Для всех, кто любит авиацию, открыт в любое время запасной аэродром!

Дивизион военной авиации: Россия создает воздушный кулак против НАТО

Зачем объединили ОКБ Сухого и ОКБ Микояна
На прошлой неделе было объявлено об объединении двух российских компаний, создающих и производящих боевые самолеты тактической авиации — компании «Сухой» и корпорации «МиГ». И это очень похоже на шутку, которая стала реальностью.
1 апреля 2017 года блог Центра анализа стратегий и технологий bmpd разместил «сообщение» о поглощении компанией «Сухой» ОКБ Микояна, в результате чего должна быть создана единая структура, которая под руководством топ-менеджеров «Сухого» будет заниматься разработкой и производством «сушек» и МиГов.
Тогда это выглядело вполне правдоподобно, поскольку РСК «МиГ» в сравнении с компанией «Сухой», можно сказать, влачила жалкое существование. То есть отсутствовали практические результаты по созданию новой авиационной техники. Завод выпускал некогда созданные многочисленные модификации старого истребителя МиГ-29. Модернизировался легендарный истребитель-перехватчик МиГ-31. И проводились работы по созданию нового истребителя МиГ-35, которые, казалось, никогда не закончатся.
В это же время компания «Сухой» не только насыщала ВКС России самолетами Су-30, Су-34, Су-35, но и активно продавала их иностранным заказчикам. При этом бодро шла подготовка к госиспытаниям первого российского истребителя пятого поколения Су-57.
Однако объединение компаний, о чем было объявлено в пресс-релизе Объединенной авиастроительной корпорации (ОАК), в которую входят обе вышеназванные компании, должно состояться на несколько иных принципах. Наибольший административный вес в новой структуре должны иметь топ-менеджеры из РСК «МиГ».
Новая объединенная структура получила название Дивизиона военной авиации ОАК, ее предстоит возглавить генеральному директору РСК «МиГ» Илье Тарасенко. При этом «двоевластия» в дивизионе не будет, потому что гендиректор «Сухого» Игорь Озар, руководивший компанией с 2011 года, уходит в досрочную отставку.
В релизе ОАК говорится, что Дивизион военной авиации ОАК займется разработкой, производством, продажей и обслуживанием всей линейки текущих и перспективных самолетов боевой авиации. Однако представляется, что документы об образовании новой структуры готовились столь стремительно (потому что стремительно был уволен Игорь Озар), что их придется подкорректировать в более спокойной обстановке. Потому что «Дивизион военной авиации ОАК» фактически означает, что данная структура будет заниматься и стратегическими бомбардировщиками, и транспортными самолетами, и самолетами специальной авиации — топливозаправщиками, ДРЛОиУ, противолодочными самолетами и т. д. То есть к новому Дивизиону необходимо будет еще «пристегнуть» ОКБ Туполева и Ильюшина. Собственно, непонятно и как быть с ОКБ Яковлева. Так что, видимо, это будет все-таки Дивизион тактической (или фронтовой) авиации ОАК.
При рассмотрении биографии Тарасенко становится понятно, что особого перетягивания одеяла на сторону компании «МиГ» не будет. Потому что Тарасенко почти в равной степени имеет отношение к обеим объединяемым компаниям.
Новоиспеченному гендиректору 40 лет. Он москвич. В 2002 году окончил Московский авиационный институт. В том же году поступил на работу в ОКБ Сухого в должности техника. К 2009 году дослужился до директора сводной дирекции компании «Сухой», которая занимается бюджетом. Затем перешел в корпорацию «МиГ» на должность руководителя дирекции по координации программ, став к 2014 году первым заместителем генерального директора. Вернулся в компанию «Сухой», став президентом дочерней компании «Гражданские самолеты Сухого», создающей авиалайнер Sukhoi Superjet 100.
В сентябре Илья Тарасенко стал генеральным директором РСК «МиГ». А спустя два года получил еще одну высокую должность, на сей раз в ОАК, заняв кресло заместителя главы корпорации по военно-техническому сотрудничеству.
