В небе Заполярья и Карелии. Часть 4

НЕКОТОРЫЕ ИТОГИ

Боевые действия на Севере закончились полным разгромом немецко-фашистских и финских войск. Огромный вклад в достижение победы в Заполярье и Карелии внесли авиаторы.

 

За период боевых действий в Заполярье и Карелии, с июня 1941 г. по ноябрь 1944 г., авиационные части и соединения Карельского фронта произвели 77 651 самолето-вылет, из них 69 281 днем и 8370 ночью. Авиация противника за этот период в полосе фронта совершила 40 716 самолето-пролетов.

 

Ни одна оборонительная или наступательная операция сухопутных войск на Севере не проводилась без авиационной поддержки. В первом периоде войны она по ряду причин: малочисленность самолетного парка, особенно бомбардировщиков и штурмовиков, распыленность авиации по общевойсковым армиям, недостаток боевого опыта у руководящего и летного состава и другие — была еще недостаточно эффективной. Но недостатки боевого применения советской авиации неуклонно преодолевались, и она оказывала войскам все более эффективную поддержку.

 

Наиболее успешно авиационные части и соединения Карельского фронта поддерживали сухопутные войска в третьем периоде войны. В Свирско-Петрозаводской и Петсамо-Киркенесской операциях боевое применение авиации осуществлялось в форме авиационного наступления. Боевые действия 7-й воздушной армии в этих наступательных операциях характеризовались решительным массированном сил на главных направлениях и последовательным переносом ее усилий на решение наиболее важных задач на каждом этапе операции.

 

Советские летчики, содействуя сухопутным соединениям в прорыве вражеской обороны и развитии наступления, разрушали опорные пункты, подавляли артиллерийские и минометные батареи, уничтожали живую силу, прикрывали войска, вели непрерывную разведку поля боя, войсковых и армейских тылов. Характерно, что при проведении наступательных операций из-за бездорожья в лесисто-болотистой или гористой местности артиллерия нередко отставала от стрелковых частей и соединений, поэтому ее задачи практически выполняла штурмовая авиация, действовавшая главным образом по заявкам общевойсковых командиров.

 

При нанесении бомбо-штурмовых ударов по войскам противника авиаторы Карельского фронта уничтожили 78 танков, 182 артиллерийские батареи, 24 минометные батареи, 162 батареи зенитной артиллерии, 190 орудий зенитной артиллерии различного калибра, 286 зенитно-пулеметных точек, 30 складов с горючим, 223 склада боеприпасов, 23 других склада, разрушили 904 землянки и блиндажа, 167 дзотов, уничтожили и повредили много другой военной и боевой техники, истребили большое количество вражеских солдат и офицеров.

 

В течение всей войны авиация фронта во взаимодействии с ВВС Северного флота и войсками ПВО выполняла задачу прикрытия войск, кораблей, Мурманска и других населенных пунктов, промышленных предприятий, Кировской железной дороги, своего базирования, o защиты с воздуха северных морских коммуникаций. Прикрытие осуществлялось методом патрулирования истребителей в воздухе или вылетом их на перехват воздушного противника из положения дежурства на аэродромах. Первый метод применялся преимущественно, когда в мурманском порту находились суда и корабли союзных конвоев, при перегруппировках советских войск, при скапливании на железнодорожных узлах важных грузов. Основные усилия авиации переключались, как правило, на прикрытие тех объектов, по которым наиболее активно действовала вражеская авиация. В 1941 г. ВВС противника совершали частые налеты на советские сухопутные войска и места базирования авиации, с весны :

 

1942 г. — главным образом на Мурманск, корабли и транспорты в Баренцевом и Белом морях, объекты Кировской железной дороги.

 

Надежное прикрытие объектов от ударов вражеской авиации зависело не только от их противовоздушной обороны, но прежде всего от успеха борьбы за господство в воздухе. Эффективные действия истребительной авиации и зенитной артиллерии при отражении налетов воздушного противника на охраняемые объекты и нанесение ему максимальных потерь в большой степени обеспечивали завоевание господства в воздухе. Оно достигалось также нанесением ударов по неприятельским аэродромам, отражением нападений вражеских истребителей на группы советских бомбардировщиков, штурмовиков, разведчиков при их сопровождении. За первые два года войны на выполнение этих задач ВВС Карельского фронта, 7-й воздушной армии совершили 21523 самолето-вылета, или 52 проц. от всех самолето-вылетов авиации Карельского фронта.

