Россия-США: К открытой войне толкает трусливая политика Москвы?

Несмотря на предупреждение российского Генштаба, американцы могут нанести удар по Дамаску
Материал комментируют: Михаил Александров, Семен Багдасаров
Вооруженные силы России примут ответные меры на ракетно-бомбовый удар США по Дамаску, заявил начальник Генштаба Валерий Герасимов. «В случае возникновения угрозы жизни нашим военнослужащим вооруженные силы Российской Федерации примут ответные меры воздействия как по ракетам, так и носителям, которые их будут применять», — заявил Герасимов.
По словам генерала, удар американских вооруженных сил планируется по правительственным учреждениям в Дамаске. «В Дамаске в учреждениях и на объектах Минобороны Сирии находятся российские военные советники, представители Центра примирения враждующих сторон и военнослужащие военной полиции», — уточнил начальник Генштаба.
Так же по информации Генштаба, боевики в Сирии планируют инсценировать химическую атаку. Ответом именно на этот инцидент и должен будет стать американский удар.
Накануне постпред США при ООН Никки Хейли заявила, что американские вооруженные силы могут нанести удар по правительственным силам в Сирии, если боевые действия в районе Восточной Гуты не будут прекращены. Другим возможным основанием для удара со стороны США, по словам дипломата, может стать инициированная правительством Башара Асада химическая атака.
Пожалуй, впервые в постсоветской России высокопоставленный военный официально заявляет, что против США может быть применена военная сила. То есть мы стоим на пороге перехода противостояния с Западом в открытую войну?
— Я считаю, что политика постоянных уступок, двусмысленностей, увиливаний привела к тому, что американцы обнаглели до предела, — говорит ведущий эксперт Центра военно-политических исследований МГИМО Михаил Александров. — И даже это заявление Герасимова нельзя назвать чётким и однозначным. Оно опять сделано с досадными оговорками. Дескать, если наши военные пострадают, мы ответим. А если российские граждане в результате бомбардировки только подвергнутся риску — получается, отвечать не надо?
То есть опять военные оставили некое пространство, куда можно отступить в случае чего, заявить, что нас не так поняли.
Я всегда говорил, что трусливая политика до добра не доведёт. Надо было однозначно заявить, что в случае удара по Дамаску мы в любом случае нанесём ответный удар. Если пострадают российские граждане — ударим по американским войскам в Сирии. Если наших не заденут — просто ударим по поддерживаемой США оппозиции, по так называемой Сирийской свободной армии в курдских районах Сирии. Американцы должны были получить чёткий, недвусмысленный сигнал. Если они идут на бомбардировку Дамаска, они должны знать, что ответ будет неминуем.
А получается, что американцы блефуют, а Россия как бы ещё их подначивает своими «оговорками».
И так давно. Например, Путин довольно долго не реагировал на новую американскую ядерную доктрину, где указано, что в ответ на обычную войну американцы готовы нанести ядерный удар по любой стране. И лишь спустя время президент России заявил о готовности действовать аналогично в случае необходимости.
Однако увёртки продолжаются, и так действительно можно довести дело до реального конфликта. Наши дипломаты думают, что так лучше — играть на полутонах, но как показывает практика, в США не хотят понимать полунамёков.
С одной стороны, мне отрадно, что всё же Герасимов сказал хоть что-то, что может заставить американцев задуматься, вместо того, чтобы отмалчиваться.
Но с другой стороны то, что наш Генштаб оставил себе путь к отступлению — это плохо.
«СП»: — Всё же заявление Герасимова скорее остановит американцев от удара по Дамаску или наоборот — подтолкнёт?
— В том-то и дело, что нельзя точно предсказать, как американцы отреагируют на столь расплывчатое заявление. Если бы мы расставили точки над i, я был бы на 99% уверен, что США не рискнули бы бомбить Дамаск. А так у американцев есть свобода для маневра — предупредить заранее российское командование, ударить по тем правительственным кварталам Дамаска, где нет наших военных и т. д.
«СП»: — При этом, если Сирия наш союзник, по идее мы должны отвечать на удар в любом случае?
— Конечно. Можно вспомнить Вьетнам, где мы даже не объявляли официально о своём участии. Мы поддерживали вьетнамских коммунистов, сбивали американские самолёты, о чём было хорошо известно в Вашингтоне. И в Сирии можно точно так же сбивать американские самолёты, и кивать на ПВО Башара Асада. И пусть они доказывают, что хотят. Только так мы сможем привести в чувство американцев. До этого они будут наглеть и лезть на рожон.
— Несмотря на серьёзность, сделанного российским Генштабом заявления, я не исключаю, что американцы всё же нанесут удар по Дамаску, — говорит директор Центра изучения стран Ближнего Востока и Центральной Азии СемёнБагдасаров. — Слишком обострёнными стали отношения США и России в последнее время. Американцы ведут себя более чем вызывающе.
«СП»: — И как реагировать России в данном случае?
— Отвечать — сбивать самолёты, беспилотники, крылатые ракеты. А потом наносить ответный удар.
«СП»: — Однако это будет означать фактически переход противостояния России и США в стадию открытой войны?
— Можно и так сказать. Рано или поздно, это должно было произойти.
«СП»: — С другой стороны, мы помним, что Россия в последнее время не раз пасовала перед американцами, практически не ответила на обстрел колонны, в которой погибли россияне из частных военных компаний…
— После заявления, сделанного на столь высоком уровне, пасовать нельзя. Иначе на международном уровне произойдёт огромное падение авторитета нашей страны.

