Прекращение производства Ан-148 в РФ — тяжёлый удар по авиастроению Украины

Насколько важен пассажирский самолёт Ан-148 для России и Украины?
Утром 26 июня в российских СМИ появилось сообщение со ссылкой на источник в авиационной отрасли о том, что «Воронежское акционерное самолётостроительное общество» (ВАСО) прекратит производство ближнемагистральных пассажирских самолётов Ан-148 после того, как достроит ещё 2 борта. Однако уже вечером того же дня российское предприятие прокомментировало ситуацию, частично опровергнув информацию — согласно заявлению, работы не могут быть заморожены до того момента, пока не будут построены ещё 5 Ан-148 в интересах министерства обороны России. А случится это не раньше 2018 года. Более того, предприятие готово продолжить постройку самолётов украинской разработки и в дальнейшем, если на них будут заказы. Попробуем всё-таки разобраться — каковы перспективы производства Ан-148 в России и на Украине.
Разрыв отношений с Россией остановил производство авиации на Украине
Разработка ближнемагистрального пассажирского авиалайнера Ан-148 началась в 2001 году, работы велись украинской компанией ГП «Антонов». В самолёте очень широко были использованы компоненты производства разных стран, в том числе России (в наибольшей степени), Франции, США и т. п. При этом производство машины, близкой по концепции к российскому самолету SukhoiSuperJet-100, практически сразу было решено развернуть в Воронеже и Киеве (завод «Авиант», ныне серийный завод «Антонов»). Интересно, что Ан-148 очень приглянулся российским силовым ведомствам, судя по всему, из-за отсутствия критически важных западных компонентов в конструкции. Это выгодно отличает Ан-148 от того же SSJ-100, несмотря на то, что авиалайнер «Сухого» выигрывает у конкурента в характеристиках и коммерческой привлекательности и, к тому же, не имеет никакого отношения к Украине. Как итог, из 39 поставленных машин, 29 (74%) были произведены в России. Производство же в Киеве остановилось — как оказалось, разрывая связи с Москвой, ущерб собственному производству был нанесён куда сильнее. В 2015 году были произведены последние к сегодняшнему дню 2 украинских самолёта — один Ан-148 и один Ан-158 (удлинённая модификация Ан-148).
Подводя итог — к сегодняшнему дню зависимость российской авиации от украинских предприятий сведена к минимуму и совсем скоро исчезнет окончательно, тогда как Киев потерял возможность производить свой единственный относительно успешный самолёт, созданный после распада СССР. Украинские производители активно заняты поиском поставщиков, которые могут заместить российские компоненты для того же Ан-148, но очевидно, что долгие «простои» с заказами могут серьезно отпугнуть заказчиков, которых и так было немного. Единственное, на что остаётся уповать «Антонову» — это заказы, носящие политический характер, но подобные сделки редко бывают крупными и неспособны помочь развитию отрасли. К тому же и само замещение российской элементной базы может оказаться крайне сложной задачей, так как западные производители имеют заметно иные стандарты.
Важен ли Ан-148 для России?
В последние годы производство Ан-148 было основной сферой деятельности ВАСО наряду с мелкосерийным производством широкофюзеляжных авиалайнеров Ил-96 различных модификаций. В этом смысле прекращение производства Ан-148 (пусть даже в 2018, после окончания выполнения контракта с министерством обороны России) может быть для предприятия неприятной новостью. С другой стороны, потребность в этом самолёте в интересах силовых структур достаточно ограничена, а в коммерческом секторе есть более интересные предложения. Поэтому рассчитывать на Ан-148 в долгосрочной перспективе в любом случае не стоит. Производственные мощности ВАСО должны быть переориентированы на серийное производство лёгкого транспортного самолёта Ил-112: Ил-112Т в гражданской модификациии, Ил-112В в военной. На последний уже планируется стартовый заказ от министерства обороны России, а общая потребность в самолётах этого класса составляет несколько сотен единиц.
В этом смысле судьба проекта Ан-148 для России не слишком важна, чего нельзя сказать об Украине. Российские производители имеют альтернативные проекты — будь то SSJ-100 или перспективный среднемагистральный авиалайнер МС-21. Создание же новых машин на Украине в обозримой перспективе без кооперации с Россией — событие крайне маловероятное.

