Экспериментальный истребитель ОКБ Антонова М («Маша»)

Имена советских авиаконструкторов – разработчиков истребителей времен ВОВ широко известны. Однако в их славную плеяду, к сожалению, не включают О.К. Антонова, который во время войны являлся заместителем Яковлева и сделал значительный вклад при совершенствовании истребителей «Як». С того времени особенное отношение к истребителям, глубокое понимание диалектики развития данного типа самолетов стали важной чертой творческого портрета Антонова.

Вероятно поэтому, когда весной 1947 года основные проектно-конструкторские работы по Ан-2 завершились, и все инженеры опытного конструкторского бюро могли остаться без дела, О.К. Антонов принял решение заняться созданием истребителя. В ОКБ в инициативном порядке разработали проект легкого перехватчика, который отличался умеренным консерватизмом и вобрал в себя богатейший опыт конструктора времен войны. Общая компоновка машины повторяла немецкий Heinkel He 162 Salamander. Судя по всему, Антонову импонировали изящество и рациональность, с которыми создавался этот самолет.

 

Олег Константинович, спустя тридцать лет, вспоминал об этой работе так: «Тогда не существовало хороших реактивных двигателей. Имелся трофейный «Юмо» (немецкий двигатель Jumo 004, серийно выпускался в СССР под обозначением РД-10), развивающий сравнительно небольшую тягу (всего 840 кгс). В связи с этим, для уменьшения потерь тяги, мы разработали проект с верхним размещением двигателя». Среди особенностей нового истребителя: высокая огневая мощь, а также нехарактерные для отечественных конструкций удобства работы пилота (например, входные двери были выполнены по типу «Аэрокобры»). Эта разработка, конечно, не выглядела не столь авангардно, как, например, МиГ-15, но, как и немецкий аналог, полностью отвечала своему назначению – противовоздушная оборона наземных войск с размещением у линии фронта. Прямое крыло в этих условиях обеспечивало наилучшие взлетно-посадочные характеристики, форма фюзеляжа не позволяла засасывать в воздухозаборник грунта, небольших предметов с поверхности взлетно-посадочной полосы, а размещение двигателя в гондоле минимизировало длину воздушных каналов а, следовательно, потерь тяги.

  

Вероятно, инициатива ОКБ-153 в Москве не осталась незамеченной, и уже 16 апреля 1947 года НКАП выдал следующий приказ:

 

«Главному конструктору ОКБ-153 товарищу Антонову,

Директору завода №153 товарищу Лисицыну

 

спроектировать и построить:

1. ближний ночной разведчик (корректировщик) с двигателем АШ-62ИР;

2. сельскохозяйственный самолет с мотором АШ-21;

3. экспериментальный истребитель «летающее крыло» оснащенный двумя ТРД РД-10…»

 

Требование разработать новый истребитель «летающее крыло» объясняется своеобразной модой в то время на необычные аэродинамические компоновки боевых самолетов.

 

Находясь под значительным влиянием немецких истребителей-бомбардировщиков изготовленных по типу летающее крыло компаний Gotha и Horten (правда, в войска поступить не успели), а также бесхвостовиков Messershmitt Me-163 Komet (применялись в 1944-1945 годах против «крепостей» союзников), американцы с участием интернированных немецких конструкторов в конце 1940-х гг. развернули обширную программу по разработке самолетов различного назначения с реализацией нетрадиционных схем. Так, например, одновременно проектировалось несколько оригинальных истребителей: Vought F7U Cutlass – бесхвостка со стреловидным крылом (первый полет 29 сентября 1948г.), Convair XF-92 — бесхвостка с треугольным крылом (18 сентября 1948г.) и Douglas F4D Skyray который приближался по схеме к летающему крылу (23 января 1951г.). К тому времени в Англии уже был создан экспериментальный бесхвостый реактивный De Heviland DH-108 (первый полет 15 мая 1946 г.). Кроме того если вспомнить, что самые современные бомбардировщики того времени – американский Nortrop YB-49 (21 октября 1947 г.) и английский Avro 698 Vulkan (30 августа 1952 г.) – являлись почти «чистым» летающим крылом, то желание СССР не отстать от вероятных противников становится понятным.

 

Задача создания в Советском Союзе такого истребителя была чрезвычайно сложной. Главные немецкие разработки и ведущие специалисты по самолетам типа «летающее крыло» оказались в зоне оккупации США. Несмотря на это специалисты Антонова смело взялись за работу, которая велась в течение 1947-1948 годов. Предварительные компоновка и общий вид самолета, который получил шифр «М» («Маша»), вероятно разрабатывались лично Олегом Константиновичем Антоновым. Ведущими конструкторами по данной теме были назначены Батумов А.А. и Доминиковский В.А., ведущим по постройке – Егорычев И.И.

 

Предварительный облик истребителя «М» поражает изяществом внешних форм и удивляет своей близостью концепциям истребителей настоящего времени. Для «Маши», как и для Су-27, характерна интегральная компоновка, которая обеспечивает при максимальных внутренних объемах минимальное аэродинамическое сопротивление. Проект «М», как и истребители F-16XL, YF-22 и YF-23, имеет низкую нагрузку на площадь плановой проекции, что гарантирует высокую маневренность во время воздушного боя, отличные взлетно-посадочные характеристики и значительный практический потолок. Наконец, в проекте «Маша» два двигателя, обязательные для любого истребителя созданного в последнее время, располагались к оси симметрии достаточно близко, чтобы при отказе одного из них не появлялись значительные разворачивающие моменты, но при этом достаточно удалены друг от друга, для обеспечения необходимой боевой живучести и снижения потерь суммарной тяги (это имело место на F-111 и МиГ-25). Носовой отсек фюзеляжа, судя по компоновке, допускал размещение в будущем достаточно мощной радиолокационной станции, что преобразовало бы самолет во всепогодный перехватчик. С учетом выше перечисленных достоинств, можно предположить, что при принятии на вооружение истребителя «М» его ожидала интересная и долгая летная жизнь.


 

Однако проект в таком виде просуществовал не долго. Сверху поступила команда переориентироваться на использование нового мощного двигателя с центробежным компрессором РД-45 имеющего тягу 2270 даН (лицензионный вариант Rolls-Royce RB.41 Nene производства Англии, позднее переименовали в ВК-1, тягу увеличили до 2700 даН). Под этот двигатель уже создавали перехватчики в ОКБ П.О. Сухого, С.А. Лавочкина и А.И. Микояна.

 

Двигатель таких больших габаритов можно было установить только в фюзеляже, поэтому последний был несколько увеличен. Общую аэродинамическую компоновку данного варианта «М» было бы правильнее считать бесхвосткой. Одновременно аэродинамические поверхности, имеющие обратную стреловидность на законцовках крыла, предусмотренные в первом варианте, были заменены обычными элевонами, а площадь и размах крыла соответственно увеличены. Причиной, вероятнее всего, стала низкая критическая скорость флаттера данных поверхностей большого удлинения. В связи с возросшим расходом воздуха через двигатель боковые воздухозаборники доработали. Также рассматривали вариант с лобовым воздухозаборником. Проект в остальном не изменился.