Алексей Полубота
http://svpressa.ru/war21/

Воздушный бой: Индия дала МиГ-35 шанс победить «Тайфун»

Битва титанов за тендер века продолжается
Индийский тендер на массовую закупку истребителей MMRCA, над которым не властны уже не годы, а десятилетия, совершил очередной вираж. Промежуточные результаты, достигнутые за 18 лет, отменены. Установлены новые правила игры. Об этом сообщает журнал Jane’s Defence Weekly в статье Rahul Bedi «Indian MoD plans to scrap IAF’s single-engine fighter project».
Министерство обороны Индии направило указание командованию ВВС пересмотреть подготавливаемое уже два года техническое задание на закупку 114 однодвигательных многофункциональных истребителей. Теперь в конкурсе смогут принять участие еще и двухмоторные самолеты. Таким образом, к легким истребителям, из которых предстоит выбрать наиболее подходящий для индийцев, добавились и средние.
Благодаря этому, выбывший из схватки почти за 10 млрд. долларов несколько лет назад российский МиГ-35 может вновь принять участие в споре за право служить в ВВС Индии.

Главная заслуга в том, что тендер превратился в сериал, одновременно и драматический, и комедийный, принадлежит индийским законодателям. В 2000 году было принято решение о том, что настает пора менять морально устаревающие истребители третьего поколения МиГ-21 (принят на вооружение в СССР в 1959 году), МиГ-27 (в 1975 году) и Jaguar (принят на вооружение во Франции в 1972 году) на современные машины.
В качестве замены командование ВВС Индии выбрало французский истребитель четвертого поколения Mirage 2000, эксплуатирующийся на родине с середины 80-х годов. Предстояло закупить 126 этих самолетов, относящихся к классу легких машин. И это позволило бы сделать ВВС Индии прекрасно сбалансированными по использованию всего спектра истребителей с высоким эксплуатационно-временным ресурсом. В качестве тяжелых машин уже прорисовывались Су-30МКИ, средний класс представлял МиГ-29, легкий — французские многоцелевые истребители Mirage, прекрасно зарекомендовавшие себя в 1999 году во время индо-пакистанского конфликта.
Да, в то время ограниченное количество «Миражей», около трех десятков, уже эксплуатировались в ВВС Индии. Однако этого было явно недостаточно. Истребителей третьего поколения, которые необходимо было списывать, насчитывалось в общей сложности более пятисот. Впрочем, их и сейчас практически столько же.
Все было готово к тому, чтобы подписать с французами контракт на 4,5 млрд. долларов. Однако в Индии приняли закон, предписывающий такого рода закупки совершать на конкурсной основе. Впрочем, на первых порах это было не столь и страшно для реализации задуманного плана. Условия тендера прописали именно под «Мираж». Но тут в дело вмешались вездесущие американцы. В результате дипломатических маневров с посулами самых разнообразных политических и экономических благ они добились переписывания условий тендера с целью допуска своего истребителя F/A-18E/F Super Hornet. В результате к конкурсу вместе с легкими были допущены и средние истребители. Этим не преминули воспользоваться производители других средневесов — евроистребителя Typhoon и российского МиГ-29, который впоследствии переменил имя на МиГ-35. Также добавились и еще два легковеса — американский F-16 и шведский Gripen.

Вскоре ситуация еще больше осложнилась и запуталась. Был введен принцип «Made in India», согласно которому в стране необходимо развивать собственное производство зарубежной военной техники. Для чего иностранные производители должны передавать технологии. В тендере прописали, что закупаются 18 самолетов, а остальные 108 строятся в Индии по лицензии.
Лишь в 2007 году были окончательно урегулированы все внутренние и внешние противоречия и был дан официальный старт тендеру, стоимость которого к тому моменту подросла до 9 млрд. долларов. В результате этой задержки пришлось похоронить первоначальные намерения — в 2007 году было прекращено производство «Миражей» и демонтировано все технологическое оборудование. Однако французы успели перед стартом тендера заменить Mirage 2000 на свой новый средний истребитель Rafale.

На первых порах в лидеры вырвался F/A-18E/F Super Hornet. Однако после того, как американцы дали понять, что не намерены экспортировать свою технологию, индийцам предстояло остановить свой выбор на какой-либо европейской машине.
И тут шведам сильно не повезло, хоть их Gripen наилучшим образом соответствовал первоначальным намерениям индийцев закупать именно легкие истребители. В Индии к тому моменту уже проходили испытания собственного легкого истребителя HAL Tejas.
В 2011 году, спустя 10 лет, в финал вышли два истребителя — Typhoon и Rafale. Через год победителем был назван Rafale. Однако тендер на этом, как известно, не завершился. И когда он завершится, никому неведомо. Все привыкли наблюдать за нескончаемыми перипетиями, как за десятилетиями длящимися сериалами.