https://regnum.ru/

«Салют-7». История реального подвига

Орбитальная космическая станция «Cалют-7» перестала отвечать на сигналы из ЦУПа. 11 февраля 1985 года в 9 часов 23 минуты по московскому времени станция, на которой к тому времени уже полгода не было людей, вышла из-под контроля и постепенно приближалась к Земле. Под угрозой были человеческие жизни и репутация советской космонавтики.
На «Салют-7» было решено отправить экипаж в составе Владимира Джанибекова и Виктора Савиных – самых опытных на тот момент действующих космонавтов, на кандидатуре которых настоял лично Алексей Леонов.
Владимир Джанибеков родился в 1942 году в селе Искандер Казахской ССР (ныне Узбекистан). Джан, как называли его друзья, — самый опытный советский летчик-космонавт, совершивший с 1978 по 1985 год четыре полета в космос в качестве командира корабля и имевший опыт ручной стыковки. На момент полета к «Салюту-7» ему было уже дважды присвоено звание Героя СССР. Из своего четвертого полета Джанибеков вернулся в июле 1984-го, поэтому в начале 1985-го у него имелись медицинские ограничения на продолжительность нового полета.
Виктор Савиных родился в 1940 году в деревне Березкины Кировской области. К 1985 году участвовал в одном космическом полете под командованием Джанибекова в качестве бортинженера, было присвоено звание Героя СССР.
Руководивший полетом с Земли космонавт Валерий Рюмин очень точно описал сложившуюся ситуацию: космонавтам на корабле «Союз-Т» нужно было состыковаться фактически с 20-тонным булыжником, который «Салют-7» представлял собой на тот момент.
Ничего подобного история космонавтики еще не знала. Было также неизвестно, что именно произошло на станции и в каком она состоянии — можно ли ее восстановить или хотя бы сдвинуть с орбиты, чтобы управлять падением.
В Советском Союзе о ситуации с «Салютом-7» знали только специалисты. А мировые СМИ в феврале сообщили о том, что над головой землян крутится огромная неуправляемая советская станция, которая в любой момент может упасть где угодно — в Америке, Европе или Японии. Подобный прецедент уже был: в 1979 году из-за ошибок в управлении на Землю упала американская орбитальная станция «Скайлэб». Часть обломков позже нашли в Западной Австралии.
«Вместе нам предстояло шагнуть в неизвестность», — Виктор Савиных, «Записки с мертвой станции».
«Мы начали усиленные тренировки. Оттачивалась техника пилотирования, чтобы достичь поистине ювелирной точности. Режим за режимом, стыковка за стыковкой. Инструкторы придумывали все новые и новые трудности, изобретали отказы различных приборов и систем, вводя различные угловые скорости вращения станции по всем осям. Раз в две недели мы летали на космодром «Байконур» и работали на доработанном под эту программу тренажере «бивни», прилетали в Москву, выполняли тренировки в гидробассейне, отрабатывали выход в открытый космос для установки дополнительных солнечных батарей. Поначалу были ошибки. Потом их становилось все меньше и меньше. Мы научились летать на тренажерах с новыми приборами, по новой методике, в новых условиях. Когда стало ясно, что наши навыки и знания позволят осуществить намеченное, было принято решение о старте», — Виктор Савиных, «Записки с мертвой станции».
Особенная экспедиция требовала и специальной подготовки космического корабля «Союз-Т»: освободили вес, убрав ненужное оборудование, добавили емкости для воды и продовольствия, а также для горючего, которое позволит осуществлять маневры ручной стыковки. На иллюминатор был установлен прибор ночного видения и лазерный дальномер, чтобы космонавты могли сами отслеживать подход к станции.
У советских космонавтов на подготовку было всего три месяца. Шестого июня 1985 года экспедиция стартовала с космодрома Байконур под «несчастливым» номером 13.
Из сообщения Телеграфного агентства Советского Союза:
«В соответствии с программой исследования космического пространства 6 июня 1985 года в 10 часов 40 минут московского времени в Советском Союзе осуществлен запуск космического корабля «Союз Т-13». Программой полета корабля предусматривается проведение совместных работ с орбитальной станцией «Салют-7». В настоящее время станция, находящаяся на околоземной орбите более трех лет, совершает полет в законсервированном состоянии. Бортовые системы корабля работают нормально, самочувствие экипажа хорошее. Космонавты В. Джанибеков и В. Савиных приступили к выполнению программы полета».
Проблемы начались практически сразу. Из-за ошибки на Земле вместо блока очистки атмосферы был подключен блок, вырабатывающий кислород. В результате давление в корабле стало расти, возникла угроза пожара. К счастью, космонавты смогли вовремя заметить ошибку и переподключить блоки. Восьмого июня в 11 часов по московскому времени Джанибеков и Савиных увидели «Салют-7» в иллюминаторе.
Запись в бортовом журнале:
В. Джанибеков: «Станция очень яркая. Сначала ее не было видно, но потом она начала разгораться. Красная-красная, в десяток раз ярче, чем Юпитер. Она отходит в сторону, дальность 7,2 км, скорость 12,8 м/сек… Дальность 4,4 км, скорость 7,8 м/сек… Расхождение полтора километра».
В. Савиных: «Мы идем не в графике… Станция уже в стороне, далеко… Нам надо переходить в ручной режим…».
«С виду спокойнее, чем на тренировках, Володя действовал ручками управления корабля. Наша задача — идти в графике движения, который позволит догнать станцию и не врезаться в нее. Командир каждые тридцать секунд по дальномеру должен замерять расстояние до станции, а я делал расчет скорости, сравнивая с графиком. В руке — секундомер, перед глазами — панель управления, контроль расхода топлива. Очень хочется посмотреть на станцию, но ее заслоняет в иллюминаторе плечо Володи. Станция ориентирована на нас боком. Очень ярко высвечена, как будто она высечена из алюминия с желтой добавкой. Панели крутятся? Подойдем поближе, посмотрим.
Дальность 3,170 км, скорость 4,5 м/сек… Сближение идет устойчиво… Все время видим Солнце сбоку… Расстояние 2240 метров, скорость 6 м/сек. Идем в графике. Какая же она яркая!.. Расстояние 1865 метров, 1640 метров. Цвет станции до сих пор остается серебряным… 1280 метров. Пока трудно сказать по панелям, вращаются они или нет, потому что Солнце все время подсвечивает с нашей стороны. Идем на сближение. 980 метров, скорость 5 м/сек. В этот момент я не выдержал: “Начинай, гаси скорость”. В. Джанибеков спокойно передает на Землю: “Гашу скорость”. Нетерпение нарастает. И я, словно не слыша его ответ, продолжаю твердить: “Гаси, гаси скорость”», — Виктор Савиных, «Записки с мертвой станции».
В этот момент космонавты поняли, что станция развернута к кораблю нерабочим стыковочным узлом. Нужно было совершить облет станции. Вручную. Маневр просчитывал Савиных, Земля помогала с координатами.
Из бортового журнала:
В. Джанибеков: «Расстояние 200 метров, включаем двигатели на разгон. Сближение идет с небольшой скоростью, в пределах 1,5 м/сек. Скорость вращения станции в пределах нормы, она практически застабилизировалась. Вот мы зависаем над ней, разворачиваемся… Ну вот, сейчас мы будем немножко мучиться потому, что по солнышку у нас не все хорошо… Вот изображение улучшилось. Кресты совмещены. Рассогласование корабля и станции в допуске… Нормально идет управление, гашу скорость… ждем касания…»
В. Савиных: «Есть касание. Есть мехзахват».
«Мы могли посмотреть друг на друга. Не радовались, потому что этому чувству в наших душах уже не было места. Напряжение, усталость, боязнь сделать что-то не так, когда уже ничего нельзя исправить — все смешалось. Мы молча сидели в своих креслах, а соленый пот стекал по разгоряченным лицам», — Виктор Савиных, «Записки с мертвой станции».
«А чего там сложного? Я умею это делать, это мое ремесло. Вот мне сложно уголь добывать: я когда в шахту спустился — однажды меня погрузили ребята в Луганской области — мне страшно там стало. Здесь герои настоящие работают, вкалывают! А я к этому всю жизнь шел, я об этом мечтал!» — Владимир Джанибеков.
Восьмое июня 1985 года вошло в историю пилотируемой космонавтики. Однако для экипажа экспедиции основная работа только начиналась. Самое страшное, что могло случиться с «Салютом» — его разгерметизация. Кислорода, который был в распоряжении «Союза», не хватило бы на всю станцию, и работа на ней была бы невозможна. После нескольких волнительных минут открывания люков выяснилось, что станция герметична.
Из бортового журнала:
Земля: «Первое ощущение? Температура какая?»
В. Джанибеков: «Колотун, братцы!»
Система ориентации солнечных батарей на «Салюте-7» оказалась неисправна, станция была полностью обесточена. Температура воздуха была ниже минус пяти. Замерзшая вода разорвала трубы, стены были покрыты инеем.
«Подплыл к столу, там нас ждали приклеенные липкой лентой сухарики в пакете и при них — таблетки с солевыми добавками. Это хлеб-соль от предыдущих хозяев. Согреваясь резкими движениями, стал изучать обстановку», — Виктор Савиных, «Записки с мертвой станции».
«Я представил себе глубокий погреб где-то в пустыне Каракум ночью: сухо, холодно. Я из тех краев и знаю, что такое сухой холод. И абсолютная гробовая тишина. До того тихо, что слышно, как кровь струится по жилам», — Владимир Джанибеков.
Из сообщения Телеграфного агентства Советского Союза:
«Сегодня, 8 июня 1985 года, в 12 часов 50 минут московского времени осуществлена стыковка космического корабля “Союз Т-13” с орбитальной станцией “Салют-7”. После проверки герметичности стыковочного узла космонавты Владимир Джанибеков и Виктор Савиных перешли в помещение станции. В соответствии с программой полета экипаж проводит проверку состояния бортовых систем и оборудования станции. Самочувствие Джанибекова и Савиных хорошее».
