Для всех, кто любит авиацию, открыт в любое время запасной аэродром!

Почему США ищут замену легендарному вертолету Apache

3 марта 2020 года Boeing в рамках конкурса Future Attack Reconnaissance Aircraft (FARA) Армии Соединенных Штатов представил проект разведывательно-ударного вертолета, предназначенного для замены половины парка действующих McDonnell Douglas AH-64 Apache. Конкуренцию Boeing в тендере составляют компании AVX (в сотрудничестве с L3Harris Technologies), Bell (дочерняя компания Textron), Karem и Sikorsky (куплена Lockheed Martin). В 2020 году военные должны определиться с двумя разработчиками, которые в 2023 году обязуются изготовить первые демонстрационные образцы. Выбрать победителя, который начнет серийное производство вертолетов, Пентагон планирует в 2028 году. «Лента.ру» рассказывает о тендере и конкурирующих проектах.
Согласно основным условиям FARA, будущий вертолет должен иметь крейсерскую скорость не менее 180 узлов (333,4 километра в час) на высоте 4000 футов (1219,2 метра), оснащаться одним газотурбинным двигателем T901 мощностью три тысячи лошадиных сил, разрабатываемым General Electric в рамках конкурса Improved Turbine Engine Program (ITEP), и проектироваться согласно критериям Modular Open Systems Architecture (MOSA), предполагающим, в частности, модульную конструкцию и использование принципа открытой архитектуры, которые должны позволить сравнительно быстро и недорого проводить обслуживание, ремонт и модернизацию летательного аппарата. Отдельные пожелания военных к перспективным машинам — малозаметность и опциональная автономность.
Вертолеты, создаваемые в рамках FARA, должны заменить около 200 легких многоцелевых Bell OH-58D Kiowa, впервые взлетевших в 1967 году, но сегодня практически выведенных из вооружения армии, и примерно 350 ударно-разведывательных AH-64 Apache, впервые поднявшихся в воздух в 1975 году, но ожидающих выведения из эксплуатации в 2048 году. В настоящее время часть функций OH-58D Kiowa в армии выполняют AH-64 Apache, находящиеся на вооружении соответствующих разведывательных эскадрилий и разведывательных батальонов. Формально отличие одного формирования от другого заключается в том, что дополнительно первые используют беспилотники RQ-7 Shadow от AAI (поглощена Textron), тогда как вторые — более крупные дроны General Atomics MQ-1C Grey Eagle.
Новый вертолет по переносимому оружию уступит AH-64 Apache, но значительно превзойдет OH-58D Kiowa. Данное обстоятельство, как уверены в Пентагоне, не столь важно, поскольку армией создаваемому в рамках FARA летательному аппарату отводится практически такая же роль, как и Lockheed Martin F-35 Lightning II в Военно-воздушных силах, Корпусе морской пехоты и Военно-морских силах — вертолет без внешней нагрузки должен оставаться максимально труднообнаруживаемым средствами противовоздушной обороны (ПВО) противника или вообще не должен проникать в зону ее действия. С FARA фактически произошло возвращение к программе Light Helicopter Experimental (LHX), запущенной в 1982 году и свернутой в 2004 году. К тому времени было создано всего два малозаметных Boeing–Sikorsky RAH-66 Comanche, получившихся, в частности, слишком дорогими — вместо приобретения 650 таких летательных аппаратов за 39 миллиардов долларов армия решила купить новые беспилотники и проверенные вертолеты.

Представленный Boeing в рамках FARA проект вертолета внешне напоминает Lockheed AH-56 Cheyenne, отличающихся выдающейся для вертолетов маневренностью (разработка Lockheed AH-56 Cheyenne, которых было произведено всего десять единиц, прекратилась в 1972 году). Конструктивно представленный Boeing летательный аппарат получил шестилопастный несущий винт, четырехлопастный толкающий винт и четырехлопастный рулевой винт, способные обеспечить вертолету сохранение большой скорости полета при маневрах. Вертолет имеет двухместную кабину экипажа (летчики располагаются друг за другом), пару внутренних отсеков для размещения оружия (подвешиваемое снаружи оружие нарушает малозаметность), 20-миллиметровую пушку, убирающиеся колесное шасси и подфюзеляжный киль.
В отличие от Boeing с проектом вертолета, пока не получившим даже названия, четыре других предложения для FARA были представлены в 2019 году. Речь идет о Bell 360 Invictus, Sikorsky Raider X, AVX AR40 и Compound Coaxial Helicopter (CCH). Конструкция первой машины воспроизводит традиционную схему гражданского многоцелевого Bell 525 Relentless. Второй вертолет — развитие Sikorsky S-97 Raider, построенного по соосной схеме с толкающим винтом в хвостовой части. AR40 — винтокрыл с парой крупных крыльев, одним несущим винтом и толкающим винтом в хвостовой части. CCH имеет крылья, соосный несущий винт и пару небольших толкающих винта.
Среди представленных проектов наименьшие шансы на победу в тендере, вероятно, у AR40 и CCH, что можно объяснить как непривычностью конструкции, так и меньшим опытом разработчиков, по сравнению с конкурентами, в создании именно вертолетов. В настоящее время готовым летным прототипом вертолета для FARA располагает лишь Sikorsky. Прототипы летательных аппаратов Boeing и Bell, очевидно, в случае необходимости могут быть созданы в сравнительно короткие сроки.

