешние больше, внутренние меньше), что и остановило начинающийся занос задней оси. Прибавляя газ, водитель чисто интуитивно несколько повернул руль обратно — «распустил» машину, то есть еще и добавил нагрузки на внутренние к повороту колеса. И поступил абсолютно правильно. Если бы на его месте был автогонщик, он поступил бы точно так же. Вся разница лишь в том, что автогонщик точно знает, как его автомобиль будет реагировать на перемещение веса, а обычный водитель ни о каком перемещении веса и не догадывается. А любое изменение направления или характера движения, как мы уже знаем, будь то ускорение или замедление, поворот налево или направо, обязательно сопровождается перемещением веса, которое меняет или перераспределяет сцепление между каждой из четырех шин. По этой причине мы и разобрали так подробно, казалось бы, обычную аварийную ситуацию. Кто бы ни попадал в подобные передряги, описывал потом происшествие примерно так: «… а потом мою машину внезапно кинуло в сторону, и я вылетел с дороги: просто не повезло!»

 

 А теперь двинемся дальше, понимая, что все, что мы уже узнали о физике движения и что предстоит узнать, крайне важно. Конечно, обычный водитель не сможет так филигранно заправлять свой автомобиль на повороты с головокружительной скоростью, как автогонщик, умело использующий перемещение веса в свою пользу. Но знать элементарные законы физики, сопровождающие автомобиль в движении, он обязан. Иначе ему не овладеть высшим искусством управления автомобилем.

 

 Если представить себе, что нам предстоит ездить по абсолютно гладкой поверхности, например такой, как сукно бильярдного стола или поверхность ледяного катка, то о вертикальном перемещении веса нашего автомобиля говорить не придется. На самом деле мы встречаем на дорогах массу неровностей. Это волнистый асфальт, бугры, крутые подъемы и спуски, ямы и другие неровности. Всего перечисленного с лихвой хватает на наших шоссейных дорогах и автострадах. Представим себе такую ситуацию: ваша машина въехала с большой скоростью на бугор. Кузов устремляется вверх, подвеска разгружается, и в этот момент вы решили изменить направление движения. Это ошибка. Именно в это мгновение контакт шин вашего автомобиля с дорогой очень слабый. А вот буквально через секунду, когда кузов автомобиля опустится, шины вновь обретут сцепление, причем еще большее, чем до подскока. Объяснять, почему это так, нет необходимости, и так все понятно. В этот момент машина чутко откликнется на поворот руля. Раллисты очень хорошо изучили, как ведет себя автомобиль на буграх. Они проносятся по ним с такой скоростью, что автомобиль взлетает высоко в воздух, и поэтому называются такие неровности трамплинами.

 

 На поведение автомобиля на повороте, говоря простым языком — на его устойчивость, оказывает влияние также и принцип конструкции автомобиля. Передний, задний или полный привод, расположение двигателя (переднее, заднее, среднее). Важную роль играет и развесовка машины, то есть в какой пропорции вес распределяется между передней и задней осями. Само собой разумеется, автомобили с современными многорычажными подвесками охотнее исполняют волю водителя на поворотах, чем те, у которых подвески устаревшего образца. Но это чисто технические причины. Огромную роль играет и величина сил, действующих на машину на поворотах. Водители, не вникая в подробности, говорят в данном случае о том, как держат шины — хорошо или плохо. Влияет на устойчивость и дополнительный вес. Едет ли водитель один или с пассажирами, есть ли тяжелый багаж, много ли топлива в баке? Ускорение на повороте, конструкция подвесок машины, давление в шинах, торможение — все это может самым непосредственным образом повлиять на то, какие шины, передние или задние, начнут терять сцепление первыми. Это очень важный вопрос. Помните, что мы говорили про снос или занос? Если скользят передние шины, то это снос или недостаточная поворачиваемость. Если задние, то мы имеем дело с заносом, и это называется избыточной поворачиваемостью. Если скользят все четыре шины одновременно — это нейтральная поворачиваемость. Понятно, что последний вариант предпочтительнее, так как он не предусматривает вращение автомобиля вокруг вертикальной оси. А теперь дело представим таким образом, если автомобиль поворачивает на повороте, когда водитель не крутит руль, а ведет машину по дуге, с прибавлением газа, то поведение машины и будет называться поворачиваемостью. Рассмотрим более подробно, что это такое.

 

 Сначала небольшой экскурс в теорию движения автомобиля, вернее, в тот подраздел, где рассматривается увод колес на повороте. Представим себе, что водитель повернул колеса на повороте на определенный угол. На маленькой скорости машина пошла по заданному радиусу. Если описать окружность, то она будет иметь свой определенный диаметр, независимо от того, сколько кругов по ней накатать (угол поворота колес остается неизменным). Увеличим скорость и увидим, что диаметр нашей окружности начал увеличиваться. Это увеличение вызывает увод шин, направление пятна контакта с покрытием площадки начало смещаться относительно диска колеса. Простыми словами, направление шины стало отличаться от направления диска колеса. Или можно еще и так: теоретическое направление качения шины стало отличаться от реального, заданного определенным поворотом руля. Именно этот угол, определяющий разницу теоретического и реального направления шины, и показывает величину увода, который привел к увеличению радиуса нашей окружности. Поедем еще быстрее. В какой-то момент сцепление шин достигнет критического значения, и они начнут скользить. Одновременно все четыре? Это было бы не самым худшим вариантом, так как в этом случае скольжение просто еще больше увеличит диаметр окружности, но не вызовет вращение автомобиля вокруг вертикальной оси. Такое поведение автомобиля в момент потери сцепления и скольжения всех четырех шин и называют нейтральной поворачиваемостью. Ее характеризует то, что все четыре колеса имеют одинаковый угол увода. Именно так стараются настроить свои болиды автогонщики, что позволяет им полностью контролировать их поведение на больших скоростях на поворотах. Итак, это оптимальный вариант. На практике часто, увы, бывает по-другому. То передние колеса начнут скользить первыми, то задние. В первом случае угол увода передних колес будет больше, чем у задних. Машина перестанет слушаться повернутых передних колес и будет стремиться уйти от нашей окружности по касательной. Правильно! Это типичный пример сноса передней оси, и мы об этом уже говорили. Теперь мы знаем, что такая неприятность называется недостаточной поворачиваемостью. Если первыми сорвутся в скольжение задние колеса, это вызовет избыточную поворачиваемость, которую характеризует больший угол увода задних колес, чем передних. Это классический пример заноса, когда задок машины норовит обогнать передние колеса, разворачивая ее носом к вершине поворота. Смоделировать различные проявления поворачиваемости можно на площадке на одном и том же автомобиле. Для этого перед началом движения по нашей окружности надо сначала спустить наполовину давление в передних шинах, чтобы они быстрее потеряли сцепление и начался снос передка. Затем восстановить давление в передних шинах и спустить наполовину в задних, что вызовет занос. Понятно? Но не понятно, зачем это знать обычному водителю? Объясню! Любой автомобиль с нормальной загрузкой и среднем сцеплении шин будет запрограммирован на определенное поведение в критической ситуации на повороте, когда водитель перебрал со скоростью. Предположим, если речь идет о переднем приводе — проявится недостаточная поворачиваемость. Тот же самый автомобиль, но уже при других условиях, например с полной загрузкой и на скользком покрытии, при превышении критичной скорости продемонстрирует избыточную поворачиваемость, если задний привод. Но может быть и наоборот, суть не в этом. Главное — понять, что водителя, который не знает, как поведет себя его автомобиль в критической ситуации и какие ответные действия помогут ему не потерять контроль над ситуацией, ни в коем случае нельзя назвать безопасным. Такой водитель запрограммирован на аварию, как только ситуация будет выходить из-под контроля. Водитель обязан точно знать, что может случиться на дороге и как с этим бороться. Что касается поворачиваемое™ в общем, справедливыми будут такие характеристики:

 

 а) передний привод: недостаточная поворачиваемость с тенденцией скольжения передних шин на повороте. Противодействие: точка входа раньше, особенно на дожде;

 

 б) избыточная поворачиваемость: склонность задней оси к развороту. Плавный поворот руля и строго дозированное прибавление газа на повороте.

