Чего достиг военный блок России и Белоруссии за 20 лет существования

2 апреля 1997 года был подписан Договор о Союзе Белоруссии и России. Документ ознаменовал этап политической интеграции двух государств, частью которой было военное партнёрство. Несмотря на турбулентность в отношениях, Москва и Минск никогда не ставили под вопрос необходимость укрепления взаимосвязей в сфере обороны. Удалось ли России и Белоруссии создать крепкий военный союз и кто является его противником, читайте в материале RT.
Плечом к плечу
Республика Беларусь (РБ) является единственным союзником России на западном направлении. Соседняя страна имеет для Москвы ключевое значение и в стратегическом, и в тактическом отношениях. Согласно обязательствам в рамках Организации договора о коллективной безопасности и двусторонних соглашений, оба государства в случае агрессии будут воевать плечом к плечу.
На территории РБ расположены два российских военных объекта. Радиолокационная станция «Волга» (Ганцевичи) отслеживает пуски межконтинентальных баллистических ракет (МБР) на северо-западном ракетоопасном направлении.
43-й узел связи ВМФ России (Вилейка) обеспечивает связь Главного штаба флота с атомными подводными лодками, несущими боевое дежурство в районах Атлантического, Индийского и частично Тихого океана.
В ответ Россия снабжает союзника широким спектром вооружений: стрелковым оружием, артиллерией, авиационной техникой и средствами ПВО. Большая часть поставок производится на льготной или безвозмездной основе. Пожалуй, самым дорогостоящим подарком РБ стала передача новейших зенитных ракетных комплексов С-400 в прошлом году.
«Только в 2016 году мы заключили уже более 20 контрактов на поставку и модернизацию военной техники. Ещё десятки контрактов находятся на стадии согласования или разработки», — заявил 2 ноября 2016 года министр обороны Белоруссии Андрей Равков на совместной коллегии с Минобороны РФ.
Белоруссия де-факто выполняет функции форпоста на западном направлении для России. Военное присутствие в РБ, поставка военной техники и взаимодействие в сфере обороны — ответ Москвы на усиление военной мощи НАТО.
«На западных рубежах Союзного государства США и другие члены НАТО активно наращивают свой наступательный потенциал, открывая новые базы и развивая военную инфраструктуру. Не прекращаются попытки навязывать свою волю другим странам с помощью экономического и политического диктата, а также военной силы», — подчеркнул министр обороны РФ Сергей Шойгу на совместной коллегии.
Региональная система безопасности
Военный союз России и Белоруссии скреплён десятками документов. Основополагающие принципы его функционирования указаны в Договоре о создании Союзного государства.
Москва и Минск должны разрабатывать и размещать совместный оборонный заказ, объединить систему, технического обеспечения вооружённых сил, осуществлять совместную оборонную политику, координировать деятельность в области военного строительства, взаимодействовать по пограничным вопросам.
Более детально принципы прописаны в Договоре о военном сотрудничестве. Цель совместной военной политики носит исключительно оборонительный характер. В подтверждение своих намерений Москва и Минск договорились о формировании региональной системы безопасности, которая включает единую систему противовоздушной обороны и региональную группировку войск.
С апреля 2016 года функционирует Восточно-европейская Объединённая региональная система ПВО (Россия плюс Белоруссия). С 2004 года действует Соглашение о тыловом обеспечении региональной группировки войск. Этот документ является основополагающим в области совместных боевых действий.
Российские войска имеют право использовать материальные средства и инфраструктуру на территории РБ в «угрожаемый период» или военное время. В первую очередь речь идёт о дозаправке танков, бронетехники и авиации горюче-смазочными материалами.
24 февраля 2011 года вступило в силу Соглашение об обеспечении взаимных поставок продукции военного назначения в период нарастания угрозы агрессии и в военное время. 2 ноября 2016 года данный документ подкрепило Соглашение о совместном техническом обеспечении региональной группировки войск.
Оборона и контрудар
Таким образом, у Минобороны РФ и РБ существует чёткий план переброски войск, военной техники и материальных ресурсов в случае военной угрозы. Выполнение этих задач отрабатываются во время совместных маневров. Ежегодно Россия и Белоруссия проводят десятки командно-штабных и полевых учений.
С 14 по 20 сентября преимущественно на территории РБ состоится крупномасштабное учение «Запад-2017». По словам Равкова, будут задействованы семь полигонов и участков местности для региональной группировки войск.
Численность войск не будет превышать лимита, установленного Венским документом 2011 года, то есть 13 тыс. человек. При этом от РФ будут задействованы лишь три тысячи военнослужащих.
В конце февраля из-за учения «Запад-2017» среди противников российско-белорусского военного союза началась истерика. Белорусские оппозиционеры распространяют слухи о том, что российские войска собираются оккупировать республику. Украинский политикум и президент Литвы Даля Грибаускайте выразили опасения, что армия РФ начнёт вторжение в Европу.
Эксперт в области белорусской армии, обозреватель еженедельника «Белорусы и рынок» Александр Алесин объясняет негативную реакцию западных соседей России:
«Отрабатывается оборона территории Союзного государства от внешней агрессии, это (делается. — RT) на территории Белоруссии. Просто не бывает обороны без контрнаступления. Учитывая, что будет задействовано большое количество живой силы и техники, можно предположить, что перед региональной группировкой поставлены именно такие задачи», — пояснил RT Алесин.
«Если посмотреть доктринальный документ, то там стратегия контрудара тоже прописана: в случае нападения Белоруссия должна выдержать первый натиск, ведя маневренную оборону, а затем на помощь приходят российские войска, прежде всего, это бойцы ВДВ. Дальше подтягиваются подразделения воссозданной недавно 1-й танковой армии РФ, которые наносят контрудар противнику», — добавил Алесин.
Преодолимые трудности
Важная часть военной политики в рамках Союзного государства — это сотрудничество по линии оборонно-промышленного комплекса (ОПК). На этом направлении ситуация выглядит не очень гладкой, но на то существуют объективные причины.
В советское время Белоруссия (в отличие, например, от Украины) не была центром развития оборонпрома. На территории БССР не располагались НИИ, КБ и крупные производственные мощности. В холодной войне Белоруссии была отведена роль транспортного узла и центра тылового обеспечения советских войск в Восточной Европе.
Российская «оборонка» несравнимо мощнее белорусской, и потому армия РБ, по оценке Алесина, на 98% зависит от поставок российской военной техники. Единственный компонент, в котором Россия зависит от своего соседа, это шасси для мобильных комплексов («Тополь-М», ОТРК «Искандер», ЗРК С-300 и С-400, РСЗО «Ураган»), которые производит Минский завод колёсных тягачей.
Диспропорцию в сфере ОПК Москва компенсирует поставками современной военной техники, за которую Белоруссия, как правило, не платит. Тем не менее Алесин посетовал RT, что армия республики испытывает дефицит нового вооружения. Но виной тому, как он считает, является скромный военный бюджет РБ ($725 млн, для сравнения: расходы РФ на оборону составляют $46,6 млрд).
Российский военный эксперт Дмитрий Литовкин признаёт наличие данной проблемы, но считает, что её решение — это вопрос ближайших лет.
«Белоруссия предъявляла претензии, что мы не поставляем ей образцы современных вооружений, которые она хотела бы видеть, но тогда мы и сами не имели эти образцы. Сейчас выполняется программа перевооружения российской армии, как только она будет выполнена, Белоруссия сразу получит то, что она просит», — уточнил в комментарии RT Литовкин.
Ещё одним камнем преткновения между Москвой и Минском было открытие военной базы РФ в Бобруйске. Принципиальная договорённость об этом была достигнута в 2013 году. Создание базы на основе уже существующего аэродрома планировалось завершить в 2015 году, но срок сдачи в эксплуатацию был перенесён на конец 2016-го.
В итоге щепетильная для РФ тема была снята с повестки дня. В апреле 2016 года министр иностранных дел РБ Владимир Макей заявил, что «пока вопрос на данном этапе закрыт». Алесин полагает, что руководство РФ учло нежелание Минска обострять отношения с соседями.
Доцент кафедры политической теории МГИМО Кирилл Коктыш уверен, что на российскую обороноспособность этот эпизод влияния не оказал.
«В ответ на дополнительное размещение войск НАТО в Восточной Европе Россия перебросила комплексы «Искандер» в Калининградскую область. Москва наращивает группировку на западном направлении, и этого вполне достаточно», — отметил в беседе с RT Коктыш.
Кинжал в сердце НАТО
Политологи двух стран указывают, что формирование Союзного государства застопорилось из-за возникших разногласий по политическим и экономическим вопросам. Однако противоречия не отражаются на развитии военного сотрудничества, потому что власти РФ и РБ осознают общность внешних и внутренних угроз.
«Лукашенко понимает, что совместная оборона — это стратегический вопрос. Он бережно относится к сотрудничеству с российской военной элитой, ведь это залог безопасности государства. Могут быть разногласия по поводу молока, сметаны, кефира или энергоносителей, но в вопросах обороны стороны себя ведут щепетильно», — констатировал Алесин.
По его мнению, вбросы в СМИ и в соцсетях о грядущей «оккупации» Белоруссии «зелёными человечками» и нагнетание различных страхов по поводу России — это следствие информационной войны.
«Соседи Белоруссии — Украина, Польша, страны Балтии — очень опасаются военного союза наших государств. В случае военного конфликта Беларусь — это кинжал, направленный в сердце НАТО. Поэтому Россию и Беларусь хотят поссорить. Основные усилия направлены на то, чтобы Минск отказался от обязательств перед РФ», — сказал Алесин.
Коктыш считает, что попытки внести раздор в Союзное государство обречены на провал. Показателем бесперспективности давления на Москву и Минск стал подписанный Лукашенко в декабре 2016 года указ, который предусматривает использование российских и белорусских спецподразделений на территории друг друга, то есть разрешает российскому спецназу проводить антитеррористические операции на территории РБ. Подобный шаг белорусского президента вызвал настороженную реакцию на Западе и волну критики на Украине.
Ранее стороны могли проводить военные операции только в случае внешней агрессии или по обоюдной разовой договорённости. Указ Лукашенко открыл новый этап военной интеграции, который одинаково выгоден двум государствам в условиях высокого уровня террористической угрозы в Европе и вероятности разного рода ЧП в сфере безопасности.

