В Архангельской области иван-чай стал бизнесом и хобби

Зачем многодетная семья Корытовых вручную крутит чайные листочки и почему шенкурский предприниматель Михаил Бронский не боится конкурентов.
У Светланы и Александра Корытовых одиннадцать детей, девять из которых приемные. Об их дружной и по настоящему творческой семье газета «Правда Севера» писала неоднократно. И каждый раз они не переставали нас приятно удивлять. Вот и в этот раз – удивили. Оказывается Корытовы еще и самые настоящие чаеводы…
— Летом мы ездим отдыхать в Емецк, – рассказывает Светлана. – На свою малую родину. А там же, в Холмогорском районе, красота особая – целые поля цветущего иван-чая… В Емецке его многие собирают, заготавливают, пьют. Вот и мы в прошлом году решили попробовать – запасти иван-чай на зиму. Саша изучил, как это все в теории правильно делается – литературу почитал, в Интернете посмотрел, со знающими людьми переговорил. И 1 июля мы с детьми отправились в поля – от поселка километров пять отъехали, поближе к лесу.
Сбор чая оказался делом увлекательным и удовольствием настоящим. Зеленые листочки отрывались легко и мешки чаеводов наполнялись быстро.
— Технология, вообще-то, самая простая, – рассказывает Светлана. – Берешь в руку стебель и проводишь ладонью сверху вниз. Растение при этом не портится, не гибнет, продолжает дальше цвести. Листья, собранные на поле, мы складывали в обычные наволочки. И за пару часов урожай собрали вполне приличный.
Следующий шаг – подсушка. Собранные листики первые сутки должны отлежаться.
— В Емецке у нас свой дом. И мы расстелили урожай в сарае, на полках. Там и не жарко и воздух свежий, – рассказывает Светлана. – Через сутки повяленные листочки занесли домой и начали скручивать. Можно скручивать в ручную – между ладошек, каждый листик. А можно проще – через мясорубку перемолоть. Это называется ферментация.
— Каждый листик вручную – это же долго…
— Долго, – кивает Светлана, – зато весело. Представьте только – сидит вся семья кружком, песни поет, стихи читает, всякие истории рассказывает. Как говорил кот Матроскин: «Совместный труд для моей пользы – он объединяет». Потом, конечно, мы подустали, пробовали молоть на мясорубке. Тоже понравилось. Хотя, конечно, терпением и силой здесь тоже надо запастись.
Главный специалист по перемолке в многодетной семье – старшая дочь Анжела. В помощниках у нее целая команда из желающих «покрутить».
— Лист тяжелый, через мясорубку идет медленно, но зато аромат приятный какой, – вздыхает Светлана. – Все краски лета в одном букете…
Полученную после перекрутки массу необходимо еще на сутки оставить дома – на вторичное просушивание. Рассыпать на противне и на шкаф куда-нибудь убрать. И только на третий день приступают к самой настоящей сушке чая.
— Мы для этого используем русскую печь, – поясняет Светлана. – В вольном жару сушим листья, перемешивая, минут пять, десять. Все зависит от толщины листа и от температуры в печи. Если нет русской печки, то подойдет и духовка. А еще специальные сушилки в магазинах продаются.
Высохший чай, рассказывают, получается черный, легкий. Ароматом напоминает вишню. Корытовы расфасовывают его по своим фирменным бумажным кулечкам.
— В такие кульки, – говорит Светлана, – в моем детстве насыпали конфеты – конусом. Примерно кружку заварки сыплем, закрываем и в коробку, в сухое место.
Домашний чай семья пила с июля по февраль. Вначале делили поровну – половину иван-чая, половину обычной заварки смешивали. Потом попробовали заварить один иван-чай – понравилось больше.
— Единственное различие есть, – говорит Светлана, – листья, которые скручены вручную по вкусу более терпкие, чем те, что через мясорубку. Такая приятная небольшая кислинка. Крепость заварки, кстати, у иван-чая намного дольше держится, чем у магазинного чая. И никакого налета на чашках нет.
Этим летом Корытовы вновь собираются в поля, на заготовки. Причем, не одни. Отведав их фирменного чая, друзья и знакомые единогласно решили открыть свое собственное домашнее производство.
— Природа – она же щедрая матушка, – говорит Светлана. – Главное, нам самим не лениться.
