Владимир Жириновский: «Впереди война»

Лидер ЛДПР разложит по полочкам повестку дня в программе «Право знать!» на канале «ТВ Центр».
Глава ЛДПР стал героем ток-шоу Дмитрия Куликова «Право знать!». Среди тем, которые прокомментировал Владимир Жириновский, ситуация на Ближнем Востоке, российско-американские отношения, проблема мигрантов в Европе и, наконец, роль Великобритании в современной геополитике.
В программе также приняли участие международный обозреватель газеты «КоммерсантЪ» Максим Юсин, польский журналист Зигмунд Дзенчаловски, руководитель информационно-аналитического центра «Политика и безопасность» Игорь Виттель и немецкий эксперт Александр Сосновский.
Вот лишь некоторые цитаты из монологов Владимира Жириновского.

О ситуации на Ближнем Востоке
«Все конфликты в мире временные, а этот – вечный. Почему? Никогда арабы не отдадут Иерусалим евреям, а евреи – арабам. Раз Иерусалим – вечный город, значит, вечно будет вражда. Там есть нефть и газ. Когда они кончатся, напряженность будет немножко ниже. Но самый страшный конфликт – религиозный, между суннитами и шиитами».

О терактах в Иране и роли Катара
«Иран славился своей безопасностью. Там мощное КГБ, это стражи исламской революции. И вдруг происходят эти теракты. Иран считает, что это Саудовская Аравия. А Катар зачем им нужен? Через Катар хотят заставить всех разорвать дипломатические отношения с Ираном. Создать прецедент. Кто виноват? Катар. Почему? Дружит с Ираном. Все должны прекратить дружбу с Ираном, готовиться к войне с ним, забрать оттуда своих дипломатов.
Нам тяжелее всех сейчас. Встать на защиту Катара? Слишком маленькое государство. Хотя Катар уже обмолвился, что может нам отдать ту базу, которую занимают американцы».

Прогноз от Жириновского
«Впереди война. Как она начнется? Трамп говорит, что Иран ему не нравится. Перевожу на бытовой язык: «Иран надо уничтожить». Кто подначивает его? Израиль. Израиль очень боялся Ирака. Саддам Хусейн платил 20 тысяч долларов за каждую ракету, выпущенную палестинцами по территории Израиля. Израиль его ненавидел. И что? Все, Ирака нет, Саддама Хусейна нет. Последнее, что раздражает Израиль – Иран. Это древняя вражда между персами и израильтянами. Израиль боится Ирана и непредсказуемости. Что будет, если Иран запустит ядерную бомбу? Это полностью уничтожит Израиль. Поэтому все силы Израиль бросил на то, чтобы через зятя сориентировать Трампа на разгром Ирана».

О Дональде Трампе
«Больше 200 лет президенты спокойно выполняли свои обязанности. Здесь же, впервые в истории США, еще до вступления в должность, был шквал такого антитрамповского давления, что он до сих пор ничего не может делать. Трамп не может руководить страной. Они президента своего не уважают! Они его избрали, но никто не подчиняется: ни суд, ни федеральная служба безопасности, ни спецслужбы. У него нет команды, он одинокий. Его Америка толкает на войну. Поэтому если он начнет войну на Ближнем Востоке – это для того, чтобы все-таки заставить американцев дать ему возможность управлять Америкой».

О Великобритании
«Британия – самая подлая и коварная из того, что есть в мировой политике. Они на островах господствовали. Разгромили испанцев, отобрали у них золото и Латинскую Америку. Но этого мало – захватили Африку, Индию. И когда они стали великой империей, мы для них были единственным соперником. Но Британская империя рушилась каждые полгода – год. И сейчас она рухнула. Увидите: Шотландия выйдет, и Уэльс, и Северная Ирландия. Через 30 лет будет только Лондон с пригородами».