 

В борьбе за господство в воздухе летчики Карельского фронта с начала войны и до окончания боев на Севере в ноябре 1944 г. в воздушных боях сбили 845 и повредили 82 самолета, на аэродромах уничтожили 354 и повредили 87 самолетов, зенитчики ВВС фронта, 7-й воздушной армии сбили 20 и повредили 1 самолет. Итого было уничтожено 1219 и повреждено 170 вражеских самолетов.

 

Несла боевые потери и советская авиация. Особенно велики они были в начале войны. Но по мере пополнения авиационных частей и соединений новой, особенно отечественной, материальной частью, совершенствования боевой выучки и накопления боевого опыта летным, инженерно-техническим, командно-штабным и политическим составом авиация Карельского фронта наносила все более эффективные удары по врагу, соотношение уничтоженных самолетов противника и своих потерь все более изменялось в нашу пользу. В целом потери авиации Карельского фронта в ходе боев были значительно ниже, чем у противостоящего ей воздушного противника. Менялось и соотношение сил в воздухе в пользу советской авиации. Завоевав во второй половине 1943 г. оперативное господство в воздухе, советская авиация удерживала его до окончания боев на Севере, хотя в отдельные периоды борьба в воздухе резко обострялась.

 

Авиаторы вели борьбу с железнодорожными и автогужевыми перевозками, а также с резервами противника. Однако до начала наступательных операций по освобождению Карелии и Заполярья действия по железнодорожным объектам врага велись в основном небольшими силами и со значительными перерывами. За два года войны авиация Карельского фронта совершила всего 627 самолето-вылетов на бомбардировку и штурмовку железнодорожных станций, подвижного состава, полотна, переправ и морских баз противника, что составляло примерно 1,5 проц. от всех самолето-вылетов авиации фронта за этот период. Поэтому действия по железнодорожным, да и по автогужевым коммуникациям не оказали большого влияния на оперативные и снабженческие перевозки противника. Значительно усилили авиаторы 7-й воздушной армии удары по вражеским коммуникациям при проведении Свирско-Петрозаводской и Петсамо-Киркенесской наступательных операций, что являлось составной частью воздушного наступления советской авиации.

 

Большую по масштабам, сложную и опасную работу провели авиаторы Карельского фронта по обеспечению связи с партизанами, транспортировке людей и грузов по самым различным маршрутам как над своей территорией, так и над вражеской. За годы войны они доставили в тыл противника, партизанам, почти 219 т продовольствия, 106 т боеприпасов, 6 т горючего и смазочных материалов.

 

Одной из важнейших задач авиации являлось ведение воздушной разведки. В условиях северо-западного театра военных действий ее роль была особенно велика, так как осуществление других видов разведки в необозримых лесах, болотах, тундре было затруднено. Без активной деятельности воздушной разведки не проводилась ни одна оборонительная или наступательная операция, ею начинались и завершались удары советской авиации по аэродромам, железнодорожным и морским коммуникациям противника. Только за первые два года войны авиация Карельского фронта на ведение воздушной разведки совершила 4281 самолето-вылет, что составляло более 10 проц. от всех ее самолето-вылетов за этот период.

 

На Севере выросли замечательные мастера воздушной разведки Герои Советского Союза А. В. Анохин, П. И. Высоцкий, В. И. Дончук, А. С. Западинский, А. В. Козлов, А. В. Колесников, А. Р. Сливка и многие другие. На основе их донесений разведывательный отдел штаба ВВС Карельского фронта, 7-й воздушной армии, начальником которого являлся подполковник У. Ф. Мельников, составлял полную и достоверную картину состояния вражеской обороны, перегруппировки войск противника, его аэродромной сети. Все это позволяло командованию фронта правильно определять замыслы врага, готовить и проводить операции, наносить эффективные бомбо-штурмовые удары по различным объектам противника.