При изучении финансовых документов обеих компаний становится понятно, что корпорация «МиГ» не так уж и сильно «дышала на ладан». Более того, по экономическим показателям она не сильно проигрывала «Сухому». В 2018 году у «Сухого» оборот составил 114,5 млрд. рублей, а чистая прибыль — 4 млрд. рублей. У корпорации «МиГ» эти показатели составили, соответственно, 89,5 млрд. рублей и 3,5 млрд. рублей.
Из этого следует, что и конструкторская, и производственная базы корпорации «МиГ», несмотря на неурядицы последних двух, а то и трех десятилетий, которые преследовали компанию, сохранены и вполне дееспособны. Это видно и по тому, что компания довела до принятия на вооружение прекрасный легкий истребитель поколения 4++ МиГ-35. Была проделана и еще одна важнейшая работа, повысившая обороноспособность страны, — создана модификация истребителя МиГ-31К, который стал носителем гиперзвуковой ракеты «Кинжал».
Так что же это объединение может дать отечественному военному самолетостроению? Можно говорить об экономическом эффекте, который удастся достигнуть за счет создания единого центра управления всеми разработками, процессом производства и обслуживания военной техники. Да и деньги проще считать, условно говоря, в одной кассе.
Однако есть и техническая сторона вопроса. И вот здесь все выглядит не столь и оптимистично. Потому что две эти компании обладают различными конструкторскими школами и имеют различные традиции.
Так сложилось в последние годы, что на «МиГ» создаются легкие истребители, на «Сухом» — тяжелые машины. При этом командование ВКС, как и Министерство обороны, отдает предпочтение тяжелым истребителям. Чему, правда, в немалой степени способствовали бюрократические подковерные действия прежнего гендиректора компании «Сухой» Михаила Погосяна.
Однако наступит момент, когда парк будет насыщен тяжелой техникой, а устаревшие и изношенные МиГ-29 придется заменять более современными легкими истребителями. И вот есть опасность того, что в объединенной структуре миговская школа конструирования постепенно сойдет на нет. То есть будет выжита — денег-то своим, коренным, не хватают, зачем же нам пришлые?
Это один момент. А второй состоит в том, что довольно давно, еще в начале нулевого десятилетия, на одном из международных авиационных салонов Михаил Погосян заявил, что у истребителей ОКБ Сухого на Западе нет конкурентных машин. Мы, сказал он, конкурируем только с ОКБ Микояна. И эта конкуренция помогает нам делать прекрасные самолеты.
Создаваемому дивизиону не с кем будет конкурировать. Ведь не с ОКБ Яковлева, который теперь специализируется на легких учебно-боевых самолетах.
Раньше механизм выбора компании-разработчика работал достаточно эффективно. ОКБ, участвовавшие в конкурсе (ныне называемом тендером), представляли эскизные проекты перспективной машины. Комиссия выявляла лучший проект.
Так был разработан МиГ-29. В конкурсе, объявленном в 1969 году, принимали участие ОКБ Микояна-Гуревича, Яковлева, Сухого.
Из этого конкурса выделился проект перспективного тяжелого истребителя, которым в результате стал Су-27.
В сегменте истребителей-перехватчиков конкуренция была заочной, разнесенной во времени. В середине 60-х годов на вооружение был принят Су-15. Параллельно с его созданием ОКБ Микояна начало в инициативном порядке создавать свои экспериментальные машины — Е-150, а затем Е-152. И когда их характеристики превзошли характеристики Су-15, было принято правительственное постановление о создании легендарного МиГ-25.
И разработка Су-57 была начата на основании конкурентного спора ОКБ Сухого и Микояна. Правда, в него вмешались экономические и организационные неурядицы 90-х годов.
С кем теперь будет конкурировать объединенная структура? Правда, оптимисты говорят, что сохранившиеся внутри дивизиона две конструкторские школы будут создавать два разных эскизных проекта одного самолета. И будет приниматься решение о том, какой из них более удачный. Однако каждый вменяемый современный эффективный менеджер прекрасно знает, что это называется распылением средств. Так зачем же подрывать свои экономические показатели?