 

Аэродинамическую модель «Маши» продували в Центральном аэрогидродинамическом институте. Важнейшей задачей испытаний была проверка управляемости и устойчивости необычного самолета. По мере того как выполняли намеченную программу в Новосибирск из Москвы шли зашифрованные сообщения: «Маша ходит хорошо». Кроме того, зимой 1948 года в Опытном конструкторском бюро Захаров Ю.В. и Трунченков Н.С. построили летающий планер-модель «Маши» в масштабе 1:10. В воздух модель запускалась при помощи леера. Модель летала вполне удовлетворительно. Но проверить так динамические характеристики экспериментального самолета «М» на всех , характерных для истребителя, режимах полета было невозможно. Поэтому в ОКБ Антонова начали постройку полномасштабного летающего планера-макета истребителя, получившего обозначение Э-153.

 

Основным конструкционным материалом Э-153 являлось дерево. У аппарата имелась отличительная особенность: Э-153 не только повторял обводы экспериментального истребителя, но был подобен конструктивно, то есть выполнял функции деревянного макета, на котором производили отработку объемной компоновки самолета, увязку оборудования и систем. Э-153 оснащался сбрасываемой после взлета за буксировщиком тележкой шасси, приборным оборудованием, необходимым для планирующего полета, и посадочной лыжей выполненной заодно с фюзеляжем. Летчиком-испытателем назначили Галлай М.Л.

 

Однако, в июле 1948 года, буквально накануне начала полетов, произошел один из поворотов характерных для плановой экономики: все работы по экспериментальному истребителю «М» по приказу НКАП прекратили. Возможно, наличие Ла-15, МиГ-15 и Як-23 посчитали достаточным для обеспечения необходимой обороноспособности страны. В это же время подходили к концу испытания Ан-2, который нужно было срочно внедрять в серийное производство.

 

Антонов к истребительной тематике вернулся почти через 5 лет, во время одного из трудных периодов для фирмы, когда отсутствовала и работа и финансирование. В конце 1952 года почти все модификации Ан-2 были уже созданы, и компания, только что перебазировавшаяся в Киев из Новосибирска, бралась за любую работу, включая переделку чужих машин (к примеру, повышение практического потолка военно-транспортного Ли-2).

 

В основу проекта истребителя-перехватчика, оснащенного двигателем АЛ-7Ф, было положено крыло ромбовидной формы. Данное крыло было разработано ЦАГИ для сверхзвуковых самолетов. Возможно, использование именно такого крыла, было близким сердцам руководителей главного научного авиационного центра страны, что позволило уже в январе 1953 года получить положительное заключение ЦАГИ с рекомендацией к дальнейшей разработке.

 

ОКБ совместно с ЦАГИ в рамках данной темы провели работы по определению облика перехватчика. Например, при поиске оптимальных параметров ромбовидного крыла, минимум три варианта исследовалось в аэродинамической трубе института.

 

И вновь на многообещающий проект оказал влияние рок: эту машину в план опытного строительства на 1953 год включить не успели, а уже в следующем году КБ было загружено проектированием самолета Ан-8. В течение следующих 40 лет пассажирские и транспортные самолеты, а их модификации – более 100 типов – являлись главной темой работ фирмы. Опыт разработки истребителей на время оказался забыт…

 

Летно-технические характеристики экспериментального истребителя М («Маша»):

Размах крыла – 9,30 м;

Длина – 10,64 м;

Высота – н/д;

Площадь крыла – н/д;

Масса:

пустого самолета – н/д;

взлетная – н/д;

Тип двигателя – турбореактивный двигатель РД-45;

Экипаж – 1 человек.

 

http://topwar.ru/

Будущее российской авиации за малыми самолетами?

В те далекие времена, когда был собран первый автомобиль, мало кто задумывался о пропускной способности дорог. Примерно также обстоит дело сейчас с изготовлением самолетов. То есть воздушное пространство считается практически безграничным, и транспортных пробок, как это сейчас сплошь и рядом случается с автомобилями, в обозримом будущем не предвидится. Однако не каждый преуспевающий бизнесмен в наше время спешит построить себе персональный завод самолетов, и занять пока еще пустующие ниши на авиационном рынке. Хотя, если верить статистике, то спрос на малые самолеты в последнее время все-таки растет.

Проблемы российской легкомоторной авиации.

 

Если говорить о трудностях, с которыми придется столкнуться предпринимателю, открывающему сегодня в России свой завод самолетов, то это, прежде всего, несовершенство законодательства. И проблемы тут не в том, что в отличие от аналогичного зарубежного опыта, в нашем отечестве к предприятиям, изготавливающим летательные аппараты для малой авиации, предъявляются точно такие же требования, как и к крупным авиастроительным компаниям. Просто в отношении малых авиастроительных заводов этот аспект законодательства еще не прописан, по причине их отсутствия как таковых. И если выполнение всех этих норм современного законодательства на крупном авиазаводе является необходимостью, то небольшой завод самолетов такие условия работы могут поставить на грань разорения. И дело не в том, что при производстве легкомоторных летательных аппаратов это трудновыполнимо, иной раз это просто экономически нецелесообразно. И если со стороны государства не будет предусмотрено каких-либо льгот для предприятий малой авиации, в России еще долго не будет таких заводов.

  

 Другой проблемой, которую также предстоит решать, запуская частный завод самолетов, является финансирование самого проекта. У правительства нашей страны до сих пор нет ни одной работающей программы в этом направлении. Парадокс ситуации состоит в том, что Россия является, пожалуй, одним из немногих государств, где существуют действительно широкие перспективы применения малой авиации. Однако никакой поддержки развития самолетостроения в плане именно легкомоторных самолетов со стороны государства нет даже перспективе. А без серьезных финансовых вложений эта отрасль экономики не может ни развиваться, ни просто существовать. Так что остается надеяться только на частный бизнес и частные инвестиции.

Производство легкомоторных самолетов.

 

В настоящее время в России есть предприятия выпускающее самолеты. Только те из них, которые выполняют оборонные заказы, то есть как-то связаны с военной техникой, могут похвастаться своим благополучным состоянием. Дела других российских авиазаводов довольно плохи, в виду отсутствия заказов. И это те, что выпускают большие самолеты, о производстве легкомоторных самолетов они, как правило, даже и слышать не хотят. Единственным исключением можно считать завод самолетов в городе Омске, а точнее объединение «Полет». Это аэрокосмическое предприятие пока еще выпускает легкомоторные самолеты «Аист» и АН-3.

  

 В России есть еще несколько опытных предприятий, которые как говорится на свой страх и риск ведут разработки, и нужно отметить довольно успешно, в области создания новых легкомоторных летательных аппаратов. Однако при отсутствии заказов и поддержки со стороны государства, они еще долго не смогут изменить ситуацию в стране. А она такова, что только частные предприятия в настоящее время продвигают в России малое самолетостроение. И в то же время российские чиновники все активнее закупают такие летательные аппараты для нужд государства именно за границей, почему-то полагая, что отечественный производитель не сможет сделать что-то подобное.

Новые технологии малой авиации.