 

Повышению эффективности боевого использования авиации Карельского фронта способствовало совершенствование ее организационной структуры, которая неоднократно менялась, особенно в первом периоде войны. Наиболее совершенная структура авиации фронта сложилась, когда в ноябре 1942 г. была сформирована 7-я воздушная армия, состоявшая из авиационных дивизий и ряда отдельных авиационных частей и подразделений специального назначения, разведывательных, транспортных, связи. В ходе оборонительных и наступательных операций в Заполярье и Карелии утвердились основные принципы боевого применения советской авиация. Несмотря на ряд недостатков в первом периоде войны авиация Карельского фронта в основном использовалась массированно, на решающих направлениях .и при выполнении главных задач, особенно в наступательных операциях 1944 г. Основные ее усилия направлялись на поддержку войск и на борьбу за господство в воздухе. Возможности для массирования усилий авиации значительно возросли после сформирования воздушной армии. Непрерывность воздействия на противника в ходе операции достигалась активными действиями авиации днем и ночью, в простых и сложных метеорологических условиях.

 

В ходе боевых действий в Заполярье и Карелии командование, штабы и службы ВВС фронта, 7-й воздушной армии, авиационных соединений ,и частей накопили большой поучительный опыт организации и осуществления управления авиацией, взаимодействия ее с сухопутными войсками и флотом, авиационными соединениями других ; видов Вооруженных Сил, а также между авиационными соединениями и частями фронта.

 

Оперативное руководство и взаимодействие авиации с сухопутными войсками организовывал -командующий Карельским фронтом, который ставил военно-воздушным силам фронта, а затем 7-й воздушной армии задачи и определял порядок поддержки и прикрытия войск с воздуха, указывал основные направления и объекты воздушной разведки. На основе этих указаний командующий авиацией фронта генерал Т. Т. Хрюкин, а с июня 1942 г. генерал И. М. Соколов и их штабы детально разрабатывали и уточняли вопросы совместных действий с общевойсковыми армиями, согласовывали усилия по месту, времени и задачам. Однако в начале войны из-за плохого обозначения линии франта, неустойчивой связи авиационных штабов со штабами общевойсковых соединений имели место случаи нанесения ударов по малозначительным целям, на второстепенных направлениях и не в назначенное время. Наиболее совершенным взаимодействие с сухопутными войсками стало в наступательных операциях по освобождению оккупированных территорий советской Карелии и Заполярья.

 

Эффективной формой решения этой задачи являлось оперативное подчинение частей и соединений командующему того объединения, которое в данный момент решало главную задачу. При проведении наступательных и оборонительных операций общее руководство осуществляли командующие ВВС фронта, воздушной армией. При проведении операций по защите с воздуха союзных конвоев на морских коммуникациях соединения и части фронтовой авиации передавались в оперативное подчинение командующему ВВС Северного флота. Формы и средства взаимодействия постоянно совершенствовались.

 

Оперативно-тактическую зрелость, личное мужество и героизм в боях проявили командиры авиационных дивизий М. М. Головня, Г. А. Калугин, И. П. Ларюшкин, А. В. Минаев, Ф. С. Пушкарев, И. Д. Удонин, Г. А. Шанин, командиры авиационных полков Герои Советского Союза В. И. Белоусов, Л. А. Гальченко, М. П. Краснолуцкий, П. С. Кутахов, а также Г. А. Андреев, П. И. Богданов, А. Н. Володин, Ф. Ф. Голубничий, Н. Ф. Гончаров, С. Р. Каськов, В. В. Котов, Н. А. Опришко, М. В. Семянистый, Г. М. Федотов и другие.

 

Большую и плодотворную работу по планированию боевого применения авиации, организации боевого управления и взаимодействия авиационных соединений и частей, проведению учебно-боевой подготовки проделали штаб ВВС Карельского фронта, а затем 7-й воздушной армии, возглавляемый в разное время генералами и офицерами И. М. Соколовым, И. М. Беловым, Б. Ф. Свешниковым, А. В. Степановым, штабы авиационных дивизий, начальниками которых являлись офицеры М. С. Боярский, Г. М. Воронов, В. П. Кривко, А. Т. Шевченко, С. И. Шиманский, штабы авиаполков во главе с А. Я. Бескоровай-ным, В. И. Григорьевым, И. С. Малеванным, Д. К. Тимофеевым.

 

Умело решали многие оперативно-тактические задачи при планировании боевого применения авиации оперативный отдел ВВС фронта и 7-й воздушной армии, начальниками которого были А. В. Степанов, А. П. Заякин, оперативно-разведывательные отделы авиационных дивизий. Добросовестно работали офицеры оперативного отдела А. Е. Зырянов, М. Р. Мокринский, К. В. Лроворов.

