У стен Кремля бушуют военно-африканские страсти

Сразу две страны «черного» континента, опасаясь США, нетерпеливо ждут у себя российские базы
Похоже, чудесное спасение Москвой сирийского президента Башара Асада, приговоренного было самоуверенными американцами к повторению политической судьбы Муаммара Каддафи, весьма впечатлило многих политических лидеров. Особенно — в Африке. С началом 2019 года оттуда почти одновременно пришло сразу две новости, свидетельствующие, что российского заступничества просто жаждет руководство еще как минимум двух государств «черного» континента.
Сначала 10 января министр обороны Центральноафриканской республики (ЦАР) Мари Ноэль Койяра в интервью РИА «Новости» сообщила, что не исключает возможности размещения в ее стране российской военной базы. «Мы о конкретном развитии базы еще не говорили, но такая возможность не исключается в рамочном соглашении . Если президентами, как верховными главнокомандующими, как руководителями нации, будет принято решение о размещении базы, значит, к этому наши страны придут. Ну, а мы, как министры, уже будем его реализовывать», — заявила Кояра.
Причем, весьма солидной (правда, пока — главным образом лишь в смысле внешнего облика) главой оборонного ведомства ЦАР сказано это на фоне и без того быстро крепнущего военного и военно-технического сотрудничества ее страны и РФ. В августе 2018 года с этой республикой мы подписали соответствующее межправительственное соглашение. Затем, по сведениям директора департамента Африки МИД России Андрея Кемарского, Москва безвозмездно поставила своему новому союзнику в Африке крупную партию стрелкового оружия. А еще — направила туда же 175 военных инструкторов. С их помощью в 2018 году в учебном центре в Беренго уже подготовлено более 1600 военнослужащих и 600 сотрудников жандармерии, полиции и национальной гвардии.

Теперь, значит, Банги (не уверен, будто все наши читатели знают, что именно так называется столица сильно заинтересовавшей нас в минувший год страны) захотелось заиметь на своей земле еще и российскую военную базу. Зачем?
Ответ, видимо, кроется в сложной политической ситуации в ЦАР. С 2013 года там не кончаются ожесточенные вооруженные столкновения между правительственными силами и местными ополченцами с одной стороны и мусульманскими повстанцами из коалиции «Селека» — с другой. В разоружении мятежников принимают участие французские войска, чей контингент находится в ЦАР на постоянной основе. В миротворческих операциях участвовала и военно-транспортная авиация США. Теперь, выходит, в эту политическую кашу все плотнее втягивается и Россия.
Однако российских солдат давно мечтают увидеть не только в Центральноафриканской республике. Ровно в тот же день, когда в городе Банги госпожа Мари Ноэль Койяра сочла нужным и своевременным побеседовать с корреспондентом РИА «Новости», в Москве премьер-министр РФ Дмитрий Медведев подписал тоже очень любопытный документ. А именно — соглашение об упрощенном порядке захода военных кораблей России и Судана в порты обоих этих государств.
Согласно проекту соглашения, в частности, уведомление о заходе в порт любой экипаж должен подать всего за семь дней до швартовки или постановки на якорь. В территориальных водах принимающего государства одновременно может находиться не более семи кораблей другой стороны. И при этом — без оружия массового поражения. Принимающее государство обязано следить за безопасность моряков во время пребывания.

Каждому абсолютно понятно, что все эти любезности с упрощенным порядком носят исключительно односторонний характер. Ведь нельзя же вообразить, что ВМС Судана, насчитывающие всего два малых десантных корабля и пару десятков крошечных сторожевых и патрульных катеров, хоть когда-нибудь доберутся до Севастополя, Новороссийска или Кронштадта? Стало быть, речь исключительно о грядущих облегчениях для ВМФ России.
Но вот что особенно важно: вначале-то речь тоже шла о создании и в Судане российской военной базы! И навязывал нам это решение именно Хартум (а так называется столица этой очень далекой от нас страны). Москва при этом весьма благосклонно рассматривала новую африканскую инициативу. В конце ноября 2017 года в Кремле переговоры на эту тему с президентом Судана Омаром Хасаном Ахмедом аль-Баширом были сочтены настолько важными, что за гостем в Хартум Владимир Путин выслал специальный борт из состава своего авиаотряда.
Возможно, на такой шаг российской стороне пришлось пойти потому, что господин аль-Башир Международным уголовным судом (МУС) давно обвинен в многочисленных военных преступлениях в собственной провинции Дарфур, опасается ареста и по этой причине за пределы страны выбирается крайне редко.

Но на встречу с нашим президентом, судя по всему, суданский лидер вылетел с легким сердцем. Во-первых, потому, что Москва не ратифицирована Римский статут и поэтому не обязана выполнять распоряжения МУС. А во-вторых, аль-Башир тогда вез в Россию предложение, от которого, как, наверное, он сам думал, Путину будет трудно отказаться. Конкретно: с целью гарантированной защиты от агрессии со стороны Соединенных Штатов открыть на территории Судана российскую военную базу. Был назван и район для нового приложения сил российских военных строителей — Порт-Судан, главные ворота страны в Красном море.
В том, что Кремлю давно хочется твердой ногой встать на побережье Красного моря, нет никаких сомнений. Потому что о том же мечтают и другие глобальные игроки. Ведь через эти воды, а также через Суэцкий канал и Баб-эль-Мандебский пролив, не только идет основной поток нефти с Ближнего Востока. Несколько лет назад Китай сильно подогрел общий экономический ажиотаж, обнародовав свою важнейшую внешнеполитическую инициативу «Один пояс — один путь».
Суть новации в объединении проектов «Экономический пояс Шелкового пути» и «Морской Шелковый путь 21-го века». По официальным данным Китая, «Один пояс — один путь» охватывает большую часть Евразии, соединяя развивающиеся страны. В том числе — «новые экономики» и развитые страны. Предположительный экономический масштаб — 21 триллион долларов.
Поэтому в этих водах становится все теснее от самых разных военно-морских флагов. То, что там сегодня происходит, стало сильно напоминать библейское Вавилонское столпотворение.
Судите сами. До недавнего времени торговые пути из Индийского океана в Красное море контролировала лишь крупная американская военная база в Кэмп-Лемонье (до 4 тысяч солдат и офицеров) и такая же база Франции (на ней же размещены немногочисленные германский и испанский воинские контингенты). Там же — небольшие военные базы Британии и Италии. Все эти объекты давно теснятся на территории крохотной страны Джибути у самого входа в Баб-эль-Мандебский пролив.
Однако недавно к обустройству собственных военных неподалеку объявила и Япония. С января позапрошлого года соответствующим соглашением с властями Джибути обзавелась Саудовская Аравия. А летом 2017 года вопреки протестам Вашингтона свою первую зарубежную военную базу в той же стране открыл и Китай.
Понятно, что встать вровень с ведущими военно-политическими игроками мира для Москвы очень соблазнительно. Тем более — нарастающую активность российского ВМФ в Красном море и в Индийском океане без опоры на новые военно-морские базы обеспечить просто невозможно.
И пусть Порт-Судан не совсем у входа в Баб-эль-Мандебский пролив — имеющимися у России высокоточными средствами огневого поражения оттуда без труда можно контролировать и его. Поэтому ничего удивительного, что Путин точно долго думал над прошлогодним приглашением аль-Башира. Как теперь, наверное, размышляет над еще одним приглашением из ЦАР. В которой, на самом деле, неплохо бы обзавестись как минимум аэродромом подскока для «стратегов» Дальней авиации и противолодочных самолетов ВМФ, без которых не обойтись в Индийском океане.
Таким образом, схематично аргументы «за» мы уже перечислили. Осталось сравнить их с теми, которые «против». Лучше всех их мог бы, полагаю, сформулировать вице-премьер Антон Силуанов: «Лишних денег в казне нет! И когда будут — неизвестно!». И с этим не поспоришь.
Судя по всему, в Кремле спорить и не стали. До поры, до времени соблюдать российские геополитические интересы в двух африканских странах пока доверено обычным наемникам. Тем, которых в печати принято называть частной военной компанией «Вагнер».
Как по мановению волшебной палочки, эти хорошо вооруженные и отлично обученные люди западными журналистами были недавно замечены и в Центральноафриканской республике, и в Судане. Вот что о работе россиян в этих двух государствах в первых числах января сообщает британская газета The Times: «Согласно сообщениям из Судана, офицеры группы „Вагнер“ были замечены в столице страны Хартум, где они обучают государственные силы безопасности на фоне антиправительственных протестов… Появились снимки десятков одетых в камуфляж белых мужчин, которых транспортируют в грузовиках и которые наблюдают за антиправительственными протестами в Хартуме… 66-летний Путин нацелен на то, чтобы Кремль вновь бросил вызов гегемонии Запада, развивая связи в области безопасности, а также коммерческие отношения с Африкой и разблокируя рынки для российских компаний, которые страдают под западными санкциями».
А вот сообщение той же газеты уже из ЦАР: «Как предполагается, в Центральноафриканской республике (ЦАР), соседней с Суданом стране, размещены сотни сотрудников группы „Вагнер“. В прошлом году они помогали в обучении военных».
Для Запада такая активность русских в Африке, естественно, давно стала непривычной. Вслед за Сирией приходится потесниться и здесь. Конечно, это вызывает злобное ворчание у былых хозяев «черного» континента.
Из досье «СП»
Африка становится весомым игроком на мировом рынке оружия и военной техники. На страны континента приходится до 10% мирового экспорта вооружений. Если в 1990—1999 гг. военные поставки в африканские государства составили $ 6,4 млрд., то в 2000—2013 гг. — почти $ 20 млрд. По темпам роста военных расходов — 5,9% — в 2014 г. континент вышел на первое место в мире. С 2005 по 2014 гг. военные расходы африканских государств выросли на 91% и в 2014 г. составили $ 50,2 млрд.
Для африканских стран Россия — основной поставщик вооружений: 35% оружия африканских стран родом из нашей страны. В 2016 году около 12% российского оружейного экспорта ушло странам континента. Это вторая по значимости площадка для торговли оружием после Азиатско-Тихоокеанского региона, куда, по оценкам стокгольмского Института мира, уходит две трети российского военного экспорта.