Первым делом космонавты открыли иллюминаторы на станции и развернули ее к Солнцу с помощью двигателей «Союза». Земля разрешила космонавтам работать на «Салюте» не больше восьми часов в сутки с перерывами и только по одному: другой должен был оставаться на корабле и оттуда контролировать напарника. Разогреть еду на станции не представлялось возможным: чай и кофе сначала грели под мышкой, затем — под лампой освещения на корабле. Воду приходилось экономить, о душе — только мечтать.
Из бортового журнала:
Земля: «Володя, а вот если плюнуть, замерзнет или нет?»
В. Джанибеков: «Немедленно делаю. Плюнул. И замерзло. В течение трех секунд».
Земля: «Это ты прямо на иллюминатор или куда?»
В. Джанибеков: «Нет, на термоплату. Вот тут резина замерзла. Она стал как камень твердая».
Земля: «Это нас не воодушевляет».
В. Джанибеков: «А нас — тем более…»
Десятого июня космонавты вышли в телеэфир. В ЦУПе предусмотрительно попросили их «дыхнуть» и остались довольны — пара изо рта не было видно.
На время эфира Савиных и Джанибекову пришлось снять теплые полосатые шапочки, взятые из дома. На Земле по-прежнему сообщалось, что полет проходит в штатном режиме.
В этот же день космонавты смогли подключить аккумуляторы станции, соединив их напрямую с солнечными батареями: голыми руками скручивали электрические провода и обматывали их изолентой. И так 16 раз. На следующий день включили часть освещения, подключили регенераторы воздуха, разогрели консервы и хлеб. Станция начала оживать. Лед растаял, что принесло космонавтам новые проблемы: что делать с водой?
«Я как-то раз засунул руку за панель и замер: рука по локоть в воде!.. Пошли в ход тряпки. А где их взять? Начали раздирать одежду: сначала белье, потом костюмы. Достаю упаковку Светланы Евгеньевны Савицкой (Вторая женщина-космонавт работала на станции в 1982 году. – Прим. РИА). Светочка, извини, пожалуйста! Я бы вернул тебе вот этот красивый наряд, но вынужден был использовать его не по назначению. Когда пришел «грузовик» с огромным количеством вафельных полотенец, это был большой подарок!» — Владимир Джанибеков.
«Грузовик» — корабль «Прогресс-24» — пристыковался 23 июня. Привез оборудование, запасы воды и топлива, а также несколько номеров газеты «Правда». О ресурсах можно было больше не беспокоиться. Космонавты начали готовиться к выходу в открытый космос и установке дополнительных секций солнечных батарей: те, что были на станции, за годы нахождения на орбите потеряли свою эффективность под ударами микрометеоритов. Второго августа Владимир Джанибеков и Виктор Савиных осуществили эту операцию. При этом снова не обошлось без проблем: при развертывании батарей заел трос.
«Начал откидывать лебедку, она не снимается с фиксатора. Нужно было выдернуть шпильку, которая крепит фиксатор. Шпилька не выдергивается. Подошел Володя, тоже подергал за веревку, которая привязана к фиксатору. Затем эта веревка оборвалась. Земля посоветовала резким откидыванием лебедки срезать шпильку. В бассейне это получалось. Здесь после двух ударов с основной солнечной батареи посыпались элементы. Не помогла и «кочерга». Решили работать без фиксации, раскрыли ручки, но лебедка не вращается. Володя занял мое место, попробовал, но безрезультатно. В это время у нас уплыла «кочерга» и дополнительный поручень. Видимо, пока менялись местами, они расфиксировались. Ситуация сложная. Возвращаться назад нельзя—нужна наращенная батарея. Поняли, что дело не в лебедке — трос приварился к лиркам, в которых он был уложен. Володя отошел подальше к люку с наконечником в руке, а я остался у лебедки. Он резко дергал, а я пытался сдвинуть трос с места. После нескольких рывков трос пошел. Ура!» — Виктор Савиных, «Записки с мертвой станции».
Помимо восстановления станции, космонавты занимались на «Салюте» и научной работой: проводили эксперименты, вели наблюдения, выращивали хлопок и перец. Так прошло 100 суток, которые врачи отвели Владимиру Джанибекову на экспедицию. 18 сентября к станции причалил «Союз Т-14» с Георгием Гречко, Владимиром Васютиным и Александром Волковым на борту.
26 сентября Владимир Джанибеков и Георгий Гречко вернулись на Землю. Савиных, Васютин и Волков продолжили работу на орбите.
На Земле, уже после возвращения Савиных, месяц решали: наградить космонавтов или наказать — те не всегда действовали строго по инструкции и в соответствии с командами ЦУПа. Но в итоге Виктору Савиных вручили вторую звезду Героя, а Джанибекову присвоили звание генерал-майора авиации. Расследование инцидента установило, что связь с «Салютом-7» была потеряна из-за несовершенства системы энергообеспечения станции.
РИА Новости благодарит за помощь в подготовке материала журналиста, автора идеи фильма «Салют-7» Алексея Самолётова.
В статье использованы фрагменты интервью с космонавтами Владимиром Джанибековым и Виктором Савиных для документального фильма «Битва за «Салют». Космический детектив».

