Стадии опьянения

 1. Трезвость. Наступает после трехдневного отказа от алкоголя. Житейские, финансовые и личные проблемы наваливаются на Вас так, что не видно никакого выхода. Состояние подавленное, хочется выпить.

 

 2. Легкая. Наступает после бутылки пива, фужера сухого вина, стопки водки или коньяка. Житейские, финансовые и личные проблемы наваливаются на вас так, что хочется на них плюнуть и выпить еще. Легкое возбуждение в теле.

 

 3. Тройная легкая. Житейские, финансовые и личные проблемы отходят на второй план, по сравнению с тем, как вам хочется выпить. Вы веселы и бодры.

 

 4. Полусредняя. Наступает после пяти литров пива, четырех бутылок легкого сухого вина, двух бутылок крепленного или одной бутылки водки. Вы считаете, что ваши проблемы по большому счету вовсе не проблемы, и ищете для себя новые проблемы. Хочется летать и выпить.

 

 5. Средняя. Для ее достижения пива и легкого сухого вина уже совершенно недостаточно. Вы находите те самые проблемы, которые искали в предыдущей стадии. По этому поводу стоит добавить выпивки. Летать уже не хочется, но по-другому не получается.

 

 6. Среднетяжелая. Крепленое вино также отпадает. Передвижение в пространстве сопряжено с огромными трудностями, хотя еще возможно пойти куда-либо. Однако пока не хочется, поскольку даже неразбавленный спирт пьется легко и непринужденно. Не следует упускать этой возможности.

 

 7. Тяжелая. Остается одна проблема — налить в стакан больше, чем пролить на скатерть. Хочется куда-то сходить, но уже нет физической возможности. Остается только пить.

 

 8. Сугубая. Подключается денатурат и дихлофос. Кому нужны эти стаканы, если можно пить из горла. И где вы здесь видели скатерть? И вообще: где я? кто я? и как нам обустроить Россию?

 

 9. Умиротворенная. Нет ничего. Все тихо и гладко. Жизнь удалась, вот если бы еще чуть-чуть выпить.

 

 10. Абсолютная категория. Житейские, финансовые, личные проблемы наваливаются на Вас так, что не видно никакого выхода. Состояние подавленное, хочется выпить.

Air Koryo: отзыв пассажира о рейсе в Северную Корею Владивосток-Пхеньян

Air Koryo — одно из самых закрытых авиапредприятий мира, каждый год включаемое в «черный список» авиакомпаний ЕС. Наш корреспондент слетал из Владивостока в Пхеньян и обратно, чтобы рассказать вам о северокорейском национальном авиаперевозчике.

 Владивосток-Пхеньян

 Рейс Владивосток-Пхеньян — один из немногих международный рейсов авиакомпании  Air Koryo (остальные два в Пекин и Шеньян). Стоимость билета на рейс продолжительностью чуть более часа была сопоставима со стоимостью перелета Петербург-Владивосток, купленного по акции. Сам билет — ни туда, ни обратно — я не видел, но предполагаю, что он был электронным.

 Рейс в Пхеньян Air Koryo выполняла на Ту-154Б (бортовой номер P-552), построенном на самарском заводе Авиакор в мае 1976 года. Похоже, это самый старый летающий на сегодняшний день Ту-154 (первый рейсовый полет Ту-154 совершил в 1972 году, Ту-154Б — в 1975).

 Где-то часа за два до начала регистрации в аэропорт начали подтягиваться северные корейцы, их невозможно было спутать ни с кем другим — серьезные, подтянутые, каждый со значком с изображением Ким Ир Сена. Поражало количество багажа — у них были коробки, тюки и даже клетка с собакой.

 На регистрации я попросил место в хвосте самолета. Мне дали посадочный на 29 ряд, причем теоретически рядов в самолете было 28, а фактически около 15, так как в хвосте самолета кресла были убраны, оставался лишь последний 28 ряд. Я не гордый — не ожидая подвоха сел на 28, благо народу было не так много, но поднявшийся на борт представитель компании прогнал меня в начало салона, а в хвост начали грузить багаж, которого было немеряно — оставался лишь узенький проход до туалетов.

 Мы взлетели почти по расписанию, в полете предложили газировку или местное пиво и журнал «Корея Сегодня». Со времен небезызвестной песни «Все идет по плану» группы Гражданская оборона в журнале мало что изменилось. 

 Пока пассажиры читали о жизни Великого лидера и заполняли три бумажки на въезд в страну (переведенные на русский, но с кучей опечаток, в одной нужно было указать все имеющиеся средства связи, в том числе, мобильники), самолет пошел на снижение и приземлился в Пхеньяне (аэропорт Сунан).

 Спустившись по трапу, я обратил внимание на трап, соседствующий с нашим. Видел подобное в прошлой жизни.

 В Пхеньяне, во время движения к терминалу, поразило обилие людей в невзрачной военной форме по периметру аэропорта. Вскоре показался и сам терминал — естественно, нас встречал портрет Солнцеподобного вождя.

 Неизгладимое впечатление произвели также не подающий признаков жизни Duty Free и VIP-зал. Кстати, на табло обратил внимание на наличие внутренние рейсов, которые, вероятнее всего, выполняются на Ан-24.

 Из Пхеньяна во Владивосток я летел на Ту-204 — самом новом самолете Air Koryo. На самолете присутствовала система развлечений (прокрутили ролик про историю авиакомпании и мультфильмы на корейском, наушников не было). Всех напоили тем же пивом и покормили горячими сендвичами (я так и не понял, почему на рейсе из Владивостока нас не кормили). Фотографировать на борту запретили — по крайней мере, на территории Северной Кореи.

 Оценки:Максимальная оценка       5*

Общие впечатления4*

Обслуживание          4*

Пунктуальность        5*

Питание на борту     3*

Обслуживание в аэропорту            3* VVO / 4* FNJ

 Выводы:

 Air Koryo не может не радовать не только своим существованием, но и состоянием воздушного парка, а также предоставляемым на борту сервисом.

 Если к уровню сервиса на полугрузовом Ту-154 можно придраться, то уровень сервиса на Ту-204 явно выше уровня многих западных коллег, не включенных в «черные списки» авиакомпаний ЕС. 

 Приветливый персонал, видеосистема (правда, без пропаганды не обошлось) на борту, питание и напитки на коротком рейсе и швейцарская пунктуальность Air Koryo заставляет задуматься об объективности подобных рейтингов.         

Антон Титов

www.avianews.com

Ядовитый чай убивает покупателей

Китайцы делают для нас чай, но какой? И что они туда кладут?

 

К тому же российские компании, которые занимаются закупкой и продажей чая, как правило, покупают в Поднебесной самые дешевые позиции. А Росстандарт за качество чая в России не отвечает.

 

Татьяна Ложникова, ведущий специалист центра сертификации «Ростандарт»: «На соответствие ГОСТа мы проверяли. Но, увы, сейчас с нас эти функции сняли. Сказали: не кошмарьте бизнес».

 

Выходит, производителю верят на слово. Написал на упаковке «чай с кусочками фруктов», и никто не будет вдаваться в подробности. Хотя самая простая проверка не отнимет больше пяти минут. Выясняется, что в выбранном чае есть красители. Усилители вкуса и ароматизаторы обычно добавляют в просроченный чай, в котором уже нет ни вкуса, ни запаха.

 

У производителей чая отходов не бывает. Даже пыль от фасовки дорогого товара аккуратно сметают и фасуют в пакетики. Отходы превращаются в любимый европейцами пакетированный чай.

 

В супермаркете китайский чай, даже самый дорогой, годами томится на полках рядом с макаронами, конфетами и пастеризованным молоком. О том, что и чай бывает просроченным, не знают даже профессионалы.

 

Татьяна Ложникова: «Нет у чая срока годности. То есть сколько бы чай не хранился, вы им не отравитесь».

 

Тогда остается загадкой, зачем на упаковке производитель указывает срок годности чая, если он может храниться вечно? Дата на упаковке — еще не показатель срока жизни чая. Например, написано «годен до ноября 2013 года». Казалось бы, пей себе на здоровье, но стоит добавить в него воды, и всплывает явный обман производителя — белая пленочка, словно чай недокипятили. Это явный показатель того, что в заварке чайный лист давно умер и превратился в сено.

 

Казалось бы, чай — не тухлая рыба, не отравишься. Но в залежалом сборе со временем и при неправильном хранении образуются афлатоксины.

 

Сергей Остроумов, научный сотрудник биологического факультета МГУ: «Все эти вещества высокотоксичны. Установлено, что они вызывают рак».

7 хитростей обманщиков. Как не дать себя обмануть

Не дай себя обмануть! В ходе социальной эволюции сформировало определенные правила и модели поведения. Они облегчают выбор действия при дефиците информации или при ее избытке.

 

 В нынешнем быстро меняющемся мире они приобретают особенную важность, поскольку сильно экономят жизнь. Однако довольно часто профессионалы пользуются этим, чтобы заставить нас действовать в ущерб себе.

 

 Как нас ежедневно обманывают?

 

 1. Правило взаимного обмена.

 

 Пояснение: манипулятор предлагает вам «подарок», после чего предлагает нечто купить, или совершить определенное действие. Автоматическая реакция заставляет вас согласиться на его предложение, даже если размер ваших затрат явно неадекватен его подарку.

 

 Пример: кришнаиты на улице не попросят прямо пожертвований – они сначала дарят вам цветок или книгу (абсолютно ненужную вам), а затем скажут, что в ответ вы можете отблагодарить их, сделав пожертвование.

 

 2. Соглашение на уступку.

 

 Способ манипуляции: манипулятор выдвигает явно завышенное требование, а затем «соглашается на уступку», при этом его цель – как раз второе требование. Вы чувствуете необходимость согласиться (исходя из правила взаимного обмена), ведь вам сделали услугу и уступили.

 

 Пример: в дорогих бутиках сначала ставят завышенные цены, а потом объявляют о скидках.

 

 3. Обязательство и последовательность.

 

 Пояснение: вас побуждают совершить поступок, логическим продолжением которого будет последующий поступок, желательный для манипулятора.

 

 Пример: заполнение анкеты «я бы купил такой-то товар по такой-то стоимости», тест-драйв авто предполагает его последующую покупку, выдача перед выборами значков «Я голосую за Иванова» и т.д.

 

 4. Принцип социального доказательства

 

 Пояснение: Согласно этому принципу, правильным мы считаем поведение, которое часто демонстрируют другие люди в подобной ситуации.

 

 Пример: фразы в рекламе: «миллионы людей уже попробовали товар Х», «сотни отзывов на нашем сайте» и т.д.

 

 5. Благорасположение

Пояснение: мы охотнее всего соглашаемся выполнять требования тех, кого мы знаем или кто нам нравится.

 

 Пример: продавец какой-то ненужной фигни говорит: «Ваш друг Иванов посоветовал мне обратиться к Вам». В рекламе специально используют только красивых и знаменитых.

 

 6. Повиновение авторитетам

 

 Пояснение: в человеке в процессе воспитания закладывается привычка к послушанию авторитетам, причем эта привычка является очень стойкой, и совершенно бессознательной.

 

 Пример: доктор Хаус, рекламирующих лекарство или что-то связанное с медициной. Хотя актер вов­се не разбирается в медицине, многие будут тупо следовать его авторитетному совету.

 

 7. Принцип дефицита

 

 Пояснение: нечто, что является редким или малодоступным, имеет в наших глазах ценность, тем большую, чем более это дефицитно. Люди также более склонны избегать утраты уже имеющегося, чем приобретать новое.

 

 Пример: «кто оплатит тренинг до 12 часов получит скидку 25%», количество новых iphone 5 ограничено – можно поднять цену в два-три раза.

 

Михаил Кирилин  

 

Чартер

 К двум часам ночи наконец стало тихо: замотанный до отказа Михалыч разнес выстрелом из дробовика датчик задымления. Батарейку надо было поменять или просто вытащить, но эта дребедень висела прямо под потолком в пустой библиотеке особняка, на дурацкой высоте в шесть с половиной метров и дудела каждую минуту. Лестниц такого масштаба Михалыч в доме не нашел, но зато нашел ружье, и дальше все получилось по Чехову.

 

 За домом присматривать Михалыча подрядил «Дядя» Василий. Кто-то из его клиентов долг задержал, собственность поменяла владельца, а этот район Далласа, после бурных экономических чудес новой администрации, пришел в некоторый упадок. Василий был чем-то вроде местной «русской мафии», но, опять же, человек хороший, а Михалычу всегда нужны были деньги. Так и стал он ночным сторожем, которому удалось таки немного поспать, поскольку полиция заглянула только через час, район стал шумный, быстро приедешь, а там, не дай бог, еще не у всех патроны кончились. Утром объявился Василий, замерил дырку в стене, и улыбнулся, что в его конкретном случае следует рассматривать как предпосылку к большим неприятностям.

