Цель на локаторе

Эту историю рассказал мне мой дядя Тимофей Захарович. Вскоре после смерти Сталина в стране начался пересмотр дел заключённых в ГУЛАГе и незаконно осуждённые люди стали возвращаться к своим родным и близким. Процесс отправки этих людей был сложным от того, что места заключения очень далеко от центральных районов страны, в основном в районах Крайнего Севера и Дальнего Востока. С наступлением лета вскрывались сибирские реки и значительную часть освобождённых людей отправляли речным транспортом к ближайшей железной дороге. Но этого оказалось недостаточно и тогда Правительство приняло решение вывозить людей воздушным транспортом. Поэтому почти из каждого Управления ГВФ страны было выделено несколько самолётов с экипажами, имеющими большой опыт полётов в безориентирной и малозаселённой местности, а радионавигация в то время была развита слабо, и поэтому в состав каждого экипажа входил штурман, хотя в центральных районах экипажи летали и без него.

От Азербайджанского Управления ГВФ был назначен самолёт Ил-12, в состав экипажа которого входил командир Мандрыкин Иван Сергеевич, второй пилот уже, к сожалению, не помню, штурман Школьник Гешель Вениаминович, бортмеханик Бондяков Тимофей Захарович и бортрадист Газарян Гарник, отчества я его не помню. На их счету это был уже не первый полет в этом регионе. Полет проходил в спокойной атмосфере днём и уже шёл второй или третий час полёта. Самолёт шёл на автопилоте, летели с курсом на Восток вдоль Китайской границы. Штурман Школьник давал поправки в курс. И вот в какой-то промежуток времени от него последовал доклад: «Командир, чуть-чуть вправо», командир рукояткой автопилота выполнил разворот, минут через 5 вновь доклад штурмана: «Ещё чуть — чуть вправо» и так ещё раза два или три. И тут вдруг бортрадист вскочил со своего места, сбросил с головы наушники на свой столик и закричал: «Товарищ командир! Если мы сейчас не возьмём курс ВЛЕВО на 90 градусов, то пограничники сказали, что нас собьют! Мы пересекаем китайскую границу!» Командир мгновенно отключил автопилот и энергичным поворотом штурвала «влево» вывел самолёт на направление вглубь нашей территории. Штурман Школьник сразу сник, почувствовав свою оплошность и до окончания полёта молчал, не вмешиваясь в самолётовождение. Ну а потом уже в гостинице аэропорта был разбор полётов в составе своего экипажа с соответствующими выводами.

Бондяков Александр.

Оставить комментарий