Украинская Кубань: Мифы и легенды «древних укров»

Претендуя на Краснодар, киевские наци не замечают, как сами загоняют себя в угол
Очередной призыв к созданию «украинской Кубани» прозвучал на днях из Киева. Министр инфраструктуры Украины, уроженец Львова Владимир Омелян (двоюродный брат горе-певца Василия Слипака, воевавшего в составе «Правого сектора» * в Донбассе и застреленного под Луганским) заявил о том, что мост через Керченский пролив в будущем свяжет «украинский Крым» с «украинской Кубанью». Омелян не уточнил, как он собирается «украинизовать» два российских региона, однако с национальными фантазиями ему лучше быть поосторожнее, иначе они могут сыграть с ним злую шутку…
Наверное, практически любой украинский наци и фанат Евромайдана точно знает сегодня, что «Кубань — это Украина». Но едва ли многие из достойных продолжателей дела Бандеры и Шухевича, смогут обосновать данный тезис. Любая попытка покопаться в истории даст неутешительный результат — никакого отношения к политическим формированиям, существовавшим на территории современной Украины, Кубань никогда не имела.
Но ведь не на совсем же пустом месте возникли разговоры? Было ведь хоть что-то? Хоть что-то — было. И это «хоть что-то», если вдуматься, крайне опасно для идеологов политического украинства.
Люди пришли на Кубань в далекой древности. Историкам известен целый ряд этносов и археологических культур, менявшихся в регионе вплоть до VIII века нашей эры, когда будущая Кубань вошла в состав Хазарского каганата. После разгрома последнего русичами, территория на юго-восточных берегах Азовского и северо-восточных — Черного моря стала частью Тмутараканского княжества, входившего в состав Древнерусского государства. Позже эти земли отошли Византии, а со временем — Золотой орде, которую в свою очередь сменили Крымское ханство и Османская империя. Однако по результатам русско-турецких войн турки и татары были вынуждены покинуть Кубань. В 1783 году земли древнего Тмутараканского княжества были присоединены к Российской империи.
Незадолго до этого, в 1775 году, была снесена Запорожская Сечь на Днепре, утратившая свое военное пограничное значение после перехода Северного Причерноморья под контроль России. Некоторое количество запорожцев сбежало в Турцию, однако большинство из них пожелали сохранить казацкий статус и продолжили службу Российской империи, осев между Бугом и Днестром и образовав Черноморское казацкое войско. В 1792 году бывшие запорожцы попросили себе земли на Кубани. Их прошение было удовлетворено, и в 1793 году черноморцы перебрались на восточное побережье Черного и Азовского морей, взяв на себя обязательство по несению пограничной службы. Синхронно на Кубань переселили часть донских казаков, которые вместе с казаками, проживавшими здесь ранее, сформировали Кавказское линейное казачье войско.
В 1860 году путем объединения Черноморского и Кавказского войск было создано войско Кубанское, просуществовавшее вплоть до Гражданской войны.
В 1917 году Кубань оказалась в вихре революционных событий. Вскоре после Февральской революции в регионе был образован Временный Кубанский областной комитет, подчинявшийся Временному правительству. Его руководители организовали перевыборы куренных атаманов, отстранив от власти монархистов, и попытались внедрить новую систему гражданского самоуправления. Однако последняя инициатива была прохладно встречена значительной частью казаков, стоявших за традиционную военную систему. Поэтому казаки в противовес идеям представителей Временного правительства создали Войсковую Раду, собрали Казачий съезд и образовали Временное Кубанское войсковое правительство.
При этом сами казаки разделились на две крупные партии. Потомки «черноморцев» заговорили о независимости Кубани, а дети и внуки «линейцев» видели свое будущее только в составе России. Главой Рады удалось стать представителю «черноморцев» Николаю Рябоволу.
Летом 1917 года «гражданские» и «военные» органы самоуправления разругались и разошлись. Петроград признал «военных», принявшихся сразу же устанавливать атаманское управление. Граждане, не относящиеся к казачьему сословию, которых на Кубани к этому времени было большинство, оказались фактически лишенными права голоса.
Октябрьскую революцию органы казачьего военного самоуправления не признали, и призвали к выступлению против большевиков. Однако, вопреки их воле, всего за пару месяцев в части городов и станиц была провозглашена советская власть. Уже фактически не контролируя большинство территорий Кубани, бывшие военные органы Временного правительства провозгласили в одностороннем порядке сначала федеративное управление, а затем, 16 февраля — самостоятельную Кубанскую народную республику. Однако власти КНР вскоре ждало жестокое разочарование. Прибывающие с фронта боевые казацкие части решительно выступали на стороне большевиков и активно поддерживали советскую власть. Менее чем через две недели администрация Кубанской народной республики сбежала из своей «столицы», Екатеринодара, вместе с остатками сторонников, чтобы присоединиться к частям Антона Деникина. А еще через две недели они соединились с отрядом Лавра Корнилова. Кубань же стала практически полностью советской. Новые власти объявили о провозглашении Кубано-Черноморской советской республики, вошедшей затем в состав Северо-Кавказской.
Территория же Украины весной 1918 года фактически стала немецким протекторатом, где действовали марионеточные правительства. Представители виртуальной КНР решили развивать связи с немцами и их киевскими протеже. Несостоявшийся глава Кубанской республики Рябовол отбыл в Киев, где даже начал переговоры формально о сотрудничестве, а неофициально — об объединении Украины с Кубанью под немецким протекторатом. Однако с Дона пришли жесткие указания прекратить «объединительные» переговоры, и все закончилось всего лишь соглашением о снабжении сторонников КНР немецким оружием. Немцы свое обещание выполнили — настроенные против Советов казаки были вооружены и обеспечены боеприпасами. На Кубани началось восстание, создавшее предпосылки для успешного наступления Добровольческой армии. Большевиков выбили из Екатеринодара.

Святослав Князев

Оставить комментарий