 

 Историческая справка: Михалыч в прошлой жизни был корпоративным летчиком. Гонял Гольфстрим по всему миру, доставляя из А в Б всяких знаменитостей и не очень. Все шло очень даже ничего. Но, человек несколько прямолинейный, и к тонкостям этикета не совсем привыкший, в один прекрасный день Михалыч умудрился сильно обидеть (пнуть по яйцам) некоего светского льва и создал Конфликт. Конфликт цепной реакцией лишил Михалыча работы, денег в банке, дома с бассейном и жены-раздолбайки. Михалыч, ни о чем не жалея, стал перебиваться частным извозом, инструктажем и всем, что под руку попадалось.

 

 После эпизода с дробовиком дядя в законе Василий, как ни странно никого не покалечил. У него с Михалычем состоялся разговор.

 Давеча оставили Василию залог. Самолет. Семьсот двадцать седьмой Боинг с огромным налетом, раздолбаным планером и салоном в стиле диско-люкс-семидесятые-ау. Михалыч был назначен аппарат «посторожить» и, по возможности, заработать чартером, до момента скорой сдачи аппарата на лом. В пробном вылете, с большим трудом оторвав этот лайнер от полосы, Михалыч окрестил его «Зверем»: за бесподобный рев допотопных движков, за черный дизельный выхлоп и за плохо скрытое желание ухрюкаться носом в землю на всех критических режимах. Экипаж Василий тоже нашел: в годах, но еще крепкий правак Женя и офицантка-стюардесса-секс символ-бухгалтер-редкая стерва Танька, к произволу привыкшая, дотошная в бизнесе и незаменимая в драке.

 

 В одно прекрасное утро, точнее, в три его часа Михалыча разбудил телефонный звонок: клиент у нас, сказал Василий, полетели… Вот те раз, сказал Михалыч…

 

 Через пару часов к на скорую руку заправленой «Зверь-машине» подкатили бронированные грузовики инкассаторов, широкоформатные дядьки с автоматами занесли на борт запах вчерашнего кофе и брезентовые мешки с чем-то хрустящим. Профессиональная Танька распределила народ по салону, отстреляла на пробу пару улыбок и выдала каждому по банке с колой и пакетиком с печенюшками. На улыбки публика не среагировала, но в печенюшки вцепились с остервенением. «ФБР» — шепнула уголком губ Танюха Михалычу, — «вечно голодные, но такие, суки, правильные».

Откуда Татьяна знала о повадках федералов и каким боком Дядя Вася зацепил этот гешефт, Михалычу было совсем не любопытно (почки дороже), они с Евгением гоняли предстартовые чек-листы, форточки нараспашку, кондиционерные паки на Звере почти не работали, надо было успеть напиться вкусным утренним воздухом пока он не сбежал от ударной волны рассвета.

 

 На парковку, под левое крыло, с визгом тормозов влетело что-то на мотоцикле. «Дукати» — знающе заметил Женя. «Что-то» скинуло шлем и оказалось дамой в строгом брючном костюме и с кобурой на поясе. У Михалыча на секунду «заело» сердце, дама была очень даже ничего. Без церемоний открыв дверь в кабину и грацизно заняв кресло-откидушку, она представилась Михалычу: Я — специальный агент Босс. Дайте мне гарнитуру. Колеса в воздух, вопрос срочный, капитан, и с добрым вас утром.

 

 На эшелоне 350 Михалыч с удивлением получил разрешение от центра идти на максимально возможной скорости. Педальку в пол — сказала Босс и мрачно посмотрела на часы. По своей динамике Зверь чем-то смахивал на паровоз, уж если изволит разогнаться, то не остановишь. Точка восемь восемь на махометре, плоскости равномерно вибрируют, но пока не разваливаются. Чего мы так спешим, облака смешим, подумал Михалыч и покосился на стройную шею и понитэйл Босса. Спрашивать бесполезно, с таксистами национальными секретами не делятся, но похоже, дело важное, каждая минута на счету.

 

 Над одним небольшим, но печально известным мексиканским городом контроль отпустил Зверя с эшелона и предложил строить заход по усмотрению или по прихоти. Порт назначения был прекрасно виден из чистого как линза неба, и, проникшийся серьезностью рейса Михалыч решил не валять дурака со схемами, и тупо нацелил нос Зверя на ближний привод. РУДы на холостые, тормозные щитки выпущены, фюзеляж слегка колбасит, но никто вроде на радио про превышение скорости не орет зычно. Мексика, она страна дикая и красивая.

 

 Зверь, как суперскоростной лифт, вертикально падал, дома становились все больше и Михалыч начал подумывать, как его из этого режима вывести без особого конфуза. Удивила башня — «Федеральный борт 379, разрешение на посадку отменено, неизвестными блокирована полоса, уходите на запасной аэропорт…»

Очень спецальный агент Босс на новости отреагировала плохо, но выругалась очень хорошо — правака Женю аж качнуло в кресле. Ее серые глаза вцепились в Михалыча, выражение вечное и без слов понятное: «Сделай что-нибудь». Хорошая девка, подумал Михалыч, хоть я и не волшебник, а только учусь, но я попробую: «Башня, борт 379 терпит бедствие, мэйдэй, мэйдэй, мэйдэй, отказ в системе управления, посадку вынужден продолжать…» Очень осторожно выбрав на себя штурвал, Михалыч замедлился до скорости выпуска закрылок и шасси и только потом убрал тормозные щитки. На широкой полосе прямо по курсу были припаркованы несколько пикапов, от них быстро бежали какие-то люди в клетчатых рубашках и банданах. Стояли машины прямо на «клавишах» зоны касания, эффективно сокращая полезную длину полосы вдвое.

 

 — Женек, предохранители Бэ-шестой и Цэ-двадцатый дерни…

 Матчасть Михалыч знал хорошо. Разомкнув цепь датчика «вес на колесах», он теперь мог, перепрыгнув преграду, открыть корзинки реверса прямо в воздухе, больно треснуть самолет об полосу и себя любимого об самолет, но успеть остановить пробег, до того, как кончится злая карма и потрескавшийся бетон.

 

 Едва выкатившийся на рулежку Зверь был встречен обшарпанным грузовиком защитного цвета, под строгим надзором специального агента Босса и ее дядек с автоматами груз в брезентовых мешках перекочевал в кузов. На взлете полосу никто не блокировал, и, оставившей на ней изрядную часть своей резины, Зверь ушел в небо в классической позе реактивного лайнера семидесятых, гордо задрав нос и смрадно дымя тремя «дизелями».

 

 — Спасибо, эль капитано, выручил. Про наши дела грязные не думай, меньше знаешь — больше платят. Может быть, мы только что профинансировали новую яхту для наркобарона, и, также может быть, один сильно растроенный сотрудник госдепа сегодня увидит свою жену и детей. Живыми. Пора давить на массу…- агент Босс повесила гарнитуру на спинку сиденья и ушла в салон. Зверь, дорвавшись до эшелонов, бежал легко и ровно как скорый поезд. Хорошая девка, опять подумал Михалыч…

 

 После посадки, выходя из самолета, агент Босс остановилась в дверях кабины:

 — Эль Капитано, допустим, сейчас сюда зайдет инспектор Федерального Агенства по Авиации и попросит объяснить зачем ты подал тот сигнал бедствия и какие из систем отказали, что ты ему скажешь?

 

 — Жень, предохранители А-шестой, двадцатый и Дэ-пятнадцать, плиз…

 

 — Эль Капитано, ты смешной, вот тебе моя визитка, позвони, когда тебя заметут по мелкой хулиганке, может помогу, зовут, кстати, Анжелой.

 

 Красный «Дукати», перебрасывая передачи, ускорился и ушел в точку между ангарами. Михалыч и Женя проводили байк тяжелым на мысли взглядом. «Нда…» — разбила паузу Танюха. «А кофе кто нибудь будет?»

 

 В этот вечер Михалыч напился. Совсем не кофе. Открыв один глаз ближе к обеду Михалыч увидел Василия. «У тебя новый клиент, полетели»

 Вот тебе два, подумал Михалыч и полез в душ.

 

Историю рассказал Overland

 

Ночной аэродром

Кто не помнит ночной аэродром. Хотя, конечно, кто-то не помнит. И не потому, что забыл, а потому, что не доводилось бывать. Служба была иная.

 А мне вспомнился один момент:

 

 — первый час ночи, полёты закончились, и вот-вот на рулёжке должна показаться машина с разводящим и караульным роты охраны. Я уже в десятый, а может, и в двадцатый раз обошёл стоянку, и меня стал донимать вечерний холодок.

 Наконец, в наступившей на аэродроме тишине, где-то вдалеке, послышался едва слышный шум мотора, потом на повороте показался свет фар и вот он — долгожданный ГАЗ-66, подъезжает к воротам ТЭЧ.

 Сержант-разводящий и солдат, который сменит меня на стоянке, не торопясь, идут ко мне. Рота охраны — через день на ремень, понять их можно. Куда спешить, вся ночь впереди. А мне не терпится скорее сдать стоянку, обойти её, проверить печати на технике и домой. В казарму, сдать оружие и патроны, в столовой съесть наверняка уже простывший «расход» и спать!

 Вот и всё сделано, часовой остаётся нести службу, а ты запрыгиваешь в кузов, где сидят несколько таких же ребят, с автоматами между колен. Один из сидящих — боец из роты охраны, ему предстоит уйти в темноту ночи на пост на стоянке третьей эскадрильи. Ещё двое — ДСП первой и второй эскадрилий. На место ушедшего в кузов заберётся ДСП третьей, и караульная машина отвезёт нас в казарму.

 

 Служба на сегодня уже закончена, я сижу на боковой скамейке, ГАЗ-66 в темпе, выверенном за многие месяцы караульной службы, едет по рулёжным дорожкам аэродрома. Руки придерживают автомат, подсумок с магазином, почти не оттягивает ремень. И я смотрю на ночной аэродром. Огромное пространство, по которому гуляет ветер. Силуэты зачехлённых самолётов проплывают мимо, а ноздри улавливают запахи ночной свежести, свежескошенной травы и, конечно, авиационного керосина.

 

 Остановка в третьей эскадрилье. Мотор заглушен, тишина вокруг. Звездное небо над головой.

 

 И ты, вдруг понимаешь что-то важное для себя. Осознаешь в этой тишине, что вот здесь и сейчас, ты, мальчишка неполных двадцати лет, с оружием, сидишь в кузове военной машины, и никто не считает тебя неспособным делать то, что ты делаешь сейчас.

 А твоя девчонка, где-то там, в далёком городе, вернувшись с занятий в вечернем институте, уже спит и видит сны, потому, что она — девчонка, а ты здесь, потому что ты — мальчишка. И это — твоё дело, не спать, нести службу, защищать, в конце концов. И мысли эти приносят суровое удовольствие. Ты вздыхаешь и думаешь — всё правильно, всё так, как и должно быть. И становится легко. И уже не хочется спать. А хочется, что бы ОНА увидела тебя сейчас, и поняла, и оценила, и что бы гордилась тобой.

 

 В кузов запрыгивает твой товарищ. Садится рядом на скамейку, придерживая автомат. Машина рывком трогается, сворачивает с рулёжки к выезду с аэродрома.

 

 Тёмные окна домов.  Твой город тоже уже спит.

Историю рассказал Кудасов

 

Гресс: Мой суд с Ющенко показал его слабость

Третья часть интервью с заключенным Симферопольского СИЗО 

Киев – Симферополь – Севастополь, Январь 28 (Новый Регион – Крым, Алла Добровольская) –

 В продолжение тюремного интервью с Александром Грессом, который до сих пор содержится в СИЗО без приговора, «Новый Регион» публикует его ответы на вопросы о судебном иске против Виктора Ющенко в период президентства, историю 2006 года с мэрскими выборами в Симферополе и других событий, связанных с политической деятельностью Гресса. Также заключенный высказывает свое мнение о перспективах развития Симферополя.

 

Напомним, после первой части интервью «В тюрьме я чувствую себя более свободным, чем некоторые на свободе», где Гресс рассказал о подробностях судебного процесса над ним, он подвергся ряду тщательных проверок с целью отрезать его от доступа к средствам массовой информации. Вторая часть интервью «Инвестиционный климат Севастополя хоронят депутаты горсовета, занимаясь личным обогащением» также вызвала неоднозначную реакцию в городе-герое из-за приведенных Грессом характеристик и оценок.