Почему МиГ-35 не попал даже в шорт-лист конкурса? Тому две причины. Во-первых, это был совсем не тот самолет, который совсем скоро будет принят на вооружение ВВС России. На нем была авионика и силовая установка из прошлого века. И самолет не подтвердил заявленные разработчиками параметры по части тяги двигателя и дальности обнаружения целей радиолокационной станцией.
Во-вторых, самолет не только не был принят на вооружение в России, но и не производился даже мелкими сериями. То есть не приходилось говорить о передаче индийцам технологии, которой, по сути, еще не существовало. Руководство РСК «МиГ», конечно, при этом называло и политические причины, говорило о происках конкурентов и маркетинговых ошибках. Однако все это мелочи по сравнению с тем, что прототип истребителя всегда выглядит не слишком убедительно рядом с серийными машинами.
Когда индийское правительство и производители «Рафаля» собрались подписать контракт, то сделать это оказалось невозможно. К 2013 году стоимость контракта подросла до 10,5 млрд. долларов. Однако французы запросили 20 млрд. Меньше никак нельзя, поскольку это будет ниже себестоимости самолета. Ситуация усугубилась еще и тем, что французы заявили, что, учитывая уровень развития индийской промышленности, они не гарантируют должное качество истребителей, которые будут построены по лицензии. То есть отказались передавать технологии для «Made in India».
В результате в 2016 году правительство Индии приняло решение, которое в сравнении с планами 2000 года стоимостью 4,5 млрд. долларов иначе как безумным назвать нельзя. Французы, начиная с 2019 года, начинают поставку 36 истребителей «Рафаль». И получают за это 9,1 млрд. долларов. При этом никого лицензионного производства этих самолетов в Индии не будет развернуто.
Да, конечно «Рафаль» лучше, чем «Мираж». Поэтому выше его стоимость. Но это истребитель четвертого поколения. В то время как антагонисты и соперники Индии — Китай и Пакистан — уже подбираются к истребителям пятого поколения. Китай закупает российские Су-35, относящиеся к поколению 4++. И Пакистан намеревается их закупать. Помимо этого Китай готовится принять на вооружение J-20 «Черный орел» «околопятого» поколения.

Так что за 18 лет Индия практически не продвинулась вперед в вопросе замены устаревших истребителей, которые совсем скоро станут музейными экспонатами. Даже Нигерия два года назад заменила истребители Jaguar на более современные. А в Индии они еще будут летать неведомое количество лет.
Чтобы все-таки выправить ситуацию Индия и решила продолжить свой долгоиграющий тендер. Но при этом, чтобы соблюсти формальности, то есть сделать вид, что это новый тендер — MMRCA-2, — было объявлено о приглашении на конкурс и двухдвигательных самолетов, то есть истребителей среднего веса.
Вполне понятно, что в ристалище примут участие все участники MMRCA. За исключением разве что французского «Рафаля». И по-прежнему у легкого шведского «Грипина» не будет шансов на победу в связи с тем, что Индия в этой весовой категории продвигает свой истребитель Tejas.
Если же Индия будет твердо настаивать на принципе «Made in India», на предварительном этапе должны отвалить два американских самолета — F-16 и F/A-18E/F. На том основании, что американцы не отдадут индийцам свои технологии.
Остаются два реальных претендента: евроистребитель Typhoon и российский МиГ-35.
Победе российского истребителя могут способствовать два важных обстоятельства. Во-первых, МиГ-35 стоит меньше почти в 2,5 раза: 50 млн. долларов против 120 млн. Во-вторых, Россия готова передать Индии технологии производства истребителя. Это видно на примере истребителя пятого поколения Су-57: создано совместное производство по разработке и производству индийской модификации этого самолета. Совместно разрабатывается и гиперзвуковая модификация противокорабельной ракеты «БраМос». Как видим, тут речь идет о самых современных технологиях, а не о технологиях «второй свежести», которыми обладают принимающие участие в тендере американские истребители.
МиГ-35 существенно моложе «Тайфуна», он относится к поколению 4++. В то время как у «европейца» этих двух полюсов нет. У российского истребителя самая «свежая» авионика. Некоторые его системы, включая РЛС, на равных конкурируют с системами истребителей пятого поколения. А некоторых комплексов нет и у «пятерочников». Так, МиГ-35 оснащен двумя оптико-локационными станциями. Одна традиционная — переднего обзора, вторая обзора нижней полусферы, что крайне полезно при решении истребителем ударных задач.

