Школа жизни японских асов…

За время Второй мировой войны своей стойкостью и самоотверженностью прославились многие солдаты японской императорской армии. Пехотинцы годами обороняли необитаемые острова даже после подписания капитуляции, моряки сражались с охваченных пламенем кораблей, но настоящей элитой были лётчики.

Американских и британских солдат поражало, что у пилотов японских истребителей не было с собой даже парашютов, что позже переросло в сплетни о наплевательском отношении имперского командования к своим подчинённым. На самом же деле парашюты выдавались абсолютно всем лётчикам, да только никто их с собой не брал. Столь опрометчивое поведение асов объясняется тем, что в случае сбития лётчик, вероятнее всего, попал бы в плен, что было просто немыслимо для настоящих самураев, коими себя эти лётчики считали. Строгому следованию самурайского кодекса способствовала и жёсткая школа молодого пилота, которую выдерживали единицы.

Один из величайших асов Японии Сабуро Сакаи вспоминал, что в авиационную школу в Цутиуре на обучение направлялось 1,5 тысячи человек, к обучению допускалось 75, а оканчивали её лишь 35 пилотов, которые проходили через настоящий ад ещё до своих первых боёв….
По рассказам Сабуро, волю к победе молодым курсантам начинали прививать с первого же дня их поступления в школу. Одним из самых эффективных методов в этом плане была борьба до победы. На ковёр вызывали двух пилотов и устраивали между ними спарринг. Победитель покидал ковёр, а побеждённый был вынужден сражаться со следующим членом группы. Так продолжалось до тех пор, пока курсант либо не победит, либо не продержится против всего потока, в котором насчитывалось 70 человек. Если курсант отказывался сражаться дальше, то его отчисляли, в противном же случае свой следующий день проигравший начинал опять на ринге.

Другим серьёзным упражнением был стальной шест. Будущий пилот-истребитель был обязан не только вскарабкаться по нему, но и провисеть 10 минут, зацепившись за вершину одной рукой. Если курсант срывался, то внизу получал от инструктора удар палкой по заднице и после короткого отдыха делал новую попытку. К выпуску каждый из пилотов был способен провисеть на таком шесте по 20 минут.

Другое же упражнение было скорее необходимостью, чем ещё одним способом привить волю к победе. Несмотря на то что Япония расположилась на весьма небольших островах, но многие будущие пилоты того времени никогда не видели моря и даже не умели плавать. В связи с этим всех курсантов обучали плаванию, но всё с той же бескомпромиссностью – человека обвязывали верёвкой и бросали за борт корабля….
В море же пилотов готовили и к перегрузкам. Для развития лёгких курсантов погружали в воду и насильно держали под ней определённое время, с каждым разом всё более его увеличивая. В итоге каждый пилот японских ВВС мог продержаться под водой минимум 90 секунд, хотя пределом это не было. Так, личный рекорд Сакаи составил 2 минуты 30 секунд.

Самым жестоким упражнением считались прыжки с трамплина. Для развития равновесия и ориентации в пространстве, для лучшего управления истребителем, в обязательный курс подготовки пилотов входили прыжки в воду с подкидной доски. Однако когда курсанты осваивались с этой сложной, но безобидной дисциплиной начинался второй этап – прыжки с трамплина на землю. При этом в прыжке нужно было сделать двойное и тройное сальто, после чего приземлиться на ноги. Излишне говорить, что неудавшиеся попытки оканчивались вывихами, переломами, а то и смертями. После такого вся обязательная акробатическая подготовка казалась курсантам обычным развлечением.

При всей интенсивности подготовки, курсанты и сами придумывали себе упражнения и задания. Так, для развития зрения и внимания в светлое время дня они выискивали на небе звёзды, а для отработки точности движений ловили мух.

Многие тренировки были жестоки, другие же казались бессмысленными, но многие из тех, кто прошёл их полный курс, пережили всю войну. Так, Сабуро Сакаи за всю войну не потерял ни одного ведомого, а сам он, по его собственным словам, никогда не был застигнут американскими пилотами врасплох. Ярчайшим примером результативности такой подготовки стал бой Сакаи в июне 1944 года когда он, будучи уже одноглазым, в одиночку 20 минут противостоял сразу 15 американским истребителям. За это время по его самолёту не просто не попали, а он даже сумел вывести противников под огонь японских зенитных орудий….
Сам же ас считал, что на военных примерах простым людям сложно рассказать о лётной школе в Цутиуре и рассказывал другой случай. Однажды он и ещё три пилота ехали по извилистой горной дороге. Скорость была уже выше 60 миль в час, когда водитель неожиданно потерял управления и машина вылетела с дороги. Без каких-либо команд все четыре пилота моментально открыли двери и выпрыгнули из автомобиля. Каждый отделался синяками и царапинами, а от машины, врезавшейся в дерево, остались одни обломки.

Уровень такой подготовки ясно даёт понять, что японские асы не были для своей страны «пушечным мясом». Тут процесс скорее обратный – столь великолепная подготовка порождала в воспитанниках чувство собственной неуязвимости настолько сильное, что они просто не верили, что их могут сбить.

Автор: Арсений Гурский

Источник: https://inforeactor.ru/

Японцы устали от Курил

Визит в Москву японского премьер-министра Синдзо Абэ в конце апреля не вызвал ажиотажа ни в российских, ни в японских медиа — в отличие от прошлогоднего визита в Японию президента Владимира Путина, от которого ожидали некоторых «прорывных» решений.
Апрельская поездка японского премьера в Москву рассматривалась как очередной раунд длительного диалога на высшем уровне, посвященный обсуждению рабочих вопросов.
Соответственно, в этот раз не было ни предварительных консультаций, которые были бы окутаны завесой тайны, ни драматически закрученной интриги с неизвестным финалом.
Тем, кто следит за этими переговорами, очевидна присущая им определенная асимметричность позиций и интересов их участников. С одной стороны, для японского политического истеблишмента в центре дипломатической игры был и остается вопрос о территориальном разграничении на Курильских островах, который с японской стороны выглядит как проблема утраченных в результате войны с Советским Союзом в 1945 году «северных территорий».
Даже если это и не произносится вслух, в сознании японских политиков присутствует негласная увязка любых предпринимаемых шагов с решением «территориального вопроса» в таком формате, который устроил бы представителей основных политических сил в Японии.
Проблема территориального размежевания с Японией в глазах Москвы, в свою очередь, выглядит решенной ходом истории, так что речь может идти только об условиях использования (в том числе совместного) тех или иных территорий без изменения статус-кво в отношении суверенного контроля над ними.
Дальнейшее развитие отношений с Японией Москва видит в расширении контактов и обменов — экономических, гуманитарных и даже военных, но без увязки с какими-либо политическими условиями или обязательствами со стороны России.
В том числе это относится к экономическим проектам и сделкам, которые Москва рассматривает как чисто коммерческие предприятия, не являющиеся ни помощью России, ни политическими шагами навстречу ей со стороны Японии. Не говоря уже о том, чтобы рассматривать предлагаемые планы «содействия» как своего года авансовый платеж за будущие политические уступки.
Скорее, наоборот, участие японских компаний в хозяйственной деятельности на российской территории видится Москве как результат собственной доброй воли в виде предоставления соседям доступа к использованию российских природных и человеческих ресурсов.
Основной интерес Москвы лежит скорее в политической области.
От Токио ей нужно в первую очередь более или менее открытое признание новых мировых реалий — крушения той модели миропорядка, при которой роль разработчика и толкователя правил игры в мировой политике принадлежала США и проатлантически настроенной части европейских элит.
Соответственно, российское руководство хотело бы, чтобы своими действиями Япония продемонстрировала, что признает за ним право действовать в международной политике в соответствии с его собственными представлениями о справедливости и легитимности, в том числе без оглядки на позицию японского партнера по военно-политическому альянсу.
Именно эта асимметрия взглядов и интересов двух сторон применительно к диалогу на высоком уровне существенно ограничивает и его возможности, и его текущий эффект. Да, сам факт такого диалога важен, причем для обеих сторон. Он придает им (в том числе, в их собственных глазах) большую значимость в качестве субъектов, а не объектов мировой политики; способствует демонстрации лидерских качеств и позволяет лишний раз заявить свои позиции по проблемам национального и глобального масштаба.
Однако по мере накопления опыта и продолжительности такого диалога связанные с ним ожидания неизбежно уменьшаются, закономерно снижая при этом и интерес к нему со стороны медиа и экспертного сообщества.
Судя по всему, нынешний японский премьер уже начинает ощущать на себе негативные последствия такого рода усталости общественности от перманентных обещаний результатов, которые все больше кажутся малозначимыми или даже вовсе эфемерными. Критические высказывания в адрес его дипломатии на российском направлении стали звучать чаще, хотя и в аккуратной форме.
Руководители компаний намекают, что по политическим соображениям от них требуют продемонстрировать гораздо больший интерес к российским проектам, нежели тот, что может быть оправдан их долгосрочными бизнес-стратегиями. Политические обозреватели делают акцент на том, что позиция российского руководства по наиболее важным для японского общественного мнения вопросам, если и изменилась, то не в благоприятную для Японии сторону.
«Личная» дипломатия, в эффективность которой Абэ публично никогда не сомневался, очевидно, проявляет свою ограниченность. В отношении президента Путина претензии Абэ на личные и доверительные отношения (нехарактерные для японской дипломатии «простые» обращения, публичные заверения в неформальной дружбе и др.), как и предсказывали эксперты, не привели к каким-либо существенным изменениям в позиции российского президента по принципиальным вопросам.
Однако дело не только в чрезмерном упоре на личные отношения, роль которых в международной политике не стоит переоценивать. Нельзя не видеть, что и объективная заинтересованность Москвы в дальнейшем «торге» с Японией продолжает снижаться.
Политическо-экономическая мотивация – преодоление воздействия западных санкций – постепенно уменьшается. Санкции коллективного Запада против России в ключевых для России областях понемногу размываются и так, без особых маневров с Японией. Поставки российского природного газа в Европу прошедшей зимой достигли исторических максимумов.
Подготовительные работы по проекту «Северный поток-2» продолжаются, несмотря на протесты Польши и стран Балтии: совсем недавно, в конце апреля, «Газпром» объявил о подписании соглашения с пятью западными компаниями о финансировании 50% предполагаемых затрат на строительство (€9,5 млрд) и рассчитывает завершить его уже к 2019 году.
Периодически «пробрасывается» информация о возможности реанимации проекта «Южный поток», а перспективы «Турецкого потока» выглядят все более реальными.
Все это уже привело к тому, что необходимость скорейшего наращивания поставок российского газа в восточном (азиатском) направлении воспринимается как менее настоятельная.
Соответственно, политическое давление в направлении настойчивого «окучивания» японского и китайского бизнеса с прицелом на форсированный «разворот на Восток» в последнее время явно ослабло.
Экономическая заинтересованность российского руководства во встречных шагах японского бизнеса также достаточно ограничена. Возможности сотрудничества, в частности на российском Дальнем Востоке, не таковы, чтобы сотворить новое «экономическое чудо», а действенность ограниченных финансовых инъекций японского капитала не сравнима с масштабом проблем, которые могут быть решены только путем фундаментального оздоровления российского экономического механизма.
В этих условиях дальнейшее сближение позиций России и Японии по основным проблемам, которые реально разделяют политиков и общественность двух стран, возможно только в длительной перспективе и на основе широкого диалога, с учетом всех осложняющих его обстоятельств и объективных сложностей.

