Как создавался фильм «Афоня»

Вот что рассказал о съемках фильма режиссер Данелия: «Началось с того, что в Госкино мне дали почитать сценарий Александра Бородянского: «Про Борщова, слесаря-сантехника ЖЭКа № 2». Сюжет был жесткий, с печальным концом. Сценарий мне понравился. Я встретился с Бородянским, мы поговорили, поняли, что понимаем друг друга, и сели работать. Работали мы несколько месяцев, а в итоге чуть-чуть изменилась интонация, кое-где сместились акценты, и появилось новое название – «Афоня». А сюжет, в принципе, остался таким, каким и был. На Афоню у нас было три кандидатуры – польский актер Даниил Ольбрыхский, Владимир Высоцкий и Леонид Куравлев. Три замечательных разных актера. Три разных фильма. Остановились на Куравлеве. И не ошиблись! Есть в Куравлеве какой-то секрет. Афоне в его исполнении прощают то, чего никогда бы не простили ни Афоне Ольбрыхского, ни Афоне Высоцкого. А этого мы и добивались. Нам хотелось, чтобы зрители в конце фильма не возненавидели нашего Афоню, а пожалели. На роль Кати ассистент по актерам Леночка Судакова привела юную студентку театрального училища имени Щукина Женю Симонову. Женя мне понравилась, и я утвердил ее без проб. Но тут выяснилось, что она уже подписала договор с другой картиной. Там у нее главная роль, и все лето она будет сниматься где-то в Башкирии. Стали искать другую Катю. Приводили немало способных молодых актрис – хорошеньких и славных, но все не то. И я понял, что никого, кроме Жени Симоновой, в этой роли не вижу. – И что в ней особенного, в этой Симоновой, что ты так за нее держишься? – спросил меня директор картины Александр Ефремович Яблочкин. – Что в ней особенного, не могу объяснить, – сознался я, – но она в фильме будет луч света в темном царстве. Тогда он сказал:
– Будет тебе твоя Катя. И действительно. Яблочкин полетел в Башкирию и привез оттуда Женю и ее маму в Ярославль. (Этот фильм мы снимали в Ярославле.) А на следующий же день из Башкирии от директора той группы пришла истеричная, гневная телеграмма! Раздались не менее истеричные, гневные звонки со студии Горького и из Госкино. Выяснилось, что актрису с мамой наш директор просто-напросто похитил, чуть ли не тем же способом, что и герои Гайдая в фильме «Кавказская пленница». И только оставил записку: «Не волнуйтесь, через три дня будем. Ваш Яблочкин». А мне он сказал:
– Кровь из носа, но ты ее должен снять за три дня. Иначе сорвем съемки на той картине! Яблочкин был матерый киношник и понимал, что нельзя, но все-таки можно, а что – никак нельзя. И мы снимали Женю днем и ночью, в буквальном смысле этих слов. (Иногда ей удавалось немного поспать на заднем сиденье машины, пока ставили свет или переезжали с объекта на объект.) А так она была все время с нами на съемочной площадке. Штукатура Колю сыграл Евгений Леонов. В противовес разгильдяю Афоне Коля считался у нас фигурой положительной: он аккуратный, здраво рассуждает, интересуется международной политикой и мечтает о всеобщей коммуникабельности. А Леонов своего героя не уважал, говорил, что Коля — эгоист еще хуже, чем Афоня. И все время ворчал, что этот штукатур у него получается плоский, как блин. И только когда сняли сцену «уход Коли домой», он успокоился. В этой сцене Коля, который помирился с женой, уходя от Афони, оставляет ему листок со своим телефоном. На репетиции Леонов вынул из кармана бумажку с телефоном, и из нее на стол случайно выпало несколько монет. Он убрал монетки и записку в карман и сказал:
– Смотри. Он снова достал бумажку из кармана, из нее снова высыпались монетки. Он снова аккуратно их собрал и положил в карман. – Понял? – спросил он меня.
– Что?
– Какой говнюк твой штукатур! Две недели прожил у человека, пил, ел, а самому жалко три гроша оставить! Женя всегда искал в своих героях отрицательные черты – считал, что так образ объемнее. Зрители полюбили светлую и наивную Катю (не зря старались!), рассудительного Колю и даже разгильдяя Афоню, но самое большое количество аплодисментов на встречах в кинотеатрах срывал алкоголик, мерзавец и законченный подлец Федул, которого в нашем фильме великолепно сыграл Борислав Брондуков. (Реплика Федула: «Гони рубль, родственник!» – стала визитной карточкой фильма.) В костюме и гриме Боря был настолько органичным, что когда во время съемок в ресторане (ресторан мы снимали ночью в Москве) он вышел на улицу покурить, швейцар ни за что не хотел пускать его обратно. Брондуков объяснял, что он актер, что без него съемки сорвутся, – швейцар не верил. Говорил: много вас тут таких артистов! Брондуков настаивал. Швейцар пригрозил, что вызовет милицию. И вызвал бы, но тут на улицу выглянула моя помощница Рита Рассказова. – Борислав Николаевич, вы здесь?! – обрадовалась она. – А там паника: куда актер делся?!