 

И, тем не менее, прогресс в авиационной отрасли идет вперед семимильными шагами. Появление новых материалов и технологий в самолетостроении неразрывно связано именно с изготовлением легкомоторных самолетов. Ведь только какой-нибудь частный небольшой завод самолетов может позволить себе внедрить, к примеру, углепластиковые конструкции при производстве летательных аппаратов, тем более что этот материал в некоторых случаях значительно превосходит традиционный дюралюминий. Это не только сможет значительно облегчить сам самолет, но и, кроме того, не требует дополнительных покрытий, ввиду отсутствия коррозии. А в итоге существенно снижается общая себестоимость изделия. Ну, а то, что из углепластика можно получать более сложный профиль при проектировании аэродинамических форм, так это и так очевидно. Кроме того, небольшой завод самолетов несет значительно меньшие затраты на само производство легкомоторных самолетов, по сравнению с крупными авиапредприятиями.

  

 Таким образом, российское самолетостроение нужно развивать именно малыми предприятиями по производству самолетов.

Известный российский альпинист: Ноев Ковчег находится в запретной зоне на горе Арарат

Ноев Ковчег может находиться в ложбине между Большим и Малым Араратом, считает известный российский альпинист, бывший главный тренер сборной России по альпинизму Владимир Шатаев, увлекающийся поиском библейского судна.

 

«Если он и находится на горе Арарат, то только в запретной зоне. Там, где расположен, как я предполагаю, секретный режимный объект», — сказал Шатаев, посвятивший поискам Ковчега 11 лет.

 

Как пишет «Сводка.нет», за 11 лет поисков Шатаев — 74-летний заслуженный тренер СССР и РФ по альпинизму — поднимался на гору Арарат по всем маршрутам, часто вел поиски на уровне 3800 и 4200 м в Ахорском ущелье (восточный склон горы), где, согласно большинству письменных источников, должны находиться обломки библейского судна, скованные вечной мерзлотой. В конце августа 2011 г. он побывал на вершине горы Арарат (5165 м) в 13-й раз.

 

Он отметил, что, находясь на восточном склоне горы, лично видел, как машины въезжали на эту предполагаемую базу и исчезали под землей. «Поэтому, если Ковчег где-то рядом засыпан, то мы туда никак не попадем», — отметил альпинист.

 

По его словам, во время последнего подъема местные курдские проводники сообщили, что американский археолог-любитель, получивший гранты от правительства США и двух научных институтов, ведет поиски Ковчега у Пика Вознесения. Такое название одной из вершин Большого Арарата дали русские казаки, когда гора находилась в пределах Российской империи, в Армении. Однако Шатаев выразил сомнения, что эти усилия дадут результат. «Мне кажется, что в лучшем случае они найдут бревна полозьев от саней, на которых казаки скатывались с Пика Вознесения», — отметил он.

 

Ноев Ковчег — в Библии судно, построенное Ноем по велению Бога для спасения от Потопа своей семьи и по одной нечистой и семи чистых пар каждого вида животных. Примерно с начала IV века время от времени предпринимались попытки найти остатки Ноева ковчега в районе горы Арарат, где, согласно Библии, ковчег пристал к земле по окончании Потопа.

 

В XIX и XX веках в тех местах побывало несколько экспедиций, и, хотя ни одна из них не обнаружила Ковчег, многие из исследователей утверждали, что видели нечто похожее на его остатки.

Как США заставили купить Аляску

18 октября 1867 года русский флаг на Аляске и прилегающих островах был спущен, а взамен над этими территориями поднялся флаг США. Это произошло в результате продажи американцам русских владений в Новом Свете. Сейчас многие считают, что продажа Аляски была большой ошибкой царского правительства и недальновидным решением. Но так ли это на самом деле?

 

Интересно, что когда я размышляю об истории продажи Аляски и других владений Российской Империи на американском континенте, то мне сразу же вспоминается случай, произошедшей в деревне, где у меня есть дача. Один мой сосед обладал обширным участком земли рядом со своей усадьбой, который никак не использовал. Эта территория постепенно заросла бурьяном и молодыми березками, причем так, что передвигаться по ней стало весьма непросто. Сосед же постоянно строил планы относительно того, как будет использовать эту землю, но дальше мечтаний дело не шло.

 

В конце концов неиспользуемая земля, располагавшаяся в низинке, начала заболачиваться. И тут до хозяина наконец дошло, что с этим участком нужно срочно что-то делать — его начали тревожить комары и начавшаяся эрозия склона, на котором стояла его усадьба. Но наводить порядок он не стал, осознав, во сколько это ему обойдется — тем более, что его финансовое положение в тот момент было нестабильным. И он просто продал свое «болото» другому жителю поселка, причем, по его словам, за сумму в два раза ниже стоимости подобного куска земли в этой местности.

 

К чему я это рассказываю? А к тому, что история с продажей Аляски весьма похожа на вышеописанный случай. Напомню, что первое русское поселение в Америки образовалось 1772 году на острове Уналашка. Постепенно купцы, казаки и желающие разбогатеть продвигались дальше, и в итоге заняли все Алеутские острова, Александровский архипелаг и прибрежную часть полуострова Аляска. В 1799 году была основана Российско-американская компания, управляющим которой стал А. А. Баранов. Эта компания фактически стала править заморскими колониями России, которые формально относились к Восточно-Сибирскому генерал-губернаторству.

 

Последним приобретением России на Американском континенте был Форт-Росс, находящийся в 80 километрах к северу от Сан-Франциско в Калифорнии. Его основал русский купец Иван Кусков в 1812 году. С этого времени совокупность территорий, которая стала условно называться Русская Америка, обрела свой законченный вид. Следует заметить, что на этом пространстве площадью более 1,5 миллиона квадратных километров в единый момент времени обитало не более 2,5 тысяч россиян, которые терялись на фоне почти 70 тысяч индейцев, эскимосов и алеутов. Именно таким соотношением и объясняется условность термина «русская» в названии — русские составляли тут национальное меньшинство.

 

 

Впрочем, именно это меньшинство и начало активное освоение края, которое, как это ни печально, на деле обернулось хищническим разграблением его природных запасов. Колонисты занимались в основном промыслом пушных зверей, как сухопутных, так и морских. Главной добычей были каланы, которых истребляли самыми варварскими способами. Кстати, именно благодаря такому «морскому разбою» русские поселенцы полностью выбили дружелюбную и безобидную стеллерову корову — морское млекопитающее из отряда сирен (ее, правда, промышляли не ради меха, а в пищевых целях).

 

Разорение американских экосистем велось следующим образом: поскольку русских в колонии было мало, в качестве основной рабочей силы использовали индейцев, эскимосов и алеутов. Купцы и промышленники, действуя якобы от имени «Белого Царя» (то есть Государя Императора), облагали местные общины тяжелой данью (ясаком). За недовыполнение «плана» аборигенов били кнутами, сажали в колодки, разоряли их деревни, уводя в долговое рабство женщин и детей. А иногда колонисты устраивали настоящие разбойные набеги на поселки туземцев, отбирая у них все шкурки и запасы продовольствия — после таких рейдов несчастным только и оставалось, что идти в кабалу к «косякам» (так на Аляске называли всех русских, искажая слово «казак»).