ttps://news.rambler.ru/

Почему российская противолодочная авиация «окружает» Японию

Александр Хроленко, обозреватель МИА «Россия сегодня»

В среду Япония подняла по тревоге истребители Воздушных сил самообороны из-за появления 12 апреля вблизи своих границ шести российских самолетов.
Два бомбардировщика-ракетоносца Ту-95 и два противолодочных самолета Ил-38 облетели побережье со стороны Японского моря. Пара дальних противолодочных самолетов Ту-142 облетела Страну восходящего солнца вдоль Тихоокеанского побережья (без нарушения японского воздушного пространства).
Агентство Киодо сообщило, что одновременного облета страны с запада и востока российскими самолетами не наблюдали три года. А ведь только в 2016 году японские истребители поднимались по тревоге более тысячи раз, в основном на перехват китайских самолетов. В 26% случаев самолеты поднимались на перехват российских самолетов.
Истребители Миг-31 Тихоокеанского флота в четверг перехватили в стратосфере крылатую ракету условного противника, большие противолодочные корабли «Адмирал Пантелеев» и «Адмирал Виноградов» также отразили удар средств воздушного нападения. Одновременно решением начальника Генерального штаба ВС РФ была поднята по тревоге 36-я отдельная мотострелковая бригада 29-й общевойсковой армииВосточного военного округа.
Вероятно, активность войск округа и авиации Тихоокеанского флота России в Японском море и прилегающей океанской зоне связана не только с итоговой проверкой.
Японское море, по существу, является внутренним для России, КНДР, Южной Кореи и Японии. Участившиеся угрозы Вашингтона в адрес Пхеньяна настораживают соседей. Президент США Дональд Трамп в апреле несколько раз выражал готовность «разобраться» с Северной Кореей силами ударной авианосной группы и атомных подводных лодок. Москва не может оставить без внимания американские обещания «разобраться» с очередным неугодным режимом — по соседству с Владивостоком (от главной базы российского Тихоокеанского флота до границы Северной Кореи — всего 120 километров).
Россия вынуждена реагировать на угрозу развязывания крупномасштабного военного конфликта в непосредственной близости от территории и двухмиллионного населения Приморского края.
Американское решение
В среду на пресс-конференции с генсеком НАТО Йенсом Столтенбергом президент США Дональд Трамп заявил: «В лице Северной Кореи мы имеем дело с очень большой проблемой… Думаю, что Китай будет очень стараться разрешить эту проблему, и они уже начали это делать: многие суда с углем уже пошли обратным курсом — как вчера, так и сегодня, те груженые углем суда, которые шли из Северной Кореи в Китай».
Ранее Трамп называл КНДР «наибольшей непосредственной угрозой» для США. И в случае отказа Китая сотрудничать по мирному урегулированию ядерной проблемы КНДР американский президент намерен «решить проблему» самостоятельно. Он подчеркнул, что эта самостоятельность все же означает взаимодействие с другими странами. Вероятно, зависимыми и более сговорчивыми.
Между тем власти КНДР могут провести новое ядерное испытание уже 15 апреля. Очевидно, Пхеньян не сдаст ядерное оружие в условиях незавершенной войны и многолетнего перемирия. Корейская кампания 1950-1953 годов лишь приостановлена. США сохраняют в Южной Корее свыше 28 тысяч военнослужащих, периодически перебрасывают туда на учения стратегические вооружения и отказываются от заключения мирного договора с КНДР.
И северокорейское руководство отвергает требования международного сообщества о прекращении ядерных испытаний, ссылаясь на угрозу со стороны Штатов. С 2006 года Пхеньян провел пять ядерных испытаний и серию ракетных пусков, в том числе с подводных лодок.
Взаимодействие Вашингтона и Пекина по северокорейской ядерной проблеме не обречено на успех. Вряд ли Китай способен заморить голодом соседнюю страну, даже с целью ее денуклеаризации. Армия США готовится к борьбе с российскими и китайскими вооружениями. А главным региональным союзником США остается Япония.
В сложившейся конфигурации существует вероятность ракетного удара ВМС США по военным объектам Северной Кореи во взаимодействии с японскими ВМС. Подобный вариант совпадает со стратегической линией новой администрации США в Азиатско-Тихоокеанском регионе.
Японский интерес
Токио высоко оценил бескомпромиссную позицию Америки в отношении Северной Кореи, включая возможность нанесения ракетного удара
Япония внимательно наблюдает за военными программами КНДР, запусками баллистических ракет и ядерными испытаниями.
Премьер-министр Японии Синдзо Абэ в четверг в парламенте заявил, что Северная Корея может оснащать боеголовки ракет зарином. «Усиление» ядерных боеголовок зарином выглядит бессмысленным, зато сирийская аналогия напрашивается сама собой.
Ранее генеральный секретарь кабинета министров Японии Ёсихидэ Сугу отметил: «Важно на порядок укрепить силу сдерживания и реагирования японско-американского альянса и продвигать сотрудничество двух стран и далее». Руководитель Пентагона Джеймс Мэттис разделяет подобные убеждения.
После неудачного испытания северокорейской баллистической ракеты 5 апреля Соединенные Штаты направили к берегам Корейского полуострова ударную авианосную группу. Совет по национальной безопасности США передал президенту Дональду Трампу предложения по возможным ответам на ядерную угрозу со стороны Пхеньяна, которые включают размещение ядерного оружия в Южной Корее и физическое устранение северокорейского лидера Ким Чен Ына. Вероятно, Токио поддержит любые меры.
Япония и США не раз проводили совместные учения близ острова Хоккайдо. Обычно они совпадали по времени с проведением в Японском море совместных военно-морских учений России и Китая «Морское взаимодействие» (районы проведения учений находятся в 300 километрах друг от друга). Взаимное слежение — один из приоритетов боевой подготовки, на которую тратятся большие деньги не из любви к искусству войны.
Экономические интересы США требуют сохранения и приумножения американского политического влияния и военного присутствия в регионе.
А Токио взаимообразно надеется на военную поддержку Вашингтона в территориальном споре с КНР относительно островов Сенкаку (японское название) — Дяоюйдао (китайское название) в Восточно-Китайском море, над которыми установлен японский административный контроль. Заодно Япония протестует против строительства Китаем искусственных островов и укреплений в спорных водах Южно-Китайского моря. Интересы Вашингтона и Токио близки.
Китайское предупреждение
У России и Китая имеется общая цель — не допустить безусловного глобального лидерства Штатов, которые намерены до 2020 года передислоцировать в Азиатско-Тихоокеанский регион 60% ресурсов Военно-морских и Воздушных сил, базирующихся сейчас за пределами страны. Не исключено укрепление военно-политической оси Москва — Пекин.
Россия и Китай проводят совместные военные учения с 2003 года. Иранское издание Iras прямо характеризует эти маневры как «противостояние политике Вашингтона в Восточной Азии». И все же приоритет КНР — мирное решение возникающих проблем.
Китайская сторона настаивает на мирном разрешении противоречий в отношениях с КНДР и опровергает развертывание 150-тысячной группировки китайских войск на границе с Северной Кореей.
Ранее Китай выступил против размещения американской ПРО в Южной Корее. Китайская сторона считает, что этот шаг США и Южной Кореи в будущем нанесет ущерб стратегическим интересам безопасности стран региона.
Столь же ответственно подходит Китай к территориальным спорам. Министерство иностранных дел КНР отсылает оппонентов к Каирской декларации 1943 года и Потсдамской декларации 1945 года, в которых зафиксировано, что Япония по результатам Второй мировой войны обязана вернуть Китаю ранее захваченные ею земли, включая острова архипелага Наньша (Спратли) в Южно-Китайском море. Спорный архипелаг Сэнкаку, известный в Китае как Дяоюйдао, осложняет японо-китайские отношения с тех пор, как в 2012 году японское правительство выкупило у частного владельца три из пяти островов, которые в Пекине считают китайской территорией.
На фоне американских угроз в адрес Северной Кореи, развертывания на Корейском полуострове элементов ПРО, укрепления военного взаимодействия Японии и США можно прогнозировать рост активности военно-морской авиации и кораблей Тихоокеанского флота России. И, поскольку Китай и Россия в равной степени обеспокоены событиями, происходящими в Восточной Азии, неизбежна координация действий на самых горячих участках.

