Малайзийский ас рассказал о МиГ-29 и сотрудничестве с Россией

Главнокомандующий Королевскими военно-воздушными Силами Малайзии генерал Аффенди бин Буанг (General Dato’ Sri Hj Affendi bin Buang, chief of air staff, Royal Malaysian air force) дал эксклюзивное интервью ТРК «Звезда». Наша беседа состоялась 25 марта, сразу по завершении летной программы выставки LIMA’2017. Вместе с группой высшего пилотажа «Русские Витязи», в ней участвовали и малайзийские летчики на истребителях Су-30МКМ.

За первые три дня выставку посетили более сорока тысяч деловых участников, а за публичные пару дней – до ста пятидесяти тысяч человек, что значительно превышает статистику всех прошлых салонов на острове Лангкави.

Посетители, с которыми мне удалось побеседовать, не скрывают, что «пришли посмотреть на полеты Су-30». Вместе с группой высшего пилотажа «Русские Витязи», летают и Ваши подчиненные на Су-30МКМ. Насколько мне известно, Вы сами – летчик-истребитель, с большим налетом часов на МиГ-29. Скажите, как Вам удалось столь хорошо подготовить строевых летчиков к выполнению сложного пилотажа на самолете марки «Су»? — задает вопрос корреспондент.
Мастерство не приходит само собой, его надо настойчиво, целенаправленно нарабатывать и развивать в ходе летной практики. То, что Вы вместе с сотнями тысячей зрителей смогли наблюдать на LIMA’2017, представляет очередную новую вершину мастерства и зрелищности, которую мы достигли. Между тем выставка на острове Лангкави имеет долгую историю; малайзийские летчики довольно давно показывают здесь свое мастерство.

В выставках последних шести лет принимали участие экипажи трех типов истребителей, которые стоят на вооружении RMAF: F-18D Hornet американского производства, МиГ-29N/УБ-N и Су-30МКМ российского. Данные типы представляют весьма продвинутые боевые комплексы. С самых первых дней их появления в составе Королевских Военно-воздушных Сил Малайзии, наши летчики уверенно демонстрировали свою способность управлять столь сложной техникой. Постепенно, шаг за шагом, продвигаясь по пути освоения сверхзвуковых истребителей четвертого поколения, они достигли высоких показателей летной и тактической подготовки. А здесь важно умение экипажей полностью «вытащить» из машины все, на что она способна в техническом плане.

Что касается сверхманевренных истребителей Су-30МКМ, то они стоят на вооружении Королевских Военно-воздушных Сил Малайзии уже на протяжении почти десяти лет. Благодаря помощи российских коллег, наши летчики полностью освоили и этот тип летательного аппарата, что находит подтверждение в тех маневрах и фигурах высшего пилотажа, которые они выполнили в ходе LIMA’2017. Особо отмечу летное мастерство управления самолетом экипажами 11-й эскадрильи на низких и сверхнизких скоростях вблизи земли, которое так восхищает посетителей авиасалонов.

Рассуждая с позиции главкома, для меня важно, чтобы личный состав мог не просто показать самолет с лучшей стороны на авиашоу, но и тактически грамотно использовать его в ходе боевых действий. Исходя из подобной необходимости, мы строим программу обучения летчиков таким образом, чтобы они полностью реализовали как технические возможности авиационных комплексов, так и свои собственные. Год за годом тренируем наши экипажи с большим напряжением сил, с целью достичь полной отдачи от инвестиций в технику и человеческий ресурс.

Господин генерал, Вы сами много часов провели в кабине истребителя МиГ-29, работали летчиком-инструктором. Малайзия разместила заказ на шестнадцать одноместных «N» и две «спарки» в 1994 году, с тех пор ни разу не модернизировались. Какова их дальнейшая судьба?

Мы все еще ждем от Правительства Малайзии конкретного решения насчет того, пойдет ли Министерство обороны по пути модернизации самолетов строя типа МиГ-29 или же их дальнейшая эксплуатация будет прекращена. Чтобы правильно ответить на этот вопрос и выбрать разумное решение, нам необходимо провести более глубокие исследования в отдельных областях. Если эксплуатация МиГ-29 будет продолжена, нам нужно определиться со спектром работ по доработке базового самолета. Достаточно ли ограничиться простым продлением срока эксплуатации? Или же потребуется модернизация и, если «да», то каких бортовых систем? Соответствующая работа необходима для того, чтобы данный тип летательного аппарата оставался на службе еще лет десять.

Уточните, пожалуйста: достаточно ли остатка ресурса у сохранившихся в строю 17-й эскадрильи самолетов марки МиГ-29N/УБ-N для того, чтобы пройти модернизацию и продолжать полеты?

Остаточный ресурс самолетов строя и их летно-технические характеристики достаточны. Как показала практическая эксплуатация, самолет надежный, с крепким планером и хорошей ремонтопригодностью. Вместе с тем, на МиГ-29 установлены отдельные бортовые системы, что мы хотим заменить на новые или хотя бы модернизировать. Это требуется, чтобы расширить функциональные возможности самолета.