 

«Новый Регион»: Как по прошествии времени, с учетом Вашего местопребывания, Вы оцениваете суд с Виктором Ющенко?

 

Александр Гресс: Касаемо суда с Ющенко, то напомню, что когда его избрали президентом Украины, я был министром финансов Крыма. К тому времени я уже достаточно видел своими глазами развитые страны с реально существующим верховенством права. Видел, что это не миф и этого можно добиться и у нас в стране. Естественно, с приходом Ющенко я имел надежду, что он начнет свое президентство правильно – с самого главного базового условия, без которого проведение любых экономических реформ невозможно. Я говорю о верховенстве права. Если Президент страны сам лично нарушает публично закон, то есть показывает свое пренебрежение к нормам права, ставя себя над законом, то какой пример и сигнал он подает другим. Сам гарант Конституции по факту таким гарантом после этого не является, а кроме него больше некому гарантировать ее исполнение. Некому спросить за нарушение конституционного принципа верховенства права. Более того, скажу честно – я лично голосовал тогда за Ющенко. И когда после своего избрания он демонстративно и высокомерно нарушил Конституцию Крыма, которая является законом Украины, то, естественно, для меня это было крушение последней надежды застать при жизни стандарты Евросоюза. Процесс создания в стране правовой культуры – это вопрос не одного дня, и Виктор Ющенко это время бездарно упускал. Поэтому, даже будучи в тот момент государственным служащим, я и подал на него в суд за нарушение закона Украины, но не для пиара. Какой пиар, никто же тогда, в самом начале его президентства, не знал, каким окажется В.Ющенко. Когда я подал на него в суд, все думали, что это будет «второй Кучма». Я тогда реально готов был, что меня за этот иск посадят. Помню пресс-конференцию прокурора Крыма, которую он провел сразу после подачи моего иска к президенту: прокурор на ней заявил, что начинается проверка министерства финансов Крыма за 2001 год (когда я еще в нем не работал!) и уже сразу предсказал результат этой, еще не проведенной проверки – в отношении меня будет возбуждено уголовное дело. В итоге я подал заявление на получение политического убежища в другой стране. И только после того, когда я об этом сказал лично прокурору Крыма, что лично он будет объясняться, почему я из-за него вынужден покинуть страну, от меня отстали.

 

У меня была возможность сказать о моем иске и своих претензиях в глаза самому Ющенко во время его посещения Совета министров Крыма. В ответ от него я услышал опять про его руки и удивление от того, почему я считаю, что он не может исполнить волю майдана. Я ему ответил, что, на мой взгляд, он может исполнить эту волю, но только в строгом соответствии с законом.

 

«НР»: На тот момент Ваш иск к президенту больше походил на самопиар.

 

А.Г.: Мой иск к Ющенко скорее был эмоциональным шагом отчаяния. Он никак не был связан с пиаром или какими-то конкретными личностями. Многие журналисты потом ставили мне этот иск в упрек, что, мол, он ничем не закончился, был мол пиаром. Просто все забыли, что это тогда был первый иск в стране к президенту Ющенко, и я не ставил себе целью его выиграть в стране с несправедливыми судами. Я хотел показать, что президент – это не священная корова, и он в демократической стране должен отвечать по закону. Что без верховенства права страну ничего хорошего не ждет (что, в общем-то, и происходит). Печерский районный суд тогда мне в иске отказал, но на удивление апелляция отменила это отказное решение и отправила на рассмотрение иск снова в Печерский суд. К тому времени прошло уже более года правления Ющенко, и многие поняли, что он – не автократ. Тогда многие осмелели, начали его критиковать, суды против него уже не были редкостью – в общем-то, этого как раз я и добивался. В какой-то степени цель подачи моего иска была достигнута. Но началась в отношении него со стороны многих конъюнктурщиков откровенная хамская травля (которые в начале его президентства целовали ему руки, а потом, увидев его демократичность и посчитав ее за слабость вдруг осмелели и начали вытирать об него ноги) – я в этом участия принимать не хотел. Мой иск – это был, на мой взгляд, тот минимальный вклад как обыкновенного гражданина в дело становления права в стране.

 

«НР»: И Вы сейчас, сидя в тюрьме без суда, можете сказать, что право восторжествовало? Или вспомним выборы мэра Симферополя 2006 года. Тогда тоже право взяло верх?

 

А.Г.: Отсутствие справедливого суда в Украине было и еще будет бить по вере в справедливость у всех граждан в этой стране. Мои мэрские выборы, а вернее, их итог – это уже следствие. Людей в якобы цивилизованной стране на глазах у всех просто лишили их права выбора. И никакие гарантии и механизмы защиты, а самое главное – восстановление этого права, не сработали. Напомню, в день голосования на выборах мэра Симферополя в 2006 году продажная избирательная комиссия несколько раз за день исключала меня из бюллетеней для голосования за кандидатов в мэры. Таким беспределом они нарушили не столько мои права, сколько права десятков тысяч симферопольцев. Это со стороны моих оппонентов (которые и подкупили большинство членов избирательной комиссии) был уже блеф. Уже пошли на последний беспредел – исключить меня в день голосования, когда по закону этого сделать было нельзя. По всем соцопросам у меня на день голосования был рейтинг 33-35%, а у ближайшего конкурента – 25-27%. До 11.00 часов дня в день голосования – до момента моего исключения из списков, я уверенно лидировал. По закону последним днем, когда комиссия могла снять кандидатов с выборов, был день перед днем голосования. В день выборов начинается голосование, кандидата уже нельзя исключить, и все претензии к победителю можно предъявить после выборов путем обжалования результатов выборов. Понятно, что когда полдня голосовали за одного из кандидатов, а потом этого кандидата вычеркнули в бюллетенях для голосования, то голоса проголосовавших за него попросту выкинули на ветер. Они, если бы меня исключили до дня голосования, а не в этот день, могли бы проголосовать за другого кандидата, и это существенно повлияло бы на результаты выборов. Это обыкновенное шулерство, которое с честными выборами ничего общего не имеет. При таком обмане никакого честного результата быть не может. Если бы я, предположим, проиграл, но честно – я поздравил бы победителя и пожелал ему удачи. Но остановить меня честным путем у моих оппонентов не получилось. Самое главное, разве это шулерство не является нарушением права симферопольцев по выбору себе мэра? Их уже лишили и этого? За них все решили?

 

Во всей этой истории меня огорчил даже не этот беспредел, а то, что те избиратели, чье право было нарушено, с этим безропотно согласились. То есть об них просто вытерли ноги. Эти выборы были нужны не мне одному – это ведь дело не одного человека. Я не шел на выборы, чтобы занять трон – понимал, до какой степени это черная работа – вывести городское хозяйство из того состояния, в котором оно оказалось. В одиночку, без участия самих горожан этого никто сделать не сможет. Я к мэрству относился как к совместному проекту с горожанами. Этот проект касается всех, а не только мэра – не важно, какая у него фамилия. С помощью избирательной кампании я хотел добиться не только победы, но и активизировать горожан – привлечь их к участию развития города. Такую технологию я и хотел использовать. И если одного из партнеров (горожан) его собственный проект (город) не интересует, то результата не будет.

 

После я просто вернул «должок» своим оппонентам: высшая судебная инстанция в стране – Верховный суд Украины признал эти выборы не состоявшимися. В итоге лицо, которое фактически не было избрано и мэром не являлось руководило в городе 5 лет! и все горожане об этом знали, знали об этом и судьи, и правоохранительные органы, и прокурор города. И всем все равно. О каком порядке тогда можно говорить в стране с напрочь отсутствующей правовой культурой и неработающей судебной системой? Какое такое экономическое чудо мы ждем? Ведь небрежное отношение симферопольцев к своему городу (просто посмотрите на подъезды и заборы частных домов) и неуважение к своим правам – это звенья одной цепи, между ними можно ставить знак «равно». Это, в первую очередь, неуважение к себе. Согласитесь: «Не существует демократического или республиканского способа уборки мусора с улиц», как метко сказал 99-й мэр Нью-Йорка Фиорелло Ла Гардиа. Симферопольцы своим нежеланием быть горожанами все больше и больше позволяли не избираемому ими мэру разрушать город. Кстати, думаю, что например, в Севастополе такой трюк с лже-мэром у севастопольцев не прошел бы, хотя расстояние всего 70 км.

 

«НР»: Симферополь трудно сравнивать с Севастополем по многим причинам. Управленческий фактор – лишь один из них…

 

А.Г.: Вообще Симферополю, чтобы придать серьезный импульс для развития, избирательными программами, полумерами и декларациями не поможешь. То, что городское хозяйство перегружено, давно понятно. Ни коммунальная сфера, ни дороги не справляются с возросшими нагрузками. Развитие города не может выдержать устаревшая инфраструктура. Самое главное, городу необходим не просто генеральный план, а хорошо продуманный (в первую очередь, экономистами-урбанистами) план развития города. Это не просто градостроительный документ. Для меня он носит в первую очередь экономический характер. Городу надо в таком документе определить – какие отрасли экономики должны являться для городской экономики центрами роста, какая специализация будет стимулировать большинство других отраслей. То, что сегодня город – большая нецивилизированная торговая площадка, просто базар – это не та перспектива. Это временное явление.

 

Городу необходимо расширить свои границы. И в первую очередь из-за места расположения города и сложившейся по этой причине специализации (ворота Крыма) я видел бы перспективу развития города как транзитно-транспортного узла с оборудованием на большой территории различных терминалов и желательно с морским терминалом (я не оговорился). Это специализация явится катализатором развития промышленности в городе, появления новых средних и малых бизнесов напрямую или косвенно связанных с этой деятельностью. Понятно, что потенциал крымской экономики сильно ограничен, поэтому сегодня говорить о большой транзитной пропускной способности Симферополя при небольшом спросе полуострова и ограниченных рынках сбыта за территорией Крыма нельзя. Необходимо расширять рынок для симферопольской экономики, а через нее и для всей крымской. Поэтому я бы обратил внимание на расширение границ города в сторону Сакского района, чтобы получить выход к морю – возможности выйти на глобальный рынок. Это направление наиболее перспективное для Симферополя: в этой стороне находится международный аэропорт, железная дорога, автомагистраль и несколько лиманов, находящихся до Саки, один из которых не представляет интереса для экологов, т.к. из-за нарушения перегородки морская вода беспрепятственно попадает в лиман, давно уничтожив всю его микрофлору. В этой стороне находятся большие массивы необрабатываемой земли. Лучшего места для оборудования морского транзитно-транспортного глобального узла с территорией для промышленности представить сложно. Такой проект позволит Симферополю стать большим промышленным городом, одновременно разгрузив стесненную границами города инфраструктуру. При разумном подходе современные технологии позволяют сделать даже такие проекты экологически чистыми.

 

«НР»: Простите за цинизм, но, вероятно, у Вас было больше времени ознакомиться с теорией, нежели у чиновников, которые день и ночь трудятся на благо страны?

 

А.Г.: На самом деле, необходимо только желание… Например, есть интересная идея для развития городов, получившая название – «город – хартия», разработанная профессором Полом Ромером. Суть этой идеи сводится к тому, что в вопросе развития города уделяется много внимания новым технологиям, но чтобы двигаться вперед, нужны новые технологии с работающими законами, и обычно отсутствие последних и сдерживает развитие. Выстраивается законодательная система, гарантированная внешней законодательной системой. Одна из развитых стран разрешает своему Верховному суду быть судом высшей инстанции для новой законодательной системы, действующей в развиваемом городе. Для города с неэффективной судебной системой – это выход. Естественно, что Украина, не говоря уже о Симферополе, в одиночку не сможет реализовать такой проект по обустройству крупного морского транзитно-транспортного узла – необходимы крупные международные инвесторы, которым, собственно, и можно было бы отдать этот проект на различных условиях совместного сотрудничества. Но для таких проектов (в случае если, технико-экономическое обоснование подтвердит его перспективу) инвестору надо только одно условие – гарантии по защите его прав, что со временем законодатель не изменит правила игры изначально оговоренные (как было с экономическими зонами) и суды будут являться эффективным инструментом защиты его прав. В Украине с неэффективной законодательной и судебной системой таких гарантий инвестору никто не даст. Поэтому такая идея Пола Ромера и является актуальной для Украины для развития городов. Она позволяет задействовать международное право и внутреннюю систему права развитой страны. Поэтому, если предположить, что свершилось чудо и Украина, например, взялась бы реализовывать такой проект в Симферополе, то одними технологиями и деньгами такой проект нельзя запустить – в первую очередь необходимы соответствующие условия. Но и возникает другой вопрос: стоит ли в отдельно взятом городе создавать правовое государство, если правильней его создавать системно и одновременно на всей территории страны, что даст возможность развиваться не отдельным – избранным городам, а всем, самостоятельно и одновременно.