Хотя, конечно, «Тайфун», эксплуатирующийся с 2003 года, уже претерпел некоторую модернизацию. Например, на него установлена РЛС с активной фазированной антенной решеткой. В общем, самолет хороший. Не случайно во время маневров в Англии он с легкостью расправился с двумя тяжелыми американскими F-15E.
Самолеты примерно равны по своим паспортным данным. Скорость абсолютно одинаковая. Как и эффективная площадь рассеивания — около 1 кв.м. Одинаковый максимальный взлетный вес (23500 кг) и вес боевой нагрузки (7000 кг). У «Тайфуна» чуть больше тяга двигателей, боевой радиус и потолок, но меньше скороподъемность. Разумеется, у МиГ-35 выше маневренность — это «фирменная» черта всех российских истребителей. У российского истребителя есть и еще одно достоинство — система дозаправки в воздухе. В связи с чем его боевой радиус может быть существенно удлинен.
Разумеется, при выборе лучшего истребителя будут проводиться летные испытания. И там каждый из претендентов будет доказывать, насколько его паспортные характеристики соответствуют действительности. В прошлый раз у российского истребителя это не получилось. На сей раз машина доведена до ума. Ну, а тогда, когда будут подводиться итоги тендера, МиГ-35 будет уже серийно выпускаться.

Владимир Тучков
https://svpressa.ru/war21/

«Аннушки» и «Аны» в небе Татарстана: история легендарных крыльев

7 февраля исполнилось 112 лет со дня рождения Олега Константиновича Антонова – выдающегося советского авиаконструктора. Его самолеты до сих пор бороздят наше небо, в том числе и в Татарстане.
Русский паренек с берегов Волги, став авиастроителем, уехал в 1952 году вместе со своим ОКБ работать на Украину в Киев, там и скончался в 1984 году, став через несколько лет «иностранцем». А почти все его летательные аппараты, носящие название «Ан», с 1991 года стали иномарками. И все же 20 тысяч «Анов» в течение более 60 лет верно служили и еще будут служить России.
Миллионы пассажиров летали тогда на «Аннушках» по всем уголкам необъятного СССР. И никто тогда не задумывался, где и кто строит эти воздушные корабли. Сейчас другое время, другая страна, но «Аны» продолжают бороздить наши небесные просторы, в том числе и в Татарстане.

От планеров и бипланов
А начались эти полеты в середине 1930-х годов. Правда, это были еще не «Аны», а планеры «УС». Олег Антонов свой первый летательный аппарат построил еще в 1924 году в Саратове, назвал его «Голубь». Через семь лет он создает серийный учебный планер УС-1 (Учебный стандарт), а затем и целую серию: от УС-2 до УС-6. Построено всего около 7 тысяч этих аппаратов, и некоторые из них попали в Казань. В 1935 году здесь были расположены Центральный аэроклуб, его филиал при КАИ и планерный кружок, а также детская планерная станция. Будущие летчики учились на планерах УС-1, УС-3 и УС-4. Только в планерной станции, что базировалась в районе Верхнего Услона, было больше десятка аппаратов. Детская станция в Аметьево имела два планера УС-4 и один УС-1. Еще один планер Олега Антонова, названный А-15, числился за Казанским аэроклубом в 1960-х годах.
Следующий аппарат Антонова, самолет-биплан, впервые появился в Казани в 1947 году. Это была будущая знаменитая «Аннушка», выпущенная в количестве 17 тысяч экземпляров. Тогда она называлась СХ-1 или СХА – Сельскохозяйственный Самолет Антонова. Прототип самого большого одномоторного биплана в истории авиации (более 5 тонн) Ан-2, прилетел в наш город транзитом из Новосибирска в Москву 10 октября.
В 1951 году, вскоре после начала серийного производства, в Казань появились первые два Ан-2, изготовленные в Киеве.
Затем стали прибывать еще и еще, и все они были приписаны к Казанскому авиаотряду, который получил в 1952 году новое название – 168-й Летный отряд. К 1962 году в отряде числилось 22 Ан-2 в 2-х эскадрильях. В каждой эскадрилье было два «химических» звена и одно санитарное. До четырех машин из каждого звена допускались к транспортной работе.
В 1977 году в отряде было уже три эскадрильи, 40 самолетов Ан-2 и 160 человек личного состава. Они занимались авиахимическими работами, транспортными и санитарными перевозками, а также мониторингом, спасательными работами и многим другим.

Новое время
Начало 90-х годов было критическим для казанских «Аннушек». У властей республики не хватало денег на содержание больших самолетов, а про маленькие Ан-2 тогда уже и не думали. В летных отрядах элементарно не хватало бензина. Начался распад аэрофлота, дележ имущества и прочие прелести переходного периода. В этот период в Казани нашелся человек, который захотел спасти отряд и смог это сделать. Несмотря на то, что хозяева авиационной отрасли Татарстана намеревались избавиться от самолетов Ан-2 (хотя работы им хватало, и прибыль «Аннушки» приносили), в 1994 году Летный отряд преобразовался во 2-е Казанское авиапредприятие с 15 Ан-2, а директором его стал профессиональный пилот Ан-2, бывший командир отряда, 38-летний Магомед Закаржаев.
Хотя профиль работ КАП-2 стал меняться, а в парке возобладали самолеты Л-410 и вертолеты Ми-2 и Ми-8, но 1998 года в парке состояло 15 Ан-2, в 2004 году летали 4 машины и 8 находились в готовности. Ан-2 летали в Казани вплоть до 2011 года (судя по отчету за этот год на сайте компании), привлекаясь в основном к санитарным перевозкам.