https://ria.ru/

Чем опасен для России японский план совместного освоения Курил

Японский план совместного освоения южных Курил таит много опасностей. Так прокомментировали эксперты план совместной хозяйственной деятельности на южных Курильских островах, который Токио собирается предложить Москве в ходе запланированных на 18 марта российско-японских переговоров.
Японский план освоения Курил имеет двойное дно
«Японцы не скрывают, что для них так называемое совместное освоение Курильских островов – шаг к получению суверенитета над этими территориями, – рассказал в беседе с журналистом ФБА «Экономика сегодня» старший научный сотрудник Центра японских исследований Института Дальнего Востока РАН Виктор Кузьминков. – Это и есть их цель, с японской стороны здесь все прозрачно. Кроме того, совместное освоение Курил – своего рода оправдание японского руководства перед внутренней аудиторией и подтверждение того, что Токио не отказывается от претензий на Курилы.
Премьер-министра Японии Синдзо Абэ много ругали после декабрьского визита Владимира Путина в Японию именно за то, что он ничего не добился в отношении суверенитета над Курильскими островами. Он же в свою очередь отвечал на претензии тем, что движение в этом направлении есть, и как доказательство приводил договоренность о совместном освоении Курил. Причем в своем заявлении японская сторона обозначила все четыре острова.
Японской аудитории сказали, что по всем четырем островам позиция Токио осталась прежней. А также – что Япония будет развивать совместную экономическую деятельность по специальной системе, которая якобы даже не потребует таможенных процедур. О какой системе идет речь, правда, не пояснялось».
Ранее японские СМИ сообщили о том, что Токио готовит детальный план совместной с Россией хозяйственной деятельности на южных Курилах. Отмечается, что план не будет затрагивать вопросы территориальной принадлежности островов.
В частности, японцы намерены предоставлять консультации жителям южных островов Курильской гряды удаленно, в том числе через интернет. Возможна также организация морских круизов, не предполагающих высадку туристов на островах. Организацией подобных прогулок, предположительно, будут заниматься частные российские и японские компании. Кроме того, в планы Токио входит налаживание работы в сфере экологии и рыболовства.
Японский премьер Синдзо Абэ использует договоренность о совместном освоении Курил как оправдание перед японцами
Освоение Курил на российских условиях
«Японцы рассматривают совместное освоение Курил исключительно как продвижение к получению суверенитет над этими территориями. Поэтому для нас здесь кроется очень опасный момент. Мы должны четко понимать, что вся деятельность на Курилах должна осуществляться исключительно на наших условиях. Потому что любая уступка японской стороне будет означать нанесение ущерба нашему суверенитету над этими территориями. Надо обязательно оговорить тот момент, что вся деятельность на Курилах должна осуществляться по законам Российской Федерации. В противном случае это станет своего рода ползучей формой суверенитета», – говорит Виктор Кузьминков.
В 1990-х годах мы уже пробовали разработать план совместного с Японией освоения Курил, но тогда из этой затеи ничего не вышло, отмечает эксперт. «Тогда работала специальная комиссия, которая в итоге не смогла разработать какой-либо внятный комплекс мер, потому что мы требовали освоения на наших условиях, а японцы на это не соглашались. Этот сценарий вполне может повториться и сейчас. Хотя понятно, что наступать на те же грабли никто не хотел бы.
Но пока у Японии сохраняется позиция непризнания нашего суверенитета над Курильскими островами, я боюсь, что ничего толкового не получится. На мой взгляд, нужно сначала добиться того, чтобы Япония признала суверенитет России, а уже потом развивать на островах какую-то экономическую деятельность. Мы хотим обойти острые углы, но вопрос суверенитета над Курилами не обойти в любом случае. Японцы будут стремиться к тому, чтобы получить на островах как можно больше прав, мы же этого допустить, разумеется, не можем», – резюмирует Виктор Кузьминков.
Территориальный спор между Японией и Россией остается неурегулированным со времени окончания Второй мировой войны. После войны все Курильские острова были включены в состав СССР, однако принадлежность островов Итуруп, Кунашир, Шикотан и группы островов Хабомаи оспаривается Японией, считающей их занятыми без юридических оснований. Россия со своей стороны неоднократно заявляла о том, что вопрос территориальной принадлежности Курил не обсуждает, поскольку он является закрытым, а острова на законных основаниях принадлежат России.