 

«НР»: У Вас наверняка сформировалось не только свое видение, но и план развития города, в котором Вы так и не стали мэром.

 

А.Г.: Я бы в упрощенном виде предложил такую стратегию для города по реализации этого проекта: расширение границ города для включения в них предлагаемой территории; разработка для этой территории с участием международной консалтинговой компании генерального плана развития этой территории (включая ТЭО) и, соответственно, с привязкой к нему переработанного генерального плана всего города; передача в концессию территории под этот проект иностранному инвестору или их пулу, или вообще иностранному государству с дополнительными условиями по задействованию в строительстве и эксплуатации этого проекта жителей города Симферополя и, в случае необходимости, принятие решения о выкупе земли под этот проект для общественных нужд с изменением целевого назначения или оказания помощи инвестору в выкупе этой территории; и самое главное – в договоре концессии (или любой другой форме договора) указать арбитраж и право иностранного государства (Стогкольгм, Лондон и т.д.), по законам которого, в случае возникновения споров, в т.ч. – неисполнение Украиной своих обязательств – они бы рассматривались. После этого, с помощью все той же отобранной на конкурсной основе международной известной консалтинговой компании (например, из числа компаний стратегического консалтинга большой тройки) необходимо провести международную презентацию этого проекта и отобрать на конкурсной основе инвесторов.

 

Кстати, Грузия собирается реализовать похожий проект – построить с нуля город Лазика, призванный стать наибольшим портом на Черном море, который обеспечит самый короткий путь грузов из Китая в Европу. Самое главное – уже решено, что для облегчения жизни иностранного бизнеса на территории города для коммерческих транзакций будет действовать британское право. В этом направлении и надо двигаться Симферополю – откусывать часть этого рынка.

 

Всем, кто интересуется вопросами урбанистки, я советую работы известного американского ученого Джейн Джекобс (мэрам – в обязательно порядке).

 

Без четкой уверенности в гарантиях, которые должны обеспечиваться независимой, эффективной правоохранительной и судебной системой, никакие крупные проекты не возможны, даже если их лично будет патронировать высшее лицо государства.

 

«НР»: Вы снова говорите о судебной системе. Точку зрения определяет место сидения?

 

А.Г.: Меня можно упрекнуть, что я говорю о важности верховенства права, о правовой культуре (а значит, и законоуважении и послушании), только попав в тюрьму. Это не так. Во-первых, я уголовное законодательство не нарушал. И во-вторых, мой иск к Президенту Ющенко, история с мэрскими выборами – это все подтверждение того, что к таким убеждениям я пришел давно. Еще в 2005 году, когда я возглавлял Республиканскую партию Украины в Крыму, я в ее программе, в экономическом блоке, лично писал, что никакие экономические реформы без наличия эффективной и справедливой судебной системы ничего не дадут. Последовательность должна начинаться именно с построения независимой и самостоятельной судебной системы, но не наоборот – это фундамент, на котором можно строить. Это важно. Это потом можно говорить о различных реформах, об упрощении ведения бизнеса, о микроэкономике – потом, но не в начале. Страна же сегодня, не достроив именно независимую судебную ветвь власти, забегает вперед со всеми инициируемыми реформами, которые ничем хорошим не заканчиваются, т.к. нет фундамента, на котором должны основываться не только реформы, но и государственность в целом. И мое решение о добровольном уходе из депутатов Крыма в основном именно этой причиной было и обусловлено. Я не видел, как и не верил ни в какие реформы без создания условий для их проведения – зачем толочь воду в ступе? Я привык к действующим и конкретным проектам, когда ясно понимаешь, чего ты хочешь – цель – конечный результат проекта, ресурсы и время, необходимые для достижения этой цели. Такой проект, как депутатство в парламенте Крыма, я так и не понял. Я до сих пор не понимаю мотивы большинства депутатов крымского парламента, которые лишены настоящих полномочий и ни на что не влияют. Что там делать? Если декларируемая многими депутатами цель настоящая – улучшение благосостояния крымчан, то я не понимаю, за счет каких инструментов и полномочий (которые полностью отсутствуют) можно это сделать. Как вообще парламент Крыма может на что-то влиять? Если же истинная цель другая (что, в общем-то, является скрытой правдой) – повышение собственного, личного материального благосостояния, то тогда, на мой взгляд, эффективнее, да и честнее уйти и заняться бизнесом (не тратить время), что я, собственно говоря, и сделал.

 

Неопровержима правота и в наши дни русского философа Бердяева: «Что такое парламент, как не узаконение раздора, как не преобладание «мнений» над знанием….». Противно слушать все эти политические ток-шоу – всех этих полупросвещенных политиков, которые берутся рассуждать о развитии страны, исходя не из знания предмета, а из собственного мнения, основанного на собственном жизненном опыте или, в лучшем случае, на прочитанных мемуарах какого-нибудь исторического деятеля. Есть наука, ее представители, научные материалы, с помощью которых можно открыть для себя давно открытую Америку и найти ответы на многие вызовы, стоящие перед Украиной. Было бы желание. С появлением в стране по-настоящему независимой судебной системы в парламенте Украины появятся и знания, а не мнения, так как бизнесменам можно будет заняться прямым своим делом – бизнесом, и не будет необходимости избираться в парламент для получения неприкосновенности и защиты своего бизнеса, для того есть суд. Обратите внимание на парламенты развитых стран – не встретишь бизнесменов, активно продолжающих им заниматься. Там большинство богатых депутатов имеет возраст за 50 лет, которые оставили бизнес, передали его в управление другим, а сами профессионально занимались политикой. Для них политика – не средство защиты своего бывшего бизнеса или его преумножения, а уже другой этап жизни материально обеспеченного взрослого человека – самореализация и другие, нематериальные мотивы.

 

То, что я оказался в тюрьме – это в современных условиях Украины не случайность, а для многих умных и трудоспособных скорее закономерность. Посмотрите статистику – какой процент граждан в независимой Украине побывали в тюрьме? А сколько еще побывает. В Донецкой области каждый 4-й житель имеет судимость (для сторонников российского выбора – каждый 6-й бизнесмен привлекался в России к уголовной ответственности). Прямо как по Жванецкому: половина сидит, половина охраняет, потом меняются. Многие главные политические деятели страны (не только Президент) уже побывали в местах не столь отдаленных. И что? И ничего, никаких выводов, реформированием судебной и правоохранительной системы никто не занимается. Принятие нового УПК и закона «О судоустройстве и статусе судей» – это еще не реформа системы. Названные системы состоят из людей, и как бы ни пытались что-то менять, вводить новые названия (полиция – милиция) – люди-то остаются все те же, их уже не изменить. От перемены мест слагаемых, как известно, сумма не меняется. А эти слагаемые – судьи, прокуроры и т.д., все одни и те же люди. Надевай на них другую форму, переводи с одного места на другое, хоть горшком назови, что от этого изменится?

 

«НР»: Вы наверняка не раз и не два анализировали свои прошлые действия, о которых так подробно рассказали нам. Сейчас, будь на то возможность, поменяли бы свою позицию с учетом заключения в СИЗО?

 

А.Г.: Менять ничего не стал бы. Я уже говорил, что тюрьма для меня – очередной жизненный этап, достаточно интересный.

 2013, «Новый Регион – Киев»

Александр Гресс: В тюрьме я чувствую себя более свободным, чем некоторые на свободе

Интервью. Части 1 и 2

За решетку Гресс попал после смены власти на Украине, когда в Севастополе стали расследовать деятельность команды губернатора Сергея Куницына.

 Бывшего председателя наблюдательного совета «КрымНИОпроект» Александра Гресса обвиняют в создании преступной организации и присвоении земельных участков на сумму 1,5 млрд гривен.

 «Новому Региону» удалось связаться с адвокатом политика Андреем Зубаревым. Юрист не знает, когда состоится финальное заседание суда по делу его подзащитного.

 Процесс слушается в Ленинском районном суде Севастополя с большими перерывами: за прошлый год было всего несколько заседаний. По сути, происходит затягивание, считает юрист. 

 По его словам, судья Ленинского суда города Севастополя Максим Непомнящий до сих пор даже не разъяснил подсудимым и их адвокатам суть предъявленных обвинений. 

 «Новый Регион» передал через адвоката вопросы Александру Грессу. 

 Полученные ответы по своему объему и содержанию больше похожи не на обычное интервью, а на своеобразные «тюремные размышления». Александр Гресс касается в них не только своего дела, но и размышляет о дальнейших путях экономического развития Украины, Крыма и Севастополя. 

 Своей вины Гресс не признает.

 Интервью Александра Гресса будет опубликовано на сайте агентства в нескольких частях на текущей неделе, без правок и сокращений.

 К слову, следующее судебное заседание по делу Александра Гресса в Ленинском районном суде Севастополя назначено на 15 января в 10:00.

 «Новый Регион»: Расскажите, где Вы сейчас находитесь, какая судьба уголовного дела, которое, как мы помним, было возбуждено в отношении Вас по завладению земельными участками в Севастополе на астрономическую сумму – около 1,5 млрд грн?

 Александр Гресс: Да, действительно в отношении меня и еще троих подсудимых, которые также проходят по этому уголовному делу, было предъявлено обвинение в завладении земельными участками (всего 5 эпизодов). Вот уже больше 2,5 лет я нахожусь в Симферопольском СИЗО. В феврале 2011 года, по окончании досудебного следствия, дело было передано в Ленинский районный суд г. Севастополя (судья Непомнящий М.А.). Поэтому в настоящий момент я имею статус подсудимого, приговор до сих пор не вынесен.

 «Н.Р.»: В каких условиях Вы находитесь? Есть ли какие-нибудь исключения в отношении Вас по сравнению с другими заключенными?

 А.Г.: Сижу, как и все, в так называемых «общих хатах». Езжу на этапы в Севастополь в «столыпинских» вагонах и воронках. Никаких исключений. Сидел несколько раз и в карцере. Здесь обыкновенные тюремные отношения: за каждое произнесенное слово и поступок нужно нести ответственность. Меня это больше устраивает, чем то, что происходит на свободе, особенно в парламенте: называй своего оппонента последними словами – все равно ответственности никакой не несешь. Не хочу, говорить как это все называется. Противно. Здесь более понятно.

 Читал несколько интервью Юрия Луценко, Василия Волги и еще какого-то банкира (содержался в г.Киеве в изоляторе СБУ). Все они не сидят в общих камерах со всеми, когда камера переполнена в три раза. По большому счету, ни тюрьмы, ни тюремных отношений они не знают. Рассказывают о том, сколько книг прочитали, жалуются на отключение телевизора администрацией в 22.00. Их тщательно оберегают от тюремного контингента и всех возможных из-за этого последствий. Я к тому, что в таких условиях, как они, сидят единицы. 

 «Н.Р.»: Прокомментируйте Ваше отношение по выдвинутым против Вас обвинениям. Признаете ли Вы себя виновным?

 А.Г.: Знаете, за 2,5 года «отсидки» я очень мало встречал заключенных, которые даже в разговоре среди других арестантов признавали себя виновными. Такова уж человеческая натура. Я не хочу прозвучать банально, но виновным я себя не считаю, о чем я неоднократно заявлял и на следствии, и в суде. Есть выражение одного известного философа: «Только слабые совершают преступления: сильному и счастливому они не нужны». Без ложной скромности – к слабым и несчастным я себя никогда не относил.

 Дело в том, что в выдвинутом против меня обвинении, как, впрочем, и в отношении других подсудимых по этому делу – не то, чтобы отсутствует состав преступления, но и вообще отсутствует событие преступления. Следователи СБУ, нарушив подследственность, просто занялись не своим делом.

 В той деятельности, которую они взялись расследовать – а это хозяйственная деятельность в сфере земельных отношений, у них просто нет и никогда не было соответствующего опыта, так как я уже сказал – это не их подследственность. Ведь не зря же законодатель в уголовно-процессуальном кодексе Украины посвятил вопросам подследственности уголовных дел отдельную статью. Подразделения правоохранительных органов имеют, исходя из определенной им законом подследственности, свою многолетнюю специализацию, многолетний опыт и, естественно, специалистов в той сфере преступлений, которая подведомственна их подследственности. Абсурдно, например, поручить преступления в сфере незаконного оборота наркотиков расследовать работникам налоговой милиции, можно только предположить результат. 

 Так вот, такой же абсурдный результат получился и в моем деле, когда работники СБУ (!!!) взялись расследовать экономическую деятельность в земельной сфере, которая регулируется очень большим количеством законных и подзаконных актов. Без знания этого законодательства просто невозможно квалифицировать действия в этой сфере. 