Даже если Boeing упустит победу в тендере FARA, у компании останутся заказы на AH-64 Apache, последние модификации которого учитывают наработки по RAH-66 Comanche. Кроме того, Boeing вместе с Lockheed Martin принимает участие (многоцелевой SB>1 Defiant) в тендере Future Long-Range Assault Aircraft (FLRAA), в рамках которого предполагается замена вертолетов Sikorsky UH-60 Black Hawk, принятых на вооружение в 1979 году. Конкурентом компаний выступает Bell с V-280 Valor.
Программы FLRAA и FARA реализуются Пентагоном в рамках более крупного проекта Future Vertical Lift (FVL), который, среди прочего, подразумевает замену тяжелых транспортных вертолетов Boeing CH-47 Chinook, находящихся на вооружении армии с 1962 года, и, согласно программе Future Tactical Unmanned Aerial System (FTUAS), замену беспилотников RQ-7 Shadow, эксплуатируемых с 2002 года.
Есть еще две интересные программы военных беспилотников, которые должны работать в связке с вертолетами, над которыми работают в США. В рамках Advanced UAS (AUAS) предполагается создать замену General Atomics MQ-1C Grey Eagle, в ходе Air-Launched Effects (ALE) планируется разработать небольшие мини-дроны, которые бы использовались в дополнение к вертолету-победителю тендера FARA. Подобные беспилотники в условиях будущей войны могут выполнять, например, разведывательные или ударные функции, а также переносить системы радиоэлектронной борьбы, а с использования таких дронов, согласно Пентагону, должны начинаться сухопутные военные действия в отношении противника.

https://news.rambler.ru/weapon/

Как Пентагон годами скрывал потери США в Ираке и Афганистане

Количество американских военнослужащих, контуженных во время ракетного удара Ирана по базе «Айн аль-Асад», вновь выросло. С 8 января число пострадавших достигло 109 человек — эксперты не сомневаются в том, что Пентагон пытается скрыть реальные потери, как это происходило неоднократно. О том, как ВС США скрывали потери на Ближнем Востоке, читайте в материале Федерального агентства новостей.
Новые контузии, новые трупы
Пентагон официально сообщил о 109 пострадавших. В заявлении, опубликованном в понедельник, пресс-секретарь Пентагона Алисса Фара подчеркнула, что это — лишь «данные на текущий момент», и количество пострадавших может вырасти вновь.
Ранее в Пентагоне объяснили рост числа пострадавших тем, что «не всегда контузию можно определить сразу» — однако с 8 января, черного дня для американских войск в Ираке, прошло уже больше месяца. Источники в Иране заявляли о 143 погибших и более чем 500 раненых американцах.
Пентагон подтвердил то, что стало известно вскоре после ракетного удара — контуженных американцев (а также, вероятно, трупы погибших) уже 8 января специальными рейсами вывезли в Германию, в Иорданию и на Родос.
Тем временем из соседних с Ираком стран продолжают поступать сообщения о гибели американских военнослужащих. После того как 24 января в «автомобильном происшествии» в Сирии погиб рядовой Антонио Мур (никакой другой информации об этом происшествии, кроме данных Пентагона, нет), наибольшие потери понес американский контингент в Афганистане. Новые потери были объявлены в воскресенье — двое военнослужащих США погибли «от ран, полученных в боевой операции».
Наиболее серьезным инцидентом стала гибель 28 января американского самолета-разведчика, на котором находился «Аятолла Майк» — офицер ЦРУ Майкл д’Андреа, который отвечал за операцию по уничтожению иранского генерала Касема Сулеймани. Иранские источники заявили, что уничтожение д’Андреа было частью операции «Месть за мученика Сулеймани» — самолет был сбит ПЗРК, поставленным в Афганистан Корпусом стражей Исламской революции. По неподтвержденным данным, на месте крушения были обнаружены «сотни погибших».
Уже на следующий день стало известно о крушении в иракской провинции Анбар транспортного самолета UC-27B — такими пользуются сотрудники Командования специальных операций ВС США. Точно число погибших осталось неизвестным, и Пентагон не делал специальных заявлений по этому поводу.
Тем временем количество пострадавших при обстреле Айн аль-Асад продолжало расти.
Скрывать потери — принцип работы Пентагона
По официальным данным, с 2006 года погибло около 16 тысяч военнослужащих США. Однако в соответствии с правилами, которые действуют в США, лишь меньшая их часть считается «боевыми потерями». По данным Military Times, менее трети (28%) погибших военнослужащих были отнесены к боевым потерям в 2018 году. Все остальные американцы, погибшие в более чем в 70 странах по всему миру, считаются «небоевыми потерями». Такая практика позволяет скрывать реальное число жертв среди американских войск, манипулируя данными о гибели военнослужащих.
Например, рядовой Антонио Мур погиб в сирийской провинции Дейр-эз-Зор. Несмотря на то, что он был частью оккупационных сил США в Сирии и погиб в ходе выполнения боевого задания на левобережье Евфрата, его смерть не относится к «боевым потерям» — ведь боя не было, это «просто несчастный случай». То же относится к тысячам других военнослужащих США.
Сведения о военных кампаниях, которые США вели на Ближнем Востоке после теракта 11 сентября 2001 года, позволяет предполагать, что во всех этих конфликтах Пентагон сильно преуменьшал количество американских потерь (а также число жертв среди мирного населения).
Статистика, которую публикует Пентагон, весьма примечательна: количество американских военнослужащих, погибших от «небоевого несчастного случая» (non-OCO accident) в 1,7 раза превышает количество погибших в бою! Более того, количество «небоевых смертей по собственной вине» (non-OCO self-inflicted) в 1,2 раза превышает число солдат, погибших в бою. А количество военнослужащих, которые умерли от болезней и травм в небоевых условиях (non-OCO illness/injury), лишь немногим меньше боевых потерь — и это несмотря на то, что военнослужащие США имеют доступ к одной из лучших в мире систем медицинской помощи.