 

 Понятно, что конструкторы автомобилей стараются изо всех сил придать своим творениям нейтральные качества поведения в критических ситуациях. Именно это имеют в виду журналисты, описывая после проверки тест-драйвом норов какой-нибудь автомобильной новинки, сообщая читателю: «Управляемость выше всяких похвал». Но не будем спешить с выводами. Отнюдь не все производители вживляют в свою продукцию характер нейтральной поворачиваемости. Возьмем спортивные модели BMW и «порше». Как максимально застраховаться от неумелых действий недостаточно опытных водителей за рулем мощного и быстроходного автомобиля, которые почти наверняка рано или поздно сами создадут все условия для возникновения аварийной ситуации? Скорее всего, это будет выглядеть таким образом: влетая на поворот с завышенной скоростью, неопытный водитель испугается, резко бросит педаль газа и еще круче повернет руль, а может, и вдарит по тормозной педали что есть мочи, что вызовет занос задка. На поверхности лежит готовое противоядие: инженеры стараются придать спортивным автомобилям, которые есть в свободной продаже, склонность к недостаточной поворачиваемости, по крайней мере в первый момент скольжения шин. Такой характер поведения автомобиля будет несколько противостоять склонности к заносу задней оси в данных условиях. Но в целом заднеприводные автомобили могут сохранять нейтральную поворачиваемость в начале скольжения (или недостаточную, как в приведенном здесь примере), что в предельных режимах все равно выльется в избыточную поворачиваемость или занос. Точно так же переднеприводные автомобили могут сначала в скольжении демонстрировать нейтральное поведение, но более глубокое скольжение все-таки закончится ярким проявлением недостаточной поворачиваемости или сносом. Как и где проверить характер вашего автомобиля, его склонность к сносу и заносу? Для этого требуется площадка без ограждений, на которой можно безопасно выписывать окружность как минимум 100 метров в диаметре. Чтобы быстро ехать на гоночной машине, гонщик обязательно проверяет поведение своей машины на тренировках. Он может, применяя те или иные приемы пилотирования, влиять на поведение машины или изменить настройки подвесок, чтобы добиться желаемой управляемости. Почему же подавляющее большинство обычных водителей не желают проверить, как поведет себя их автомобиль в критической ситуации? Настоятельно рекомендую всем водителям, как только выпадет первый снег, потренироваться на подходящей площадке. Советы, как это сделать, вы найдете в главе о езде в зимних условиях, а описание упражнений — в конце книги.

 

 А теперь поговорим о самом главном в физике движения. Все неприятности начинаются, когда на автомобиль действуют сразу несколько сил. Представьте себе такую ситуацию: автомобиль тормозит, потом поворачивает, причем вершина поворота находится на холме. Значит, на шины действуют силы отрицательного продольного ускорения, то есть торможения, бокового ускорения на повороте, да еще и вертикального, так как машину подбросило на холме. Причем не строго по указанным векторам, а во всех направлениях. Силы, действующие на шину на повороте, можно представить в виде графического изображения, но сначала, чтобы лучше понять график, рассмотрим такой пример. Представьте себе, что хозяйка налила вам тарелку борща на кухне и вам следует проследовать с ней в столовую. «Хорошо, что еще не до краев налила!» — бормочете вы и внимательно смотрите на тарелку, чтобы не пролить суп. А он так и норовит пролиться через край по направлению вперед и влево. Стоп! Почему вперед и влево? Да потому что вы только что «затормозили» в конце коридора и повернули вправо. Точно так же и запас сцепления шин устремляется вперед и вправо при торможении и повороте влево на нашем графическом изображении. Посмотрите, как только вы снова пошли, суп устремился назад, точно так же как у автомобиля, трогающегося с места, загружается задняя ось, из-за чего сцепление задних шин возрастает.

 

 Первым предложил использовать окружность для графического изображения работы шины на повороте профессор Вунибальд Камм (1893-1966). Ученый работал в техническом университете города Штутгарта, что в Германии.

 

 Скорее всего, прежде чем господин Камм пришел к выводу, что можно графически изобразить запас сцепления шины на повороте, он так же покружил с тарелкой супа в руках. Только это был не борщ, а немецкий «айнтопф», но на результаты эксперимента это не повлияло. Итак, силы, действующие на шину на повороте, можно изобразить векторами. Эта сила может быть большой, средней или нулевой. Измерять ее сейчас нет никакой необходимости, для нашего графика это неважно. Важно только,

 

 что длинная стрелка изображает «максимум», половина стрелки -«середину максимума» и ноль — «ничего». Направление стрелки возможно в любую сторону, поэтому обведем вокруг окружность. Расстояние от центра до окружности изображает в данном случае максимальное боковое или продольное ускорение. Что происходит на линии окружности? Это и есть зона турбулентности, здесь силы сцепления иссякают и уступают место силам скольжения. В этой зоне достигается максимальное сцепление шины с дорожным покрытием. Здесь шины находятся в состоянии контролируемой нестабильности. Окружность профессора Камма наглядно показывает, что тормозить и разгоняться на повороте можно, важно только правильно распределить соотношение сил продольных и поперечных ускорений. Скажу по секрету, что благодаря этой теории и была изобретена антиблокировочная система тормозов. Конечно, это голая теория, на практике все немного иначе, но она помогает понять, как работает шина на повороте.

 

 неизбежно возникнет прижимная сила. В этот момент вес машины увеличится, сцепление шин улучшится. Как это изобразить графически? Очень просто — увеличением окружности, отодвигающей зону начала скольжения. И это самый подходящий момент, чтобы тормозить или поворачивать.

 

 Подведем итог и суммируем вышесказанное. Управление автомобилем в движении создает силы, действующие на машину. Водитель может эти силы в процессе своей «борьбы» с дорогой и с машиной увеличивать или уменьшать, но они все равно будут соответствовать различным законам физики. Эти законы изменить нельзя. Физика движения объясняет все, что происходит с автомобилем на дороге. Грамотное управление автомобилем состоит в умении водителя понимать и не нарушать эти законы, а умело их использовать. Быстро, но безопасно ехать на автомобиле — это значит умело балансировать на границе окружности профессора Камма. А в балансе главное — чувствовать перемещение веса и не перебарщивать с ним. Иначе наш борщ выплеснется из тарелки!

 М. Горбачёв

 

 

Зона рискованного земледелия

   Освоение полком новой техники шло успешно. То есть, никак ни шло, личный состав топтался на месте. Хотя, говоря по совести, достижения имелись, и техника уже была практически освоена. Осталось только, как говорят лётчики, совершенствовать боевое применение. Вот здесь и возникла заминка. Если в стрельбе результаты были как минимум не хуже прежних, то с бомбометанием на малых высотах был полный швах. Как говаривал начальник полигона, лётчики попадали в полигон, но не более. И не смотря на форсированные занятия теорией в перерывах между полётами, стронуться с мёртвой точки не удавалось.

Командир полка, гвардии подполковник Перепрыжкин, сидел в своём кабинете, тоскливо уставившись в график подготовки к лётно-тактическому учению.

Дёрнул же его чёрт доложить наверх, в округ, что его полк опережает график. А там тоже рады стараться, и вот, жди теперь товарищ подполковник, комиссию из министерства обороны.

А что им предъявить? Как полк дружно мажет по мишеням?

Перепрыжкин стиснул в кулаке авторучку. Пластмасса не выдержала, треснула. Меж пальцев просочились чернила. Это стало последней каплей. Швырнув в урну изувеченное импортное перо, Перепрыжкин поднялся со своего кресла. Нужно было срочно сорвать на ком-то зло. И подполковник решительной походкой направился в класс первой эскадрильи.

-Товарищи офицеры!- кто-то слегка испуганным голосом подал команду, едва подполковник показался в двери.

Грохот стульев, шелест литературы и около сорока человек, застыло по команде смирно.

-Вольно!- скомандовал командир полка, окидывая взглядом класс.

На первый взгляд, всё нормально. На столах конспекты, карты, техническая литература. Но разве проведёшь опытного служаку? Вот за одним столом, как бы случайно оказались трое командиров звеньев и замполит. Ага, случайно, если учесть, что все четверо заядлые преферансисты.

-Краснобаев,- обратился к замполиту Перепрыжкин,- Что за банчок ты там собрал? Почему у тебя командиры звеньев не со своими подчинёнными сидят? Пульку расписываете?

-Никак нет, товарищ подполковник. Обсуждаем  возможные ошибки определения угла прицеливания!- без запинки отчеканил Краснобаев, в левой руке под столом он держал карты, не удержавшись тайком взглянул на них и едва не застонал,- Эх, сейчас бы на мизерах сыграть, даже прикуп не нужен!

-И к какому выводу бы пришли?- хмыкнул Перепрыжкин.

-А это лейтенант Крайнов сейчас доложит, не моргнув глазом, перевёл стрелки замполит.

Едва услышав свою фамилию, сидящий в противоположном конце класса лейтенант вскочил и затараторил как из пулемёта.

-Предположительно причиной ошибки является корреляция тангенса фи на функцию…

-Стоп-стоп-стоп!- оборвал его Перепрыжкин, после чего обратился ко всему классу,- Слушайте меня, орёлики, в этом году округ выделил нам пять  «Жигулей», вместо обычных трёх. Тем не менее, у нас на очереди стоит порядка тридцати человек, так вот, моё решение таково, командиры экипажей, которые трижды подряд отбомбятся на оценку не ниже хорошо, получат талоны вне очереди.

После этих слов, Перепрыжкин молча покинул класс.

-Ну что скажешь?- спросил капитан Похренов у своего лётчика-оператора.

-Чего сказать?- не понял его лейтенант Крайнов.

-Чего-чего, вот оно авто, три бомбы в цель и «золотой ключик у нас в кармане».

У Похренова слегка снесло крышу от столь близкой перспективы. Он уже четыре года стоял в очереди. Один раз его обошли, потом округ выделил меньше, чем того требовалось, а прошлый год прибыли одни «Москвичи», которые Похренов терпеть не мог. Кроме того, у капитана Похренова, был с лейтенантом Крайновым уговор, как только тот приобретает авто, то уступает лейтенанту по сходной цене свой мотоцикл.

