Запущенные с космодрома Восточный 19 спутников угодили в океан – СМИ

Запущенные с космодрома Восточный 19 спутников утонули в океане. Для расследования причин неудачного старта в Роскосмосе сформирована специальная госкомиссия.

Как сообщает РИА Новости со ссылкой на источник в ракетно-космической отрасли, скорее всего, все спутники угодили в Атлантический океан. Официального подтверждения данной информации пока нет.

«Учитывая причины, приведшие к невыведению аппаратов на расчетную орбиту, вся космическая головная часть уже упала в океан», – цитирует агентство слова собеседника.

Сейчас ведется расследование инцидента с гидрометеорологическим спутником «Метеор-М» №2-1 и 18 космическими аппаратами попутной нагрузки. Предполагается, что причиной неудачного запуска, скорее всего, стали проблемы с разгонным блоком «Фрегат». По всей видимости его вернут на завод-изготовитель – НПО Лавочкина.

«Расследование потребует времени, еще больше займут тестирование и возможное устранение недостатков. До конца года вряд ли успеют. Поэтому с высокой долей вероятности этот старт с Восточного состоится уже в 2018 году», – добавил источник в ракетно-космической отрасли.

Между тем в Роскосмосе уже сформирована специальная комиссия, которая займется выяснением причины неудачного выведения на орбиту 19 спутников.

По словам заслуженного военного летчика России Владимира Попова, аварийная комиссия работает достаточно успешно.

«Но пока объявлять что-то нецелесообразно, поскольку дело еще не довели до конца», – отметил специалист.

Ранее сообщалось, что 29 ноября в 8:41 с космодрома Восточный был запущен спутник дистанционного зондирования Земли (ДЗЗ) «Метеор-М» №2-1. В 9:32 он должен был отделиться, но установить с ним связь не удалось. Запущенные на ракете «Союз-2.1б» спутники на орбиту не вышли.

Подробнее:https://www.m24.ru/news/

В США успешно испытали новый космический челнок

Космический челнок Dream Chaser, разработкой которого в рамках контракта с NASA занимается американская компания Sierra Nevada, совершил свободный полет в атмосфере и первую успешную посадку. Сообщение об этом было опубликовано в микроблоге компании в Twitter.

Как пишет N+1, мини-шаттл Dream Chaser разрабатывался на базе проекта корабля NASA HL-20(конструкция которого восходит к советскому БОР-4). Изначально Sierra Nevada конкурировала с Boeing и SpaceX за контракты NASA по разработке пилотируемых кораблей для доставки экипажей на МКС, но проект не вышел в финал конкурса. Впоследствии инженеры компании переработали проект, и в январе прошлого года SNC выиграла контракт NASA на доставку грузов на МКС.
Общая масса корабля составляет около 20 тонн, а грузоподъемность при доставке грузов на МКС оценивается примерно в 5,5 тонны. В отличие от шаттлов, при запуске Dream Chaser будет устанавливаться не сбоку, а сверху ракеты-носителя (для запусков планируется использовать ракету Atlas V). Это позволит исключить риск повреждения корабля элементами конструкции носителя — по этой причине произошла катастрофа шаттла «Колумбия» в 2003 году.
В ходе испытаний, которые прошли 11 ноября, корабль подняли на 60-метровом тросе на высоту около трех километров, а затем отпустили. После этого челнок совершил свободный полет под управлением бортового компьютера и успешно приземлился на авиабазе Эдвардс (штат Калифорния). Первый орбитальный полет мини-шаттла запланирован на 2020 год.
Отметим, что первые летные испытания Dream Chaser прошли еще в октябре 2013 года. Тогда корабль тоже подняли в воздух и отпустили, однако при посадке левая стойка шасси корабля не выпустилась, и он получил повреждения. Испытания были возобновлены в сентябре этого года.

https://hitech.newsru.com/

Найдено новое доказательство фальсификации американцами полета на Луну

Конспирологи нашли доказательство того, что астронавты США не высаживались на Луну. Один из экспертов обратил внимание на отражение в стекле шлема одного из астронавтов. Там, по его словам, можно заметить человека без скафандра.
«Это отражение одного из козырьков космонавта, и я думаю, что это выглядит немного странно», —цитирует американского исследователя Пятый канал.
Однако часть интернет-пользователей усомнилась в таких доказательствах — что-либо рассмотреть на фото очень сложно из-за плохого качества.
Ранее «СП» сообщала, что в период с 2040 по 2050 год Россия рассчитывает построить космическую базу на Луне. Предполагается, что к 2030 году специалисты определятся с местом на спутнике Земли, где будет идти строительство. Затем до 2040 года продлится подготовительный этап строительства базы, в это же время на Луну отправятся космонавты. После чего стартует сама стройка.