Владимир Тучков
https://svpressa.ru/war21/

Британское господство в воздухе. Важнейшие преимущества BAE Systems Tempest

Об этом проекте самолета уже многое писали, в особенности после того, как BAE Systems показала на авиасалоне в Фарнборо макет своей разработки. О нем высказывалось много разных мнений, вплоть до того, что это показуха и чуть ли не блеф. Казалось бы, что еще можно сказать по этому поводу?

Меня в теме британской разработки BAE Systems Tempest больше всего интересовало то, почему британские конструкторы пришли именно к таким решениям и что они им дают в тактико-техническом смысле.

Воздушный командный пункт

Если британцы, очень ценящие традиции, в чем-то ломают традиции, значит, в этом что-то есть. Речь идет о виртуальном кокпите, когда в кабине самолета не устанавливаются привычные нам многочисленные приборы, панели кнопок и переключатели, а вся полетная и тактическая информация выводится на цифровой шлем.

Столь радикальный шаг как принципиальный отказ от того, чтобы дать пилоту возможность контролировать самолет напрямую, без участия компьютера, и вообще, чтобы дать возможность «пофигурять», на мой взгляд, преследует вполне определенную цель. Пилот уже не должен быть пилотом в собственном смысле и держаться за ручку, он должен оставить пилотирование самолета компьютеру, а сам сосредоточиться на тактической обстановке и на управлении боем.

Это многокомпонентный концепт. Сам Tempest имеет возможность беспилотного управления. Самолет, судя по заявлениям разработчиков, должен иметь возможность управлять другими беспилотными аппаратами. Пилот не имеет под рукой привычных приборов контроля и управления и на все смотрит через цифровой шлем, на который выводится вся тактическая информация. В рамках такой концепции пилот — уже не пилот, а командир, и его задача состоит в управлении воздушным боем целой эскадрильи беспилотных или пилотируемых самолетов.
В общем, виртуальный кокпит делает из BAE Systems Tempest, по сути дела, воздушный командный пункт.

Британское командование, выдвинувшее подобную идею, положенную в основу заказа на разработку самолета, очевидно, посчитало, что управлять воздушным боем лучше всего непосредственно в воздухе, конечно, имея поддержку всех разведывательных средств и непрерывное поступление разнообразной информации. Эскадрилья ударных летательных аппаратов или перехватчиков может столкнуться с быстро меняющейся ситуацией, когда требуется видоизменить тактику, перестроиться, перенацелить самолеты с одних целей на другие, ударить по появившемуся противнику или же просто вовремя свернуться и удрать. Динамику боя трудно почувствовать на удаленном наземном командном центре даже со всеми средствами визуализации. Для решения подобных вопросов нужен человек, принимающий решения непосредственно в воздухе. Чтобы он мог принимать тактические решения быстро и эффективно, самолет ему нужен особый.

Отсюда и вытекает, что командира нужно освободить от пилотирования самолета, и ему всякие приборы, кнопки и тумблеры просто не нужны. Они не должны его отвлекать от прямых обязанностей и порождать соблазн «пофигурять».

Господство в скорости

Уже один только виртуальный кокпит наводит на мысль, что британцы создают нечто особенное, необычное. И это не разработка для того, чтобы нагнать уровень американского самолетостроения. Если бы у Великобритании была бы острая нужда создать собственный самолет передового уровня, то BAE Systems могла бы довольно быстро разработать аналог F-22 или F-35 (BAE Systems участвовала в разработке этого типа) на основе своих комплектующих и узлов, или же просто можно было бы развернуть в Великобритании частично локализованное производство.

BAE Systems Tempest обнаруживает явное влияние американского опыта, что видно хотя бы в аэродинамической схеме, очень схожей с F-22. Но идеи, внесенные британцами, точно не американские. Они и показывают, насколько глубоко был изменен концепт нового самолета по сравнению с уже выполненными разработками.

Настоящая изюминка проекта — двигатели. Rolls-Royce обещает сделать такие двигатели, которые смогли бы разогнать этот самолет весом примерно как F-22 (29,2 тонны нормального взлетного веса) до скорости 4 или даже 5 Маха. Для этого двигатель должен быть примерно втрое мощнее, чем Pratt&Whitney F119-PW-100.

Здесь нужно поставить вопрос: как они этого собрались достичь? Разумеется, Rolls-Royce высказывается об этом проекте очень туманно и неопределенно, намекая на некие особо продвинутые технологии. Но я думаю, что в основании любой сложной технической системы лежит простая принципиальная идея, и такую идею они выработали и приняли.