– Неужели он и вправду артист? Надо же! – удивился швейцар. Танцы договорились снимать ночью, в зале клуба имени Крупской в Текстильщиках. Я попросил, чтобы были современные музыканты. Привели группу, главный – курчавый лохматый парень. Худющий. Одеты небрежно, держатся независимо. Спросили, сколько заплатим, и сказали, что сыграют. Оказалось, что мы пригласили сниматься самые популярные и самые запрещенные в те времена группы. Первая группа была «Машина времени» Макаревича, а вторая – «Аракс» Шахназарова.
Теперь я очень горжусь, что «Машина времени» дебютировала в фильме «Афоня». Актрисе сделали грудьиз манной каши. На девушку с бюстом Леночка Судакова привела актрису Татьяну Распутину. Очень хорошая артистка, но с нормальным бюстом. А нам хотелось, чтобы бюст был внушительный. Кто-то из съемочной группы, тот, кто жил рядом, сбегал домой и принес манную крупу. Ею и наполнили бюстгальтер. Пуговицы тяжести манки не выдержали, и пришлось лифчик связать на спине узлом. (На экране это видно.) Однако грудь так «заиграла» в прозрачной блузке, что потом критики искренне восхищались этой художественной деталью…
По последнему варианту сценария в финале Афоня покупает в провинциальном аэропорту билет на первый попавшийся рейс и валяется на летном поле в ожидании самолета. К нему подходит милиционер и просит предъявить документы. Афоня сует ему паспорт. На фотографии в паспорте молодой парнишка, с кудрями и беззаботной улыбкой, а в действительности перед милиционером унылый мужчина с абсолютно пустыми глазами. На этом фильм и заканчивался. Такой мрачный финал мне с самого начала не нравился. И мы с Бородянским еще в процессе работы над режиссерским сценарием написали вариант, в котором Афоня и Катя в конце фильма встречались. Но поняли – такая концовка нарушает логику повествования, это банальный хеппи-энд. И оставили все как было. И все-таки финал я переделал. Когда Женя Симонова прилетела в Ярославль и мы начали ее снимать, Катя получалась такой чистой, нежной и трогательной, что мне очень захотелось, чтобы она обязательно появилась в конце фильма. И мы решили снять так: Афоня в аэропорту лежит на траве и ждет самолет. К нему подходит Катя и говорит, как всегда:
– Афанасий, мне кто-то позвонил, я подумала, что это вы. Афоня открывает глаза – никакой Кати нет. Над ним стоит милиционер и требует документы. (Катя ему привиделась.) В последний съемочный день Жени – третий – работали очень интенсивно, снимали по одному дублю, чтобы успеть снять незапланированный «сон». И к концу дня приехали в аэропорт. Начали снимать подход Кати. Первый дубль сняли рапидом – Катя идет медленно, словно плывет. Не то! Сняли вариант – идет с цветочком. Не то! Сняли: она идет, волосы развеваются, платочек. Не то! И я понял, что дело не в том, как Катя идет по полю, с цветочком или еще как. А в том, что мне очень хочется, чтобы Катя появилась реально. И вот уже тридцать лет в конце фильма, когда Афоня идет к самолету, его кто-то окликает. Он оглядывается, а там стоит Катя и говорит:
– Афанасий, мне кто-то позвонил, я подумала, что это вы! А умные люди написали в рецензиях, что фильм мог бы быть не таким примитивным, если бы не финал. Появление Кати на летном поле – банальный хеппи-энд…» Между прочим. «В Ярославле снимали вид из окна к сцене «Афоня просыпается в комнате Кати». Снимать надо было в пять утра. (Утренний режим — солнце еще не взошло, но уже светает.) По задумке там, за окном, должны были возвращаться со свадьбы молодожены. Но в половине пятого выяснилось, что свадебное платье невесты забыли в Москве. Я уже хотел снимать просто пейзаж, но тут оператор Сергей Вронский показал мне на лошадь, которая тащила телегу с бочкой… — Пусть эта телега проедет, — сказал он. Сняли лошадь.
Первой на этот кадр обратила внимание жена художника Левана Шенгелия Рита. — Как ты это потрясающе придумал, — сказала она мне после просмотра на «Мосфильме». — Как это точно! — Что точно? — осторожно спросил я. — Лошадь! Он делает предложение — а потом лошадь. Вот и Катя, как эта несчастная лошадь, будет тащить груз омерзительного, пьяного хамства и нищеты всю жизнь! Ведь так? Я скромно кивнул…» Некоторые цитаты: — Отсутствие жалоб со стороны населения — лучшая награда за наш труд! До свидания! — А ты кто такой? — Я?.. Родственник! Дальний… — Чувствуйте себя как дома, да не забывайте, что в гостях! — Вот так вот, Катюша… Все производство, общественные нагрузки, самообразование… Никакой личной жизни! — И когда только ты, Борщов, всё успеваешь — и в фонтаны нырять, и на танцах драться?..
— Что-то я расхворался… Пойду лягу, прессу почитаю… — Гони рубль, родственник! Мне Афоня рубль должен был! — Не люблю я таких людей!.. Непунктуальных!.. — Посидим, чайку попьём, радио послушаем — программу для тех, кто не спит. — Ну, полкапли, полкапли… для запаха.