Сергей Ищенко
https://svpressa.ru/war21/

Как в армии России появились «вежливые люди»

24 октября в России отмечается день подразделений специального назначения – частей, известных как спецназ. Это слово, вошедшее в иностранные языки, стало символом крайне эффективной, скрытной и весьма искусной военной мощи. С чего началось создание спецназа и какие важнейшие задачи эти подразделения решают сегодня?
Вот уже 12 лет День подразделений специального назначения является официальным праздником. Сейчас в стране открыто чествуют тех, кто раньше оставался в тени. Ведь даже само название «спецназ» было секретным. О наличии этих подразделений в составе Вооруженных сил СССР наши «заклятые друзья» даже не догадывались.
Борьба с ядерной опасностью
После окончания Второй мировой все разведывательно-диверсионные подразделения были расформированы в армиях и флотах всех стран антигитлеровской коалиции. Но уже к концу 1940-х отношения недавних стран-союзниц заметно охладели. Продемонстрировав всему миру ядерную бомбу в Хиросиме и Нагасаки, американцы недвусмысленно дали понять, что начинается эра ядерного диктата – и диктатором будут США. Для реализации этих замыслов американцы разрабатывали программы по применению тактического ядерного оружия. И если стационарные пусковые установки (ПУ) можно было обнаружить и нанести по ним упреждающий удар, то мобильные ПУ представляли особую опасность, так как могли менять место стартовых позиций. Этому нужно было что-то противопоставить.
Поэтому директивой военного министра Союза ССР от 24 октября 1950 года при общевойсковых и механизированных армиях, в воздушно-десантной армии, а также в военных округах, не имевших армий, были созданы 46 отдельных рот специального назначения. Общее руководство формированием и подготовкой рот было возложено на 2-е Главное управление Генерального штаба.
Одной из основных задач новых подразделений стала разведка и уничтожение оперативно-тактических средств ядерного нападения. Кроме того, на спецназ легли задачи по ведению специальной разведки районов сосредоточения войск противника, его штабов, узлов связи и центров управления в интересах штаба фронта. Также спецназ должен был заниматься подготовкой резерва для формирования развед-диверсионных формирований и развертывания партизанских действий в тылу противника в случае его вторжения на территорию СССР.
Командирами рот специального назначения стали недавние участники войны – носители уникального боевого опыта. В руководстве спецназа были легендарные разведчики и командиры партизанских соединений.
Вклад маршала Жукова
В 1953 году значительная часть рот спецназа была сокращена, осталось лишь 12.
Штатная структура отдельной роты не позволяла организовать полноценную боевую подготовку, а также подготовку необходимого резерва в силу того, что на личный состав также ложились задачи несения внутренней и караульной службы и выполнение хозяйственных работ. В этой связи руководитель оперативной разведки генерал-майор Шерстнев Н. В. обратился к министру обороны Жукову Г. К. с предложением на штатной численности оставшихся рот сформировать три батальона. Понимая значимость специальной разведки, Георгий Константинович принял решение о формировании не трех, а пяти отдельных батальонов, в то же время он принял решение оставить и три отдельные роты. Отдавая себе отчет в том, что постепенно из войск уходят участники войны, а спецназ требует особой подготовки, Жуков также решил создать второе воздушно-десантное училище в Тамбове, где должны были готовить офицеров спецназа.
Однако это в итоге стоило ему должности. Партийное руководство испугалось инициативы волевого маршала, и его обвинили в подготовке подразделений для организации военного переворота в стране и захвата власти.
К счастью, батальоны все же были сформированы в Северной группе войск, Группе советских войск в Германии, а также в Прикарпатском, Закавказском и Туркестанском округах первого стратегического эшелона. Эти организационно-штатные мероприятия позволили повысить качество боевой подготовки и усилили возможности специальной разведки.
В связи с обострением международной обстановки в начале 1960-х ветераны партизанских действий обратились в ЦК КПСС с письмом, в котором предлагали сформировать штатные подразделения, на основе которых в годы войны можно было бы оперативно сформировать партизанские соединения для действий в тылу противника. В результате вышло постановление ЦК КПСС № 338 «О подготовке кадров и разработке спецтехники для организации и оснащения партизанских отрядов». Министерство обороны во исполнение данного постановления провело учения, в ходе которых в каждом округе из военнослужащих запаса были сформированы бригады численностью 1700 человек, которые в течение месяца осваивали секреты разведывательно-диверсионной деятельности в тылу противника под руководством опытных диверсантов, прошедших войну. Результаты учений были признаны положительными, и 19 июля 1962 года вышла Директива Генштаба № 140547, которая предписывала командующим войсками соответствующих округов сформировать отдельные бригады специального назначения (обрСпН). Кроме того, в соответствии с директивой Генштаба к 1 октября 1961 года формировалось еще восемь отдельных рот специального назначения.
Уникальная техника
В начале 1960-х годов началось оформление специальной разведки как вида оперативной разведки. Разведывательно-диверсионные отделы и агентурно-диверсионное направление 5-го управления ГРУ, осуществлявшие руководство соединениями и воинскими частями специального назначения, получили наименование отделов и направления специальной разведки. С принятием в 1968 году Наставления по оперативной разведке специальная разведка была официально выделена в самостоятельный вид разведки, включающий органы управления и силы и средства: бригады, разведывательные пункты, роты специального назначения. Тем самым в 1968 году завершилось организационное оформление спецназа как составной части военной разведки.
Все подразделения спецназначения с момента их формирования получали на вооружение специальную технику и средства за счет ГРУ ГШ СССР. То есть у спецназа были на вооружении малогабаритные коротковолновые радиостанции, позволявшие осуществлять связь группы, действующей в тылу противника, с центром на дальности несколько тысяч километров, УКВ-радиостанции для связи внутри группы, обеспечивавшие устойчивое управление органами группы на дальности до 10 километров со штыревой антенной Куликова, а с антенной бегущей волны – на дальности до 25 километров, бесшумное оружие и малогабаритные минно-взрывные средства повышенной мощности, которых больше не имел ни один род войск Советской армии. Для связи использовались ШСН – шифры специального назначения. Все это имело гриф «совершенно секретно». Для доставки групп в тыл противника и быстрого сбора на площадке приземления использовались управляемые парашюты специального назначения (ПСН-66, ПСН-71).
На снабжение частей специального назначения поступали специальные пайки «Эталон № 5». Они имели небольшие габариты и вес при высокой калорийности. Это позволяло сократить общий вес груза, который переносил каждый разведчик. Но, тем не менее, в среднем вес боевой выкладки разведчика составлял около 30–35 килограммов.
Появление новой и уникальной техники и вооружения в спецназе требовало от командиров спецназа особых знаний. Тактика действий органов специальной разведки тоже сильно отличалась от общевойсковой. Все это потребовало создания учебного заведения, которое бы готовило именно командиров групп специального назначения.
В 1968 году в Рязанском воздушно-десантном командном училище им. Ленинского комсомола началось формирование 9-й роты курсантов, которые обучались по отдельной программе. Это серьезно повысило качество подготовки подразделений СпН. Главное разведывательное управление курировало процесс обучения курсантов, а выпускные экзамены принимала комиссия, которая приезжала из ГРУ.
Легендарная операция в Афганистане
Что касается боевого применения подразделений специального назначения, то оно было очень ограниченно. Так, во время чехословацких событий в 1968 году от восьми обрСпН действовало три группы специального назначения, которые осуществляли арест мятежного правительства Дубчека, а также решали иные специальные задачи.
Серьезным боевым крещением спецназа стал Афганистан, где Народно-демократическая партия Афганистана под руководством Нур Мохаммада Тараки осуществила апрельскую революцию и захватила власть в стране. Изначально курс нового правительства Афганистана был просоветским. В то же время внутрипартийные разногласия и борьба за власть привели к тому, что Тараки был убит, а власть захватил его ближайший сподвижник Хафизула Амин. Он скрыл от советского руководства факт устранения Тараки и постоянно обращался к советскому правительству с просьбой ввести войска для поддержки власти его режима. На крайний случай он просил прислать батальон десантников для усиления личной охраны.
В этой связи начальник ГРУ ГШ ВС СССР генерал армии Ивашутин П. И. 2 мая 1979 года поставил старшему офицеру направления специальной разведки полковнику Колеснику В. В. задачу сформировать в составе 15-й обрСпН 154-й отдельный отряд специального назначения, укомплектованный офицерами и личным составом трех среднеазиатских национальностей: таджиков, узбеков и туркменов. Именно поэтому батальон получил неофициальное название «мусульманский батальон», или коротко – «мусбат». Отличием батальона от всех подразделений специального назначения было то, что на его вооружении была боевая техника: БМП-1, БМД-1 и др. Штат в большей степени напоминал мотострелковый батальон. Поэтому он комплектовался за счет набора военнослужащих из танковых и мотострелковых частей ТуркВО и САВО. Но уникальным был не только состав подразделения, его техника и вооружение, уникальной была и программа боевой подготовки. Батальон преимущественно отрабатывал штурмовые действия.
В середине декабря батальон был переброшен самолетами в Баграм и впоследствии своим ходом прибыл в Кабул, где поступил в распоряжение майора Джавдата, командира бригады охраны дворца Тадж-Бек – резиденции Амина. Непосредственно дворец охраняла рота личной охраны, укомплектованная родственниками Амина. Вокруг дворца располагались подразделения бригады, насчитывавшей около 3000 человек. «Мусбат» занял позиции охраны между подразделениями бригады и ротой охраны, т. н. второе кольцо охранения. Вместе с отрядом прибыл В. В. Колесник, а также Ю. И. Дроздов и группы спецназа КГБ «Гром» и «Зенит». В определенное время полковнику Колеснику была поставлена задача разработать штурм дворца и устранение Амина. Детальный план был разработан и утвержден НГШ маршалом Огарковым. 27 декабря 1979 года батальон блестяще исполнил замысел В. В. Колесника. Операция заняла менее 50 минут. От отряда и от спецназа КГБ погибло при штурме по пять человек. Бригада охраны была нейтрализована, а рота охраны, понеся большие потери, сдалась после гибели Амина. Эта операция является эталоном и предметом изучения спецподразделений всего мира.
Успешно выполнив задачу, «мусбат» вернулся в Союз и вошел в состав 15-й бригады. Так началась афганская эпопея спецназа. На начальном этапе в Афганистане действовала 459-я оорСпН, т. н. кабульская рота. Ее действия были признаны эффективными, после чего в Афганистан были введены сначала два отряда, в 1984 году – еще два, и в 1985-м – три отряда и штабы 15-й и 22-й обрСпН. Восьмой отряд был сформирован уже в Афганистане.
Спецназ перекрывал караванные маршруты и перехватывал поставки оружия, боеприпасов и других предметов материально-технического обеспечения, которые поступали с территории Пакистана и Ирана. Спецназовцы громили караваны моджахедов из засад, уничтожали базы и базовые районы. Ведя воздушное патрулирование днем, группы спецназа пресекали перемещение подразделений и транспортных средств моджахедов. Именно спецназ ГРУ захватил первый образец новейшего ПЗРК «Стингер», который поставляли американцы моджахедам.
И сегодня в Сирии
Приход к власти М. С. Горбачева снизил интенсивность боевых действий, что в конечном итоге привело к выводу войск в феврале 1989 года. Но в Союзе начинались процессы, которые привели к развалу СССР. Действия Горбачева погрузили страну в череду межнациональных конфликтов – от Средней Азии и Закавказья в 1989 до Чечни и Северного Кавказа в целом по настоящее время. В период 1999–2001 гг. подразделения специального назначения действовали в Югославии.
Роль спецназа во всех указанных конфликтах не ограничилась банальным участием. Везде подразделения специального назначения решали самые сложные и ответственные задачи. К примеру, именно спецназ в Таджикистане стоял у истоков формирования Народного фронта Таджикистана и организовал его противостояние исламистским бандам. Благодаря действиям спецназа была прекращена гражданская война в Таджикистане, а кандидатуру президента страны Эмомали Рахмона согласовывали с офицерами спецназа. На Северном Кавказе спецназ брал в плен и ликвидировал наиболее одиозных полевых командиров: Салмана Радуева, Ширвани Басаева, Руслана Гелаева и многих других. Именно спецназ, действуя малыми группами в горах Чечни и Дагестана, находил и уничтожал замаскированные полевые базы бандитов.
2014 год потребовал от спецназа особого мастерства. Именно силами «вежливых людей» от спецназа ГРУ (причем без применения оружия) было обеспечено свободное волеизъявление народа Крыма и вхождение Республики Крым в состав Российской Федерации.
В настоящее время подразделения специального назначения успешно выполняют задачи по борьбе с международным терроризмом на территории Сирийской Арабской Республики. И здесь спецназ решает наиболее сложные и рискованные задачи. Успешные удары ВКС по объектам террористов были бы невозможны, если бы спецназ не выявлял эти объекты и не наводил авиацию на эти цели.

