ВВС Украины. Улучшит ли миллиард гривен ситуацию?

На сегодняшний день главная заслуга ВВС Украины в том, что их вообще удалось сохранить и «поставить на крыло» несколько десятков старых машин, считает военный эксперт Олег Жданов.
Миллиард гривен из государственного бюджета намерены выделить на развитие отечественных ВВС в 2017-ом году. Об этом заявил президент Петр Порошенко.
В Украине 6 августа отметили День военно-воздушных сил. Глава государства поздравил военных летчиков с профессиональным праздником весьма оригинально. Он в качестве второго пилота пролетел на боевом истребителе МиГ-29 с аэродрома в Василькове на военный аэродрома в селе Гавришовка Винницкой области.
Реалии и перспективы ВВС Украины оценил в эфире радиостанции Голос Столицы военный эксперт, полковник запаса Олег Жданов.
Миллиард гривен на ВВС — это много?
— Это примерно 38 миллионов долларов на сегодняшний день по курсу. Вот этот самолет, на котором пролетел президент, в ценах 2013-го года стоит 22 миллиона долларов. То есть это капля в море. Из того, что мы имеем на сегодняшний день в ВВС, главная заслуга, что мы их сохранили, то что они у нас вообще есть, и то что мы несколько десятков машин поставили на крыло. То есть их отремонтировали, они способны летать, выполнять боевые задачи. Вот это огромнейшая заслуга и самое главное. Миллиард, который президент сказал, это дополнительный миллиард от бюджета, который на сегодняшний день в стране выделен согласно закону Украины «О бюджете». Вот в праздник дали миллиард…
Насколько сейчас финансируются запросы ВВС Украины?
— На сегодняшний день 80% бюджета, который мы сегодня выделяем на ВСУ, а это всего-навсего 2,4% ВВП, не 5%, как говорят, это содержание Вооруженных Сил. То есть, только 20% идет на развитие, на закупки и прочее. То есть, мы полностью обеспечиваем фонд зарплаты, мы полностью обеспечиваем закупку продовольствия и вещевого имущества, особенно для солдат-срочников, потому что контрактники это покупают за свои деньги со своей зарплаты. И фактически все. И частично хватает на боевую подготовку.
Идет ли сейчас речь о ремонте и модернизации старых самолетов?
— Все эти самолеты — старые, советские. Все производство, включая запчасти, находится в РФ. Даже сейчас, когда мы восстанавливаем эти самолеты, запчасти мы покупаем в РФ. Эти самолеты не модернизированы. Допустим, модернизация такого самолета МиГ-29 стоит восемь миллионов долларов на сегодняшний день. Это то, что, допустим, делает Россия на своих самолетах. Поэтому возможности их модернизировать у нас нет. Авиация — самый дорогой вид вооруженных сил. И для государства очень важно стратегическое решение принять, такое глобальное, иметь или не иметь. У нас оно есть. Но вопрос, где брать самолеты. Это должно решаться на уровне государства, потому что стоимость современных самолетов исчисляется уже миллиардами долларов. Нам предлагали в 2014 году Канада F-18, б/у, но в хорошем состоянии и боеспособные. Мы отказались. Сейчас у нас старый парк советских машин. Что мы с ним будем делать дальше? Все производство в России, включая запчасти. Модернизация тоже только в РФ. И вот мы пришли. Сколько еще эти машины выдержат… Самой молодой машине там 30 лет.
Что тогда нужно делать?
— Должно быть принято решение и должна быть государственная программа. Мы должны вести переговоры и определиться: либо мы берем кредит, покупаем самолеты, либо мы их берем, допустим, по лизинговой программе, либо мы берем их по программе военно-технической помощи с какими-то гарантиями на будущее, что мы там либо вступим в Альянс, а мы в принципе уже приняли такой закон, что мы стремимся к вступлению в Альянс, то есть нам дадут их на перспективу, как бы в долг. Или надо было три года назад, помните, когда был визит Порошенко в Турцию, нам же предлагал президент Турции Эрдоган делать совместно истребитель. У нас в принципе базы нет для конструкторского бюро боевых самолетов, но почему бы не попробовать? Был концерн «Антонов», у них хорошие наработки есть, конструкторы, можно было бы сесть, подумать и может быть сделали бы с Турцией совместный истребитель. Имели бы собственный самолет.