 

Опыт боевой деятельности авиации показал, что в первые месяцы войны еще недостаточно уделялось внимания совершенствованию огневого мастерства летных экипажей. Стрельба из бортового оружии нередко велась с длинных дистанций, не всегда проверялись пристрелка пулеметов и установка прицелов. В результате меткость ведения огня и бомбометания оказывалась невысокой. В марте 1942 г. командующий ВВС Красной Армии в своем приказе потребовал считать повышение меткости стрельбы и бомбометания главным для летчиков, для чего необходимо улучшить их подготовку. По приказу командующего создавалась воздушно-стрелковая служба. Начальник воздушно-стрелковой службы 7-й воздушной армии подполковник П. Н. Соболев, помощники командиров дивизий и полков по ВВС, которыми были наиболее опытные боевые летчики, разрабатывали наиболее эффективные тактические приемы воздушного боя, обучали летный состав правильному ведению стрельбы из бортового оружия, знанию тактических приемов вражеских летчиков, заботились о своевременной и правильной пристрелке пушек и пулеметов, проверке прицелов. Все это дало положительный результат.

 

О росте эффективности огневого мастерства летного состава Карельского фронта говорят следующие данные. За второй год войны, с 1 июля 1942 г. по 31 июня 1943 г., летчики фронта обивали каждый восьмой вражеский самолет, участвовавший в воздушном бою, а сами теряли .каждый десятый самолет. Конечно, в этот период в ВВС фронта было много устаревших самолетов, уступавших немецким бомбардировщикам и истребителям. Поэтому значительно более высоких результатов добивались советские летчики, воевавшие на новых самолетах, у них соотношение обитых фашистских самолетов и своих потерь было три к одному. Средний расход боеприпасов на один самолет в целом по авиации Карельского фронта в этот период составлял 1584 снаряда и пули, а по весу 46 кг.

 

Вместе с ростом количества самолетов, прибывавших для пополнение авиации фронта, совершенствовалось и их вооружение. Советские самолеты были вооружены уже 20-37-мм пушками и крупнокалиберными пулеметами. Пулеметы калибра 7,62 и 7,7 мм были полностью сняты с боевых самолетов. За счет роста боевого мастерства летных экипажей, которые вели :в основном .придельный огонь, и улучшения качества оружия количество расходуемого в боях боекомплекта уменьшилось. За третий год войны, с 1 июля 1943 г. по 31 июня .1944 г., летчики 7-й воздушной армии провели 166 воздушных боев, в которых участвовало 637 советских и 711 вражеских самолетов. При этом наши летчики сбивали каждый пятый самолет противника, теряя каждый свой восемнадцатый самолет. Среднегодовое соотношение обитых вражеских самолетов и своих потерь еще более возросло.

 

Еще более высоких результатов добились летчики 7-й oвоздушной армии в период наступательных операций по освобождению советской Карелии и Заполярья. С 1 июля по 1 ноября 1944 г. они провели 497 воздушных боев, сбивая при этом каждый четвертый самолет противника и теряя каждый свой 17-й самолет. Соотношение сбитых и потерянных самолетов увеличивалось. В четвертом году войны расход боеприпасов на обитый самолет врага составил 290 снарядов и пуль общим весом 20 кг.

 

Огромные пространства, слабо оборудованные средствами авиационной навигации, длительные периоды темного времени, сложная и резко неустойчивая погода на Севере требовали особенно высокой штурманской подготовки летных экипажей, четкого наземного навигационного обеспечения полетов, правильной организации штурманской службы. По мере оснащения самолетов более совершенными радионавигационными приборами, оборудования театра радиотехническими средствами, улучшения штурманской подготовки летных экипажей надежность самолетовождения с каждым годом войны повышалась. Умело организовывали штурманское обеспечение боевых и учебно-тренировочных полетов старшие штурманы авиационных дивизий и полков Н. А. Галкин, Г. В. Громов, Г. В. Миронов, Н. И. Статкевич, Г. Н. Шапенков.

 

Надежность самолетовождения во многом зависела от службы наземного обеспечения полетов. Благодаря оснащению ее современными радиосредствами во втором и третьем периодах войны почти все маршрутные полеты обеспечивались средствами ЗОС, в основном радиосредствами. В 1942 г. было обслужено средствами ЗОС 1100 самолето-вылетов, в 1943 г.-2603, а в 1944 г.-9192. В целом служба ЗОС, возглавляемая инженер-подполковником И. Я. Дмитриевым, успешно выполнила свои задачи.

