ОКБ Ильюшина: Ил-103 будет просто «бомбой» по цене

Самолет Ил-103 рядом с самолетом Ил-76ЛЛ (летающая лаборатория) с установленным двигателем ПД-14

Новый военно-транспортный самолет Ил-112 готовится совершить первый полет. Разрабатывается для армии и средний турбореактивный Ил-276. О том, какой самолет ОКБ Ильюшина хочет предложить для обучения пилотов, в чем отличия между Ил-112 и Ил-114 и сколько новых Ил-76 будут производить в России за год, в интервью ТАСС рассказал первый заместитель генерального директора ПАО «Ил» Павел Черенков.

— Вице-премьер РФ Дмитрий Рогозин в первый день выставки Dubai Airshow 2017 рассказал, что Россия намерена развивать рынок транспортной и пассажирской авиации с ОАЭ. Что может предложить в данном случае фирма Ильюшина?

— У местной публики на салоне большой интерес вызывает наш новый легкий военно-транспортный самолет Ил-112. Напомню, что первый его образец готовится подняться в небо.

Кроме того, очень интересен проект среднего транспортного самолета Ил-276. Такая размерность очень востребована. Разные страны на выставке представляют похожие проекты, но нам есть что предложить заинтересованным заказчикам. Ильюшинская техника традиционно вызывает большой интерес, поскольку она надежна, неприхотлива в эксплуатации и в достаточно большом количестве служит на Востоке уже много лет.

Сегодня перед нами стоят большие задачи по сервису этой техники и снабжению запчастями эксплуатантов во всех уголках мира. В принципе, восточный рынок к этому готов.

— Есть уже какие-то договоренности по модернизации, ремонту и обслуживанию самолетов, которые были приобретены заказчиками еще в советское время?

— Мы сейчас работаем над тем, чтобы открыть современные авторизованные сервисы. Одна из особенностей состоит, например, в том, что зарубежные самолеты Ил-76 часто не сертифицированы по гражданским нормам, а только по военным. Хороший, качественный сервис военно-транспортных самолетов до недавних пор не был развит.

Сейчас ведем переговоры с некоторыми крупными компаниями, операторами, которые работают здесь, в Дубае, по региону в целом, а также на африканском рынке. Переговоры ведутся в двух направлениях. Во-первых, это организация складов и сервисного обслуживания на какой-либо территории, а во-вторых, продвижение российских самолетов в этом регионе.

Мы продаем сейчас не просто самолет, а жизненный цикл одной машины, поэтому покупателю принципиально важно иметь понимание, начиная с первого дня работы самолета до завершения его эксплуатации.

— В какие сроки рассчитываете создать сервисные центры?

— Наша задача — в перспективе двух-трех лет наладить и логистику, и сервисное обслуживание. У нас есть несколько новых программ, которые идут параллельно с тематикой Ил-76, я уже о них упоминал. То есть мы создаем систему сервиса и ППО не только для старых машин, но и для новых — для всей линейки военно-транспортных самолетов Ильюшина.

Конкретные шаги сейчас уже реализуются. Вообще, есть определенная пропорция: количество сервисных центров напрямую зависит от того, сколько воздушных судов в регионе летает. В некоторых случаях будет гораздо выгоднее долететь на ремонт до нашей площадки в России. Вопрос сейчас прорабатывается с учетом объема рынков и конкретных форм ремонта на местах.

Кстати, у Ильюшина уже сейчас есть большое количество сервисных бригад, которые при необходимости выезжают на место. Учитывая, что количество техники растет, мы развиваем свое локальное присутствие на тех рынках, которые нас интересуют.
— В России строевые Ил-76МД модернизируются до облика МД-М. Зарубежные партнеры больше интереса проявляют к модернизации или закупке новых машин?