 

Не удивительно, что местное население люто ненавидело пришельцев. Масло в огонь подливали и настоящие казаки, которые постоянно крали женщин у аборигенов и насиловали их. Не особенно хорошо вели себя и представители Русской православной церкви, которые уничтожали культовые сооружения аборигенов и преследовали шаманов. Словом, в отличие от того, что писала о Русской Америке тогдашняя российская пресса, никакого мирного существования пришельцев и аборигенов не было.

 

Следует заметить, что безобразия, которые творили колонисты по отношению к туземцам вовсе не были частью политики правительства Российской Империи, которое всегда соблюдало принцип, родившийся еще во время присоединения Сибири: «С инородцами же надлежит обращаться ласково и никакого насилия над ними чинить не допустимо». Однако беда заключалось в том, что правительственные структуры не могли контролировать все, что происходило в Русской Америке — для этого не было никакой возможности. Что уж тут говорить о контроле, если любой правительственный чиновник, посланный с ревизией, должен был потратить иногда целый год на то, чтобы просто добраться до места!

 

Поэтому Российско-американская компания, которая фактически управляла поселениями, творила в этих местах, что хотела, и никто ей был не указ. Следует также заметить, что и колонисты обычно были, мягко говоря, не самыми лучшими представителями российского общества, а скорее наоборот. В Русской Америке обосновались беглые преступники, авантюристы и искатели легкой наживы, для которых не был писан ни один закон и которые ни в грош не ставили свою, ни чужую жизнь.

 

В итоге в начале XIX века по русским владениям в Америке прокатилась волна восстаний индейцев, алеутов и эскимосов. Весной 1802 года индейцы из племени тлинкитов захватили и сожгли Михайловскую крепость. В 1804-м происходит крупное вооруженное столкновение между индейцами и русскими колонистами. В 1805 году пала крепость Якутат. Кстати, при штурме и разграблении Якутата погибли 14 русских и много находившихся у них на службе туземцев. А младший сын коменданта крепости Ларионова провел в плену у тлинкитов целых 15 лет. В 1816 году был ряд столкновений русских с индейцами в Форт-Россе — после того, как первые попытались сделать аборигенов своими крепостными (правда, потом отношения все же наладились).

 

У поселенцев часто не было возможности даже защитить свою территорию, не говоря уж об ответных карательных рейдах — слишком уж малочисленными были обитатели Русской Америки. Приходилось действовать окольными путями — стравливать туземцев друг с другом, подкупать вождей и заваливать подарками их подданных. На все это уходили значительные средства, поэтому уже с начала XIX столетия колонии стали весьма убыточными для Империи.

 

Кроме того, были серьезные проблемы с доставкой продуктов питания и медикаментов. Рейсы с материковой России были крайне нерегулярными, поэтому переселенцам нередко приходилось голодать и испытывать дефицит необходимых для жизни товаров. Частыми были и болезни, среди которых первое место занимали туберкулез и цинга. Словом, от колоний России на Американском континенте правительству было больше головной боли, чем реальной выгоды.

 

 

Именно поэтому в 1841 году Российско-американская компания решила продать ставший совсем убыточным Форт-Росс — его купил мексиканец швейцарского происхождения Джон Саттер за 42 тысячи 857 рублей серебром, а его потомки перепродали эту землю гражданину США Джорджу Коллу. В 1847 году впервые был поставлен вопрос о продаже и всех остальных колоний России на Американском континенте, однако тогда просто не нашли покупателя. Но многим уже стало ясно, что эти земли Россия не сможет удержать за собой — для того, чтобы утвердить на них нормальную государственную власть, нужны были немалые деньги, а у Империи, только-только ликвидировавшей финансовые последствия войны 1812 года, их не было.

 

Когда же началась Крымская война и английские корабли атаковали многие удаленные порты России (например, Петропавловск на Камчатке), правительство не на шутку обеспокоилось. Британцы легко могли захватить всю русскую Америку, поскольку регулярных войск там практически не было, а создавать отряды самообороны из аборигенов было опасно — непонятно, в кого обозленные туземцы будут стрелять в первую очередь. Однако тогда все обошлось — из Канады, бывшей тогда владением Великобритании, не было сделано ни одной попытки напасть на Аляску.

 

Тем не менее, после окончания Крымской войны правительство России вновь вернулось к данному вопросу. Поскольку убыток в результате боевых действий оценивался в 800 миллионов рублей золотом, то стало ясно, что денег на то, чтобы заморские колонии, в ближайшее время не будет. Но кому было предложить данную землю? Британии отдавать ее не хотелось, а США не были заинтересованы в покупке «камней и льда», как писала об этой идее одна из нью-йоркских газет. Тем не менее, американцев удалось уговорить — большую роль в этом сыграла помощь России в одном из британо-американских конфликтов, когда мы прислали в гавани США свой флот для проведения морских демонстраций

 

Итак, 16 декабря 1866 года состоялось специальное совещание, на котором присутствовал сам Государь Император Александр II, а также российский посланник в Вашингтоне барон Эдуард Стекль. Все его участники одобрили идею продажи, и уже в марте 1867 года Стекль прибыл в Вашингтони напомнил государственному секретарю Уильяму Сьюарду «о предложениях, которые делались в прошлом о продаже наших колоний», добавив, что «в настоящее время императорское правительство расположено вступить в переговоры». Заручившись согласием президента Джонсона, Сьюард уже в ходе второй встречи со Стеклем, состоявшейся 14 марта, смог обговорить главные положения будущего договора.

 

Этот договор был составлен и подписан 30 марта того же года, а 3 мая — ратифицирован Конгрессом. Согласно его положениям, все русские владения в Америке уступались США за 7 миллионов 35 тысяч долларов (11 миллионов российских рублей). И вот, 18 октября того же года русский флаг на Аляске и прилегающих островах был спущен, а взамен над этими территориями поднялся флаг США.

 

Следует заметить, что при совершении сделки Стекль допустил одну ошибку — его уполномочили настоять на том, что оплата будет производиться золотом. Однако при составлении договора данный пункт не был включен, и в окончательном варианте значилось просто сумма в долларах США.

 

На нее-то и был выписан чек на имя Стекля, который перевел эти деньги по безналичному расчету в лондонское отделение банка братьев Барингов. Оттуда, также по безналичному расчету, эти деньги пришли в Россию. Однако, если считать в золоте, то наше правительство получило меньшую сумму — где-то чуть больше 5 миллионов долларов. Впрочем, в условиях страшнейшего дефицита бюджеты правительство было и этим довольно. Расписки об уплате и получении сохранились в архивах США и России, поэтому разговоры о том, будто бы предназначенное для уплаты золото было погружено на корабль, затонувший где-то в океане, являются досужими сплетнями.

 

К разряду таковых следует отнести и разговоры о том, будто бы Аляска на самом деле была не продана, а сдана в аренду на 99 лет (текст договора, который тоже сохранился, не подтверждает этого). Еще одним домыслом следует считать и популярное ныне утверждение, о том, что в связи с известными нарушениями договора (имеется в виду оплата не золотом, а облигациями) сделка может быть оспорена и по сей день — это не так, поскольку и по законам Российской империи, и по законам США уже истекли все возможные сроки исковой давности.