Можно считать казанскими самолеты Ан-2, которые эксплуатировались в Центральном республиканском аэроклубе, расположенном в 40 км от Казани на аэродроме Куркачи. Там несколько Ан-2 использовали (и используют до сих пор) для тренировок спортсменов-парашютистов. На этом же аэродроме во время соревнований можно увидеть еще одну машину Олега Антонова – 2-моторный Ан-28. Самолет этот неместный и используется для групповых прыжков спортсменов-парашютистов.
27 января 1962 года в Казанском аэропорту впервые приземлился турбовинтовой лайнер Ан-10, открывший новую воздушную линию Куйбышев-Казань-Москва-Ленинград. Летали эти самолеты у нас вплоть до катастрофы Ан-10 под Харьковом в 1972 году и их списания в 1973 году. Один экземпляр попал в Казань. Самолет был установлен как детский кинотеатр в парке Урицкого. Автор лично видел, как этот самолет везли ночью по улице Гагарина без крыльев. Видимо он приземлялся на аэродроме КАПО, где крылья отстыковали, и на «Кировце» его отбуксировали сначала вдоль железной дороги, а затем и по городским улицам. Десять лет «Антошка» был украшением парка, в первые годы там даже показывали кино, но в годы перестройки о нем стали забывать, и он исчез, скорее всего, сданный на металлом.
Еще одним пассажирским самолетом ОКБ Антонова в парке Казанском авиаотряда, а затем авиакомпании «Татарстан», был лайнер Ан-24, который появился в Казани в конце 1960-х годов, к 2003 году насчитывалось три экземпляра, и летали они хорошо. И память бы о них осталась добрая, если бы не катастрофа Ан-24РВ «Авиалиний Татарстана» под Бугульмой 26 ноября 1991 года. До недавнего времени в Казанском аэропорту можно было видеть Ан-24 компании «Ютэйр».

Есть еще один момент, связанный с Ан-24. В начале 1960-х годов на Казанском авиазаводе № 22 (позднее КАПО, а с недавних пор КАЗ), изготовлялись главные стойки шасси для самолетов Ан-24 , выпускавшихся в Киеве.
И если мы коснулись темы КАПО, то надо сказать, что на этом заводе, вернее, в его транспортном авиаотряде, который обслуживал не только самолетостроительный завод, но и соседний моторостроительный №16, состояли на службе сразу несколько типов ОКБ Антонова: это Ан-8, Ан-12, Ан-26 и Ан-32. Будучи на КАПО в 1996 году, я лично видел несколько Ан-8 в разной степени комплектации: два Ан-12, один Ан-26 и один Ан-32. Все эти машины активно и долгое время использовались для перевозок запчастей и агрегатов, а также личного состава в интересах самолетостроителей. И до сих пор над Казанью можно видеть подобные машины, и слышать неповторимый звук турбовинтовых двигателей Александра Ивченко в той стороне, где находится заводской аэродром. Особенно часто это бывает, когда заводчане сдают военным машины после ремонта и модернизации.
Иногда, с конца 1980-х годов, у нас в небе кружит Ан-26КПА – самолет-калибровщик аэродромных радиотехнических средств.

С КАПО связана история еще одной машины ОКБ Антонова – многострадального транспортника Ан-70. Летом 2012 года правительство РФ приняло решение о строительстве завода по выпуску Ан-70 на мощностях КАПО и выпуску уже в 2014 году двух машин. Если уж не получилось в Самаре, Ульяновске, Воронеже, так может быть, думали, получится в Казани? Но вновь не получилось…
Зато ныне в Казанском аэропорту можно видеть антоновский самолет Ан-148, с надписью «Россия» на борту, который выпускается в Воронеже и летает на линии Казань-Москва. Также у нас летает Ан-148 компании «Ангара».
В том же аэропорту, в грузовом терминале можно заметить и другие «Аны»: это Ан-12, Ан-72 и Ан-124. Особенно впечатляют«Русланы»: они прилетают за продукцией Казанского вертолетного завода. В чрево богатыря загружаются обычно два вертолета Ми-8, с предварительно снятыми лопастями.
Несмотря на политические коллизии последних лет, Россия и Украина по-прежнему крепко связаны воздушными узами и авиационным братством, символами которых являются самолеты с названием «Ан». Надеюсь, что антоновские крылатые машины навсегда останутся общими для всех.