Pr Scr militarytimes.com
Более того, в статистике с 2006 по 2018 год 458 американских военнослужащих числятся «погибшими в небоевых условиях в результате криминальных убийств» (non-OCO homicide), 248 случаев считаются «неопределенными» и еще 104 «ожидают решения».
Афганистан
Методы, которыми пользуется Пентагон для «размывания» боевых потерь, еще в 2003 году писало пакистанское издание Frontier Post. Как сообщили высокопоставленные военные источники в Афганистане, за два года после начала войны США потеряли более 2600 военнослужащих убитыми и несколько тысяч ранеными.
На Западе освещение военных действий против исламского движения «Талибан» (запрещено в РФ) вели практически исключительно американские и британские официальные источники, а также катарский телеканал Al Jazeera — в результате информация о реальных потерях никогда не попадала в мейнстримовые американские СМИ.
Frontier Post утверждает, что крупнейшие потери силы НАТО понесли в октябре 2001 года, когда начинали военную кампанию и вели жестокие бои за Мазари-Шариф, Кабул и Кундуз. При первую потерю США подтвердили лишь после 25 ноября (спустя полтора месяца после начала операции в Афганистане, и погиб офицер не в ходе боевых действий, а во время восстания пленных талибов в тюрьме Кала-и-Джанги).
Позже США понесли крупные потери в марте 2002 года, в ходе операции «Анаконда» в горах провинции Пактия. Тела погибших отправляли не в США, а в Германию, где долгое время они хранились в специальных моргах — тела убитых постепенно переправляли на родину по нескольку десятков человек. Это было сделано для того, чтобы избежать массовых протестов в США из-за огромных потерь.
Ирак
Пентагон скрывал и продолжает скрывать потери, которые США понесли во время войны в Ираке — об этом стало известно лишь спустя несколько лет после ее начала. Как выяснила группа журналистов CBS News, вопреки официальным данным США, количество потерь армии США в ходе вторжения в Ирак значительно превышало 15 тысяч человек.
Как оказалось, молодые американцы, якобы отслужившие в Ираке и вернувшиеся домой в Штаты, становились жертвами настоящей «эпидемии самоубийств» — только в 2005 году якобы покончили с собой более 6,2 тысяч ветеранов Ирака. По мнению расследователей CBS News, убитых американцев фиктивно списывали со службы, после чего они якобы совершали самоубийство.
Уже в апреле 2004 года в прессу просочилась информация о том, что на территории Кипра находятся тела нескольких тысяч военнослужащих из США и Великобритании, погибших в Ираке и Афганистане. Тела военных находились в холодильниках на контролируемой американскими миротворцами территории Кипра, и постепенно переправлялись в Штаты через медицинские центры в Германии и на Ближнем Востоке.
Общие принципы сокрытия потерь
Профессор Бадран в своем анализе войны в Ираке пишет об общих принципах сокрытия потерь, которые использует Пентагон: практически никогда сведения о погибших не сообщаются сразу — как и в случае с ракетным ударом по «Айн аль-Асад», сообщается только о «пострадавших» и «раненых» в результате нападения врага.
В первую очередь информацию о гибели американских военнослужащих скрывают от их сослуживцев — тех, кто не присутствовал при инциденте непосредственно. Большинство американцев не готовы умышленно замалчивать информацию о гибели боевых товарищей — поэтому за дело берется военная разведка. Сослуживцам погибшего сообщают, что их товарищ находится в госпитале «в крайне тяжелом состоянии», секретная служба изымает его личное дело, при этом солдатам категорически запрещается сообщать что-либо родственникам своего товарища.
Если погибший военнослужащий не является гражданином США, он может быть захоронен прямо на территории военной базы — подобная братская могила была найдена, в частности, на эвакуированной базе США под Багдадом.
Тела погибших солдат и офицеров — граждан США — экстренным рейсом вывозят в Германию, Катар, или другую страну, где есть военные базы США. Там трупы подвергают заморозке, которая позволяет хранить тело неопределенный срок. В тех случаях, когда это по каким-либо причинам невозможно, погибшего стремятся перевести в разряд «небоевых потерь» — например, причиной смерти объявляется гибель во время огневой тренировки, тяжелое заболевание или какая-нибудь «необычная причина» — например, внезапный сердечный приступ, утверждает Бадран.
Сбой системы
Развитая система сокрытия боевых потерь необходима, чтобы поддерживать имидж «непобедимой американской армии». Если верить официальным данным, военнослужащие США гибнут от суицидов на почве депрессии или, словно британские колонизаторы, от «тропической лихорадки», куда чаще, чем от огня противника.
#Iraq Vidéo qui montrerait l’impact d’un missile sur la base d’Ayn al Asad en #Irak.
Il y aurait eu environ 35 missiles dirigés contre cette base.
La base d’#Erbil a aussi été ciblée. Aucun rapport sur les victimes.
Les missiles sont probablement des Fateh-110.#Iraq #Iran #USA pic.twitter.com/6lNJedenwE
— Rebecca Rambar (@RebeccaRambar) January 8, 2020
Потери, которые несут США, Пентагон старается «размазать» на большой территории — целым театрам боевых действий — и во времени (иногда — на годы). Это позволяет избежать взрыва недовольства на территории США, и не дает поводов въедливым американским журналистам новых поводов для расследований.
Однако ракетный удар, нанесенный КСИР по базе «Айн аль-Асад» «сломал систему»: реальность слишком сильно расходится с преувеличенно бодрыми заявлениями президента Дональда Трампа об «отсутствии потерь». Теперь Пентагон, игнорируя вопросы от обеспокоенной прессы, вынужден постепенно объявлять о новых и новых «ударных травмах», в то время как CNN демонстрирует кадры разрушений, снятые на американской базе.
Можно не сомневаться в том, в ближайшее время появятся новые заявления Пентагона о «пострадавших» в ходе удара по «Айн аль-Асад». Вероятно, это будет продолжаться до тех пор, пока Иран не опубликует обещанные ранее доказательства гибели американских военных, или не произойдет утечка информации, которая ударит по Трампу, обнажив вранье Минобороны США.