Мотоцикл был не новый, но добротный «Урал» ещё первых выпусков. Кто не помнит, то свою родословную эти «железные кони» начинали в Германии, а потому умудрились сохранить надёжность и неприхотливость. Это вполне устраивало Крайнова, денег по причине холостятства, у него на авто не водилось, да и кто в здравом уме выделит талон на машину лейтенанту? А иметь свой транспорт, ох как хотелось. Чтобы это понять, для этого нужно послужить в гарнизоне средней полосы, который хоть и в европейской части, да до ближайшего райцентра тридцать километров. А там, в райцентре, библиотекарша, Танечка…

Потому, лейтенант был кровно заинтересован в приобретении авто своим командиром. Вот только как добиться, этих трёх попаданий?

-Если бы это так просто было,- пробормотал Крайнов,- попасть трижды…

-А ты думай, ты же у нас с высшим образованием,- язвительно заметил Похренов, у которого за плечами были всего лишь курсы младших лейтенантов.

Лейтенант ничего не ответил и в который раз уткнулся в методическое пособие. Но цифры, формулы, диаграммы не желали восприниматься. И вместо решения текущей задачи, лейтенант вдруг увидел лицо Танечки, её припухлые и алые безо всякой помады губы, чуть курносый носик, карие с зеленцой глаза. Свои каштановые волосы Таня заплетала в косу, длинную, даже ниже пояса, толщиной в руку, редкость, в век коротких причёсок. А мысли как водится, уже понесли лейтенанта дальше. Вот он в воскресенье подкатывает на мотоцикле к домику, где снимала квартиру Танечка. Вот она выбегает на порог и с восторгом смотрит на восседающего на «железном коне» Крайнова.

-Привет!- скажет лейтенант.

-Привет!- ответит Танечка.

-Давай покатаемся.

-Давай!

Танечка сядет позади него, обхватит руками, тесно прижмётся. На ней летний сарафан, на нём тонкая безрукавка и это совсем не будет преградой, для того, чтобы он ощущал её упругое молодое тело.

Они проедут по улицам городка, а затем вырвутся на простор шоссе. Треск мотора, шум ветра, трепет, словно крыльев, Таниного сарафана.

-Таня,- скажет лейтенант,- Я тут с воздуха озерцо приметил, про него никто не знает, хочешь, я его тебе подарю?

-Хочу, хочу!- ответит Таня,- Мне никогда ещё не дарили озеро!

Они свернут с шоссе на давно не езженую просеку, а потом и вообще, на едва заметную лесную тропинку, здесь только «Уралом» и проехать. Десять минут, и они о того самого озерца.

-Как красиво…- шепчет Таня.

Озеро действительно сказочное. Небольшое, круглое словно блюдце, вокруг его берегов водят хоровод ивы, опустив свои длинные ветви до самой воды. И только со стороны где они подъехали, деревья чуть отступили в сторону, образовав небольшую полянку которая заканчивалась песчаным пляжем. Вода чистая, прозрачная и в ней отражается небо.

Таня сбросит босоножки, пройдёт босиком по пляжу, аккуратненько, пальчиком ноги попробует воду.

-Тёплая,- и далее разочарованно,- Как жалко, я не взяла купальник, а так хочется в воду…

-А ты так, мы же здесь одни, кто увидит?- робко и с надеждой предложит лейтенант.

Таня пристально посмотрит ему в глаза и что-то решит для себя,- Хорошо, только ты отвернись.

Он послушно поворачивается спиной и как бы невзначай касается руля мотоцикла. Теперь ручку потянуть чуток на себя и вот, в зеркале заднего вида видна вся Таня. Девушка запрокинув руки, снимает сарафан и лейтенант убедился, был прав в своих ощущениях, она была по-летнему, без лифчика. Затем Таня, после минутного раздумья, стала снимать трусики. Сердце лейтенанта начало выходить на взлётный режим.

-Не поворачивайся, я смотрю за тобой,- говорит девушка и сама поворачивается к нему лицом. Вскинув руки вверх, Таня неспешно с кокетством закручивает венком свою шикарную косу.

Крайнов застыл, боясь пошелохнуться и оторвать взгляд от отражения в зеркале. Он видит округлые холмики, словно половинки яблок, Таниной груди, с аккуратными, похожими на кнопочки электропульта вертолёта сосками. Тонкую талию, плоский живот с аккуратненьким пупком и чуть прикрытый такими же каштановыми, курчавыми волосами треугольник под ним.

-А ведь догадывается чертовка, что я в зеркало подглядываю,- смекнул лейтенант,- Вон как лукаво улыбается.

Тане ещё некоторое время даёт лейтенанту полюбоваться собой, затем медленно поворачивается и неспешно заходит в воду. Со спины она не менее великолепна.

-Ух!- окунается девушка,- Давай заходи, я отвернулась.

Лейтенант не спеша раздевается и разбежавшись ныряет в озеро.

-Ай! Брызги!- возмущается девушка.

Некоторое время они плаваю на перегонки, затем останавливаются отдышаться на отмели. Вода доходит им почти по шею, но она прозрачна и лейтенанту видно её всё.

-Ты похожа на русалку,- шепчет он, обнимает девушку и целует её в губы.

-Эй, ты чего?- тычок под рёбра возвратил Крайнова в реальность,- Покраснел весь, дышишь тяжело, тебе плохо,- забеспокоился Похренов.

-Да так, ничего, задумался,- отмахнулся лейтенант.

-И как, надумал чего?

-Да ничего,- лейтенант, швырнул на стол осточертевшую книгу,- Надумаешь тут…

А про себя отметил, что оцеплять коляску от мотоцикла, как планировал ранее, он не будет. Напротив обязательно спрячет там плед, или одеяло, а если повезёт раздобыть, то и небольшую палатку. О том, что перспективы получения Похреновым авто, а им мотоцикла пока весьма призрачны, не думалось. Что-то, как озарение свыше вещало лейтенанту о том, что всё будет так, как он задумал.

-Понятно,- только и сказал капитан, взял брошенную Крайновым книгу, повертел её в руках, открыл наугад и тут же захлопнул.

-Понавыдумывают конструктора, баллистических вычислителей, а ты тут майся с ними,- с досадой произнёс капитан, причём словосочетание баллистический вычислитель, он произнёс как матерное выражение.

Похренов с тоской вспоминал старый, добрый ми двадцать четыре «а». Никакой тебе излишней электроники, лёгкий, летучий вертолёт. А для бомбометания, стоял простой в обращении оптический прицел, который использовался ещё на бомбардировщиках тридцатых годов. Конечно, новая версия «вэ», тоже неплоха, удобная кабина, кондиционер, опять же, первый класс получить можно. Вот только бомбометание…

И вроде же всё правильно делают, а результата нет.

Подполковник Перепрыжкин опять сидел в своем кабинете за столом и тщетно пытался оттереть  листом бумаги, чернильные пятна на пальцах. Внезапно раздался звонок телефона. Подполковник вздрогнул и нерешительно снял трубку. Сейчас опять его из штаба округа, об успехах терзать будут. Но это было не начальство.

-Милый,- услышал он голос жены,- Не задерживайся сегодня долго, я твои любимые голубцы приготовила.

-Хорошо дорогая,- просиял лицом Перепрыжкин,- Постараюсь сегодня пораньше.

Голубцы, это серьёзно, их подполковник любил безумно. И никто по его убеждению не умел их так готовить, как его любимая Зоечка. В офицерской столовой, Перепрыжкин их даже не заказывал, дабы не осквернять любимое блюдо чужеродным вкусом.

Настроение резко поднялось и мысли потекли в благодушную сторону, чего случалось крайне редко. Подполковник обернулся к окну, за которым буйствовала зелень июня месяца.

-А может я уже чересчур загонял личный состав,- размышлял Перепрыжкин,- Что там у нас завтра? Суббота, по плану парко-хозяйственный день. А, была не была,  дам я им завтра лишний выходной. Лето же, пусть отдохнут, глядишь, и результаты улучшаться.

Гвардии подполковник, решительно крутанул ручку вызова на телефоне.

-Начальника штаба ко мне.

Через минуту, на пороге кабинета возник подполковник Бумажкин.

-Вызывали, Вадим Сергеевич?

-Да, Николай Петрович, объявите на вечернем построении, завтра выходной.

-Хорошо, Вадим Сергеевич,- с трудом сдержался, чтобы не улыбаться, подполковник Бумажкин.

-И ещё, Николай, приходите с Ниной сегодня вечером, Зоя голубцов настряпала. Давно мы просто так не собирались.

-Непременно будем, Вадим Сергеевич.

Весть о том, что завтра выходной, обрадовала и озадачила Крайнова. По субботам, его Танечка ездила в соседний райцентр к родителям. Пока её «механизатор широкого профиля, борется за очередной урожай».

Как так случилось, что Таня знала лейтенанта как механизатора? Тому причин несколько. Крайнов страдал довольно широко распространенной лейтенантской фобией. Ему казалось, что всякая девушка только и мечтает, чтобы выйти замуж за военного лётчика. И что будут первичны его погоны, а он сам как личность будет неважен. Отчасти он был прав, таковых девушек действительно хватало. Потому, Крайнов никогда не «выходил в свет» в военной форме, а при знакомствах, придумывал себе мало престижные, в основном рабочие профессии. И тайком злорадствовал, глядя, как угасает интерес к нему, той или иной юной особы.