Алексей Заквасин, Кристина Хлусова
https://russian.rt.com/ussr/

Малайзийский ас рассказал о МиГ-29 и сотрудничестве с Россией

Главнокомандующий Королевскими военно-воздушными Силами Малайзии генерал Аффенди бин Буанг (General Dato’ Sri Hj Affendi bin Buang, chief of air staff, Royal Malaysian air force) дал эксклюзивное интервью ТРК «Звезда». Наша беседа состоялась 25 марта, сразу по завершении летной программы выставки LIMA’2017. Вместе с группой высшего пилотажа «Русские Витязи», в ней участвовали и малайзийские летчики на истребителях Су-30МКМ.

За первые три дня выставку посетили более сорока тысяч деловых участников, а за публичные пару дней – до ста пятидесяти тысяч человек, что значительно превышает статистику всех прошлых салонов на острове Лангкави.

Посетители, с которыми мне удалось побеседовать, не скрывают, что «пришли посмотреть на полеты Су-30». Вместе с группой высшего пилотажа «Русские Витязи», летают и Ваши подчиненные на Су-30МКМ. Насколько мне известно, Вы сами – летчик-истребитель, с большим налетом часов на МиГ-29. Скажите, как Вам удалось столь хорошо подготовить строевых летчиков к выполнению сложного пилотажа на самолете марки «Су»? — задает вопрос корреспондент.
Мастерство не приходит само собой, его надо настойчиво, целенаправленно нарабатывать и развивать в ходе летной практики. То, что Вы вместе с сотнями тысячей зрителей смогли наблюдать на LIMA’2017, представляет очередную новую вершину мастерства и зрелищности, которую мы достигли. Между тем выставка на острове Лангкави имеет долгую историю; малайзийские летчики довольно давно показывают здесь свое мастерство.

В выставках последних шести лет принимали участие экипажи трех типов истребителей, которые стоят на вооружении RMAF: F-18D Hornet американского производства, МиГ-29N/УБ-N и Су-30МКМ российского. Данные типы представляют весьма продвинутые боевые комплексы. С самых первых дней их появления в составе Королевских Военно-воздушных Сил Малайзии, наши летчики уверенно демонстрировали свою способность управлять столь сложной техникой. Постепенно, шаг за шагом, продвигаясь по пути освоения сверхзвуковых истребителей четвертого поколения, они достигли высоких показателей летной и тактической подготовки. А здесь важно умение экипажей полностью «вытащить» из машины все, на что она способна в техническом плане.

Что касается сверхманевренных истребителей Су-30МКМ, то они стоят на вооружении Королевских Военно-воздушных Сил Малайзии уже на протяжении почти десяти лет. Благодаря помощи российских коллег, наши летчики полностью освоили и этот тип летательного аппарата, что находит подтверждение в тех маневрах и фигурах высшего пилотажа, которые они выполнили в ходе LIMA’2017. Особо отмечу летное мастерство управления самолетом экипажами 11-й эскадрильи на низких и сверхнизких скоростях вблизи земли, которое так восхищает посетителей авиасалонов.

Рассуждая с позиции главкома, для меня важно, чтобы личный состав мог не просто показать самолет с лучшей стороны на авиашоу, но и тактически грамотно использовать его в ходе боевых действий. Исходя из подобной необходимости, мы строим программу обучения летчиков таким образом, чтобы они полностью реализовали как технические возможности авиационных комплексов, так и свои собственные. Год за годом тренируем наши экипажи с большим напряжением сил, с целью достичь полной отдачи от инвестиций в технику и человеческий ресурс.

Господин генерал, Вы сами много часов провели в кабине истребителя МиГ-29, работали летчиком-инструктором. Малайзия разместила заказ на шестнадцать одноместных «N» и две «спарки» в 1994 году, с тех пор ни разу не модернизировались. Какова их дальнейшая судьба?

Мы все еще ждем от Правительства Малайзии конкретного решения насчет того, пойдет ли Министерство обороны по пути модернизации самолетов строя типа МиГ-29 или же их дальнейшая эксплуатация будет прекращена. Чтобы правильно ответить на этот вопрос и выбрать разумное решение, нам необходимо провести более глубокие исследования в отдельных областях. Если эксплуатация МиГ-29 будет продолжена, нам нужно определиться со спектром работ по доработке базового самолета. Достаточно ли ограничиться простым продлением срока эксплуатации? Или же потребуется модернизация и, если «да», то каких бортовых систем? Соответствующая работа необходима для того, чтобы данный тип летательного аппарата оставался на службе еще лет десять.

