Военные требуют вернуть старые добрые кирзачи вместо новомодных ботинок Сердюкова

Армейская реформа Анатолия Сердюкова лишила российских военных важного и очень удобного, хотя и устаревшего, атрибута — кирзовых сапог. Сейчас эту обувь заменили ботинки, и с каждым годом жалоб на их качество все больше и больше. Вот уже несколько лет не утихают споры о кирзовых сапогах, а военные просят отменить обувную реформу.
«Нам выдают два типа ботинок: зимние и летние. Однако и у тех, и у других больше минусов, чем плюсов», — сообщил 21-летний сержант Алексей Соловьев, по словам которого «в летних ужасно потеют ноги, подошва расходится (особенно район пятки)».
У летних армейских ботинок очень плохая репутация — быстро сгнивает шов в одну нитку на мысе берца, ботинки часто лопаются по внешней стороне, подкладка быстро сгнивает и впитывает неприятные запахи. Если резко холодает, а в России такое возможно и в летнее время, ноги мерзнут. Что касается зимней обуви, то здесь присутствует та же проблема с пяткой, они очень тяжелые и не приспособлены под морозы выше 15 градусов.
По словам военного эксперта Дениса Мокрушина, особенно много жалоб на военную обувь стало в последние годы. Одна пара летних ботинок выдается призывникам на год, то есть на весь срок службы, а контрактникам — на два года.
«У некоторых они могут разваливаться за несколько недель или несколько месяцев. Обувь даже сезон, с весны до осени, не может продержаться», — добавил Мокрушин.
Напомним, что отказ от советских кирзачей начался в 2007 году, процесс в 2013-ом завершил новый глава Минобороны Сергей Шойгу. Тогда, кроме кирзовых сапог, из быта военнослужащих России также убрали такой атрибут, как портянки.
«Была старая обувь, и были портянки. На дворе XXI век, а молодежь в портянках бегала, ноги натирали. Если бы была качественная обувь, то и портянки были бы не нужны», — прокомментировала это событие бывший председатель «Комитета солдатских матерей» Светлана Кузнецова.
Портянки тогда заменили на 3-4 пары носков. Поставкой и одежды, и обуви при Сердюкове занималась некая «БТК Групп», получившая монополию на снабжение от правительства. Компания разработала всесезонный комплект обмундирования, в который входила обувь зимняя, летняя и демисезонная. Сменивший Сердюкова Шойгу сначала не одобрил летние ботинки от «БТК Групп», тогда проект был отправлен на доработку, а от демисезонной обуви вовсе отказались.
За основу при Сергее Шойгу взяли американские ботинки Corcoran Marauder, а к разработке обуви привлекли еще две организации — «Донобувь» и «Паритет». Затем, после каждого года непосредственного тестирования обуви, в модель вносили новые изменения, привлекали все новых и новых экспертов и разработчиков. Несмотря на это, критика не прекратилась.
«Изменения в военную обувь вносятся ежегодно. В 2014 году, когда было решено сделать новые летние ботинки, было разработано задание, провели испытание. В итоге новая партия ботинок пошла в войска в 2015 году», — добавил тот же военный эксперт.
Но воз и ныне там, как и низкое качество обуви — подошва лопается и ломается, а текстиль рвется.
«Я обращался в вещевое управление штаба материально-технического обеспечения — мне сказали, что модель 2016 года испытывалась, но не смогли показать акт испытаний. Источники сообщали, что эту модель не испытывали, а просто пустили ее взамен предыдущей, вообще неудачной», — добавил Денис Мокрушин.
В 2017 году поставками военной обуви занялось АО «Военторг», хотя производители оставались теми же («Паритет» и «Парижская коммуна», «Донобувь»), то есть и качество осталось прежним — летние ботинки как не пропускали, так и не пропускают воздух, ноги в них преют и потеют, голенище тугое и требует предварительной разминки, еще до непосредственной носки.
«Моим знакомым, которые служат в Западном военном округе, Центральном, сказали, что с ботинками все в порядке. Была проведена опытная носка в Кантемировской дивизии в Подмосковье. И она показала, что ботинки хорошие. Просто военнослужащие якобы их носят неправильно, поэтому они у них на ногах и разваливаются. Из этого можно сделать вывод, что ботинки больше менять никто не будет, ходите в том, что есть», — заключил эксперт.
Средняя по России стоимость зимней военной обуви составляет около 5900 рублей, а летней — 1800 рублей. Если что-то с ботинками случается, военнослужащие или ремонтируют их за свой счет, или покупают новые за свои же деньги, что делают почти все, так как мало какая пара проживет весь срок военной службы. На этом фоне старые кирзачи с портянками кажутся много лучше, пусть и не выглядят столь эстетично, как «современные» военные ботинки.