Кто вчера был в Кыеве?

По рассказам генерал-полковника авиации Попкова В.И.

В 1983 году председателем государственной комиссии в Барнаульском ВВАУЛ был генерал-лейтенант авиации Попков Виталий Иванович. В городе Славгород, там, где выпускники училища сдавали государственный экзамен по летной подготовке, была организована встреча личного состава со знаменитым летчиком участником Великой Отечественной войны. Мы знаем генерала Попкова по художественному фильму «В бой идут одни старики». Он был прототипом сразу двух героев из этого фильма: лейтенанта «Кузнечик» и командира поющей эскадрильи капитана Титаренко.

Виталий Иванович рассказывал, то, что осталось за кадром фильма. Для нас, участников той встречи, рассказы Попкова оставили неизгладимое впечатление на всю нашу дальнейшую летную деятельность. Чем больше времени нас отделяет от той войны, тем ценнее для нас воспоминания ее участников. Мы, участники той встречи, попытаемся восстановить в памяти его рассказы. Возможно, они будут изложены с некоторыми неточностями.

Немного истории.

На встрече генерал-лейтенант авиации Попков был в черной форме летчика военно-морской авиации. В зале присутствовали курсанты-выпускники, которые в ближайшее время должны были получить свое первое офицерское звание — лейтенант. Наверное, поэтому свой рассказ Виталий Иванович начал с воспоминания о своем выпуске из летного училища.

Накануне войны, одному пехотному генералу в очень высоком чине (его фамилию история умалчивает) пришла в голову идея: А почему это самолетом управляет офицер? Это сколь же надо офицеров? И что это за войска такие, где практически все офицеры? Вот командир танка — сержант. Значит, и самолетом должен управлять сержант. И стали наши летные и технические училища выпускать сержантов.

По окончании летного училища, Попков получил воинское звание сержант.
Впервые с такой несправедливостью он столкнулся в поезде, в котором ехал к первому месту службы. Ему, как сержанту, полагался по воинским перевозочным документам билет в общий вагон. Выпускники же пехотного училища, проучившись такой же срок обучения, получили воинское звание младший лейтенант и ехали в плацкартном. Правда, надо отдать должное, они его потом пригласили к себе…

Во время войны, когда пошли большие потери личного состава. Летчиков сержантов стали назначать на должности командиров звеньев. Офицерское звание при этом не присваивалось, так как считалось, что для этого им надо пройти еще одно обучение. Но кто там во время войны и когда будет этим заниматься? Дошло до того, что появились командиры авиационных эскадрилий в звании сержант.