Что бы это могло быть? Вряд ли это классический турбореактивный двигатель. Маловероятно, что они добились такой степени сжатия воздуха, чтобы хватило для развития такой тяги, при которой самолет полетел со скоростью 4 Маха. Воздух — не самый удачный окислитель. Тут выход другой: применить схему жидкостного реактивного двигателя с подачей окислителя, например, жидкого кислорода. Это сразу дает нужный эффект. Pratt&Whitney F119-PW-100 имеет тягу на форсаже 156 кН, а древняя «керосинка» РД-108 дает на уровне моря тягу 745,3 кН. Вот что такое концентрированный окислитель.
Таким образом, если турбореактивный двигатель сконструировать так, чтобы, кроме воздуха, в камеру сгорания можно было подавать также окислитель, например, жидкий кислород или тетраоксид азота, то можно резко увеличить тягу двигателя до тех пределов, когда самолет разгоняется до 4-5 Маха.

Я думаю, что это именно окислитель, поскольку британцы отказались от турбопрямоточных двигателей, которыми были оснащен SR-71. Подача окислителя позволяет гибко варьировать рост мощности двигателя, что весьма важно для выполнения скоростных маневров, а также перейти в разгон в любой стадии полета и почти с любой начальной скорости. SR-71, чтобы выйти на прямоточный режим двигателей, требовалось достичь скорости 1,6 Маха.

Конечно, перед Rolls-Royce стоит непростая техническая задача комбинирования турбореактивного и ракетного двигателей на основе первого. Им нужно добиться не только того, чтобы двигатель в принципе мог работать на двух режимах и при этом выдерживал требуемые эксплуатационные характеристики, но и чтобы он работал абсолютно надежно и легко переходил из режима в режим. У фирмы есть репутация, позволяющая говорить, что с этой задачей она справится.
Что это дает? Это дает прежде всего неуязвимость самолета от большинства типов ракет земля-воздух и воздух-воздух, которые имеют скорость 4-4,5 Маха. BAE Systems Tempest от них может попросту оторваться или уклониться. Даже перспективными ракетами, например, к комплексу С-500, со скоростью 5 Маха его достать будет не столь просто. Самолеты четвертого поколения не смогут его ни догнать, ни поразить ракетой.

Высокая скорость делает BAE Systems Tempest отличным истребителем. На скорости 5 Маха другой самолет, летящий на скорости 1,8-2,2 Маха, — все равно что неподвижная мишень. BAE Systems Tempest может с ним сблизиться и ударить почти в упор, наверняка без шансов увернуться. На такой скорости британский истребитель может сбить супостата сброшенной чугунной болванкой; однако, вероятнее всего, будут разработаны еще и гиперзвуковые ракеты воздух-воздух.

Пара эскадрилий таких перехватчиков довольно легко сможет уничтожить весьма большой воздушный флот противника, состоящий из самолетов поколения 4 и 4+, и достичь полного господства в воздухе, а потом утюжить землю роями беспилотников.

Безусловно, проект будет не из легких. Британским конструкторам и их партнерам придется разрешить множество технических задач. Но если у них это получится, если они через 10-12 лет получат самолет с заявленными характеристиками, фактически Великобритания сможет рассчитывать на то, чтобы добиться господства в воздухе.

Автор:
Дмитрий Верхотуров
https://topwar.ru/

Пенсионная реформа: Военных не устраивает пенсия в 120 тысяч

Почему отставники «пятой республики» требуют отмены изменений пенсионной системы, а наши молчат

Служба в армии красива, когда ты при погонах и на параде. А так это тяжкий труд, готовность каждодневно рисковать жизнью (только в Сирии погибло более 115 военнослужащих — по данным на март 2019 года), неделями и месяцами не видеть семью, в общем, стойко и мужественно переносить тяготы и лишения военной службы. За это военнослужащим и платят, порой очень даже неплохо. Именно за риск. Все меняется у военного человека после выхода на пенсию — она уже не столь высока, если не сказать смехотворна. Военные пенсии не раз обещали поднять, но большей частью эти обещания так и оставались словами, пустым звуком, от которого в кошельке у «военпенсов» ничего не прибавлялось. Они тоже стали жертвами пенсионной реформы.
Но российские отставные офицеры, люди дисциплинированные и лояльные к действующей власти, молча сносят эти форменные издевательства со стороны этого же «любимого» правительства, принимавшего пенсионную реформу со всеми ее последствиями. «Проглотили» и лишение пенсионной прибавки в 2020 году. Практически никто и не возмутился вслух. Даже требования целого комитета Государственной думы по обороне, во главе с генерал-полковником запаса Владимиром Шамановым, по решению проблем военнослужащих в очередной раз были проигнорированы. В итоге Госдума на пленарном заседании 19 ноября прошлого года приняла закон, который вновь замораживает на нынешнем уровне размер денежного довольствия, подлежащего учету при исчислении военных пенсий. Документ, входящий в так называемый пакет бюджетообразующих законов, был внесен правительством и в третьем чтении всё-таки одобрен депутатами. Ожидаемого с 1 января 2020 года повышения военных пенсий так и не произошло. Так прошла пенсионная реформа для военных.