https://ria.ru/culture/

Как проводят отбор в спецназ России

«У разведки есть право отбора солдата из любой части» — говорит бывший инструктор ГРУ Сергей Николаевич Бадюк. Когда мы набираем солдат в спецназ, обязательно задаём бойчине вопрос — что ему нужно в спецназе? Если хочет стать Героем России — высылаем к такой-то матери. Нет, он точно станет героем, но посмертно. И похоронит вместе с собой всю группу. Безбашенность нужна, только когда прижали к стене. Тогда с криком “Ура!” взял автомат и побежал умирать. Победа — это когда ты тихо выполнил задачу и вернулся живым.
В спецназ попадают призывники с пометкой: “Годен к ВДВ”. Это физические кондиции чуть выше среднего (рост не имеет значения) и (желательно) хотя бы первый разряд по военно-прикладному спорту: бегу, парашютному спорту, стрельбе или рукопашному бою. Ну а так как главная задача ГРУ — это разведка, а основная мышца разведчика — голова, то приветствуется, если прокачал ее в школе, колледже или институте. Кроме того, спецназовец должен обладать пятью основными качествами.
Главное разведывательное управление (ГРУ) Генерального штаба Вооруженных Сил РФ ведет историю с 1918 года. Занимается всеми видами разведки в интересах Вооруженных Сил — агентурной, космической, радиоэлектронной. Численность и бюджет засекречены.
Спецназ ГРУ создан в 1950 году, задачи подразделений — ведение разведки в глубоком тылу противника, контрразведка, диверсионная деятельность, уничтожение террористов. Подразделения спецназа ГРУ сыграли огромную роль в афганской войне и в операциях на территории Чеченской Республики. На данный момент — самая закрытая и, возможно, сама боеспособная единица ВС РФ.

Осторожность
У разведки есть право отбора солдата из любой части. Когда мы набираем солдат в спецназ, обязательно задаем бойчине вопрос — что ему нужно в спецназе? Если хочет стать Героем России — высылаем к такой-то матери. Нет, он точно станет героем, но посмертно. И похоронит вместе с собой всю группу. Безбашенность нужна, только когда прижали к стене. Тогда с криком “Ура!” взял автомат и побежал умирать. Победа — это когда ты тихо выполнил задачу и вернулся живым.
Попавшему в спецназ солдату с первого дня начинают вбивать в голову (словами, руками, ногами) главную заповедь: ты круче всех. Это важный момент психологической подготовки. И ты в это поверишь. Если нет — отправят служить в пехоту. Ты круглые сутки стреляешь, бегаешь как лошадь, тебя постоянно бьют. Бьют не в смысле дедовщины и беспредела, который творится в армии. Никаких “принеси-подай” нет. Просто ты по казарме передвигаешься, как по вражеской территории. Либо затрещину отвесить могут, либо кровать заминируют — поставят растяжку, либо удавку на шею прикинут. Такие у нас шутки. Это нормально. Это заставляет тебя думать, слушать, смотреть, быть в состоянии боеготовности. Трогать незнакомые или в принципе яркие вещи отучают быстро: вот лежит на столе брелок с ключами, а под ним самодельное взрывное устройство, схватил ключи — можешь остаться без руки. Через полгода службы у тебя не то что глаза на затылке вырастают, ты даже спишь так чутко, что от одного взгляда на тебя просыпаешься. Я до сих пор просыпаюсь.
Хлеб десантника — это его ноги. Потому что с того момента, как группу разведки засекли, по статистике, через 6 часов ее догонят и уничтожат. Выдохся? Остаешься прикрывать всю группу. Знаю случай, когда в боевой обстановке парень сказал, что больше не может бежать. Ему оставили почти все боеприпасы и побежали дальше. Вот так и становятся героями. Ты не обязан быть мастером рукопашного боя, но бегать ты должен, как скаковая кобыла.
Первый месяц в спецназе боец спит 4 часа — меньше нельзя по уставу. Остальные 20 часов он вкалывает. В 6 утра подъем. Спокойно дают встать, умыться, сделать растяжку. Не надо верить фильмам, нет никакой спешки в духе “привести себя в порядок, пока горит спичка”. Потом — надели ранцы и побежали. Лениво, главное, не переходить на спортивный шаг. Лениво — не значит спокойно. Командир постоянно дает вводные задания. То у нас засады, то стрельба, поэтому бег всегда в рваном ритме: с кувырками, переползанием, ходьбой гусиным шагом. После пробежки — физподготовка, тактико-специальные занятия, рукопашный бой. И так каждый день.