С Таней всё вышло иначе. В один из дней, они чуть ли не до драки поспорили с Похреновым, в какую сторону вращается приёмный битер комбайна «Колос». Оба считали себя крутыми механизаторами, Похренов год до авиацентра отработал помощником комбайнёра, а Крайнов учился в сельской школе и учебно-производственное обучение проходил как раз по сельскохозяйственным машинам. И даже имел свидетельство о присвоении специальности тракториста-машиниста широкого профиля. Потому никто не хотел уступать. Кончилось тем, что в обеденный перерыв они помчались на мотоцикле Похренова, в районную библиотеку, благо это было недалеко.

-Девушка, нам техническое описание комбайна «Колос» пожалуйста,- попросил Похренов.

Девушка-библиотекарь оторвала свой взгляд от журнала и улыбнулась им.

-Ой, механизаторы пожаловали,- колокольчиком прозвучал её голос,- Сейчас принесу.

Действительно, без фуражек, которые они забыли в классе, в поношенных синих комбинезонах, а у Похренова, который вечно возился с мотоциклом, ещё и в пятнах масла. Потому, они больше походили на механизаторов, чем на пилотов.

Крайнов так и застыл с открытым ртом, он не ожидал увидеть здесь такую жемчужину. По его представлению, все библиотекари, это старушки со скрипучими голосами.

Девушка поднялась и пошла вдоль стеллажей. Длинная коса, простенькое ситцевое платье подчёркивали её юность, стройность фигуры, лейтенант зачарованно глядел ей вслед.

А рядом стоял Похренов, тыкал его в бок и делал знаки глазами, чего мол, теряешься.

-Вот ваша книга,- протянула девушка увесистый альманах.

Похренов ту же его схватил и удалился за ближайший стол, после чего начал энергично пролистывать. Крайнов же не сдвинулся с места.

-Вам что-то ещё?- полюбопытствовала девушка.

-А… а можно с вами познакомиться?- решился лейтенант.

Девушка улыбнулась,- Конечно можно, Таня,- она протянула ему руку.

Крайнов осторожно коснулся её узкой ладошки, он не знал как поступить, не пожимать же по-мужски.

-Юрий,- и легонько коснулся губами её руки.

-Какой нынче галантный механизатор пошёл,- засмеялась Таня,- Очень приятно, Юра.

А Крайнов ободрённый продолжил развивать успех.

-А что вы делаете сегодня вечером?

-Вы меня на свидание хотите пригласить?

-Я…- лейтенант никак не мог преодолеть робость. И откуда она только взялась, в нём, в прожжённом холостяке?

-Пригласите, пожалуйста, я совсем недавно в этом городе, одна, а по вечерам так скучно,- личико девушки приняло горестный вид.

Какое там свидание, да Крайнов сейчас бы с голыми руками на танки пошёл, лишь вернуть на её лицо улыбку.

-Отныне я ваш верный рыцарь, вы до какого времени работаете?

-До семи вечера.

-Пол седьмого, я буду у ваших ног.

-Буду ждать,- улыбнулась Таня.

-Ага! Что я говорил, вращается по часовой!- раздался радостный вопль за столом,- С тебя ящик пива.

Капитан Похренов в силу своей привычке безбожно врал, доказывал-то он обратное. Но Крайнову сейчас на это было плевать, за то, что этот дурацкий спор свёл его с такой девушкой, он был готов поставить капитану и десять ящиков.

Вечером, тайком надёргав цветов на клумбе около штаба и добравшись попуткой до города, Крайнов ровно в восемнадцать тридцать, переступил порог библиотеки.

-Вы пунктуальны как офицер,- заметила Таня. Крайнов вздрогнул, но пропустил замечание мимо ушей.

Потом они гуляли по городу, Таня рассказала, что недавно закончила институт и получила распределение сюда. Родители, живут в соседнем городе, мама домохозяйка, а папа занимается воспитанием трудных подростков.

Крайнов несколько раз порывался рассказать, что он не механизатор, но так и не смог преодолеть себя. Кроме того, ему льстило, что такая девушка обратила на него внимание, значит есть в нём что-то, окромя формы и погон. Да и удобно было представляться механизатором, у них тоже рабочий день не нормирован. И всё свои дежурства, задержки было легко объяснять.

Плохо только было добираться до райцентра на попутках, а ещё хуже, возвращаться обратно в часть. Потому Крайнов так нацелился на мотоцикл Похренова. 

-Ты чего такой задумчивый?- спросил капитан своего правака.

-Да вот, лишний выходной, а я не знаю чем занять.

-А твоя зазноба?

-Она у родителей завтра.

-О, так ты свободен. А давай завтра к  полигону махнём, где хутор деда Миши, он говорит, первые подберёзовики пошли.

Ни в чём так не были едины Крайнов и Похренов, как в страсти к тихой охоте. Могли часами бродить по лесу, и возвращаться с добычей, несмотря на то, что не сезон, и что место совсем не грибное. Потому лейтенант с радостью согласился.

Свежий утренний воздух, набегал приятным ветерком, приглушённой урчал мотор, чуть подпрыгивал на ухабах просёлочной дороги мотоцикл. Капитан Похренов мурлыкал себе под нос какую-то песенку. Ему нравилось это утро, это время года и эта просёлочная дорога. Ухабистая? Да и пусть, у мотоцикла колёса большие, сильно не трясёт. Зато здесь нет ни одного инспектора, а это значит, побродив по лесу, можно будет ещё, посидеть у деда Миши, поговорить по душам под рюмочку другую.

Дед Миша некогда был лесничим, но выйдя на пенсию, так и остался жить на хуторе, тесно показалось ему в селе, к простору привык. Как капитан сдружился с дедом, неизвестно. Но навещал он старика регулярно, как родного. Делал в городе необходимые покупки, а если сумма была не большой, категорически не брал денег. Дед Миша тоже не оставался в долгу и периодически передавал детям и супруге Похренова, то цветочного медку с собственной пасеки, то солёных груздочков, то лесных ягод.

Старик встречал гостей у ворот, видать заранее услышал шум мотоцикла. Он отворил створки, пропуская транспорт во двор.

-Здравствуй отец,- Похренов соскочил с мотоцикла и поздоровался с дедом за руку.

-Здравствуй, здравствуй, с внучком приехал по грибы?

Дед по какой-то своей прихоти величал лейтенанта внучком, но тот не обижался.

-В самый раз приехали, как раз пошли, а я уж волноваться начал, боялся, упустите момент,- дед на радостях суетился вокруг гостей и был слегка многословен,- Первый подберёзовичек, он же лучше осеннего. Вы сейчас вдоль склона пройдёте, там солнышко хорошо землю прогрело.

-Погоди, отец,- перебил его капитан, доставая из коляски авоську,- Тут, хлеб, сахар, ну всё как обычно.

-Спасибо, спасибо, от молодец, не забываешь старика…

-Это вот, ты же знаешь, мы полевую форму не носим, а раз в два года всё равно выдают, я твой размер взял.

С этими словами Похренов вручил деду Мише пару юфтевых сапог.

-От спасибо так спасибо,- дед принял подарок с видом кузнеца Вакулы, которому царица подарила свои черевички,- Добрые сапоги, армейские, а то мои совсем износились.

Старик на минуту задумался и хитро прищурился,- Это обмыть надо, чтобы носились. Вы давайте сейчас прогуляйтесь по холодку, пока жара не началась, а я на кухне похлопочу.

Еле приметная тропинка петляла по самому краю лесной опушки. Похренов и Крайнов, чуть разойдясь в стороны шли вдоль неё. Подберёзовиков было не так чтобы много, но попадались. Раз за разом в корзины опускались крепкие, молодые грибы.

Так незаметно прошёл час и грибники присели передохнуть. Они уже успели обогнуть склон по дуге. Перед ними открылся вид на полигон, прямо как на ладони. Вон вышка руководителя, впереди и в стороне мишенное поле. От этой картины у Похренова испортилось настроенное.

-Вот оно, счастье, да не укусишь, поди, попади в эти мишени,- капитан достал сигарету, прикурил и горестно затянулся, выпустил дым и взглянул на лейтенанта.

Тот задумчиво смотрел на полигон, как бы что-то просчитывая в уме.

-Слушай, Петрович,- нарушил паузу Крайнов,- А ведь все наши промахи, только по дальности, так?

-Так,- подтвердил силясь понять к чему клонит лейтенант.

-И чтобы попасть, нужно правильно определить точку сброса, или кто-то подал команду на сброс, верно, Петрович?

-Тоже мне открытие сделал, раньше сами определяли, теперь вот, баллистический вычислитель должен команду подать, а у него с определением сам видишь как,- возмутился пустым трёпом капитан.

-А если подать команду с земли?

-Это ещё как?

-Смотри, вот исходный ориентир,- ткнул лейтенант пальцем в сторону горизонта,- Вот мишени, а так, проходит линия боевого курса. Если проецировать вертолёт на те холмы, дальность до метра определить можно. В нужный момент сигнал, сброс и в яблочко.

-А кто сигнал подаст?

-Мы деда Мишу подключим, сделаем ему флажок как в автогонках.

Капитан с сомнением покачал головой.

