Боец «Беркута» — спецкорру «КП»: «Митингующие устроили мне «коридор смерти!»

«Комсомолка» пообщалась со спецназовцем, которого активисты Евромайдана взяли в плен

 

В центре Киева серьезная война. Гремят снаряды. Сутки напролет. «Скорые» не успевают забирать раненых. Их много. И со стороны митингующих, и со стороны бойцов спецотряда милиции «Беркут». Последних среди обитателей Евромайдана жалеть не принято. Дескать, звери. Стреляют в народ резиновыми пулями. Такое в Киеве впервые. Но и защитники (или нападающие?) майдана раньше были любезней — не брали пленных. А теперь — это подвиг. Так по телевизору показали, как бунтовщики вытащили из оцепления бойца «Беркута». Объявили его пленным. И поволокли в сторону Дома профсоюзов (там революционный штаб). Что с ним было дальше? Говорят, что выжил. Но какой ценой? Мы решили разыскать парня. Обнаружили его в одной из палат госпиталя МВД. Представился Андреем Соколовым. Весь забинтован. У него сломан нос, сотрясение, изрезано бедро. Серьезно:

 

— Но как вы попали в плен? — интересуюсь. — Мужик вы вроде здоровый. Плюс в первых рядах стояли Внутренние войска, а «Беркут» — в тылу.

 

— Когда загорелись автобусы, нас отправили как группу «извлечения» (то есть надо было задержать провокаторов — авт.). Но они отошли далеко, а нас вышло мало. Когда они это увидели, то нас, грубо говоря, разбили. Полетели камни, газовые гранаты. Мне прилетел камень в голову, потерял сознание. Очнулся, когда начали избивать. Потянули куда -то.

 

— Вы сопротивлялись?

 

— Минут пять. У меня газовый баллончик был, я его весь израсходовал, врагу он не достался. Но сорвали шлем. Утянули в толпу. Пока тянули, несколько раз терял сознание. В печень кололи шилом — и в спине три прокола. Спас бронежилет. Пока тянули без конца, били. Коридор смерти, одним словом. Тянули, наверное, человек десять. А может, больше. Все были в масках. Не знаю, кто главный. Но это просто стадо бандитов, которые беспределят и все!

 

— Вас притащили в Дом профсоюзов. А дальше?

 

— Пока несли, обсуждали, что со мной делать. А так понял, решили раздеть меня догола. И выпустить голым при обмене на своих коллег (очевидно тех, кого задержала милиция).

 

— Раздели?

 

— Завели в туалет. Приказали снять форму и отдать удостоверение. Я отказался. Зачем? Решил защищаться — пусть и в последний раз. Хорошо, что прибежало два депутата. Всех выгнали. Говорят, снимай форму, иначе тебя народ разорвет. Я отказался. Тогда они долго совещались. В итоге притянули мне какие-то штаны, курточку старую, дали маску медицинскую, шапку. Я все это одел поверх формы — и меня вывели за баррикады. Потом забрала «скорая». Так и выжил.

 

 

Корреспондент «Комсомолки» побывал в рядах украинских «революционеров»

  

Наутро после побоища, на Майдане все идет своим чередом: варятся котлы с кашами, со сцены звучат бравурные песни, а всего в трехстах метрах от трибуны, у центрального входа стадиона киевского «Динамо» продолжаются бои. «Революционеров» от милиции отделяют лишь десяток догорающих автобусов и грузовиков. У силовиков наготове водометы. В Киеве — минус 11, и бунтари, поглядывая на технику, поеживаются.

 

 — Уйди! — сразу двое пацанов, обмотанные шарфами, и прикрывающиеся пластиковой дверью от туалетной кабинки, как пращей, размахивают горящими «коктейлями молотова», которые и летят в силовиков.

 

 — Так! — ликует толпа в тысячи полторы громодян, участвующих этой новой майданной забаве. За месяц, что меня не было в революционном Киеве, настроение парней, сидящих на баррикадах, сильно изменилось. Даже мои знакомые, которые в середине декабря убеждали меня в исключительно «мирных акциях», стали гораздо злее, и сейчас с удовольствием швыряют в милицию всем, что попадается под руку.

 

Я напоминаю о тех разговорах Сереге, интеллигентного с виду очкарика из Тернополя.

 

 — Да сколько ждать-то можно?! — орет он в ответ. — Пора власть в свои руки брать!