 

Эффективно действовала парашютно-десантная служба, заботившаяся о спасении жизни членов экипажей в случае вынужденного оставления самолетов. За годы войны на Карельском фронте 115 человек летного состава спасли свою жизнь с помощью парашюта. С самолетов-истребителей выпрыгнуло 75 человек, с бомбардировщиков — 36 и с самолетов-штурмовиков — 4 человека.

 

Несмотря на большие пространства и сложный театр военных действий, связь на протяжении всей войны работала устойчиво и надежно. Большая заслуга в этом принадлежала начальнику связи ВВС фронта и 7-й воздушной армии полковнику С. И. Маркелову и его заместителю майору В. С. Чернышеву.

 

В полном соответствии с политикой партии строили свою работу командиры, политработники, партийные и комсомольские организации авиационных частей и соединений. Партийно-политическую работу в ВВС Карельского фронта и 7-й воздушной армии организовывали и руководили ею заместитель командующего армией по политической части генерал-майор авиации ,И. И. Сергеев, начальник политического отдела ВВС фронта, воздушной армии полковник М. А. Бутковский, начальники политотделов авиационных дивизий офицеры Р. М. Емельянов, А. И. Искрин, Ф. И. Рекин, Я. А. Самохин, заместители командиров по политической части, парторги.

 

Содержание и формы партийно-политической работы постоянно совершенствовались. Но неизменно они были подчинены задачам укрепления политикоморального состояния и дисциплины авиаторов, обеспечения высокой боеспособности и боеготовности авиационных частей и соединений, воспитания у личного состава патриотизма и пролетарского интернационализма, ненависти к врагу, мужества, героизма, непоколебимой веры и воли к победе.

 

Большое внимание в течение всей войны уделялось укреплению партийных и комсомольских организаций. Несмотря :на боевые потери, их численный состав не только не уменьшался, но и возрастал. Если на 1 января 1942 г. в авиационных соединениях м частях Карельского фронта насчитывалось 1843 коммуниста, то на 1 января 1944 г. их стало уже 1982. Росли и крепли комсомольские организации. Коммунисты и комсомольцы являлись примером для всех авиаторов.

 

Выполнила свои задачи инженерно-авиационная служба, которой в 7-й воздушной армии руководили генерал М. М. Шишкин, а затем полковник Н. И. Плотников. Устаревшая материальная часть, отсутствие развитой ремонтной сети, недостаток авиаспециалиютов, дефицит запасных частей и агрегатов затрудняли подготовку, обслуживание и ремонт самолетов, моторов, спецоборудования, другой авиационной техники. Наибольшие трудности пришлось преодолевать при обслуживании и эксплуатации американских и английских самолетов, плохо приспособленных к суровым и весьма специфичным условиям Севера. Инженеры, техники, механики авиации Карельского фронта проявили много старания и творческий подход к усовершенствованию отдельных узлов и агрегатов, усилению вооружения, приспособлению импортных самолетов к боевому использованию в Заполярье и Карелии. Наиболее трудно было обслуживать и содержать материальную часть в постоянной боевой готовности зимой. Но инженерно-авиационная служба благодаря правильно организованной работе, самоотверженному труду всего личного состава оправилась со своими задачами. Умело проводили работу старшие инженеры авиационных полков Я. И. Бутаков, Г. Е. Волошин, К. Д. Волчок, П. П. Гольцев, Н. Н. Ковальчук, А. Т. Лаппо, Ю. С. Майборода, А. Д. Палагин, М. Г. Теренков.

 

Многие техники и механики проявляли поистине трудовой героизм. В 114-м гвардейском бомбардировочном авиациоином полку старший техник эскадрильи техник-лейтенант Е. М. Гусаков за время войны обеспечил более 400 боевых самолето-вылетов, произвел 26 сложных полевых ремонтов самолетов и 32 смены моторов. Под его руководством вновь собрано 35 самолетов-бомбардировщиков. С момента сформирования полка в нем служил старший техник-лейтенант Н. П. Желин. Будучи техником звена, он обеспечил 420 боевых самолето-вылетов, произвел 12 сложных ремонтов самолетов и заменил 12 моторов, выполнил много других важных и трудных работ.