— Вообще, «семьдесят шестых» в мире достаточно много, еще порядка 300 машин активно летают, и по большому счету это и есть наш потенциальный рынок для модернизации и продления ресурса таких самолетов. И все же модернизация — тема сложная, потому что не всеми она востребована в равной мере. Продление ресурса — другая история. Бесконечно техника служить не будет, но мы рассчитываем, что существующий парк полетает еще где-то до 2035 года. А на смену ему как раз готовится новейший серийный Ил-76МД-90А. Внешне он такой же, но по сути значительно обновлен.

— КБ Ильюшина сейчас разрабатывает какие-то новые проекты?

— По запросу в том числе иностранных заказчиков мы рассматриваем возможность восстановить производство легкого поршневого самолета Ил-103 в глубокой модернизации.

— Какие двигатели собираетесь на него ставить?

— Это достаточно сложный вопрос, поскольку в России пока не производятся двигатели таких размеров. Но есть несколько альтернатив: во-первых, мы можем пока работать с зарубежными силовыми установками, если речь идет о коммерческом использовании самолета; во-вторых, КБ Симонова сейчас разрабатывает двигатели для беспилотника, которые можно будет адаптировать для использования на легкомоторном самолете. Вариантов достаточно много.
Перспективы у Ил-103 хорошие. Сейчас в мире летает порядка 40 таких машин. Это прекрасный самолет, который подходит не только для выполнения бытовых задач, но и для обучения пилотов истребительной авиации. На нем, конечно, нельзя «бочки» крутить, но учиться основным летным навыкам можно запросто.

— На каком этапе сейчас эта идея?

— В проекте необходимо еще решить несколько вопросов, например со сбалансированным обогревом салона самолета. Но в целом нам сейчас необходимо ответить для себя на вопрос, есть ли у этой программы будущее. Это пока инициативная разработка фирмы Ильюшина. Мы готовы предложить рынку комфортабельный готовый самолет за $150–200 тыс. Это будет просто бомба по ценовому предложению.

— А где эту «бомбу» производить?

— Производство Ил-103 было полностью освоено на одном из предприятий ОАК, например в подмосковных Луховицах — там, где сейчас МиГи собирают. В советское время выпустили порядка 100 штук, вполне успешно.

— В Луховицах также будут собирать Ил-114?

— Эта программа прорабатывалась достаточно давно, но определенные моменты разрешились только в сентябре этого года. Теперь ни управленчески, ни технологически ничего не мешает нам готовить производство Ил-114. Первый самолет делается сейчас на опытном производстве Ильюшина в Жуковском, над ним активно идут работы, чтобы в дальнейшем проводить испытания.

Серийный самолет будет производиться в Луховицах — руководители завода прекрасно подготовили всю логистику для этого самолета.
Сборка будет проходить в том же цехе, что и сборка МиГов, в два параллельных потока. Естественно, будет широкая кооперация: некоторые агрегаты будут производиться на заводе «Сокол», некоторые — на ВАСО, нашем воронежском авиазаводе. Все это будут свозить в Подмосковье, где будет производиться окончательная сборка.

— Кто сейчас нуждается в таком воздушном судне?

— Самолет этот невероятно востребован в России. Наверное, это одна из немногих машин, на которую есть объективно большой спрос.
Во-первых, это Крайний Север. Цена перелета на турбовинтовом самолете меньше, чем на турбореактивном, особенно для северных перевозок, северного завоза. У Ил-114 есть специальные системы борьбы с обледенением, посадка на грунт.

Во-вторых, это вообще региональные перевозки. Двигатель ТВ7-117СТ, который сейчас испытывают в ЛИИ Громова, обещает быть очень экономичным и достаточно мощным, чтобы обеспечивать перевозки достаточно большого радиуса. В этом смысле самолет востребован авиакомпаниями, у которых достаточно много ключевых региональных маршрутов.

В-третьих, это Азия, Африка и Латинская Америка. Ил-114 экономичен и неприхотлив. Сейчас продумывается его жизненный цикл. Его обслуживание несколько проще, чем самолетов с другими типами двигателей.