 Естественно, следователи СБУ, не будучи специалистами в этой сфере преступлений, не изучив соответственное законодательство, «наломали таких дров», что никто до сих пор не может разобраться – в чем же конкретно, в каких таких преступных действиях я обвиняюсь. Хотя «всю жизнь» преступления в этой сфере расследовали (как это и предусмотрено законом) работники милиции по борьбе с экономическими преступлениями, у которых для этого есть даже отдельный специальный сектор – земельный. В итоге работники СБУ просто криминализировали обыкновенную хозяйственную деятельность в земельной сфере, обличили ее в криминальную терминологию с использованием таких эпитетов, как: умысел, сговор, преступная организация и т.д. 

 Когда читаешь обвинительное заключение, такое впечатление, что возвращаешься где-то в 70-80-е годы Советского Союза. Оказывается, например, сейчас, когда Конституцией Украины провозглашена рыночная экономика, то наличие цели – получение прибыли от хозяйственной деятельности строго в предписанном законом порядке – приравнивается к умыслу (преступное намерение). Следователи, составляющие обвинительное заключение, так и указывают в нем: «имея умысел на получение прибыли…». 

 Я так понимаю, что, например, и обыкновенная торговая деятельность для них все еще остается прямой спекуляцией, за которую советским уголовным законодательством была предусмотрена уголовная ответственность. Я еще могу понять людей пожилого возраста, для многих из которых слово «предприниматель» ассоциируется со словом «преступник». Но как следователи СБУ, имеющие высшее юридическое образование, додумались до такого?

 «Н.Р.»: На чем основывается обвинение?

 А.Г.: Я, как и адвокаты, искренне не могу понять по прошествии более 2,5 лет суть предъявленного обвинения. Сначала, на стадии досудебного следствия, я еще «грешил» на то, что мое непонимание объясняется отсутствием у меня необходимых знаний в уголовном законодательстве. Но даже по прошествии времени, когда у меня была возможность разобраться в уголовном праве, я до сих пор не понимаю сути предъявленного обвинения.

 Скажу, например, один факт, т.к. не хочу останавливаться на всех профессиональных замечаниях к выдвинутому против меня обвинению: их так много, что рамок моих ответов не хватит. Судья по закону обязан был в самом начале судебного следствия разъяснить всем подсудимым суть предъявленных обвинений. Согласно ст. 298 УПК – это святая обязанность судьи, причем судья должен понятным и доходчивым языком (а значит, логичным) объяснить подсудимому, чтобы он мог понять и соответственно защищаться – в чем сущность выдвинутого против него обвинения. Если подсудимому не понятна эта сущность, о чем заявляет сам подсудимый или это увидит судья, последний обязан повторно и доходчиво разъяснить человеку, в чем сущность его обвинения. 

 Так вот, мало того, что судья ни мне, ни другим подсудимым самостоятельно не разъяснил эту сущность, но даже и после того, когда я и другие подсудимые сказали, что никто виновным себя не считает и самое главное – сущность обвинения не понятна, судья и тогда все равно не то, чтобы разъяснил эту сущность, он даже и не пытался это сделать. Я тогда сказал в суде, что я понимаю, в каких статьях я обвиняюсь, но понять сущность обвинения я не могу – я не понимаю этой сущности. 

 На последнем судебном заседании – в октябре 2012 г. (!!!), по прошествии 1,5 лет слушания дела в суде, было заявлено ходатайство о том, чтобы судья все-таки разъяснил эту сущность обвинения, т.к. подсудимые не понимают, против чего они должны защищаться. Ведь никто до сих пор (уверен, что и прокурор) не понимают, в чем, в каких конкретно действиях, нас обвиняют. С помощью обвинительного заключения это невозможно понять.

 «Н.Р.»: В таком громком деле должно фигурировать немало свидетелей. Они подтверждают позицию СБУ?

 А.Г.: Все свидетели, которые уже были заслушаны в суде (более 20 человек) в один голос подтверждают, что ничего преступного в описываемых событиях нет. Также многие свидетели утверждают, что на них со стороны сотрудников СБУ оказывалось давление с целью подписать заранее набранный и выгодный для следствия протокол допроса. По вопросам прокурора к свидетелям я понял, что и он тоже не понимает сущности предъявленного обвинения. Ведь, действительно, не то чтобы сложно, а просто невозможно защищаться, не понимая, в чем именно ты обвиняешься. 

 В итоге судебные заседания превращаются в пространственные, часовые выступления защиты, напоминающие о фундаментальных основах уголовного права: обвинение не может строиться на предположениях, каждый человек имеет право знать, в чем он обвиняется, никто не обязан доказывать свою невиновность – это обязанность прокуратуры довести обратное (а последняя это сделать не сможет, т.к. сама не понимает сути обвинения), что граждане Украины, не являющиеся должностными лицами органов власти, по закону могут делать все, что прямо не запрещено законом и т.д. и т.д. Но разговора по сути, предметного разговора в суде до сих пор не получается, так как никто этой сути не понимает. 

 Так вот, в результате заявленного защитой ходатайства о разъяснении сущности предъявленного обвинения, по прошествии 2,5 лет нахождения меня под стражей судья вместо того, чтобы автоматически разъяснить эту сущность (ведь скоро 2 года, как этот судья рассматривает это дело в суде), он просто закрыл заседание.

 В итоге до сих пор я эту, ставшую «злосчастной» сущность, так и не понимаю. Ее мне так никто и не разъяснил. О чем еще можно говорить, если сам судья не понимает сути дела, которое он рассматривает с 1 марта 2011 г. Да, понятно, что судья не волшебник, чтобы объяснить не объясняемое. Ведь я прекрасно понимаю, что никто, будучи при памяти, не сможет объяснить эту сущность т.к. ее в обвинении нет. Все попытки постичь написанное в обвинительном заключении могут просто нарушить умственное здоровье пытающегося, привести к деформации сознания. Так и хочется сказать, чтобы на обложке этого обвинительного заключения написали: «Осторожно! Не читать – опасно!».

 В таком виде обвинительного заключения судебные заседания вести невозможно. Обвинительное заключение необходимо переделывать – чтобы в нем было хоть какое-то подобие логики. 

 Может возникнуть вопрос: а что же судья при таких обстоятельствах не выносит оправдательный приговор?!?! Ответ, к сожалению, многим хорошо известен: из-за сложившейся десятилетиями репрессивной системной традиции он (судья) не может даже подумать об оправдательном приговоре, тем более по такому делу. Это ведь только в теории судья независим, подчиняется только закону, руководствуется своими (а не чужими) убеждениями, и давление на которого запрещено.

 «Н.Р.»: Тем не менее, прокуратура поддерживает обвинение…

 А.Г.: В суде гособвинитель, которым является прокуратура г.Севастополя, поддерживает обвинение, исходя из которого, якобы, я с другими подсудимыми завладел преступным путем государственными земельными участками. 

 Но в то же время та же прокуратура г.Севастополя в других судах – хозяйственных и административных – утверждает совершенно обратное: земельные участки перешли в собственность не подсудимых (то есть, подсудимые ими не завладевали), а юридических лиц, к которым подсудимые не имеют никакого отношения, и перешли не преступным путем (то есть отсутствует событие преступления), а в строго предусмотренном законом порядке. 

 Претензии прокуратуры в хозяйственно-административных судах не к этим юрлицам-собственникам этих земельных участков и тем более не к подсудимым, которые к этому не имеют никакого отношения, а к Севастопольской городской государственной администрации, которая вместе с городским Советом не могут определиться в полномочиях по распоряжению землей в г.Севастополе.

 По некоторым из оспариваемых земельных участков даже уже есть решения хозяйственно-административных судов, вступившие в законную силу и подтверждающие позицию прокуратуры: подсудимые не завладевали земельными участками, и они вышли из государственной собственности не преступным путем, а по причине неясности в вопросе компетенций в земельной сфере между горсоветом и горадминистрацией. Это, по сути, отказ прокуратуры от обвинения в уголовном суде, т.к. не может у правоохранительного органа – прокуратуры быть двух мнений по одним и тем же событиям. Преступление либо есть, либо его нет. Правосудие не выборочно, поэтому прокуратура не может, будучи государственным органом и представляя государство в судах, в разных судах по одним и тем же событиям давать им различную квалификацию: утверждать, что преступления нет, а в других судах, что есть!!! В противном случае, такие действия прокуратуры ничего общего с правом не имеют.

 По закону, после таких заявлений прокуратуры, последняя не просто имеет право, а обязана отозвать обвинение в уголовном процессе! Но, несмотря на то, что деятельность прокуратуры по Закону Украины «О прокуратуре» должна быть направлена на всеобщее утверждение верховенства закона и т.п., по факту прокурор подчиняется не столько закону, сколько приказам своего вышестоящего руководства, как в армии. Прокуратура в Украине в 21 веке не гражданская, правовая структура, а военная – закрытая, которой все еще присущи методы работы во время тоталитарного режима. Прокурор носит погоны (никогда не задумывались над этим?), он не гражданское лицо, он подчиняется не своим внутренним убеждениям, основанным на праве, а только приказам. Все это напоминает сталинские тройки, Вышинского и т.п. В современных условиях не может прокурор самостоятельно принимать решение об отзыве обвинения, как это предусмотрено законом. 

 Сложившаяся репрессивная система прокуратуры, «заточенная» наказать человека, сформировала негласные правила: отозвать обвинение – это ЧП. Прокурор, принявший самостоятельно такое решение в суде, будет немедленно уволен. Это для кого-то является тайной? Конечно, нет. Все знают, но делают вид…

 Самое кричащее в этом деле – отсутствие по большинству эпизодов и подсудимым постановлений о возбуждении уголовного дела в отношении лица, которому было предъявлено обвинение. В суде слушается обвинение к лицам, уголовные дела по которым в природе вообще не существуют, т.к. не возбуждались. Знает ли об этом судья? 

 Знает, так как более года назад я об этом публично заявил в суде, указав в письменном виде, по каким эпизодам и в отношении каких лиц уголовные дела не возбуждались, которые непонятно каким образом слушаются в суде. Судья, получив такую информацию (что на самом деле должен был самостоятельно сделать при получении материалов дела), должен немедленно ее проверить. Не ждать конца ознакомления со всеми томами дела, которых 62, так как с выбранной им периодичностью заседаний я даже не могу представить, когда это закончится, а целенаправленно, по оглавлению томов дела, по обвинительному заключению (где указаны все постановления) – проверить ее. 

 Пассивность или бездействие в данном вопросе – не что иное, как умышленное затягивание удержания подсудимых под стражей.

 Я не понимаю, как при таких обстоятельствах судья продолжает слушание несуществующих уголовных дел и как он собирается выносить приговор. Я не идеализирую ситуацию – понимаю, в какой стране и системе мы живем, я много видел беспредельных приговоров. Но в соответствии со ст. 375 УК судья лично несет уголовную ответственность за заведомо неправосудный приговор. Образно говоря – приговоры не горят. Предположим, пускай сейчас те лица, которые оказывают на суд давление, о чем не стесняясь говорили мне следователи еще при допросах, наверное, обещают, что наверху они все решат. 

 Но жизнь идет своим чередом, все рано или поздно меняется. Ничто не вечно под луной. Но зная, что уголовных дел нет, и вынося обвинительный приговор, судья не совершает тем самым судебную ошибку – он заведомо вынесет неправосудный приговор, тем более, почти 2 года именно этот судья по уголовному делу, которое не возбуждалось, удерживает меня под стражей. Надо ли это судье? – не знаю. Поживем – увидим.

 «Н.Р.»: Как вы считаете, почему так долго продолжается суд?

 А.Г.: Да, уже 2,5 года я нахожусь в тюрьме без приговора. Причем я не обвиняюсь в преступлениях против здоровья и жизни человека. Мое обвинение носит сугубо экономический характер. Никакой социальной угрозы я не представляю. Но, к примеру, из 62 томов дела на сегодняшний момент в суде изучено только 7 томов – 11% после 2,5 лет проведенных в тюрьме! Слишком редко проходят судебные заседания, а те, которые проходят, в основном длятся не более 2-3 часов. 

 Вместо того, как это происходит по другим лицам и уголовным делам, чтобы назначить слушание дела каждую неделю, без перерыва, по определенным дням недели до вынесения приговора, у судьи сложилась другая практика. Судья назначает несколько дат в месяц слушания дела по 2-3 часа и после последнего слушания назначает новый график с разрывом 1,5-2 месяца от последней даты заседания, т.к. на этот период расписание у судьи уже занято. И то – эта практика у судьи сложилась только недавно, раньше слушание дела назначалось 1 раз в 2 месяца. 