 

Вот так Аляска, которую власти США долго не хотели покупать, стала американским владением. Этот регион продолжал быть убыточным для казны, пока на его территории не было найдено золото — хотя, собственно говоря, сама Клондайкская золотая жила находилась в Канаде, но река выносила песок и на Аляску. Причем этих «остатков» хватило надолго — прибыль от добычи золотого песка к 1904 году составила 11 миллионов долларов США. То есть расходы на приобретение полностью окупились.

 

 

Сейчас многие россияне считают, что продажа Аляски была большой ошибкой и недальновидным решением. Мол, если бы владения русских в Америке сохранились, то во времена СССР их бы окончательно освоили и наладили бы добычу и золота, и нефти, и леса, и города бы нормальные построили, и систему ПРО против ракет США разместили бы. Однако те, кто так думают, не принимают во внимание одной простой вещи — а удалось бы России удержать эти колонии в бурном XX веке? Например, их могла бы отнять Япония как во время Русско-японской, так и во время Второй мировой войны.

 

 

Ведь удалось же войскам Страны Восходящего Солнца в 1904 году захватить более населенный и укрепленный Сахалин, что располагался куда ближе к материковой части Империи! Да и во время Второй мировой войны японцам удалось-таки высадить десант на Алеутских островах. И если американцы, которые не были тогда заняты войной с Германией, ликвидировали его достаточно быстро, то СССР вряд ли бы мог сделать это — советские войска тогда почти все были на Западном фронте.

 

Не исключен и вариант того, что Русская Америка могла бы стать прибежищем белогвардейских частей, которые эвакуировались бы туда после поражения в Гражданской войне на материке. В этом случае колонии все равно бы были потеряны для СССР — и в случае возникновения там «альтернативной России», и в ситуации присоединения их к США или Канаде в качестве оплаты за американскую либо британскую помощь в борьбе против большевиков.

 

Словом, удержать эти территории нашей стране не удалось бы ни при каком раскладе сил. Поэтому решение о продаже Аляски американским властям в любой ситуации было единственно правильным — не только в то время, но и в исторической перспективе…

 

Антон Евсеев

На Кубани испытали новейшие ударные боевые вертолеты Ми-35М

  На Кореновской авиабазе, расположенной в 70 километрах от столицы Кубани, состоялись первые пробные полеты новых усовершенствованных вертолетов Ми-35М.

В воздух поднялись сразу три боевые машины.

 Всего у авиабазы таких машин четыре. Как уже сообщалось, последние два ударных вертолета прибыли сюда в середине августа прямо с ростовского завода-изготовителя.

 Для управления новинками летчики прошли специальную переподготовку в Центре боевого применения и переучивания летного состава армейской авиации в городе Торжок Тверской области.

 

 

— Это сделали пока пять экипажей — десять кубанских асов, — рассказывает летчик авиабазы, капитан Андрей Скиданчук. — Сначала все прошли теоретическую подготовку, потом каждый полетал с инструктором. Это все заняло около месяца, приблизительно 150 учебных часов. В принципе, сложности никакой не было, ведь в управлении новые машины гораздо проще своих предшественников.

 Вертолет Ми-35М — модернизированная версия Ми-24. Он, по словам военных, предназначен для уничтожения бронетанковой техники противника, эвакуации раненых и перевозки грузов в кабине и на внешней подвеске. У машины есть подвижная установка с двуствольной пушкой ГШ-23 калибра 23 миллиметра и противотанковые управляемые ракеты типа «Штурм». Одной из особенностей конструкции стали облегченные неубирающиеся шасси и укороченные крылья — весит такая машина гораздо меньше предшественника.

 К тому же Ми-35М имеет более мощный двигатель, чем предшественник. Увеличилась и высота полета машины — теперь она более шести тысяч метров.

 Вертолет оснащен приборами ночного видения и тепловизионной системой наблюдения, которая позволяет обнаруживать и распознавать объекты в любое время суток на расстоянии в несколько километров. Также здесь есть современная спутниковая система навигации, связанная с бортовым компьютером. Это сокращает время определения навигационных параметров, расчета маршрута и выдачи его на экран монитора командира экипажа более чем в два раза.

 Чудо-машины военные летчики не только подняли в воздух, но и опробовали их оборудование. На авиабазе состоялись небольшие учения. Три экипажа на новеньких Ми-35М стреляли из всего оружия по наземным мишеням.

 Как сообщает пресс-служба Южного военного округа, планируется до конца 2012 года направить в части округа еще шесть таких машин.

 Как передает «РИА Новости» со ссылкой на начальника пресс-службы ЮВО полковника Игоря Горбуль, очередная партия Ми-35М включала две машины.

 На данный момент на базе армейской авиации ЮВО находятся четыре вертолета Ми-35М, из которых две машины поступили в 2012 году.

 Как передает «РИА Новости» со ссылкой на начальника пресс-службы ЮВО полковника И.Горбуль, до конца 2012 года в ЮВО могут поступить до шести новых вертолетов Ми-35М.

 

http://topwar.ru/

 

 

Российские ВВС и зарубежная пресса

Порой бывает интересно ознакомиться с тем, что про тебя думают другие. Текущее реформирование и перевооружение российской армии привлекает внимание зарубежных стран и тому есть множество причин. Как следствие, появляется большое количество различных мнений положительного и отрицательного характера. Давайте посмотрим, что думают об обновлении наших военно-воздушных сил зарубежные, как их теперь принято называть, коллеги.

 

Мнений по этому вопросу великое множество, что, честно говоря, не удивляет. Одни критикуют, другие хвалят, третьи – обвиняют в милитаристских замашках, а четвертые держат нейтралитет. В целом, подобная «обстановка» наблюдается и с зарубежными мнениями относительно всей российской оборонной промышленности и вооруженных сил. Стоит отметить, что хвалебных оценок крайне мало – по ряду причин зарубежные эксперты и журналисты больше любят слагать оды своим вооруженным силам, а не зарубежным. Тем не менее, российская армия время от времени получает сдержанные похвалы. Так, в сборнике статей Can Russia Reform: Economic, Political and Military Perspectives («Может ли Россия провести реформу: экономические, политические и военные перспективы») за авторством сотрудников колледжа US Army War College и других организаций содержится ряд интересных заявлений. Анализируя информацию по реформированию российских вооруженных сил, профессор Нью-Йоркского университета М. Галеотти пришел к выводу, что московские военачальники наконец сделали ряд важных решений. К ним относится курс на постепенный отказ от малоэффективной призывной системы, изменение структуры войск, а также срочное перевооружение. По мнению Галеотти, российское министерство обороны в настоящее время делает то же самое, чем в конце 90-х занимался Пентагон. Похвала путем сравнения со своей армией. Ничего не скажешь, оригинальный ход. Подводя итог, Галеотти приводит срок в десять лет, в течение которого значительно увеличится потенциал российских вооруженных сил.