Уточните, пожалуйста: достаточно ли остатка ресурса у сохранившихся в строю 17-й эскадрильи самолетов марки МиГ-29N/УБ-N для того, чтобы пройти модернизацию и продолжать полеты?

Остаточный ресурс самолетов строя и их летно-технические характеристики достаточны. Как показала практическая эксплуатация, самолет надежный, с крепким планером и хорошей ремонтопригодностью. Вместе с тем, на МиГ-29 установлены отдельные бортовые системы, что мы хотим заменить на новые или хотя бы модернизировать. Это требуется, чтобы расширить функциональные возможности самолета.

Изучая возможные пути модернизации парка МиГ-29, следите ли Вы за тем, что происходит в соседних государствах, которые также эксплуатируют подобную авиатехнику? Как известно, по пути доработок базовых самолетов идет Бирма (Мьянма) – вариант МиГ-29СМ (mod.) и Индия — вариант МиГ-29UPG. Как Вы оцениваете выбранные ими варианты модернизации?
Да, мы внимательно следим за тем, что делают соседние страны Азиатско-Тихоокеанского Региона. Я сам лично в подробностях ознакомился с упомянутыми Вами вариантами модернизации базовых МиГ-29, что выполняются Бирмой и Индией. Военно-воздушные силы этих стран уже получают от промышленности доработанные МиГи. Интересно заметить, что в одном случае доработки производятся на самолетах, что были специально отправлены на ремонт в Россию, а другие – на территории и мощностях страны-заказчика, с использованием российских комплектующих. Кроме того, я познакомился с другими вариантами модернизации МиГ-29 во время пребывания в России. Нахожусь под сильным впечатлением от дополнительных возможностей, которые вкладывает РСК «МиГ» при проведении модернизации самолетов строя. Для меня важно и то, что главкомы ВВС Индии и Мьянмы рассказали мне о собственных впечатлениях по ремонту и модернизации своих МиГов. Все это вселяет уверенность, что ранее выпущенные самолеты типа МиГ-29 сохранили достаточный ресурс для продолжения эксплуатации еще в течение многих лет.

Министр обороны Малайзии господин Хисхамуддин Хуссейн (YB Dato’ Seri Hishammudin Tun Hussein) отвечая на вопрос корреспондента ТК «Звезда» сказал, что он ждет «больше инициатив» со стороны России по расширению сотрудничества с Малайзией в деле совместного производства и эксплуатации военной и гражданской техники. Рассуждая с занимаемого Вами поста главкома ВВС, что Вы ожидаете от российских партнеров? Как наши страны могут расширить существующее военно-техническое и экономическое сотрудничество между нашими государствами?

На мой взгляд, для того, чтобы расширить присутствие России и Ваших компаний в Малайзии, необходимо двигаться по пути большей интеграции и взаимозависимости по технической части. Первое, что мы могли бы сделать в качестве шага навстречу друг другу – расширить перечень работ, выполняемых на местной площадке, по техническому ремонту и обслуживанию авиатехники российского производства, что находится в составе RMAF. Вторым шагом к расширению сотрудничества могло бы стать производство российской техники по лицензии.

Напомню Вам слова министра обороны, которые он произнес ранее в ходе авиационного и морского салона LIMA’2017, в том числе и отвечая на Ваш вопрос в ходе пресс-конференции 24 марта. Это касается размера и значения рынка Малайзии и соседних государств как площадки для сбыта продукции российского оборонно-промышленного комплекса. По мнению министра, российской промышленности следует смотреть за пределы рынка Малайзии, в то же время используя его в качестве площадки для проникновения в соседние государства, особенно члены блока ASEAN. Не только Малайзия, но и ряд наших соседей в Юго-восточной Азии эксплуатируют боевые комплексы российского происхождения. Как нам кажется, России надо действовать таким образом, чтобы использовать имеющуюся базу как инструмент расширения своего присутствия в регионе и получения преимуществ перед прочими экспортерами. Представляется, что здесь нужны новые подходы и иная стратегия в плане сотрудничества с местной промышленностью. По нашему мнению – на что сделал акцент министр обороны – вопросы экономического сотрудничества с местными предприятиями должны в серьез рассматриваться Россией на всех уровнях, включая военно-политическое руководство и промышленность.

Насколько мне известно, фирма Airod и другие малайзийские компании довольно давно вовлечены в различные программы по проведению работ на авиатехники российского происхождения, которая была поставлена и продолжает эксплуатироваться в Вашей стране. Со своей стороны, индийские корпорации уже более пятидесяти лет занимаются лицензионным производством советской и российской военной техники, начиная от МиГ-21. Китайские компании освоили сборку советских самолетов, начиная с МиГ-15, долгое время выпускали МиГ-19, МиГ-21 и Ту-16. Вы не считаете, что Малайзии есть чему поучиться у государств-соседей по Юго-Восточной Азии на предмет развития взаимовыгодного сотрудничества с российской промышленностью?
Все что Вы сказали – правда. Однако мы находимся в отличной ситуации, и, сообразуясь с обстоятельствами, нам требуются принимать их во внимание. Например, тот факт, что у индийских и китайских корпораций иные размеры якорного рынка. Индия и Китай славятся огромными объемами. В частности, вооруженные силы этих государств ведут масштабные закупки боевой техники – те же МиГи они закупали тысячами — тогда как закупки Министерства обороны Малайзии сравнительно невелики (и составили 18 Су-30МКМ и 18 МиГ-29N/УБ-N). Поскольку столь большая разница в объемах имеет место, мы – малайзийцы – должны принимать данное обстоятельство во внимание. Для нас важна тема экономического развития страны, для чего требуется тщательный расчет при запуске новых и продолжении ведущихся проектов. Из этого мы будем исходить, рассматривая все новые предложения российской стороны.