-Не, не пойдёт. Но допустим, что у нас выгорит, так рано или поздно нас вычислят.

-Что ты тормозишь,- язвительно сказал Крайнов,- Слушай меня, неделю бомбим прицельно, в пятницу тебе командир вручает талон, в понедельник машина в твоём гараже. А дальше, трава не расти, машина-то уже твоя. И если что, отбрешемся.

-А ты молодец, дело говоришь,- просиял Похренов, молодецки вскакивая на ноги,- Пошли.

И будущие снайперы направились к хутору деда Миши.

Едва переступили порог светёлки, капитан понял, что-то неспроста. Стол накрыт куда обильней обычного, да и дед, нет-нет, да и зыркает на него вопросительно. Но торопить вопросами не стал, пусть тот созреет.

Когда уже выпили потри рюмки, обсудили погоду, грибы, проблемы апартеида в Африке, дед приступил к основному вопросу.

-Слушай, Петрович, твоя помощь нужна, ты же в полку человек уважаемый.

-А то,- со сдержанным достоинством кивнул капитан.

-Надо чтобы ты переговорил с нужными людьми, у вас там на полигоне много земли гуляет. Там низинка одна есть, далеко от мишеней, грунт там уж больно хорош. Нельзя там картошечку посадить, никому ведь мешать не будет.

Для Похренова, который с начальником полигона были соседями, это действительно был не вопрос. Действительно, кому помешает небольшой огород?

-Считай вопрос уже решён, в этом году уже правда поздно, а со следующей весны, можешь сажать.

-Да я уже посадил и даже окучить успел, мне бы как это, узаконить.

Похренов только восхищённо покачал головой,- Считай узаконено.

-За это надо выпить,- опять засуетился дед Миша.

Выдержав паузу, капитан приступил к своему вопросу.

-Михаил Игнатьевич, вы же у нас фронтовик?

-Да, да, всю войну почитай, как призвали в сентябре сорок первого, так в матушке-пехоте, рядовым, до самого Берлина.

-Вот и я говорю, опыт у вас, преогромный. И вы хоть на пенсии, но прошу вас, окажите помощь в обучении молодого поколения,- с этими словами, капитан кивнул в сторону лейтенанта. Крайнов хотел было возмутится, что он всё придумал, а его чуть ли ни неучем выставляют но, сообразив к чему клонит Похренов, благоразумно промолчал.

-Так вы же как бы лётчики, а я пехота,- замялся дед.

-Вот!- ткнул пальцем в потолок капитан,- А разве вас своя авиация по ошибке не накрывала?

-Что было, то было,- согласился дед.

-А всё почему? Взаимодействие ни к чёрту!

-Точно, ни к чёрту!

-Вот мы и хотим попросить вас, потренировать,- опять кивок в сторону Крайнова,- В отработке взаимодействия. Конечно, можно кого из соседей мотострелков подключить, но куда им до вашего опыта.

Такая плохо скрытая лесть сломила сомнения деда, решающим аргументом стала поллитровка спирта за каждую лётную неделю.

-Не газуй так сильно!- сказал Крайнов капитану, когда они уезжали от деда.

-Что ни так?

-Сцепление, мне, сожжешь.

Похренов только хмыкнул, но ничего не сказал.

Понедельник, день предварительной подготовки, выдался для лейтенанта, тяжёлым днём. Он получил в секретной части листы и склеил карту, подробного масштаба, нанёс цели, линию боевого курса, место положения наблюдателя и ориентиры, напротив которых будет проецироваться вертолёт. А после службы, Похренов с Крайновым поехали к деду, объяснять порядок его действий на завтра.

И вот настал день истины. Медленно проплывали под вертолётом поля, перелески, реки. На пилонах вертолёта висело две капли, так на своём сленге величают бомбы лётчики.

-Подходим к исходному,- скал по переговорному устройству лейтенант командиру.

Похренов несколько раз включил и выключил фары. Так они договорились с дедом, что бы тот опознал их.

-Дед на месте, нас видит, флажок поднял,- снова доложил лейтенант.

-Четыреста пятый, выход на боёвой,- это уже по радио, запросил полигон капитан.

-Я Репа, четыреста пятому выход на боевой разрешаю, цель, четыре два,- отозвался руководитель на полигоне.

-Четыре пятый понял, разрешили, цель четыре два.

Впервые на полигоне Крайнов не смотрел в прицел. Он даже не снял со стопоров прицельную станцию. Прилипнув лбом к плексу фонаря, лейтенант во все глаза наблюдал за дедом. Большой палец правой руки, подрагивал от напряжения на гашетке сброса.

И вот она, отмашка!

-Сброс,- почти заорал лейтенант, утапливая гашетку.

Еле заметно вздрогнул вертолёт. Мучительно потянулись секунды ожидания.

-Четыреста пятый, отклонение влево два, оценка отлично,- наконец отозвался позывной Репа.

-Ура!- одновременно заорали Крайнов с Похреновым, к счастью не по радио в эфир. 

Это была победа. На втором заходе, капитан учёл ветерок, взял правее. Результат не заставил себя ждать.

-Четыреста пятый, прямое попадание,- отозвался Репа, даже в искажённом связной аппаратурой голосе, явственно слышалось удивление.

До конца недели экипаж Похренова имел ещё четыре прямых попадания и три небольших уклонения, но все случаи, на оценку отлично.

-Ну что господа пилоты,- начал свою речь подполковник Перепрыжкин,- Вот у нас и определились первые лидеры.

-Капитан Похренов, лейтенант Кранов, выйти из строя.

Крайнов с Похреновым, старательно изображая подобие строевого шага, вышли на середину строя и остановились в аккурат под стендом наглядной агитации, где стараниями майора Краснобаева уже висел боевой листок.

Заголовок крупными буквами гласил: Равняйтесь на экипаж Похренова!

Чуть ниже шла традиционное фото героев дня на фоне вертолёта, ещё ниже, таблица с результатами стрельбы.

-За отличные результаты  в боевой подготовке, капитану Похренову и лейтенанту Крайнову объявляю благодарность!

-Служу советскому союзу,- хором ответили Крайнов с Похреновым.

-И ещё,- продолжал Перепрыжкин,- Как я обещал, очередник Похренов получает талон на «Жигули».

С этими словами вручил заветную бумажку покрасневшему от волнения капитану.

Закончил свою речь подполковник словами,- Завтра парково-хозяйственный день, Похренов и Крайнов, выходные.

Сказать, что суббота оказалась для них выходным, значит погрешить против истины. В то время, как большинство офицеров пол дня слонялось по части, отсиживалось в классе, или изображали бурную деятельность, Похренов и Кранов успели снять деньги в сбербанке, выкупить «Жигули» в военторге, поставить их на учёт в автоинспекции, там же снять с учёта мотоцикл и в новь поставить его на учёт, теперь уже на Крайнова.

Кто думает, что это просто в один день, тот просто не знал советской бюрократии.

В воскресенье, лейтенант, теперь уже хозяин мотоцикла, подкатил к дому, где снимала комнату Таня.

А дальше, было как в мечтах лейтенанта, и удивлённое лицо Тани, и катание по городу, и озеро в подарок. Но только до того момента, пока Таня не подошла босиком к воде и не попробовала пальчиков воду.

-Тёплая.. как молоко,- и озорно сверкнув глазами,- Давай искупаемся?

-А… а купальник,- ляпнул Крайнов и начал краснеть, ощутив себя ковбоем из незабвенного анекдота.

-Так, мы же здесь одни, кто увидит? Или ты меня стесняешься?

С этими словами, Таня не отворачиваясь от него и не требуя, чтобы отвернулся он, стала снимать сарафан. Ползла вверх ситцевая ткань, обнажая стройные Танины бёдра, ажурные, явно заграничные трусики, живот, аккуратный пупок, яблочки грудей с кнопочками сосков. У лейтенанта перехватило дыхания. А девушка, без какой либо тени смущения сбросила трусики и вскинув руки завернула свою косу венком.

-Ну что ты застыл, пошли,- Таня медленно повернулась и грациозной походкой пошла в воду.

Крайнов понял, что ему тоже надо охладиться, в одном месте. И чем скорее, тем лучше. Так быстро он не раздевался даже на курсе молодого бойца. Лейтенант буквально сорвал с себя одежду и бросился в воду. Загребая воду сильными руками, он в несколько взмахов пересёк озерцо.

-Эй, ты куда?- услышал он за спиной удивлённый окрик Тани.

Крайнов оттолкнулся от противоположного берега и так же быстро поплыл назад. Остановился на отмели, отдышался.

-Ну что ты убегаешь от меня?- подплыла к нему девушка.

-Таня я…

-Молчи…

И он молчал, поскольку Таня запечатала ему рот поцелуй. А он ведь сам до этого, так и не решился, целовал девушку, только в мечтах. И как, кстати, оказалось припасённым в коляске мотоцикла одеяло.

Прошёл месяц. Так случилось, что с той пятницы, на полигон летали всего три раза. Потом в одной из частей случилась авария и полёты однотипных машин запретили на полторы недели, до выяснения причин. Затем испортилась погода и летали только опытные лётчики, подтверждали класс. Крайнову дела не находилось и он откровенно скучал. Зато было время подумать. Что-то разладилось у них в отношениях с Таней. Крайнюю неделю, у девушки стало резко меняться настроение, порой она была откровенно раздражительной. Подумав, лейтенант решил, что девушку беспокоит неопределённость их отношений. Ведь они близки, а он так и не сказал тех главных слов, которые желает услышать каждая девушка.