Кроме того, Ил-114 — это база для различного рода специальных самолетов. Любые версии, востребованные военными, могут быть и на нем реализованы. Например, на каждом МАКС летает Ил-114 компании «Радар ммс», оборудованный прицельно-поисковым комплексом «Касатка». По большому счету радиоэлектронная борьба любого рода может им осуществляться. Даже «тарелку» он может нести.

— А Ил-112? Не дублируют ли эти самолеты друг друга?

— Нет, так как Ил-112 — это в первую очередь рамповый самолет, и сделан он по требованиям военных. Конечно,112-й и 114-й имеют много общего: одинаковые двигатели, очень похожую систему управления.
Но Ил-112 — это очень интересный формат. У него есть свой потребитель, и это не только военные. Это еще и грузопассажирские задачи. Это МЧС, силы спецопераций. Мы получили очень интересный запрос от правительства Якутии, например. Регион у них большой, задач грузотранспортных много, погода непредсказуемая, и Ил-112 — это та машина, которая могла бы закрыть большой специфический сегмент в любом регионе.

— «Авиастар», где строятся Ил-76МД-90А, очень загружен, насколько я понимаю.

— Надо просто пережить этот момент. «Авиастар» изначально строился как серийный завод, который кардинально отличается от опытного производства.

На серийном производстве берут готовые конструкции и должны быть уверены, что эта система работает. С Ил-76 завод впервые для такого типа самолетов применил концепцию, когда первый серийный самолет является опытным. Это немного увеличило графики, но других условий уже не будет. На самом деле, завод может выпускать как минимум 12 самолетов в год и будет это делать. Уже в конце этого года «Авиастар» будет предъявлять к приемке больше самолетов, чем за минувшие 20 лет! Еще никогда такого не было.
— Что-то будете передавать военным?

— У нас по договору в этом году нет сдачи Ил-76, только предъявление к госиспытаниям. Один топливозаправщик только.

— ВКС что-нибудь собирается делать с Ил-18?

— Это отличные машины, но там уже не очень понятно с их ресурсом. Мы со своей стороны готовы заняться и их модернизацией, и установкой дополнительного оборудования, и готовы в любой момент подключиться к продлению ресурса. Другое дело, что надо спросить у ВКС, какие задачи стоят. Каких-то больших проектов пока нет.

— Средний транспортный самолет Ил-276 их живо интересует, насколько я понимаю.

— Это очень востребованные машины, потому что, если посмотреть по сути транспортных задач, диапазон грузов до 20 тонн — это как раз то, что составляет основу основ.

Ил-76 — это все-таки другого рода машина, в два раза больше, и транспортные задачи гораздо дешевле выполнять на среднем самолете. Плюс, конечно, это обучение десантников. Если необходимо обучить десять человек, то ради них поднимать Ил-76 непродуктивно. При этом сечение кабины и фюзеляжа у этих самолетов одинаковое, поэтому у них очень много пересечений, и для военных это будет одна линейка техники, с помощью которой они смогут максимально эффективно решать те задачи, которые у них есть.

— В конструкторском бюро Ильюшина довольны взаимодействием с Воздушно-космическими силами России?

— Я думаю, у нас сейчас с военными конструктивные отношения. Налажены они, прежде всего, с Военно-транспортной авиацией. Это люди, которые максимально погружены в тему и болеют за наше общее дело.

https://topwar.ru/

ПАО «Ил» хочет выкупить у Узбекистана списанные самолеты Ил-114-100

Авиационный комплекс им. Ильюшина ведет переговоры с авиакомпанией «Узбекистон хаво йуллари» о покупке шести выведенных из эксплуатации пассажирских самолетов Ил 114-100, сообщает агентство Podrobno.uz.
По словам источника агентства, все 6 самолетов были выведены из эксплуатации в мае этого года. Они использовались на внутриреспубликанских рейсах. После списания были выставлены на продажу.

Он отметил, что россиянам Ил 114-100 нужны, «прежде всего, в качестве планера для нового самолета ИЛ 114-300».