(По материалам сайта ren.tv)
https://content.directadvert.ru/

Немного о кирзачах

В 1904-му году русский изобретатель Михаил Михайлович Поморцев получил новый материал — кирзу: брезентовую ткань, пропитанную смесью парафина, канифоли и яичного желтка. Свойства нового, весьма дешёвого материала очень напоминали кожу: он не пропускал влагу, но при этом дышал. Правда, назначение его поначалу было довольно узким: во время русско-японской войны из кирзы изготавливали амуницию для лошадей, сумки и чехлы для артиллерии.

Материал Поморцева был оценён по достоинству, уже решили выпускать из кирзы сапоги, однако их производство не было в то время налажено. Михаил Михайлович умер, и так и не изготовленные сапоги, так сказать, отложили в сторону почти на двадцать лет.

Своим вторым рождением солдатская обувь обязана химику Ивану Васильевичу Плотникову, уроженцу Тамбовской области, выпускнику Московского химико-технологического института имени Дмитрия Менделеева. В стране было налажено производство «кирзачей», однако их первое применение показало, что на морозе сапоги трескались, затвердевали и становились ломкими. Собрали специальную комиссию, у Ивана Васильевича спросили:
— Почему ваша кирза такая холодная и не дышит?

— Потому что бык и корова ещё не поделились с нами всеми своими секретами, — ответил химик.

За такую дерзость Плотникова, конечно, могли наказать. Однако этого не сделали. Ему поручили усовершенствовать технологию производства кирзы.

…Началась Великая Отечественная война. Важность удобной и дешёвой солдатской обуви оказалась такой существенной, что курировал этот вопрос сам Косыгин. Ведь армия требовала огромных материальных ресурсов, ни армейских башмаков, ни сапог катастрофически не хватало. Кожаную обувь было делать просто не из чего. И Советское правительство даже выпустило закрытое распоряжение о начале производства для Красной Армии лаптей, чтобы хотя бы на летнее время обуть солдат и иметь время для решения вопроса с сапогами.

В начале войны Ивана Васильевича Плотникова забрали в московское ополчение. Однако уже через несколько недель многих научных работников вернули в тыл. Плотникова назначили директором и одновременно главным инженером завода «Кожимит» и поставили задачу в кратчайшие сроки усовершенствовать технологию изготовления кирзовых сапог.

С задачей Плотников справился в короткий срок — уже к концу 1941 года производство сапог было налажено в городе Кирове, где он в то время трудился.
Многие считают, что своё название кирза получила именно потому, что первым городом-производственником стал Киров (Кирза сокращённо — Кировский завод). А есть мнение, что сапоги названы так оттого, что первоначально их изготавливали с применением грубой шерстяной ткани, берущей своё начало в английской деревне Кersey, где издавна разводили овец особой породы. Существует и версия, что сапожное «имя» пошло от названия потрескавшегося и промёрзшего верхнего слоя земли — кирзы (вспомните, первая кирза тоже оказалась ломкой на морозе).