-Всё, решено, сегодня делаю ей предложение,- дал себе слово лейтенант.

После службы, он зашёл в свою комнату общежития, выбрал рубашку построже, брюки, всё тщательно отутюжил, переоделся. После чего, последовал на задворки городка, где тянулись ряды сколоченных из подручного хлама курятников, которые гордо именовались гаражами. Мотоцикл любивший порой покапризничать, на этот раз завёлся с пол оборота. Крайнов уже давно заметил, что эта чёртова железка никогда не подводила, когда дело хоть как-то касалось Тани. По пути, он заскочил не уже почти опустевший рынок, купил цветов и соорудил грандиозный, хоть и несколько аляповатый букет.

-Ой, а куда это ты так вырядился?- Удивилась, когда он появился на пороге библиотеки Таня.

Крайнов не стал тянуть, а решил действовать, как при прыжке с парашютом, раз и всё.

-Татьяна, я прошу вас, выходите за меня замуж,- и протянул букет.

Девушка задумчиво взяла букет, положила его на стол, подошла к лейтенанту и уткнувшись ему в плечо, разрыдалась.

-Ну вот, тянул ты гад время, а девушка страдала,- ругал Крайнов себя.

-Тяня, Танечка, ну я виноват, ну прости дурака,- пытался он успокоить девушку.

Как ни странно, всхлипы стихли. Таня отпрянула от его плеча и хоть её глаза были мокрыми, она улыбалась.

-Не обращай внимания, просто мне поплакать захотелось. Я, согласна.

Вот и пойми после этого женщин, лейтенант вздохнул, и обнял девушку.

-После завтра мой папа приедет. Приходи, я вас познакомлю. Он у меня любит напустить строгость, но на самом деле он очень добрый и замечательный.

Будь в тот день Крайнов более наблюдательным, то служебная «Волга», припаркованная у дома Тани, могла бы помочь сделать правильные выводы и найти правильный стиль поведения. Но он же летел на крыльях любви, ничего не замечая вокруг. А ещё, он раздумывал, как признаться девушке, что он не механизатор.

Едва он подошёл к калитке, как открылась дверь веранды и навстречу ему выбежала Таня.

-Папа, выходи, он приехал!- крикнула она внутрь дома.

 Крайнов обнял девушку и в следующий момент застыл изваянием. По лесенке крыльца, навстречу ему, сверкая погонами генерал-лейтенанта, спускался сам командующий авиации округа. Правда Таня этого не заметила.

-Это мой папа, он самый лучший папа в мире,- щебетала она,- Папа, а это…

-Погоди дочка,- благодушно молвил папа,- Мы сами, по-мужски поговорим.

-Как звать тебя, добрый молодец, что смог ледяное сердце моей принцессы растопить?

С этими словами, генерал, чей один только взгляд повергал полки, нежно привлёк свою дочку к себе. И выглядел таким ручным, таким домашним и в голосе совсем не было строгости.

Увы, это не спасло лейтенанта, рефлексы оказались куда сильней. Он мгновенно принял строевую стойку и чётким голосом отчеканил.

-Лейтенант Крайнов, лётчик-оператор вертолёта ми двадцать четыре!

Брови генерала удивлённо поползли на лоб, а и без того большие глаза Тани стали совсем огромными.

-Как!- вскрикнула она срывающимся от обиды голосом,- Ты меня обманывал? Как!

-Таня, я…

-Уходи, я не хочу тебя видеть!- всхлипывая, девушка убежала в дом.

Лейтенант попытался броситься за ней, но генерал поймал его за руку.

-Погоди лейтенант, я кажется понял в чем дело. Ты уж поверь, сейчас с ней говорить бесполезно. Ты вот что, дуй сейчас в часть, а уж завтра вечером к нам.

-Есть, товарищ генерал!

-Да ладно, без формальностей.

Когда за мотоциклом Крайнова улеглась пыль, генерал достал сигарету, закурил.

Хех! Конспираторы, мля!- сказал он в пустоту.

Генерала разбирал смех,- Это же надо! Его младшая дочь, такая гордая, такая независимая, заявила тогда родителям, что ей не нужны ухажеры, которые смотрят не на неё, а на папины погоны. После института подалась в эту глушь, где её никто не знает, чтобы замуж, по любви выйти. И надо же, нарвалась таки на лейтенанта. Причём с такими же комплексами, как у самой. Нет, против судьбы, не попрёшь. А хлопец вроде ничего. Но не будем спешить с выводами, сначала с дочкой поговорю.

-Где тебе черти носят!- набросился на Крайнова Похренов, едва тот подкатил к воротам части.

-А что случилось?

-Что-что, сбор офицеров. Ты хоть записку оставляй, куда уезжаешь.

-Это потому, что командующий авиацией приехал?

-Ну да, с внезапной проверкой, только не сегодня, а завтра.

-Не, он уже здесь.

-С чего ты взял?

-Да я его вот только видел,- сказал лейтенант и вздохнув, добавил,- И всё идёт к тому, что буду видеть очень часто…

Похренов с тревогой взглянул на своего лётчика-оператора. Говорит загадками, вид расстроенный. Не заболел часом? Но лишних вопросов задавать не стал.

-Пошли в класс, там уже все собрались.

В классе присутствовал почти весь лётный состав. Половина, в гражданской одежде. Значит сбор был внеплановым и поспешным.

-Так, главные фигуранты прибыли, можно начинать,- сказал командир полка и не удержавшись добавил язвительно,- Стыдитесь, товарищ лейтенант, целый подполковник вас дожидается. Где гулять изволите?

-У девушки был,- буркнул Крайнов.

-У девушки,- передразнил его подполковник,- В вашем возрасте нужно больше головой думать, а не другим местом. Тогда и карьеру сделаете, ведь способности у вас есть.

Крайнов промолчал, а командир полка продолжал.

-Ну ладно, оставим лирику и перейдём к делам земным. Завтра нам с проверкой прибывает командующий авиации округа. Среди всего прочего, он желает оценить наши успехи на полигоне. Доверим мы эту почётную миссию,- подполковник задумчиво окинул взором класс,- Звену капитана Амбицина.

-Есть,- обрадовано воскликнул капитан,- Несмотря на относительную молодость, его звено считалось лучшим в полку, а он сам уже метил в заместители командира эскадрильи, а потому, старался не упускать случаев, показать себя перед начальством.

-Звено поведу я, а капитан Амбицин заступит помощником руководителя полётов.

-Есть,- уже обиженно произнёс Амбицин.

-Амбицин, не дуй губы,- возмутился Перепрыжкин,- Ну что ты сейчас показать сможешь? Дружный промах по цели?

Амбицин вздохнул, но ничего не ответил, командир был прав.

-Руководитель полётов на полигоне, как всегда майор Блудов.

-Есть,- с энтузиазмом ответил штурман полка. Это было его любимым делом. Очень удобно. Промах, значит экипаж виноват, попадание, так это он удачно на цель вывел.

-Остальной состав группы руководства, зачитает начальник штаба, а майору Блудову, капитану Похренову и лейтенанту Крайнову, следовать за мной.

В кабинете, расположившись в кресле, и усадив гостей на стульях, командир сразу приступил к делу.

-Ну, господа снайперы, прошу поведать ваш секрет.

Крайнов и Похренов переглянулись.

-Толь не говорите про инструкцию,- на корню обрубил попытку выкрутится командир,- Весь полк действует по инструкции и весь полк мажет.

Деваться было некуда, пришлось поведать на чистоту.

-Однако…- только и смог сказать в конце исповеди Перепрыжкин.

Он не знал как поступить. Вроде и подлог, а с другой стороны, ведь проявили смекалку и добились попаданий, на этом Россия века веками стоит. И оставался открытым вопрос, что завтра делать.

Выручил штурман полка, проявив, прямо таки житейскую мудрость.

-Делать нечего командир, сажай этого рационализатора к себе в переднюю кабину и работайте по его методе.

-Так это как бы подлог…

-Ну, какой подлог? Есть вертолёты, есть цели, есть в эти цели попадания. А подробности, высокой комиссии знать и не надо. Сегодня она здесь, завтра там, а мы сегодня, или завтра с этими вычислителями разберёмся. А не мы, так соседи.

-Пожалуй ты прав…

-Да, вот что ещё, командир, я бы рекомендовал, вместо практических бомб, по две сотки каждому повесить. И эффект показательный, и никто не разберёт, прямое попадание, или рядом. Были мишени, а потом раз и нет мишеней.

-Не нравиться мне это,- с сомнением покачал головой Перепрыжкин,- Да будь по вашему.

-Похренов!

-Я!

-Давай дуй к своему корректировщику, чтобы завтра, в шестнадцать ноль-ноль, был на позиции. Работать по первой машине.

-Разрешите выполнять!

-Погоди,- Перепрыжкин достал из сейфа бутылку дорого коньяка,- Передай деду, скажешь, командир лично просил.