 Например, сейчас – 5 декабря – судья назначает слушание в январе, начиная с 15 числа (разрыв около 1,5 месяца) 7 раз в месяц, по 3 часа, и только до 1 февраля 2013 г. А почему дальше не определены даты, ведь явно расписание по состоянию на 5 декабря 2012 г. у судьи на февраль, март и т.д. свободно. Необъяснимо, тем более для подстражного дела.

 В итоге дело в январе будет слушаться лишь 18 часов или чуть боле двух полных 8-часовых рабочих дней. И это при том, как практически всегда бывает, некоторые заседания не состоятся по причине пребывания судьи в совещательной комнате (слишком часто бывает!), болезни кого-нибудь из адвокатов или вообще по поводу неявки прокурора. Так, последние суды, которые должны были состояться 4-5 декабря 2012 г., не состоялись по причине того, что прокурор не явился в суд, причем два дня подряд (тем самым отказался поддерживать обвинение) и без объяснения причин. Складывается мнение, что судья просто создает впечатление рассмотрения дела в суде, которое, по большому счету, до сих пор не происходит.

 Вот так время и идет. Я в 2011 году, полгода (с 15 апреля по 15 октября) вообще просидел без выезда на суд, т.к. никакого рассмотрения дела в суде не было. По факту судья мне уже вынес приговор, удерживая меня больше 2,5 лет в тюрьме без приговора. Хотя были заявлены многочисленные ходатайства об изменении меры пресечения, которые в других уголовных делах и по другим лицам, с учетом аргументов, изложенных в них, были бы удовлетворены. Но не в моем случае.

 Например, один из подсудимых в этом уголовном деле, который так же, как и я, все это время находится под стражей, летом 2012 г. заболел тяжелой формой гепатита «В». Две недели он находился в камере без оказания ему помощи. В итоге, весь желтый, он в предкоматозном состоянии был доставлен в инфекционную больницу, где попал в реанимацию. После выписки в суде он просил изменить ему меру пресечения, указав, что остро нуждается в продолжении послебольничного лечения – это же гепатит: специальное питание, которое ему ни ИВС, ни СИЗО обеспечить не могут и т.д. Ведь явно втрое переполненная прокуренная камера для некурящего человека после гепатита «В», без вентиляции, без дневного света, не идет ему на пользу. Речь идет в этой ситуации для него не больше не меньше – о жизни и смерти. В деле нет вообще никаких фактов, свидетельствующих, что он может скрыться от суда или препятствовать каким-то образом установить истину в деле. У человека маленькие дети, семья, пожилая мать, он является единственным кормильцем, жена инвалид. Он не обвиняется в преступлениях против здоровья и жизни человека. Ранее не судим. В итоге судья в очередной раз проявил «гуманность», без оснований отказав ему в изменении меры пресечения, тем самым вынес его здоровью страшный приговор.

 Вся практика Европейского суда по правам человека, на которую неоднократно ссылается сторона защиты, не для нашего судьи. Прокурор же вообще потребовал от него, чтобы он доказал, что не собирается скрываться от следствия. Интересно, как это себе представлял прокурор – доказать отсутствие намерений. С таким подходом, я думаю, что и сам прокурор не сможет доказать, что он, например, сам лично не собирается совершать никакого преступления. Он забыл, что это его обязанность доказывать: у подсудимого есть презумпция невиновности. В общем, какая-то средневековая дикость, поверить в которую многим на свободе сложно.

 «Н.Р.»: У Вас было время разобраться в причинах уголовного преследования. К какому выводу пришли?

 А.Г.: Для меня совершенно очевидно, что дело носит ярко выраженный заказной характер, о чем я неоднократно заявлял в суде. Если вспомнить лето-осень 2010 года – как много тогда пресс-службой СБУ было в СМИ размещено «парадного» материала. Одни заголовки чего стоили: «СБУ в г.Севастополе раскрыло преступную организацию», «Благодаря работникам СБУ удалось вернуть сотни гектар земли государству» и т.д. Я все эти статьи на целые газетные полосы видел на информационной доске в СБУ, на видном месте, когда меня туда водили на допросы. Должностные лица СБУ получили благодаря таким «победным» реляциям и бравым отчетам генеральские погоны, должности, звания и т.п.

 На прокуратуру г.Севастополя и суд оказывается колоссальное административное давление со стороны работников СБУ. Это уже является уголовным преступлением, но разве кого-нибудь волнуют такие «мелочи». В г.Севастополе для лиц, которые так или иначе связаны с криминальной юстицией: адвокаты, следователи, судьи и т.д. – это не является секретом, какое положение занимает СБУ в этом городе. Служба безопасности, что называется, спасает «честь» мундира. Ведь протрубили, отчитались, награды и должности «заработали». 

 Я даже себе записал высказывания судьи в судебных заседаниях: «Учитывая особую значимость этого дела….», «Учитывая исключительные обстоятельства по этому делу….». После таких высказываний судьи, который давал присягу и должен беспристрастно рассматривать любое дело, без учета какой-то исключительности и особенности, вообще не сомневаешься, что на него оказывается давление.

«Н.Р.»: На что Вы надеетесь? Ваш прогноз – чем закончится это дело?

 А.Г.: Знаете, в по-настоящему правовом государстве я бы мог отвечать с уверенностью на 100%, что дело закончится оправдательным приговором. Но когда отечественным судам доверяют, исходя из опросов, не более 2-3% граждан, а количество оправдательных приговоров в среднем не превышает 0,2% (!!!) от выносимых, то надеяться на справедливость не приходится.

 Кто-то сомневается, что в реальности Украину нельзя считать правовым государством? Обратите внимание, что при плохо работающих правовых институтах: суды, милиция, прокуратура и т.д., повышается спрос на юридическое образование. В странах с низким уровнем коррупции больше востребованы инженерные профессии. В нашей стране ВУЗы выпускают юристов вдвое больше, чем выпускников других специальностей.

 Поэтому в неправовой стране я от суда ничего не жду. Если срок – пускай. Быстрее судье надо определяться. Безусловно, я не собираюсь опускать руки. Я просто хочу, чтобы тот «междусобойчик», который в г.Севастополе по этому делу устроили суд, прокуратура и СБУ быстрее закончился и я получил возможность, в случае вынесения неправосудного решения, обжаловать его на другом уровне.

 В этой ситуации страдаю не столько я, сколько близкие люди. Мне то что? Я вообще отношусь к происходящему с интересом – как к эксперименту. Нары есть – и хорошо. В тюрьме я чувствую себя более свободным, чем некоторые на свободе. Парадокс. Ведь свобода – это внутреннее состояние человека. Смотрю на судей, прокуроров, следователей – вряд ли их можно назвать свободными.

 Вспоминаю как на допросах в перерывах следователи говорили: «Сан Саныч, мы понимаем – Вы не преступник, но у нас приказ, служба такая и т.д. Вы же понимаете». Не понимаю. Выбор всегда есть между порядочностью и предательством, между потерять себя или сохранить совесть. Я, честно говоря, не понимаю, как с предательством собственной совести можно сохранить себя и внутреннюю свободу. Как потом с этим жить? Какие деньги этого стоят?

 Морализаторство? Может быть. Но вопрос из-за этого никуда не уходит. Каждый на него рано или поздно себе отвечает. Даже если человек совершает поступки и не задумывается при этом над такими «мелочами» для него, то, по сути, он этим «не задумыванием» дал себе ответ, сделал свой выбор.

 В общем, надеюсь на лучшее и переживаю больше не за себя. Переживающим за меня на свободе близким людям во много морально труднее чем мне.

 «Н.Р.»: От себя хотели бы что-нибудь добавить?

 А.Г.: Смысл. Как важно, чтобы жизнь человека была осмысленной, а, значит, цельной. Тюрьма не помеха этому, а даже наоборот – хорошая возможность остановиться и осмыслить свои приоритеты. Тюрьма – это не точка – это многоточие. О чем жалеть?

 2013, «Новый Регион – Киев»

 

Гресс: Инвестиционный климат Севастополя хоронят депутаты горсовета, занимаясь личным обогащением

Вторая часть интервью с заключенным Симферопольского СИЗО 

 Киев – Симферополь – Севастополь, Январь 14 (Новый Регион – Крым, Алла Добровольская) – РИА «Новый Регион» продолжает публиковать тюремное интервью с экс-министром финансов Крыма и бывшим главой «КрымНИОпроект» Александром Грессом, содержащимся более 2,5 лет без приговора в СИЗО. Речь в данном интервью касается причин земельных конфликтов в Севастополе и путей их разрешения. Также Гресс делится своим мнением по поводу недавно принятого нового Уголовно-процессуального кодекса Украины.

 По словам адвоката Андрея Зубарева, сразу после публикации «НР» первой части интервью Александра Гресса, прокуратуры Крыма и Севастополя развили бурную деятельность. Его подзащитного вызывали на профилактические беседы, пытались узнать, как его интервью вышло за тюремные стены. 

 Так, Гресс по возращению в пятницу этапом из Севастополя в Симферопольское СИЗО был отдельно дополнительно и тщательно досмотрен офицерами ССИ-15, которые ждали его возвращения. Проводились внеплановые, с пристрастием, личные обыски, и обыски в камере, где он содержится как в Севастополе, так и в Симферополе. 

 Адвокат Андрей Зубарев в понедельник в тюрьме общался с Александром Грессом. По его словам, Гресс прямо указывает, что это попытки начать репрессии с целью закрыть ему рот, которые инициированы прокуратурой с целью скрыть от общественности заказной характер дела и его полную юридическую абсурдность, а также полностью перекрыть ему выход в информационное поле Украины.

 «НР»: Скажите, что, по Вашему мнению, является причиной многочисленных земельных споров в г.Севастополе, которые продолжаются в судах до сих пор. Ведь ни в одном городе Украины нет такой неразберихи в этом вопросе?

 А.Г.: Большинство судебных земельных споров в Севастополе связаны с неясностью в вопросе компетенции между Севастопольским городским советом и Севастопольской городской государственной администрацией (СГГА). Многие земельные судебные споры длятся уже не один год. Причина одна – Севастопольский горсовет до сих пор не установил границы города (как внутренние, так и внешние). Хотя эту обязанность представительный орган должен был выполнить давно. Пока этого не будет сделано – конфликт будет продолжаться. Да, он может на время утихнуть благодаря каким-то личным отношениям между председателями городского совета и администрации. Но внутренний потенциал этого конфликта никуда не исчезнет. При первой возможности он разгорится с новой силой.

 Ведь эта неясность в земельных компетенциях между двумя органами власти в Севастополе коснулась и «моего» уголовного дела. Обвинение утверждает, что якобы я, с другими подсудимыми, завладел землей государственной собственности, которой распоряжается городская администрация, но гражданский иск заявлен от городского совета (условно – горсовет потерпевший), который распоряжается землей коммунальной собственности. Как в уголовном судопроизводстве, в неспециализированном суде, судья собирается разобраться в этих полномочиях, я не представляю?

 «НР»: Почему сами чиновники не решили вопрос с распределением полномочий?

 А.Г.: Вспоминаю бывшего председателя городского совета Валерия Саратова, который потратил столько сил и времени на различные пресс-конференции и заявления в СМИ об ущемлении прав севастопольской общины в земельном вопросе, но при этом практически ничего не сделал для реализации общиной этих прав. 

 Надо было (если было такое желание) вместо всех инициируемых им судебных споров и популистских гневных сессий городского совета, где принимались очередные гневные заявления, которые ни на что не влияли, просто установить границы – и все! И никто не мог бы помешать городскому совету выполнить эту его прямую обязанность в этом вопросе, т.к. это сугубо его право. Утверждение этой границы в Верховной Раде Украины прошло бы автоматически, тем более, однопартийцы Саратова по Партии регионов представляли большинство.

 Городскому совету Севастополя уже давно, имея генеральный план развития города, необходимо было разработать детальный план развития территории (ДПТ) на базе этого генерального плана. Без данного документа будет продолжаться не планируемая, хаотичная застройка города, которая в прямом смысле убивает его перспективу.

 «НР»: Горсовет и госадминистрация в свое время устроили чуть ли не соцсоревнование по выделению земли в городе…

 А.Г.: В чем состояло принципиальное различие в принимаемых решениях Сергея Куницына, когда он возглавлял горадминистрацию и председателя горсовета Валерия Саратова? Севастопольская администрация давала разрешения на отвод земли большими массивами, что позволяло осуществить на них комплексные инвестиционные проекты. Городской совет же видел, что у них забирают их хлеб, и не только отпугивал всех инвесторов, желающих вкладывать средства в территории, выделенные СГГА, но и наносил непоправимый урон городу, выделяя большие территории в инвестиционно-привлекательных с коммерческой точки зрения местах, но не одному заявителю, а сотням номинальных физлиц – членов подконтрольных депутатам кооперативов. 