Текст: Сергей Козлов
https://vz.ru/

Солдатам сократят срок службы, а в армию возьмут за взятку

Чем отличается нынешний призыв от всех остальных
Так называемый «весенний» призыв новобранцев в Вооруженные силы РФ в самом разгаре — он проходит с 1 апреля по 15 июля. Но в военкоматах и на сборных пунктах, откуда будущих солдат и отправляют в армию, особого ажиотажа не наблюдается. Причем не только в тех российских городах, где начинается ЧМ-2018 по футболу, во время которого марш «Прощание славянки» может прозвучать разве что для российской сборной, а не для призывников. Людей в погонах, имеется ввиду полиция, обеспечивающая безопасность спортивных состязаний, здесь и так достаточно, поэтому травмировать психику английских и прочих фанатов прохождением людей в камуфлированной форме не будут. Тут дело в другом — самих призывников стало заметно меньше.
Соотношение «срочников» и контрактников на 2018 год в армии России — 15 процентов к 85-ти. Новобранцев планируется набрать сейчас 128 тысяч человек, при общей штатной численности военнослужащих, определенной указом президента РФ в марте 2017 года, в 1 миллион 13 тысяч 628 человек (это официальные данные, с точностью до одного «рядового Пупкина»). Еще три года назад призыв «Весна-2015» собрал по городам и весям 276 тысяч «салабонов». В начале 90-х под ружье ставили более 400 тысяч тех, кто как говорили, не сумел «откосить от армии». Сейчас ситуация изменилась — контрактники (им служить минимум 3 года), вытесняют военнослужащих по призыву, которым нужно оттарабанить всего-то 12 месяцев.
Забавная ситуация — если раньше военкомам давали взятку, чтобы юноша получил отсрочку от службы или «белый билет», то сейчас «заносят конверты», чтобы призвали в армию. Характерна подобная ситуация в большей степени для ряда северо-кавказских республик (в Дагестане, например, нельзя устроиться на госслужбу, если не отслужил), но и в других регионах России проблем с набором не возникает. Тут уже не военком бегает за «косарями», а они сами ищут рекламные буклеты с адресом военкомата. И когда недавно ряд депутатов Госдумы выступили с предложением увеличения сроков воинской службы (вероятно втайне мечтая о своем долголетии в законодательной власти), президент Владимир Путин отнесся к нему отрицательно — год службы остается в силе.
— Полная расслабуха для военкоматов сейчас, — отзывается на нынешнюю ситуацию с призывом Сергей Моисеев, который долгое время возглавлял объединенный военный комиссариат Савеловского района Москвы. — Даже в столице, которая прежде славилась «отказниками», большим количеством студентов, которые не горели особым желанием служить в армии, сейчас ситуация кардинально изменилась. Тем более, что и поблажек для выпускников вузов прибавилось.
Вчерашних студентов в армию призывать все же предполагается. Защитившим дипломы дадут отсрочку по весеннему призыву до 31 августа, но тут же вручат повестки уже на осенний призыв. Есть и положительные нюансы для тех выпускников вузов, кто не хочет прерывать учебную деятельность и «идти в солдаты». Студенты очной формы обучения аспирантуры, ординатуры и интернатуры имеют право на неоднократную отсрочку от призыва. И, теоретически, вплоть до защиты диссертации, но не более года после окончания учебы в вузе, можно забыть про дорогу в военкомат. А если дотянуть «в студентах» до 28 лет, которые являются предельным призывным возрастом, то о службе в армии можно вообще забыть. Ну, если только не появится желания попробовать себя в так называемых научных ротах и связать судьбу в последующем со службой в «оборонке».
К слову, таких «умных рот», появившихся в российской армии в 2013 году — 12 и службу в них проходят более 700 человек. Более 200 из них уже заключили контракт с МО и получили звания лейтенантов, некоторые (а это около ста человек) продолжили работу на предприятиях военно-промышленного комплекса.
Правила отсрочки от службы по-прежнему не распространяются на студентов не аккредитованных учебных заведений, проходящих обучение по вечерней, заочной и дистанционной форме, на тех, кто получает второе высшее образование. Двоечника, отчисленного за неуспеваемость, тоже с большой долей вероятности позовут в армейские ряды, предложив поменять студенческий на военный билет. Не изменилась и ответственность (административная и уголовная) за уклонение от воинской службы — тут можно и штраф на 200 тысяч рублей получить, и шесть месяцев принудительной работы или лишения свободы на срок до двух лет (статья 328 УК РФ).
Впрочем, до таких жестких мер дело не доходит и уклонистов за решетку никто не прячет — план-то по призыву выполняется. Среди «передовиков» по поставке новобранцев в армию числятся такие регионы как Мордовия, Свердловская область, Алтай и, как ни странно, Москва и Московская область, не особо ранее отличавшиеся рвением к солдатской службе.
Еще одна из особенностей нынешнего призыва в армию — уменьшение срока службы. Правда, всего на пару-тройку дней. Делается это за счет начала исчисления воинского стажа уже с момента прибытия новобранца на сборный пункт, а не с момента зачисления в списки воинской части. С подобной инициативой выступило само Минобороны, которое теперь, в случае подписание подобной законодательной инициативы, будет брать под крыло молодое пополнение прямо с порога военкомата и там же присваивать им звание «рядовой». Тут есть и своя закавыка — если раньше новобранец до прибытия в воинскую часть еще не нес ответственности, согласно уставов, и мог, например, безнаказанно употребить спиртное по дороге к месту службы или проигнорировать команды офицеров, то теперь он будет вынужден вытягиваться по струнке уже с момента попадания в призывную команду.
Еще одно нововведение нынешнего призыва — признанные ограниченно годными по состоянию здоровья при желании теперь могут самостоятельно пройти повторное освидетельствование и попасть-таки в армию. А в нее сейчас добровольно идут даже те, кто раньше радовался диагнозу плоскостопия, позволяющему получить отсрочку или освобождение от службы в армии. В Минобороны утверждают, что из «ограниченно годных» добились пересмотра заключений медицинских комиссий около трех тысяч человек.