 

Техник звена старший техник-лейтенант Н. Л. Вулкин обслужил 220 самолето-вылетов, произвел 13 полевых ремонтов, из них 5 сложных. Авиационный механик техник-лейтенант Ф. Л. Дзюбин за время войны обеспечил 210 вылетов.

 

Техник звена 1974го истребительного авиационного полка техникейтенант коммунист Н. А. Брехунцов с июля 1941 г. обслужил как механик самолета 229 боевых самолето-вылетов и как техник звена — 784. Имея большой практический опыт, он проделал большую работу по вводу в строй новой материальной части. Его звено восстановило средним и мелким ремонтом 17 самолетов-истребителей, произвело замену моторов на 16 самолетах. Как активный коммунист Н. А. Брехунцов был избрал секретарем партийного бюро эскадрильи.

 

Добросовестно готовили самолеты к вылетам, быстро восстанавливали поврежденную материальную часть старший техник эскадрильи старший техник-лейтенант А. Е. Задорожный, техник звена техник-лейтенант И. Г. Науменко, техник самолета техник-лейтенант Н. И. Занин, заместитель старшего техника эскадрильи по вооружению старший техник-лейтенант А. Н. Антонов, механики самолетов сержанты и старшины И. И. Буряк, В. М. Гаврилов, В. И. Добровольский, Н. И. Енин, И. Г. Ильин, М. В. Корчагин, Т. Т. Ромашкин, Р. Н. Слепухин.

 

Тимофей Терентьевич Ромашкин, став после войны бортмехаником на самолете Аэрофлота, совершил героический подвиг в мирные дни. При выполнении 8 января 1954 г. очередного рейса по маршруту Таллин — Ленинград группа вооруженных бандитов ворвалась в кабину пилотов и напала на экипаж с целью овладения самолетом и угона его. Ромашкин оказал им упорное сопротивление, не давая вести прицельный огонь по пилотам. Бандиты были разоружены, но сам отважный бортмеханик геройски погиб. За этот подвиг Т. Т. Ромашкину было посмертно присвоено звание Героя Советского Союза. На его родине в Минске на личные средства работников гражданской авиации Тимофею Терентьевичу поставлен памятник.

 

Успешному решению задач инженерно-авиационной службы в/о многом способствовала рационализаторская и изобретательская работа, направленная на усовершенствование моторов, самолетов, cпецоборудования, вооружения, процессов работы при ремонте и обслуживании материальной части. В авиационных дивизиях, отдельных полках и мастерских были созданы специальные комиссии для рассмотрения предложений рационализаторов, обмена опытом между ними. В результате за период с 1942 по 1944 г. количество рационализаторов в .авиачастях Карельского фронта выросло с 153 до 557 человек. В годы войны было проведено около 20 конференций, организовано 8 выставок, отражавших успехи воинов в рационализаторской и изобретательской работе.

 

Среди активных рационализаторов был инженер-подполковник К. В. Малютин, разработавший технологию замены вкладышей для .коленчатого вала, пылезащитные устройства для иностранных двигателей, способ восстановления воздушных винтов для советских самолетов. Им внесен и ряд других ценных предложений.

 

Моторы американского бомбардировщика типа «Бостон» оказались очень чувствительными к переохлаждению, что в условиях Севера грозило их отказом, а следовательно, аварией. Цилиндровая группа воздушных винтов также быстро переохлаждалась, и винты становились неуправляемыми. Для устранения этих недостатков группа в составе инженер-подполковников К. В. Малютина, И. В. Чиркова и инженер-майора В. Г. Салюка разработала устройство регулирования обдува цилиндров мотора, поставила лобовые управляемые жалюзи на мотор и утеплила съемным колпаком цилиндр воздушного винта. Впоследствии эти доработки стали выполняться на всех «бостонах».

 

Инженер-майор В. И. Болонин, инженер-подполковник А. Н. Тетерин и инженер-капитан А. Г. Резниченко сделали приспособление из самолетного вооружения и ракетных установок для наземной обороны аэродромов от налетав вражеской авиации.

 

Ценные рационализаторские предложения внесли инженер-майоры Н. В. Костин, П. А. Курач, инженер-капитаны Н. А. Братусь, В. С. Голоюовский, И. Н. Моиоеенко, старший техник-лейтенант А. Е. Задорожный, старший сержант М. П. Шейнин. Всего за годы войны в ВВС Карельского фронта и 7-й воздушной армии поступило 9053 рационализаторских предложения, из которых 6578 было реализовано. Общая эффективность их составила около пяти миллионов рублей [12].