Выносливость и устойчивость психики у бойца, который соизволил служить в спецназе ГРУ, проверяют “на скачках”. Скачки выглядят так. Группу солдат загоняют в лес на 7-8 дней без провизии. Командиры, которые меняются каждые 12 часов, гонят солдат по лесу и не дают им спать вообще. До потери сознания, рвоты и прочих радостей. Кто не выдержал — отправляется “за забор”, то есть в строевые войска. Таким образом отсеивается много народу. Скачки проводятся каждые полгода, это что-то вроде экзамена.
Когда во время выхода в лес группу новобранцев начинают расстреливать из кустов холостыми патронами, среди бойцов начинается паника. Это излечимо. Лучшее лекарство от паники — занятия по рукопашному бою. Бойца одевают в защиту, ставят против на порядок более сильного и опытного бойца — и бьют. Так формируется бойцовский характер и решимость идти до конца. Не путай это с неуставными отношениями, солдату всегда дают возможность отбиваться. Даже так: солдат, который не отбивается, — отправляется “за забор”. Особенность рукопашного боя спецназа в том, что любой поединок сводится к одному — уничтожить противника. У нас не операции по задержанию опасных преступников, у нас война. Отсюда девиз спецназовца: “Голыми руками дерутся только идиоты”. Первым делом солдат учат использовать подручные средства: автомат, нож, палки, камни, обломки бутылок, куски стекла, плотно свернутой газеты. Вот сейчас мы сидим с тобой в кафе, разговариваем. Передо мной два смертельных оружия — моя пивная кружка и твой чайник чая. Я сначала обварю тебе лицо чаем, потом ударом в висок пробью тебе этим чайником голову. С кружкой еще проще: разбиваешь ее об стол и отбитым краем перерезаешь шею. У нас одна задача — нанести смертельные ранения, а это как раз область головы и шея.
И уже потом, когда освоили все предметы первой необходимости, тренируется очень компактный набор ударной техники.
Помимо рукопашного боя в спецназе есть целый ряд “упражнений на дерзость”. У нас в части, например, применяли упражнения с крысой. В умывальник запускали большую крысу и закрывали вместе с ней голого бойца. Задача такого свидания — придушить крысу. Когда крысе некуда деваться, она начинает атаковать. И это настоящая жесть. Короче, если сможешь ее прибить голыми руками, уже никакой человек тебе не страшен.

Главное в солдате — агрессия. Спецназовец боится сержанта сильнее, чем врага. И к врагу бежит с четким желанием сожрать его. Во время занятий по рукопашному бою без крови не обходится. Сержанты осознанно наносят бойцу травмы. Боец должен привыкать к крови, скажем так, сатанеть. Ты, наверное, привык заниматься а спортзале под энергичную музыку? Для бойца лучший саундтрек — трехэтажный мат его командира. В состоянии такого жесточайшего прессинга чувства обостряются так, что все вложенное в солдата за полгода остается с ним на всю жизнь. Это вам не 15 лет в лайт-режиме ходить на тренировки, а потом стать чемпионом мира. Десантника погружают в состояние войны и дают чувствовать реальную угрозу жизни — и в этом его преимущество. Вот вам ответ на вопрос, какого черта, чтобы угомонить трех пьяных десантников, вызывают роту ОМОНа. Секрет в психологической готовности убить человека.
Тут, конечно, есть важная социальная проблема. Объективно, чего нет в нашей стране, так это центров реабилитации после армии. Свою задачу мы выполняем, подготавливаем бойца, он проходит службу, но, вернувшись домой, не может адаптироваться к мирной жизни.
В спецназе паранойя по поводу гигиены. Поскольку разведка постоянно вне пункта дислокации, бойцы обязаны держать себя в чистоте в любых условиях. Любой боец, прибыв в расположение, первым делом должен постирать форму и переодеться в чистое. В каком бы дерьме ты ни ползал, будь добр по выполнении задачи привести себя в порядок. Я не помню, чтобы кто-нибудь из наших бойцов когда-нибудь болел. Видимо, это тоже из-за психологического настроя. Была история, когда мне, еще молодому солдату, на тренировочном выходе случайно рассекли гранатометом голову. Меня, раненого, всего в грязи, тащили два часа по болоту. Вышли к реке, помыли голову, перевязали — и все, никакой тебе заразы. Вопреки логике, не болеет солдат — некогда!
Основную массу времени воин-спецназовец находится вне пунктов постоянной дислокации. Соответственно, вся физподготовка основана на том, чтобы использовать при тренировках подручные средства. Главное в тренировке — развитие выносливости и сохранение силовых качеств как можно дольше. А тебе, если не догадываешься сам, выносливость пригодится, скажем, когда соберешься в горы или в велопробег.
Итак, тренировки ежедневные, курс не рассчитан, как обычно, на шесть или восемь недель. Работать надо будет минимум год. Ты удивишься, но я в армию пришел — весил 86 кг (у меня рост 190 см), а через три месяца весы показывали 103 кг! И все это в рамках той программы, которая сейчас перед тобой. И да, диета у спецназовца одна — жрать побольше.