Виктор Сокирко
https://svpressa.ru/

Чего достиг военный блок России и Белоруссии за 20 лет существования

2 апреля 1997 года был подписан Договор о Союзе Белоруссии и России. Документ ознаменовал этап политической интеграции двух государств, частью которой было военное партнёрство. Несмотря на турбулентность в отношениях, Москва и Минск никогда не ставили под вопрос необходимость укрепления взаимосвязей в сфере обороны. Удалось ли России и Белоруссии создать крепкий военный союз и кто является его противником, читайте в материале RT.
Плечом к плечу
Республика Беларусь (РБ) является единственным союзником России на западном направлении. Соседняя страна имеет для Москвы ключевое значение и в стратегическом, и в тактическом отношениях. Согласно обязательствам в рамках Организации договора о коллективной безопасности и двусторонних соглашений, оба государства в случае агрессии будут воевать плечом к плечу.
На территории РБ расположены два российских военных объекта. Радиолокационная станция «Волга» (Ганцевичи) отслеживает пуски межконтинентальных баллистических ракет (МБР) на северо-западном ракетоопасном направлении.
43-й узел связи ВМФ России (Вилейка) обеспечивает связь Главного штаба флота с атомными подводными лодками, несущими боевое дежурство в районах Атлантического, Индийского и частично Тихого океана.
В ответ Россия снабжает союзника широким спектром вооружений: стрелковым оружием, артиллерией, авиационной техникой и средствами ПВО. Большая часть поставок производится на льготной или безвозмездной основе. Пожалуй, самым дорогостоящим подарком РБ стала передача новейших зенитных ракетных комплексов С-400 в прошлом году.
«Только в 2016 году мы заключили уже более 20 контрактов на поставку и модернизацию военной техники. Ещё десятки контрактов находятся на стадии согласования или разработки», — заявил 2 ноября 2016 года министр обороны Белоруссии Андрей Равков на совместной коллегии с Минобороны РФ.
Белоруссия де-факто выполняет функции форпоста на западном направлении для России. Военное присутствие в РБ, поставка военной техники и взаимодействие в сфере обороны — ответ Москвы на усиление военной мощи НАТО.
«На западных рубежах Союзного государства США и другие члены НАТО активно наращивают свой наступательный потенциал, открывая новые базы и развивая военную инфраструктуру. Не прекращаются попытки навязывать свою волю другим странам с помощью экономического и политического диктата, а также военной силы», — подчеркнул министр обороны РФ Сергей Шойгу на совместной коллегии.
Региональная система безопасности
Военный союз России и Белоруссии скреплён десятками документов. Основополагающие принципы его функционирования указаны в Договоре о создании Союзного государства.
Москва и Минск должны разрабатывать и размещать совместный оборонный заказ, объединить систему, технического обеспечения вооружённых сил, осуществлять совместную оборонную политику, координировать деятельность в области военного строительства, взаимодействовать по пограничным вопросам.
Более детально принципы прописаны в Договоре о военном сотрудничестве. Цель совместной военной политики носит исключительно оборонительный характер. В подтверждение своих намерений Москва и Минск договорились о формировании региональной системы безопасности, которая включает единую систему противовоздушной обороны и региональную группировку войск.
С апреля 2016 года функционирует Восточно-европейская Объединённая региональная система ПВО (Россия плюс Белоруссия). С 2004 года действует Соглашение о тыловом обеспечении региональной группировки войск. Этот документ является основополагающим в области совместных боевых действий.
Российские войска имеют право использовать материальные средства и инфраструктуру на территории РБ в «угрожаемый период» или военное время. В первую очередь речь идёт о дозаправке танков, бронетехники и авиации горюче-смазочными материалами.
24 февраля 2011 года вступило в силу Соглашение об обеспечении взаимных поставок продукции военного назначения в период нарастания угрозы агрессии и в военное время. 2 ноября 2016 года данный документ подкрепило Соглашение о совместном техническом обеспечении региональной группировки войск.
Оборона и контрудар
Таким образом, у Минобороны РФ и РБ существует чёткий план переброски войск, военной техники и материальных ресурсов в случае военной угрозы. Выполнение этих задач отрабатываются во время совместных маневров. Ежегодно Россия и Белоруссия проводят десятки командно-штабных и полевых учений.
С 14 по 20 сентября преимущественно на территории РБ состоится крупномасштабное учение «Запад-2017». По словам Равкова, будут задействованы семь полигонов и участков местности для региональной группировки войск.
Численность войск не будет превышать лимита, установленного Венским документом 2011 года, то есть 13 тыс. человек. При этом от РФ будут задействованы лишь три тысячи военнослужащих.
В конце февраля из-за учения «Запад-2017» среди противников российско-белорусского военного союза началась истерика. Белорусские оппозиционеры распространяют слухи о том, что российские войска собираются оккупировать республику. Украинский политикум и президент Литвы Даля Грибаускайте выразили опасения, что армия РФ начнёт вторжение в Европу.
Эксперт в области белорусской армии, обозреватель еженедельника «Белорусы и рынок» Александр Алесин объясняет негативную реакцию западных соседей России:
«Отрабатывается оборона территории Союзного государства от внешней агрессии, это (делается. — RT) на территории Белоруссии. Просто не бывает обороны без контрнаступления. Учитывая, что будет задействовано большое количество живой силы и техники, можно предположить, что перед региональной группировкой поставлены именно такие задачи», — пояснил RT Алесин.
«Если посмотреть доктринальный документ, то там стратегия контрудара тоже прописана: в случае нападения Белоруссия должна выдержать первый натиск, ведя маневренную оборону, а затем на помощь приходят российские войска, прежде всего, это бойцы ВДВ. Дальше подтягиваются подразделения воссозданной недавно 1-й танковой армии РФ, которые наносят контрудар противнику», — добавил Алесин.
Преодолимые трудности
Важная часть военной политики в рамках Союзного государства — это сотрудничество по линии оборонно-промышленного комплекса (ОПК). На этом направлении ситуация выглядит не очень гладкой, но на то существуют объективные причины.
В советское время Белоруссия (в отличие, например, от Украины) не была центром развития оборонпрома. На территории БССР не располагались НИИ, КБ и крупные производственные мощности. В холодной войне Белоруссии была отведена роль транспортного узла и центра тылового обеспечения советских войск в Восточной Европе.
Российская «оборонка» несравнимо мощнее белорусской, и потому армия РБ, по оценке Алесина, на 98% зависит от поставок российской военной техники. Единственный компонент, в котором Россия зависит от своего соседа, это шасси для мобильных комплексов («Тополь-М», ОТРК «Искандер», ЗРК С-300 и С-400, РСЗО «Ураган»), которые производит Минский завод колёсных тягачей.
Диспропорцию в сфере ОПК Москва компенсирует поставками современной военной техники, за которую Белоруссия, как правило, не платит. Тем не менее Алесин посетовал RT, что армия республики испытывает дефицит нового вооружения. Но виной тому, как он считает, является скромный военный бюджет РБ ($725 млн, для сравнения: расходы РФ на оборону составляют $46,6 млрд).
Российский военный эксперт Дмитрий Литовкин признаёт наличие данной проблемы, но считает, что её решение — это вопрос ближайших лет.
«Белоруссия предъявляла претензии, что мы не поставляем ей образцы современных вооружений, которые она хотела бы видеть, но тогда мы и сами не имели эти образцы. Сейчас выполняется программа перевооружения российской армии, как только она будет выполнена, Белоруссия сразу получит то, что она просит», — уточнил в комментарии RT Литовкин.
Ещё одним камнем преткновения между Москвой и Минском было открытие военной базы РФ в Бобруйске. Принципиальная договорённость об этом была достигнута в 2013 году. Создание базы на основе уже существующего аэродрома планировалось завершить в 2015 году, но срок сдачи в эксплуатацию был перенесён на конец 2016-го.
В итоге щепетильная для РФ тема была снята с повестки дня. В апреле 2016 года министр иностранных дел РБ Владимир Макей заявил, что «пока вопрос на данном этапе закрыт». Алесин полагает, что руководство РФ учло нежелание Минска обострять отношения с соседями.
Доцент кафедры политической теории МГИМО Кирилл Коктыш уверен, что на российскую обороноспособность этот эпизод влияния не оказал.
«В ответ на дополнительное размещение войск НАТО в Восточной Европе Россия перебросила комплексы «Искандер» в Калининградскую область. Москва наращивает группировку на западном направлении, и этого вполне достаточно», — отметил в беседе с RT Коктыш.
Кинжал в сердце НАТО
Политологи двух стран указывают, что формирование Союзного государства застопорилось из-за возникших разногласий по политическим и экономическим вопросам. Однако противоречия не отражаются на развитии военного сотрудничества, потому что власти РФ и РБ осознают общность внешних и внутренних угроз.
«Лукашенко понимает, что совместная оборона — это стратегический вопрос. Он бережно относится к сотрудничеству с российской военной элитой, ведь это залог безопасности государства. Могут быть разногласия по поводу молока, сметаны, кефира или энергоносителей, но в вопросах обороны стороны себя ведут щепетильно», — констатировал Алесин.
По его мнению, вбросы в СМИ и в соцсетях о грядущей «оккупации» Белоруссии «зелёными человечками» и нагнетание различных страхов по поводу России — это следствие информационной войны.
«Соседи Белоруссии — Украина, Польша, страны Балтии — очень опасаются военного союза наших государств. В случае военного конфликта Беларусь — это кинжал, направленный в сердце НАТО. Поэтому Россию и Беларусь хотят поссорить. Основные усилия направлены на то, чтобы Минск отказался от обязательств перед РФ», — сказал Алесин.
Коктыш считает, что попытки внести раздор в Союзное государство обречены на провал. Показателем бесперспективности давления на Москву и Минск стал подписанный Лукашенко в декабре 2016 года указ, который предусматривает использование российских и белорусских спецподразделений на территории друг друга, то есть разрешает российскому спецназу проводить антитеррористические операции на территории РБ. Подобный шаг белорусского президента вызвал настороженную реакцию на Западе и волну критики на Украине.
Ранее стороны могли проводить военные операции только в случае внешней агрессии или по обоюдной разовой договорённости. Указ Лукашенко открыл новый этап военной интеграции, который одинаково выгоден двум государствам в условиях высокого уровня террористической угрозы в Европе и вероятности разного рода ЧП в сфере безопасности.

Алексей Заквасин, Кристина Хлусова
https://russian.rt.com/ussr/

Иммунитет от «весны»

Особые отношения с Россией избавили Алжир от многих бед
Благодаря значительным доходам от экспорта нефти и газа в Алжире были созданы очень мощные ВС. По своему потенциалу они вторые в Африке после египетских и входят в пятерку сильнейших в арабском мире.
С момента обретения независимости в начале 60-х годов Алжир был одним из ближайших союзников СССР, получив огромное количество советской боевой техники. В 90-е его армия выиграла тяжелейшую гражданскую войну против радикальных исламистов. Страна сохранила особые отношения с Россией в военно-технической сфере, закупая у нас новейшие ВВТ, кроме того, стала приобретать вооружения в Китае и Европе.