https://news.rambler.ru/

Ракета для Польши попала в цель

США и Япония испытали новую противоракету совместной разработки для системы «Иджис». Перспективное средство ПРО, с технологией прямого попадания в боевые блоки баллистических ракет, уже в 2018 году планируется разместить в Польше. Кроме того, Пентагон планирует модернизацию зенитно-ракетных систем (ЗРС) Patriot, которая затронет ракеты, РЛС, систему управления огнем и будет интегрирована с системой ПРО THAAD.
В ночь с 3 на 4 февраля в районе Гавайских островов США и Япония испытали новую противоракету Standard missile 3 (SM-3) Block IIA, пишет издание Warrior.
Успешные морские испытания новой ракеты-перехватчика средней дальности провели американское Агентство по противоракетной обороне (National Missile Defense, NMD), военно-морские силы США и министерство обороны Японии. Противоракета была запущена с эсминца ВМС США USS John Paul Jones.
Целью стала баллистическая ракета средней дальности, стартовавшая из района Кауаи (Гавайские острова). Эсминец обнаружил и захватил ее на сопровождение с помощью бортового радиолокатора типа AN/SPY-1D (V), входящего в систему «Иджис» (Aegis Baseline 9.C2 weapon system), и уничтожил прямым попаданием.
Названная греческим словом aegis («эгида») в честь защищающей Зевса или Афину одежды из древнегреческой мифологии «Иджис» — это многофункциональная боевая информационно-управляющая система (БИУС), состоящая из интегрированной сети сенсоров, высокопроизводительных компьютеров и ударно-боевых средств в виде ракет-перехватчиков первого поколения Standard missile 2 (SM-2) и более усовершенствованных ракет-перехватчиков Standard missile 3 (SM-3). Запуск противоракет производится с помощью универсальных установок вертикального пуска Мк41, которые расположены под основной палубой кораблей ВМС США.
Новая SM-3 Block IIA, разработанная США в кооперации с Японией, предназначена для развертывания в 2018 году в Польше в качестве наземного варианта системы ПРО от баллистических ракет средней и промежуточной дальности, заявил представитель Агентства по противоракетной обороне США.
Боевая часть этой противоракеты представляет собой модернизированный увеличенных размеров перехватчик кинетического действия или, другими словами, предназначенный для прямого попадания в цель, а не осколочно-фугасного действия. SM-3 Block IIA также оснащена новой радиолокационной аппаратурой с повышенными возможностями по выделению боевых блоков баллистических ракет на фоне ложных целей.
Кроме того, за счет второй и третьей ступеней диаметром 21 дюйм (53,3 см) новая противоракета располагает увеличенным полетным временем и возросшими возможностями перехвата в космосе, объяснил представитель Агентства по противоракетной обороне США Кристофер Скрибэло. Использование увеличенного разгонно-маршевого двигателя повысило конечную скорость ракеты в 1,5 раза — примерно до 5 км/с, а дальность — до 1000 км.
«Ракета, разработанная совместно японской и американской промышленностью, жизненно важна для обеих наших стран и в конечном счете улучшит нашу способность защитить себя от возрастающих угроз применения баллистических ракет во всем мире», – заявил директор Агентства по противоракетной обороне США вице-адмирал Джим Сиринг.
В декабре 2015 года американская компания Raytheon получила контракт на производство противоракет SM-3 Block IIA на $543 млн. Японские соисполнители программы производят примерно 50% комплектующих, а Raytheon стала системным интегратором проекта.
Сейчас Raytheon совместно с Агентством по противоракетной обороне США модернизируют также ракету SM-3 Block IB, рассказал руководитель программы SM-3 Block IIA Кеньон Хайзер. По его словам, некоторые технологии, которые были применены на SM-3 Block IIA, в том числе программное обеспечение, будут внедрены и на SM-3 Block IB.
США и их союзники во всем мире в ближайшее время получат еще и существенно модернизированную Raytheon зенитную ракетную систему Patriot, сообщает Warrior. Новая ЗРС должна поражать все типы аэродинамических целей, включая беспилотные летательные аппараты, вертолеты, конвертопланы, крылатые ракеты, а также высокоскоростные самолеты и тактические баллистические ракеты всех видов.
ЗРК Patriot создавался еще в начале 1980-х для борьбы с тактическими баллистическими ракетами. Однако возможности современных и перспективных средств поражения существенно превосходят тактико-технические характеристики того времени, объяснил Джо Динтона, вице-президент Raytheon по развитию бизнеса и стратегии.
Модернизация предполагает использование активной фазированной антенной решетки (АФАР, или Active electronically scanned array, AESA) на основе нитрида галлия (gallium nitride – GaN) с улучшенными поисковыми возможностями. Она экономичнее предыдущих радиолокаторов для ЗРС в плане энергосбережения и обладает повышенной мощностью излучения.
Новый радар AESA GaN, по словам разработчиков, более эффективный, дешевый и ремонтопригодный, чем все его предшественники. На разработку перспективной РЛС фирма потратила более 15 лет и несколько сотен миллионов долларов собственных средств, уверяют в компании Raytheon.
Модернизации подверглись также система управления огнем и программное обеспечение Patriot, с которым специалисты добились минимальных промахов при наведении ракеты на цель. На выходе получилась ЗРС Patriot Advanced Capability 3 Missile Segment Enhancement («Пэтриот с улучшенными возможностями и модернизированным ракетным сегментом», или PAC-3 MSE).
Внедрением новых технологий Raytheon в сухопутных войсках США занимается компания Lockheed Martin. По ее данным, программа PAC-3 MSE будет испытана в Запасном центре вооруженных сил США в Гранд-Прейри (штат Техас) и на полигоне «Уайт Сэндс» (штат Нью-Мексико). Предполагаемая дата завершения испытаний — 30 января 2018 года.
Особенность РАС-3 MSE — оснащение системы зенитной управляемой ракетой с возможностью кинетического перехвата. Технология получила название hit-kill. Представители сухопутных войск США утверждают, что в новом варианте Patriot способен уничтожать тактические баллистические ракеты существенно большего радиуса действия. Кроме того, на одной пусковой установке новой ЗРС в индивидуальных транспортно-пусковых контейнерах будут размещены 16 ракет PAC-3 или 12 MSE PAC-3 вместо четырех в предыдущих версиях PAC-2.
Предполагается, что одна из наиболее современных, эффективных и надежных зенитных ракетных систем в мире будет действовать в тандеме с системой ПРО THAAD, образуя многоуровневую систему противоракетной обороны на нужном театре военных действий.
Развертывание этих элементов американской ПРО в Европе создает риски для стратегической стабильности, считает заместитель директора Центра анализа стратегий и технологий Константин Макиенко.
«Деятельность США и их союзников в сфере ПРО является безусловным нарушением Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности», — предупреждает эксперт.
По его словам, внимание США и их союзников к совершенствованию систем ПВО и ПРО в последнее время резко усилилось. Однако вряд ли кинетический перехват аэродинамической цели сработает против маневрирующих боевых блоков, которые состоят на вооружении Ракетных войск стратегического назначения (РВСН) России.