 Городской Совет, выделяя по 10 соток – в основном депутатам – через оформленные на них доверенности от номинальных физлиц, просто занимался ханжеством, заявляя о том, что он борется за спасение города от «оккупантской» администрации, а сам тем временем банально занимался обогащением подконтрольных депутатов, чтобы в совете было управляемое большинство. 

 И самое страшное – такими выделяемыми 10 сотками превращал будущую застройку в городские трущобы. Невозможно привлечь в город ни одного крупного инвестора для освоения территории, которая разбита на 10 соток, ведь инвестору придется для объединения территории скупать крохотные участки по завышенным ценам фактически у депутатов – реальных собственников отведенной земли. Да и с точки зрения теории урбанистики (в т.ч. по теореме Коуза) комплексная застройка не только выгодна инвесторам, но и важна для благосостояния горожан.

 Я понимаю потенциальный вопрос возмущенных к бывшей госадминистрации, возглавляемой Куницыным: почему такой-то фирме, в одном лице, отвели такую большую территорию? Ответ на этот вопрос прост – потому что такая возможность предусмотрена действующим законодательством. Не нравится? – Меняйте закон. Это вопрос к законодателю, а не к заявителю, который на законных основаниях воспользовался этим правом. Ведь не заявитель придумал такие законы. 

 Правильно было бы задать другой вопрос: почему другим заявителям, которые имели такое же право, отказывали? Отказывала не только госадминистрация, но и в большей степени городской совет. Вот в чем вопрос. Ведь такие отказы в большинстве случаев носили формальный характер и были незаконны. Просто многие граждане в нашей стране свыклись с такими отказами, но которые не соглашались – подавали в суд, продолжали бороться за свое право, и нередко эти суды выигрывали.

 Намного полезней для развития правовой культуры у граждан и борьбе с коррупцией было бы, чтобы севастопольские СМИ пестрили не теми заголовками: почему такой-то фирме предоставили такую- то территорию в таком-то месте? Повторюсь, так как это позволяет законодательство. Полезней было бы писать: почему такому-то лицу безосновательно органы власти отказали в предоставлении земли? Почему городской совет до сих пор не установил в городе границу и не подал ее на утверждение в Верховную Раду Украины? Почему до сих пор горсовет не разработал на базе Генерального плана подробный, уточняющий план – детальный план развития территории, без которого по закону органы власти не могут отказать в предоставлении заявителю земли под цели, место для которого, исходя из здравого смысла, не подходит?

 Сейчас, на мой взгляд, после всех не выполненных органами власти обязанностей в земельной сфере Севастополя, что привело к массовым судебным спорам по уже выделенным земельным участкам, необходимо в городе создать цивилизованный вторичный рынок земли. Это лучшее, что могут сейчас сделать органы власти для развития города. Городу необходимо определиться (был бы ДПТ), что на уже отведенных землях город хочет видеть для гармоничного и продуманного развития территории.

 Тот шквал судебных исков от городского совета и прокуратуры города ни к чему не привел и не приведет. Отобрать собственность у лиц, которую они получили от государства в установленном порядке, без компенсации невозможно. Это не вина землепользователей, что городской совет и городская администрация не могут разобраться в земельном вопросе между собой. В крайнем случае, если будут выноситься судами неправосудные решения, дело закончится Европейским судом по правам человека, по решениям которого Украина вынуждена будет выплачивать компенсацию собственникам земли (в т.ч. и юридическим лицам), у которых неправомерно забрали их собственность. Такие прецеденты уже есть. По крайней мере, я не знаю пока случаев лишения права собственности на землю в Севастополе в результате окончательного судебного решения. Это бесконечный процесс: принимаются судебные решения, потом вышестоящими судами они отменяются, потом новое рассмотрение, и так бесконечно. 

 Все это только наносит невосполнимый урон инвестиционному климату города. Земля стоит пустой – не осваивается, т.к. бесконечно длятся судебные споры. Инвестор не дурак вкладывать средства при судебных спорах.

 Необходимо систематизировать информацию по всем спорным земельным участкам, определиться, что на них город хочет видеть, какие предлагаемые инвестиционные проекты и поддерживать их. Ведь от того, что эта земля уже не принадлежит городу, она же не перестает находиться в городе, и органы власти должны быть заинтересованы в ее освоении. Город мог бы создать по отведенным пустующим землям банк данных и площадку, на которой могли бы встретиться собственники с инвесторами. На тех же отведенных землях, по которым, с точки зрения здравого смысла, есть явный перегиб, например, по скверу Анны Ахматовой, необходимо собственникам предложить альтернативу в другом месте, договариваться. В крайнем случае, если переговоры ни к чему не приведут, то здесь объяснимо – вести судебный спор с целью недопущения там строительства. Но таких «принципиальных» участков единицы. 

 Многие же места отведенных участков отвечают всем нормам градостроительства. Они не должны пустовать – их надо осваивать. Город мог бы помочь провести по ним аукционы с целью привлечения в городской бюджет части средств от привлекаемых на них инвестиций или от стоимости их продажи (если собственник пожелает продать свой участок). Если бы не личные амбиции – от этого все только выиграли бы: городской бюджет, инвесторы, а самое главное – город. Нужна «земельная амнистия». В этих судебных спорах победителей не будет. Будет один проигравший – город. Из конфликта давно пора уже выходить – это не конструктивно для развития города. Ведь у органов власти есть основная цель – развивать город, а не тормозить его развитие, борясь с ветряными мельницами.

 «НР»: Сейчас много споров в связи с принятием нового Уголовно-процессуального кодекса (УПК). Коснулся ли он Вас? Какое у Вас к нему отношение?

 А.Г.: Новый УПК меня не касается, т.к. мой судебный процесс проходит по старому УПК (1960 г.). Но я знакомился с положениями нового кодекса. В нем содержатся положительные – эпохальные принципы уголовного производства, которые, безусловно, приближают страну к правовым стандартам. Я имею в виду, что теперь следователь или опер не может давить на судью для того, чтобы лицо, которое не обвиняется в тяжких статьях, в т.ч. против здоровья и жизни человека, было помещено под стражу. Ведь львиная доля обвинительных приговоров в Украине выносятся в связи с тем, что человек до приговора провел в тюрьме более полугода. Государство Украина вынуждено оправдать его предварительную отсидку обвинительным приговором. Теперь же судья не просто имеет право, а обязан (!!!) в качестве крайней меры выпустить человека под залог, но не закрывать его. Люфта в принятии решения нет – редкость для украинского уголовного законодательства! Сейчас же тюрьмы просто переполнены людьми, которые подозреваются в краже люков, картошки и пр. – то есть малозначительных преступлениях, по которым, вместо того, чтобы держать человека в тюрьме, тратить деньги на его содержание, а в это время лишать их семьи единственного кормильца, оставить человека на свободе на подписке о невыезде.

 Безусловно, революционной является норма нового УПК, по которой суды при вынесении приговора не могут сослаться на «выбитые» показания, данные на досудебном расследовании. Нет смысла теперь на следствии выбивать из человека неправдивые показания.

 Наконец, следователь отнесен к стороне обвинения (что и было по факту), то есть признается, что следователь не объективен, а субъективен, и не выполняет лженезависимой декларативной функции.

 Хотя есть в новом УПК совершенно дикие нормы, непонятно вообще, как они там могли оказаться. Например, при проведении негласных следственных действий правоохранительные органы наделяются правом без ведома собственника жилья тайно проникать в его жилье для проведения без понятых обыска или оборудования системой видеонаблюдения?

 Я так и не нашел в новом УПК право у подозреваемого обжаловать проведение досудебного расследования – а это прямое нарушение прав на защиту.

 Все эти экстравагантные, феодальные нормы необходимо обжаловать в Конституционном суде. С момента принятия им решения неконституционные статьи автоматически утрачивают свое действие. Если не удастся через парламент Украины поправить новый УПК, то это не означает, что необходимо отменять весь УПК – у несогласных с этим кодексом остается возможность поправить его через Конституционный суд. В старом УПК также были статьи, признанные неконституционными. 

 

В общем-то, новый УПК потихоньку, не сразу, но в итоге будет менять правоохранительную систему на менее репрессивную. В кодекс надо вносить изменения и работать с ним.

 Третья часть ответов Александра Гресса на вопросы будет опубликована на сайте «НР» в ближайшее время в рубрике «Интервью».

 2013, «Новый Регион – Киев»

 

Чем грозит женщине секс без желания?

Нередко по разным причинам женщины соглашаются на интимную близость без желания. Врачи рассказали, что такая уступчивость чревата для женщины проблемами со здоровьем.

  Одно из распространенных последствий – травмы. Без возбуждения половые органы лишены естественной смазки, что приводит к физическим повреждениям и открывает путь инфекциям.

Женские проблемы: опять задержка?

 Задержка или отсутствие месячных происходят по разным причинам. Стоит ли волноваться, когда месячные «опаздывают»? 

 Секс без желания грозит женскими болезнями. Во время секса к ее половым органам приливает кровь, но без разрядки она медленно оттекает обратно, застаивается, что приводит к патологическим изменениям в матке и яичниках.

 Такой секс чреват гормональным сдвигом. Выработка гормона эндорфина нарушена, поскольку возбуждения не происходит.

 Секс «ради мужчины» не приносит женщине эмоционального удовлетворения. Если это происходит регулярно, ей грозит невроз, эмоциональный срыв, нервное истощение.

 Источник: healthinfo.com.ua

Чилингаров Артур Николаевич. Биография

 Родился 25.09.1939  

Герой Советского Союза, Герой России

     Даты указов         

             1.         14.02.1986     Медаль № 10755

            2.         09.01.2008

     Памятники

                            Бюст в Санкт-Петербурге

                           Бюст в Санкт-Петербурге (фрагмент)

            

Чилингаров Артур Николаевич – известный исследователь Арктики и Антарктики, крупный учёный-океанолог, государственный и политический деятель, доктор географических наук, профессор; начальник спасательной экспедиции на ледоколе «Владивосток»; руководитель Высокоширотной арктической глубоководной экспедиции «Арктика-2007»; один из четырёх человек, удостоенных одновременно званий Героя Советского Союза и Героя Российской Федерации.

 

 Родился 25 сентября 1939 года в Ленинграде (ныне – Санкт-Петербург) в семье служащего. Армянин. Окончил 10 классов. Работал слесарем-монтажником на Балтийском заводе имени Серго Орджоникидзе. В 1963 году окончил Ленинградское высшее инженерно-морское училище имени адмирала С.О.Макарова по специальности «океанология».

 

 Вся его деятельность непосредственно связана с исследованиями Арктики и Антарктики. Начав в 1963 году работу в Арктической научно-исследовательской обсерватории в посёлке Тикси в качестве инженера-гидролога, он изучал Северный Ледовитый океан и океаническую атмосферу. В 1965 году был избран первым секретарём Булунского РК ВЛКСМ Якутской АССР. В 1969-1971 годах возглавлял высокоширотную научную экспедицию «Север-21», являлся начальником дрейфующих станции «Северный полюс-19» и «Северный полюс-22».

 

 В 1971 году был назначен начальником станции «Беллинсгаузен» 17-й Советской антарктической экспедиции. В 1974-1979 годах начальник Амдерминского территориального управления по гидрометеорологии и контролю природной среды. В 1979-1986 годах начальник Управления кадров и учебных заведений, член коллегии Государственного комитета СССР по гидрометеорологии и контролю природной среды. В 1981 году за разработку методики погрузо-разгрузочных работ на ледовый припай Ямала он был удостоен Государственной премии СССР.

 

 В середине февраля 1985 года научно-исследовательское судно «Михаил Сомов» прибыло в район станции «Русская», расположенной в тихоокеанском секторе Антарктики. Ему предстояло сменить состав зимовщиков, доставить топливо и продукты. Внезапно начался шторм. Скорость ветра достигала 50 м/с. Судно блокировали тяжёлые льдины, и оно вынуждено было дрейфовать со скоростью 6-8 км в сутки. Толщина льда в этом районе достигала 3-4 м. Расстояние от судна до ледовой кромки – около 800 км. «Михаил Сомов» оказался прочно пленённым в море Росса Южного океана. По команде из Москвы часть экипажа и исследователей сняли вертолёты и переправили на другие суда. На «Михаиле Сомове» оставались 53 человека во главе с капитаном В.Ф.Родченко.