Любимые танки
Сухопутные войска делятся на шесть военных округов (1-й – 6-й). В их составе имеются пять дивизий (1 и 8-я бронетанковые, 12 и 40-я механизированные, воздушно-десантная) и четыре бригады (три механизированные, одна бронетанковая).
анковый парк включает от 270 до 340 крайне устаревших советских Т-54 и Т-55, до 330 почти таких же древних Т-62, от 325 до 388 относительно новых Т-72 и 382 самых современных российских Т-90С. До 50 легких французских АМХ-13 находятся на хранении.
На вооружении состоит до 250 БРМ (54 французских AML-60, 90–100 советских БРДМ-2, не менее 100 «Нимр» собственной сборки), до 1000 советских БМП (685 БМП-1, 343 БМП-2, из которых 120 и 304 соответственно прошли модернизацию с установкой нового вооружения), более 800 БТР (151 чешский ОТ-64, до 350 египетских «Фахд» и до 20 «Валид», 44 французских «Панар» М3, 204 немецких Трz-1 «Фукс», 150 российских БТР-80, от 250 до 400 советских БТР-60ПБ, два южноафриканских «Мародер»).
Артиллерия располагает более 200 САУ (145 советских 2С1, 25 2С3, 50 новейших китайских PLZ-45), примерно 400 буксируемыми орудиями (до 200 советских Д-30, 25–30 Д-74, 60 М-30, до 100 А-19, 10 М-46, 20 МЛ-20, 18 китайских WA-021), 330 советскими минометами (150 М-37, 120 М-43, 60 М-43), свыше 100 РСЗО (48 советских БМ-21, до 48 БМ-14-16, до 30 БМ-24, 18 российских «Смерч»). Имеется около 700 ПТРК (200 французских «Милан», 23 советских «Малютка», 411 «Фагот», 18 самоходных «Конкурс» на шасси БРДМ-2, 36 новейших российских «Корнет-ЭМ») и 250 советских ПТО (160 ЗИС-2, 80 Д-44, 10 Т-12; 30 самоходных СУ-100 находятся на хранении).
Наземная ПВО включает 3–4 полка (8 дивизионов) российской ЗРС С-300П, 2 дивизиона советского ЗРК С-75 (12 ПУ), 12 дивизионов ЗРК С-125М (48 ПУ), 10 дивизионов ЗРК «Квадрат» (40 ПУ), 60 ЗРК малой дальности (20 «Оса», 40 «Стрела-1»), 38 новейших ЗРПК «Панцирь-С1», 200 старых ПЗРК «Стрела-2», до 265 советских ЗСУ (210 ЗСУ-23-4 «Шилка», от 20 до 45 ЗСУ-57-2) и до 500 наших же зенитных орудий (50–100 ЗУ-23-2, 145 61-К, 75 С-60, 20 КС-12, 150 КС-19, 10 КС-30).
Хотя доля устаревшей техники в алжирской армии достаточно велика, ее потенциал по меркам Африки и Ближнего Востока очень высок, особенно это касается ПВО.

На зависть соседям
В составе ВВС более 100 боевых самолетов. На их вооружении 39 советских бомбардировщиков Су-24. До 22 МиГ-23БН и 8 штурмовиков Су-7 находятся на хранении. Основу ВВС составляет истребительная авиация. В ее составе 39–44 новейших российских истребителей-бомбардировщиков Су-30МКА, 8–18 старых перехватчиков МиГ-25П, до 30 достаточно современных советских истребителей МиГ-29. Кроме того, от 6 до 42 МиГ-21 и до 14 МиГ-23МФ/УБ на хранении.
Имеется 9 американских самолетов электронного наблюдения (6 «Бич-1900D», 2 «Бич-200Т», 1 «Бич-350»), до 13 советских самолетов-разведчиков (4–5 Су-24МРК2, 3–8 МиГ-25РБ), а также 6 заправщиков Ил-78.
Транспортная авиация: 12 советских Ил-76 (3 МД, 9 ТД), 16 американских С-130Н, 6 «Бич-1900», 7–11 «Бич-С90», до 6 «Бич-200», 6 «Бич-350», 4 «Гольфстрим-4», 1 «Гольфстрим-5», 1 европейский А340, 5 новейших испанских С-295, 2 швейцарских PC-6. На хранении находятся до 4 советских Ан-12 и до 2 голландских F-27.
Учебные самолеты: 16 новейших Як-130, до 40 чешских Z-142 и лицензионных местных «Фирнас-142», до 11 Z-43 и «Сафир-43», 6 L-39C и 26–48 L-39ZA. Последние могут использоваться в качестве легких штурмовиков.
На вооружении ВВС примерно 35 боевых Ми-24В и Мk.3 (южноафриканская модификация) и 4 новейших российских Ми-28Н (всего будет 42).
Многоцелевые и транспортные вертолеты: до 73 российских Ми-17, 3 Ка-32, 28–41 Ми-2, 4–6 Ми-26Т, 8 польских W-3, 3 американских «Белл-412», 9–12 французских AS555N, до 36 AS355, до 2 SA316, 8 итальянских AW119, 2 AW101, 6 AW139, 23 А109. Кроме того, 4 советских Ми-6 и от 6 до 23 Ми-8 находятся на хранении.
ВМС располагают самым сильным в Африке подводным флотом, включающим 2 достаточно современные российские ПЛ проекта 877 и 2 новейшие проекта 636. Имеются 3 советских фрегата проекта 1159 (модернизированные в России) и 1 немецкий «Харрад» проекта МЕКО А200 (еще один строится). В состав ВМС входят 3 советских МРК проекта 1234 (в России модернизированных и перевооруженных на ПКР «Уран»), 3 корвета типа «Джебел» и один типа «Адхафер» (китайский проекта С28А, еще 2 строятся). Остаются на вооружении 9 старых советских ракетных катеров проекта 205У. Из 15 сторожевых катеров типа «Кебир» 9 построены в Великобритании, а 6 в Алжире. Также известно о 21 французском FPB-98 и как минимум 30 малых катерах в береговой охране. Десантные силы ВМС включают новейший ДВКД «Калаат Бени Аббес» (модифицированный вариант итальянского «Сан-Джорджио») и 2 ТДК типа «Калаат Бени Хаммад» (английской постройки). Морская авиация включает 4–6 английских вертолетов «Линкс» Мk130, 6 европейских AW101 и 14 AW139.
По боевому потенциалу Алжир значительно превосходит все граничащие с ним страны вместе взятые и сопоставим (особенно по сухопутным войскам) с соседними через Средиземное море членами НАТО. Тем не менее ситуация в регионе настолько сложна и нестабильна, что безопасность государства нельзя считать гарантированной. С другой стороны, из стран с республиканской формой правления Алжир оказался единственной, избежавшей внутренней дестабилизации в «арабскую весну», хотя организовавшие ее аравийские монархии спровоцировали в 2011 году антиправительственные выступления и здесь. Однако население за годы гражданской войны, по-видимому, приобрело иммунитет от внутренней дестабилизации, а силовые структуры накопили ценный практический опыт.
Для России Алжир остается чрезвычайно важным союзником. Эта страна фактически единственная в арабском мире занимает по отношению к сирийской гражданской войне позицию, пусть и не идентичную российской, но очень близкую, отказываясь выступать под диктовку Эр-Рияда против Дамаска.
Алжир входит в число пяти крупнейших мировых заказчиков нашего оружия, причем, судя по всему, закупки будут продолжаться. В частности, количество танков Т-90 в алжирской армии превысит 500.
Есть основания надеяться на то, что в обозримом будущем эти тенденции сохранятся.

Александр Храмчихин,
заместитель директора Института политического и военного анализа
Опубликовано в выпуске № 28 (643) за 27 июля 2016 года

Конкурс в вузы Минобороны вырос по сравнению с 2013 годом более чем в два раза

Москва. ИНТЕРФАКС-АВН — В преддверии нового учебного года Минобороны выполнило план по набору слушателей и курсантов в военные вузы на 100%, сообщил в понедельник на селекторном совещании в Минобороны глава военного ведомства генерал армии Сергей Шойгу.
«Стоит отметить возросший интерес молодежи к профессии военнослужащего. По сравнению с 2013 годом, когда был возобновлен полноценный набор в учебные заведения Минобороны, сегодня конкурс вырос более чем в два раза. При этом на командные специальности он составил до семи человек на место», — сказал министр.
По его словам, «аналогичные показатели в инженерных военно-учебных заведениях».
«Конкурс на военные специальности среди женщин достиг десяти человек на место, а в ряде вузов — двенадцати», сказал С.Шойгу.
«Наметившаяся динамика позволяет рассчитывать на то, что в дальнейшем в результате жесткой конкурсной борьбы нам удастся отобрать наиболее сильных абитуриентов», — добавил он.
По его оценке, «это очень важно, поскольку хорошие базовые знания первокурсников будут в значительной мере способствовать успешному освоению ими сложных программ».
С.Шойгу проинформировал, что «для эффективного процесса обучения вузы комплектуются современными образцами вооружения и учебно-тренировочными средствами».
«С этого года преподавательский состав, слушатели и курсанты более активно привлекаются к учениям, мероприятиям боевой подготовки войск, а также испытаниям вооружения и военной техники», — сказал С. Шойгу.
«Предусматривается, что обучающиеся будут проходить стажировки исключительно на тех воинских должностях, на которые они будут назначены», — подчеркнул министр.
«На новый уровень выведена состязательность среди курсантов. Они стали больше участвовать в различных олимпиадах и соревнованиях», — сказал С.Шойгу.
По его мнению, все эти и ряд других мер позволяют руководителям органов военного управления и начальникам высших военно-учебных заведений обеспечить высокое качество военного образования, которое соответствует уровню ведущих вузов страны.

http://www.militarynews.ru/

СМИ сообщили о технических проблемах 60% авиапарка ВВС Франции

Только 40% авиапарка ВВС Франции можно задействовать в оперативном режиме, сообщило минобороны страны на основании депутатского запроса.
При этом некоторые эксплуатируемые ВВС экземпляры были закуплены еще во времена президентства Шарля де Голля, передает
Хуже всего обстоят дела с военно-транспортным самолетом C130 (в исправном состоянии лишь треть). Данные по техническому состоянию самолетов-заправщиков KC-135 оказались засекречены, однако, средний возраст 14 таких единиц в составе ВВС Франции превышает 50 лет.
Из 93 истребителей Rafale, которые стоят на вооружении, более половины не в состоянии подняться в воздух по тревоге.
Доля полностью исправных многоцелевых истребителей Mirage оценивается, в зависимости от модификаций, в диапазоне от 38% до 41%, отмечает издание 20minutes.fr.
При этом ВВС отказались предоставить сведения о техническом состоянии самолетов Mirage, способных нести ядерные средства поражения.