Изучая возможные пути модернизации парка МиГ-29, следите ли Вы за тем, что происходит в соседних государствах, которые также эксплуатируют подобную авиатехнику? Как известно, по пути доработок базовых самолетов идет Бирма (Мьянма) – вариант МиГ-29СМ (mod.) и Индия — вариант МиГ-29UPG. Как Вы оцениваете выбранные ими варианты модернизации?
Да, мы внимательно следим за тем, что делают соседние страны Азиатско-Тихоокеанского Региона. Я сам лично в подробностях ознакомился с упомянутыми Вами вариантами модернизации базовых МиГ-29, что выполняются Бирмой и Индией. Военно-воздушные силы этих стран уже получают от промышленности доработанные МиГи. Интересно заметить, что в одном случае доработки производятся на самолетах, что были специально отправлены на ремонт в Россию, а другие – на территории и мощностях страны-заказчика, с использованием российских комплектующих. Кроме того, я познакомился с другими вариантами модернизации МиГ-29 во время пребывания в России. Нахожусь под сильным впечатлением от дополнительных возможностей, которые вкладывает РСК «МиГ» при проведении модернизации самолетов строя. Для меня важно и то, что главкомы ВВС Индии и Мьянмы рассказали мне о собственных впечатлениях по ремонту и модернизации своих МиГов. Все это вселяет уверенность, что ранее выпущенные самолеты типа МиГ-29 сохранили достаточный ресурс для продолжения эксплуатации еще в течение многих лет.

Министр обороны Малайзии господин Хисхамуддин Хуссейн (YB Dato’ Seri Hishammudin Tun Hussein) отвечая на вопрос корреспондента ТК «Звезда» сказал, что он ждет «больше инициатив» со стороны России по расширению сотрудничества с Малайзией в деле совместного производства и эксплуатации военной и гражданской техники. Рассуждая с занимаемого Вами поста главкома ВВС, что Вы ожидаете от российских партнеров? Как наши страны могут расширить существующее военно-техническое и экономическое сотрудничество между нашими государствами?

На мой взгляд, для того, чтобы расширить присутствие России и Ваших компаний в Малайзии, необходимо двигаться по пути большей интеграции и взаимозависимости по технической части. Первое, что мы могли бы сделать в качестве шага навстречу друг другу – расширить перечень работ, выполняемых на местной площадке, по техническому ремонту и обслуживанию авиатехники российского производства, что находится в составе RMAF. Вторым шагом к расширению сотрудничества могло бы стать производство российской техники по лицензии.

Напомню Вам слова министра обороны, которые он произнес ранее в ходе авиационного и морского салона LIMA’2017, в том числе и отвечая на Ваш вопрос в ходе пресс-конференции 24 марта. Это касается размера и значения рынка Малайзии и соседних государств как площадки для сбыта продукции российского оборонно-промышленного комплекса. По мнению министра, российской промышленности следует смотреть за пределы рынка Малайзии, в то же время используя его в качестве площадки для проникновения в соседние государства, особенно члены блока ASEAN. Не только Малайзия, но и ряд наших соседей в Юго-восточной Азии эксплуатируют боевые комплексы российского происхождения. Как нам кажется, России надо действовать таким образом, чтобы использовать имеющуюся базу как инструмент расширения своего присутствия в регионе и получения преимуществ перед прочими экспортерами. Представляется, что здесь нужны новые подходы и иная стратегия в плане сотрудничества с местной промышленностью. По нашему мнению – на что сделал акцент министр обороны – вопросы экономического сотрудничества с местными предприятиями должны в серьез рассматриваться Россией на всех уровнях, включая военно-политическое руководство и промышленность.

Насколько мне известно, фирма Airod и другие малайзийские компании довольно давно вовлечены в различные программы по проведению работ на авиатехники российского происхождения, которая была поставлена и продолжает эксплуатироваться в Вашей стране. Со своей стороны, индийские корпорации уже более пятидесяти лет занимаются лицензионным производством советской и российской военной техники, начиная от МиГ-21. Китайские компании освоили сборку советских самолетов, начиная с МиГ-15, долгое время выпускали МиГ-19, МиГ-21 и Ту-16. Вы не считаете, что Малайзии есть чему поучиться у государств-соседей по Юго-Восточной Азии на предмет развития взаимовыгодного сотрудничества с российской промышленностью?
Все что Вы сказали – правда. Однако мы находимся в отличной ситуации, и, сообразуясь с обстоятельствами, нам требуются принимать их во внимание. Например, тот факт, что у индийских и китайских корпораций иные размеры якорного рынка. Индия и Китай славятся огромными объемами. В частности, вооруженные силы этих государств ведут масштабные закупки боевой техники – те же МиГи они закупали тысячами — тогда как закупки Министерства обороны Малайзии сравнительно невелики (и составили 18 Су-30МКМ и 18 МиГ-29N/УБ-N). Поскольку столь большая разница в объемах имеет место, мы – малайзийцы – должны принимать данное обстоятельство во внимание. Для нас важна тема экономического развития страны, для чего требуется тщательный расчет при запуске новых и продолжении ведущихся проектов. Из этого мы будем исходить, рассматривая все новые предложения российской стороны.

Автор: Владимир Карнозов
http://tvzvezda.ru/news/

Оставить комментарий