http://svpressa.ru/

«Салют-7». История реального подвига

Орбитальная космическая станция «Cалют-7» перестала отвечать на сигналы из ЦУПа. 11 февраля 1985 года в 9 часов 23 минуты по московскому времени станция, на которой к тому времени уже полгода не было людей, вышла из-под контроля и постепенно приближалась к Земле. Под угрозой были человеческие жизни и репутация советской космонавтики.
На «Салют-7» было решено отправить экипаж в составе Владимира Джанибекова и Виктора Савиных – самых опытных на тот момент действующих космонавтов, на кандидатуре которых настоял лично Алексей Леонов.
Владимир Джанибеков родился в 1942 году в селе Искандер Казахской ССР (ныне Узбекистан). Джан, как называли его друзья, — самый опытный советский летчик-космонавт, совершивший с 1978 по 1985 год четыре полета в космос в качестве командира корабля и имевший опыт ручной стыковки. На момент полета к «Салюту-7» ему было уже дважды присвоено звание Героя СССР. Из своего четвертого полета Джанибеков вернулся в июле 1984-го, поэтому в начале 1985-го у него имелись медицинские ограничения на продолжительность нового полета.
Виктор Савиных родился в 1940 году в деревне Березкины Кировской области. К 1985 году участвовал в одном космическом полете под командованием Джанибекова в качестве бортинженера, было присвоено звание Героя СССР.
Руководивший полетом с Земли космонавт Валерий Рюмин очень точно описал сложившуюся ситуацию: космонавтам на корабле «Союз-Т» нужно было состыковаться фактически с 20-тонным булыжником, который «Салют-7» представлял собой на тот момент.
Ничего подобного история космонавтики еще не знала. Было также неизвестно, что именно произошло на станции и в каком она состоянии — можно ли ее восстановить или хотя бы сдвинуть с орбиты, чтобы управлять падением.
В Советском Союзе о ситуации с «Салютом-7» знали только специалисты. А мировые СМИ в феврале сообщили о том, что над головой землян крутится огромная неуправляемая советская станция, которая в любой момент может упасть где угодно — в Америке, Европе или Японии. Подобный прецедент уже был: в 1979 году из-за ошибок в управлении на Землю упала американская орбитальная станция «Скайлэб». Часть обломков позже нашли в Западной Австралии.
«Вместе нам предстояло шагнуть в неизвестность», — Виктор Савиных, «Записки с мертвой станции».
«Мы начали усиленные тренировки. Оттачивалась техника пилотирования, чтобы достичь поистине ювелирной точности. Режим за режимом, стыковка за стыковкой. Инструкторы придумывали все новые и новые трудности, изобретали отказы различных приборов и систем, вводя различные угловые скорости вращения станции по всем осям. Раз в две недели мы летали на космодром «Байконур» и работали на доработанном под эту программу тренажере «бивни», прилетали в Москву, выполняли тренировки в гидробассейне, отрабатывали выход в открытый космос для установки дополнительных солнечных батарей. Поначалу были ошибки. Потом их становилось все меньше и меньше. Мы научились летать на тренажерах с новыми приборами, по новой методике, в новых условиях. Когда стало ясно, что наши навыки и знания позволят осуществить намеченное, было принято решение о старте», — Виктор Савиных, «Записки с мертвой станции».
Особенная экспедиция требовала и специальной подготовки космического корабля «Союз-Т»: освободили вес, убрав ненужное оборудование, добавили емкости для воды и продовольствия, а также для горючего, которое позволит осуществлять маневры ручной стыковки. На иллюминатор был установлен прибор ночного видения и лазерный дальномер, чтобы космонавты могли сами отслеживать подход к станции.
У советских космонавтов на подготовку было всего три месяца. Шестого июня 1985 года экспедиция стартовала с космодрома Байконур под «несчастливым» номером 13.
Из сообщения Телеграфного агентства Советского Союза:
«В соответствии с программой исследования космического пространства 6 июня 1985 года в 10 часов 40 минут московского времени в Советском Союзе осуществлен запуск космического корабля «Союз Т-13». Программой полета корабля предусматривается проведение совместных работ с орбитальной станцией «Салют-7». В настоящее время станция, находящаяся на околоземной орбите более трех лет, совершает полет в законсервированном состоянии. Бортовые системы корабля работают нормально, самочувствие экипажа хорошее. Космонавты В. Джанибеков и В. Савиных приступили к выполнению программы полета».
Проблемы начались практически сразу. Из-за ошибки на Земле вместо блока очистки атмосферы был подключен блок, вырабатывающий кислород. В результате давление в корабле стало расти, возникла угроза пожара. К счастью, космонавты смогли вовремя заметить ошибку и переподключить блоки. Восьмого июня в 11 часов по московскому времени Джанибеков и Савиных увидели «Салют-7» в иллюминаторе.
Запись в бортовом журнале:
В. Джанибеков: «Станция очень яркая. Сначала ее не было видно, но потом она начала разгораться. Красная-красная, в десяток раз ярче, чем Юпитер. Она отходит в сторону, дальность 7,2 км, скорость 12,8 м/сек… Дальность 4,4 км, скорость 7,8 м/сек… Расхождение полтора километра».
В. Савиных: «Мы идем не в графике… Станция уже в стороне, далеко… Нам надо переходить в ручной режим…».
«С виду спокойнее, чем на тренировках, Володя действовал ручками управления корабля. Наша задача — идти в графике движения, который позволит догнать станцию и не врезаться в нее. Командир каждые тридцать секунд по дальномеру должен замерять расстояние до станции, а я делал расчет скорости, сравнивая с графиком. В руке — секундомер, перед глазами — панель управления, контроль расхода топлива. Очень хочется посмотреть на станцию, но ее заслоняет в иллюминаторе плечо Володи. Станция ориентирована на нас боком. Очень ярко высвечена, как будто она высечена из алюминия с желтой добавкой. Панели крутятся? Подойдем поближе, посмотрим.
Дальность 3,170 км, скорость 4,5 м/сек… Сближение идет устойчиво… Все время видим Солнце сбоку… Расстояние 2240 метров, скорость 6 м/сек. Идем в графике. Какая же она яркая!.. Расстояние 1865 метров, 1640 метров. Цвет станции до сих пор остается серебряным… 1280 метров. Пока трудно сказать по панелям, вращаются они или нет, потому что Солнце все время подсвечивает с нашей стороны. Идем на сближение. 980 метров, скорость 5 м/сек. В этот момент я не выдержал: “Начинай, гаси скорость”. В. Джанибеков спокойно передает на Землю: “Гашу скорость”. Нетерпение нарастает. И я, словно не слыша его ответ, продолжаю твердить: “Гаси, гаси скорость”», — Виктор Савиных, «Записки с мертвой станции».
В этот момент космонавты поняли, что станция развернута к кораблю нерабочим стыковочным узлом. Нужно было совершить облет станции. Вручную. Маневр просчитывал Савиных, Земля помогала с координатами.
Из бортового журнала:
В. Джанибеков: «Расстояние 200 метров, включаем двигатели на разгон. Сближение идет с небольшой скоростью, в пределах 1,5 м/сек. Скорость вращения станции в пределах нормы, она практически застабилизировалась. Вот мы зависаем над ней, разворачиваемся… Ну вот, сейчас мы будем немножко мучиться потому, что по солнышку у нас не все хорошо… Вот изображение улучшилось. Кресты совмещены. Рассогласование корабля и станции в допуске… Нормально идет управление, гашу скорость… ждем касания…»
В. Савиных: «Есть касание. Есть мехзахват».
«Мы могли посмотреть друг на друга. Не радовались, потому что этому чувству в наших душах уже не было места. Напряжение, усталость, боязнь сделать что-то не так, когда уже ничего нельзя исправить — все смешалось. Мы молча сидели в своих креслах, а соленый пот стекал по разгоряченным лицам», — Виктор Савиных, «Записки с мертвой станции».
«А чего там сложного? Я умею это делать, это мое ремесло. Вот мне сложно уголь добывать: я когда в шахту спустился — однажды меня погрузили ребята в Луганской области — мне страшно там стало. Здесь герои настоящие работают, вкалывают! А я к этому всю жизнь шел, я об этом мечтал!» — Владимир Джанибеков.
Восьмое июня 1985 года вошло в историю пилотируемой космонавтики. Однако для экипажа экспедиции основная работа только начиналась. Самое страшное, что могло случиться с «Салютом» — его разгерметизация. Кислорода, который был в распоряжении «Союза», не хватило бы на всю станцию, и работа на ней была бы невозможна. После нескольких волнительных минут открывания люков выяснилось, что станция герметична.
Из бортового журнала:
Земля: «Первое ощущение? Температура какая?»
В. Джанибеков: «Колотун, братцы!»
Система ориентации солнечных батарей на «Салюте-7» оказалась неисправна, станция была полностью обесточена. Температура воздуха была ниже минус пяти. Замерзшая вода разорвала трубы, стены были покрыты инеем.
«Подплыл к столу, там нас ждали приклеенные липкой лентой сухарики в пакете и при них — таблетки с солевыми добавками. Это хлеб-соль от предыдущих хозяев. Согреваясь резкими движениями, стал изучать обстановку», — Виктор Савиных, «Записки с мертвой станции».
«Я представил себе глубокий погреб где-то в пустыне Каракум ночью: сухо, холодно. Я из тех краев и знаю, что такое сухой холод. И абсолютная гробовая тишина. До того тихо, что слышно, как кровь струится по жилам», — Владимир Джанибеков.
Из сообщения Телеграфного агентства Советского Союза:
«Сегодня, 8 июня 1985 года, в 12 часов 50 минут московского времени осуществлена стыковка космического корабля “Союз Т-13” с орбитальной станцией “Салют-7”. После проверки герметичности стыковочного узла космонавты Владимир Джанибеков и Виктор Савиных перешли в помещение станции. В соответствии с программой полета экипаж проводит проверку состояния бортовых систем и оборудования станции. Самочувствие Джанибекова и Савиных хорошее».
Первым делом космонавты открыли иллюминаторы на станции и развернули ее к Солнцу с помощью двигателей «Союза». Земля разрешила космонавтам работать на «Салюте» не больше восьми часов в сутки с перерывами и только по одному: другой должен был оставаться на корабле и оттуда контролировать напарника. Разогреть еду на станции не представлялось возможным: чай и кофе сначала грели под мышкой, затем — под лампой освещения на корабле. Воду приходилось экономить, о душе — только мечтать.
Из бортового журнала:
Земля: «Володя, а вот если плюнуть, замерзнет или нет?»
В. Джанибеков: «Немедленно делаю. Плюнул. И замерзло. В течение трех секунд».
Земля: «Это ты прямо на иллюминатор или куда?»
В. Джанибеков: «Нет, на термоплату. Вот тут резина замерзла. Она стал как камень твердая».
Земля: «Это нас не воодушевляет».
В. Джанибеков: «А нас — тем более…»
Десятого июня космонавты вышли в телеэфир. В ЦУПе предусмотрительно попросили их «дыхнуть» и остались довольны — пара изо рта не было видно.
На время эфира Савиных и Джанибекову пришлось снять теплые полосатые шапочки, взятые из дома. На Земле по-прежнему сообщалось, что полет проходит в штатном режиме.
В этот же день космонавты смогли подключить аккумуляторы станции, соединив их напрямую с солнечными батареями: голыми руками скручивали электрические провода и обматывали их изолентой. И так 16 раз. На следующий день включили часть освещения, подключили регенераторы воздуха, разогрели консервы и хлеб. Станция начала оживать. Лед растаял, что принесло космонавтам новые проблемы: что делать с водой?
«Я как-то раз засунул руку за панель и замер: рука по локоть в воде!.. Пошли в ход тряпки. А где их взять? Начали раздирать одежду: сначала белье, потом костюмы. Достаю упаковку Светланы Евгеньевны Савицкой (Вторая женщина-космонавт работала на станции в 1982 году. – Прим. РИА). Светочка, извини, пожалуйста! Я бы вернул тебе вот этот красивый наряд, но вынужден был использовать его не по назначению. Когда пришел «грузовик» с огромным количеством вафельных полотенец, это был большой подарок!» — Владимир Джанибеков.
«Грузовик» — корабль «Прогресс-24» — пристыковался 23 июня. Привез оборудование, запасы воды и топлива, а также несколько номеров газеты «Правда». О ресурсах можно было больше не беспокоиться. Космонавты начали готовиться к выходу в открытый космос и установке дополнительных секций солнечных батарей: те, что были на станции, за годы нахождения на орбите потеряли свою эффективность под ударами микрометеоритов. Второго августа Владимир Джанибеков и Виктор Савиных осуществили эту операцию. При этом снова не обошлось без проблем: при развертывании батарей заел трос.
«Начал откидывать лебедку, она не снимается с фиксатора. Нужно было выдернуть шпильку, которая крепит фиксатор. Шпилька не выдергивается. Подошел Володя, тоже подергал за веревку, которая привязана к фиксатору. Затем эта веревка оборвалась. Земля посоветовала резким откидыванием лебедки срезать шпильку. В бассейне это получалось. Здесь после двух ударов с основной солнечной батареи посыпались элементы. Не помогла и «кочерга». Решили работать без фиксации, раскрыли ручки, но лебедка не вращается. Володя занял мое место, попробовал, но безрезультатно. В это время у нас уплыла «кочерга» и дополнительный поручень. Видимо, пока менялись местами, они расфиксировались. Ситуация сложная. Возвращаться назад нельзя—нужна наращенная батарея. Поняли, что дело не в лебедке — трос приварился к лиркам, в которых он был уложен. Володя отошел подальше к люку с наконечником в руке, а я остался у лебедки. Он резко дергал, а я пытался сдвинуть трос с места. После нескольких рывков трос пошел. Ура!» — Виктор Савиных, «Записки с мертвой станции».
Помимо восстановления станции, космонавты занимались на «Салюте» и научной работой: проводили эксперименты, вели наблюдения, выращивали хлопок и перец. Так прошло 100 суток, которые врачи отвели Владимиру Джанибекову на экспедицию. 18 сентября к станции причалил «Союз Т-14» с Георгием Гречко, Владимиром Васютиным и Александром Волковым на борту.
26 сентября Владимир Джанибеков и Георгий Гречко вернулись на Землю. Савиных, Васютин и Волков продолжили работу на орбите.
На Земле, уже после возвращения Савиных, месяц решали: наградить космонавтов или наказать — те не всегда действовали строго по инструкции и в соответствии с командами ЦУПа. Но в итоге Виктору Савиных вручили вторую звезду Героя, а Джанибекову присвоили звание генерал-майора авиации. Расследование инцидента установило, что связь с «Салютом-7» была потеряна из-за несовершенства системы энергообеспечения станции.
РИА Новости благодарит за помощь в подготовке материала журналиста, автора идеи фильма «Салют-7» Алексея Самолётова.
В статье использованы фрагменты интервью с космонавтами Владимиром Джанибековым и Виктором Савиных для документального фильма «Битва за «Салют». Космический детектив».