Итак, производство было налажено. Сапоги сразу были высоко оценены солдатами: высокие — не страшно никакое болото, практически непромокаемые, но при этом дышащие. Голенище защищало от механических повреждений, травм и ожогов. Ещё один несомненный плюс: отпала необходимость в шнурках и молниях. Однако носить на носки кирзачи было очень неудобно: через несколько часов носок непременно сбивался на пятку и возникали мозоли. Да и обеспечить всю армию носками необходимого размера оказалось трудно. На помощь пришла русская смекалка: портянки! Стоит их только правильно обмотать вокруг ноги — и проблема решена. Более того, в случае намокания их можно намотать другой стороной вниз — и нога по-прежнему останется сухой, а мокрый край ткани подсохнет, обмотанный вокруг лодыжки. В холода солдаты наматывали сразу несколько портянок, а в просторное голенище кирзачей закладывали газеты: создавался воздушный коридор и одновременно прослойка — и сохранялось тепло. А уж что говорить о том, что сделать портянку можно из чего угодно. К ней не надо подбирать пару и искать нужный размер. На ум сами приходят строки из знаменитой повести Катаева «Сын полка»:

«…- Так что, пастушок, — сказал Биденко строго, назидательно, — выходит дело, что из тебя не получилось настоящего солдата, а тем более артиллериста. Какой же ты батареец, коли ты даже не умеешь портянку завернуть как положено? Никакой ты не батареец, друг сердечный…. Стало быть, одно: придётся тебя научить заворачивать портянки, как полагается каждому культурному воину. И это будет твоя первая солдатская наука. Гляди.

С этими словами Биденко разостлал на полу свою портянку и твёрдо поставил на неё босую ногу. Он поставил её немного наискосок, ближе к краю, и этот треугольный краешек подсунул под пальцы. Затем он сильно натянул длинную сторону портянки, так, что на ней не стало ни одной морщинки. Он немного полюбовался тугим полотнищем и вдруг с молниеносной быстротой лёгким, точным воздушным движением запахнул ногу, круто обернул полотнищем пятку, перехватил свободной рукой, сделал острый угол и остаток портянки в два витка обмотал вокруг лодыжки. Теперь его нога туго, без единой морщинки была спелёната, как ребёнок…»

Конечно, сапоги не блистали красотой и изяществом, как, к примеру, американские ботинки. Однако вот цитата из книги генерала О.Бредли, автора книги «История солдата»: «К концу января (речь идёт о последней военной зиме 1944-1945 годов) заболевание ревматизмом ног достигло столь крупных размеров, что американское командование стало в тупик. Мы были совершенно не подготовлены к этому бедствию отчасти в результате собственной небрежности; к тому времени, как мы начали инструктировать солдат, какой нужен уход за ногами и что нужно делать, чтобы ботинки не промокали, ревматизм уже распространился по армии с быстротой чумы. Им заболели и из-за этого вышли из строя около двенадцати тысяч человек… Ботинки, считай, за месяц уничтожили целую американскую дивизию. Советская Армия этой напасти не знала…»

К концу Великой отечественной войны Красная Армия насчитывала около десяти миллионов солдат, обутых в кирзовую обувь. Эффективность этого производства уже в первые годы составила приблизительно тридцать миллионов рублей в год.

А что же Плотников? За своё изобретение в апреле 1942 года он был удостоен Сталинской премии. За свою жизнь он подготовил около 200 научно-технических работ, получил более пятидесяти авторских свидетельств. Иван Васильевич дожил до глубокой старости и скончался в 1995 году. Сегодня его имя носит носит профессиональное училище №7 села Новикова: ранее это была церковно-приходская школа, которую и окончил Иван Васильевич.

А в посёлке Звёздном Пермского края установлен памятник кирзовым сапогам. Выполнены они таким образом, что каждый желающий может их примерить. Остаётся добавить вот что. Неподалёку от моего дома, буквально в десяти минутах ходьбы, есть небольшой армейский магазинчик. Недавно я туда зашла и перемолвилась с продавцом: берут ли нынче кирзачи? Берут. Они пользуются огромным спросом у охотников и рыболовов. В качестве комментария продавец перечислил мне отличные свойства этих сапог. Но я про них уже написала выше.
Автор: Софья Милютинская

https://topwar.ru/