Подготовка бойца зиждется на четырех столбах:
1. Пробежка и переползания
10 км каждый день. По воскресеньям у нас иногда устраивают “спортивный праздник” — пробежать 40 км. Но, пока ты не в армии, в воскресение можешь отдыхать. Запомни, боец пробегает 10 км меньше чем за час в полной выкладке (дополнительные 50 кг). Бег надо чередовать с переползаниями. Они хорошо прорабатывают мелкие группы мышц и связки. Есть три способа: по-пластунски, на спине и прохождение минного поля (боец лег, руками прощупал неровности, подтянулся вперед, снова прощупал неровности. Если что-то на поверхности вызывает подозрение — смещается в сторону).
2. Круговая тренировка
В Рязанском воздушно-десантном училище на спецкафедре физподготовки доказали, что высочайший уровень силовой выносливости дает именно круговая тренировка. Принцип был заимствован у советской школы бокса и самбо. Круговая тренировка развивает выносливость, взрывную силу, “сушит” и воспитывает злобу к начальству. Количество повторов в любом упражнении — пока сержант не заскучает.
Стандартная же тренировка занимает 40 минут. После упомянутой 10-километровой пробежки отдохни 5 минут, затем сделай 5-6 кругов, в которых упражнения выполняются друг за другом без отдыха. Отдых между кругами — 5 минут. Стандартный круг спецназовца выглядит так:
— Отжимания на пальцах (20 повторов)
— Джамп (10 повторов)
— Отжимания на кулаках (30 повторов)
— Джамп (10 повторов)
— Отжимания на пальцах (5 повторов)
— Джамп (10 повторов)
— Отжимания на кулаках (30 повторов)
В конце каждого круга качаем пресс до отказа. Можешь также включить тренировку метание камней.
3. Постоянная нагрузка
Принцип в армии один — постоянная ежедневная нагрузка. То есть в день ты должен делать определенное (постоянно растущее) число отжиманий на кулаках, определенное число раз качать пресс, подтягиваться широким хватом и т.д. Не можешь сделать это за одну тренировку — набери сумму за день. Это и есть постоянная боевая готовность. Кроме того, в течение дня выполняй изометрические упражнения с ремнем по системе Александра Засса.
4. Рукопашный бой
Руки. Боковой левый и боковой правый из боксерской техники. Прямые удары очень трудно научить бить сильно, я за всю свою службу бойцов, которые хорошо бьют прямой, почти не видел. Такой удар требует высочайшего уровня подготовки. Мы же исходим из того, что надо быстро и хорошо подготовить бойца. Поскольку ограничений нет, под этот боковой удар можно подвести кучу разновидностей и вариантов. Бьется он с любых позиций и ракурсов. Причем желательно сначала нанести противнику удар в горло. В ближнем бою бьем локтями. Нокаутирующую силу удара тренируем упражнениями с кувалдой.
Ноги. Вся техника ударов ногами в спецназе сводится к одному — сильный удар в пах. Тут вам не спортплощадка.
Голова. Голову включаем (а мозг на время выключаем) в ближнем бою. Бьём верхней лобной частью исключительно в нос. При захвате сзади бьем в нос затылком.
Сваливание Вот для этого тренируются сила и хват. Свалил противника за счёт силы рук — бей по затылку, как по футбольному мячу, или наступай на горло.
Кувалда. Бьёт кувалдой — это про спецназ. Именно кувалдой мы и тренируем нокаутирующую мощь удара. Кувалду лучше брать со сварной ручкой, чтобы не слетала с черенка. Работа ведется по лежачей или вкопанной покрышке. Три базовых упражнения: удар сверху, слева, справа. Кувалда включает в работу все мышцы, которые задействованы при любом типе удара (бокового, апперкота, сверху) и любом типе броска. На каждое упражнение по 3 подхода и по 10 повторов.