Автор: Валентин Меликов
11 Февраля 2020
https://riafan.ru/

Пентагон: Мы сделаем «Кинжал» Путина тупым и бесполезным

США собираются догонять Россию и Китай в области гиперзвукового оружия

The Washington Post озабочена отставанием США от России и Китая в области создания боеспособного гиперзвукового оружия. В своей публикации газета ссылается на публичные высказывания заместителя министра по научно-исследовательской и опытно-конструкторской работе Майкла Гриффина, недавно назначенного на этот пост.
«Соединенные Штаты пока делают не все для того, чтобы достойно ответить на угрозы, создаваемые гиперзвуковыми ракетами, — сказал Гриффин во время слушаний в Конгрессе. — Я пришел на эту должность не для того, чтобы довольствоваться паритетом с противниками. Я хочу сделать так, чтобы они волновались, думая о том, как им снова придется нас догонять».
Хотя о паритете с противниками, Россией и Китаем, говорить сейчас крайне опрометчиво. До него Штатам еще расти и расти. Поскольку в России уже не только разработано, но и принято на вооружение несколько гиперзвуковых ракет и один глайдер, в то время как в США по данной тематике проводятся лишь НИР. Причем эти работы продвинулись не настолько, чтобы готовиться к разворачиванию ОКР.
При этом деньги в гиперзвуковую тематику Пентагон вкладывает громадные. The Washington Post сообщает, что компании «Локхид Мартин» выделен миллиард долларов на создание гиперзвуковой ракеты. Не хочет оставаться в стороне, когда запахло гиперприбылями, и «Боинг». Эта компания объявила о том, что намерена сделать крупные вложения в британскую двигателестроительную фирму с целью получения гиперзвукового прямоточно-воздушного реактивного двигателя (ГПВРД).
Однако разогнать ракету до пяти скоростей звука (5М) и выше — это лишь часть проблемы. Ракета при этом должна управляться, то есть маневрировать, а не лететь по баллистической траектории. Лишь в этом случае ее перехват становится практически невозможным. И еще — ракета должна иметь канал связи с командным пунктом или с носителем, ее запустившим. Что в условии полета в облаке плазмы — крайне сложная научно-техническая задача. И, наконец, у ракеты должна быть головка самонаведения, основанная на каких-то новых принципах.
Все это у России есть. С чем вынужден согласиться аналитик по военным вопросам из Центра стратегических и международных исследований Тодд Гаррисон, сказавший о российских ракетах, что «они летят ниже, они могут маневрировать, так что это угроза иного рода».
О том, что с этой угрозой у США нет возможности бороться, говорит и замминистра обороны Гриффин: «Сегодня у нас нет защиты от этих систем. Если они решат их применить, мы окажемся в проигрышном положении. Для меня один из высших приоритетов — устранить это отставание, разработать собственные системы, обеспечить защиту и создать для них угрозу».
Надо сказать, что очень многие свои стратегические просчеты в области создания новых видов вооружения американские аналитики и генералы связывают с «успокоенностью» от победы в холодной войне. Было принято считать, что отныне и во веки веков американской армии придется иметь дело с заведомо более слабым противником. Причем слабым, прежде всего, в технологической сфере. И зачем, дескать, тратить громадные деньги на создание оружия, которое будет иметь явно избыточные характеристики.
Это верно лишь отчасти. Потому что в США никогда не прерывались попытки создания эффективного лазерного оружия. И в самые «благостные» времена наращивалась военная спутниковая группировка, которая никак не может помочь в случае войны, скажем, с какой-либо североафриканской страной. Американский ВПК очень прожорлив, у него мощнейшее лобби, в связи с чем в любые времена он не страдает от голода.
Просчеты с гиперзвуком относятся не к «благостности» Пентагона, а именно к стратегическим просчетам. К ним же относится и обладающий крайне низкой эффективностью проект создания истребителя-бомбардировщика F-35.