Автор: Владимир Карнозов
http://tvzvezda.ru/news/

Визит короля: Бахрейн откроет перед Россией врата в Персидский залив?

В Москву с визитом прибыл король Бахрейна. 6 сентября, по возвращении с саммита «Большой двадцатки» в китайском Ханчжоу, бахрейнского монарха принял российский президент. В Кремле прошли переговоры Владимира Путина и Хамада Бен Исы аль-Халифа, подписаны двусторонние документы.
Король Бахрейна за текущий год уже дважды успел побывать в России. Его поездка 8 февраля в Сочи запомнилась обменом подарков между двумя лидерами. Монарх островного государства в Персидском заливе преподнёс Путину меч Победы из дамасской стали. В ответ на это российский президент подарил королю четырёхлетнего жеребца-ахалтекинца.
Сочинский визит Хамада Бен Исы аль-Халифа проходил в неформальном режиме общения глав государств. Посещение королём Москвы в эти дни обставлено уже в рабочем формате — настало время от предварительных договорённостей перейти к конкретным соглашениям. В этой связи выделяются два перспективных направления российско-бахрейнских отношений. Это военно-техническое сотрудничество (ВТС) и инвестиционное партнёрство.
Подписанное 6 сентября межправительственное соглашение о военном сотрудничестве закладывает основы для сближения двух стран в сфере ВТС. Несмотря на своё «громкое» название договор не связывает Москву и Манаму узами военно-политического союза. Ещё в конце мая этого года российское правительство представило проект соглашения, в котором прописаны общие положения «развития военного сотрудничества». Согласно статье 2 документа, стороны осуществляют сотрудничество, в частности, обменом мнениями и информацией по военным вопросам, вопросам укрепления взаимного доверия и международной безопасности, усиления борьбы с терроризмом, обменом опытом в вопросах обучения и подготовки военных кадров.
Тема ВТС в соглашении не присутствует. Однако, учитывая одну из главных целей визита короля Бахрейна в Москву, можно предположить, что ей в последствии будет уделено особое внимание. Вплоть до возможного заключения отдельного соглашения. Монарх стал высоким гостем Международного военно-технического форума «Армия-2016» в подмосковной Кубинке. Как ранее сообщил посол Королевства в РФ, Бахрейн заинтересован в обновлении своих систем ПВО, и Хамад Бен Иса аль-Халифа ознакомится с системами С-300 и С-400.
Ближневосточные страны проявляют повышенный интерес к российской продукции военного назначения. Ударные и оборонительные системы с маркировкой «Сделано в России» зарекомендовали себя с лучшей стороны в ходе проведения российской военной операции в Сирии. Испытанные в боевых условиях, максимально приближенных к климатическим и другим особенностям Ближнего Востока, вооружения и военная техника РФ притягивают внимание государств региона. И Бахрейн не исключение, а наглядное подтверждение этой тенденции.
ВТС двух стран уже имеет свою предысторию, берущую начало до появления в Сирии группировки российских войск. Так, в 2014 году было достигнуто соглашение о поставках Бахрейну противотанковых ракетных комплексов «Корнет-ЭМ». Причём, как подчёркивалось, Вооружённые силы Королевства стали первым заказчиком этих систем в Ближневосточном регионе.
На торгово-экономическом и инвестиционном направлениях отношений России и Бахрейна просматриваются свои перспективы. Хотя, следует признать, объёмы и содержательная насыщенность двусторонних экономических связей пока остаются невыразительными. Объём взаимной торговли стран находится на уровне немногим выше $ 61 млн. В 2011—2015 годы товарооборот между Россией и Бахрейном вырос с $ 5 млн до $ 61,3 млн. По данным ФТС России, в 2015 году из Бахрейна было импортировано товаров на $ 30,4 млн, при этом около трети импорта составил алюминий и изделия из него. Российский экспорт в Бахрейн свёлся к $ 30,9 млн, из них 35% пришлось на чёрные металлы, 22% — руды.
В финансовой сфере взаимодействие с Бахрейном осуществляется по линии «Внешэкономбанка». В банке создана рабочая группа, которая изучает перспективы сотрудничества с бахрейнскими институтами и фондами в сфере проектного и долгового финансирования, а также ведёт консультации по использованию в России механизма «исламских банков» (вид банковской деятельности с соблюдением принципов ислама, в частности, запрета на ссудные проценты и спекуляцию).
В апреле 2014 года Российский фонд прямых инвестиций (РФПИ) и государственный инвестиционный фонд Бахрейна Mumtalakat подписали меморандум о совместных инвестициях. В декабре того же года была достигнута договорённость о том, что Mumtalakat будет инвестировать почти во все проекты РФПИ. Уровень участия бахрейнского фонда в сделках составит около 5% от общего объёма инвестиций. На кону сотни миллионов долларов капиталовложений суверенного фонда Бахрейна в российскую экономику.