https://ria.ru/culture/

Россия даст тройной ответ на санкции США

В случае расширения антироссийских санкций со стороны США, теоретически мы можем ограничить наше сотрудничество в космической отрасли, избавиться от американских долговых бумаг и расширить список ограничений против физлиц, предполагает заместитель директора Института стратегических исследований и прогнозов РУДН Никита Данюк.
Принцип взаимности
Кремль будет исходить из принципа взаимности при подготовке ответа на расширение антироссийских санкций со стороны США, заявил пресс-секретарь российского президента Дмитрий Песков.
«В США сегодня существуют два параллельных процесса. С одной стороны законодательная ветвь власти в лице Сената действительно уже полностью одобрила расширение санкционного пакета против РФ, и документ ушел в Палату представителей. Но с другой стороны мы слышим заявление госсекретаря Рекса Тиллерсона о существовании некоего секретного плана по восстановлению отношений с Москвой.
Подобная разноголосица лишь подтверждает отсутствие единой консолидированной позиции в отношении РФ. Высказывания президента и Госдепа о желании восстановить отношения с Москвой на определенных условиях все же следует воспринимать как позитивный сигнал. Но в то же время сбрасывать со счетов попытки законодательной власти сковать Трампав его действиях тоже не стоит. Сейчас сложно сказать, какая из этих тенденций одержит вверх», — размышляет наш собеседник.
Отметим, что новые санкции в случае их принятия не только законодательно закрепят уже существующие санкций и ограничат право президента их отменять без разрешения конгресса, но и усилят давление на ключевые сферы российской промышленности и финансового сектора. Под санкции может попасть горнодобывающая, металлургическая, железнодорожная, и судоходная отрасли. Даже американские эксперты уверены, что реакция Москвы на такие действия может оказаться крайне жесткой.
Возможные контрсанкции России
«Ответные санкции традиционно носят симметричный характер. Они будут касаться тех же сфер и организаций, а также сравнительного количества физических лиц. При этом некоторые шаги с нашей стороны могут ослабить США. В первую очередь, речь идет о нашем сотрудничестве в авиационно-космической отрасли. Не секрет, что наши авиакосмические промышленности сильно увязаны, мы до сих пор поставляем двигатели РД-180 для американских ракетоносителей. Это сотрудничество может быть пересмотрено.
У нас есть еще один козырь. Большое количество денег российские финансовые власти хранят в американских ценных бумагах и долговых обязательствах. При наличии политической воли и соответствующего решения, мы можем потребовать свои деньги по облигациям обратно. Такое решение способно нанести значительный финансовый ущерб нашим партнерам. Хотя я предполагаю, что конфронтация все же не выйдет на новый виток. Скорее всего, наши отношения останутся в текущем статусе-кво»,- продолжает Данюк.
Но даже после введения санкций и контрсанкций, оба государства смогут сохранить потенциальное пространство для маневра. Как считает эксперт, все покажет предстоящая встреча Путина и Трампа на полях саммита G20. О возможностях реформирования и восстановления наших отношений можно будет говорить только после того, как лидеры установят личный контакт.

Автор: Андрей Петров
https://rueconomics.ru/

Угроза из космоса. На что способен американский орбитальный шаттл. И чем ответит Россия

В США завершилась секретная военная программа.
Российские Воздушно-космические силы не спят и готовы ответить на планы США по выводу оружия в космическое пространство, заявил глава оборонного ведомства Сергей Шойгу, выступая в Совете Федерации.
«Могу вас заверить: мы не спим», — сказал он, отвечая на вопрос о готовности ВКС РФ противостоять потенциальной космической угрозе.
Об угрозе из космоса пока известно немного. 7 мая текущего года на аэродроме центра Кеннеди в штате Флорида приземлился минишаттл X-37B, который провел на орбите 718 дней. В западных СМИ о предназначении секретной американской военной программы выстраивались различные версии. Якобы X-37B следит за китайской станцией «Тяньгун», может уничтожать спутники или обкатывает технологию размещения оружия на орбите.
Официально подтверждено, что аппарат испытывает новый тип ионного двигателя. Изначально программой занимались NASA и Boeing, в 2004 году ей заинтересовались военные. С тех пор разработки курируют Агентство передовых оборонных исследований и ВВС США.
Редактор журнала «Арсенал Отечества», военный эксперт Алексей Леонков отмечает, что американские космические испытания прорывом в науке не стали. Аналогичные разработки вели еще в СССР в 1960-х годах. Советские ученые сконструировали орбитальный самолет в рамках авиационно-космической программы «Спираль». Ее свернули из-за более перспективного проекта «Энергия-Буран», который превосходил по ряду параметров знаменитый «Шаттл».
«Американцы делают ставку на X-37B, поскольку программа «Шаттл» закрыта. На смену шаттлов и ракет-носителей должна прийти авиационно-космическая система. Проходила информация, что 2019 году первый многоразовый аппарат пристыкуется к МКС. Понятно, что подобная система будут использовать не только для гражданских задач, но и для военных», — рассказал Леонков.
Система предупреждения военных пусков, как отмечает эксперт, не способна фиксировать запуск подобных орбитальных минишаттлов. Если космический челнок оснастить ракетами класса космос-земля, то отследить такой запуск будет практически невозможно. Система контроля за космическим пространством будет идентифицировать его как искусственный спутник Земли.
Но ситуация не такая безнадежная, как может показаться на первый взгляд. Эксперт отмечает, что у России есть огромный наработанный технический задел. Множество замороженных проектов можно реализовать при достаточном финансировании.
«Если такое произойдет, то наша система обязательно полетит в космос и станет альтернативой американским разработкам. Россия не оставляет надежду, что милитаризации космоса не будет. Еще американцам стоит напомнить о разработках ракеты Р-36орб, которая могла наносить удары из космоса по любой точке земного шара. Этот проект можно возродить», — заключил Леонков.
Черту под эпохой традиционных вооружений провела недавняя новость от Минобороны. В январе этого года российское военное ведомство сообщило, что в скором времени армия получит гиперзвуковое оружие. Ни одна из существующих систем ПВО и ПРО пока не может перехватывать цели, летящие на скорости 1,6 километра в секунду.