Все-таки в США были попытки создания гиперзвуковой ракеты. Но они, как утверждает The Washington Post, не были настойчивыми. В качестве примера приводится начавшийся в 2003 году проект Falcon HTV-2, реализовывавшийся Агентством по перспективным оборонным научно-исследовательским разработкам (DARPA). Ракету удалось разогнать до 20 М. Правда, старт был не атмосферным, «Фалькон» был поднят ракетой-носителем в ближний космос, откуда ракета устремилась вниз, разогнавшись до чудовищной скорости. Впрочем, большой новости в этом нет — точно так же летали «Шаттлы» и наш «Буран». После второго испытания, которое состоялось в 2011 году и завершилось взрывом, перспективная ракета была признана Пентагоном бесперспективной. Но даже если бы ракета и не разрушалась, от нее было мало толку, поскольку она была, во-первых, практически неуправляемой, а, во-вторых, с ней невозможно было установить связь. Сейчас американские эксперты считают, что работы было необходимо продолжать — может быть, и получилось бы что-нибудь работоспособное.
Тех же взглядов придерживаются и военные. «У нас было несколько неудач, поэтому мы как бы остановились, чтобы проанализировать ситуацию, перегруппировать силы и убедиться, что понимаем суть технологии — что там работает, а что нет, — заявил недавно генерал ВВС Джон Хайтен, возглавляющий Стратегическое командование ВС США. — На мой взгляд, надо было просто учесть ошибки, сделать выводы и двигаться вперед. Не останавливаясь».
Пентагон больше доверяет компании «Боинг», чем DARPA. В 2010 году начались испытания боинговской ракеты Х-51, которая должна развивать скорость 6М-7М и иметь дальность в 500 км. На стартовую высоту ракету поднимает бомбардировщик В-52. Из шести проведенных испытаний частично успешным стало испытание 2013 года, когда ракета разогналась до скорости 5,1 М. Остальные завершились разрушением Х-51. Любопытно, что в 2014 году настроения у командования ВВС США были столь оптимистичными, что ракету собирались принимать на вооружение в 2017 году. И вот теперь выясняется, что «Боинг» разочаровался в двигателе американской компании Pratt & Whitney и решил заменить его на британский.
Все это говорит о том, что США в области гиперзвука далеко даже до Китая, который с 2013 года испытывает гиперзвуковую планирующую боеголовку (глайдер) WU-14, которой оснащаются баллистические ракеты. Ежегодно проводится до трех пусков. Заявленная скорость активно маневрирующей WU-14 — 10 М. Принятие на вооружение намечено на середину 20-х годов.
А что же есть у России? Подчеркнем — уже есть, то есть стоит на вооружении.
Прежде всего, это ракета Х-47М2 «Кинжал», носителем которой является истребитель-перехватчик МиГ-31К. Комплекс «Кинжал» с 1 декабря прошлого года несет дежурство в Южном военном округе.
Ракета Х-47М2 развивает скорость 10 М и имеет дальность, равную 2000 км. С учетом того, что тяжелый истребитель МиГ-31, способный нести 9 тонн ракетно-бомбовой нагрузки, имеет солидный боевой радиус в 720 км, реальная дальность применения «Кинжала» порядка 2700 км. Это означает, что для нанесения неотразимого удара как по наземным, так и по морским целям, самолету нет необходимости не только входить в зону ПВО противника, но и приближаться к ней.
Противокорабельная гиперзвуковая ракета «Циркон» морского базирования завершает испытания. Ее принятие на вооружение ожидается в этом десятилетии. Скорость «Циркона» — 7М-8М, предположительная дальность — 400 км. Это убийца авианосцев, о чем в прошлом году говорили высокопоставленные британские морские офицеры. Они с горечью утверждают, что от «Циркона» невозможно защитить два их авианосца. Надо сказать, что натовские военные избрали иной способ защиты: в последнее время набирает обороты говорильня о том, что гиперзвуковое оружие настолько опасно, что оно может спровоцировать третью мировую войну. А потому его разработку и производство необходимо ограничить при помощи международного законодательства.
И, наконец, Россия приступает к производству гиперзвукового боевого оснащения (ГБО) или же глайдера «Авангард». Говоря проще, — это боеголовка, предназначенная для установки на МБР «Сармат». Она способна совершать гиперзвуковой полет в плотных слоях атмосферы на скорости до 22 М, маневрируя в вертикальной и горизонтальной плоскостях.
Сочетание гиперзвуковой скорости с энергичным маневрированием делает «Авангард» недосягаемым для любых систем противовоздушной обороны, как существующих, так и перспективных. Боеголовка выпускается в двух вариантах — ядерном и кинетическом. При этом кинетическая боевая часть способна приводить к большим разрушениям за счет механического удара, чем пресловутый рельсотрон, в котором запутались американские конструкторы.