«В связи с Федеральным законом „О федеральном бюджете на 2020 год и на плановый период 2021 и 2022 годов“… предлагается пролонгировать приостановление действия части второй статьи 43 Закона о пенсионном обеспечении до 1 января 2021 года, сохранив размер денежного довольствия, учитываемого для исчисления пенсии — 73,68 процента», — говорится в принятом документе. А это означает, что размер денежного довольствия, учитываемого при начислении пенсий, останется на уровне 1 октября 2019 года, когда произошло уж очень запоздалое и незначительное повышенияе.
Военным пенсионерам в других странах, ну, в развитых странах, тоже вечно чего-то не хватает. Хочется, безусловно, большего. По принципу: кто воевал, имеет право у тихой речки отдохнуть, а не попадать под колеса пенсионной реформы, как простые смертные. Сейчас вот французские военные, как сообщает газета Le Parisien, выступили против пенсионной реформы своего правительства из-за того, что некоторые условия законопроекта ухудшают армейскую модель и условия службы.
Как сообщается, Верховный совет Франции по военной службе назвал неприемлемыми условия пенсионной реформы, против которой уже почти два месяца ведется масштабная забастовка по всей стране.
Положим, «желтые жилеты» сильно беспокоят французское правительство своими протестными акциями, а вот уже присоединение к митингам пусть и бывших, но все-таки военных людей, это более серьезный аргумент к пенсионной реформе — они умеют не только булыжники бросать и громить витрины магазинов. Эти могут и на Версаль пойти. В чем причина «бунта» военных пенсионеров? Основная критика связана с сохранением закрепленного в рамках реформы общего для всех принципа увеличения пенсии за больший стаж. Дл различных категорий французских военнослужащих уход на пенсию может грозить снижение выплат на существенные суммы — для некоторых вплоть до половины. Чем не повод для протестных действий против пенсионной реформы?
С точки зрения российского военного пенсионера, французским коллегам грех жаловаться на получаемые выплаты. Там они колеблются в пределах 60−80 процентов от основного оклада денежного содержания. Для получения пенсионного пособия в французской армии нужно прослужить не менее 15 лет, а предельный срок службы колеблется от 55 до 68 лет. Если учесть, что зарплата военных в армии Франции достаточно высокая, скажем у лейтенанта это порядка 1700 евро, у подполковника более 3000, у некоторых категорий военнослужащих, в том числе летчиков, еще больше, то и пенсия обеспечивает вполне безбедную жизнь. И редкий французский отставник, прослуживший в армии 25 лет, в ранге майор-полковник, пытается устроиться на работу из-за прогрессивной и безжалостной налоговой системы. Проще газон у собственного дома газон косить или на рыбалку/охоту отправиться. Получаемых 1500−1800 евро в месяц вполне достаточно. На наши деньги — около 120 — 160 тысяч рублей в месяц.
Ладно, не все так благополучно и в «зажравшейся» Франции у военных пенсионеров. Не всем ведь доводится выслужиться до полковников и генералов и тянуть армейскую лямку более 25 лет. Отставные сержанты или лейтенанты, те кто не удержался на службе более 15 лет, могут рассчитывать на 500−1000 евро в месяц, что не обеспечивает современный прожиточный минимум. Собственно, именно они поднимают сейчас шумиху по поводу пенсионной реформы, которая может ущемить их в уровне достатка. В том числе из-за изменения методов расчетов пенсии, которая будет учитывать не последние шесть месяцев службы, а всю военную карьеру и многие отставники потеряют в потраченных выплатах. Поэтому они и отстаивают свои права и требуют от правительства соблюдения социальной справедливости отказа от дальнейшего повышения пенсионного возраста.
Нашим военным пенсионерам, которые верой и правдой служили Отечеству, тоже есть что потребовать от своего правительства. Но они молчат. Разве что «поднимают волну» в соцсетях. «Свободная пресса» уже цитировала слова Заслуженного летчика-испытателя, Героя России Александра Гарнаева, который возмутился против «грошовых пенсионных надбавок/индексаций». «Сколько нашенских так называемых ветеранов и прочих пенсионеров (особо — военных) толпами валили-орали в ейную властную поддержку? И как много из них ныне подыхают в унизительной нищите, клянча грошовые пенсионные надвавки/индексации?», — написал Гарнаев. Он также отметил, что это еще пока «работают на последних издыханиях полуворовские провластные «фонды адресной поддержки». А теперь реально представьте, что будет с вашим «благосостоянием» в том самом пресловутом «завтра».
Глас военного пенсионера в правительстве так и не услышали. Повышения пенсий в 2020 году не будет, пенсионная реформа продолжается. Прибавка, синхронизированная с индексацией денежного довольствия военнослужащих, обещана лишь с первого октября и составит всего 3 процента. Это даже ниже уровня инфляции. Хватит разве что на французскую булку — багет, и то не каждый день.