Автор: Марк Григорьев
https://polit.info/

Он слишком много знал про SpaceX

Бывший техник SpaceX заявил, что его принуждали подделывать результаты испытаний, а за отказ он был уволен. Спустя три года бывший служащий решил подать в суд на своих работодателей.
В США разгорается судебный скандал, который может стоить известной космической корпорации SpaceX если не финансовых, то имиджевых потерь. Бывший техник компании Джейсон Бласделл подал в суд на руководство компании, утверждая, что еще три года назад он был незаконно уволен из штата, сообщает Bloomberg со ссылкой на адвоката истца.
По словам Бласделла, настоящей причиной его увольнения стало то, что он постоянно жаловался своему руководству на несоблюдение специальных протоколов при конструировании и испытании ракет,
а результаты испытаний нередко фальсифицировались, что создавало угрозу безопасности будущим запускам.
Бласделл утверждает, что он доносил свои жалобы до руководства компании, в том числе до ее основателя, миллиардера Илона Маска, за месяцы до того, как техник был уволен в 2014 году.
По утверждению адвоката истца Карни Шегерьяна, компания вводила в заблуждение федеральное правительство, «срезала углы» в тех областях своей деятельности, где остро стояли вопросы безопасности.
Согласно приведенным в жалобе данным, Бласделл был уволен еще 1 апреля 2014 года после трех лет работы в компании, где он занимался испытаниями авионики для ракеты Falcon 9 и корабля Dragon. Он утверждает, что его начальство оказывало давление на техников, чтобы те отклонялись от прописанных процедур и подписывали результаты испытаний, которые вовсе не производились.
«Эта практика была чрезвычайно опасной и могла привести попаданию в ракеты поврежденных или неисправных частей, что могло стать причиной взрыва на орбите, и что еще хуже — людских потерь», — говорится в иске. Руководители Бласделла якобы не обращали внимания на его жалобы, поскольку не хотели останавливать производство. В конце концов, в начале 2014 года техник якобы встретился с самим Маском и пожаловался, что техники подписывают прохождение процедур, которые сами не выполняют, и он не хочет следовать этой практике.
Маск же, по его словам, обещал разобраться в деле, но так и не вернулся к этому вопросу.
Иск подан в суд Лос-Анджелеса, ему предстоит разобраться, действительно ли увольнение специалиста было незаконным и фальсифицировались ли результаты испытаний, как тот утверждает. Свой комментарий дали и в компании SpaceX.
«Джейсон Бласделл не является правдорубом, и это не дело о правдорубе», — заявила адвокат корпорации SpaceX Линн Хермл. По ее словам, истец никогда не проводил и не наблюдал никаких неправильных испытаний ракетных компонентов, никогда не жаловался на нарушения и никогда не сообщал о них федеральным властям.
Напротив, адвокат утверждает, что Бласделл был уволен за ненадлежащее качество работы — его коллеги даже стали беспокоиться о собственной безопасности.
«Эти обвинения необоснованны. SpaceX активно призывает сотрудников сообщать о нарушениях. Вдобавок наши тестовые протоколы являются предметом постоянных проверок как внутренних, так и внешних аудиторов со стороны ВВС и NASA в рамках наших контрактных отношений. Мы отвергаем эти заявления и будем защищаться в суде», — говорится в заявлении компании.
Упреки по вопросам безопасности являются щепетильными для руководства крупнейшей в мире частной космической корпорации, имеющей многомиллиардные контракты с NASA и американскими военными.
Особенно эти вопросы остро встали осенью 2016 года — тогда на стартовом столе взорвалась ракета Falcon 9.
После того случая компания совершила несколько удачных запусков, а главное – освоила повторное использование уже слетавших в космос ступеней.