Владимир Тучков

Президент Сербии принял делегацию из Пентагона

Двустороннее военное сотрудничество Сербии и США очень развито и является одной из лучших сфер взаимодействия двух государств. Об этом заявил президент Сербии Александр Вучич2 августа на встрече с делегацией Вооруженных сил США во главе с бывшим командующим сил НАТО в Европе Филиппом Бридлавом.
Как передал сербский канал РТС, в разговоре с американскими военными Вучич особо подчеркнул значимость визита высокой военной делегации США в Сербию, проходящего «в рамках непосредственного ознакомления с стратегическим военным окружением, в котором она будет выполнять новые задачи, потому что любой обмен мнениями способствует улучшению сотрудничества».
Во время разговора обсуждалась ситуация в регионе. Президент Вучич отметил, что мир и стабильность на Западных Балканах, а также экономический рост являются приоритетами сербской политики.
EADaily напоминает, что 2 августа в столице Черногории Подгорице премьер-министр Сербии Ана Брнабич встречается с вице-президентом США Майком Пенсом в рамках саммита Адриатической хартии. На повестке дня — вопросы укрепления «региональной, европейской и глобальной стабильности». Адриатическая хартия представляет собой программу, объединяющую балканские страны, которые стремятся к членству в НАТО. Сербия в Адриатической хартии имеет статус наблюдателя.
В июле с вице-президентом США Майком Пенсом встретился в Вашингтоне президент Сербии Александр Вучич. В разговоре с Вучичем Пенс отметил важность нормализации отношений Белграда и Приштины.

https://eadaily.com/ru/news/

Чей винт крепче

Вертолет Ми-17Ми 17
Несмотря на санкции США против России, генералы Пентагона настаивают на соблюдении условий контракта по поставкам в Афганистан вертолетов Ми-17 В-5. Об этом сегодня сообщил заместитель гендиректора Рособоронэкспорта Игорь Севастьянов.
По его словам, некоторые высокопоставленные военные Соединенных Штатов на переговорах с представителями РФ неоднократно заявляли, что, будь на то политическая воля, они бы с удовольствием оснастили российским оружием, например, вертолетами, подразделения своей армии.
Напомним, что в середине июля командующий Международными силами по содействию безопасности в Афганистане генерал Джозеф Данфорд на слушаниях в конгрессе США назвал настоящей катастрофой возможное прекращение поставок Ми-17 властям Кабула. В общей сложности американцы закупили у России для Афганистана более 80 вертолетов, очередная партия которых должна быть поставлена в страну в ближайшее время.
РАНЕЕ ПО ТЕМЕ
Три десятка винтокрылых машин афганский спецназ планирует использовать в операциях против террористов и торговцев наркотиками. Данфорд дал понять, что без оперативных возможностей Ми-17 афганские силы не смогут успешно обеспечивать безопасность и стабильность в своей стране. Это же касается поставок запчастей и обслуживания вертолетов, что предусмотрено условиями контракта.
Однако более всего командующего Международными силами по содействию безопасности в Афганистане тревожат возможные последствия антироссийских санкций для американских солдат и офицеров. Без вертолетов Ми-17 В-5, отлично приспособленных к полетам в горах и при большом перепаде температур, местные военные не смогут действовать эффективно. А это значит, что тяжесть борьбы с террористами и наркоторговцами ляжет на американцев, оставшихся в Афганистане после вывода оттуда международного воинского контингента. Вот почему генералы Пентагона так добиваются выполнения российско-американского контракта по вертолетам «Миля».
Три винтокрылые машины наша страна поставила в Афганистан в конце июля. В ближайший месяц, если не помешают санкции, Рособоронэкспорт надеется переправить туда еще девять военно-транспортных геликоптеров. Планируется, что в Афган их отправят партиями — по три Ми-17 в каждой. Своим ходом в Кабул геликоптеры не перелетают. С отстыкованными лопастями несущего винта их доставляют туда тяжелые транспортные самолеты Ан-124 «Руслан».