Равиль Вениаминов
http://www.kazan.aif.ru/

Удар по Донбассу: Генерал Ходжес выбирает время и место

Экс-командующий силами США в Европе озвучил цель миротворческой миссии на востоке Украины
Цель США на Донбассе — вытеснение России из региона. Об этом заявил американский отставной генерал Бен Ходжес, рассуждая в интервью Deutsche Welle о кризисе на востоке Украины и путях его преодоления.
В свое время этот человек планировал операции американских военных в Ираке и Афганистане, потом — до декабря 2017 года — командовал Сухопутными силами США в Европе. А сейчас выступает в роли эксперта вашингтонского Центра анализа европейской политики.
Медийному сообществу Ходжес запомнился громкими антироссийскими заявлениями. Часто откровенно конъюнктурными, а то и просто курьёзными.
Например, в разгар провального наступления украинских силовиков под Дебальцево в январе 2015 года, закончившегося для нескольких тысяч из них котлом, он назвал руководивших операцией генералов ВСУ «талантливыми» и «мужественными». Летом прошлого года заявил, что «американцы получают бесценный опыт и важную информацию от украинских военных, противостоящих русским солдатам и русскому оружию в Донбассе». А осенью вдруг обиделся на Россию за то, что мы, оказывается, «400 лет обманываем Запад»: ни разу, как выразился генерал, «не выполнили ни одну договоренность, которую подписывали».
Ну, спорить тут бессмысленно.
Но на этот раз отставной американский генерал был неожиданно откровенен. Отвечая на вопрос о миротворцах, он сказал, что «Вашингтон заинтересован в том, чтобы прекратить насилие в Донбассе, но не так, чтобы сохранить за Россией ее достижения на этой территории».
То есть, по сути, выложил, что называется, карты на стол.
Уже в другом интервью, которое он дал по той же теме украинскому изданию «Новое время», Ходжес подчеркнул, что «ключ» миротворческой миссии ООН в регионе в том, чтобы «контингент был надежным».
«Мы должны подобрать страны профессиональные, способные, сильные, которые нельзя отодвинуться в сторону», — подчеркнул он. И мандат миссии, по его словам, должен четко описывать правила перехода к боевым действиям, иерархию командования и задачи.
Однако это все не имеет, по большому счету, никакого значения. Поскольку интересы у нас с США, как признал тот же Ходжес, в Донбассе разные: они хотят отдать его жителей на растерзание украинским нацистам. А у нас есть четкое понимание того, что людей этих в беде мы бросить не можем.
Возможен ли здесь компромисс? И чем закончится история с миротворцами в Донбассе? Эти и другие вопросы «СП» адресовала известному писателю и публицисту Дмитрию Лекуху:
— Американский генерал привычно путает миротворчество и оккупацию. Когда мы говорим о миротворческой миссии, он говорит о миссии оккупационной.
Но надо учитывать, что боеспособность нынешней американской армии, несмотря на хорошее вооружение, огромные бюджеты и т. д., подвергается известным сомнениям. Эта армия фактически никогда не участвовала в боевых действиях с более или менее адекватным противником. А где участвовала — как во Вьетнаме, то получала, по морде, и бежала к себе в Соединенные Штаты. И не только там. В Сомали, например.
Поэтому любимое занятие американских генералов — это надуть щеки и потребовать, чтобы им все сдались. Или пустить впереди солдат «осла с золотом». Ведь крепость, как говорили древние военные историки, проще всего брать не колоннами марширующими, а золотом.
«СП»: — Подкупом, проще говоря…
— Ну, да. Как это было в Ираке, кстати, где этот господин что-то там планировал… Это первое.
Вторая часть «марлезонского балета» значительно интереснее.
Дело в том, что сейчас идут многочисленные утечки, что Россия (в работе с тем жеВолкером) буквально настаивает на том, чтобы как можно быстрее поставили миротворцев хотя бы на линии разграничения.
На мой взгляд, наши аналитики, включая, кстати, отечественных известных телевизионных экспертов, не учитывают такой фактор, как фактор времени. А с фактором времени на Украине очень и очень плохо. В силу целого ряда причин
«СП»: — Каких, например?
— Начнем с экономики…
Мы как-то забываем, что украинский внешний долг на сегодняшний день достиг уже, как сами украинцы говорят, 65 млрд. долларов. Но на самом деле, он уже больше 80 млрд. долларов. Отдавать его технически невозможно. У Украины, как отрицательное внешнеторговое сальдо, так и дефицитный бюджет. То есть, неоткуда взять денег.
Между тем, уже в этом году заканчиваются все отсрочки по внешним долгам, которые были предоставлены Украине, как стране «победившей молодой демократии». А кредитор там очень серьёзный. Это не какой-нибудь, простите, МВФ. Это очень серьезные ребята с Уолл-стрит — частные инвестиционные и пенсионные американские фонды, которые, в общем, терять деньги не хотят по любому. И здесь с ними договориться уже вряд ли получится.