Позиция Бахрейна важна для России и в свете активно ведущихся консультаций по вопросу выхода на более выгодные для нефтепроизводителей цены на сырьевом рынке. Перед встречей стран ОПЕК и крупных экспортёров нефти вне периметра картеля на полях Международного энергетического форума в Алжире (26−28 сентября) Москве полезно заручиться поддержкой Манамы. Бахрейн не входит в ОПЕК, но его голос на нефтяном рынке имеет вес, и пренебрегать им решительно не стоит.
Бахрейну удалось «экономическое чудо», о котором его нефтеносные соседи пока могут только мечтать. Королевство стало первым в регионе Персидского залива государством, которое с успехом перешло к «постнефтяной экономике». Когда-то добыча и переработка нефти формировали 60% ВВП островной монархии. Теперь — не больше 30%. Бахрейн среди стран Залива известен как развитый финансовый центр с более 400 местными и зарубежными кредитно-финансовыми организациями, зарегистрированными на его территории. В Манаме разместились штаб-квартиры многих арабских транснациональных корпораций.
Помимо финансовых услуг, которые дают 17% ВВП Королевства, оно быстро развивается как производственный центр региона за счёт отлаженной инфраструктурной сети, низкой стоимости операций по сравнению с другими странами Залива, наличием договоров о свободной торговле с рядом стран. Промышленное производство в настоящее время составляет около 14% ВВП Бахрейна. В стране существуют минимальные ограничения на ведение бизнеса. Всё это позволяет представителям бахрейнского бизнеса рекомендовать небольшую по площади страну в качестве «ворот для выхода России в регион Персидского залива» (1).
Заметим, что у России есть и другие удобные точки роста влияния в указанном регионе. Российское руководство подчёркнуто равномерно выстраивает доверительный диалог и с ОАЭ, и с Саудовской Аравией и с тем же Бахрейном. Визит саудовского короля Салмана, правда, в Москву так и не состоялся, хотя о нём говорится ещё с осени прошлого года. Зато в Москву потянулась вереница монархов и принцев, «делающих погоду» в арабском мире.
При всём позитиве, не будем забывать, что Бахрейн продолжает оставаться в плотной орбите военно-политического и дипломатического влияния не только признанного лидера среди аравийских монархий, но и Соединённых Штатов. Эту реальность сегодняшнего дня не представляется возможным обернуть вспять даже самыми смелыми идеями о приходе России в Залив через «бахрейнские ворота».
С марта 2011 года, когда саудовские войска вошли на территорию страны, где большинство населения составляют шииты, но правящая семья придерживается суннитской ветви ислама, Манама попала в ещё большую зависимость от мнения Эр-Рияда по всем вопросам ближневосточной повестки. Бахрейн, который на длительном историческом этапе был арабской провинцией Персидской державы, в последние годы повернулся к Ирану спиной. Из Королевства с завидной периодичностью выговариваются упреки в адрес Тегерана в связи с его «подрывной деятельностью» на территории монархии и в регионе в целом.
Определяющее саудовское влияние на Бахрейн, особенно во всех антииранских проектах Эр-Рияда, сопровождается высокой концентрацией военного базирования США в стране. По площади островная монархия в три с лишним раза уступает российской столице, но в пределах 765 кв. км разместилось сразу несколько крупных военных баз, используемых ВС США. Прежде всего, это основной пункт базирования 5-го оперативного флота ВМС США в Манаме. С американской авиабазы «Шейх Иса», которая расположена в 240 км от берегов Ирана, осуществляются вылеты боевой авиации в Ирак и Сирию. На аэродроме с двумя взлётно-посадочными полосами длиной 3800 метров базируются военно-транспортные самолёты С-17, истребители F-16 и береговые патрульные самолёты P-3 Orion. В Бахрейне действует и крупная база снабжения ВС США в регионе «Аль-Мухаррак».
Завышенных оценок в отношениях России с Бахрейном, как и с любой иной монархией Залива, быть не должно. Бахрейн на 99% закупается вооружениями у США и других членов НАТО. Почти на том же 100-процетном уровне измеряется зависимость монархии от западных и аравийских корпораций, будь то инвестиционная или нефтегазовая сферы. Помимо других региональных факторов, настороженность аравийцев по отношению к Ирану, временами переходящая в открытую враждебность, будет и впредь вносить коррективы в ближневосточную политику России. Сохраняются опасения арабских монархий по поводу непосредственного военного присутствия России в Сирии, где между Москвой и Тегераном сложились предпосылки для формирования военного альянса. Есть определённое недовольство и в связи с тесным сотрудничеством России с Ираном в сфере ядерной энергетики, а также ролью Москвы в выведении геополитического противника арабов «номер один» из-под международных санкций.
Между тем, нельзя не видеть рост беспрецедентного внимания всех аравийских столиц по отношению к Москве. Главное, воспользоваться этим ближневосточным трендом, найти сразу несколько ключей к арабским воротам Залива.
(1) Вивьен Джамаль, Бахрейн — ворота в Персидский залив для России, РИА «Новости», 09.04.2015.