Шойгу ударил США ниже экватора

Владимир Путин заявил, что не позволит Западу достигнуть военного превосходства над Россией. Поставлена задача укреплять ядерный потенциал, развивать космические войска, флот и дальнюю авиацию. В планах ввести в эксплуатацию две новых атомных подводных лодки. Однако России остро не хватает развитой системы базирования, утерянной после развала СССР. Именно этот пробел постарался восполнить министр обороны Сергей Шойгу в ходе своего турне по странам Латинской Америки 11-14 февраля.
Конечно, речь шла и о более тесном сотрудничестве в других военных областях — поставках вооружений, подготовке специалистов и отработке совместных действий по отражению возможной агрессии. Напомним, что Венесуэла, Никарагуа и Куба входят в левый блок ALBA, который считает империализм США главной угрозой свержения легитимных правительств в их странах с целью установления там проамериканских режимов.
Итоги визита подробно не освещались, возможно, Шойгу подготавливал скорый визит в эти страны президента Путина, когда и будут подписаны громкие договоры. Стало известно, что в Никарагуа заключено межправительственное соглашение об упрощенном порядке захода кораблей ВМФ в порты, а также договор о подготовке военных специалистов в вузах России. Венесуэла предложила для захода российских кораблей свои «дружественные порты», организацию совместных учений, в том числе стрельб системами залпового огня, и обмен слушателями военных вузов. Не исключено, что в стране побывают и самолеты ВВС России.
На встрече с кубинским лидером Раулем Кастро в Гаване Шойгу заявил, что «отношения в военной сфере конструктивно развиваются и что Россия «признательна кубинской стороне за прием, оказываемый российским военным кораблям и судам во время захода в порт Гаваны». Речь идет в том числе о корабле радиоэлектронной разведки «Виктор Леонов», который по данным американских СМИ, «гостил» на Кубе в январе этого года и пару раз в 2014 году.
На Кубе тоже была достигнута договоренность по обучению кубинских специалистов в России. Это очень важный момент, он означает техническую и ментальную привязку вооруженных сил Кубы, Никарагуа и Венесуэлы к России. Это возвращение к советской системе союзнического военного сотрудничества.
Конечно, эта долговременная стратегия накладывает на Россию обязательства по обеспечению союзников в Латинской Америке передовым оружием, в том числе системами ПВО, самолетами, военными кораблями. И такие вопросы ставились в Никарагуа, пишет сайт Defensa.com. «Москва начнет поставки патрульных военных катеров в Манагуа во второй половине 2016 года в рамках пакета, который Россия предложила Никарагуа в прошлом году, и который материализовался в последние месяцы».
Далее, если мы продаем или имеем планы продавать С-300 и С-400 Пекину и Тегерану, то почему бы не делать то же самое и для Манагуа, Каракаса и Гаваны? Купила же Бразилия три мобильных зенитных батареи «Панцирь С-1» и две батареи переносных комплексов «Игла» на общую сумму 955 миллионов долларов.
Контракт на покупку «Панцирь-С1» должен быть подписан в июле 2015 года, в соответствии с информацией, предоставленной министерством обороны Бразилии. «Панцири» будут защищать президентский дворец, важнейшие заводы, например, завод аэрокосмической и оборонной промышленности Embraer, базу подводных лодок и военно-морской судоремонтный завод «Итагуаи», где строится первая в Бразилии атомная подводная лодка.
Вооруженные силы России возвращаются в Латинскую Америку
Неслучайно 30 января в Москве в Национальном центре управления обороной Российской Федерации генерал армии Валерий Герасимов заявил, что планируется подготовить и провести первые переговоры с военными ведомствами Бразилии, Вьетнама, Кубы, Корейской Народной Демократической Республики по проведению «ряда совместных военно-морских и авиационных учений, учений подразделений cухопутных и воздушно-десантных войск». Бразилия очень важна для России в плане стратегического партнерства в рамках БРИКС. Если Россия сама еще не в силах противостоять США в Латинской Америке, то в рамках блока — вполне.
Об этом собственно и говорит аргентинский политолог и колумнист газеты Revista Accion Альберто Лопес Гирондо (Alberto López Girondo). Отвечая на вопросы Pravda.Ru, он заметил, что Россия должна сотрудничать в Латинской Америке, «чтобы укрепить сильные связи между Россией, странами Латинской Америки и странами БРИКС в поисках новых геополитических сценариев», — сказал политолог.
Эксперту, правда, не кажется своевременным возобновление на Кубе базы Лурдес (в советские времена — базы радиоэлектронной разведки) в контексте возобновления переговоров между Гаваной и Вашингтоном. «По крайней мере, пока эти переговоры не достигнут прогресса по вопросам, представляющим интерес для Кубы, например, по снятию торгового эмбарго», — сказал эксперт.
Лопес Гирондо не думает, что можно с оптимизмом говорить об усилении влияния России в Латинской Америке, так же как не стоит уповать на пессимизм американских специалистов в области региональной безопасности, когда они сигнализируют об усилении такого влияния, преуменьшая собственные средства защиты. «Это не что иное, как сигнал тревоги в адрес военно-промышленного комплекса США», — сказал политолог Pravda.Ru.
«Я думаю, речь идет пока идет о тенденции (усиление влияния РФ в регионе), но тенденция для США неблагоприятная, -сказал Pravda. Ru Владимир Евсеев, директор Центра общественно-политических исследований. — Латинская Америка очень ждет, когда Россия придет в регион. И развитие отношений идет не только с Бразилией, членом БРИКС, но и с Аргентиной. Россия создает там альтернативу США.Это очень важно для многих государств, потому что если есть альтернатива, то они более уверенно чувствуют себя на международной арене.
Одно дело — столкнуться один на один с США, и здесь понятно, что Никарагуа ничего не может возразить США, но когда там присутствуют Россия и Китай, которые лоббируют интересы Никарагуа, Манагуа может вести себя более независимо. Вот в этом ценность российского, если не присутствия, то хотя бы влияния».
«В Никарагуа планируется проложить новый параллельный Панамскому канал», — добавил эксперт. И в этом случае российский Тихоокеанский флот сможет выходить из Тихого океана в Атлантику и обеспечивать так называемое ядерное сдерживание, имея на вооружении крылатые ракеты большой дальности.
«При нахождении этих кораблей вблизи Кубы территория США частично будет простреливаться при необходимости. Таким образом, это наш ответ США на размещение военных объектов близ российских границ», — сказал Владимир Евсеев. По его мнению, если США будут и дальше создавать на западных рубежах России инфраструктуру НАТО, то Россия пойдет не только на возобновление работы военного объекта «Лурдес», как центра технической разведки, но и «как аэродрома для самолетов стратегической авиации, в зоне действий которых будут находиться Соединенные Штаты Америки».
«США достаточно уязвимы. Им придется в этом случае создавать противоракетную оборону не со стороны Аляски, а придется думать о том, как защищать при необходимости Флориду, как защищать южные штаты, что потребует огромных финансовых средств. Я думаю, это, в конце концов, убедит США в недальновидности своей политики в отношении России. И, наверное, тогда можно пойти на какие-то компромиссы. А надежды на то, что Куба в объятия кинутся к американцам — не оправдались, потому что кубинцы сразу сказали — для начала вы выведите военную базу Гуантанамо, а потом мы будем разговаривать», — заметил политолог.
Заметим, что чем солиднее будет база для торга и, следовательно, для компромиссов, тем больше Россия будет застрахована от повторения украинских событий, например, в Казахстане или Белоруссии.

Любовь Люлько

В Вооруженных силах России появится организованный резерв

Первый заместитель начальника Главного организационно-мобилизационного управления Генштаба Вооруженных сил России Евгений Бурдинский заявил, что в ВС страны с начала 2015 года пройдет экспериментальный набор в организованный резерв среди служащих запаса, показавших лучшие результаты в военной подготовке, передает РИА «Новости».
«В начале 2015 года мы начнем эксперимент по возобновлению военной службы в резерве. Всего в первом наборе будет 5 тыс. военнослужащих, набранных из запаса. Служащие резерва должны будут показать себя наилучшим образом во время первоначальной военной подготовки. Они должны будут посещать ежемесячно специальные занятия, а также принять участие в итоговых месячных сборах», — информировал Бурдинский.
Он пояснил, что новую службу резервистов можно будет сравнить с израильским аналогом, но она будет выполнять несколько иные функции, которые пока не уточняются.

Военная авиация в Воздушных Силах Украины. Непраздничная беседа между праздниками

Справка:

 

Виктор Иванович Стрельников. Генерал-полковник запаса. Военный летчик I-го класса. Освоил больше десяти типов современных боевых самолетов. В 1991 году закончил Академию Генерального штаба.  В 1999-2002 годах — Главнокомандующий ВВС Украины — заместитель Министра обороны Украины.

 

Экс Главнокомандующий ВВС Украины — заместитель Министра обороны Украины генерал-полковник запаса Виктор Иванович Стрельников редко общается с журналистами. И тем не менее эта беседа состоялась. В преддверии главного для военных авиаторов праздника, Виктор Иванович рассказал о своем видении места военной авиации в вооруженных силах современной Украины.

 

— Какие изменения произошли в авиации ВС Украины с 2002 года по настоящее время. Ваша оценка хода реформирования.

 

 — Изменения произошли очень большие и не в лучшую, по моему мнению, сторону. Но прежде, думаю, стоит напомнить, что собой представляли Военно-Воздушные Силы Украины к 2002 году, не говоря уже о 1992 году.

 

 Во-первых, это утвержденный боевой состав в 300 боевых самолетов плюс чуть более 100 в резерве. К этому составу мы приближались. На вооружении ВВС находилась, в основном, авиационная техника 4-го поколения (Су-27, МиГ-29, Су-25, Су-24М, Ту-22М3).