Предприятия «Укроборонпрома», концерн «Антонов» разрабатывали новые самолеты для наших ВВС. Судя по всему, не очень успешно?
— «Антонова» уже нет. Концерн ликвидирован, поэтому он скорее всего пойдет на приватизацию после ликвидации. А вообще, вы правильно ставите вопросы. Мы за три года могли бы попробовать. У нас есть «Моторсич», он специализируется на вертолетных двигателях, но он может ремонтировать и авиационные. Почему бы им не дать задание и не сделать авиационные двигатели? «Антонов» мог бы сделать планер. И мы бы на сегодняшний день имели бы свою боевую машину и ни от кого не зависели. Или надо принимать решение, если мы движемся в сторону Альянса, надо принимать решение и покупать где-то самолеты НАТОвских образцов. В той же Франции можно купить, у них прекрасные самолеты, в той же Канаде можно купить, у них тоже свои самолеты есть. Ну, можно конечно же и в США. Можно в Израиле.
А что с существующей техникой? В каком она состоянии и какие задачи готова выполнять?
— На сегодняшний день из боевой авиации у нас осталось четыре бригады. Это бригада легких истребителей, бригада тяжелых истребителей, бригада фронтовых штурмовиков и бригада фронтовых бомбардировщиков. То есть, Су-24, Су-25, МиГ-29 и Су-27. Вот четыре вида машин, которые остались на сегодняшний день в строю ВСУ. Единственное, что фронтовые бомбардировщики — это дальность действия там до 200 километров. То есть очень сильно ограничена. Истребительная авиация… Там боевой радиус может достигать 500 километров. При этом время пребывания в воздухе, для выполнения боевых задач, от 40 минут до часа. То есть, фактически, будем по большому счету говорить так, ничего не осталось. Потому что был в Полтаве Ту-22-М3, полк. Был полк Ту-96. И те, и те — стратегические бомбардировщики. 96-е мы отдали за газ, в 2006 или 2007 годах, если помните, рассчитывались. В 2000, по моему, передали 15 машин. А полтавский полк порезали вот буквально лет пять-шесть назад.
По данным пресс-службы президента, с начала года боевые части Вооруженных Сил получили после ремонта и модернизации самолеты Су-24-М, Су-25-М1, Су-27-УБМ1, МиГ-29, Ан-26 и Л-39, а также – радиолокационные станции «Малахит» и «Пеликан». В чем еще нуждаются украинские ВВС?
— Аны все идут, это транспортная авиация, я про транспортную не говорил, у нас есть еще бригада транспортной авиации, и есть радиолокационная разведка в авиации. В принципе, нуждается в перевооружении. В современных машинах. Сегодня они голые-босые, на старых советских самолетах. На сегодняшний день мы не ответили на главный вопрос: структура, техническое оснащение и состав вооруженных сил. У нас нет программы развития вооруженных сил. Поэтому сейчас мы с вами можем только помечтать, что бы было, что надо, что не надо. А по большому счету, для авиации вообще надо все. Надо с нуля перевооружать ее на современные образцы вооружений, обучать летчиков… Например, Харьковский авиационный институт на протяжении 10, даже 15 лет выпускал офицеров наземных служб. То есть, не выпускал боевых летчиков, потому что не было топлива, для того чтобы они летали. Сейчас там сократили набор курсантов, дали немного топлива, они хотя бы на учебных самолетах подымаются в воздух. А потом уже в войсках их доучивают до пилота. Но извините, когда пилот приходит и у него 100 часов налета, и когда пилот приходит и у него 1000 часов налета. Есть разница в квалификации? Конечно же есть.
Напомним, эксперт аналитической группы «Левиафан» Николай Мельник заявил в эфире «ГС», что для проведения референдума о вступлении Украины в НАТО надо внести изменения в Конституцию и разрешить размещение военных баз в Украине, а для для этого не наберутся голоса в ВР.
Ранее военный эксперт Олег Стариков в эфире «ГС» прояснил, кто виноват в блокировании военно-технического сотрудничества Украины с другими странами.

http://rian.com.ua/

Оставить комментарий