https://news.rambler.ru/

Как советские летчики разбомбили крупнейшую авиабазу Японии

ПолынинВ тот самый миг, когда в разрывах облаков мелькнули очертания острова, 28 тяжелогруженых бомбардировщика СБ с опознавательными знаками ВВС Китая приглушили моторы и синхронно пошли на снижение. Впереди по курсу открылась панорама Тайбэя, а в трех километрах севернее — мирно спящий аэродром Мацуяма.
Японская авиабаза на о. Формоза (Тайвань) служила основным транспортным узлом и тыловой базой императорских ВВС, сражавшихся в Китае. Находившаяся далеко за линией фронта авиабаза Мацуяма считалась неуязвимой для китайской авиации: сюда прибывали подкрепления и здесь комплектовались новые эскадрильи самураев. Авиатехника доставлялась прямо по морю.
Новенькие самолеты прибывали в ящиках, которые аккуратно сгружались на берег и доставлялись в ангары авиабазы; там производилась их финальная сборка и облет перед тем, как отправить машины вглубь материкового Китая. На авиабазе были сосредоточены крупные запасы запчастей, боеприпасов и авиационного топлива (по некоторым сведениям — трехлетний запас ГСМ, предназначенный для ведения боевых действий на территории Китая).
…А группа китайских бомбардировщиков уже ложилась на боевой курс. Перед глазами летчиков вырастала территория огромной авиабазы — уже были различимы красные круги на крыльях стоявших в два ряда самолетов. Китайский летчик Фынь По осмотрелся и с удовлетворением отметил, что ни один вражеский истребитель до сих пор не поднялся в воздух. Молчали зенитки: японцы явно не ожидали налета и приняли их за своих.
Самолет слегка покачнулся. Пилоты проводили взглядом сброшенные бомбы и успели увидеть, как посреди стоянки вырвались фонтаны взрывов. «Молодец, попал Федорук», — пронеслось в голове, когда Фынь По уводил машину со снижением в сторону моря. А на цель заходили следующие группы, возглавляемые Яковом Прокофьевым и Василием Клевцовым.
Японская авиабаза скрывалась за плотной пеленой дыма, в бессильной ярости трещали зенитки, пытаясь достать уходившие на Север самолеты. Ни один японский истребитель не успел подняться на перехват — в тот день, 23 февраля 1938 года, генерал Фынь По и его верные товарищи начисто спалили крупнейшую японскую авиабазу Мацуяма.
Налет имел оглушительные последствия: самолеты ВВС Китая, управляемые советскими пилотами, обрушили на аэродром 280 фугасных и зажигательных бомб. На земле было уничтожено свыше 40 подготовленных самолетов, множество комплектов авиатехники и большая часть аэродромного имущества. Губернатора японской провинции Тайхоку (Тайвань) сняли с занимаемого им поста. Комендант аэродрома, как честный самурай, сделал себе сэппуку. В Токио началась паника — там решили, что у Чан Кайши появилась стратегическая и морская авиация, что могло сказаться на японских планах и повлиять на исход войны.
Бомбардировщики СБ, совершив небывалый в истории 7-часовой воздушный рейд на дальность свыше 1000 км, без истребительного прикрытия, успешно дозаправились на тайном аэродроме подскока и к вечеру возвратились в Ханькоу без единой потери. Для обеспечения максимальной дальности весь полет проходил в самом экономном режиме, в разряженном воздухе — на высоте более 5000 метров. Без кислородных масок, в режиме полного радиомолчания — при полном напряжении человеческих сил и возможностей техники.
По прибытии генерал Фынь По (капитан Федор Полынин) доложил командованию ВВС об успешном завершении рейда. Вскоре китайские товарищи организовали чифан (банкет) в честь советских летчиков, на котором присутствовало высшее руководство Гоминьдана.
«Меня, как руководителя группы, Сун Мей-лин (жена Чан Кайши) посадила рядом. Первый тост она провозгласила за советских авиаторов-добровольцев, за успешный налет наших бомбардировщиков на крупнейшую военно-воздушную базу противника. В разгар чифана официанты, одетые в черные фраки, внесли огромный торт. На нем цветным кремом было написано по-русски: «В честь РККА. Летчикам-добровольцам».
(Из воспоминаний Ф. Полынина)
Если для руководства Китая авторство подвига было очевидно, то весь остальной мир терзался сомнениями. Японцы, справедливо полагая, что за штурвалами бомбардировщиков сидели советские пилоты, направили через своего посла Сегимицу в Москву ноту протеста, но были посланы на свои острова. Советский Союз никогда не афишировал объемы военной помощи Китаю и держал в тайне имена героев-добровольцев.
Но награда недолго оставалась ничейной — спустя сутки она нашла своего «героя». Все лавры славы за дерзкий рейд на Тайвань присвоил себе американец Винсент Шмидт. Опытный пилот с 20-летним стажем, герой Первой мировой и гражданской войны в Испании, он прибыл в Китай во главе международной группы добровольцев и теперь охотно раздавал интервью о том, как он и его парни разгромили японскую базу.
Обман раскрылся довольно скоро — из Японии поступили подтверждения, что удар наносили бомбардировщики советского производства, типа СБ, и американские волонтеры тут совершенно ни при чем. Вместо попыток загладить неприятный конфуз, списав его на трудности перевода и незнание китайского языка, Винсент Шмидт потребовал извинений за клевету от китайского руководства, а затем подал рапорт об отставке и убрался в Гонконг. 14-ю эскадрилью ВВС Китая, состоявшую из международных волонтеров, вскоре расформировали, ввиду её полной бесполезности, и отправили американцев на родину.
Забытые победы русского оружия
Участие советских военных специалистов в боевых действиях на территории Китая в период 1937-41 гг. по-прежнему остается запретной страницей в истории нашей страны. В отличие от КНР, где хорошо помнят обо всех происходивших в ту пору событиях и чтут память о русских летчиках-добровольцах, сражавшихся в небе Китая. Китайцы воздвигли несколько мемориалов в память о подвигах пилотов РККА. В военно-историческом музее города Наньчана, где базировались советские бомбардировщики, имеется специальная экспозиция, посвященная налету на Формозу.
В период 1937-41 гг. Советский Союз передал Китаю 1185 боевых самолетов (777 истребителей, 408 бомбардировщиков), а также 100 учебных бипланов. Были поставлены десятки танков и 1600 артиллерийских систем. На территории Китая побывало с деловым визитом 5 тыс. советских граждан — военные советники, инженеры, техники, летчики-добровольцы.
Сам Фёдор Полынин впоследствии вспоминал, что когда записывался добровольцем, предполагал, что их отправят в Испанию, но вместо жаркого неба на юге Европы летчики попали в кровавую кашу в Азии. По официальным данным, 227 советских пилотов сложили свои головы, защищая свободу китайского народа.
Дерзкий рейд 23 февраля 1938 года — лишь одна из громких операций, проведенных советскими пилотами в небе Китая. Среди других подвигов значатся «налет» на священную землю Японии, произведенный 20 мая 1938 года. Действуя с аэродрома в Нанкине, советские ТБ-3 вихрем пронеслись над островом Кюсю, сбросив десятки ящиков с листовками антивоенного содержания. Операция вызвала шок среди японского командования. Ответом стала японская военная провокация, которая переросла в побоище у озера Хасан — там противники сражались уже с открытыми забралами, не скрывая своих званий и имен.
В марте 1938 года вновь отличился пилот Фынь По — снова боевой вылет на предельную дальность в 1000 км, с дозаправкой в Сучжой. На этот раз был уничтожен мост через р. Хуанхэ.
Апрель 1938 г. Советские и китайские истребители вступили в схватку с крупной группой неприятельских самолетов над Уханем. Японцы потеряли 11 истребителей и 10 бомбардировщиков. В тот день имелись потери и с нашей стороны — 12 самолетов не вернулись на свой аэродром.
А как не вспомнить разрушительную бомбардировку аэродрома Ханькоу, что случилась 3 октября 1939 года! Группа из 12 ДБ-3 под командованием военлета Кулишенко прорвалась к цели в глубоком тылу противника, летя на высоте8700 метров, в режиме полного радиомолчания — и обрушила с высоты град бомб на скопление японской авиатехники. Место, известное как «база W», перестало существовать.
Согласно данным китайской разведки, в результате внезапного авиаудара было уничтожено 64 японских самолета, погибло 130 человек, бензохранилище базы горело более трех часов. Японские данные о потерях выглядят скромнее — сгорело 50 самолетов, среди погибших оказались семь высокопоставленных офицеров, получил ранения командующий японской авиацией адмирал Цукухара. Столь крупный ущерб от сравнительно малого количества самолетов в ударной группе объясняется удачным временем налета — в тот час на аэродроме шли построение и церемония получения новой авиатехники.
«Внезапно тишину нарушили громкие вопли с вышки управления полетами. И совершенно внезапно, без всякого предупреждения, воздух потряс ужасный грохот. Земля начала подпрыгивать и трястись, ударная волна больно ударила по ушам. Кто-то взвизгнул, хотя это уже и не требовалось: «Воздушный налет!»
…Грохот взрывающихся бомб слился в один сплошной гул. Над аэродромом поднялось облако дыма, я слышал свист разлетающихся в разные стороны осколков. Вскоре хранилище пулеметных лент со страшным грохотом взлетело на воздух в облаке дыма и огня. Затем серия бомб легла поперек аэродрома. Взрывы больно ударили по ушам и засыпали нас землей…
А затем я совершенно потерял голову. Я вскочил на ноги и снова побежал. На этот раз я помчался к взлетной полосе, то и дело опасливо поглядывая в небо. Над головой я заметил 12 бомбардировщиков в четком строю, которые описывали широкий круг на высоте по крайней мере 20000 футов. Это были русские двухмоторные бомбардировщики СБ, основные бомбардировщики китайских ВВС. Было бы бессмысленно отрицать смертоносную эффективность их внезапной атаки. Нас застигли врасплох. Ни один человек ни о чем не подозревал, пока бомбы со свистом не полетели вниз.
Когда я осмотрел аэродром, то испытал сильное потрясение. Высокие столбы пламени поднимались, когда взрывались топливные баки, в воздух летели огромные клубы дыма. Те самолеты, которые еще не горели, были изрешечены множеством осколков, из пробитых баков струями хлестал бензин. Огонь перекидывался с самолета на самолет, с жадностью пожирая бензин. Бомбардировщики взрывались, словно петарды, истребители горели, как коробки спичек.
Я побежал вокруг горящих самолетов, словно спятил, отчаянно пытаясь найти хоть один целый истребитель. Каким-то чудом несколько «Клодов», стоявших отдельно, избежали уничтожения. Я прыгнул в кабину самолета, запустил двигатель и, не дожидаясь, пока он прогреется, повел истребитель по дорожке.»
(Воспоминания японского аса Сабуро Сакаи из книги «Самурай»)
Японский ветеран заблуждается, его аэродром бомбили ДБ-3. Сакаи был единственный, кому удалось подняться в воздух, но догнать советские самолеты японец не сумел.
Особняком стоит легенда о потоплении на реке Янцзы авианосца «Ямато-мару» — в отличие от достоверных свидетельств бомбардировок японских аэродромов, история с авианосцем до сих пор вызывает много вопросов. В названиях японских боевых кораблей никогда не встречалась приставка «…-мару».
В тоже время это не исключает того, что «авианосец» являлся переделкой на базе гражданского парохода и висел на балансе ВВС — имеются свидетельства об использовании подобных «мобильных аэродромов» на крупных реках Китая, там где отсутствовала развитая сеть наземных авиабаз. Если все карты лягут соответствующим образом, советские летчики могут стать первыми, кому удалось потопить авианесущий корабль (пусть даже такой маленький и тихоходный, как «Ямато-мару»).
По контрасту с японскими сообщениями о вчерашнем рейде китайских самолётов на Формозу в Ханькоу заявляют об уничтожении, по крайней мере, 40 японских самолётов на аэродроме Тайхоку на северной оконечности острова.
Представитель китайских ВВС заявил прошлым вечером журналистам, что самолёты стояли на лётном поле в линию, и атака оказалась столь внезапной, что японцы не смогли убрать их в укрытие.
В китайском сообщении также заявляется об уничтожении трёх ангаров и запаса бензина.
В китайском заявлении не упоминается количество участвовавших в рейде самолётов и место, откуда они взлетали.
(The China Mail (Гонконг), заметка от 24 февраля 1938 года)
Историю о налете на Тайвань следовало бы приберечь до Дня Защитника Отечества, но мне не терпится рассказать об этом сегодня. Действительно, то, что творили наши военные летчики в Китае — это было очень здорово. Такие победы стоит знать, помнить имена героев и ими гордиться.

/Олег Капцов, topwar.ru/

Священный ветер камикадзе: Истребитель Мицубиси А6М «Зеро»

Этот самолет, ставший одним из символов войны на Тихом океане, являлся основным истребителем авиации Императорского флота. Разработка его осуществлялась в соответствии с требованиями 12-Си, сформулированными в 1937 г. Новая машина, предназначенная для замены в будущем истребителя А5М, должна была существенно превзойти его в скорости (на 100 км/ч), не уступая при этом в маневренности. Требования палубного базирования обусловили необходимость хороших взлетно-посадочных характеристик, а особенности ТВД — большую дальность полета. Впервые в практике японской военной авиации для нового истребителя было предусмотрено пушечное вооружение — две 20-мм пушки, дополненные парой 7,7-мм пулеметов.Авиа японец

Разработку самолета возглавил авиаконструктор Д. Хорикоси. Определяющим для всей последующей работы стал выбор двигателя для будущего самолета. Заказчик требовал применения на истребителе одного из двигателей, уже отработанных и внедренных в серийное производство. Конструкторам пришлось согласиться на установку 14-цилиндрового мотора «Накадзима» «Сакае» 12, хотя два прототипа получили двигатели «Мицубиси» «Зюйсей» 13 (875 л.с). Самолет получил закрытую кабину и убирающееся шасси, существенно улучшившие аэродинамику. Первый прототип был облетан 14 апреля 1939 г. Он, равно как и вторая машина, немного недотягивал до требуемой скорости в 500 км/ч. Третья машина, считавшаяся предсерийной, получила двигатель «Сакае» 12 (940 л.с). Три первых самолета обозначались А6М1 («палубный истребитель опытный тип 0»).
Серийное производство началось весной 1940 г. Общий объем выпуска составил 10964 самолета (3879 выпущено фирмой «Мицубиси», 6570 — «Накадзима», 279 — «Хитачи» и 238 — 21-м арсеналом). В системе кодов союзников обозначался «Зек», но чаще применялось обозначение «Зеро» — «ноль» (Zero).