В настоящее время между сторонами идет активный переговорный процесс.

По данным собеседника, первый турбовинтовой серийный Ил-114-300 для внутренних авиалиний будет создан в России в 2020–2021 годах. Компоненты и узлы самолета будут российского производства. Машины планируется собирать на производственном комплексе в Луховицах. Расчётная мощность – от 12 до 20 самолетов в год.

Ил-114-300 могут оснастить двигателями ТВ7-117СТ, испытания которых с прошлого года проводятся в ЛИИ им. Громова.

Что касается востребованности самолета, то в первую очередь он необходим в районах Крайнего Севера. В конструкции предусмотрены системы борьбы с обледенением, а также возможность посадки на грунт. Не откажутся от самолета и другие авиакомпании, выполняющие региональные перевозки, поскольку цена перелета на турбовинтовой машине меньше, чем на турбореактивной.

Кроме того, Ил-114 является прекрасной базой для всякого рода специальных самолетов. На нем могут быть реализованы любые версии, востребованные министерством обороны, отмечает агентство.

https://topwar.ru/

В роты возвращаются замполиты

Минобороны РФ возвращает в роты замполитов. Штатные изменения связаны с формированием в ведомстве Главного военно-политического управления (ГлавВоенПУР), сообщают Известия.
Пока должности замполитов введены в ротах, численный состав которых превышает 100 человек. На очереди роты, в которых служат более 75 человек. Полностью процесс должен быть завершен до конца текущего года.

Эти должности в ВС РФ были сокращены в 2008 году.

Замполитам предстоит сформировать у личного состава «глубокое понимание» и поддержку государственной политики в сфере обеспечения обороны страны. Для военнослужащих не должны остаться пустым звуком такие понятия как патриотизм, верность воинскому долгу и присяге.

На плечи замполита также лягут заботы об организации досуга, подготовка материалов для газеты соединения (части) и стенгазеты подразделения. Также они будут поддерживать связь с семьями военнослужащих, проходящих службу по контракту.

Опрошенные газетой военные эксперты считают, что возвращение замполитов улучшит моральный климат в подразделениях, что в итоге скажется на повышении их боеспособности.

Напомним, институт политработников был сформирован во времена гражданской войны: в 1918 году в РККА появилось Всероссийское бюро военных комиссаров. А в 1919 году было создано Политуправление Реввоенсовета (ПУР).

https://topwar.ru/

Сверхманевренность для истребителей: Китай пытается достичь умений Су-35…

Военные аналитики популярного на Западе журнала Popular Mechanics сообщили, что элитарный клуб сверхманевренных самолетов, в котором заседали передовые российские истребители, пополнился еще одним самолетом.
Речь идет о китайском истребителе J-10, имеющем название «Стремительный дракон». Он получил управляемый вектор тяги, позволяющий самолету выполнять такие фигуры пилотажа как плотные вертикальные петли, медленный высокий угол атаки, маневр кобры и падающий лист, отмечают аналитики. Очень немногие самолеты способны выполнить такие маневры в воздухе. Китайские и иностранные зрители на авиашоу в Чжухае были поражены возможностями J-10 в обновленном виде.

Этот истребитель с одним двигателем попадает в категорию американского самолета F-16, ведь по факту образцы обладают общим «ДНК». К созданию китайского «Стремительного дракона» в свое время приложили руку конструкторы израильского истребителя Lavi, создаваемого на базе F-16. Несмотря на новые возможности в плане сверхманевренности, J-10 по-прежнему на несколько лет отстает по боевым возможностям от американского «сородича», и тем более от передового российского истребителя поколения 4++ Су-35. Однако китайские инженеры делают все возможное, чтобы достичь умений самолета РФ.

Аналитики удивляются, что технология сверхманевренности, которая была опробована США еще в 90-х годах, так и не прижилась, поэтому F-35 не может делать в ближнем бою то, что могут делать самолеты РФ Су-30, Су-35 и Су-57. Технология управляемого вектора тяги дает необычайные возможности в воздушных баталиях. Россия в данном аспекте ушла на много лет вперед, и Китаю еще долго придется наверстывать упущенное, если они собираются догнать российские самолеты в технологическом плане.