https://news.rambler.ru/

Алмазные космонавты

Рассекречены поразительные данные «звездных войн» СССР и США

Благодаря космическому проекту, не имевшему аналогов, СССР сумел предотвратить третью мировую войну. Дав 900 выстрелов из орбитальной пушки на высоте более 300 км, советская космическая флотилия надолго лишила Запад желания вести агрессивную политику в отношении нашей страны и других стран соцлагеря. В связи с 50-летием начала работ по военной космической программе «Алмаз» Военно-промышленная корпорация «НПО машиностроения» рассекретила факты, связанные с ее реализацией в начале 70-х годов.
Корреспондент «МК» познакомился с самыми яркими эпизодами «звездных войн», начиная от боевых пилотируемых ракетопланов до спецстанции, оборудованной артиллерийским орудием.
Увы, человечество пока не придумало себе другой мотивации, которая бы так активно двигала технический прогресс, как военное противостояние. Сильнее всего оно осуществлялось между двумя ведущими державами — СССР и США — в начале 60-х. Мир оказался на грани войны: в умах военачальников начинали рождаться идеи, связанные с активным использованием орбиты для всевозможных поражений противника и военной разведки.
В Штатах с этой целью разрабатывали проект MOL (Manned Orbiting Laboratory — «Пилотируемая орбитальная лаборатория»), у нас появился «Алмаз». Проект был сразу очень серьезно засекречен, для него создали специальный космический отряд, обученный приемам военной-разведывательной деятельности в непростых условиях невесомости: Валерий Макрушин, Дмитрий Ююков, Валерий Романов, Владимир Геворкян, Алексей Гречаник. Эти талантливые инженеры с нечеловеческой выдержкой и отменным здоровьем были отобраны в подмосковном Реутове в «НПО машиностроения». В полеты их должны были ставить в паре с военными летчиками.
Но так получилось, что реально удалось слетать только ранее подготовленным военным летчикам-космонавтам. Вот прославленные космонавты-алмазники, как их называют в отрасли: Павел Попович и Юрий Артюхин (позывной «Беркуты», старт 3 июля 1974 года), Геннадий Сарафанов и Лев Дёмин («Дунаи», 26 августа 1974 года), Борис Волынов и Виталий Жолобов («Байкалы», 6 июля 1976 года), Вячеслав Зудов и Валерий Рождественский («Родоны», 14 октября 1976 года), Виктор Горбатко и Юрий Глазков («Тереки», 7 февраля 1977 года).
«Звездные войны» списали с советской программы?
Сейчас многих из них уже нет в живых. Но мне удалось отыскать людей, которые были вплотную связаны с «Алмазом». К ним, безусловно, относится Владимир Абрамович Поляченко, который был в то время главным ведущим конструктором программы в ЦКБМ (прежнее название «НПО машиностроения»).
— Расскажите, что было до создания пилотируемых станций военного назначения?
— Работа велась в двух направлениях, — на уничтожение вражеских спутников-шпионов, и на добычу секретных данных противника. Было у нас несколько нереализованных проектов, легких пилотируемых космических кораблей — ракетопланов. Они не пошли в разработку, поскольку наши предложения по ним опережали в те годы возможности техники. Например, ракетопланы у нас были многоразовыми, а теплозащиты для них еще не придумали.
Вскоре из ракетоплана родился беспилотный маневрирующий истребитель спутников (ИС). Он был выведен на орбиту в 1963-м году, мог разгоняться в космосе, менять высоту. А, нацелившись на спутник-шпион, взрывал свои боевые части так, что пучок осколков уверенно поражал неприятеля. ИСы стояли у нас на боевом дежурстве, но после соглашения с американцами при Андропове эти работы были свернуты.
Что касается разведки, то и до станций у нас велась работа в этом направлении, но с использованием автоматических спутников. Как найти корабль или группу кораблей потенциального противника в мировом океане? Самолеты туда не долетали. И Владимир Николаевич Челомей — наш генеральный конструктор — предложил проводить разведку с помощью космических аппаратов.
Первым из них стал УС (управляемый спутник) с радиолокатором и большой антенной. С помощью группы таких УСов можно было «обшаривать» океан два раза в сутки с высоты 200 километров. Мы стали определять не только координаты, но и состав, и направление движения натовских кораблей. В нашей стране запускались и спутники-фоторазведчики. Но вот проблема — процент удачных кадров с них был невелик. Аппараты ведь фотографировали все подряд, невзирая на облачность, а потому половина снимков была испорчена. В итоге ставка была сделана на людей, которые бы вели съемку осознанно. Вот для них опять же Челомеем и был придуман проект первой в мире пилотируемой станции.
«Была предусмотрена настоящая пушка»
Комиссия по приемке эскизного проекта «Алмаза» была образована в 1967 году. На орбиту эта махина весом 18,6 тонн, длиной 13,6 метра и диаметром 4,15 м выводилась ракетой-носителем «Протон». Станция имела три отсека. В первом, носовым, располагалось жилое помещение и обзорные иллюминаторы.
Во втором экипаж из двух-трех человек должен был иметь возможность в течение двух месяцев (до этого максимальная продолжительность полетов составляла несколько суток) фотографировать интересующие военных наземные объекты и периодически отправлять отснятые пленки на Землю в специальной баллистической капсуле с радиомаяком. В третьем — стыковочный узел.
Доставка грузов и новых экипажей осуществлялась транспортным кораблём снабжения (ТКС), разработанным по той же программе «Алмаз». Он, кстати, превосходил нынешние корабли «Союз» и грузовики «Прогрессы» тем, что доставлял на станцию в 5 раз больше грузов, а его возвращаемый аппарат уже в те годы был многоразовым: один из них использовался трижды! А еще на «Алмазе» была предусмотрена самая настоящая пушка.
— Ее доработали для космоса из авиационного 23-миллиметрового орудия Нудельмана, — поясняет Поляченко.
— А от кого собирались обороняться?
— В частности, американцы не скрывали тогда габариты грузовых отсеков своих шаттлов, близких к габаритам и массе наших «Алмазов». Во избежание похищения наших кораблей с орбиты, мы и установили надежную защиту.
Как «Алмаз» заставили стать «Салютом»
Первый запуск советской станции состоялся 19 апреля 1971 года, на два года раньше американского подобного проекта Sky Lab (MOL к тому времени была свернута).
Приближалось время открытия XXIV съезда КПСС, и в Политбюро захотели блеснуть перед заокеанскими идеологическими противниками супер-достижением. Но как блистать военной секретной техникой? «А давайте сделаем ее гражданской!» — решили партийные боссы. Такой каприз вылился для конструкторов в Подлипках и в Филях в бессонные ночи за переделкой документации и конструкции ОКБ-52 для эксклюзивного, «подарочного» образца без пушки и шпионского оборудования, а станция в итоге стала называться «Салютом-1». Она пролетала вокруг Земли 175 суток, после чего была затоплена в Тихом океане. На станцию слетали два экипажа: в апреле 1971 года Шаталов, Елисеев и Рукавишников, в июне — Добровольский, Волков и Пацаев (последний экипаж погиб при посадке).
«Капсулу с пленкой сбрасывали в заданный район»
По-настоящему секретная, военная станция «Алмаз-1» (официально названная для прикрытия «Салют-2») стартовала в космос 3 апреля 1973 года. Однако на 13-е сутки произошла разгерметизация ее отсеков, и 28 мая, так и не приняв ни разу у себя на борту космонавтов, новенький космический бастион пал в океан около Австралии.
Получается, по сути дела повезло только «Салюту-3» (он же «Алмаз-2»). В июле 1974 года к станции благополучно стартовали Юрий Артюхин и Павел Попович.