За все время эксплуатации нашей авиатехники, с 2011 года, ни американцы, ни афганцы не предъявляли каких-либо серьезных претензий к качеству российских винтокрылых машин.
Ми-17В-5 является модификацией вертолетов типа Ми-8/17, разработанных КБ Миля при участии Казанского вертолетного завода. При создании этой машины был учтен опыт боевого применения его предшественников в различных вооруженных конфликтах, в том числе в Афганистане. На сегодняшний день свыше 2400 вертолетов семейства Ми-8/17эксплуатируются более чем в 80 странах мира.
Военно-транспортный вертолет Ми-17В-5 предназначен для перевозки людей и различных грузов, в том числе крупногабаритных (на внешней подвеске). Компоновка машины позволяет за 15 секунд производить высадку 36 десантников, что особенно важно в бою. Кроме того, Ми-17В-5 оснащен системой беспарашютного десантирования, обеспечивающей одновременный спуск четырех человек. Для поиска пострадавших в ночное время на борту имеется прожектор типа SX-16. А при эвакуации раненых в грузовой кабине вертолета размещают 12 носилок. Большую дальность полета машине гарантируют дополнительные топливные баки – до 4-х емкостей внутри грузовой кабины или две снаружи, установленные на специальных фермах.
Вооруженный вариант Ми-17В-5 используется для огневой поддержки сухопутных войск и десанта, а также прицельного бомбометания. Кабина вертолета адаптирована к использованию очков ночного видения. А навигационное оборудование «АБРИС» дает отображение его местонахождения на подвижной электронной карте.

Пентагон признал превосходство российских истребителей

Американские военные потрясли Москву своими признаниями, растиражированными СМИ, что самолеты российского производства гораздо лучше, чем сделанные в США. В чем причина столь лестных для Москвы признаний?

 

Началось все с публикации в «USA Today» интервью с американским генералом Халом Хомбургом. Он рассказал об успехах индийских ВВС, которые добились оглушительного успеха в учебных воздушных боях против американских самолетов F-15C/D «Eagle». Индийцы «воевали» на многофункциональных истребителях Су-30МКИ российского производства и выиграли почти 90% всех воздушных боев.

 

«Мы не настолько обогнали весь остальной мир, как нам хотелось бы думать, — приводит газета слова генерала, возглавляющего службу Air Combat Command ВВС США, — F-15 является основным нашим самолетом для завоевания господства в воздухе, и поэтому неожиданные победы индийцев на русских самолетах стали по-настоящему «отрезвляющим душем» для многих чинов ВВС».

 

Потом о «победе русских» рассказал бюллетень ВВС США «Inside Air Force». Он привел еще более шокирующие для американцев данные. Оказалось, что против F-15C/D «Eagle» «сражались» не только Су-30МКИ, но и МиГ-27, МиГ-29 и даже «старенькие» МиГ-21 «Бизон», которые тоже показали себя выше всяких похвал. Они победили не только американских «Орлов», но и французские «Mirage-2000». Американский сайт «Washington ProFile» назвал успех русских машин «полным сюрпризом» для американских летчиков.

 

У российских военных специалистов и авиационных конструкторов победы отечественных боевых машин над американскими F-15 удивления не вызвали. Генеральный конструктор ОКБ «Сухой» Михаил Симонов не раз рассказывал, в том числе и военному обозревателю РИА «Новости», что истребитель Су-27 «Flanker», как его называют в НАТО и дальнейшим развитием которого как раз и является «индийский» Су-30МКИ, специально создавался в восьмидесятых годах прошлого столетия именно для борьбы с F-15 «Eagle». И в его тактико-технические характеристики заранее были заложены боевые преимущества перед соперником. И в том, что истребители этого класса соответствуют своему предназначению, ничего нового для экспертов нет.