Ближневосточная редакция EADaily

Украина и Россия: перспективы сотрудничества

 Интервью с экспертами о прошлом и будущем российско-украинских отношений.

 

 Вопрос: Как можно решить проблему между Россией и Украиной, возникшую в связи с газовыми контрактами Тимошенко? Можно ли надеяться, что газовый вопрос будет разрешен с учетом интересов обеих сторон?

 

 Народный депутат Украины пятого созыва Олег Антипов: На мой взгляд, предложения Украины о совместном владении ГТС запоздали на 2-3 года. Они были актуальны до введения в действие Северного потока и продвижения в согласовании строительства Южного потока. В то время проекты обхода газопроводов при поддержке США тормозились восточноевропейскими странами (на севере) и Турцией (на юге) и украинская власть надеялась сохранить почти монопольное положение в транспортировке российского газа в Европу. Что же изменилось за эти годы и почему все проекты газопроводов срочно были одобрены европейскими странами при молчаливом согласии США?

 

 Если судить по некоторым аналитическим статьям в Интернете, то этому могла способствовать катастрофа с нефтедобывающими платформами в Мексиканском заливе, которая по прогнозам учёных может в ближайшее 10-летие привести к затуханию тёплого течения Гольфстрим, обогревающего Европу. Европе грозят холодные и долгие зимы. Для обогрева потребуется дополнительные гарантированные поставки энергоресурсов. Поэтому были отложены все политические мотивы и дано добро на прокладку российских газопроводов. Но это не значит, что украинская труба будет не нужна. Просто она уже не будет основной трубой, и диктовать условия транзита Украина уже не сможет.

 

 Политконструктор Юрий Юрьев: Единственным решением проблемы было бы совместное владение ГТС Украины совместно с Россией, о чём Россия предупредила давно. Но Украина не поняла, что создание Северного и Южного потока не только обходится дорого, но и даёт России международные средства и блага, ценные для сверхдержавы более, чем сами деньги. В итоге Россия последовательно и неотвратимо строит дублирующие газопроводы, а Украина остаётся в цейтноте, поскольку ей эти прибыли не светят. Как не светят и новые ветви газопроводов и нефтепроводов по непредсказуемой Украине. И вместо увеличения своей ценности в будущем — Украина торгуется за свою обесценивающуюся ГТС, вымогая деньги, но теряя время и перспективу.

 

 Совместное участие в ГТС и остаётся единственным решением, и если Украина от вымогательства денег тотчас перейдёт к долевому участию в этом и будущих газопроводах с целью отсроченной, но большей прибыли — то можно будет говорить о действительно государственной политике Украины.

 

 Вопрос: Есть ли перспективы вступления Украины в Таможенный союз? Как общественное мнение Украины восприняло декларацию Владимира Путина о создании Евразийского союза?

 

  Олег Антипов: Перспективы, конечно, есть. Но для их реализации надо приложить определённые усилия в том, чтобы украинская власть, а она же и бизнес-элита ощутила свой экономический интерес в этом проекте. Общественное мнение Украины восприняло декларацию Владимира Путина о создании Евразийского союза в целом без особого энтузиазма. 20 лет назойливой пропаганды о необходимости двигаться в Евросоюз даром не прошли и необходимо заниматься серьёзной контрпропагандой для изменения общественного мнения по этому вопросу.

 

 Юрий Юрьев: Властям Украины удалось замолчать и заболтать ценность Таможенного союза для граждан. Его ныне представляют как некий инструмент для олигархов и их чиновников. Массовой поддержки вступления в ТС в Украине не будет, пока не будет разъяснительной работы. А эту работу ныне в Украине системно и массово проводить некому. Таким образом, по теме ТС Россия обречена, взаимодействовать с бизнес-кланами Украины при незнании и небрежении граждан Украины. Но бизнес-кланы, построенные как прозападные монополии, к Таможенному союзу не стремятся.

 

 Общественное мнение восприняло ЕАС хорошо. И как союз, и как декларацию. Но не более. Кому-то это напомнило СССР, кому-то Российскую Империю, и это традиционно считается хорошими союзными намерениями в народе. Но каковы истинные мотивы и перспективы — не понять без системы опросов на местах, а потом — пропаганды. ЕАС воспринимается как ТС и ЕврАзЭс ранее, как нечто отстраненное, олигархическое, далёкое как «победа коммунизма». Те, кто уверены в обратном — пусть замерят степень знакомства жителей Украины с немаловажным для ЕАС фактом, что генсеком ЕАС является Таир Мансуров.