Василенко Валерий
http://www.militarytimes.ru/

МиГ-35 зависнет в воздухе

Воздушно-космические силы заказывают сверхманевренный истребитель с новейшим бортовым оборудованием
Минобороны и Объединенная авиастроительная корпорация (ОАК) определяют облик новейшего легкого сверхманевренного истребителя МиГ-35. По требованию военных машина должна получить двигатели с отклоняемым вектором тяги (ОВТ), новый прицельно-навигационный комплекс и радар с фазированной антенной решеткой (АФАР). Благодаря ОВТ истребитель сможет совершать резкое торможение всей плоскостью фюзеляжа с последующим изменением направления полета и даже ненадолго зависать в воздухе, как вертолет. По своим характеристикам и боевому потенциалу эта машина существенно превзойдет стоящие на вооружении Воздушно-космических сил истребители МиГ-29.
Презентация нового МиГ-35 состоялась в январе этого года в Луховицах. Иностранным и российским военным впервые показали предсерийный образец машины. Внешне он оказался практически таким же, как и его предшественник МиГ-29. Как рассказал тогда вице-президент по инновациям ОАК Сергей Коротков, главные изменения коснулись бортового и радиоэлектронного оборудования машины.
В Минобороны «Известиям» сообщили, что в настоящее время с ОАК и РСК «МиГ» идет разработка облика варианта МиГ-35 для Воздушно-космических сил России. Работа находится в стадии согласований. Но уже точно известно, что на машине будут стоять двигатели РД-33МК с отклоняемым вектором тяги. Также предусмотрена новая РЛС «Жук-А» с АФАР, которой в базовом варианте нет.
Как заявили «Известиям» в пресс-службе ОАК, корпорация плотно взаимодействует с Минобороны. Все требования к новому истребителю будут полностью учтены и исполнены.
Сейчас МиГ-35 имеет обычные двигатели РД-33МК. Но для отдельных заказчиков его можно заменить на вариант с системой ОВТ. Это тот же РД-33МК, но со специальной всеракурсной насадкой, позволяющей менять направление реактивной струи относительно первоначального направления полета машины. Такая система «двигатель–насадка» была отработана на опытном сверхманевренном самолете МиГ-29М ОВТ. Наличие всеракурсной насадки радикально отличает двигатель МиГ-35 от моторов с изменяемым вектором тяги АЛ-31ФП, установленных на тяжелых истребителях Су-30СМ. У «старших» братьев это единая конструкция. Тогда как у «МиГа» это два отдельных блока.
Главный редактор журнала «Экспорт вооружений» Андрей Фролов рассказал «Известиям», что доработка МиГ-35 под требования Минобороны вполне оправданна и не влечет каких-либо дополнительных финансовых затрат.
— Заказчик, в данном случае это Минобороны, хочет получить то, что ему необходимо, — отметил эксперт. — МиГ-35 создавался РСК «МиГ» как инициативная разработка. Был представлен как некий концепт-проект. Подобной практики в нашей промышленности раньше просто не было. Соответственно под него изначально не вырабатывались какие-либо требования, которым необходимо было следовать при создании истребителя. Теперь, если его хотят поставить на вооружение, необходимо учесть пожелания и подогнать машину под те задачи, которые ей предстоит решать в Воздушно-космических силах.
В мае нынешнего года главком ВКС Виктор Бондарев заявил, что весь парк легких истребителей будет заменен на МиГ-35. По словам главкома, самолет будет решать задачи по поражению воздушных и наземных целей. И в дальнейшем сможет применяться в локальных конфликтах, подобных сирийскому. На новейшем истребителе даже появится лазерное оружие, рассказал тогда Виктор Бондарев, не сообщив подробностей. Тогда же вице-президент по инновациям ОАК Сергей Коротков заявил, что контракт на поставку в войска многоцелевого истребителя поколения «4++» МиГ-35 будет подписан после завершения госиспытаний и войдет в новую госпрограмму вооружений.

http://www.militarytimes.ru/

Кто убивает офицеров ВСУ? Другие офицеры

Киев, 27 июня. В столице Украины прошла пресс-конференция на тему: «Разгул преступности: страна наполнена оружием, а ГПУ не действует». Эксперты рассказали корреспонденту Федерального агентства новостей (ФАН), почему взрыв Mercedes руководителя спецназа ГУР ВСУ Максима Шаповала нельзя называть терактом.
«Это не теракт, журналисты неверно называют это терактом. Я по своему первому образованию офицер спецназа и я могу вам сказать, что это, по всей видимости, ответные действия спецслужб нашего противника. Вы помните диверсии в отношении лидеров военизированных формирований в ДНР и ЛНР. Думаю, мы наблюдаем ответные действия», — заявил Игорь Годецкий, адвокат, президент «Лиги защиты прав человека».
Андрей Золотарев, руководитель Центра «Третий сектор», предложил две версии событий.
«Как основная версия будет отрабатываться версия ответа за работу украинских диверсионно-разведывательных групп, уничтоживших Гиви и Моторолу. Эхо войны, так сказать. Идет война, это война спецслужб. Ее следствием являются такие акты, один из которых мы видели сегодня в Киеве. Ну и другой момент – нельзя исключать виновных и среди граждан Украины, поскольку вокруг спецслужб у нас всегда переплетаются очень серьезные экономические и криминальные интересы. Нельзя сбрасывать версию, которая связана с профессиональной деятельностью офицеров ВСУ на контролируемой Украиной территории», — заявил руководитель Центра «Третий сектор».
В целом про ситуацию с преступностью на Украине эксперты говорили очень резко. Так, Андрей Золотарев заявил, что сейчас украинцы наблюдают «результат реформы Авакова-Деконеидзе, когда расследованием преступлений занимались не профессионалы, а пиарщики». И хотя сегодняшний инцидент вряд ли можно было предотвратить, это, по словам Золотарева, не оправдывает того, что было сделано с полицией.
«Вчера были выпущены по закону Савченко бойцы «Правого сектора»* (запрещено в РФ), которые два года назад устроили перестрелку с полицией с использованием крупнокалиберного пулемета. В результате реформ мы имеем патрульную полицию, которая напоминает фокстерьеров, такая же суетливая и бесполезная. Тот период медового месяца, когда нам демонстрировали новые автомобили и красивую американскую форму, давно прошел, а жизнь людей безопасней спокойней и защищенней не стала. Это результат также разгрома полиции, когда ее покинули опытные сыщики и следователи. А сегодня на следователе висит 300-400 дел. Не улучшает положение дел и ГПУ, глава, которой генеральный прокурор Луценко, даже не имеет юридического образования и был продавлен на это место Петром Порошенко», — заявил Андрей Золотарев.
* Организация запрещена на территории РФ.

Автор: Степан Коцаба специально для ФАН Киев
https://riafan.ru/