А это как в истории с Беней Криком — в Одессе никто не знал, где кончается полиция, а начинается Беня Крик. Никто не знает в Америке, где заканчиваются Уолл-стрит, а начинается Капитолий и Белый дом.
Поэтому здесь ситуация аховая. Потому что платить в ближайшие четыре года нужно столько, сколько Украина стопроцентно не заплатит.
Посмотрим, что мы имеем в других сферах? Фактически демонтирована управленческая государственная система и судебная система. А что такое государство? Это войско, закон и суд.
И вот остается украинская армия. Возможно, как единственная более-менее живая составляющая. Но ясной и объективной картины, в каком состоянии украинская армия, мы тоже не имеем.
Поэтому когда меня спрашивают, не повлияют ли поставки американских «Джавелинов», на желание Украины начать войну в Донбассе, я говорю, что Украина начнет войну математически.
«СП»: — Поясните?
— У нее нет другого выхода. У Украины очень немного ресурсов для того, чтобы продержаться хотя бы до 2019 года — здесь не вопрос политических убеждении, здесь вопрос математики. Арифметики даже.
Потому что нечем отдавать долги. Не на что жить. Уровень жизни населения катастрофический. Люди начинают бунтовать по социальным причинам, что для терпеливого украинского народа вообще никогда не было свойственно.
Как долго эта «машинка» просуществует, никто не знает. Поэтому у них единственный способ выживания, как можно быстрее развязать войну.
Понимаете, они будут ввязываться в войну, не рассчитывая победить. Они понимают, что победить невозможно. Но для них это тоже вариант. Это такой «форс-мажор» по неоплате долгов.
«СП»: — Тогда к чему весь этот якобы интерес к миротворцам у Киева?
— Они просто затягивают время, выставляя через Волкера (или напрямую) заведомо невыполнимые условия. Не нужны им миротворцы, им нужна быстрая война. Или — это для них даже более предпочтительный вариант — заход российской армии, бегство до аэропорта «Борисполь» и организация правительства в изгнании с умным лицом…
С государством, которое вы назвали «агрессором», еще можно шутить. С теми, кто вам дал деньги, шутить не рекомендуется. Можно случайно оказаться на утонувшей яхте в Средиземном море, как уж случалось не раз. Это очень серьезные люди. Американские финансисты — это бандиты всегда.
Поэтому если посмотреть на ситуацию в этом ракурсе, то они могут говорить все, что угодно о миротворцах. Но мир им точно не нужен, им нужна война. И даже самая примитивная аналитика, она подсказывает две возможные даты начала новой силовой операции в Донбассе. Это может случиться либо в преддверие выборов президента РФ. Либо — что вероятней — к чемпионату мира по футболу в России. И Ростов рядышком, где будут проводиться матчи с участием сборных других государств.
«СП»: — А последствия для себя они не просчитывают?
— Их устроит любой вариант. Их даже устраивает поражение. Им важно, чтобы в войне участвовала Россия. Чтобы это было хоть как-то задокументировано.
«СП»: — Думаете, нам придется участвовать?
— Думаю, что нет. Надеюсь, что Донецк в союзе с Луганском справятся. Понимаете в чем дело: если им удастся сделать так, чтобы наша армия участвовала, то киевские власти сбегут в Калифорнию. А потом попытаются свои долги перед частными американскими фондами переложить на победителей — т.е. на нас. Попытаются повесить на нас эти 80 млрд. долларов. В этом весь смысл комбинации. Никакой конспирологии, одни голые цифры, одна голая математика.
Мы тоже понимаем, что такой вариант вероятен. И наша задача здесь минимизировать потери. Максимально.
Пока мы побеждаем. Но кого в этой шахматной партии безумно жалко, так это жителей Донбасса. Они — на передовой.
«СП»: — Если по-другому нацизм на Украине победить не получится, может, игра стоит свеч?
— Игра то стоит свеч. Только наши руководители — люди не идеологические, а сугубо прагматические. Они понимают, что несут на данный момент времени ответственность перед своими избирателями и перед своим народом. Перед теми, кто является гражданами России.
То, что рано или поздно нам туда придется заходить, это тоже понятно всем. Для этого, собственно говоря, нашими западными партнерами игра и затевалась. Обременить Украину максимально долгами, разрушить экономику и инфраструктуру, после этого повесить ее нам на шею. Это для них самый лучший вариант.
Перед нашим руководством сейчас сложная задача. Она не в том, чтобы не ввязаться, а ввязаться в нужное время, в нужном месте и так, чтобы минимизировать последствия для населения своей собственной страны.