В абсурдность ситуации, по непроверенным данным, вмешался сам Верховный. Всем летчикам было присвоено офицерское звание. Летные училища стали выпускать младших лейтенантов. Отличникам при этом присваивалось воинское звание на одну ступень выше — лейтенант.
Такими мы и увидели «Кузнечика», » Ромео» и всю их компанию в фильме.

Режиссер Леонид Федорович Быков, данный исторический факт тоже посчитал несправедливым по отношению к авиации и в фильме пропустил.

«Кто вчера был в Кыеве?»

С момента встречи прошло 25 лет, но в моей памяти остался рассказ генерала Попкова о полете в Киев.

6 ноября 1942 года четверку наших истребителей направили на воздушную разведку. Маршрут полета проходил 40 км севернее г. Киева. Мы успешно выполнили поставленную боевую задачу и возвращались на свой аэродром. На обратном пути один из пилотов стал упрашивать ведущего группы «подвернуть до Киева». Объяснив это тем, что у него в оккупированном немцами городе остались мать и сестра, он давно их не видел и хотел бы взглянуть: как они там.
Так как это было прямым нарушением полетного задания, командир группы долго не соглашался. Но наши ребята могут уговорить кого угодно. Уговорили и командира: подвернуть до Киева.

Киев стоял в руинах. Нашли нужную улицу. Тройка истребителей осталась дежурить, а один пошел вдоль улицы искать свой дом. После первого прохода он попросил у командира разрешение на повторный заход, потому что не рассмотрел. После второго прохода ему показалось, что в окне дернулась шторка, но он не успел увидеть, кто там выглядывал мать или сестра, и попросил еще раз…
Свидание кончилось тем, что немцы по тревоге подняли свои истребители. Завязался воздушный бой прямо над улицами города Киева. Наши летчики сбили один немецкий самолет. Успешно вернулись на свой аэродром. Доложили о результатах проведенной воздушной разведки. Что б не выдавать себя, что были в Киеве, о воздушном бое и о сбитом немецком самолете — ни слова.

7 ноября в полку проходило торжественное собрание, посвященное очередной годовщине Октябрьской социалистической революции. Мы, рассказывает Виталий Иванович, сидели в первых рядах и слушали доклад комиссара.
Вошел офицер штаба и передал в президиум командиру телеграмму. Командир встал и грозно спросил: «Кто вчера был в Кыеве?».
В рядах присутствующих мертвая тишина, а мы поняли, что залетели. Выяснится, что мы отклонились от маршрута, нарушили боевое задание и быть нам рядовыми в штрафбате.

Командир повторил свой вопрос второй раз. Ведущий нашей группы встал, мы встали то же. А кому еще быть в Киеве, если кроме нас в тот день никто не летал. Пошли к президиуму сдаваться в штрафбат.

Командир стал зачитывать текст телеграммы. Содержание телеграммы было примерно следующим: «Настоящий праздник жителям г. Киева в честь 25-й годовщины Октябрьской социалистической революции устроили советские летчики. Они прямо над городом вступили в неравный воздушный бой с фашистскими истребителями и сбили вражеский самолет. Продемонстрировав этим свое летное боевое мастерство и вселив жителям города Киева, уверенность в нашу победу…» Далее шел Указ Президиума Верховного Совета СССР о награждении нас Правительственными наградами.

«Заложили» Киевские подпольщики. Они видели этот воздушный бой и доложили о нем в г. Москву в штаб партизанского движения.

Так, вспоминал генерал-лейтенант авиации Попков, мы побывали в Киеве.

Мы от Макаренко.

Учась в стенах академии и изучая документы военных лет, я случайно наткнулся на «нормативы» поощрения советских летчиков за сбитые вражеские самолеты. Поощрение было как моральным, так материальным: финансовым. В документах было четко определено: за сколько сбитых самолетов, к каким медалям и орденам представляется. За сколько — награждается Звездой Героя.
За каждый сбитый фашистский самолет летчику выплачивалось денежное вознаграждение. Однако, сами «расценки» за сбитый в групповом бое и сбитый в одиночном бою отличались на порядок. Естественно, более высоко ценилась одиночная победа.

В биографиях знаменитых летчиков, участников Великой Отечественной войны значится количество сбитых немецких самолетов в одиночном бою и в составе группы. Единично — в составе группы, а в основном — одиночно.