Боевое использование самолётов Мицубиси А6М «Зеро»

Дебют А6М2 состоялся в августе 1940 г. в Китае. Самолеты 12-го и 14 кокутаев применялись, главным образом, для сопровождения бомбардировщиков. В общей сложности, в Китай поступило не более 40 А6М2, интенсивно воевавших примерно год — до августа 1941 г. За год их пилоты совершили 354 боевых вылета и заявили об уничтожении 103-х вражеских самолетов в воздухе и 163-х — на земле. Собственные же боевые потери составили лишь 3 А6М2, да и те были сбиты зенитками.

К моменту начала войны с Соединенными Штатами авиация Императорского флота имела в своем составе около 400 истребителей А6М2. Самолеты с авианосцев «Акаги», «Kara», «Хирю», «Сорю», «Сёкаку» и «Дзуйкаку» 7 декабря 1941 г. участвовали в налете на Пёрл-Харбор, обеспечив прикрытие двух ударных волн, а также проштурмовав аэродромы. «Зеро» базировавшихся на Тайване 3-го кокутая и кокутая «Тайнань», приняли участие в захвате Филиппин, а затем — Малайи, Сингапура и Голландской Ост-Индии.

В феврале 1942 г. А6М2 с «Акаги», «Кага», «Сорю» и «Хирю» участвовали в ударе по австралийскому Дарвину. В апреле ударное авианосное соединение предприняло рейд в Индийский океан, нанеся удар по объектам на Цейлоне.

В сражениях первых месяцев войны Мицубиси «Зеро» показали убедительное превосходство над всеми противостоящими им истребителями. Не в последнюю очередь этому способствовал и высокий уровень подготовки японских пилотов.
7-8 мая 1942 г. «Зеро» участвовали в первой в истории битве авианосцев — сражении в Коралловом море. Они не сумели прикрыть легкий авианосец «Сёхо», потопленный американской авиацией, но обеспечили действия ударных групп с «Сёкаку» и «Дзуйкаку», потопивших авианосец «Лексингтон». А 4 июня в ходе сражения у Мидуэя истребители не смогли надежно прикрыть собственные авианосцы, следствием чего стала гибель четырех японских авианосцев и всех базировавшихся на них самолетов (около 250).

Гидросамолеты A6M2-N с июля 1942 г. до апреля 1943 г. воевали на Алеутах. С июня 1942 г. такие самолеты воевали на Рабауле и Гуадалканале, занимаясь перехватами американских бомардировщиков. В районе Новой Гвинеи летом 1942 г. действовал и кокутай «Тайнань», вооруженный А6М2. Здесь же в составе 2-го кокутая дебютировали новые А6МЗ. К сентябрю 1942 г. на Соломоновых о-вах действовало 5 кокутаев с «Зеро», но из-за значительных потерь и трудностей с получением пополнения их состав был далеким от штатного. И если в августе и октябре 1942 г. у Гуадалканала ещё появлялись японские авианосные соединения, то уже в марте 1943 г. пришлось снять с авианосцев остатки авиагрупп, перебросив их на Рабаул. «Зеро» действовали не только как истребители, но и как штурмовики и пикировщики, однако переломить ситуацию не удалось. После 20 февраля 1944 г. инициатива в воздушной войне полностью перешла к американцам. В боях над Соломоновыми островами и Новой Гвинеей погибли лучшие пилоты палубной авиации, а для подготовки замены требовались длительные интенсивные тренировки. Составлявший некогда грозную силу японский авианосный флот превратился в бледную тень былой мощи. И когда американцы перенесли боевые действия в центральную часть Тихого океана, эффективно противостоять этому Императорский флот уже не мог.

В 1943-1944 гг. истребители «Зеро» участвовали в отражении налетов вражеской авиации на объекты в Голландской Ост-Индии, Маршалловых и Марианских о-вах, о. Трук. В сражении в Филиппинском море в июне 1944 г. участвовали «Зеро» с 6 авианосцев, причем новые А6М5 использовались как истребители, а А6М2 — в качестве ударных. С сентября 1944 г. дислоцированные на Филиппинах «Зеро» (главным образом, из 201-го кокутая) отражали налеты американской авиации, а с октября действовали и как камикадзе.
После сдачи Филиппин возросло значение Тайваня как базы авиации. Основным способом противодействия американскому натиску становились атаки смертников. С января 1945 г. «Зеро» участвовали в этих налетах и как машины прикрытия, и как самолеты-камикадзе. В последние месяцы войны А6М действовали в системе ПВО Японии, участвовали в операции «Кикусуй» в районе Окинавы. Вероятно, последний боевой вылет «Зеро» состоялся утром 15 августа 1945 г., когда на перехват американских и британских палубных самолетов поднялись 17 А6М5 и А6М7, сбивших 4 «Хэллкэта» ценой потери 15 своих самолетов.

Конструкторы «Мицубиси» создали, вне всякого сомнения, выдающийся для своего времени самолет-истребитель. Безусловными достоинствами самолета являлись высокая маневренность и огромная по тем меркам дальность полета. Если бы Мессершмитт Bf-109 обладал боевым радиусом, равным хотя бы половине такового для «Зеро» — исход битвы за Британию мог бы быть совсем иным, ведь в таком случае германская истребительная авиация с баз на континенте полностью контролировала бы воздушное пространство над Британией. Высокие маневренные качества А6М обусловили появление инструкций, прямо запрещавших пилотам союзнических самолетов ввязываться с «Зеро» в маневренный воздушный бой. Однако со второй половины 1942 г. преимущество А6М постепенно исчезает в связи с появлением новых самолетов.

Наиболее слабым местом «Зеро» был малолитражный мотор, не имевший резервов для существенного увеличения мощности. Следует, однако, учесть, что уже с 1943 г. на смену «Зеро» должен был прийти новый японский палубный истребитель А7М «Репу», превосходящий его по всем показателям. Но в серию он так и не успел попасть. В итоге, «Зеро» оказался своего рода «сверхсрочником», вынужденным тянуть солдатскую лямку до конца Второй мировой войны, хотя по сроку службы должен был бы уже давно быть уволен в запас…

Технические характеристики Мицубиси А6М2 модель 11

Двигатель: «Сакае» 12
мощность, л.с.: 940
Размах крыла, м.: 12,00
Длина самолёта, м.: 9,050
Высота, м.: 3,525
Площадь крыла, кв.м.: 22,438
Вес пустого самолёта, кг.: 1695
Вес взлетный, кг.: 2338
Вес максимальный, кг.: 2574
Скорость максимальная, км/ч / на высоте, м.: 533/4550
Время набора высоты, м.: 7’27?/6000
Практический потолок, м.: 1008

http://www.airaces.ru/

Курилы: взгляд с прищуром

Россия и Япония уже 70 лет живут без мирного договора. Заключить его сторонам мешает неурегулированный территориальный спор — Токио не признает суверенитет Москвы над Курильскими островами. Причем и Россия, и Япония не готовы на уступки, полагая отстаивание собственных позиций делом принципа. «Лента.ру» совместно с агентством «Внешняя политика» постаралась разобраться, почему же для Токио возвращение Курил имеет столь важное значение.
Незабытая история
Курильский вопрос — тема острая и для японцев, и для русских. Территориальные уступки США, Норвегии и Китаю, совершенные Россией в последние десятилетия, прошли практически незаметно для общества. С Курильскими островами все иначе. Сами японцы своими постоянными требованиями сделали очень много для того, чтобы в России острова воспринимали не как несколько клочков земли в Тихом океане, а как вопрос принципа, как военный трофей, отдать который было бы бесчестьем.
Считается, что о существовании островов Курильской гряды японцы узнали в начале-середине XVII века, немного опередив голландцев и русских. Но даже более чем столетие спустя Южные Курилы и север Хоккайдо не управлялись ни русскими, ни японцами. Лишь в 1799 году на Кунашире и Итурупе были организованы постоянные японские заставы. Японцы воспринимали эти земли как колонию, населенную дикими племенами.
Четыре оспариваемых острова были признаны японскими в 1855 году с санкции Николая I, а двадцать лет спустя по новому договору Японии передавались все Курильские острова в обмен на право России безраздельно владеть Сахалином.Племена айну, коренное население островов, ничуть не родственное японцам, подвергались насильственной ассимиляции. Некоторые исследователи даже говорят о геноциде.
Так или иначе, исторический нерв японцев при последующем переходе островов к СССР после Второй мировой войны задет не был. И при попытке посмотреть глазами японцев на проблему, как они говорят, «северных территорий» мы видим больше прагматизма, нежели желания восстановить историческую справедливость. Кстати, почему не Курилы, а «северные территории»? Все просто — японцы не признают острова частью Курильской гряды, считая их естественным продолжением острова Хоккайдо. Кроме того, понятие «северные территории» может менять свое содержание в зависимости от обстоятельств.