Виктор Сокирко
https://svpressa.ru/

«Летающий танк»: Ми-24П выдержал попадание из 57-мм пушки в Сирии

Ми-24П сирийских ВВС подвергся обстрелу боевиков. Как сообщается, в него попал 57-мм снаряд, выпущенный из «адской молотилки»- зенитного орудия С-60.
Любая западная винтокрылая машина в данном случае рухнула бы на землю, превратившись в груду металлолома. Об уничтожении вертолета сообщили турецкие источники. Однако оказалось, что они выдали желаемое за действительность. «Летающий танк» российского производства благополучно вернулся на свою базу.
Судя по фотографии, перед нами — один из «двадцать четвертых», переданный военно-воздушным силам САР в 2017 году из состава ВКС России.
Ми-24 стали известны своей феноменальной живучестью еще в 80-х годах, во время нахождения в Афганистане советской 40-й армии. Тогда «вертушки» нередко выдерживали попадания сразу нескольких ракет переносных комплексов, обстрелы из зенитных пушек и крупнокалиберных пулеметов. Не подвели они и во время других конфликтов и локальных войн.
К началу трагических событий в Сирии в вооруженных силах страны имелось около трех десятков исправных Ми-25 — это экспортная и несколько упрощенная версия Ми-24.
Вертолеты активно использовались против террористов, они атаковали их позиции и транспортные колонны управляемыми и неуправляемыми ракетами, авиационными бомбами.