Оглашая гулом окрестности, звено вертолётов шло на полигон. Населённые пункты на этот раз, тщательно обходились стороной, на подвесках, боевые бомбы.

Впервые лейтенант Крайнов выполнял обязанности штурмана звена. В другое время он бы уже возгордился, но сейчас это его совсем не радовало. С головы не шла вчерашняя ссора с Таней. Ну как лейтенанту доказать искренность своих намерений, девушке, если у той папа генерал?

Дед Миша отнесся к поручению со всей серьёзностью. Еще в шесть утра, он приготовил всю амуницию и позабросив все домашние дела, ждал время «чэ».

И принёс же чёрт в два часа дня его давнего кореша деда Прошку по прозвищу «вертолёт». Такую кличку он схлопотал за то, что несмотря на свои восемьдесят с лишним лет, был необычайно подвижен. Двенадцать километров от деревни до райцентра он за расстояние не считал и никогда не брал в расчет автобус. А уж по пути назад, сделать крюк в шесть километров, заглянуть к товарищу на хутор, было плёвым делом.

-Здорово Игнатьевич, поздоровался дед Прошка, ступив на порог.

-Здравствуй, Прохор.

-А я вот, в райцентр ходил, шило и дратву покупать. Ну ты вот скажи, как сапоги сейчас делают, всего месяц назад купил, а они уже по швам полезли.

-Тебе не шило, нужно клещи было купить.

-Это зачем же?

-Да гвоздь из задницы выдернуть, чтобы по пустякам пять раз на дню, в город не бегал. Глядишь и сапоги целее будут.

-Это ты зря Михаил, я ведь пока бегаю, так пока и живу, а как сяду, так сразу все хвори разом и наваливаются. Да и не могу я, в доме сидеть, сам понимаешь.

Деду Мише жалко стало товарища. У него то ведь в области жил сын, внуки, хоть изредка, но навещали старика. Семью же Прохора, полицаи порешили, пока тот на фронте был, а новую, тот завести так и не смог, всё говорил, не могу жену и дочек забыть. И за всем эти внешним балагурством, прятал старик свою боль.

Дед Миша вздохнул, достал из шкафчика бутылку медовухи, стопку, налил и поставил перед Прохором.

-А сам-то чего?- удивился тот.

-Мне надо ещё до пчёл сегодня,- соврал дед Миша.

Прохор пожал плечами, выпил.

Некоторое время старики неторопливо говорили за жизнь. Когда бутылка опустела наполовину, дед Прошка не удержался от похвалы.

-Знатная медовуха у тебя Михаил получилась.

-А как же ей не быть знатной,- расцвёл от похвалы дед Миша,- Лесной медок, да авиационный спирток, своё дело знают.

-А спирт откуда берёшь?- насторожился Прохор.

-Вот чёрт, проговорился,- подумал дед Миша,- потом решил, что никакой военной тайны не выдаст, если расскажет такому же как и он фронтовику, что к чему.

Правда, если дед Миша был самый, что ни на есть окопник, то Прохор был ездовым. Кто-то презрительно улыбнётся, обоз. Но тот, кто был на передке, видел что это за работа. Танки немецкие прут, сверху «юнкерсы» бомбами свинцом поливают, а на батарее телефонные трубки обрывают,- Снаряды давай! А лашадёнка она что, месяц назад колхозное поле пахала, снарядов и пуль пугается того и гляди понесёт. Вот и берёт её ездовой родимую под уздцы, и на передовую как в атаку, в полный рост. Сам впереди, лошадку от пуль собою закрывает, потому что ранят самого, так пол беды, а пострадает родимая, всё, боевая задача не выполнена.

Как-то раз Прохора снарядом почти накрыло, самому ничего, только контузило слегка. А лошади осколком передние ноги подчистую срезало. А немец как ошалел, прёт не глядя на потери, того и гляди, прорвёт оборону.

Вскинул Прохор карабин, прервал мучения животного. Подом как ружьё за плечи закинул, схватил с телеги ящик со снарядами и бегом на батарею. Добежал, вручил артиллеристам и бегом за вторым. Так полдня зайцем и пробегал, но батарея ни на миг не замолкла. Командир полка его к «Славе» представил, Да в штабе дивизии не поверили,- Не под силу это,- говорят,- Человеку. Да и где это видано, обоз, «Славой» награждать? Вот вам, товарищ боец, медаль «За отвагу», больше нельзя.

А солдат и тому рад, как не крути, а награда.

-Ты думаешь чего я здесь сижу в лесу? Может и перебрался бы давно, да вот, просят меня лётчики, фронтовой опыт передать.

-Что же ты им можешь передать? Ты же пехота.

-А я у них как это,- дед Миша на минуту задумался, вспоминая мудрёные слова, затем важно произнёс,- Передовой, авиационный наводчик.

-Брешешь!

-Да вот смотри!- Дед выложил на стол сигнальный флажок, схемы захода с точками визирования, армейский бинокль,- Я вот сейчас с тобой сижу, а мне в шестнадцать ноль-ноль, нужно быть на «энпэ».

-А я то думаю, что ты всё на ходики поглядываешь, только они у тебя сильно отстают.

-Как отстают?- как ужаленный вскочил дед Миша,- А сколько сейчас?

Дед Прошка достал из кармана часы и произнёс,- Пятнадцать сорок пять.

-О господи! Не успеть!- дед Миша торопливо сгрёб свою амуницию со стола,- Чего расселся, бежим!

Старики выбежали из избушки и заторопились по тропинке вдоль опушки. Бежали они так быстро, что не всякий солдат первогодок смог бы догнать. И когда до места наблюдения было всего ничего, из-за пригорка вынырнуло звено вертолётов и легло на боевой курс.

-Погодите, родненькие, мне не успеть,- мысленно взмолился дед Миша, и не осознавая, чего творит, махнул флажком.

Не будь у Крайнова голова забита мыслями о Тане, он бы сразу заметил несоответствие. Но увы, несчастный влюблённый свои обязанности выполнял как на автопилоте. И заметив взмах флажка, дал в эфир команду,- Сброс!- и утопил гашетку.

Восемь фугасных бомб, каждая весом сто килограмм, плотной группой понеслось к земле.

Майор Блудов, помимо прочих своих талантов, обладал звериным чутьём на опасность. Он и сам не мог объяснить, почему у него вдруг ни с того ни с сего, появлялось желание, к примеру, срочно перейти на другую сторону улицы. Но едва он это делал, как там, где бы он прошёл игнорируй желание, с крыши падал кирпич.

Вот и сейчас, майор дал разрешение группе работать на полигоне, а затем бросил микрофон и заорал стоящему рядом генералу,- Ложись!

Командующий авиации округа, хоть и большой начальник, но человек военный, потому рефлексы имеются. И он хоть и не упал ничком, кА на курсе молодого бойца но, не раздумывая начал принимать команду лёжа. Это и спасло от больших неприятностей. А так же то, что по причине жары, все окна с вышки командного пункта были сняты. Над головой с грохотом пронеслась упругая ударная волна, полетели комья земли, мусор. Что-то тяжёлое ударило генерала в лоб, вязкая жижа залила глаза, потекла по щекам.

-Всё, я убит,- подумал генерал,- Жаль не узнаю, кого родит дочка, внучку, или внука?

Минут пять он лежал неподвижно. Но душа, не торопилась покидать бренное тело. К тому же, раздражал острый запах картошки.

Командующий, поднял руки и протёр глаза, на руках осталось что-то белёсое и липкое. Но точно не кровь. Генерал поднялся на локтях, огляделся. Всё помещение и он сам, забросаны комьями земли, а помимо этого, валялось то тут, то там с десяток клубней молодого картофеля. Один из них, довольно увесистый лежал прямо на пульте радиостанции. А огромный, багровый синяк под глазом майора Блудова, красноречиво свидетельствовал, какое препятствия он попал.

-А тот, что мне в лоб угодил, в кисель разлетелся, даже шишки нет. Наверное, другой сорт,- про себя отметил генерал.

Он взял картофелину с пульта, повертел его в руках.

-Блудов, вы чем тут бомбите?

Штурман только промычал чего-то в ответ.

-Да, тяжко ему тут приходится,- про себя посочувствовал генерал.

Внезапно, страшная догадка обожгла мысли,- Бомбы упали вне полигона!

-Машину!- вне себя заорал командующий.

Машина оказалась тут же, за командным пунктом и в ней безмятежным сном спал солдат-водитель. Некоторое время пришлось его будить, а заодно объяснить, кто он такой и чего ему делать. Потому, к месту падения добрались минут через десять. Перед глазами предстала фантастическая картина помеси огорода с лунным пейзажем. Но это была территория полигона и главное никого не убили. Камень с плеч упал у генерала. Ему стало легко на душе, что всё обошлось, что он жив и теперь точно узнает, кого родит дочка.

-Майор, а чей это огород?

Штурман только плечами пожал, мол, знать не знаю, впервые вижу.

-Да, чей бы он ни был, но одно понятно, что здесь самая что ни на есть зона рискованного земледелия,- генерал, пнул картофельную ботву носком ботинка, после сел на траву и захохотал.

-Нет, ты только представь, майор,- объяснил он ничего не понимающему штурману,- Как будут хохотать в компаниях, где мы сегодняшнее наше приключение расскажем?