  

В то же время, сдержанные и достаточно логичные рассуждения на тему нередко тонут в массе крикливых «сенсаций». К примеру, весной этого года российское Минобороны заявило о возобновлении закупок зенитных комплексов С-300В. Этой новости предшествовало немало различных событий, споров и т.д., но в итоге все закончилось твердым намерением продолжить закупку. Однако в зарубежных, да и в отечественных СМИ моментально разлетелись однообразные «анализы», имеющие мало общего с реальностью. К сожалению, по прошествии нескольких месяцев невозможно найти конкретного автора «гениальной» идеи. Суть последней сводилась к тому, что новые ЗРК С-400, якобы не соответствуют требованиям военных. Поэтому армия возобновила покупку старых комплексов. Пожалуй, такие глубокомысленные утверждения говорят исключительно об уровне компетенции их автора. С-300В и С-400 имеют разное предназначение и, как следствие, закупка одного комплекса на замену другого по определению невозможна. Тем не менее, несколько недель после того сообщения продолжались споры относительно «негодного» ЗРК С-400.

 

В отношении российской авиации время от времени появляются такие же смелые, но одновременно глупые заявления. К примеру, журналисты итальянской газеты La Repubblica применили по отношению к истребителю Т-50 интересное определение «дешевая копия F-22», а фронтовой бомбардировщик Су-34, по мнению сразу нескольких британских и американских экспертов, является представителем заведомо устаревшего класса техники. Конечно, можно понять этих зарубежных граждан – реклама «Раптора» и взгляды военного руководства на войну в воздухе делают свое дело. Только вот эти самые взгляды могут различаться, а для самолета важна не внешняя похожесть на что-то, а совокупность характеристик.

  

Примечательно, что зарубежная реакция на проект ПАК ФА в некоторой мере является следствием проводимого отечественными самолетостроителями «пиара».

Реклама отечественного самолета отчасти похожа на то, чем последние лет двадцать занимается Lockheed Martin. Как ни крути, но военная техника нуждается в продвижении, независимо от планов на ее продажу: даже если она делается исключительно для себя, ее расхваливание повысит престиж вооруженных сил, а также окажет влияние на стратегов вероятного противника. Для примера можно взять все тот же F-22. В ближайшие годы США не собирается продавать этот самолет зарубежным странам. Тем не менее, похвалы в его адрес стали идти чуть ли не с момента начала разработки. Стоит признать, что самолет действительно неплохой, хотя и имеет некоторые недостатки. Но все же подъем престижа своих вооруженных сил путем «раскрутки» подобного проекта выглядит неоднозначно. Примерно такая же ситуация сложилась с «младшим братом» F-22 – F-35. Самолет тоже обещает быть хорошим, тоже имеет ряд недостатков, и точно так же удостоился массы самых лестных эпитетов. С другой стороны, хвастовство характеристиками F-35 смотрится логичным: именно этот истребитель должен пойти на экспорт. Российские инженеры совместно с индийскими коллегами сейчас работают над проектом FGFA, в ходе которого создается альтернативная модификация истребителя Т-50. Предполагается, что истребители FGFA сначала будут строиться для Индии, а затем выйдут на международный рынок. Поэтому можно даже сказать, что российские авиастроители недостаточно рекламируют свой самолет пятого поколения. Как показала практика, разворачивать подобные кампании никогда не рано.

 

Характерным последствием информационной открытости является то, что в распоряжении зарубежных журналистов и аналитиков оказываются правдивые данные относительно количественного, а порой и качественного переоснащения. Оглашаемые количества закупаемой техники чаще всего получают положительные оценки. Правда, похвалы звучат с некоторыми оговорками, чаще всего с характеристиками наподобие «если получится». Нередко встречаются и осуждающие высказывания, которые при желании можно считать признанием мощи отечественных ВВС. Очевидно, что жесткое осуждение и обвинения в милитаризме, имперских амбициях и т.п. далеко не всегда основываются на желании сохранить мир во всем мире. Порой это бывает проявлением нежелания видеть конкурентов. Отсюда появляются различные специфические публикации, в которых «с цифрами в руках» читателю пытаются доказать если не грядущий провал перевооружения, то, как минимум, его слишком малые темпы. Так, прошлой осенью журналисты французского портала Geostrategie.com предприняли попытку показать несостоятельность российской Госпрограммы перевооружения путем обращения к статистике за предыдущие годы. Само собой, такое сравнение не является корректным, ведь в 2011 году ассигнования на закупку новых самолетов и вертолетов были ощутимо выше, чем в любой из предыдущих годов.

 

И все же в каждой последующей публикации даже самые ярые критики российских вооруженных сил в целом и ВВС и частности вынуждены признавать достигнутые успехи. В результате появляются статьи «стратегического» характера, в которых авторы пытаются выяснить возможные последствия обновления вооруженных сил России. Среди подобных публикаций, на наш взгляд, наибольший интерес представляет недавняя статья из польского издания Polska. Словно отмечая годовщину победы в сражении за Варшаву во время Советско-польской войны, журналист А. Козиньский попытался представить, что будет, если Россия и Польша прямо сейчас вступят в военный конфликт. По мнению польского журналиста, стратегия российской армии будет ровно той же, какой она была во времена Великой Отечественной войны – «бросание в бой такого большого количества солдат, какое противник был бы не в состоянии остановить». К такому выводу Козиньский прилагает доказательство: самая новая техника в вооруженных силах России – подлодки «Антей», которые будут попросту бесполезными в войне с Польшей. Стоит отметить, что пан Козиньский все же не призывает к шапкозакидальству. Он признает, соотношений сил польской и российской армий не позволяет делать далеко идущие выводы о результатах такого конфликта.

 

Другой польский журналист, В. Майковский из Polityka Globalna, разбирая особенности международного патрулирования Прибалтики истребителями, делает менее смелые выводы. По его словам, регулярные полеты российской авиации над нейтральными водами Балтийского моря не ведет к прямому столкновению, хотя в отдаленной перспективе может привести к росту напряжения в регионе. С другой стороны, министр обороны Литвы Р. Юкнявичене утверждает, что полеты российских самолетов и их сопровождение летчиками стран НАТО уже давно вошло в обычную практику и в подавляющем большинстве случаев не имеет каких-либо неприятных последствий.

До сих пор самым серьезным инцидентом, связанным с полетами российских самолетов над Балтийским морем, остается крушение истребителя Су-27, произошедшее в сентябре 2005 года. Самолет был потерян по причине технической неисправности, а все последующие проблемы ограничились достаточно нервозными заявлениями МИД Литвы.

 

Рассматривая различные мнения из публикаций заграничной прессы, приходишь к выводу, что и журналисты, и военные эксперты, и военачальники зарубежных государств все же понимают, что текущее реформирование и перевооружение российских вооруженных сил закончится успешно. Ряд вещей позволяют им сомневаться в полнейшем выполнении всех планов, но сам факт повышения мощи и обороноспособности они признают. Конечно, встречаются некоторые «отщепенцы», которые пытаются привязать майскую катастрофу лайнера SSJ-100 к перспективам истребителя Т-50, разработанного той же фирмой или выставить все планы каким-то пусканием пыли в глаза. Но порой такая критика становится до того злобной и местами беззубой, что остается только один вывод: страх (возможно) мешает видеть реальное состояние дел и заставляет прибегать к не самым лучшим методам агитации и пропаганды. В то же время, количество подобных «критиков» не столь велико. Большая часть серьезных изданий, тем более военно-промышленного профиля, предпочитает серьезный подход к делу. К примеру, в журнале Air International уже неоднократно упомянутый Т-50 не называют копией американского истребителя, а корнем проблем и возможного срыва Госпрограммы перевооружений видят особенности взаимоотношений Минобороны и предприятий-производителей.