Светлана Гомзикова

Трамп устроит Путину «звездные войны»

В Америке могут появиться свои космические войска
Материал комментируют: Сергей Ермаков
Президент США Дональд Трамп допустил возможность создания в Америке космических войск. Об этом он заявил 13 марта, в ходе выступления перед морскими пехотинцами на военно-воздушной базе «Мирамар» в Калифорнии.
«Моя новая национальная стратегия признает, что в космическом пространстве могут осуществляться боевые действия — как и на земле, в воздухе, на воде. У нас даже могут быть космические силы. У нас есть воздушные силы, будут космические, сухопутные и флот», — сказал Трамп.
По его словам, он сначала не воспринимал эту идею всерьез, но затем пришел к выводу, что идея отличная. «Может быть, нам нужно будет это сделать. Это может произойти», — отметил американский лидер.
Надо сказать, разговоры о милитаризации космоса в США идут давно. Так, в конце февраля начальник штаба ВВС США Дэвид Гольдфейн заявил, что война в космосе — дело нескольких лет, и потому Соединенным Штатам надо добиться превосходства в космическом пространстве.
Америка уже сейчас активно развивает наступательные и оборонные космические системы. В ноябре 2017 года глава Космического командования ВВС США генерал Джон Раймонд в интервью журналу Popular Mechanics рассказал, что к 2030 году американские ВВС получат космический флот, позволяющий выявлять и сдерживать потенциальные угрозы, а также при необходимости выводить аппараты противника из строя.
По мнению экспертов, говоря о космическом флоте, генерал Раймонд имел в виду засекреченный многоразовый беспилотник Boeing X-37. Как уверяет Пентагон, аппарат предназначен для научных исследований. На деле, «космический самолет», созданный совместно с NASA, позволяет решать разнообразные военные задачи. Маневрируя на орбите, X-37 имеет возможность как уничтожать спутники противника, так и сближаться с ними и вести техническую разведку. Американцы намерены развивать как беспилотный вариант X-37, так и разработать его пилотируемую модификацию на двух членов экипажа.
Согласно данным американского издания Space News, бюджет ВВС США на космические программы в текущем году составляет $ 7,75 млрд. — на 20% больше, чем в 2017-м. В следующем году эту статью бюджета планируется увеличить до $ 8,5 млрд.
Вместе с тем, до последнего глава Пентагона Джеймс Мэттис и командование американских ВВС выступали против создания вида вооруженных сил специально для космоса. Как пояснял Мэттис в Конгрессе США при обсуждении военного бюджета, реализация идеи слишком затратна, а возможные выгоды не оправдывают масштабных организационных перемен.
Но теперь, возможно, расклад изменился. Президент РФ Владимир Путин в ходе своего Послания Федеральному Собранию устроил впечатляющую демонстрацию достижений РФ в области инновационных стратегических вооружений. Космические войска могут стать политическим ответом Дональда Трампа, призванным доказать, что и Америка не лыком шита.
— Заявления Трампа зачастую реализуются не так, как он прямо говорит, — отмечаетэксперт Российского института стратегических исследований (РИСИ) Сергей Ермаков. — На этот раз жесткая риторика американского лидера — действительно попытка ответа на известное выступление Владимира Путина. Дональд Трамп демонстрирует, что США по-прежнему сильны, настроены решительно, и обладают значительным военным потенциалом во всех сферах.
Кроме того, Трамп выражает точку зрения определенной группы американских силовиков. Они полагают, что пришло то время, когда космос готов к милитаризации.
«СП»: — Как быстро идеи Трампа конвертируются в практические шаги?
— На мой взгляд, идея создать отдельные космические силы пока далека от реализации. Напомню, в США в 1985 году было создано Космическое командование (USSPACECOM) как одно из единых боевых командований американских вооруженных сил. Но в 2002-м USSPACECOM присоединили к Стратегическому командованию (USSTRATCOM), ответственному за ядерные силы, противоракетную оборону и электронную разведку. В настоящее время космический компонент ВС не выделен в отдельную структуру и представлен подразделениями в составе сухопутных войск, ВВС, ВМС и морской пехоты под общим управлением USSTRATCOM.
Кроме того, в составе регионального Северного командования (USNORTHCOM) действует объединенное американо-канадское Командование воздушно-космической обороны Северной Америки (NORAD), обеспечивающее контроль над воздушным пространством.
В принципе, США могут снова создать отдельное Космическое командование. Но поскольку полноценных сил, которые можно выводить на орбиту, у Америки просто нет, в таком шаге нет особого смысла.
В чем есть смысл — так это в том, чтобы сделать космос инструментом, который коренным образом увеличит потенциал «классических» ВС. Причем, как сил общего назначения, так и стратегических ядерных сил.
Космические средства позволяют коренным образом улучшить взаимодействия всех подразделений ВС, и решать задачи в едином информационно-коммуникативном пространстве. В Пентагоне считают, что за счет этого можно существенно повысить боеспособность и боеготовность американской армии. А сегодня одна из ключевых задач Соединенных Штатов — как раз «повышение мощи летальных сил», как записано в новой оборонной стратегии Америки.
Поскольку космосу уделяют огромное внимание и USSTRATCOM, и ВВС США, я вполне допускаю создание структуры, которая будет усиленно заниматься военным космосом. Но до создания космических войск США дело, скорее всего, не дойдет.
«СП»: — России на инициативы Трампа следует как-то специально отвечать?
— Президент Путин своим выступлением доказал, что с РФ играть в такие игры бессмысленно. Что у России есть военно-технический потенциал и политическая воля, которые обеспечивают эффективную защиту наших национальных интересов.
Я считаю, американцы это хорошо понимают. Поэтому не думаю, что Пентагон сейчас вынашивает планы реальных вооруженных столкновений на орбите. Речь, повторюсь, идет о планомерном наращивании совокупного военного потенциала США. Как раз сейчас Пентагон работает над развитием новой концепции — подготовки ВС для эффективных боевых действий одновременно в нескольких средах (наземной, морской, воздушной). Космос в решении этой задачи играет ключевую роль.
Нам, со своей стороны, следует реагировать на эту деятельность Пентагона спокойно. Нужно адекватно оценивать, какие подвижки возможны в развитии ВС США, не втягиваться в прожектерские проекты вроде космических войск, о которых громогласно объявил Трамп, и искать ассиметричные ответы на американские угрозы.

Андрей Полунин
http://svpressa.ru/war21/