 

 Во-вторых, была создана гармоничная система подготовки кадров: первая школа профессиональных сержантов в гарнизоне Борисполь, колледж в Василькове, Харьковский институт летчиков, оперативно-тактический факультет при Национальной академии обороны в Киеве. В состав ВВС входили 33 Центр боевой подготовки, Государственный авиационный научно-исследовательский центр, 9 авиаремонтных предприятий, два научных центра.

 

 В принципе было завершено структурное построение вида Вооруженных Сил. Мы какие Вооруженные Силы Украины строили? Минимальные по численности, мобильные, хорошо оснащенные и обеспеченные, профес­сиональные.

 

 Так вот, ВВС — самый мобильный вид любой армии. И дело не только в скорости 2000 км/час, а и в способности быстрее всех переносить усилия как по направлению, так и по глубине. Это общепризнано и общеизвестно.

 

 Хорошо оснащенная? А на вооружении у нас прекрасная боевая техника. Самолетов 5-го поколения в то время не было в природе, да и сейчас F-22 «Раптор» — единственный в ВВС США. Остальные самолеты в развитых странах максимум «4++», но и мы с 1996 года серьезно занимались программой модернизации наших самолетов. Все было подготовлено, не было финансирования не то что на модернизацию, даже на плановый ремонт. А ведь авиаремпредприятия освоили ремонт всех типов ЛА и двигателей, состоящих на вооружении.

 

 Таким образом, ВВС были оснащены современной техникой и вооружением, в том числе управляемым и высокоточным.

 

 Профессиональная? Но к 2001 году в ВВС проходило службу 74,6% профессионалов. Это офицеры, прапорщики, сверхсрочнослужащие и контрактники. Замечу, что в соответствии с тогдашней программой Вооруженные Силы Украины только к 2010 году должны были достигнуть уровня 75% военнослужащих по контракту. А в ВВС это было достигнуто в 2001 году.

 

 Я уже не говорю о летчике. Нет такого военного специалиста, которого нужно готовить мастерски владеть оружием 10 лет! Это сложная и профессиональная работа. ВВС как вид ВС Украины был неплохо структурирован и способен к развитию.

 

 Были и крайне больные проблемы, которые сопровождают авиацию и по сей день: керосин, исправность техники, жилье. В то же время, сокращая полки, командование ВВС было вправе рассчитывать на улучшение обеспечения, но на практике все наоборот! Это негативно отражалось на качестве боевой и оперативной подготовки, в целом на боевой готовности ВВС.

 

 Вот кратко с такими победами и поражениями мы подошли к 2002 году.

 

 Вы знаете, что с начала нашей независимости постоянно, как обязательное условие современной армии, ставился вопрос объединения ВВС и ПВО. Дважды практически объединяли с назначением единого руководства, но затем не без основания отказывались в последствии. Те объединения были не глубокими, а так называемыми столбами: столб ВВС и столб ПВО, а над ними единый орган управления. С 2001 года вопрос объединения двух видов ВС Украины был заменен термином «переход ВС Украины на трехвидовую структуру». Т.е. по этой программе участниками реформирования становились все виды ВС Украины. 12 апреля 2002 года Коллегия Министерства обороны Украины приняла программу перехода на 3-видовую структуру. Требовались изменения в законодательстве, уже началась детальная проработка соответствующих планов.

 

 А тут 27 июля, трагедия на аэродроме Скнилов. Черный день для гостей авиационно-спортивного праздника, черный день для Военно-Воздушных Сил, которые в миг превратились из любимой народом авиации в опасность, в угрозу, в криминал.  Ну, это совершенно отдельная тема.

 

 Экстренно принимаются решения: проверить уровень, обеспечить, повысить, улучшить и т.д. Полезные, в целом, для авиации вещи. Но… денег нет. Выход? Надо сокращать, реформировать, при том срочно и по-крупному. Вернулись к объединению ВВС и ПВО в третий раз. Объединение проведено с более высокой степенью интеграции, чем в первых попытках. Вид существует, ему уже пять лет.

 

 Виды Вооруженных Сил Украины, как и в  большинстве армий стран мира, сформированы по сферам, где они строят боевые порядки для ведения боя, сражения, операции.

 

 Сухопутные войска это делают на суше, ВМС — на море-океане, а ВВС — в воздухе (Космические войска в своей сфере или в составе ВВС).

 

 Конечно, предполагается тесное взаимодействие видов, когда общая задача решается дополнением друг дру­га в бою, где один сделает это эффективнее другого. Возможны оперативные объединения разновидовых сил для действий на отдельных направлениях. Но вид есть вид! Он способен в своей сфере вести самостоятельные действия и способен развиваться в соответствии с требованиями современности.

 

 Совершенствование Воздушных Сил Украины как вида предполагает развитие преимуществ от объединения ВВС и ПВО. Одним из таких направлений могли бы стать действия по единому плану, направленному на снижение плотности удара средств воздушного нападения противника (СВН) нашей ударной авиацией, значительно облегчающей задачи ПВО по прикрытию войск и гособъектов. Однако ударная авиация ВВС сразу стала лишней обузой в Воздушных Силах. Ее расформировали, оставив чуть-чуть «для типажа», а в Белой Книге Министерства обороны Украины уже который год ни слова о судьбе прекрасного, единственного оставшегося ударного самолета типа Су-24М. Его как бы и нет! Почему? Нет никаких подвижек в модернизации истребителя в многоцелевой комплекс, способный одинаково поражать как воздушные, так и наземные (морские) объекты, что в какой-то степени восстановило бы ударную составляющую ВС Украины. Уверен, выбран глубоко ошибочный путь развития Воздушных Сил. Авиация потеряла способность выполнять большинство из задач, возлагаемых ранее на ВВС. А кто эти задачи будет выполнять? Некому! И ничего выдающегося, нового, уникального в строительстве Воздушных Сил не придумано, не просчитано, не исследовано. Вид экстренно приводился к структуре корпуса войск ПВО 60-х годов прошлого века. Почему так происходит?

 

 Вот здесь, уверен, главное в том, что при объединении ВВС и ПВО не определились с приоритетом — кто к кому присоединяется? C глубоким уважением отношусь к патриотам своей службы, офицерам и генералам войск ПВО. Но если это не ПВО страны, то ПВО все-таки вид боевого обеспечения. Такова ее роль в Сухопутных войсках, в ВМС. Так надо было бы решать и в случае с ВВС. А решили объединить полюбовно, на равных, чтобы никого не обидеть. И даже название вида как бы нейтральное. Но тогда почему же в Вооруженных Силах Украины есть Военно-Морские Силы, а не просто Морские? Надо и ВМС назвать проще — МС! Или в Сухопутных войсках высший вуз — академия, в ВМС — академия (до недавних пор институт), а в ВС — университет ХУВС. А высший вуз в Вооруженных Силах тоже университет (до недавнего времени НАОУ). Это к слову. Нет системного подхода.

 

 Так что же мы получили в результате? По-сути, три вида ВС Украины: Сухопутные войска со своей ПВО и авиацией, Военно-Морские Силы со своей авиацией и ПВО, и собственно, войска ПВО со своей авиацией. Этот-то перекос и разрушает военную авиацию. Уже нанесено много вреда, и невозможно быть удовлетворенным ходом реформирования Воздушных Сил, потому как никакие конфликты современности не учат наших военачальников пониманию роли авиации в системе безопасности Державы.

 

— Что нужно сделать в стране, в Вооруженных Силах и командовании Воздушных Сил для доведения уровня состояния авиатехники, восстановления летного состава и других авиаспециалистов до современных требований?

 

 — Вопрос поставлен очень широко. Можно начать с теории. Что собой представляет военная организация государства, место Вооруженных Сил  в ней, концепции, доктрины, программы и т.д.

 

 Поэтому изложу свое мнение по конкретным проблемам. Прежде всего финансирование. Давно в оборот принят тезис «минимальной потребности ВС Украины». Кто его ввел, не помню, но за ним последовал следующий «бюджет проедания». Но вообще то это одно и то же. Министерство обороны много лет вытягивалось в нитку, стремясь «снять нагрузку на бюджет Державы», дескать, как-то подожмемся, вытерпим, понимаем сложности в стране, представляя минимальные запросы на год. За этим следовала необходимость сокращать ВС Украины, чтобы якобы от проедания выкроить что-то на боевую подготовку, технику, на разработки. Затем опять представляется «минимальная потребность», равная «проеданию» (т.е. содержанию ВС Украины на голодном пайке), а в условиях хронического бюджетного дефицита Министерству обороны опять же выделяется чуть меньше минимальной потребности. (Вспомните доклад руководителей МО о том, на сколько дней осталось ресурса кормить людей!)

 

 Круг замкнулся, и Вооруженные Силы ходят по нему уже скоро два десятилетия. К тому же, хорошей завесой бюджетного недофинансирования служит так называемый «спецфонд» (берите, не жалко), который всегда выполнялся на четверть от назначенного за счет реализации вооружения и военной техники (ВВТ). Ведь все военные чертыхаются от этого!

 

 А если ко всему этому прибавить нерациональность распределения бюджетных крох, лоббизм непервоочередных проблем?

 

 Таким образом от нормального финансирования Вооруженных Сил никакими приемами уже не уйти, так как все опасное и смешное, позорящее армию Украины уже видно всем невооруженным глазом. И отменить как очковтирательство показушный специальный фонд для Министерства обороны или перенацелить его на другие программы государства, не связанные с его безопасностью.

 

 Второе. Хорошо, получили, допустим, финансирование в целых 2% от ВВП по основному фонду. Их надо вручить в грамотные и профессиональные руки, чтобы могли эффективно эти средства использовать. И в этом вижу проблему.

 

 Строя профессиональную армию, наши теоретики как-то свели работу только к проблеме перевода на контракт. Для офицеров он оказался настоящей липой, так как Минобороны абсолютно не дает офицеру возможности мастерски владеть профессией (что он обязан по контракту), и в то же время не обеспечивает его жильем, не предоставляет и обещанную в контракте компенсацию. Прокукарекали, что процесс начала новой контрактной армии пошел, и все. Осталось «главное звено» — рядовой контрактник. Как найти средства на его денежное содержание, чтобы не безработица толкала его на защиту государства, а обеспечивались нормальные условия жизни? Как решить его жилищный вопрос? Вот вокруг этого и «плавают» сроки  окончательного перевода армии на контракт, т.е. на профессиональные рельсы.