Штурман представил и начал хохотать тоже.

-Ну что товарищи колхозники, подивили вы меня сегодня, подивили,- командующий медленно, заложив руки за спину, прохаживался перед строем полка. У него кстати, появилась новая привычка, поминутно почёсывать лоб.

-И не строй обиженное лицо председатель,- это уже к подполковнику Перепрыжкину,- Я точно знаю, колхозники. У меня же зять,- на этом слове генерал сделал ударение,- механизатор широкого профиля, под твоим началом ходит.

Подполковник Перепрыжкин побагровел. Как, у него в полку служит зять командующего, а он ни слухом, ни духом?

Совсем иначе отреагировали немногочисленные женщины из управления полка. Вмиг удлинились шеи, завертелись головы, забегали глаза в поисках вероятной кандидатуры. Зять командующего! Это же такой повод для сплетен. Больше всех старалась незамужняя секретарша Тая, эффектная блондинка лет тридцати,- Это что же такое, люди добрые, в полку генеральский зять, а она ещё не затащила его в постель? Прямо, удар по репутации.

-А как хорош мой зять в работе!- продолжал генерал,- Сам, лично видел, за секунду гектар картошки убрал. Стахановец, одним словом. Я верно говорю, лейтенант Крайнов?

После этих слов, все присутствующие обернулись в сторону лейтенанта, и тот малость ошалел от такого обилия внимания.

-Так точно товарищ генерал, только и о вас у меня была информация, что вы работаете воспитателем трудных подростков.

Генерал жестом унял взрыв хохота.

-А это ты верно заметил, воспитатель, у меня понимаешь, целый округ недорослей. Вот и воспитываю.

Вновь грянул хохот. Под этот шум, генерал тихо сказал всё ещё пребывающему в ступоре командиру полка,- Не ломай голову, подполковник, я про зятя, сам только вчера узнал. Как и про то, что вскоре стану дедом, тоже…

На пороге штаба возник оперативный дежурный.

-Товарищ генерал-лейтенант, разрешите обратиться к товарищу подполковнику.

-Что там у тебя?

-Шифртелеграмма из штаба вэвээс!

-Давай сюда,- командующий взял бланк, пробежал глазами и зачитал сообщение вслух,- Связи с вывяленными конструктивно-производственными недостатками, практическое бомбометание приостановить до выполнения доработок заводскими командами.

-Вот и всё, пострадавших нет, виновных нет, командир, люди в твоём распоряжении.

 

На стене у деда Мишы много фотографий. На одной из них красуется Крайнов, уже старший лейтенант, к нему прижалась красивая молодая женщина, та самая Таня. В обоих в руках по свертку с младенцем. Зря гадал генерал, кто родится, внук, или внучка, дочка родила обоих сразу. Дед Миша часто смотрит на неё, говорит, помогает прогонять дурные мысли.

В гостях у деда опять был его друг Прохор. За окном апрель радовал землю первым теплом, ещё немного, и начнётся пора полевых работ.

-А что Игнатьевич, будешь в этом году картошку на полигоне сажать?- полюбопытствовал Прохор.

-Конечно буду.

-А не боишься, что опять?

-Не, не боюсь, сейчас они, что те снайперы. Сам видел.

Дед Прошка, отхлебнул медовухи и задумчиво посмотрел в окно на пролетающий вертолёт.

-А вот скажи Игнатьевич, техника то у них сейчас первоклассная, но без нас, они никуда.

-Факт,- согласился дед Миша.

  

  Владимир Лисовой

 

 

Зачем вы, девушки, заморских любите!

95% мужчин, отправляясь в отпуск, настроены на курортный роман. Те же мечтания имеют 88 % женщин. По разным оценкам, от 5 до 12% курортных романов заканчиваются браком. Обилие цифр и календарь напоминают, что пришла пора поговорить о курортных романах.

 

Старейшин клуба WS беспокоят другие цифры: 5% мужчин и 12% женщин, не желающие курортных романов, кто они? Что с ними? Чем их кормили в детстве? Предлагаем думать, что они тоже хотят, но не признаются. Теперь картина становится более четкой, а необходимость поговорить о курортном романе – более насущной.

 

Сперва удовлетворим доверчивых, то есть тех, кто надеется попасть в жидкий процент брачующихся после отпуска. Психологи утверждают, что мужчины с серьезными намерениями охотнее знакомятся с женщинами, отдыхающими с детьми. Это, наверное, хорошо. Те же психологи предостерегают дам от чрезмерной доступности в отпуске: на первом свидании – ни-ни, на втором – тоже, а тут и отпуск кончился. То есть верящим в брак после отпуска лучше в этот самый отпуск отправляться с уже готовым женихом. Согласны, к курортному роману это не будет иметь отношения, но браком может закончиться. Вы, доверчивые, ведь к такому финалу стремитесь?

 

С доверчивыми покончили, переходим к нормальным, то  есть к взрослым девушкам, понимающим, что курортный роман – это роман на курорте и все. Хорошо было нашим мамам: они каждое лето лежали на своем полотенчике на пляжах Сочи, где в качестве ухажеров, иностранцев, соблазнителей, потенциальных женихов – все в одном – выступали гости из кавказских республик. Их репертуар ухаживаний был добротен и незатейлив, как шашлык, последствия ухаживаний абсолютно предсказуемы. Падение железного занавеса сильно осложнило жизнь любительницам летних приключений. Милые, предсказуемые кавказцы уступили место настоящим иностранцам. Чего и от кого ждать?

 

Начнем с самого простого. Турция – все включено. Наташа, знойные брюнеты рады вам, даже если вы не Наташа! У каждого из них есть дядя, у которого есть магазин дубленок (варианты – кожи, золота), в котором вы получите скидку. Не задавайте глупых вопросов – за что. И готовьтесь сами платить за вино, кофе, фрукты и т.д., если рискнули с новым знакомым покинуть территорию родного отеля. Остерегайтесь тех, у кого дяди нет. Эти молоденькие красавчики с пляжа хотят конкретных денег, согласны на женщин и на мужчин. Знающие члены нашего клуба уверяют, что турки — любовники довольно посредственные. Шуму больше.

 

Вторая степень сложности – страны Скандинавии. Говорят, они хотят жениться. Буквально все и именно на девушках из России. Обращаем ваше внимание на то, что говорящие обычно не замужем. Финны действительно хотят. И очень хотят. Выпить. Водка ваша – финн ваш. Шведы и норвежцы попадаются нам реже, пьют меньше, счет за выпитое изучают очень долго. Вообще дружить с ними сложно: очень разные темпераменты и отношение к деньгам.

 

Третья степень – Испания и Италия. Каждая уверяет, что является родиной любви. Девушки, прибывшие из родины ненависти – России, не спорят. Так что нам ждать от мужчин этих родин любви? Начнем с Испании. Многие неопытные девушки удивляются, что нового испанского знакомого зовут Махмуд. Хотя выглядит вполне брюнетисто, глазами сверкает и русского языка не понимает. Да, Хавьер Бардем нынче не самый типичный испанец. Махмуд типичнее, так что не рассчитывайте на роскошные ухаживания: в лучшем случае, он сам сидит на пособии, чем он зарабатывает на жизнь, если пособия нет, лучше даже не задумываться. Еще в Испании много цыган. В общем, деньги и банковскую карточку лучше держать в надежном месте, драгоценности – тоже.

 

Италия – страшное место. Практически все вокруг брюнеты в белых брюках, машины такие, что дух захватывает, обручальных колец никто не носит. Итальянские мужчины действительно красиво ухаживают. Курортный роман с ними запомнится надолго. Но! Рассчитывать на большее бессмысленно. Российские женщины основной массе итальянских мужчин просто не по карману. Вы думаете, этот красавец-итальянец только летом работает спасателем на пляже или официантом в пляжном баре, а зимой он – крупный бизнесмен? Нет, милая, зимой он вообще не работает, потому что сезон закончился. Итальянец  возьмет ваш адрес, согласится писать, но в гости не приедет никогда – дорого. Вы можете приехать к нему, если готовы сами себе оплачивать отель и перелет.

 

Франция не утверждает, что она – родина любви, так как просто в этом уверена. Сегодня ситуация такова, что на одного реального француза приходится три арабских. Если же вы все-таки познакомились с французским французом, знайте: тщательнее французов изучают счет только немцы. В остальном знающие девушки отзываются о французах очень положительно.

 

Курортные романы с англичанами – большая редкость из-за неуловимости самих англичан. В Великобритании вы, конечно, можете познакомиться с очередным Махмудом. Говорят, аутентичные англичане в больших количествах ездят в отпуск в Португалию и в Австралию. Члены нашего клуба в Португалии действительно наблюдали большие скопления англичан, но, увы, в основном, возраста членов политбюро. Австралия для нас – вещь совершенно не изученная, если вам есть, что сказать по ее поводу, не молчите.

 

Кто у нас остался неохваченным? Вы не поверите – соотечественники! Но курортный роман с ними практически невозможен: россияне, независимо от пола, в любой стране бегут друг от друга, как от чумы. Почему? Пока не объясненный учеными факт. В принципе, попробовать можно.

 

Удачного вам отпуска и, конечно, романа!

 

Автор: Лиля Люлина