Нам сейчас, как профессионалам, в общем-то, понятно, что никто в одиночку воздушный бой не вел. В основном воздушный бой вели группой.
Однако, учитывая морально-материальную сторону вопроса, летчики после боя старались сбитые немецкие самолеты в отчетах зафиксировать сбитыми в одиночном бою.
А в той карусели воздушного боя, где сражается группа на группу: кто поразил первым, кто вторым, кто добивал, а от чьих снарядов враг загорелся и упал: не разберешь. Поэтому, на вопрос: кто сбил? — бросался жребий. Бросали монету: «орел — решка».
Из принципа справедливости, вспоминает генерал-лейтенант авиации Попков, монету мы бросали по-очереди.
Но данный принцип нарушался сразу же, когда приходила очередь бросать монету летчикам, выпускникам коммун для беспризорников Антона Семеновича Макаренко. Эти хлопцы бросали монету профессионально. Сколько надо положить на «решку»- столько и ляжет. Сколько надо «орлов»- столько и будет. Они учились у Макаренко!

Авиашоу.

Уже в наше время, вспоминая художественный фильм «В бой идут одни старики», многим из нас тоже хотелось служить в такой же поющей эскадрилье. В авиационных полках летчики второй авиационной эскадрильи, часто добавляли к своему названию: «поющая», и при случае, старались так же петь, подражая героям полюбившегося фильма.

Везло, когда в эскадрильи находился хороший солист-баритон. Или тенор, как Толя Мароченков и его неповторимая:

Живёт в белорусском полесье
Кудесница леса — Олеся.
Считает года по кукушке,
Встречает меня на опушке
Олеся, Олеся, Олеся!
Так птицы кричат,
Так птицы кричат,
Так птицы кричат
В поднебесье.
Олеся, Олеся, Олеся.
Останься со мною, Олеся,
Как сказка, как чудо, как песня.

Хрипловатый голос Валеры Когута:

Яблоки на снегу — розовые на белом
Что же нам с ними делать, с яблоками на снегу
Яблоки на снегу в розовой нежной коже
Ты им еще поможешь, я себе не могу
Яблоки на снегу, яблоки на снегу
Яблоки на снегу, яблоки на снегу
Ты им еще поможешь, я себе не могу
Ты им еще поможешь, я себе не могу.

Володя, перевелся в наш полк из морской авиации, но так и не сменивший черную форму морского летчика, и его:

Мохнатый шмель — на душистый хмель,
Цапля серая — в камыши,
А цыганская дочь — за любимым в ночь
По родству бродяжьей души.
Так вперед за цыганской звездой кочевой,
На закат, где дрожат паруса,
И глаза глядят с бесприютной тоской
В багровеющие небеса!

Штурмана Ворошиловградского:

Под ольхой задремал есаул молоденький
Приклонил голову к доброму седлу
Не буди казака
Ваше благородие он во сне видит дом мамку да ветлу
Он во сне видит Дон да лампасы дедовы
Да братьев-баловней оседлавших тын
Да сестрицу свою девку дюже вредную
От которой мальцом удирал в кусты.
А на окне наличники
Гуляй да пой станичники
Черны глаза в окошке том
Гуляй да пой казачий Дон.

Ну, и, конечно же, наша традиционная:

Дождливым вечером, вечером, вечером,
Когда пилотам, скажем прямо, делать нечего,
Мы приземлимся за столом,
Поговорим о том, о сем
И нашу песенку любимую споем.

Но «на сухую» не пелось, даже в мирное время – мы пели после небольшого дружеского застолья. В годы войны пели после принятия положенных по норме боевых сто грамм.

Рассказы боевых эпизодов генерала Попкова при встрече с нами в 1983 году в г. Славгороде, как правило, состояли из трех частей: воздушный бой — выпили — спели; воздушный бой — выпили — спели; воздушный бой — выпили- спели.

Но однажды спеть не успели. После пункта «выпили» в полку объявили боевую тревогу. Передовые пункты наблюдения доложили о приближающейся группе немецких бомбардировщиков под прикрытием истребителей. Вторую эскадрилью подняли в воздух.
Но, так как состояние пилотов уже приближалось к режиму «сейчас спою» — полет эскадрильи получился тоже веселый.
В боевых порядках летчики удерживались с трудом. Ведомые вокруг хвоста, ведущего выделывали фигуры, не поддающиеся аэродинамическому объяснению. Полет самолетов напоминал авиашоу.