Таро Асо выступает на Общенациональном съезде за возвращение «северных территорий». 7 февраля 2006 года
Фото: Yuriko Nakao / Reuters
Двусмысленность вокруг Южных Курил возникла из-за того, что в 1951 году в Сан-Франциско советская делегация в силу многообразных и весомых дипломатических причин не подписала соглашение между странами-победительницами и Японией, по которому Токио отказывался от прав на Курильские острова и Южный Сахалин. В Японии не отрицают соглашение, но и не признают включение этих территорий в состав СССР.
В 1956 году СССР и Япония приняли декларацию о нормализации советско-японских отношений, где в первый и единственный раз была письменно зафиксирована готовность СССР к передаче Японии острова Шикотан и архипелага Хабомаи (часто о нем говорят как о едином острове — прим. «Ленты.ру»), но с условием, что это возможно только после заключения мирного договора. Дальше декларации дело не пошло, в переговорный процесс вмешались США и попросту поставили японцев перед выбором — «северные территории» или «южные», угрожая не вернуть Окинаву под юрисдикцию Токио в случае подписания мирного договора. Одновременно было сделано заявление о поддержке японских требований на все острова Малой Курильской гряды. Надежды на мирное соглашение окончательно рухнули после принятия нового американо-японского договора о безопасности в 1960 году.
Притязания японцев особенно усилились в тот период, когда СССР оказался в международной изоляции после ввода войск в Афганистан. С 1981 года каждый раз 7 февраля в Токио проводится Общенациональной съезд за возвращение северных территорий. Мероприятие финансируется правительством, и там непременно выступает премьер-министр, выражая решимость ни при каких обстоятельствах не отказываться от претензий на острова.
Прагматизм с обеих сторон
У Японии есть территориальные споры со всеми соседями (для азиатских стран это норма), но курильский вопрос для Токио — особенный. Обычно речь идет о необитаемых скалах и акватории. А Южные Курилы по японским меркам — совсем не маленькие острова, площадь территории — 5,1 тысячи квадратных километров.
Эти острова — стратегические, прежде всего для России. И дело даже не в важности для судоходства незамерзающих проливов между южнокурильскими островами. В зимний период свободный проход к российским портам в Охотском и Японском морях через незамерзающие проливы Южных Курил все равно невозможен в силу того, что дальнейший морской путь до них пролегает через скованную льдом акваторию Охотского моря. Для навигации в основном используется Сангарский пролив между японскими островами Хонсю и Хоккайдо. Однако незамерзающие глубоководные проливы между островами важны тем, что российские подлодки через них могут выходить в Тихий океан в подводном положении в любое время года.
Минеральные богатства островов и ближайших донных месторождений недостаточно исследованы, но оценки производят впечатление. В частности, на Итурупе находится крупнейшее в мире месторождение редкого металла рения, обнаруженное в 1992 году. Он используется для производства катализаторов и в суперсплавах для космической и авиационной техники. Один только вулкан Кудрявый выбрасывает каждый год 20 тонн рения, что составляет примерно половину мировой добычи на текущий момент. Это единственное место в мире, где рений находится в чистом виде, а не в виде примесей. Другого месторождения рения в России нет. Разговоры о начале добычи ведутся уже более 10 лет.
Запасы других минеральных ресурсов Южных Курил также солидны: углеводороды — около двух миллиардов тонн, золото и серебро — две тысячи тонн, титана — 40 миллионов тонн, железа — 270 миллионов тонн. Окружающая акватория полна биоресурсов: морепродуктов здесь добывают на четыре миллиарда долларов в год. Именно рыболовецкое лобби в Японии постоянно напоминает правительству о необходимости более активной борьбы за острова.
Раскрытие потенциала островов возможно только при масштабных инвестициях. С 2007-го по 2015 год реализовывалась федеральная программа развития Курильских островов, средства вкладывались главным образом в инфраструктуру — более 20 миллиардов рублей. На следующий период до 2025 года планируется выделить еще 68 миллиардов рублей. И это недвусмысленно говорит японцам, что на возвращение островов рассчитывать не стоит.
Особенно ревниво в Японии относятся к любой активности третьих стран в спорном регионе. 11 февраля 2011 года Сергей Лавров заявил, что Россия может предоставить льготы иностранным инвесторам, готовым вести бизнес на Курильских островах. И министр иностранных дел Японии Сэйдзи Маэхара сразу выразил по этому поводу официальное недовольство.
Проблема обсуждения Курильского вопроса состоит в том, что все возможные выгоды от освоения природных богатств подразумеваются обеими сторонами, но не включены в переговорную повестку. Никто и никогда в Японии не аргументировал желание вернуть острова природными ресурсами или их стратегическим значением, хотя именно это имеется в виду прежде всего.
Окна возможностей и заколоченные ставни
По мнению японских политиков и дипломатов, окно возможностей для решения курильского вопроса Москва открывала несколько раз. Обычно они придают слишком большое значение дипломатической риторике, пытаясь разглядеть изменения в российской позиции, которых на самом деле нет. Окно возможностей по-настоящему открывалось лишь однажды: после визита в апреле 1991 года Михаила Горбачева в Японию. Последним обнадеживающим сигналом были слова президента Дмитрия Медведева, сказанные им во время встречи с премьер-министром Таро Асо на саммите АТЭС в Лиме в ноябре 2008 года. Медведев отметил, что к «проблеме мирного договора» необходим «творческий подход» и ее не следует перекладывать на плечи других поколений. Якобы Медведев даже пообещал тогда поручить своей администрации заняться выработкой такого «творческого подхода». Японцы очень сетуют на последовавшее полгода спустя заявление Таро Асо о том, что Курильские острова были незаконно оккупированы Россией. Это вызвало резкую реакцию России и, по мнению японцев, очень помешало продолжению диалога. 1 ноября 2010 года Дмитрий Медведев посетил Кунашир. Это был первый в истории визит российского лидера на Курилы, вызвавший предсказуемый шквал критики со стороны Токио. Страсти не утихали несколько месяцев, а японский премьер твердил об оскорблении, которое нельзя забыть.
В политических кругах Японии сейчас есть сторонники умеренного подхода, предполагающего возвращение только островов Шикотан и Хабомаи. Озвучивать это не принято, но иногда японские политики проговариваются. Например, в 2006 году, когда Таро Асо, тогда еще в должности министра иностранных дел, высказался о возможности частичного удовлетворения претензий и был за это подвергнут обструкции. Впоследствии один из его ближайших советников Сиотаро Яти предположил, что Япония могла бы отказаться от требований вернуть все четыре острова и пойти на разделение их пополам по площади: тогда бы японцы получили Кунашир, Шикотан, Хабомаи и 25 процентов Итурупа. За это дипломату вынесли выговор, а внешнеполитическое ведомство подтвердило, что Япония продолжает считать все Южные Курилы своими исконными территориями. Такие выступления делаются для того, чтобы прозондировать российскую позицию, нередко накануне переговоров, а также с профилактическими целями. За ними обычно следует жесткая реакция руководства страны, демонстрирующая сторонникам умеренной позиции, что озвучивать и тем более отстаивать альтернативные точки зрения не стоит.
Японское правительство временами активизирует свою требовательную риторику, спонсирует акции, посвященные «северным территориям». Дело в том, что в Японии молодое поколение мало информировано об этом территориальном споре, да и в целом интерес к проблеме в обществе падает. В России же, судя по социологическим опросам, как раз растет неприятие идеи передачи островов Японии.
Кремль разделяет проблему территориальных претензий Японии и развитие двусторонних отношений. Практика сотрудничества Москвы и Токио показывает, что многие взаимные вопросы вполне решаются с прагматичных позиций. Но в Японии до сих пор так и не поняли, что российские заявления о нормализации отношений вовсе не предполагают намерений отказаться от островов. Как не понимают и того, что российская позиция по этому вопросу вообще никогда не менялась и в политической риторике Кремля не следует искать желаемых смыслов.