 

 А как у нас обстоят дела с профессиональной подготовкой кадра? Генералов и офицеров. Все ли они соответствуют занимаемым должностям по уровню образования, прохождению службы, опыту наконец? Я знаю множество примеров, когда добросовестный офицер за 10 лет службы проходил десять служебных ступеней, иногда «перепрыгивая» 2-3, но ни одну должность так полностью и не освоив! Конечно, это беда , а не вина военного. Отсутствие настоящей боевой и оперативной подготовки, срочная потребность заполнения вакансий из-за непрекращающегося массива оргмероприятий и ухода профессиональных кадров не давали возможности нормального служебного роста. Не редки случаи, когда подчиненные учат начальника (и это не худший пример!). Хуже, когда некомпетентный начальник начинает проявлять волевые качества и приступает к главному, по его мнению, — реформированию. Военные организмы объединяют, разъединяют, переподчиняют, ликвидируют, а затем восстанавливают. При том не по одному кругу. Примеров масса. В общем, не скучно, но в центре этих поисков — видимость энергичных действий. Так кому же вручать 2% ВВП?

 

 Нужно решать серьезную и весьма тяжелую проблему подготовки, подбора и расстановки кадров. «Кризисным менеджерам»(популярная в последние годы характеристика «мастера на все руки») в армии места нет. Слишком это сложный, ответственный и тонкий механизм. На каждой должности должен быть профессионал, глубоко знающий предмет руководства, знающий все, что должны уметь и делать его подчиненные, способный постоянно учить их, воспитывать свою смену, видеть перспективу своего направления. Таким образом деньги, да в профессиональные руки, решат проблему  восстановления и модернизации техники и подготовки летного состава к владению авиакомплексом в объеме курсов боевой подготовки с полным использованием того, что заложено в технике разработчиками.

 

 Как-то один из журналистов при посещении в Японии предприятия заметил в одном из цехов надпись: «Кадры решают все!» «Это был коммунистический, большевистский лозунг!» — воскликнул он.  «Не знаю, чей это лозунг, — ответил японец, — но он верный!»

 

— Не так давно в еженедельнике «2000» была опубликована статья Владимира Бутенко «Нам угрожают страусы. В поисках оборонной достаточности». Ваше мнение по этому поводу?

 

 — В целом статья интересная. Но удивляют предлагаемые пути выхода из ситуации, в которой находятся ВС Украины. Выход предлагается один: «временно (до получения надлежащего финансирования) сократить ВС (в том числе и боевые части), одновременно принимая меры для сохранения на будущее их боевого потенциала».

 

 Автор хоть сам понял, что предлагает? Как это сократить боевую авиационную часть, одновременно сохранив на будущее ее боевой потенциал»? Если под боевым потенциалом понимать самолет, то без летчика он равен нулю. А как сохранить боевой потенциал летного состава «временно», до лучших времен, не летающего?

 

 И продолжает. «Например, имея в бригаде тактической авиации 20% исправных боевых самолетов, стоит ли сейчас предаваться самообману относительно остальных? Сегодня никто не ответит на вопрос: сколько времени и ресурсов потребуется на приведение в боеготовое состояние этих 80%. Вот вам и пример поиска резервов для временного сокращения.»

 

 Каков удалец! А у кого-нибудь спрашивал, «сколько времени и ресурсов…»? Спросите у Командования Воздушных Сил, у Минобороны, и вам четко ответят и по времени, и по ресурсам (где-то в районе 900 млн. грн.), и чего стоит такой пример поиска резервов для «временного сокращения»? А считал ли автор, во что обойдется Украине такое временное сокращение и как видится по времени и ресурсам восстановление боевого потенциала в видах ВС Украины, в частности в авиации?

 

 Он же и отвечает на поставленный вопрос: «Более того, возьмем на себя смелость утверждать, что четких механизмов восстановления ВВТ, массовой подготовки специалистов, а главное — материального обеспечения этих процессов в случае возникновения опасности для государства сегодня не существует — они утрачены.» Хотя и здесь автор не совсем владеет ситуацией: четкий механизм восстановления боевой техники был и есть. Ничего не утрачено, а наоборот — развито.

 

 Просто пора перестать некомпетентные выводы выдавать за свежие идеи и «временно» доводить Вооруженные Силы до роты почетного караула с оркестром!

 

 Пора понять, что летчик — центральная фигура в авиации, как у нас говорят, штык! Ради того, чтобы летчик был готов к защите Отечества, построен аэродром, вся инфраструктура, трудятся и служат инженеры, техники, тыловики, связисты, медики, синоптики и много других специалистов. Работает штаб, школа, детский садик. И вся эта махина не нужна никому, если нет летчиков. Она работает на холостом ходу, если летчик не летает — он не готов к решению поставленных задач.

 

 Ну а холостой ход дорого обходится. Люди растут в должностях, в званиях, кое-как поддерживают аэродром, средства связи, идет денежное содержание, выплата за свет, воду, газ, тепло и многое другое. А на выходе — ноль! Летчик не летает! Так не слишком ли это дорогое удовольствие — не летать? Не слишком ли просто и, повторюсь, дорогое удовольствие «временно» сократить, а при угрозе стране — быстренько «восстановить»!

 

 Есть, конечно, граница экономических возможностей государства, а есть черта безопасности государства, уверенности, что агрессор понесет неприемлемый ущерб от ответных активных действий. Так вот, думаю, границу, за которой ВС Украины не смогут выполнить свой конституционный долг по защите Украины и нашего народа из-за неподготовленности, даже временно, переходить нельзя.

 

— Реально ли на данный момент восстановление группы «Украинские соколы» и что нужно для ее восстановления?

 

 — В любом государстве, имеющем сильно развитую авиационную структуру, пилотажные группы создаются не просто так, для престижа. Пилотажные группы — это показатель высочайшего развития авиации страны, ее визитная карточка. Каждый думающий авиатор знает, что для создания пилотажных подразделений нужен ряд условий, и среди них:

 

 — широкий выбор летчиков, в совершенстве, идеально освоивших одиночный и групповой пилотаж на данном типе самолета (есть ли они у нас сейчас?);

 

 — авиатехника должна отвечать всем современным требованиям и иметь солидный запас ресурса планера, агрегатов, двигателя (возможно ли это при таком уровне финансирования?);

 

 — инструкторская база, т.е. наличие высококлассных методистов (тренеров), освоивших программу пилотажных групп. Без преемственности поколений (с 2002 года группы нет) это невозможно.

 

 Есть еще целый ряд условий , и среди них на одном из первых мест — это желание видеть свою страну авиационной державой не на бумаге.

 

 Поэтому на Ваш вопрос могу спокойно ответить: нереально. Ни в данный момент, ни в перспективе. Реально говорить не о восстановлении пилотажной группы, а о ее создании под старым, как говорят, брендом.

 

 Ведь восстанавливать можно после перерыва, после смены части летчиков в группе. Восстанавливать можно то, что имеет хоть какую-то оставшуюся базу. А что мы имеем в остатке: летчиков нет, техника неисправна, опыт ушел и преемственность прервана.

 

 Необходимо напомнить, как создавалась группа «Украинские соколы». Во-первых, была база индивидуальных пилотажников в ГАНИЦ и в полках, была база отбора не только желающих, способных, а и психологически устойчивых и совместимых для этого вида подготовки. Это должен быть очень дружный коллектив энтузиастов, чувствующий и понимающий друг друга в воздухе «по шевелению элеронов». Поэтому руководство ГАНИЦ, которому была поручена эта задача, выезжало в авиаполки, беседовало с кандидатами, выполняло с ними контрольные полеты на пилотаж. И только после этого принималось решение о зачислении в списки личного состава подразделения. В это же время готовились методики и программы подготовки, накапливался и тщательно анализировался видеоматериал и опыт выступлений лучших пилотажных групп мира.

 

 Но, повторюсь, была база для отбора. Значительно большее количество авиаполков, еще сравнительно молодой высококлассный летный состав с приличным налетом. Это ведь 95-96 годы. Тем, 35-летним летчикам сегодня уже по 50 лет!

 

 Сегодня даже приблизительно такую подготовку  Воздушные Силы ВС Украины не обеспечили. Вообще это трагедия авиации. Можно, конечно, кое-как собрать летчиков, посадить их в Л-39 и потихоньку натаскивать, руководствуясь «пальцем в небо». Но в таком случае велика вероятность попасть пальцем и в землю! Надо помнить трагедии и в Умани при подготовке пилотажной группы «Украинские казаки» на Л-39, когда опытный первоклассный состав не смог избежать катастрофы при отклонении в программе пилотажа. Очень опасных предпосылок к ЛП не удалось избежать и при подготовке «Украинских соколов».

 

 Методически путь один: дать возможность всем летчикам летать, совершенствовать мастерство, проявить себя в небе, расти в классности. Нужно ликвидировать для авиации деление летного состава на участников Сил быстрого реагирования и основных сил. И первые толком не летают, а вторым нужно лет пять осваивать самолет с налетом 90-100 часов ежегодно. Тогда появится нормальная база для отбора и пилотажников-солистов, и в целом пилотажной группы.

 

 Эта работа не самоцель, конечно, (создание только пилотажной группы), а необходима она для повышения боеспособности украинской боевой авиации, для ее боеготовности и повышения уровня безопасности полетов.

 

 Знайте: больше летаешь — дольше летаешь! И, к сожалению, наоборот.

 

 В заключение. Мы накануне знаковых праздников в августе — Дня независимости Украины, а следом и Дня авиации Украины. Хочу поздравить через нашу газету авиаторов, летчиков, инженеров, техников, специалистов тыла и связи, ветеранов, семьи авиаторов с этими нашими праздниками! Пожелать всем счастья и здоровья, благополучия и успеха во всех делах! Удачи!

 

Беседовал Владимир Алексеев. Еженедельник «Крила України».