Пользу от иван-чая, по словам Корытовых, они почувствовали сразу – весь год дети практически не болели. Да и для бюджета плюс – экономия существенная. Но самое главное, говорят, это то, что в их семье появилась новая традиция и впечатления, которые весь год потом вспоминаются за чашечкой чая…
Строить большой завод?
В последние годы интерес к старинному напитку стал оживать по всей стране. Только в Архангельской области появилось несколько предпринимателей, которые пытаются наладить производство «русской заварки» из иван-чая, пока в небольших количествах, практически кустарным, ручным способом. Поисковик в интернете выдал сразу три местных марки иван-чая: «Чудный чай», «Матенька», «Севера дар».
Михаила Бронского к его «Чудному чаю» привело еще детское любопытство: почему это зеленое растение называется «чаем» – чай же должен быть темно-коричневым? Михаил долго искал рецепт изготовления иван-чая и нашел в советской книге «Травник», где описывался процесс: подвяливание листьев, скручивание до выделения сока, ферментация под влажной тканью, сушка.
— Первый раз попробовал сделать лет 10 назад, – говорит Михаил. – Но понял, что даже в объеме «для себя» вручную много не сделаешь. Пытался применять разные скалки, даже валики от стиральной машины для отжима белья, чтобы лист мялся в большом количестве. А потом открыл простой способ, позволяющий не только смять листья, но и порубить их – мясорубка!
Получается гранулированный чай. Мы втроем занимаемся этим проектом, перепробовали чаи, изготовленные другими способами, – нет такого вкуса, которого добиваемся мы. Сушим традиционным способом, в русских печах. Делаем продукт, который нравится нам самим.
По словам Михаила, десять лет назад, когда он носился с идеей производства русского чая, его воспринимали как сумасшедшего – зачем, если есть обычный чай. А потом, когда движение пошло по России, в Шенкурском районе с подачи Бронского появились еще два производителя.
Но Михаил не считает, что породил конкурентов – так легче формировать рынок. В прошлом году, не получая никаких субсидий и дотаций, его маленькая компания заготовила 500 кг иван-чая – готового, сухого. И за год товар разошелся весь и даже не хватило. Притом что ребята не занимаются рекламой, работает только сарафанное радио.
Конечно, в сезонном производстве есть свои сложности. Сейчас Михаил с компаньонами думают, как развивать бизнес дальше. Строить большой завод? Меньше чем на 100 тонн готового продукта он вряд ли будет рентабелен. А это значит, нужен миллион килограммов сырья, которое надо собрать в поле и доставить в короткие сроки, нужна большая территория.
В наших условиях, считает Михаил, максимально эффективной была бы кооперация заготовщиков иван-чая. В этой кооперации будут и те, кто занимается маркетингом, сертификацией отслеживает качество товара, работает с поставщиками, и – небольшие производства на местах. И это будет новая жизнь наших деревень, потому что кооперация позволит производить еще и другие продукты к чаю – варенья, например, и получать доход не только в сезон, но и круглый год.
А о пользе напитка, пожалуй, не спорит уже никто. В кипрее узколистном в большом количестве содержатся ценные микроэлементы и витамины. Но если настои и отвары непосредственно из лекарственного растения можно пить в определенных дозах и недолго, то ферментированный чай – собственно, в «чайных» количествах. Причем в нем вообще нет кофеина.
По наблюдениям самого Михаила и его друзей и знакомых, русский чай способен и тонизировать, и успокаивать, согревает, снимает головную боль и даже хорошо проявляет себя в борьбе с онкологическими болезнями. Было бы здорово, мечтает предприниматель, если бы, скажем, студенты-фармацевты заинтересовались, поработали с их продукцией и научно подтвердили или опровергли эти наблюдения.
— Это не тот напиток, который пьют быстро, – уверен Михаил. – Он располагает к беседе, к неспешным семейным чаепитиям. Выдерживает до семи заварок, не теряя вкуса и качества. Хоть весь день пей, чего с обычным черным чаем делать нельзя ни в коем случае.

Наталья ПАРАХНЕВИЧ, Людмила АСЮТЧЕНКО.

Оставить комментарий