 

 Чтобы выручить из дрейфующей ловушки судно, по просьбе Госкомгидромета СССР Министерство морского флота СССР выделило ледокол «Владивосток» Дальневосточного морского пароходства, а Министерство гражданской авиации СССР – вертолёты палубного базирования под командованием Б.В.Лялина. Их прибытие к морю Росса требовало значительного времени.

 

 Ударными темпами стали загружать ледокол «Владивосток» дополнительным горючим, продовольствием, комплектами тёплой одежды (на случай длительной зимовки, а то и высадки людей на лёд), тройным запасом буксировочных тросов, запасными частями для буксировочных лебёдок. Ни на «Михаиле Сомове», ни на «Владивостоке», ни в министерствах не могли предположить, как будет складываться ситуация. Море Росса было мало исследовано и таило массу загадок. А в это время судно «Михаил Сомов» было лишено подвижности. Руль и винт были заклинены льдом. Видимость ограничена сумерками южно-полярной ночи. Температура воздуха – минус 20-25 градусов. Корабль дрейфовал в центре устойчивых многолетних льдов.

 

 Капитан В.Ф.Родченко мобилизовал всё для жизнеобеспечения «пленника». Вёл наблюдение за массивными подвижками льдов, за торосами, находящимися в опасной близости. Три раза в сутки выходил на связь со станцией «Молодёжная», которую в буквальном смысле, «раздирали» редакции газет, радио, телевидения множества стран мира, требуя информации: «Как там «Михаил Сомов»?». Из-за магнитных бурь сам экипаж утратил слышимость Москвы и Ленинграда.

 

 К концу июня «Михаил Сомов» пережил сотый день дрейфа. Вблизи корабля поднялись торосы. Их высота достигла верхней палубы. Пришлось сократить расход электроэнергии, пара, пресной воды. Отказались от обогрева ряда служебных помещений, балластных танков. Санитарный день (стирку, душ, баню и так далее) теперь устраивали только два раза в месяц. Принятые меры позволили экономить ежедневно до 2,5 тонн горючего. Капитан В.Ф.Родченко жёстко поставил задачу: продержаться до подхода «Владивостока».

 

 Выйдя 10 июня 1985 года из Владивостокского порта, ледокол «Владивосток», выжимая всю мощь из машин, устремился в южные широты. В Новой Зеландии на его борт поднялся назначенный Советом Министров СССР начальник специальной экспедиции по оказанию помощи «Михаилу Сомову» А.Н.Чилингаров. На известного полярника возлагалась ответственность за координацию действий всех технических средств и личного состава в спасении «Михаила Сомова» из ледового плена.

 

 На 36-й день не без риска и огромных трудностей «Владивосток» (не созданный для сильных штормовых условий открытого океана) преодолел «ревущие» 40-е и «неистовые» 50-е широты. Часто оба его борта полностью уходили под воду. Однако размещённый в укрытиях палубный груз удалось сохранить. Ледокол установил радиотелефонную связь с «Михаилом Сомовым» и «Павлом Корчагиным» (последний подстраховывал «пленника» у кромки льда). Обменявшись данными обстановки, пожелали друг другу скорой встречи.

 

 Вскоре стали попадаться айсберги. На ходовом мостике усилили вахту. 18 июля 1985 года встретились с «Павлом Корчагиным». Взяли у него вертолёт и пожелали счастливого возвращения в Архангельск. На всех парах «Владивосток» пошёл таранить молодые льды. До «Михаила Сомова» оставалось 600 миль. Весть о прибытии «Владивостока» обрадовала экипаж «Михаила Сомова». Несмотря на отчаянные штормы и беспросветную круглосуточную ночь, они с удесятерённой энергией готовились к встрече: перебрали главные двигатели, проверили гребную установку, освободили ото льда винт и руль. Дабы не дать последним вмерзнуть вновь, главные двигатели «гоняли» круглосуточно. Сэкономленные запасы топлива позволяли делать это.

 

 26 июля 1985 года «Владивосток» уже галсами «колесил» вокруг «Михаила Сомова», обкалывая льды. Ненастная погода не благоприятствовала действиям экипажей. Дули страшные юго-западные ветры. Температура воздуха была минус 34 градуса. Антарктика грозила схватить, сковать намертво, привязать к себе оба ледокола. В.Ф.Родченко понимал, что ухудшающаяся погода на раздумья, а тем более на «жаркую» встречу экипажей двух судов времени не отпускала. Поэтому, как только «Михаил Сомов» был оторван ото льдов, «Владивосток» сразу же двинулся по пробитому им же каналу в обратный путь. Побыстрее от злополучного места «Михаил Сомов» уверенно последовал за своим освободителем. Два островка огней в южно-полярной ночи двигались вперёд, к чистой воде, к далекой Родине.

 

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 14 февраля 1986 года за образцовое выполнение задания по высвобождению научно-экспедиционного судна «Михаил Сомов» изо льдов Антарктики, умелое руководство судами при спасательных операциях и в период дрейфа и проявленные при этом мужество и героизм, начальнику спасательной экспедиции на ледоколе «Владивосток» Чилингарову Артуру Николаевичу присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда» (№ 10755).

 

 В 1986-1992 годах заместитель председателя Государственного комитета СССР по гидрометеорологии и контролю природной среды, начальник Главного управления по делам Арктики, Антарктики и Мирового океана. В 1990 году был избран президентом Ассоциации советских полярников (ныне – Ассоциация полярников России).

 

 В 2002 году А.Н.Чилингаров возглавил полёт одномоторного самолёта Ан-3Т на Южный полюс. Была показана эффективность использования лёгкой авиационной техники на ледовом щите Антарктиды: заметное достижение на фоне свёртывания присутствия России в Антарктике. Однако транспортный Ил-76, доставивший из России в экспедицию маленький Ан-3Т, не смог затем оторваться от ледника и возвратиться домой. Выручили американцы: отправили участников экспедиции на своих самолётах. А.Н.Чилингаров много сделал для развития арктического (в официальной терминологии экстремального) туризма, организовывая воздушные экскурсии на Северный полюс с высадкой на лёд сотен людей, зачастую с детьми. В 2003 году его стараниями была открыта долговременная дрейфующая станция «Северный полюс-32», первая после свёртывания программы исследования Арктики в 1991 году.

 

 Летом 2007 года А.Н.Чилингаров, являвшийся специальным представителем Президента РФ по вопросам международного полярного года (каковым был объявлен 2007 год), возглавлял российскую Высокоширотную арктическую глубоководную экспедицию «Арктика-2007» на Северный полюс. В задачу данной экспедиции входило более детальное изучение строения дна в приполюсном районе самого северного на земле океана, а также проведение ряда уникальных научных исследований. Экспедиция под руководством А.Н.Чилингарова была призвана стать важным этапом в объединении усилий как российских, так и международных научных центров в изучении процессов, происходящих в современных условиях в Арктике и влияющих на климат всего северного полушария.

 

 7 августа 2007 года уникальная экспедиция была успешно завершена. На дне Северного ледовитого океана 2 августа 2007 года с помощью глубоководного аппарата «Мир-2», с находившимися на его борту акванавтами: пилот Евгений Черняев, австралиец Майкл Макдауэл и председатель правления Международного центра «Ферринг» Фредерик Паулсен, на глубине в 4261 м (с координатами 0 градусов 0,097 минут N; 0 градусов 0,018 минут E), был установлен флаг России и капсула с посланием к потомкам. А.Н.Чилингаров в судовом журнале MVK экспедиции «Арктика-2007» сделал запись: «Погружение и всплытие без комментариев. Хорошо, что снова видим Арктику. Поздравляю всех россиян с покорением Северного полюса Земли!».

 

Указом Президента Российской Федерации № 4 от 9 января 2008 года за мужество и героизм, проявленные в экстремальных условиях, и успешное проведение Высокоширотной арктической глубоководной экспедиции Чилингарову Артуру Николаевичу присвоено звание Героя Российской Федерации с вручением знака особого отличия – медали «Золотая Звезда».

 

 В декабре 2008 года он был назначен специальным представителем Президента РФ по международному сотрудничеству в Арктике и Антарктике. Тогда же он был освобождён от должности специального представителя Президента РФ по вопросам Международного полярного года.

 

 Депутат Государственной Думы РФ 1-го (1993-1995), 2-й (1995-1999), 3-го (1999-2003), 4-го (2003-2007) и 5-го (2007-2011) созывов. Член депутатской группы «Новая региональная политика – Дума-96» (1993-1995), сопредседатель депутатской группы «Российские регионы» (1995-2003), член фракции «Единая Россия» (2003-2011). В 1993-2007 годах заместитель председателя Государственной Думы РФ. В 2003-2011 годах член Комитета Государственной Думы РФ по обороне. Член Высшего совета Всероссийской политической партии «Единая Россия».

 

 Член Совета Федерации РФ (с 2011). Представитель от исполнительного органа государственной власти Тульской области. С 2011 года член Комитета Совета Федерации РФ по международным делам.

 

 А.Н.Чилингаров – известный полярный исследователь, крупный российский учёный-океанолог, автор и соавтор более 50 научных работ, среди которых 4 монографии и 1 атлас, по проблемам освоения Арктики и Антарктики. Он внёс большой вклад в исследование полярных регионов Земли: в его работах выполнен комплексный географо-экономический и социально-географический анализ современного состояния Арктики и Субарктики, даны оценки роли различных факторов в развитии региона. Инициировано новое направление исследований – географическая информатика Арктики и Субарктики.

 

 Он пользуется широкой международной известностью как видный деятель экологического движения, активный участник заключения Договора об Антарктике. Президент Ассоциации полярников России, член Морской коллегии при Правительстве РФ, член Русского географического общества, член Королевского географического общества Великобритании, член Клуба исследователей США, сопредседатель Фонда международной гуманитарной помощи и сотрудничества.

 

 Его имя занесено в Книгу рекордов Гиннесса как первого человека, который в течение шести месяцев сумел побывать на обоих полюсах планеты – Северном и Южном.

 

 Живёт и работает в городе-герое Москве.

 

 Награждён советскими орденами Ленина (14.02.1986), Трудового Красного Знамени (04.1981), «Знак Почёта» (04.1976), российскими орденами «За заслуги перед Отечеством» 3-й степени (12.06.2007), «За морские заслуги» (27.01.2003), медалями, Почётной грамотой Президента РФ (25.09.2009), орденом святого благоверного князя Даниила Московского 2-й степени (2009, РПЦ), а также орденами и медалями иностранных государств, в том числе орденом Бернардо О’Хиггинса (2006, Чили), орденом Почётного легиона (2007, Франция), орденом Святого Месропа Маштоца (17.09.2008, Армения), орденом Дружбы (19.06.2009, Южная Осетия).

 

 Заслуженный метеоролог РФ (11.02.2005). Доктор географических наук (2001), профессор, член-корреспондент РАН (с 2008) и РАЕН (с 1994), почётный профессор Государственной морской академии имени адмирала С.О.Макарова, профессор Академии военных наук, профессор по Международной кафедре ЮНЕСКО.

 

 Лауреат Государственной премии СССР (1981), премии «Человек года» Русского биографического института (2002), Международной премии Фонда Святого Всехвального апостола Андрея Первозванного «За Веру и Верность» (2008). Награждён медалью «Символ Науки» (2007).

 

 В 2010 году бронзовый бюст А.Н.Чилингарова был установлен на Аллее Героев в Московском парке Победы в Санкт-Петербурге.

 

Сочинения:

Под ногами остров ледяной: [О дрейфующей станции «Северный полюс-19»] / в соавторстве с М.Евсеевым, Э.Саруханяном; [Предисловие А.Ф.Трешникова]. 2-е изд., перераб. и доп. — Л.: Гидрометеоиздат, 1986;

Образование в области охраны окружающей среды: Методическое пособие / в соавторстве с В.А.Гороховым; Гос. ком. СССР по гидрометеорологии и контролю природной среды, Научно-методический совет по высшему гидрометеорологическому образованию Минвуза СССР, Методический совет по среднему гидрометеорологическому образованию. — Л.: Гидрометеоиздат, 1987;

Роль советских ученых в изучении Арктики и Антарктики. — М: Гос. ком. СССР по науке и технике, 1989;

Размышления о российском Севере / в соавторстве с Е.М.Кокоревым. — М.: Янус-К, 1997;

Глубина 4261 метр: Высокоширотная, арктическая, глубоководная экспедиция 2007 г. (в соавторстве с Паулсеном Ф., МакДауэлом М.). — М., 2007, 152 стр.

 

Биография дополнена В.С.Смирновым (г. Северодвинск)