 

Сложные и многообразные задачи на протяжении всей войны выполняла служба авиационного тыла, которой руководили генерал-майор В. С. Бакин, а затем полковник П. И. Орлов. Уже в .первом периоде войны тыл ВВС Карельского фронта оформился как самостоятельная и достаточно совершенная система, состоявшая из соединений, частей, подразделений, органов управления, ремонта и других учреждений.

 

Трудоемким являлось аэродромное обеспечение боевых действий авиационных частей на Севере. Поэтому в начале войны в первую очередь быстрыми темпами достраивались, улучшались и увеличивались в размерах аэродромы, к строительству и реконструкции которых приступили еще в 1940-1941 гг. Затем строились новые. Впоследствии пришлось расширять и действующие, так как поступавшие на вооружение самолеты новых конструкций требовали более длинных взлетно-посадочных полос. Работы нередко велись под ударами вражеской авиации.

 

О масштабах работы отдела материально-технического снабжения, которым руководил подполковник интендантской службы А. Л. Дмитренко, говорят такие цифры: за время войны в материальном отношении было обеспечено полевым ремонтом 27 640 самолетов и 4040 моторов, капитально-восстановительным ремонтом — 1074 самолета и 2128 моторов. Если в начале войны в отдельные периоды количество неисправной материальной части доходило до 20 проц., то к концу 1944 г. оно не превышало 4 проц. Большой объем работ был проделан по обеспечению боеприпасами. За время войны авиационные части и соединения Карельского фронта израсходовали 289 393 бомбы общим весом 7117 т, 11318 тыс. патронов.

 

Большую работу выполнил личный состав авиационного тыла по .эвакуации упавших или совершивших вынужденную посадку вне аэродромов самолетов. За годы войны в полосе Карельского фронта было эвакуировано 1080 отечественных и трофейных самолетов, отгружено для промышленности 1720 т самолетного лома и 2520 т черного лома. За успешную эвакуацию самолетов и выполнение плана отгрузки металлолома 25 человек были награждены орденами и медалями, личному составу технических эвакуационных подразделений было выплачено 50 тыс. руб. премий [13]

 

Важной задачей тыла являлось метеорологическое обеспечение боевой деятельности летных частей. В исключительно трудных географических и метеорологических условиях работники метеослужбы, которой руководил инженер-подполковник К. Н. Машков, делали все возможное, чтобы обеспечить полки и эскадрильи необходимой метеоинформацией, предупредить командование и летные экипажи об ухудшении погоды. В 257-й смешанной авиационной дивизии лучших показателей в работе по метеообеопеченню боевой и учебно-боевой летной работы добилась авиационная метеостанция 55-го батальона аэродромного обслуживания, начальником которой являлся старший техник-лейтенапт П. В. Герасимов, назначенный затем начальником метеослужбы дивизии. За отличную организацию работы и надежное метеорологическое обслуживание он был награжден орденом Красной Звезды. Боевые награды получили также начальник метеослужбы 261-й смешанной авиационной дивизии старший техник-лейтенант П. И. Романюк, старший метеоролог 1-й гвардейской смешанной авиадивизии старшина 3. Г. Блинникова и другие работники метеослужбы.

 

Не только трудную, но и очень опасную работу выполняли минеры. Объем их работ особенно возрос в ходе наступательных операций по освобождению советских оккупированных территорий в Карелии и Заполярье. За период Свирско-Петрозаводской и Петсамо-Киркенесокой операций минеры обследовали и разминировали 43 аэродрома, 19 населенных пунктов и 231 км дорог. При этом они обезвредили и уничтожили 3621 противопехотную мину, 2834 противотанковые мины, 2263 фугаса, 5094 мины-сюрприза и мины замедленного действия, 9196 авиационных бомб, прочих минно-подрывных устройств — 8101. Кроме того, на складах было обезврежено 69 противотанковых и противопехотных мин, 16 213 авиабомб, 2300 прочих взрывных устройств. А всего за время обеих операций было обезврежено минно-подрывных средств 49 691. Эта опасная работа не обходилась без потерь, которые составили 2,5 проц. личного состава минно-саперной службы [14]

 