 

Косвенным доказательством улучшения обстановки в сфере российской военной авиации могут быть слова из статьи профессора М. Галеотти. Он полагает, что главной проблемой развития российской армии является специфический подход к делу со стороны некоторых оборонных предприятий. Бюрократическая машина имеет свои интересы, которые порой могут идти вразрез с финансовыми планами военного ведомства. Кроме того, хорошо себя чувствует коррупция, что также не облегчает жизнь. Тем не менее, «встряска» предприятий путем закупки зарубежной военной техники коснулась только кораблестроителей, производителей бронетехники и предприятия, занимающиеся конструированием беспилотных летательных аппаратов. Авиастроительная отрасль пока избежала таких «намеков», за исключением вертолетного сектора.

 

За рубежом работает и пишет очень много военных экспертов, журналистов и аналитиков. Как следствие, количество мнений по тому или иному вопросу просто колоссально. В таких условиях создается благоприятная обстановка для пропагандистской работы: можно набрать множество статей исключительно со злобной критикой и выдавать ее за главенствующее мнение, а можно поступить наоборот. Поэтому зарубежную прессу стоит изучать исключительно для общего информирования и понимания современных тенденций. Что касается далеко идущих выводов, то они могут быть сделаны только на основании анализа множества публикаций и не факт, что они будут сильно отличаться от измышлений отечественных аналитиков.

 

 

По материалам сайтов:

http://inosmi.ru/

http://vz.ru/

http://periscope2.ru/

http://foreignpolicy.com/

http://repubblica.it/

http://bbc.co.uk/

http://geostrategie.com/

http://polskatimes.pl/

http://politykaglobalna.pl/

http://airinternational.com/

Американская морская пехота получит новый ударный вертолет

Американская компания Bell Helicopter, Textron Inc. заявила об одобрении производства новейшего ударного вертолета «AH-1Z Cobra» или «Зулус».

 

В общей сложности до 2019 года в ряды Морской пехоты США планируется поставить 189 машин, которые заменят более раннюю модификацию вертолета AH-1W. О стоимости сделки не сообщается.

 

Главное отличие новой версии изделия заключается в том, что оно является четырехлопастным. На машине установлена улучшенная трансмиссия и система посадки. Кроме того, вертолет обладает полностью интегрированной стеклянной кабиной и улучшенной авионикой. «AH-1Z Cobra» способен действовать при любых погодных условиях и в любое время суток. Новейшая система наведения и идентификации  целей позволяет экипажу выполнять задачи на больших расстояниях.

 

Вооружение «Зулусов» представлено ракетами воздух-воздух ближнего радиуса действия «AIM-9 Sidewinder», 70-мм неуправляемыми ракетами «Hydra-70», ракетами воздух-земля «AGM-114 Hellfire», различными бомбами  и 20-мм пулеметом.

 

Вертолет впервые взлетел в 2000 году и был представлен широкой публике в сентябре 2010 года.

 

Источник новости:

 

Bell Helicopter AH-1Z earns Navy approval for full rate production

 