 

Другое стало сюрпризом – официальное и публичное признание этого факта высокими американскими военными чинами. И более того, удивило то, что это признание опоздало на четыре месяца.

 

Воздушные учебные бои между индийскими Су-30МКИ и американскими F-15C/D «Eagle» проходили еще в феврале 2012 года на базе ВВС США в Элмендорфе (штат Аляска). В то время о победе русских самолетов (они выиграли три «сражения» из четырех) почему-то никто не стал распространяться. Как и о многих других подобных фактах.

 

Впервые российские истребители выиграли учебные воздушные бои у американцев еще в начале девяностых годов, когда отечественные «Су» и «МиГи» только начали принимать участие в международных авиационных выставках и аэрошоу за рубежом. Тогда несколько истребителей Су-27 под руководством известного теперь всему миру (с ним летал в Чечню на «спарке» — учебно-боевой машине президент Владимир Путин) начальника Липецкого Центра переподготовки летчиков ВВС России генерал-майора Александра Харчевского прилетели в Канаду, чтобы продемонстрировать возможности российских боевых самолетов.

 

На борту российских и американских самолетов не было боевых ракет и снарядов, — их заменила кинопленка, заряженная в фотопушки. И какое же разочарование постигло американских пилотов, когда она была проявлена. «Следов» от российских Су-27 на их пленках практически не было. А на российской — F-15 красовались во всех видах – «вид сзади», «вид сбоку», «вид сверху», то есть все самые уязвимые для ракет и снарядов плоскости самолета были там видны.

 

Источник такого успеха отечественных истребителей, конечно, заключался не в «скорострельности» бортовой киноаппаратуры, — а в высоких маневренных качествах Су-27 и их тяговооруженности. С этими непревзойденными боевыми возможностями наших машин сегодня знаком весь летающий мир – «кобру Пугачева», как и другие уникальные фигуры высшего пилотажа, не способны сделать никакие другие самолеты, кроме российских. Не только с маркой «Су», но и «МиГ».

 

Пока F-15, как, впрочем, и их «сородичи» F-16 и F-18, разворачиваются на цель, «зацепив» своими крыльями полнеба, российские самолеты крутятся вокруг своего хвоста и, чуть добавив форсажа, легко оказываются то сзади «игла», то в его боковой плоскости, то над ним. С такой позиции без промаха нанести «смертельный удар» очень просто.

 

После Канады в середине девяностых аналогичные воздушные бои были организованы для российских МиГ-29 в Южной Африке. Там против них «сражались» уже не F-15C/D «Eagle», а французские «Mirage-2000». Однако результат оказался тем же.

 

«Если наш самолет подошел к противнику на дистанцию прямого выстрела, — утверждает главный конструктор-директор программы МиГ-29 и его модификаций Аркадий Слободской, — то можно считать: враг уничтожен. Для этого достаточно всего 5-6 пушечных очередей».

 

Американцы хорошо осведомлены об этих боевых качествах российских боевых машин. Они даже закупили у Молдовы, когда она, как и другие бывшие республики СССР, стала независимой, эскадрилью МиГ-29К, что дислоцировалась на военном аэродроме под Кишиневом. Отремонтировали их с помощью немецких специалистов, которым МиГ-29 достались от армии ГДР, и теперь во всю используют для тренировок своих пилотов, учат их сражаться и побеждать «русские истребители», которых в разных странах мира больше семи тысяч «штук». Только в Индии, по данным британского The Military Balance, свыше пятисот. И нет ничего удивительного, что индийские пилоты, несмотря на усиленные тренировки американских летчиков, все-таки достаточно легко их побеждают в воздушных боях. Уникальная боевая техника, помноженная на мастерство пилотов, делает свое дело.

 

Но с другой стороны, и это тоже отмечают в разговоре с журналистами специалисты, американские летчики давно не встречались в реальных воздушных боях с серьезным противником. Не считать же такими бои конца девяностых годов над Балканами, где ВВС США брали не столько качеством, сколько массированным количеством. Тоже самое можно сказать и о первой и второй иракских кампаниях, где воздушного противостояния просто не существовало, как такового. Где набраться боевого опыта? Только в учебных сражениях.

 

«Воевать» с российскими пилотами не позволяет застарелая армейская психология, — вдруг опять проиграют, попробуй тогда докажи пилоту, что он может и обязательно должен побеждать «бывшего вероятного противника». С индийцами такой проблемы нет. Ну, проиграли и проиграли, значит, плохо тренировались.

 

Но зачем же американцам трубить о собственных промахах на весь мир? Такое в армейской среде не принято. Ни у них, ни, кстати, у нас.

 

Объяснение подобной откровенности американских генералов найди достаточно легко, если вспомнить, почему о событиях февраля они вдруг начали говорить в июне. Просто в это время в конгрессе США обсуждаются ассигнования на оборону на будущий финансовый год.

 

«Военное обозрение»