О Германии и мигрантах
«Она перестала быть военной державой. Они помнят 1945 год, до сих пор кладут цветы в память советским солдатам. А их экономика – она искусственная, это все иностранные рабочие. Мигранты – из-за жадности, это дешевая рабочая сила. Их загнали в Европу, потому что немцы не хотят работать. У них турки уже 50 лет работают. Ни один немец не работает дворником, грузчиком, водителем, санитаром. Все эти низшие должности занимают только приезжие. Меркель не виновата – она идет на поводу у избирателей. Они говорят: а кто будет все это убирать, делать?»

«ТВ Центр»
«Право знать!»
Суббота, 10 июня в 22:10

Сергей Шойгу: родители не будут бояться отправлять детей в армию

 Сергей Шойгу, министр обороны РФ, дал первое интервью в новой должности. Глава Министерства обороны рассказал «Вестям в субботу» о новой форме, о том, что надо принимать во внимание при модернизации Вооруженных сил и о методах руководства ведомством.

 

— Здравствуйте, Сергей Кужугетович.

 

— Добрый день.

 

— Это ваше первое интервью в должности министра. Мы за вами детально следили все эти три месяца. Но все-таки я должен задать вопрос, который должен был задать три месяца назад. Какие у вас ощущения? Ведь в вашей жизни произошли необычные перемены.

 

— Перемены, действительно, необычные. Но, если говорить о моих ощущениях, то я предпочитаю их оставить при себе. Лучше поговорить о деле.

 

— Ну, если сразу улыбнулись, значит нравится. В армейской среде, я сам тому свидетель, с большим воодушевлением восприняли тот факт, что министерство возвращается сейчас к погонам. Но вы на это интервью пришли в гражданском. Где он, баланс между политической волей высшего военного политического руководства страны и гражданского министра и военными профессионалами? Как это будет работать, как вы видите систему взаимодействия?

 

— Вопрос достаточно широкий. Буду говорить про себя. С одной стороны, я привык и в прежней своей должности, и в позапрошлой опираться на людей профессиональных, людей, которые знают в каких-то частях больше, чем я. Это же не серый бизнес, когда я менеджер и могу управлять чем угодно. Хотите — мясорубкой, хотите — косметическим аппаратом. Хотите — огромным коллективом, хотите — не очень большим. Хотите — молокозаводом, а хотите — мясокомбинатом. Это не та история. Мы должны быть готовы во всех сферах, мы должны быть готовы в кадрах, в системе образования, базирования, расквартирования, транспортной системе, системе связи. Вот мы завтра сюда привезем и поставим технику, которой не умеем управлять, которую не к чему подключать, и с которой нет возможности каким-то образом контактировать. Так нельзя, здесь нет системы связи. Это неправильно. И моя задача — все-таки помочь их поддержать в хороших и благих начинаниях. Это раз. Второе: добиться выполнения всего того, что я считаю для выполнения задач, поставленных страной перед нами. Вы знаете в прошлом году вышел ряд статей. Таких программных статей нашего верховного главнокомандующего Владимира Владимировича Путина. И одна из них, естественно, была посвящена Вооруженным силам, обороне страны, безопасности страны.

 

— Да. Это была предвыборная серия.

 

— Но я теперь ее не называю «предвыборной», для нас она — программная. Это не та история. Здесь основной посыл заключается в чем? Мы исходим из того, что государство, несмотря ни на что, сосредоточилось, собрало все, что могло, и приняло беспрецедентную программу перевооружения. Государственную программу вооружения. И мы должны быть готовыми к приему всех этих новых систем вооружения военной техники. Это касается, еще раз повторяю, всей системы Вооруженных сил обороны страны.

 

— А значит, и всей системы вооруженных сил и оборонки?

 

— Безусловно.

 

— А что будет происходить с Гособоронзаказом, с балансом отечественной и зарубежной военной техники? Эти темы все обсуждали в последний год. Какое ваше видение дальнейшего развития?