Хотите больше новостей по теме? Кликайте и подписывайтесь на наше издание в Яндексе.

Автор: Артём Колчин
Источник: https://politexpert.net/

Сможет ли уничтожить Америку термоядерный удар по вулкану

Важнейший ракетный договор между Россией и США – ДРСМД – похоже, уходит в историю. Возможно, вместе с ним будет разорван и СНВ-3. Это означает, что перед Россией вновь, как десятилетия назад, встает вопрос, как обеспечить гарантированное уничтожение заокеанского агрессора в случае начала им ядерной войны. Высказываются и экзотические, и весьма реальные варианты.
Недавние заявления американских политиков о возможном выходе США из системы договоров ядерного сдерживания (СНВ-III и ДРСМД) вновь вернули в повестку дня вопрос о возможных ответных мерах России. И действительно, нашей стране необходимо нивелировать угрозы глобального нарушения ракетно-ядерного баланса со стороны США.
Стоит ли при этом вернуться к «далекому прошлому» и вновь достать с полок, казалось бы, забытые разработки второй половины ХХ века?
Вариант №1. Супервулкан или землетрясение
Идея воздействия ядерного оружия на земную кору с целью вызвать ее разрушение или же использование ядерных взрывов для возмущения гидросферы в виде рукотворного цунами возникла практически сразу после того, как на американских и советских полигонах были испытаны первые термоядерные заряды.
Уже к середине 1950-х годов стало ясно: термоядерные бомбы можно делать, в отличие от урановых или плутониевых, практически сколько угодно мощными. Если обычные ядерные бомбы в силу конечности критической массы урана или плутония могли иметь мощность лишь 30 кт (30 тыс. тонн тротилового эквивалента), то испытанная в 1961 году знаменитая «Царь-бомба» (изделие АН602) имела мощность 58,6 Мт тротилового эквивалента: в тысячу раз больше, чем самый мощный обычный ядерный заряд. При этом надо отдельно отметить, что мощность «Царь-бомбы» при ее натурных испытаниях была сознательно уменьшена: оригинальное техническое задание подразумевало создание боезаряда мощностью 100 Мт, и инженерные расчеты показывали, что АН602 при полной загрузке ее термоядерным материалом и оболочкой из урана-238 дала бы мощность взрыва в 101,5 Мт. Проблема была лишь в том, что такая бомба получалась очень «грязной»: уран-238, создающий дополнительную мощность взрыва, делился с массой высокорадиоактивных осколков.
Тем не менее даже такой сознательно «зажатый» по мощности взрыв АН602 оказался чудовищно разрушительным: ударная волна догнала самолет-носитель, сбросивший бомбу, на удалении 115 км, огненный шар воздушного взрыва достиг в диаметре примерно 4,6 км, а волна атмосферного давления, возникшая в результате взрыва, три раза обогнула земной шар.
Впрочем, эффектные явления в атмосфере Земли, инициированные взрывом «Царь-бомбы», отнюдь не выглядят столь значительными, если мы перейдем к рассмотрению гидросферы планеты или же тем более ее коры, на которые должно воздействовать тектоническое оружие.
Сначала разберемся с известной темой: «А давайте-ка мы пробудим нужный супервулкан или тектонический разлом». Обычно спутником таких утверждений почему-то являются Йеллоустонская кальдера, под которой расположена магматическая камера одноименного спящего вулкана, или же известный разлом Сан-Андреас, проходящий с севера на юг через всю Калифорнию. Запасенная в этих объектах тектоническая энергия выглядит ужасающей даже по меркам термоядерного оружия: потенциальное 10-балльное землетрясение, которое может инициировать Сан-Андреас, высвободит энергию в 15 000 Мт (эквивалент 150 «заряженных» оригинальных «Царь-бомб» с оболочкой из урана-238), а энергия Йеллоустонской кальдеры и вовсе запредельна. При «разрядке» ее потенциала в виде извержения супервулкана она высвободит энергию в 75 000 Мт. Практически это наибольшее энерговыделение, которое разово может породить наша планета, – дальнейшего ее накопления просто не выдерживает земная кора.