Успешно решала свои задачи медицинская служба, которую в разное время возглавляли полковники медицинской службы А. В. Покровский, П. Ф. Вахмянин, П. Л. Романович, К. Ф. Бородин. Умело организовывали и проводили лечебно-профилактические мероприятия флагманский врач ВВС 7-й отдельной армии майор медицинской службы Г. Б. Крайсберг, начальники санитарной службы авиационных дивизий майоры медицинской службы А. И. Кравцов, А. Д. Шмелев, района авиационного базирования А. М. Валюжинич, старшие врачи авиационных полков Н. И Бирюк, В. П. Бояркин, Р. М. Василькова, Н. М. Рудный, Д. И. Сатановский, старшие врачи батальонов аэродромного обслуживания М. Г. Анохина, В Д. Браун.

 

При защите советского Заполярья и Карелии авиаторы проявляли массовый героизм. Советские летчики стремились во что бы то ни стало выполнить боевое задание, не останавливаясь перед самопожертвованием, если этого требовала обстановка. За годы войны экипажи авиации Карельского фронта совершили 7 огненных таранов, направив свои подбитые машины на войска и технику врага, 16 воздушных таранов. Много было и других бессмертных подвигов.

 

Родина высоко оценила боевые заслуги авиаторов, сражавшихся на Севере. За образцовое выполнение заданий командования в боях с врагом, за мужество и героизм 1-я гвардейская, 257-я смешанные авиационные дивизии и 20-й гвардейский истребительный авиационный полк были награждены орденом Красного Знамени, 260-я и 261-я смешанные авиационные дивизии — орденам Суворова II степени, а 828-й штурмовой авиаполк — орденом Суворова III степени, одна дивизия и шесть подкоп были преобразованы в гвардейские, девять авиационных соединений и частей получили почетные наименования Петрозаводских, Свирских, Печенгских. Многие авиаторы были награждены орденами и медалями, а 49 летчиков и штурманов были удостоены звания Героя Советского Союза.

 

Память о крылатых защитниках Советского Заполярья и Карелии бережно сохраняется советским народом. На местах напряженных боев в честь авиаторов, живых и павших, установлены памятники, обелиски; созданы музеи прославленных авиасоединений и комнаты боевой славы. Уже г 1946 г. в поселке Шонгуй над воинским захоронением авиаторов установлен обелиск; памятники крылатым защитникам Севера воздвигнуты в городе Кандалакше, поселках Ревда, Мурмаши. В 1970 г. в лесу на болоте на границе Мурманской области с Карелией был обнаружен лежащий с войны самолет Ил-2, на котором воевали К. М. Котляревкий и Е. П. Мухин. Некогда грозный самолет-штурмовик был доставлен в Куйбышев, восстановлен авиастроителями и ныне стоит на пьедестале в городе.

 

В музее авиации Ленинградского военного округа часть экспозиций посвящена авиаторам Карельского фронта. Музей часто посещают, знакомясь с героическими делами авиаторов, солдаты, сержанты и офицеры, курсанты и слушатели военных училищ и академий, рабочие и служащие, студенты, школьники. Большую работу по пропаганде славных традиций авиаторов проводят работники Народного музея авиации Севера Архангельского управления ГВФ. Особенно много труда в его создание вложил ветеран 5-го авиационного полка ГВФ, находившегося в годы войны в оперативном подчинении 7-й воздушной армии, директор музея Г. В. Личков.

 

Тесные связи с ветеранами-авиаторами поддерживают учащиеся и коллективы педагогов. В СГПТУ № 24 в Кандалакше много лет действует музей 7-й воздушной армии. С помощью партийных и советских организаций города коллектив училища организует встречи ветеранов воздушной армии. Ветераны 260-й смешанной авиационной дивизии ежегодно собираются в Ленинграде, в музее при 365-й средней школе. Часто встречаются ветераны 19-го и 20-го гвардейских истребительных авиаполков в музее боевой славы килпярвской средней школы имени А. С. Хлобыстова и в комнате боевой славы СГПТУ № 105 в Ленинграде.

 

Богатый опыт боевого применения советских ВВС в Заполярье и Карелии, их славные боевые традиции остаются бесценным достоянием авиационных частей и соединений, охраняющих мирное небо Севера, всей нашей страны, служат важным арсеналом патриотического воспитания новых и новых поколений советских людей.

 

http://avia.lib.ru/

Иноземцев И.Г.

 

Оставить комментарий