 

— Я не буду говорить банальные вещи, вы про них и без меня понимаете и знаете: про количество рабочих мест, про высокие технологии, про переоснащение производств и так далее. Все это, естественно, есть. На каком-то этапе возник понятный вопрос, но понятный не для всех: а в состоянии ли наша промышленность сделать то, что сегодня необходимо Вооруженным силам? И тут начались поиски: это мы не можем сделать, давайте, может быть, купим за рубежом, это будет быстрее, но не перспективнее. Что мы сегодня делаем в этой части? Во-первых, хотелось бы, чтобы сервисное обслуживание всей этой техники осуществляли тоже заводы-изготовители. И тут мы с вами говорим о подготовке большой темы, которая называется «Контракт жизненного цикла». От постановки на вооружение и передачи до утилизации. Это большая работа. Мы должны, как я считаю, часть заводов, которые принадлежат или принадлежали Министерству обороны, передать компаниям и крупным промышленным объединениям, которые занимаются и наукой, и опытной конструкторской работой, и производством техники для нас. Я вижу в ваших глазах вопрос: а кто раньше это делал? Раньше это делал «Оборонсервис».

 

— Я как раз про сервисную составляющую хотел бы вас спросить. Понятна ли вам логика происходящего в том, как идет расследование в отношении «Оборонсервиса» и будете ли вы отказываться от аутсорсинга в плане работы Министерства обороны?

 

— Из «Оборонсервиса» мы будем возвращать на заводы-изготовители техники. Это решение непростое, но оно есть, жизнь заставила принять это решение. То, что касается аутсорсинга, будет пересмотрено, потому что где-то он себя показал действительно вполне нормально, и там надо поддерживать и развивать его.

 

— Типа питания, наверное?

 

— Да, в том числе и это. Но с чем-то мы будем просто расставаться, не задумываясь ни о каком аутсорсинге: например, с таким замечательным понятием, как банные дни. Вот простые вещи. Еще в ноябре я сказал: «Мы ведь живем уже в третьем тысячелетии. Мы можем отказаться от банных дней?» Мы можем людям сказать: раз в семь дней никто у нас в мире не моется. Может быть, только гориллы в зоопарке. И то, по-моему, чаще. Потому что у них там водоем свой есть. Понимаете?

 

— Я так понял, что идея о размещении российского оборонного заказа за рубежом вами стремительно сужается, и приоритеты даются тому, что производится для Вооруженных сил здесь, на российской территории.

 

— И тут мне очень хотелось, чтобы наша промышленность просыпалась с одной стороны, выставляла реальные цены.

 

— Тема остается, здесь есть, что довести до ума.

 

— Мне никого не хочется обижать, но я сторонник того, чтобы поддерживать нашу промышленность. Пусть тяжело, сложно, но и промышленность должна откликнуться на все наши требования. Прошло то время, когда говорят: «Они ничего не заказывают, у них нет денег».

 

— У вас там есть очень много денег.

 

— Мы должны быть в любом случае, при любом количестве денег экономными. Именно поэтому мы будем покупать то, что нам нужно. Если потребуется покупать за рубежом, мы это будем покупать за рубежом. Но, еще раз хочу сказать, мы это будем делать только тогда, когда мы у нас иссякнут всякие силы и надежды начать производство здесь.

 

— У вас они не иссякли?

 

— Нет, не иссякли, не хотелось называть какие-то конкретные направления, образцы техники, заводы, предприятия и компании, по которым хочется сказать: «Друзья мои, остановитесь! Вы на ком зарабатываете?» Я понимаю, у всех должна быть рентабельность, должны быть премии.

 

— Еще одно уточнение, сказанное вами. Недавно мне нужно было спуститься в шахту в Кемеровской области. Там спецодежда: например, кирзовые сапоги — непременный атрибут. Но портянок нет. Значит ли это, что, раз уходят портянки, приходят новые ботинки?

 

— Естественно.

 

— И значит, приходит новая форма?

 

— Естественно, вы все правильно понимаете. Но, попробуйте теперь из этого контекста вырвать любой элемент. Все сразу становится с ног на голову, правда?

 

— Тогда давайте про новую форму.