https://rg.ru/2020/02/11/

Как Пентагон годами скрывал потери США в Ираке и Афганистане

Количество американских военнослужащих, контуженных во время ракетного удара Ирана по базе «Айн аль-Асад», вновь выросло. С 8 января число пострадавших достигло 109 человек — эксперты не сомневаются в том, что Пентагон пытается скрыть реальные потери, как это происходило неоднократно. О том, как ВС США скрывали потери на Ближнем Востоке, читайте в материале Федерального агентства новостей.
Новые контузии, новые трупы
Пентагон официально сообщил о 109 пострадавших. В заявлении, опубликованном в понедельник, пресс-секретарь Пентагона Алисса Фара подчеркнула, что это — лишь «данные на текущий момент», и количество пострадавших может вырасти вновь.
Ранее в Пентагоне объяснили рост числа пострадавших тем, что «не всегда контузию можно определить сразу» — однако с 8 января, черного дня для американских войск в Ираке, прошло уже больше месяца. Источники в Иране заявляли о 143 погибших и более чем 500 раненых американцах.
Пентагон подтвердил то, что стало известно вскоре после ракетного удара — контуженных американцев (а также, вероятно, трупы погибших) уже 8 января специальными рейсами вывезли в Германию, в Иорданию и на Родос.
Тем временем из соседних с Ираком стран продолжают поступать сообщения о гибели американских военнослужащих. После того как 24 января в «автомобильном происшествии» в Сирии погиб рядовой Антонио Мур (никакой другой информации об этом происшествии, кроме данных Пентагона, нет), наибольшие потери понес американский контингент в Афганистане. Новые потери были объявлены в воскресенье — двое военнослужащих США погибли «от ран, полученных в боевой операции».
Наиболее серьезным инцидентом стала гибель 28 января американского самолета-разведчика, на котором находился «Аятолла Майк» — офицер ЦРУ Майкл д’Андреа, который отвечал за операцию по уничтожению иранского генерала Касема Сулеймани. Иранские источники заявили, что уничтожение д’Андреа было частью операции «Месть за мученика Сулеймани» — самолет был сбит ПЗРК, поставленным в Афганистан Корпусом стражей Исламской революции. По неподтвержденным данным, на месте крушения были обнаружены «сотни погибших».
Уже на следующий день стало известно о крушении в иракской провинции Анбар транспортного самолета UC-27B — такими пользуются сотрудники Командования специальных операций ВС США. Точно число погибших осталось неизвестным, и Пентагон не делал специальных заявлений по этому поводу.
Тем временем количество пострадавших при обстреле Айн аль-Асад продолжало расти.
Скрывать потери — принцип работы Пентагона
По официальным данным, с 2006 года погибло около 16 тысяч военнослужащих США. Однако в соответствии с правилами, которые действуют в США, лишь меньшая их часть считается «боевыми потерями». По данным Military Times, менее трети (28%) погибших военнослужащих были отнесены к боевым потерям в 2018 году. Все остальные американцы, погибшие в более чем в 70 странах по всему миру, считаются «небоевыми потерями». Такая практика позволяет скрывать реальное число жертв среди американских войск, манипулируя данными о гибели военнослужащих.
Например, рядовой Антонио Мур погиб в сирийской провинции Дейр-эз-Зор. Несмотря на то, что он был частью оккупационных сил США в Сирии и погиб в ходе выполнения боевого задания на левобережье Евфрата, его смерть не относится к «боевым потерям» — ведь боя не было, это «просто несчастный случай». То же относится к тысячам других военнослужащих США.
Сведения о военных кампаниях, которые США вели на Ближнем Востоке после теракта 11 сентября 2001 года, позволяет предполагать, что во всех этих конфликтах Пентагон сильно преуменьшал количество американских потерь (а также число жертв среди мирного населения).
Статистика, которую публикует Пентагон, весьма примечательна: количество американских военнослужащих, погибших от «небоевого несчастного случая» (non-OCO accident) в 1,7 раза превышает количество погибших в бою! Более того, количество «небоевых смертей по собственной вине» (non-OCO self-inflicted) в 1,2 раза превышает число солдат, погибших в бою. А количество военнослужащих, которые умерли от болезней и травм в небоевых условиях (non-OCO illness/injury), лишь немногим меньше боевых потерь — и это несмотря на то, что военнослужащие США имеют доступ к одной из лучших в мире систем медицинской помощи.