— У тех парней была особая специализация, — вспоминает Владимир Поляченко. — Они должны были уметь определять, ракетная база под ними или ферма, учиться определять наземные объекты и самостоятельно принимать решение о том, интересны они или нет военному руководству. Их учили обращаться со сложнейшей аппаратурой, передавать пленку. Это сейчас можно вести электронно-оптическую съемку и по спутниковой связи передавать ее на Землю, но тогда этого не было.
На станции была капсула, космонавты клали в нее пленку, и та летела вниз в заданный район (в случае попадания капсулы не туда был предусмотрен вариант ее подрыва со всеми секретными данными).
Когда первая пленка с изображением реальных военных баз американцев легла на стол начальникам ГРУ Генштаба, те поразились четкости этих снимков. Ведь разрешение их было чуть больше 1 метра, почти такое же, что получают с автоматических спутников дистанционного зондирования Земли современные ученые. Ширина пленки достигала 40 сантиметров. Номера на автомашине не разглядеть, а вот марку определить — легко.
Обычно между процессом съемки и попаданием в разведотдел могло пройти недели две, базы ведь не перемещаются каждый день, а потому и не спешили. Но были ситуации, когда передавать информацию надо было немедленно, и для этого существовал еще один канал — для пленки шириной 50 см. Она проявлялась прямо на борту и сразу помещалась под телекамеру. ТВ-изображение тут же передавалось на Землю. Было оно чуть хуже, чем на обычной пленке, но оперативность была очень высокой.
Был на борту отсек с пультом управления и оптическим визиром, позволяющим останавливать «бег» земной поверхности и наблюдать отдельные детали, — вспоминает другой ветеран космонавтики, начальник научно-исследовательского центра «НПО машиностроения» Леонард Смиричевский. — Это был самый интересный для экипажа прибор. Его оригинальная конструкция позволяла видеть участки Земли как бы в остановленном положении с увеличением до 120 раз. «Остановка бега Земли» осуществлялась кнопкой «синхронизация». За 50 предоставленных этим прибором секунд космонавт мог посчитать до 100-120 самолетов на военном аэродроме.
«Побыла бы ты, милая, на моем месте»
На «Алмазе» было очень шумно. Особенно в моменты, когда станция начинала поворачиваться. Гул стоял такой, что специалисты на Земле очень боялись за психику космонавтов. Кстати, их не оставляли одних никогда. Даже в периоды, когда станцию теряли из виду наблюдатели на территории СССР, их вели специалисты с корабельных командно-измерительных пунктов, которые базировались у берегов Кубы. Один из кораблей назывался «Космонавт Юрий Гагарин», и управлял полетом с него Леонард Смиричевский.
— Каждый день их был напряженнейшим, отчего бывали даже и срывы, — вспоминает он. — «Эх, Юра, — говорил с орбиты инструктору Юрию Глазкову Павел Попович, не скрывая своей усталости от монотонного труда, — Нам бы только по паре вагончиков угля разгрузить бы». Да нам, если честно, самим этого хотелось, ведь мы вели станцию по 12 часов в сутки, сидя у пульта связи.
Случалось, что обстановку разряжали курьезы. Со станцией были закрытые (секретные) и открытые каналы радиосвязи. По открытым сотрудники ЦУПа (естественно, только они) космонавтам непрерывно переправляли музыку, радиопередачи, они спокойно могли заказать разговор с родными, и мы их соединяли. Но однажды на станцию позвонили… по обычному межгороду. Трубку на орбите взял Попович.
— Алло. Кто это? — говорила с Земли незнакомая женщина.
— Попович!
— Кто, кто?
— Попович Павел Романович.
— Что вы хулиганите? Кто вы?
— Командир орбитальной станции «Салют-3», летчик космонавт СССР Попович Павел Романович.
— А почему у вас голос дрожит? Что вы хулиганите! Кто это?
— Побыла бы ты милая, на моем месте, послушал бы я твой голос.
Последовало гробовое молчание… Каким образом эта женщина вышла с обычного телефона на борт станции и что с ей стало после такого диалога, — остается загадкой и по сей день.
Из пушки по невидимым воробьям
Но вот еще один вопрос — стреляла ли пушка, установленная на «Алмазе»? По словам Поляченко, это произошло после того, как космонавты покинули станцию и благополучно приземлились.
— Я присутствовал на земных испытания этой пушки, — говорит Владимир Абрамович, — мы были в бункере, но уши закладывало хорошо. Мы опасались, что стрельба из пушки в присутствии космонавтов могла испортить их психику. Поэтому устроили ее после их посадки космонавтов, при управлении станцией в автоматическом режиме 24 января 1975 года.
Сейчас, при огромном скоплении спутников и космического мусора на орбите, это было бы почти невозможно. Пушка стреляла на большое расстояние, производя 950 выстрелов в минуту. 200-граммовые снаряды летели со скоростью 690 м/с. Выпущенные против вектора орбитальной скорости станции, то есть назад, они вошли в атмосферу и сгорели раньше станции.
По утверждению разработчиков, в наземных испытаниях на дальности более километра залп из пушки перерезал пополам металлическую бочку из-под бензина. Представьте, во что превратился бы вражеский спутник-шпион! Кстати, пушку можно было наводить в любую точку пространства через прицел. Станция при этом тоже поворачивалась бы вручную или дистанционно с Земли. Стрельбой из пушки управлял программно-контрольный аппарат, который за 5 секунд вычислял направление и мощность залпа, требуемого для разрушения цели.
Записанные во время стрельбы специальными приборами вибрация и шумы оказались в пределах нормы, станция не разрушилась, но отдачу от выстрела, будь там в этот момент Артюхин с Поповичем, они бы почувствовали, даже несмотря на работающие в этот момент стабилизационные двигатели.
Позже, по словам Поляченко, в НПО придумали снаряды системы «космос-космос» со своими двигателями и системами наведения, которые уже не давали такой отдачи и шума. Они были изготовлены и должны были устанавливаться на следующих станциях «Алмаз».
«Алмаз» — кладезь технических решений
— Летающая сегодня станция МКС — это наследие нашего «Алмаза», — говорит Поляченко. — Корпус нашей орбитальной станции НПО «Энергия» (РКК «Энергия»- Н.В.) позаимствовала для создания служебного модуля МКС «Звезда», модуль «Заря», с которого началось строительство МКС, — это наш транспортный корабль.
Рассекреченные еще несколько лет назад документы по теплозащите возвращаемого аппарата ТКС специалисты уже передали российским создателям нового пилотируемого корабля «Федерация», который также хотят сделать многоразовым, как и ТКС, а также в США и Великобританию. Идея будет применена американцами в перспективном корабле «Орион», который уже проходит летные испытания.
Но много осталось еще технических решений «Алмаза», которые, по словам моего собеседника, даже спустя 45 лет, остаются актуальными, но не востребованными, взять хотя бы эргономику, которая была более совершенной именно на военной станции.
«Кондор» продолжает дело «Алмаза»
Всего в рамках программы «Алмаз» на орбиту было запущено пять станций: пилотируемые «Салют-2», «Салют-3», «Салют-5», а также их автоматические модификации «Космос-1870» и «Алмаз-1». Предполагалось вывести еще и автоматический «Алмаз-2», но случился распад Советского Союза и ввиду тяжелого состояния экономики работы были остановлены.
Сегодня им на смену сотрудники «НПО машиностроения» разработали спутник дистанционного зондирования Земли «Кондор». Первый аппарат этой серии был запущен на орбиту в 2013 году. Он снабжен системой радиолокационной съемки поверхности Земли, то есть для него не существует преград ни ночью, ни при густой облачности.
Чтобы увековечить память о группе алмазных космонавтов, ряд предприятий космической отрасли, общественные организации и Союз журналистов России готовят обращение к губернатору Московской области Андрею Воробьеву с предложением назвать ряд общеобразовательных школ в Реутове и других подмосковных городах именами этих героев.