http://lenta.ru/

Япония идет в наступление на Россию

В Токио решили, что скоро смогут вернуть Курильские острова

Власти Страны восходящего солнца рассчитывают, что осенью Японии удастся сдвинуть «вопрос Курил» с мертвой точки. «Мы хотели бы заключить мирный договор, решить территориальную проблему и для этого хотели бы, чтобы президент Путин приехал в Японию. Премьер-министр Абэ очень серьезно думает над этим», – заявил зампред правящей Либерально-демократической партии Японии Масахико Комура председателю российского парламента Сергею Нарышкину в Токио.
Напомним, во время «прямой линии», 16 апреля, Владимир Путин сообщил, что готов к переговорам с Японией, но диалог был свернут по инициативе Токио. Действительно, премьер Японии Синдзо Абэ в апреле 2013 года направил главе российского МИД Сергею Лаврову приглашение, которое было принято Москвой. Но в сентябре 2014-го приглашение было отозвано, так как Япония присоединилась к антироссийским санкциям.
Другое дело, что никакие переговоры априори не могут закончиться передачей наших островов под японскую юрисдикцию.
В принципе, ситуация с Курилами ясна предельно. Все претензии Токио не имеют никаких оснований. Японская сторона ссылается на Симодский договор с Россией от 1855 года, по которому острова Кунашир, Итуруп, Шикотан и Хабомаи признавались японскими, а Сахалин становился территорией совместного пользования. Но после этого времени было заключено еще множество договоров, пока по результатам Русско-японской войны острова и пол-Сахалина не отошли Японии.
Точка в споре была поставлена по итогам Второй мировой войны. Япония подписала безоговорочную капитуляцию, и СССР забрал Курилы и половину Сахалина.
Тема мирного договора была поднята советским руководством в 1956 году, когда был подписана советско-японская декларация. Она определяет, что наша страна должна передать два острова – Шикотан и Хабомаи – после подписания мирного договора. Расчет Москвы был в том, что Япония станет нейтральным государством. Но США, которые тогда управляли архипелагом Рюкю и островом Окинава, пригрозили, что не вернут подконтрольные территории в состав Японии, если Токио откажется от претензий на все четыре острова…
Сегодня проблема Курил остается главной в российско-японских отношениях. Предыдущие годы Москва действовала по принципу «переговоры готовы вести до бесконечности, но острова не отдадим». И крайне удивительно, что сейчас Япония стала говорить чуть ли не в ультимативном тоне. Мол, и Путин пусть к нам приедет, и итоги Второй мировой войны пересмотрит, и четыре острова отдадите, и мирный договор подпишем. Это наталкивает на мысль, что тема Курил может быть использована Западом для давления на Россию с Востока. Раз санкции не особо действуют, то надо поднимать старые территориальные споры…
– Японцы никогда не отказывались от темы Курильских островов. На мой взгляд, нынешнее заявление зампреда правящей партии Японии рассчитано, в первую очередь, на внутреннюю аудиторию, а уж потом на нас, – говорит руководитель Центра исследования Японии Института Дальнего Востока РАН Виктор Павлятенко. – Самое интересное, что Токио ставит вопрос об островах, как будто ничего между нашими странами в последнее время не произошло. Будто не было санкций, противостояния группы G-7 против России. На самом деле, Япония хотела бы воспользоваться той непростой ситуацией, в которой оказалась наша страна в плане инвестиций и технологий, и решить главную для себя задачу – забрать Курильские острова. Есть идея принудить Москву решить проблему в пользу Токио.
Но мы прекрасно понимаем, что такое пожелание никак не совпадает с российской позицией. Владимир Путин неоднократно говорил, что не собирается ни с кем ничего обсуждать по поводу пересмотров итогов Второй мировой войны. Другое дело, что мы готовы обсуждать мирный договор. На мой взгляд, надо заключить соглашение о мире, дружбе и сотрудничестве, которое, не касаясь итогов Второй мировой, определяло бы перспективы двустороннего сотрудничества. Вот такого договора нет, и его не хватает. Но решать территориальные вопросы мы не собираемся. Другое дело, что у нас не демаркирована граница, но это чисто технический вопрос.
Сейчас же получается, что Япония диктует свои условия. Мол, мы хотели бы, чтобы Путин приехал и передал острова. Это звучит крайне вызывающе.
«СП»: – Стоит ли России вообще участвовать в дискуссии по поводу островов?
– Насколько я понимаю наше руководство, Россия готова проводить переговоры, чтобы в очередной раз объяснить Японии нашу позицию. Итоги Второй мировой войны не подлежат обсуждению. Надо принудить японскую сторону согласиться на сохранение статус-кво. Это тоже было бы решением вопроса.
«СП»: – Зачем Япония постоянно говорит о мирном договоре, когда она подписала капитуляцию?
– Война окончена. Об этом сказано в первой статье советско-японской декларации 1956 года. «Состояние войны между Союзом Советских Социалистических Республик и Японией прекращается со дня вступления в силу настоящей декларации, и между ними восстанавливаются мир и добрососедские дружественные отношения», – говорится в документе. Дальше уже начались спекуляции.
Вопрос о Курилах – это инструмент давления, который использует Токио в отношениях с Россией. С помощью этого инструмента можно решать свои экономические и политические проблемы в двусторонних отношениях.
У японцев есть поговорка: «Ложь, произнесенная сто раз, становится правдой». На протяжении 70 лет японцы говорят про Курильские острова и уже сами поверили в то, что Россия должна их вернуть, забыли всю историю вопроса. Но главное, проблема нужна именно как инструмент в переговорах.
«СП»: – Можно ли ждать обострения вопроса о Курилах в связи с общим обострением международной обстановки?
– Вопрос о Курилах всегда был на повестке дня. Особенно – с момента провозглашения независимости Российской Федерации. СССР был глобальным центром, и с ним никто не хотел портить отношения. Как говорил глава МИД Андрей Громыко, мы ни с кем не собираемся обсуждать вопрос нашей территориальной целостности. Так оно и было. Но потом ситуация изменилась, баланс сил стал другим. И японцы вновь стали поднимать тему Курил.
Я не думаю, что сейчас эта тема приведет к обострению и выйдет на новый уровень. Тема Курил может вспугнуть весь регион. Но спекулировать на вопросе некоторые политики в Японии будут.
«СП»: – Как к теме Курил относится японское общество?
– Идея о возвращении островов значима для ангажированной части общества, кто связан с политикой и видит в теме источник своего существования. Национального повсеместного движения за возвращение островов нет. Вопрос искусственно поднимается властью.
В принципе, политики понимают, что тема Курил уходит в сторону. Уходят из жизни люди, которые умело использовались для пропаганды, то есть бывшие жители этих островов. Со стороны молодого поколения интерес к этой проблеме сокращается, оно занято своими вопросами, не думает о какой-то «территориальной целостности». И политики вкладывают сейчас большие средства, чтобы тема Курил опять в обществе ожила и была актуальна.
– Идея с мирным договором была подброшена нам Западом, чтобы вынудить отдать четыре острова Курильской гряды, – считает ведущий эксперт Центра военно-политических исследований МГИМО Михаил Александров. – Скажем, никакого мирного договора у нас нет и с Германией, которая подписала акт о безоговорочной капитуляции. Капитуляцию подписала и Япония, никакой мирный договор тут не нужен. В конце концов, об этом должен заявить наш МИД. Ранее эта тема была неким реверансом в сторону Токио. Но позиция Японии изменилась, и теперь мирный договор теряет смысл.
На самом деле, когда японцы приглашают Путина к себе под предлогом мирного договора, они говорят о том, что нашего президента в Японии не ждут. Ведь Путин не собирается подписывать никакого мирного договора на тех условиях, которые нам пытаются навязать.
Еще при Хрущеве мы предложили вернуть два острова. Но расчет делался на то, что удастся таким образом разорвать союз Японии с Соединенными Штатами. Этого не произошло, военное присутствие США на Окинаве сохраняется. Так что предпосылок для передачи островов нет.
Мы должны относиться к ситуации спокойно. Никакой трагедии в имеющихся противоречиях нет. Подобные противоречия существуют между государствами веками.
Подписание какого-либо соглашения с Токио не решит проблем. Сейчас японцы требуют четыре острова, а завтра потребуют Сахалин. Нам нет смысла спешить.
Конечно, есть в Японии силы, которые лоббируют вопрос островов, и потому он всё время в поле зрения. Некоторые наши дипломаты предполагают, что ведя переговоры по Курилам, мы сохраняем возможность для «отрыва» Японии от США. На мой взгляд, этот подход не может быть продуктивным. Муссирование темы только создает ощущение, что в регионе сохраняется какая-то напряженность. Японцы разрывать отношения с Америкой не будут, а наши позиции ставятся под сомнение.
«СП»: – Будет ли сейчас стараться Запад использовать тему Курил?
– Америка уже намекала, что четыре острова хорошо бы отдать. Штаты подыгрывают Токио. Сами с японцами мирного договора не заключают, а нас к этому подталкивают. США хотят поддерживать противоречия, чтобы не допустить нормальных отношений между Москвой и Токио. Поэтому нам надо поменьше поднимать тему островов.
Кстати, в нашей истории отношения с Японией всегда строились сложно. Обычно было больше проблем, чем пользы.

Андрей Иванов
http://svpressa.ru/

Почему японские женщины долго не стареют

Японские женщины утверждают, что все секреты лежат на поверхности. Очень много зависит от питания. Японцы не употребляют животные жиры. Нам с вами сложно представить добровольный отказ от молока, сливочного масла, творога… А в Японии, и, кстати, в Китае, — запросто!

Далее – мясо. С ним еще сложнее. В Японии едят рыбу. И частенько сырую. Там вообще сыроедение очень распространено. В Стране восходящего солнца не принято рыбу замораживать.

Кроме рыбы и моллюсков, в ход идет различная морская флора – водоросли, грибы и прочие подводные растения, богатые йодом и морскими минералами.

Впрочем, стать японцами у европейцев не получится, даже если они все в одно мгновение перейдут на такое питание. Дело в том, что японцы ведут этот образ жизни уже полторы тысячи лет. И определенные свойства организма прописывались на генном уровне вот такое долгое время.