Не прогнозируемая в маневрах эскадрилья, стала приближаться к немецким боевым порядкам.
Ошалевшие от увиденного немецкие истребители приняли это за новый тактический прием русских. В бой ввязываться не стали. Развернулись и удалились.

Оставшись без прикрытия немецкие бомбардировщики прицельное бомбометание провести не смогли, бомбы сбросили в поле, и тоже пытались улететь. Пришлось наказать. Трех сбили.

Вернувшись на свой аэродром, летчики получили свои законные сто грамм за сбитые. …И спели!

Удачи всем! Будем жить!

Борис Максименко, 2014

Фильм «Президент»: Владимир Соловьев рассказал, что осталось за кадром

26 апреля в 21.30 на канале «Россия 1» выйдет фильм Владимира Соловьева «Президент». Он приурочен к 15-летию правления Владимира Путина. Картина охватывает период с августа 1999 года до сегодняшних дней. Своими впечатлениями в эфире «России 24» от работы над картиной поделился ее автор. Он рассказал не только о том, что вошло в этот документальный фильм, но и о том, что осталось за кадром.

Владимир Соловьев говорит о том, что его удивило: многие, кто давал интервью для этого фильма – например, Николай Патрушев или Сергей Иванов (люди, которые обычно на публике «держат лицо») рассказывали о некоторых событиях очень эмоционально.
Отвечая на вопросы о том, какие личные ощущения возникли у него во время общения с Путиным в ходе съемок этого фильма, Соловьев отмечает: это не первое его интервью с главой государства. Он беседовал и с другими президентами (в том числе с одним – американским) и, по его наблюдениям, Путин серьезно отличается от других президентов тем, что «всегда включен».
«При этом ты не понимаешь, что говоришь с политиком, — отмечает автор фильма. — Для Путина важно общение с людьми и то, насколько он чувствует себя посланником людей во власти. Патриарх об этом мудро говорит: «Это не работа, а служение».
Что же касается личных вопросов президенту, то они тоже были заданы. Например, Владимир Соловьев спросил: мистик ли Путин? Ведь известно, что он посещает церковь.
Это осталось за кадром, но автор фильма рассекретил ответ Путина. Он сказал, что «не мистический человек», но «хотел бы оставить тему религии для себя». «Это мое глубоко внутреннее, и я не хотел бы об этом говорить», — ответил президент.
Рассказывая о том, что еще осталось за кадром, Владимир Соловьев признается: ему, как и любому журналисту, хотелось, чтобы в фильм вошло все, но здесь необходима мудрость режиссера и сценариста. Так что все «лишнее» отсекли.
Однако, делится со зрителями автор фильма, для него были интересны и еще некоторые «странные детали». «Например, когда с Путиным говоришь, есть ощущение, что область, которую он знает блестяще, — это все, что связано с цифрами».
«При этом он вздыхает тяжело (как будто запускает компьютер), потом чуть-чуть поднимает глаза вверх и начинает сыпать цифрами. И возникает полное ощущение, что где-то происходит подключение к космосу, и все эти цифры оттуда передаются», — делится Владимир Соловьев своими впечатлениями от общения с Владимиром Путиным.
Отвечая на вопрос, был ли, по ощущению Соловьева, президент откровенен, автор фильма отмечает: «Он был предельно откровенен. Причем, когда ты отказываешь о чем-то говорить, это ведь тоже степень откровенности».
Ответил Путин и на вопрос о его «богатстве», который так активно в последнее время обсуждают некоторые СМИ, и о друзьях – «олигархах», и об отношениях с Западом, и о трагедиях и испытаниях, которые пришлось пройти нашей стране за последние 15 лет…
«Фильм забирает с первой секунды и не отпускает до конца – эмоции гарантирую, слезы будут», — обещает зрителям автор фильма «Президент» Владимир Соловьев.

Хорватия избавится от списанных советских вертолетов

Хорватия планирует продать семь списанных транспортно-боевых вертолетов Ми-24В, два военно-транспортных самолета Ан-32Б и шесть учебно-боевых турбовинтовых самолетов Pilatus PC-9. Как сообщает Jane’s, избавиться от устаревшей техники хорватов в первую очередь вынудила сложная экономическая ситуация в стране.