 

 Вопрос: Харьковские соглашения обещали тесное экономическое сотрудничество между Украиной и Россией. Какие-то шаги в этом плане предприняты?

 

  Олег Антипов: Харьковские соглашения не стали началом изменения внешнеполитического вектора Украины. Виноваты в этом обе стороны. Путин должен был понять психологию Януковича и искать взаимовыгодные варианты сотрудничества с учётом внутриполитической ситуации на Украине. Не способствовало развитию сотрудничества и привлечение к уголовной ответственности экс-премьера Юлии Тимошенко, именно по результатам российско-украинских газовых соглашений. Здесь ещё поле не паханное и обеим сторонам надо вести непрерывные переговоры.

 

 Юрий Юрьев: Украина настолько непредсказуема, что Россия была вынуждена дублировать не только производства двигателей и ракет, заказываемых в Украине, но даже трубопроводы и порты… Украина постоянно норовит что-то учудить в убыток России, как будто это является основной прибылью властей Украины. Поэтому, даже если успешны промежуточные результаты, их можно назвать лишь временными. Мне об успехах ничего не известно. Буду рад, если существуют какие-то успехи в секретном военно-техническом сотрудничестве. Но успехов на уровне обывателей — не видно.

 

  Вопрос: Можно ли сказать, что общественное мнение Украины постепенно меняет западный вектор? Сохраняется ли острота раскола между русофилами и русофобами? Насколько власти готовы работать с преодолением этих настроений?

 

  Олег Антипов: Общественное мнение Украины мало влияет на действия власти в период между выборами. К тому же при желании власти его можно формировать в нужном направлении. Наиболее существенными аргументами в пользу российского вектора для граждан Украины могли бы послужить экономические причины. Так что цены на газ имеют значение.

 

  Юрий Юрьев: В Украине не было преобладания западного вектора в общественном мнении. Это власти и близкие к ним — мчались в оффшоры, а заодно и к евровластям за кредитами. Общественное мнение в Украине всегда было пророссийским на уровне большинства избирателей. И даже когда избирателей сотнями тысяч на область не вносили в списки избирателей, и им приходилось судиться за право голосовать, как мне трижды, — преобладание восточного вектора было очевидным даже после подтасовок выборов на государственном уровне.

 

 Вопрос: Что изменит победа Владимира Путина на президентских выборах в русско-украинских отношениях?

 

 Олег Антипов: По социологическим опросам Владимир Путин всегда опережал украинских политиков в рейтингах доверия украинских избирателей. Но ему бы реже стоило допускать некоторые высказывания, как например, о том, что Россия могла бы победить нацистскую Германию в Великой Отечественной Войне и без участия других республик. Украинское общественное мнение очень чувствительно к таким высказываниям. Путину надо будет более дипломатично, но твёрдо и последовательно проводить курс на реинтеграцию. При этом необходимо помнить, что основными средствами воздействия являются экономическое и культурное влияние.

 

 Юрий Юрьев: У Путина очень хороший подход к делам, он сразу же подчёркивает выгоды от взаимодействия. Но пока не будет ясно, кому эти выгоды предназначены — Путин остаётся светочем международной политики, а не народной души. Путин, удержавший Россию от расколов и вернувший её в сверхдержавы — вызывает доверие, как никто более. Но доверия всё же меньше, чем непонимания и незнания, а значит — и нежелания поддержать Путина в Украине.

 

 Вопрос: Каковы перспективы Украины в вопросе вступления в Евросоюз и аффилированные организации, учитывая кризис в еврозоне?

 

 Олег Антипов: Возможно, со временем будет подписано соглашении об ассоциированном членстве и зоне свободной торговле Украины с ЕС, но та же Турция уже несколько десятилетий с этими соглашениями топчется на пороге Евросоюза. Конечно, этими бумагами будет облегчен выезд оставшихся трудоспособных украинцев в качестве гастарбайтеров в европейские страны, но и только.

 

  Юрий Юрьев: Украина в Европе не нужна, разве что без жителей. В этом и секрет «евроинтеграции». На уровне меньшем — Украина заманивается в реституции и в вывоз невест. Всё иное — лишь слова, похожие на слова в «Декларации Независимости Украины».

 

  Вопрос: Какие перспективы Украины в области экономического развития, в социальной сфере, учитывая сильное давление по этой проблеме со стороны МВФ?

 

  Олег Антипов: Ситуация с перспективами Украины в области экономического развития очень сложная. Возможно, проведение ЕВРО 2012 сможет в этом году частично смягчить её, если в страну действительно приедут несколько миллионов футбольных болельщиков, способных потратить несколько млрд евро. Но в 2013 году будут очень большие сложности с выплатой внешних долгов.

 

  Юрий Юрьев: По логике МВФ — Украина должна продолжать самоубийство ради кредитов от МВФ властям Украины. Этот неоколониализм интенсивно проталкивают и МВФ, и ОБСЕ и Госдеп США уже два десятка лет. И он — надоел всем, и бизнесменам и социальным иждивенцам, особенно учитывая, что Россия подаёт пример успешного развития.