https://news.rambler.ru/

Секретный американский военный космолет вернулся с орбиты

Экспериментальный американский космолет военного назначения X-37B в воскресенье, 7 мая, приземлился в Космическом центре Кеннеди во Флориде, завершив двухлетнюю секретную миссию. Об этом сообщает Reuters.
Беспилотный космический аппарат X-37B проводил на орбите эксперименты более 700 дней. Как отметили в военном ведомстве, их назначение — «снижение риска, экспериментирование и разработка концепции операций для многоразовых космических транспортных средств». Другие подробности не сообщаются, стоимость программы засекречена.
Это была четвертая и самая продолжительная на сегодняшний день миссия в рамках секретной программы под контролем сил быстрого реагирования ВВС.
X-37B, также известный как Orbital Test Vehicle, или OTV, впервые был запущен в апреле 2010 года и вернулся через восемь месяцев. Вторая миссия началась в марте 2011-го и длилась 15 месяцев, а третья стартовала в декабре 2012 года и завершилась через 22 месяца. Три предыдущих посадки были осуществлены на авиабазе Ванденберг в Калифорнии.
Военно-воздушные силы намерены запустить X-37B в пятый раз в конце этого года, также с полигона во Флориде.
Длина X-37B — 8,8 метра, размах крыла — 4,5 метра. Взлетная масса беспилотника, который способен после возвращения с орбиты совершать посадку в самолетном режиме, — около пяти тонн. Всего имеется два таких аппарата.