 

— Она разрабатывалась давно, многие даже говорят о том, что каждый новый министр начинает с новой формы. Она разрабатывалась давно, она доводилась и дорабатывалась и отрабатывалась в войсках. Естественно, с учетом моего прошлого опыта: в ведомстве, где я раньше работал, люди трудятся в непростых условиях. И там тоже очень много времени и внимания мы уделяли как раз форме для работы в горах, для работы на севере, для работы в поле. Мы ее доработали — это был на 90 процентов готовый продукт. В этом году мы должны переодеть более ста тысяч комплектов. На следующий год это будет уже в четыре, в пять раз больше.

 

— Вы можете назвать пример того, что пришлось довести до ума в форме?

 

— Пришлось удлинить куртки, переделать конструкцию капюшонов, переделать утепление, которое является одним из слоев. Дальше некоторые изменения претерпела обувь. Чтобы она действительно была такой всесезонной.

 

— И без портянок?

 

— И без портянок, безусловно. У нас много климатических зон разных. У нас есть и пустыня, и тайга, и ледники. Поэтому мы должны думать обо всех. Это приведет к тому, что и у солдата, и у генерала будет одна форма. Исключение будут погоны на плечах.

 

— Я вам задам такой вопрос: что требовалось, чтобы Сергей Кужугетович Шойгу пришел в Министерство обороны? Все в одного человека упирается?

 

— Я вообще тут при чем? Вы кончайте из меня делать непонятно кого. Я такой же, как и все. Я понимаю, что у сегодняшнего современного солдата должны быть все условия, для того, чтобы он стал солдатом. Чтобы ребята не боялись идти в армию. Как только мы добьемся того, что они не будут бояться идти в армию, когда родители не будут бояться отправлять, когда они будут понимать, что их ребенок, будущий воин, будущий защитник, действительно будет в нормальных, человеческих условиях. Сегодня большинство молодежи как живет? Почистил зубы, залез в Интернет за день пару-тройку раз. Почему там этого нельзя сделать?

 

— В армии?

 

— В армии. Мы с вами возмущаемся, когда видим репортаж: прошла проверка в такой-то колонии строгого режима, в следственном изоляторе обнаружили мобильные телефоны. А тут войска, тут нормальные люди, которые пришли служить.

 

-То, что вы сказали про форму — одна из причин, почему ребята обмораживались. Недавно была гибель молодых солдат в подольском госпитале, лишний раз подтолкнули тему военной медицины. Все-таки ваша позиция какая насчет военной медицины? На каких правах она должна существовать? В чьем подчинении?

 

— Мы рассмотрели все в этой части, и я буквально вчера вернул из увольнения одного из достойных генералов, который управлял медициной. У него довольно светлые мысли, совпадающие с нашими.

Не договорились с «Газпромом»

Первый канал объявил о закрытии информационно-развлекательной программы «Прожекторперисхилтон» в связи с невозможностью дальнейшего участия в телепроекте его ведущих Сергея Светлакова и Гарика Мартиросяна.

 

В сообщении телеканала приводятся слова его генерального директора Константина Эрнста, который рассказал, что генеральный директор «Газпром-медиа холдинга» Николай Сенкевич еще летом сообщил ему о том, что Сергей Светлаков и Гарик Мартиросян подписали новые контракты с телеканалом ТНТ и больше не смогут участвовать в «Прожекторперисхилтон». «Я обратился к нему с просьбой в качестве исключения разрешить их участие только в одном проекте Первого канала. При наличии доброй воли эти вопросы на телевидении легко решаются, мой собеседник доброй воли не обнаружил», – сказал Эрнст.

 

Гендиректор Первого канала сообщил, что состав ведущих меняться не будет. «Замены в группе The Beatles не предусматриваются. «Прожектор» дорог нам таким, каким мы его делали, а вы смотрели, начиная с мая 2008 года. Мы благодарим Гарика Мартиросяна и Сергея Светлакова за тот драйв и азарт, с которым они работали над «Прожектором», и желаем им больших творческих удач на их основном месте работы», – сообщил Эрнст.