У центрального входа стадиона киевского «Динамо» продолжаются бои

 

Но вместо власти он берет кусок брусчатки с раздолбленной такими как он мостовой и со всей дури бросает его в милицию, старательно при этом позируя фотографам. Но наслаждается недолго: в ответ прилетают сразу две шумовые гранаты, оглушительно взрываясь в метре от нас. Что-то громко шлепается о мой рюкзак, и уже через минуту «революционеры» закашливаются газом, от которого першит в горле и текут слезы. Еще двое бойцов милиции несколько раз стреляют резиновыми пулями в нашу сторону. Потом хлопок мощнее — милиция швырнула свето-шумовую гранату.

 

 — Во, видал, козлы какие!  — пригибаясь, говорит Серега.

 

 — Так ты ж первый в них…

 

 — Я — народ! А они присягали на верность таким как мне!

 

Понять логику с улицы Грушевского в Киеве, где сегодня и идут бои с милицией, непросто. Да и спорить тоже стало невозможно: пацаны по-прежнему хотят, чтобы у них было, «как в Европе», но попробуй, скажи, что в их любимой Европе за такой погром тамошние менты церемониться уж точно не будут, — тотчас же поведуют, что все это мне напела «лживая москальская пропаганда», которую не стоит повторять здесь. Появились и вовсе новые нотки: они уговаривают меня рассказать россиянам, как правильно готовить такие же бои в Москве.

 

 — Так и пиши: какие каски и противогазы надо носить…

 

 — Неее, нам таких погромов не надо, — возражаю.

Понять логику с улицы Грушевского в Киеве, где сегодня и идут бои с милицией, непросто

 

 — Куда ж вы денетесь? — снова смеются вокруг. — Мы вам поможем.

 

 — Женько, чо там, когда помощь будет? — спрашивают одного из бунтарей, уткнувшегося в айпад.

 

 — От кого помощи ждете? — интересуюсь.

 

 — От Евросоюза, конечно! Американцы еще могут помочь…

 

 — А если не будет?

 

 — Обязательно будет! Ты вечером приходи, покажем, что такое настоящая демократия! — похлопал меня по плечу хлопец и обратился к щупленькому «коллеге»: — Все привез? Молодец! На весь мир покажем! Как там в песне? «А потом про этот случай раструбят по «Би-Би-Си»…

За месяц настроение парней, сидящих на баррикадах, сильно изменилось

 

Оказывается, известный еще с перестроечных времен анекдот про диалог двух украинцев: «Гриц, пошли москкалив вбываты. – А колы воны нас? – А нас то за шо?» — вовсе не анекдот, а суровая правда жизни. Это демонстрируют сейчас в Киеве так называемые митингующие или, как их называет либеральная пресса по обе стороны украинско-российской границы, «мирные протестующие» (читать далее)

 

КАК ЭТО БЫЛО

 

Беспорядки в Киеве: горят милицейские автобусы и льется кровь

 

Кто и зачем начал драку с милицией – вопрос, который в воскресенье оставался без ответа. Утром людей собирала оппозиция на Майдане. Со сцены опять звучали лозунги, призывы и декларации.  А после обеда, что называется, без объявления войны колонна Автомайдана двинулась с Европейской площади на улицу Грушевского. Зачем — никто не объяснял. Как оказалось позже — пикетировать Верховную Раду, чтобы заставить депутатов переголосовать принятые 16 января законы/

 

В столкновениях пострадали 70 милиционеров, 40 из них госпитализированы, среди оппозиционеров — около 100 раненых.

 

Кто и зачем начал драку с милицией – вопрос, который в воскресенье оставался без ответа. Утром людей собирала оппозиция на Майдане. Со сцены опять звучали лозунги, призывы и декларации.  А после обеда, что называется, без объявления войны колонна Автомайдана двинулась с Европейской площади на улицу Грушевского. Зачем — никто не объяснял. Как оказалось позже — пикетировать Верховную Раду, чтобы заставить депутатов переголосовать принятые 16 января законы.

 

Пройти на Грушевского заранее было невозможно. Возле Кабмина уже второй месяц  улицу охраняют бойцы в полном обмундировании. Через время туда же подтянулись пешие группы, в целом около пятисот человек в шлемах, противогазах, с палками и деревянными щитами. Наш корреспондент видел, что эти люди шли с Майдана. Многие из них — члены самообороны.

 

Все замерло. Люди стояли глаза в глаза.