По информации издания, хорватские Ми-24В были произведены в период с 1978 по 1987 год и списаны более десяти лет назад. Хорватия пыталась избавиться от вертолетов и ранее, однако не могла получить разрешение на перепродажу от России.

Транспортники Ан-32Б хорваты использовали в том числе в конфликтах в Ираке и Афганистане. Обоим самолетам предстоит длительный ремонт, поэтому ВВС также хотят от них избавиться. При этом, отмечает Jane’s, машины могли бы восполнить недостаток Хорватии в морских патрульных самолетах.

Продажа Pilatus, в свою очередь, объясняется избытком учебно-боевых самолетов по сравнению с истребителями. Тем не менее решение избавиться от PC-9, поясняет Jane’s, может быть пересмотрено ввиду скорого завершения программы модернизации хорватских истребителей МиГ-21.

По данным Fligthglobal MiliCAS, на вооружении ВВС Хорватии в общей сложности числится 20 Pilatus PC-9, тогда как МиГ-21 насчитывается всего семь единиц. Парк боевых вертолетов представлен 22 Ми-8/17/171. В качестве военно-транспортных самолетов хорваты используют пять турбовинтовых Air Tractor AT-802.

В августе 2014 года сообщалось, что США предложили Хорватии подарить многоцелевые вертолеты Ми-8МТВ Украине. Взамен американцы готовы предоставить подержанные многоцелевые вертолеты UH-60M Black Hawk из состава Национальной гвардии США.

На ком стоит жениться? Мужской взгляд

Почему люди встречаются, любят друг друга, а потом неожиданно для всех, и для самих себя в том числе, расстаются? Расстаются по-разному — и по-хорошему, оставаясь добрыми друзьями на всю жизнь, и со скандалами… Что мы ждем друг от друга, от наших отношений? Взгляды мужчин и женщин на эти непростые вопросы, к большому сожалению, не совпадают… Об этих непростых сферах рассуждает постоянный авторLady.Pravda.Ru Лиза Питеркина.

Жизнь писателя — странное явление, потому что в ней любой бытовой эпизод может превратиться в материал для творчества, и никогда не знаешь, в какой момент вдохновение застанет тебя врасплох и разрушит весь твой намеченный график.
Едва я закончила писать очередную главу книги и задумалась над тем, о чем будет следующая глава, как раздался телефонный звонок. Мой старинный друг, с которым я общаюсь не чаще раза в год, на сей раз мотивировал свой звонок странным сном, со мной в главной роли. Сон был абсолютно не порнографический, скорее философский. Глаза у главной героини были грустные, как будто она с кем-то расставалась. Хочу заметить, что друг был абсолютно не в курсе моих творческих планов и понятия не имел о том, насколько слово «расставание» близко к тематике моих нынешних творений. Семинар «Энерготерапия — скорая помощь для ран любви» уже оформился по содержанию.
Возможно, не хватало одной детали, подобной вишенке на пирожном, — обратной связи с мужчинами, их мнения на обсуждаемую тему. И — вуаля!
Если бы это был какой-то другой приятель, я бы удивилась, но этот уважаемый мной мужчина не один десяток лет изучал тему энергоинформационного обмена и даже активно практиковал работу с энергией. Поэтому поразительная проницательность просто подтвердила мою догадку о духовной связи и энергетической сонастройке, которая не разрушается с годами. Кто, как не этот мужчина, должен был стать адвокатом мужской стороны, если кто-то из читательниц пребывает на стадии обвинения всех мужчин мира в своих душевных болячках.
Я позволю себе пересказать позицию своего друга, опираясь на записи, сделанные во время телефонного общания. Вот наиболее яркие фрагменты этого разговора.