Однако эти чудовищные цифры разрушительной энергии говорят и об ином: в природе существуют столь же мощные, противодействующие землетрясениям и извержениям механизмы – в частности, указанная прочность земной коры, позволяющая разломам и кальдерам супервулканов копить столь колоссальную потенциальную энергию.
Поэтому очевидно, что для слома таких механизмов надо приложить сравнимую энергию, похожую на ту, которую освобождает мощное землетрясение или супервулкан. Только в этом случае можно надеяться на гарантированное разрушение земной коры «сверху», чтобы ее ослабленный участок уже могли добить и разрушить запасенные «внизу» силы разлома или магматической камеры супервулкана.
Конечно, можно долго рассуждать о «резонансе», «синергии» или же о «нужном воздействии на слабую точку», но реальность гораздо прозаичнее: нам настолько мало известно о реальной тектонике плит и их внутренней структуре, что все эти концепции – лишь чистой воды спекуляции. Да и «натурный эксперимент» с целью подтверждения тех или иных теорий никто проводить не даст, а без него любая математическая модель – лишь абстракция, фантом. Ну и «русская рулетка» в случае желания сыграть наудачу в момент ядерного конфликта. С другой стороны, если у тебя есть минимум 150 «Царь-бомб», каждая из которых может поместить в огненный шар раскаленной плазмы целый город, то зачем мучиться с разломом или же кальдерой Йеллоустона? Бей сразу по нужной цели – и результат явно будет предсказуемым и гарантированным.
Кроме того, понятно, что «вызов демона природы», во-первых, абсолютно непрогнозируем и, во-вторых, неприятную «обратку» от того же супервулкана в виде атмосферной пыли и снижения температур по сценарию «ядерной зимы» на всей планете можно получить уж точно.
Вариант №2. Суперцунами
В отличие от земной коры гидросфера планеты гораздо более подвижна и пластична – это свойство любой жидкости. В силу этого энергия наиболее разрушительных явлений в гидросфере планеты, гигантских волн-цунами, гораздо ближе к возможностям испытанного термоядерного оружия, нежели процессы в земной коре. Так, среднее цунами, которое инициируется сильным подводным землетрясением, создающим возмущение высотой около 0,5 м, имеет энергию около 23 кт тротилового эквивалента, что сравнимо с энергией первой атомной бомбы, сброшенной на Хиросиму. Самые крупные цунами, порождаемые природными факторами, гораздо сильнее: так, знаменитое цунами декабря 2004 года, смывшее прибрежные города Таиланда и Индонезии, обладало энергией около 9 Мт, что означало, что в эпицентре начального возмущения уровня моря достигли небывалой цифры – более 10 м.
Конечно, в ударную волну термоядерного взрыва, которой можно инициировать цунами, уходит лишь половина его энергии (остальное выделяется в виде излучения и проникающей радиации), однако в целом можно констатировать: да, с помощью мощного термоядерного заряда можно породить рукотворное суперцунами, энергия которого будет достаточной, чтобы нанести немалые разрушения прибрежным городам. При этом чем ближе термоядерный заряд будет к цели, тем он эффективнее: энергия цунами очень быстро затухает при движении по поверхности океана.
Именно на такой идее основывался проект «царь-торпеды» Т-15, которую в СССР разрабатывали в 1949–1953 годах для удара по прибрежным городам США. При этом под единственную громадную торпеду Т-15 пришлось отвести практически всю носовую часть проектируемой подлодки «проекта 627», а сам 100-мегатонный термоядерный заряд в свою очередь занимал 70% от полной массы торпеды. Такова была плата за инициацию суперцунами: как впоследствии выяснилось, при проектировании Т-15 конструкторы были даже чересчур оптимистичны. Реальная 58-мегатонная АН602, испытанная позже, весила 26,5 тонны, в то время как на 100-мегатонную головную часть торпеды Т-15 закладывали по проекту лишь 28 тонн. Вписаться в 100-мегатонную мощность при такой массе можно было только в случае, если бы в СССР решили уйти от принципа «чистых» термоядерных зарядов и запустить во внешней оболочке бомбы инициированную быстрыми нейтронами реакцию в ядрах урана-238 – так называемую реакцию Джекила-Хайда, увеличивающую мощность взрыва практически впятеро, но при этом и в пять-десять раз увеличивающую радиационное загрязнение. В таком случае, конечно,