 

— Отойдите назад! Ваши действия нарушают закон и порядок! – первыми не выдержали нервы у милиции.

 

— Ганьба! Геть! – ответили им протестующие.

 

А затем, то с одной, то с другой стороны они полезли на грузовики и автобусы, которыми была перекрыта Грушевского. Из рогаток выбивали окна, в милицию кидали булыжники из брусчатки. Один из автобусов ритмично раскачивали, пытаясь перевернуть. Кто-то чиркнул зажигалкой возле бензинового бака, и он запылал. Фотокоры, которые в погоне за хорошим кадром залезли наверх, едва успели спрыгнуть.

Газовые и свето-шумовые гранаты перелетали с одной стороны к другой

 

Через час улица Грушевского стала напоминать военный плацдарм, а протест перерос в рукопашную схватку. Милиционеры отбивались дубинками и слезоточивым газом. Газовые и свето-шумовые гранаты перелетали от одной стороны к другой. Журналисты закашлялись и присели на асфальт – газ слался поверху, и внизу было легче дышать.

 

Разнять противников попытался Владимир Кличко, который с мегафоном вклинился  в зазор между ними. В ответ миротворца толпа освистала, а кто-то брызнул в него пеной из огнетушителя.

 

Где были в данный момент Арсений Яценюк и Олег Тягнибок, их пресс-службы умалчивают. Но через час они оба появились на сцене Майдана, чтобы откреститься от скандала.

 

— Провокаторы не с нами. Мы не допустим силового противостояния. Не за это мы стояли здесь два месяца, — сказал Яценюк.

 

А к этому моменту к стадиону «Динамо» подтянули водометную машину, и под напором воды люди отступили в считаные минуты. Позже милиция опровергла информацию о применении водомета. На момент сдачи номера митингующие перекрыли Парковую аллею, поскольку оттуда, по их информации, должны были подтянуться новые силы спецназа.

 

ХРОНИКА СОБЫТИЙ

 

 14:00 — началось «народное вече».

 

 15.00 — в сторону стадиона «Динамо» со стороны Майдана двинулись группы парней с закрытыми лицами.

 

 15.15 — полетели первые петарды, улицу затянуло клубами дыма. Свето-шумовые гранаты милиция тушила женскими дубленками. В ответ в сторону митингующих полетели облака слезоточивого газа, шумовые гранаты.

 

 15:50 — началась стычки врукопашную. Активисты бросали в правоохранителей шумовые гранаты, взрывающиеся при падении.

 

 16.30 — Виталий Кличко приехал на место событий и на время остановил столкновение.

 

 16.40 — появляются пострадавшие — одному из участников световая граната попала в лицо. Медики оказывают помощь и обрабатывают ожоги.

 

 16.55 — началась паника: одна из дымовых шашек попала в центр митингующих. Часть митингующих ушла в сторону Крещатика.

 

 17.00 — в гуще людей пожар. Подожгли милицейский автобус. В возникшей сумятице активисты прорвали первую линию оцепления на 15 метров. Правоохранители ответили газом.

 

 17.15 — половина активистов прислушались к призывам оппозиции, которые призывали людей вернуться на Майдан. Оставшиеся и дальше забрасывали милицию петардами и шашками.

 

 18.20 — бои на Грушевского не утихают. Постоянно взрываются дымовые шашки и петарды. Клубы дыма, вспышки и запах газа. Возле правоохранителей остается около сотни митингующих. Медики-волонтеры уводят пострадавших в кареты скорой помощи.

 

 18.40 — на перекрестке улицы Грушевского и Крепостного заметили водомет. Люди отошли от милиции.

 

 19.05 — в СМИ появилась информация, что в правоохранителей полетели коктейли Молотова. У нескольких спецназовцев загорелась форма на ногах.

 

 23.00 — Милиция начала применять против активистов травматическое оружие.

 

 00.38 — В ходе беспорядков пострадало по меньшей мере 4 журналиста, госпитализированы 3 гражданина и 40 сотрудников МВД.

 

 00.58 — Янукович пообещал в понедельник утром создать комиссию из представителей Администрации Президента, Кабмина и представителей оппозиции, которая займется решением кризисной ситуации в стране.

 

 06.25 — В Совете национальной безопасности США выразили обеспокоенность происходящим на Украине.

 

 

 

21 Янв 2014

Александр ГРИШИН

Оставить комментарий