Три мужские мудрости
Мудрость первая. «Жениться нужно только на тех женщинах, с которыми, если что, не страшно разводиться. Знаешь, что бывает после расставания? Они же считают, что мужики — предатели, а они — жертвы. И даже самые высокодуховные барышни, которые казались блюстителями нравственности, пока ты с ними жил, вдруг превращаются в ведьм и начинают мстить. И месть эта становится ужасной и порой выходит из-под контроля. Знаешь, как тяжело узнавать, что она тебя не просто ненавидит, а даже проклинает и желает тебе смерти?! И это та же самая женщина, которая клялась тебе в любви! Я в любви вхожу в отношения и расстаюсь — тоже в любви. Но в таких ситуациях приходится спасать женщин от самих себя, ибо не ведают, что творят. Получается, ей нужно меня убить, чтобы ей было не обидно, что я на ней не женился. В таких случаях приходится спасать женщину от самой себя, потому что в этом состоянии она не отдает себе отчета в том, что творит и насколько опасны последствия ее ненависти для нее и для ее близких».
Мудрость вторая. «Самое сложное в такой ситуации — помогать, не раскачивая энергетический баланс, проще говоря, не сопереживая. Как только тебе становится ее жалко, ты тут же начинаешь подстраиваться под сумасшедшую. Это же неизбежный резонанс! Пока резонанса не возникло, есть некоторая защищенность. То, что кажется холодностью, на самом деле не что иное, как попытка сохранить баланс».
Мудрость третья. «Я убежден, что расставаться нужно только по любви. Если расставаться в состоянии ненависти, ситуация походит на оттягивание подтяжек — они потом бьют по тебе со страшной силой».

Три женских заблуждения, с точки зрения мужчины
Первое ее заблуждение — желание остаться друзьями. «Это я могу быть ее другом, потому что люблю ее. Она мне друг, а я ей — враг. И мое имя для нее навеки — Тот-Который-Не-Женился. Ни о какой дружбе речи быть не может, если между мужчиной и женщиной не возникло простой человеческой духовной любви».
Второе заблуждение — уверенность, что во всем виноват мужчина. «Типичная женская ошибка — взвалить всю ответственность за конфликт на мужчину и желание вызывать у него чувство вины, а потом откачивать энергию по принципу «С паршивой овцы хоть шерсти клок». Например, однажды я повез ее домой и всю дорогу слушал молча ее обвинения. А когда мы подъехали к подъезду, я спокойно спросил, нужно ли проводить ее до квартиры. В ответ на эту фразу она взорвалась: «Ну, конечно, я недостойна даже того, чтобы меня проводили до квартиры!» Я уверен, что в подъезде ее не поджидал маньяк, там довольно светло и безопасно. Но попытка навязать мне ощущение, что я оскорбил ее лучшие чувства — это очень неприятно».
Третье заблуждение — неверие в эффективность «мирных переговоров». «Сколько раз я ей говорил: «Давай вместо того, чтобы излучать негативную энергию, сядем рядом и поговорим. Ты мне расскажешь, как ты меня любила, чего ты от меня ждала и чего не получила. А я расскажу тебе, что я от тебя ждал и не получил. Тогда картина наших отношений будет более полной». Но нет, она не готова к разговорам, она снова испытывает гнев, и переговоры становятся невозможны. А жаль! Выражение своих чувств и возможность быть услышанным — это очень важно. Даже если ты приняла решение расстаться, это поможет расставанию стать красивым завершением любовной истории».

Три мужских совета женщине, переживающей кризис в отношениях с мужчиной
Совет первый. «Оставь завышенные требования. Именно требования, а не потребности. Мужская логика такова: если даже дать женщине все, что она требует, не факт, что ты получишь взамен именно то, в чем ты сам испытываешь потребность как мужчина».
Совет второй. «Будь водой. Зачастую гармония в отношениях с женщиной основана на способности мужчины стойко переносить ее капризы, принимать ее такой, какая она есть, потакать ее прихотям, мириться с ее недостатками, то есть, по сути, обтекать ее «острые углы» и постепенно «сглаживать поверхность». Но это свойство иньской энергии, женские качества. Тогда рядом с ней я перестаю чувствовать себя мужиком».
Совет третий. «Не повторяй одни и те же ошибки, пытайся учиться на собственном опыте. Если бы женщины понимали, где их место, а мужчины понимали, в чем их задача, проблем бы не возникало. Но мы повторяем одни и те же ошибки. В Ведах написано: «Вы жуете уже пережеванное». Развитие в отношениях — это употребление и переработка новой информации, обучение новым навыкам».
А теперь я расскажу самое главное. Эта мужская мысль показалась мне настоящим сокровищем, проливающим свет на некоторые причины конфликтов между мужчинами и женщинами.
«Мужские пожелания по отношению к женщинам можно обозначить аббревиатурой УЗИ — «уют», «забота» и «интерес». Мужские качества, которые высоко ценят женщины, можно обозначить другими тремя буквами ЗОВ — «защита», «обеспечение», «внимание»».