1812 год: странная война на юге России

Боевые действия на южном направлении в начале войны 1812 года были весьма успешными для русских. Армия генерала Тормасова, хоть ей и не удалось выйти в тыл Наполеону, все-таки нанесла противнику ряд поражений и оттянула на себя значительные резервы. Противостоящие же ей австрийские и саксонские войска не рвались в бой — это была не их война. Сейчас уже сложно сказать, насколько четко Наполеон, готовя вторжение в Россию, прорабатывал со своими полководцами фланговые операции Великой Армии. У многих историков (да и у автора этих строк тоже) возникает впечатление, что им вообще не придавалось большого значения — ведь французский Император рассчитывал разгромить русских уже в приграничных сражениях. Однако если войскам на северном направлении все-таки ставились конкретные задачи (овладеть побережьем Балтики и занять Петербург), то вот о южном направлении французские стратеги совсем позабыли. И, как выяснилось позже, совершенно зря. Следует заметить, что и разведка на юге велась французами, что называется, абы как. Наполеон был уверен в том, что находящаяся там третья армия, которой командовал генерал от кавалерии граф Алексей Петрович Тормасов, насчитывает всего девять тысяч человек. Поэтому он решил, что для прикрытия южного фланга Великой Армии будет достаточно сил шестнадцатитысячного саксонского корпуса под началом генерала Жана Луи Ренье. Однако эти данные были ошибочными — согласно спискам по предоставлению военного довольствия, армия Тормасова насчитывала 46 тысяч человек при 164 орудиях. Правда, в отличие от войск под командованием Барклая де Толли и Багратиона, это войсковое соединение не было собрано в единый кулак. В Луцке, где было ставка командующего, находилось примерно 20 тысяч человек при 132 орудиях. Все остальные части были разбросаны по разным городам, и их еще предстояло собрать воедино, на что времени у Александра Петровича, увы, было не так-то и много. Кроме того, на юге имелась и еще одна армия, которая находилась у устья Дуная. Это элитное соединение, состоявшее в основном из ветеранов недавней войны с Турцией, возглавлял адмирал Павел Васильевич Чичагов. Дунайская армия насчитывала 38 тысяч человек при 150 орудиях. Сперва Александр I специально рекомендовал ее командующему задержаться на юге, поскольку не был уверен в том, что Турция не воспользуется войной с Наполеоном и не нападет на Россию. Однако после, увидев, что турки не собираются этого делать, приказал Чичагову выступить на соединение с Тормасовым. Итак, картина получалась весьма парадоксальной — на южном фланге русские войска численно превосходили неприятеля, однако то, что они были разбросаны на огромной территории, лишало их возможности вести активные действия. Тем не менее, Тормасова это, похоже, совсем не смущало. Доведя численность своих войск до 25 тысяч человек, он двинул армию против Ренье, разделив ее при этом на пять отрядов. Собственно говоря, именно так и предусматривал план генерала Пфуля, согласно которому армия Барклая де Толли должна была задержать противника, армия Багратиона — ударить ему во фланг, а войска Тормасова — опрокинув Ренье, зайти в тыл французам. И вот, 24 июля кавалерийский отряд генерала Шербатова, выбив два эскадрона саксонцев из Бреста, занял город. Днем позже отряд генерала Мелиссино выбил саксонцев из Пинска. Ренье, почувствовав неладное, направил против Тормасова бригаду в пять тысяч человек под командованием генерала Кленгеля. 26 июля она заняла город Кобрин, а на следующий день с юга туда подошли основные силы Тормасова — 18 тысяч солдат при 130 орудиях. В то же время отряды генералов Щербатова и Ламберта приблизились к Кобрину с западной стороны. Таким образом Кленгель попал в хорошо расставленную ловушку, хотя тогда, 27 июля, он об этом еще не подозревал. На рассвете саксонцы попытались выйти из города, однако конные отряды Щербатова, Ламберта и командующего авангардом Тормасова генерала Чаплица не дали ему этого сделать. Всякий раз, когда противник пытался выйти из города, он натыкался на кавалерийские заслоны и был вынужден отступить обратно. К середине дня, когда подошли основные силы, доблестному генералу Чаплицу удалось ворваться с 13-м егерским полком в Кобрин с востока, а бдительный Ламберт послал два полка казаков на северную дорогу на Пружаны, для того чтобы отрезать саксонцам пути отхода. Таким образом, бригада оказалась в окружении, выйти из которого она так и не смогла. Тем временем Тормасов не спешил атаковать город, поскольку справедливо полагал, что в уличных боях его армия может понести большие потери. Он выделил два пехотных полка для блокирования противника, после велел подвести артиллерию и приказал им устроить неприятелю «огненный ад». Русские артиллеристы быстро пристрелялись, и саксонцам уже нигде не удавалось спрятаться — ядра и картечь везде доставали их. Кроме того, Кобрин, который был практически весь деревянным, сразу же загорелся. Следует заметить, что здесь Тормасов поступил несколько опрометчиво. Он не учел того, что в Кобрине еще оставались мирные жители, которые также, как и саксонцы гибли от огня, дыма и снарядов. Один из участников боя князь Вяземский написал позже, что: «Все было в пламени, жены, девушки в одних рубашках, дети, все бегут и ищут спасения; сражение в пожаре, быстрое движение войск, раскиданные неприятелем обозы, ревущей и бегущей скот по полю, пыль затмила солнце, ужас повсюду». Кстати, в наше время за такие действия Тормасова сочли бы военным преступником. Однако, судя по всему, Александр Петрович сделал это неспециально — он очень спешил и не успел произвести разведку. Позже генерал говорил, что он был уверен в том, что в городе никого нет, кроме неприятеля — в противном случае он не стал бы вести такой интенсивный обстрел. Тем временем саксонцы, потеряв убитыми две тысячи человек, попытались занять позиции в полуразрушенном Кобринском замке, однако ядра доставали их и там. В итоге к концу дня генерал Кленгель, а вместе с ним и 2300 солдат и офицеров сдались в плен русским, которые потеряли под Кобриным всего 77 человек убитыми и 182 ранеными! Победителям также досталось все восемь орудий бригады. Когда Ренье на следующий день узнал о поражении Кленгеля, он отступил к Слониму и запросил помощи у Наполеона. Тому пришлось послать на выручку 30-ти тысячный австрийский корпус под командованием генерала Карла Филиппа князя Шварценберга, весьма опытного полководца. И хотя это было очень рискованно, поскольку приходилось отсылать резерв перед Смоленским сражением, однако выхода не было — в противном случае Тормасов, окончательно разгромив Ренье, мог ударить с тыла. Шварценберг соединился с Ренье 30 июля, а на следующий день Тормасов, имея под рукой 18 тыс человек (остальные войска пришлось отправить на границу с герцогством Варшавским, ибо прошли слухи о приближении пополнений Ренье из польских добровольцев), выступил против этого соединенного корпуса, в котором было свыше 40 тысяч бойцов. Бой, произошедший у села Городечно, историки до сих пор считают самым странным в войне 1812 года. У всех создавалось впечатление, что драться жаждал только мечтавший о реванше Ренье, а Шварценберг делал все для того, что бы уклониться от схватки. Следует заметить, что русские заняли весьма выгодную позицию — с фронта она была доступна лишь по трем плотинам, шедшим через болотистый приток реки Мухавец, правый флангее упирался в болото, а левый был прикрыт лесом. В начале сражения Шварценберг приказал корпусу Ренье и двум австрийскими бригадам обойти Тормасова слева, однако все атаки неприятеля были отбиты, причем с большими потерями для него. Тогда Ренье атакуют русских на правом фланге, однако и тут терпит неудачу — мало того, что Тормасов отбивает атаку, так еще и переходят в контратаку, рассеивая Саксонский Легкий полк, бывший в арьергарде. К вечеру саксонцы вновь пытаются пробить оборону русских на левом фланге и им даже удается потеснить наши войска, однако Тормасов вводит в бой резервы, которые обращают неприятеля в бегство. Видя это, Шварценберг приказывает отступить. Кстати, большая часть его войск весь день вообще не предпринимала каких-то активных действий — австрийцы лишь вели с русскими артиллерийскую дуэль. В итоге саксонцы потеряли около двух тысяч убитыми и 230 солдат и офицеров пленными, а австрийцы — где-то около трехсот человек убитыми и ранеными. Такое поведение Шварценберга кажется совершенно непонятным, однако вполне возможно, что он прекрасно знал о соглашении, которое заключили австрийский и русский Императоры еще до начала войны. Тогда уже было ясно, что Австрия не сможет уклониться от участия в ней на стороне Наполеона, однако ее войска вовсе не хотели воевать с русскими. В результате договорились о том, что никаких активных действий в России австрийцы предпринимать не будут. Только этим и можно объяснить пассивность Шварценберга под Городечно, а также тот факт, что Тормасов не атаковал позиции австрийцев даже тогда, когда для этого представлялась прекрасная возможность. Итак, бой все-таки выиграли русские, хотя их потери были значительными — 1300 солдат и офицеров. Ночью Тормасов, проанализировав ситуацию, принял решение отступить обратно к Луцку. Дело в том, что с границы приходили тревожные вести — поляки срочно формировали партизанские отряды, которые, перейдя границу, должны были действовать в тылу его армии. Кроме того, было неспокойно в окрестностях Бреста и Кобрина — местные жители, большинство которых составляли поляки и литовцы, считая, что Наполеон пришел освободить их от «гнета» русских, готовились поднять восстание. В такой ситуации было разумно вернуться в Луцк, собрать там всю армию в единый кулак, дождаться прихода войск Чичагова и потом уже атаковать неприятеля. Александр Петрович так и поступил — на следующий день его войска начали отход. Шварценберг и Ренье, «тактично» подождав сутки, осторожно двинулись за русскими, причем на весьма почтительном расстоянии. Ренье, который уже дважды «получил по носу», не спешил снова испытать на себе удары русских войск, а Шварценберг вообще не хотел сражаться — его корпус шел позади саксонцев. К концу августа русские войска пришли в Луцк, а противник занял позиции неподалеку. До середины сентября обе стороны занимались лишь маневрированием — саксонцы и австрийцы не горели желанием ввязываться в бой с русскими, к которым подходили резервы, а Тормасов тоже не особенно спешил, поскольку время работало на него — Чичагов был уже близко. И хотя основной задачи — ударить Наполеона с тыла — третья армия выполнить все же не смогла, однако летние бои на юге все же не были напрасными. Героические действия наших солдат и офицеров заставили Наполеона расстаться с еще одним сильным резервом — корпусом Шварценберга. Таким образом, их собратьям под Смоленском и при Бородино было все-таки чуточку легче воевать… http://www.pravda.ru/ Антон Евсеев