https://lenta.ru/news/

Почему Горбачев закрыл советский военный космос и что из этого вышло

На космодром Байконур последний генеральный секретарь ЦК КПСС Михаил Горбачев прилетел 30 лет назад, 11 мая 1987 года, для того, чтобы лично закрыть государственную военно-космическую программу. Ранее состоялись советско-американские переговоры на высшем уровне в Рейкьявике, которые не повлияли на противоракетную Стратегическую оборонную инициативу (СОИ) США и дорого обошлись нашей стране.
На Байконуре Горбачев ознакомился с образцами военно-космической техники и выразил сожаление, что не знал всего этого до Рейкьявика. В гарнизонном Доме офицеров генсек в очередной раз декларировал курс на мирный космос («новое мышление» напоминало религиозную программу непротивления злу насилием).
После визита Горбачева на космодром отечественную программу развития военно-космических систем начали сворачивать. Тему тяжелых орбитальных станций закрыли в 1989-м, затем прекратили все работы над ракетой-носителем «Энергия» и орбитальным кораблем «Буран».
От горбачевского камлания и игры в поддавки мир ничуть не изменился. И 7 мая на мысе Канаверал приземлился американский экспериментальный орбитальный самолет X-37B Orbital Test Vehicle-4, который почти два года находился в космосе с секретной миссией.
Ранее в Пентагоне сообщили, что космоплан весом около 5 тонн предназначен для работы на высотах от 200 до 750 километров, способен быстро менять орбиты и маневрировать, выполнять разведывательные задачи, доставлять в космос небольшие грузы.
Специалисты называют мини-шаттл X-37B космическим перехватчиком, то есть американская программа создания ударных вооружений на орбите благополучно пережила Рональда Рейгана. «Звездные войны» остаются реальностью XXI века. России приходится наверстывать упущенное в области военно-космических разработок, создавать новые ракеты тяжелого класса и стойкую элементную базу.
Что мы потеряли
Средства борьбы с военными спутниками противника Советский Союз создавал несколько десятилетий. Первый отечественный маневрирующий аппарат «Полет-1» вышел на околоземную орбиту в 1963 году, а перехват в космосе спутником спутника впервые успешно выполнен 1 ноября 1968 года.
По данным американского аналитического журнала The National Interest, в 1973-1976 годах СССР отправил на околоземную орбиту три военные космические станции «Алмаз». В дальнейшем состоялись десятки испытаний истребителей спутников. Последнее (в июне 1982 года) на Западе назвали «Семичасовой ядерной войной», хотя это были всего лишь учения, в ходе которых запускали наземные и морские баллистические ракеты, противоракеты, военные спутники и космический перехватчик.
Ударное космическое оружие для ведения боевых действий в космосе и из космоса создавали в НПО «Энергия», и до начала 1980-х на одной конструктивной платформе разработали два боевых космических аппарата (КА) с различными типами бортовых комплексов вооружения — лазерным и ракетным. Меньшая масса ракетного вооружения позволяла иметь на борту больший запас топлива и предполагала применение по низкоорбитальным объектам (до 300 км). Лазерное вооружение создавалось для боевой работы по спутникам на средневысотных и геостационарных орбитах. Планировалось создание значительной орбитальной группировки в составе ракетных КА 17Ф111 «Каскад» и лазерных КА 17Ф19 «Скиф».
Для поражения стартующих баллистических ракет и их головных блоков на пассивном участке полета для комплекса «Каскад» разработали проект ракеты-перехватчика космического базирования.
Для уничтожения особо важных наземных целей проектировали тяжелую космическую станцию в составе базовой станции 17К ДОС и автономных модулей (типа орбитального корабля «Буран») с боевыми блоками (до 15-20 единиц в одном ударном модуле). По команде модули могли отделиться от станции, занять позицию в космическом пространстве для револьверного старта высокоточных боевых блоков (планирующих ядерных зарядов).
Для противодействия американской Стратегической оборонной инициативе отечественные специалисты рассматривали возможность минирования околоземного космического пространства. Проводились исследования эффективности орбитальных бризантных облаков, полностью очищающих от космических аппаратов околоземное пространство до высоты 3000 километров.
Несмотря на огромный задел в военно-космической сфере, Михаил Горбачев с 1985 года упорно эксплуатировал тезис о мирном космосе. Под давлением ЦК КПСС госкомиссия по запуску КА «Скиф» (с боевым газодинамическим лазером мощностью 1 МВт) в начале 1987 года отменила в программе полета отстрелы мишеней и другие боевые элементы. Технический сбой при запуске космического аппарата на орбиту ускорил закрытие программы. И все же объективно «новое мышление» не могло победить в битве орбитальных технологий.
Обстановка на орбите
По военно-космическому направлению американцы заметно отставали от советских коллег. Созданием боевых космических станций в США занялись только в 1970-х (рассматривались проекты с использованием кинетического, лазерного и пучкового оружия).
Решение о разработке противоспутниковой системы американский президент Рональд Рейган объявил в 1982 году, а затем провозгласил Стратегическую оборонную инициативу. СОИ свернули в 1993-м, однако мирным космос остался лишь в мечтах человечества.
Космические технологии порождают новые способы ведения боевых действий. Сегодня на орбите находится около 1380 спутников, из которых 149 — американские аппараты военного и двойного назначения. Для сравнения: у России таких 75, у Китая — 35, у Израиля — 9, у Франции — 8, у Британии и Германии — 7. Военно-космическими разработками занимаются все уважающие себя государства. Околоземное пространство становится все более милитаризованным.
В Стратегическом командовании Вооруженных сил США считают, что необходимо готовить военнослужащих к боевым действиям в космосе.
Глава Стратегического командования генерал Джон Хайтен подводит философскую базу неизбежности подобных конфликтов: «Американская армия готовится к следующему этапу: космической войне» (US military prepares for the next frontier: Space war).
США втрое увеличили расходы на наступательные средства контроля в космосе — с 9,5 миллиона долларов в 2013 году до 30,7 миллиона долларов в 2016 году.
Американские журналы The Trumpet и Nautilus подробно рассказывают об особенностях космической стратегии (Space Mission Force).
Соединенные Штаты меняют методы подготовки к космическим конфликтам и традиционно готовятся уничтожать ядерные ракеты в космическом пространстве.
Отвечая на современные вызовы, даже самые миролюбивые страны, включая Россию и Китай, вынуждены разрабатывать космическое оружие.
Стоило ли с упорством, достойным лучшего применения, много лет перековывать космические мечи на орала, то есть «Каскады» и «Скифы» на кастрюли?
Александр Хроленко, обозреватель МИА «Россия сегодня»

https://news.rambler.ru/