Pr Scr militarytimes.com
Более того, в статистике с 2006 по 2018 год 458 американских военнослужащих числятся «погибшими в небоевых условиях в результате криминальных убийств» (non-OCO homicide), 248 случаев считаются «неопределенными» и еще 104 «ожидают решения».
Афганистан
Методы, которыми пользуется Пентагон для «размывания» боевых потерь, еще в 2003 году писало пакистанское издание Frontier Post. Как сообщили высокопоставленные военные источники в Афганистане, за два года после начала войны США потеряли более 2600 военнослужащих убитыми и несколько тысяч ранеными.
На Западе освещение военных действий против исламского движения «Талибан» (запрещено в РФ) вели практически исключительно американские и британские официальные источники, а также катарский телеканал Al Jazeera — в результате информация о реальных потерях никогда не попадала в мейнстримовые американские СМИ.
Frontier Post утверждает, что крупнейшие потери силы НАТО понесли в октябре 2001 года, когда начинали военную кампанию и вели жестокие бои за Мазари-Шариф, Кабул и Кундуз. При первую потерю США подтвердили лишь после 25 ноября (спустя полтора месяца после начала операции в Афганистане, и погиб офицер не в ходе боевых действий, а во время восстания пленных талибов в тюрьме Кала-и-Джанги).
Позже США понесли крупные потери в марте 2002 года, в ходе операции «Анаконда» в горах провинции Пактия. Тела погибших отправляли не в США, а в Германию, где долгое время они хранились в специальных моргах — тела убитых постепенно переправляли на родину по нескольку десятков человек. Это было сделано для того, чтобы избежать массовых протестов в США из-за огромных потерь.
Ирак
Пентагон скрывал и продолжает скрывать потери, которые США понесли во время войны в Ираке — об этом стало известно лишь спустя несколько лет после ее начала. Как выяснила группа журналистов CBS News, вопреки официальным данным США, количество потерь армии США в ходе вторжения в Ирак значительно превышало 15 тысяч человек.
Как оказалось, молодые американцы, якобы отслужившие в Ираке и вернувшиеся домой в Штаты, становились жертвами настоящей «эпидемии самоубийств» — только в 2005 году якобы покончили с собой более 6,2 тысяч ветеранов Ирака. По мнению расследователей CBS News, убитых американцев фиктивно списывали со службы, после чего они якобы совершали самоубийство.
Уже в апреле 2004 года в прессу просочилась информация о том, что на территории Кипра находятся тела нескольких тысяч военнослужащих из США и Великобритании, погибших в Ираке и Афганистане. Тела военных находились в холодильниках на контролируемой американскими миротворцами территории Кипра, и постепенно переправлялись в Штаты через медицинские центры в Германии и на Ближнем Востоке.
Общие принципы сокрытия потерь
Профессор Бадран в своем анализе войны в Ираке пишет об общих принципах сокрытия потерь, которые использует Пентагон: практически никогда сведения о погибших не сообщаются сразу — как и в случае с ракетным ударом по «Айн аль-Асад», сообщается только о «пострадавших» и «раненых» в результате нападения врага.
В первую очередь информацию о гибели американских военнослужащих скрывают от их сослуживцев — тех, кто не присутствовал при инциденте непосредственно. Большинство американцев не готовы умышленно замалчивать информацию о гибели боевых товарищей — поэтому за дело берется военная разведка. Сослуживцам погибшего сообщают, что их товарищ находится в госпитале «в крайне тяжелом состоянии», секретная служба изымает его личное дело, при этом солдатам категорически запрещается сообщать что-либо родственникам своего товарища.
Если погибший военнослужащий не является гражданином США, он может быть захоронен прямо на территории военной базы — подобная братская могила была найдена, в частности, на эвакуированной базе США под Багдадом.
Тела погибших солдат и офицеров — граждан США — экстренным рейсом вывозят в Германию, Катар, или другую страну, где есть военные базы США. Там трупы подвергают заморозке, которая позволяет хранить тело неопределенный срок. В тех случаях, когда это по каким-либо причинам невозможно, погибшего стремятся перевести в разряд «небоевых потерь» — например, причиной смерти объявляется гибель во время огневой тренировки, тяжелое заболевание или какая-нибудь «необычная причина» — например, внезапный сердечный приступ, утверждает Бадран.
Сбой системы
Развитая система сокрытия боевых потерь необходима, чтобы поддерживать имидж «непобедимой американской армии». Если верить официальным данным, военнослужащие США гибнут от суицидов на почве депрессии или, словно британские колонизаторы, от «тропической лихорадки», куда чаще, чем от огня противника.
#Iraq Vidéo qui montrerait l’impact d’un missile sur la base d’Ayn al Asad en #Irak.
Il y aurait eu environ 35 missiles dirigés contre cette base.
La base d’#Erbil a aussi été ciblée. Aucun rapport sur les victimes.
Les missiles sont probablement des Fateh-110.#Iraq #Iran #USA pic.twitter.com/6lNJedenwE
— Rebecca Rambar (@RebeccaRambar) January 8, 2020
Потери, которые несут США, Пентагон старается «размазать» на большой территории — целым театрам боевых действий — и во времени (иногда — на годы). Это позволяет избежать взрыва недовольства на территории США, и не дает поводов въедливым американским журналистам новых поводов для расследований.
Однако ракетный удар, нанесенный КСИР по базе «Айн аль-Асад» «сломал систему»: реальность слишком сильно расходится с преувеличенно бодрыми заявлениями президента Дональда Трампа об «отсутствии потерь». Теперь Пентагон, игнорируя вопросы от обеспокоенной прессы, вынужден постепенно объявлять о новых и новых «ударных травмах», в то время как CNN демонстрирует кадры разрушений, снятые на американской базе.
Можно не сомневаться в том, в ближайшее время появятся новые заявления Пентагона о «пострадавших» в ходе удара по «Айн аль-Асад». Вероятно, это будет продолжаться до тех пор, пока Иран не опубликует обещанные ранее доказательства гибели американских военных, или не произойдет утечка информации, которая ударит по Трампу, обнажив вранье Минобороны США.

Автор: Валентин Меликов
11 Февраля 2020
https://riafan.ru/