прибрежные города США уничтожило бы не столько суперцунами, как последующее радиоактивное заражение местности, вызванное такой «грязной» бомбой.
Интересно, что к идее Т-15 уже вернулись в России, хотя и на качественно новом уровне. 8 декабря 2016 года американская разведка сообщила о практическом испытании подводного беспилотного аппарата с ядерной силовой установкой, запущенного из подводной лодки «Саров» чуть ранее, 27 ноября. Впоследствии, в марте 2016 года, представители Объединенной судостроительной корпорации подтвердили разработку «беспилотного подводного робота», достаточно крупного, чтобы нести собственные торпеды. В прессе данный объект получил наименование «Статус-6», что было косвенно подтверждено утечками с брифинга Минобороны России, посвященного проблеме европейского ПРО США. Тогда в поле зрения камер попали презентационные материалы в руках одного из присутствовавших, в которых концепция беспилотного подводного робота была снабжена именно таким названием.
Основной задачей аппарата в данных материалах указана доставка ядерного боеприпаса к берегам вероятного противника с целью поражения важных прибрежных элементов экономики противника и нанесения гарантированного неприемлемого ущерба территории страны – путем создания обширных зон радиоактивного загрязнения, цунами и другими разрушительными последствиями ядерного взрыва. Таким образом, его функции во многом повторяют проект торпеды Т-15, причем именно в ее «грязном», начальном варианте, однако реализуются на современном высокотехнологичном уровне.
Преимущество «Статуса-6» перед классическими ракетными средствами доставки (МБР, БРПЛ и стратегическими бомбардировщиками) очевидно и заключается в отсутствии средств противодействия, аналогичных противоракетной обороне. Кроме того, аппараты, подобные «Статус-6», могут не просто размещаться на подводных лодках, но и скрытно находиться на морском дне, вблизи городов и военно-морских баз вероятного противника. Конечно, такие типы вооружений были формально запрещены старыми договорами ОСВ-1 и ОСВ-2 еще в 1971 году, но, если США выходит из преемника договоров ОСВ-1 и ОСВ-2, соглашения СНВ-III, то и у России руки в этом направлении оказываются полностью развязанными.
Американские эксперты, которые были опрошены журналом New Scientist, пришли к общему мнению, что «Статус-6» в первую очередь эффективен как оружие нейтрализации американского ПРО, которое сегодня пригодно исключительно для уничтожения российских баллистических и крылатых ракет. Наличие же в российском ядерном арсенале такого аппарата, как «Статус-6», поддерживает хорошо зарекомендовавшую себя ситуацию гарантированного взаимного уничтожения, что полностью исключало масштабную горячую войну между СССР и США (впоследствии – между Россией и США) всю вторую половину ХХ века и в начале XXI века.
При этом большинство опрошенных американских военных экспертов и даже ряд официальных лиц, работающих в вопросах контроля за вооружениями, высказываются за новые переговоры с Россией в вопросе ПРО. Ситуация очень проста: новый стратегический баланс сил, который включает качественно отличные от классической триады типы ядерных зарядов и их носителей, оказывается намного опаснее предыдущего. И если США разрушат все «договоры старого мира», не исключено, что новая реальность их отнюдь не обрадует.

https://vz.ru/society/